Возьмите деньги: датский художник украл у музея $84 тысячи, назвав это искусством — Bird In Flight

Содержание

Возьмите и потратьте мои деньги. Что такое доверительное управление в инвестициях

Доверительное управление бывает разным

1. Коллективное ДУ, или управление фондами. Под ним понимают объединение финансовых средств, полученных от многих инвесторов, и управление ими как одним портфелем. Например, ПИФ (паевой инвестиционный фонд), БПИФ — (биржевой ПИФ) или ETF.

Для начинающих коллективное управление привлекательно тем, что здесь по сути нет порога входа – можно вложить минимальную сумму (есть БПИФы, где стоимость пая около 1 рубля, — прим. «Секрета»). У каждого такого фонда есть декларация, в которой зафиксировано, какую именно сумму и в какие инструменты он вкладывает.

Деньгами ПИФов и БПИФов распоряжаются управляющие компании, и чем удачнее будут инвестиции, тем выше в итоге окажется цена паев фонда, тем больше денег получит инвестор при их продаже.

2. Стандартные стратегии ДУ. Большинство управляющих компаний разрабатывают готовые стратегии инвестирования и предлагают новым клиентам просто присоединиться к одной из них. То есть купить не пай фонда, а готовый портфель с определённым набором активов — акций, облигаций, ETF, деривативов в различной пропорции.

Каждая стандартная стратегия имеет определенный уровень риска и цель, например, получение дохода от роста капитализации акций компании или получение дивидендного дохода. Некоторые стратегии объединяют сразу несколько целей.

Стандартные стратегии немного схожи с ПИФами: деньги, полученные от разных инвесторов, вкладывают по одним и тем же правилам, утверждённым для той или иной стратегии. При этом стандартные стратегии предусматривают более высокий порог входа, чем ПИФы. Зато и доходность у них может быть намного больше, поскольку ПИФы могут инвестировать в ценные бумаги только в соответствии с требованиями ЦБ. А портфельные управляющие при изменениях на рынке могут действовать по своему усмотрению, вкладываясь в наиболее выгодные на данный момент активы.

3. Индивидуальные стратегии ДУ. Обычно их разрабатывают для состоятельных инвесторов, которым необходимо вложить крупную сумму. Здесь не используются стандартные решения, а клиент не ограничен в структуре и списке возможных активов. Стратегия инвестирования разрабатывается индивидуально под каждого клиента с учётом его финансовых возможностей, ожидаемой доходности и допустимого уровня риска. Комиссия за управление активами в этом случае может быть достаточно высокой (подробнее об этом — ниже).

Плюсы и минусы ДУ

Очевидных плюсов у доверительного управления несколько.

  • Инвестору не нужно разбираться в биржевых инструментах и принимать решение о том, когда и сколько их покупать или продавать. За него все операции проведёт управляющая компания.
  • Вложенные средства находятся под контролем профессионалов рынка.
  • УК имеет возможность купить для неквалифицированного инвестора ценные бумаги, которые инвестор сам купить не сможет.
  • ДУ может принести больший доход, чем, например, банковский депозит.
  • Клиент всегда может проконтролировать деятельность УК, которая, кроме того, периодически сама отчитывается о своей деятельности.

Но и минусы тоже есть.

  • За ДУ нужно платить, а комиссии за обслуживание иногда снижают доходность портфеля. Причём эти комиссии управляющая компания взимает в любом случае, даже при отсутствии прибыли.
  • В среднем за управление взимается 1–2 % от суммы входа ежеквартально. Кроме того, возможны комиссии за вход (также от всей суммы), за успех (от суммы дохода) и за досрочный выход. Размеры комиссий у разных УК могут отличаться. Комиссия за успех может составлять 5–20 % от суммы дохода в зависимости от сложности стратегии.
  • Придётся доверить посторонним свои денежные средства. Чтобы избежать рисков и не отдать деньги непрофессионалам или мошенникам, рекомендуется скрупулезно изучить работу компании с точки зрения надёжности (об этом ниже).
  • Доходы инвестора зависят от решений управляющей компании – удачных или не слишком.
  • УК не могут гарантировать доходность выбранной инвестиционной стратегии, поскольку нет гарантий того, что те или иные ценные бумаги принесут ожидаемую прибыль. Инвестиции – это в любом случае риск, чем больше потенциальная доходность стратегии, тем выше риск потерять депозит.
  • Сроки вывода денег. У некоторых УК это невозможно сделать по первому требованию клиента, поскольку каждая стратегия имеет определенный срок действия. Клиент может завершить стратегию, вывод средств при этом займёт 10–20 дней.

Source Возьмите деньги, нелегко! TTToys детская игра Лабиринт мяч игра копилка on m.alibaba.com

 

 

Описание:

Возьмите деньги, не так просто! TTToys детская игра Лабиринт мяч игра копилка

 

 

Продукт Furture:

1. Характеристики размера куб-лабиринт: внешний вид 7,7*7,7*7,7 см, внутренний объем 6,5*6,5*6,5 см куб, консервативная оценка может поставить более 30 долларов.
2. куб-лабиринт открытый требует терпения, о, быстрое время может быть открыто в первый раз 3 минуты, самое медленное время нужно 5 минут или больше, чтобы открыть, после того, как опытный может использовать около 1 минуты, чтобы открыть его.
3. верхняя часть куб-лабиринт имеет диаметр 5,5 см, круглая крышка, после того как стеклянный шар проходит через лабиринт, затем нажмите на купол органа, крышка может быть открыта.
4. центральный купол имеет Длинный разрез 4,5 см может быть монетами, бумагой, бумажными деньгами, и поэтому объект не открывается в копилке в куполе помещения, для достижения цели хранения. 5. куб-лабиринт могут быть сброшены и проступать по ноге, это не будет легко повредить.

 

 

 

Технические характеристики:

 

Пункт NO.:T70
В комплект входит:W/B
Размер продукта:7,7*7,7*7,7 см
Размер подарочной коробки:8*8*8 см
Кол-во в коробке:144 шт
Измерение:53*36*54 см
G. W./N. W.:22,5/20,5 кг
ЦветОранжевый/синий/красный/зеленый
МатериалАБС-пластик

 

 

 

Вафельная Ткань лабиринт

 

 

 

Магический куб

 

Наша компания:

 

 

 

 

 

 

 

 

Почему выбрать нас?

1> у нас есть собственная фабрика. Цена всегда Конкурентная.

2> материал, который мы выбираем, всегда нетоксичный товары всегда поставляются с высоким качеством.

3> Пробный заказ или заказ образца приветствуются.

4> Наша товары экспортируется в Европу, Северную Америку, Японию и другие страны и регионы мира.

5> мы придаем большое значение нашему обслуживанию.
—————————————————
О заказах:

1> небольшие заказы и заказы образцов также приветствуются.

2> Минимальный объем заказа: если у нас есть запасы, мы можем удовлетворить вас как можно скорее.

—————————————————
О доставке:

1> Обычно мы отправляем наши товары через EMS. Если вы хотите отправить их по вашему желанию, пожалуйста, не стесняйтесь связаться с нами.

2> Мы отправим товары в течение 7-14 дней после того, как банк подтвердит получение.

3> Экспресс-номер будет отправлен вам по электронной почте для справки.
—————————————————-
Оплата

1> обычно мы принимаем оплату на основе T/T, Alipay, Paypal/Западная и Союза

2> Условия цены: FOB Шэньчжэнь, FOB Шаньтоу
—————————————————-

Наша цель: стильный дизайн, превосходное качество, конкурентоспособная цена, быстрая доставка.

 

 

 

 

 

 

Заткнись и возьми мои деньги

Заткнись и возьми мои деньги (Shut up and take my money) – фраза из мультсериала “Футурама”, которая означает энтузиазм и одобрение какой-либо идеи или разработки.

Происхождение

Фразу “Заткнись и возьми мои деньги” произносит персонаж “Футурамы” Фрай в эпизоде Attack of the Killer App шестого эпизода, который вышел 1 июля 2010 года. По сюжету некая компания Mom Industries выпускает смартфон eyePhone (явная пародия на iPhone). Фрай прибегает в магазин за новинкой, и кассир начинает рассказывать ему о преимуществах и недостатках модели. Но Фрай прерывает его словами Shut up and take my money, протягивая продавцу стопку долларов.

 

На следующий день после выхода серии стоп-кадр из мультсериала с надписью запостил в своем блоге на DeviantArt пользователь Crackajack. Макро-картинка с Фраем, протягивающим деньги, стала популярной сама по себе и без связки с надписью Shut Up and take my money. В то же время эта фраза, отдельно от оригинального скрина, вышла за пределы онлайна и стала самостоятельным мемом.

Значение

Фраза “Заткнись и возьми мои деньги” означает одобрение какого-то продукта, бизнес-идеи или разработки. Часто ее пишут в комментариях к новостям о новых моделях “айфона” и других гаджетов. Точно такой же смысл имеет картинка с Фраем из “Футурамы”.

Мем может иметь более широкий смысл и применяться вообще для одобрения чего угодно, даже если это не коммерческий продукт. Кроме того, оригинал часто искажают, заменяя “возьми мои деньги” на “возьми мои …”, а самого Фрая – на кого-то другого, исходя из ситуации. Один из примеров: Эш из “Покемона” протягивает значки и кричит “Заткнись и возьми мои значки”.

Менее распространенная версия мема, когда энтузиазм автора имеет иронический смысл. То есть ту же фразу можно сказать при виде чего-то ужасного, отвратительного, неинтересного. В таком случае автор просто смеется над разработкой, продуктом или чьей-то идеей.

Галерея

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Семь способов легко накопить деньги

Достичь своей финансовой цели проще тем, кто умеет грамотно распоряжаться своими деньгами.

У каждого человека есть материальная мечта. Купить дачу, машину, квартиру или поехать в путешествие в дальние страны – желания могут быть разными. Но вот способ достижения заветной цели для среднестатистического россиянина чаще всего один – копить.

Конечно, можно воспользоваться советами из интернета о том, что надо визуализировать свои желания и они рано или поздно исполнятся. Возможно, этот способ и работает. Но готовы ли вы потратить несколько лет жизни на проверку?

Гораздо эффективнее что-то предпринимать, действовать. И тогда ваша мечта точно исполнится и, возможно, быстрее, чем если бы вы ждали некоего подарка судьбы.

Итак, как же следует правильно копить деньги.

Возьмите за правило каждый месяц в день получения зарплаты откладывать 20 процентов в копилку или на счет в банке.

Какой бы ни была эта сумма, она не сможет значительно повлиять на ваш уровень жизни. Максимум чего вы лишитесь – ненужных трат в виде шоколадок, перекусов в кафе и пр.

Выбрав в онлайн-магазине понравившиеся товары, не торопитесь их оплачивать. Дайте себе время на обдумывание – несколько часов, а лучше один день. Если по истечении срока вы все еще захотите их купить – покупайте. Но скорее всего, какие-то позиции из списка в «корзине» вы удалите без сожаления.

Нарисуйте на бумаге или в приложении в телефоне табличку с 52 ячейками (по количеству недель в году). В каждой напишите примерную сумму, которую вы могли бы откладывать еженедельно ради достижения заветной цели. Сумма, кстати, может варьироваться: в период праздников и дней рождений родных — меньше, в обычное время – больше. Отложив указанную сумму в «фонд вашей мечты», выделяйте ячейку ярким цветом, а внизу пишите сколько уже денег удалось отложить. Чем красивее будет табличка и больше сумма, тем легче будет откладывать деньги.

Мотивация будет расти как на дрожжах. Ведь заветная мечта вот-вот будет исполнена.

Договоритесь сам с собой о том, что в течении некоторого времени вы постараетесь не тратить деньги на шоколадки, сигареты или пиво (у каждого статья нежелательных расходов будет своя).

Каждый раз, когда захочется нарушить обещание, кладите сумму, равную стоимости «вредного» продукта или товара в специальный конверт. Через неделю (две или месяц) посчитайте сумму – она наверняка вас впечатлит.

С каждой премии или внезапного поступления денег половину откладывайте «на мечту». Эти деньги все равно вы потратили бы как-то бесцельно, отмечая «приятную неожиданность».

Если вы имеете склонность тратить все «бесхозные» деньги, каждый раз после получки, отделите сумму, равную обязательным тратам: ЖКХ, еда, лечение, проезд на работу и пр, а остальные обменяйте в банке на валюту.

Таким образом, вы обезопасите себя от случайных и бесполезных трат. Ведь чтобы что-то купить, сначала придется идти в банк с паспортом, чтобы обменять иностранные банкноты.

Если у вас есть уже ненужные вам или домашним вещи, постарайтесь их продать на сайтах бесплатных объявлений или через знакомых. Вырученные деньги приблизят вас к заветной мечте.

«заткнитесь и возьмите мои деньги!» / Блог компании ABBYY / Хабр

Хорошая новость™: теперь в

ABBYY Cloud OCR SDK

помимо разовой покупки страниц можно оформить подписку через PayPal. Мы долго планировали эту разработку, довольно долго она была в состоянии беты для ограниченного круга пользователей. Сейчас подписки доступны всем, а этот пост – о разных технических и социальных моментах этой эпичной разработки.

Начать нужно с ответа на вопрос «зачем». Ответ на него: подписки удобны и понятны многим пользователям. Хотя покупать пакеты страниц тоже удобно и несложно, пользователю нужно следить за остатком страниц приложения и докупать страницы. Сервис умеет отправлять предупреждение о скором исчерпании остатка страниц, но пользователь может его пропустить. Если пользователь забудет докупить страницы – его приложение может в самый неподходящий момент доизрасходовать остаток страниц и перестать работать.

Капитан подсказывает решение: автоматизация. Пользователь может продолжать докупать пакеты страниц, а может оформить подписку. Конечно, подписку можно прекратить в любой момент, в этом случае положительный остаток страниц не изменится, его можно будет израсходовать позже.

Мы старались сделать логику подписок как можно более понятной и одновременно удобной для пользователей.

Все подписки в сервисе – с ежемесячным пополнением остатка страниц: раз в месяц списывается оговоренная сумма и остаток пополняется до оговоренного числа. Число страниц, которые можно обработать, в принципе не ограничено – можно «уходить в минус», но за это позже придется доплатить, доплата списывается также автоматически. «Уход в минус» – это очень важная возможность

TM, она защищает приложения пользователей от внезапной остановки в случае исчерпания ежемесячного объема подписки.

Если «минус» не очень глубокий, в конце периода будет списана не только ежемесячная плата, но и плата за страницы, обработанные сверх начисленного объема. Если приложение пользователя обрабатывает много страниц и остаток уходит в глубокий минус, сервис, не дожидаясь очередного ежемесячного списания, автоматически доначисляет пользователю столько страниц, чтобы остаток стал нулевым, и списывает с пользователя оплату за начисленные страницы.

Доначисление может происходить почти как угодно часто по мере уменьшения остатка страниц при каждом достижении определенного порога, который зависит от ежемесячного объема подписки.

При такой схеме доначисления страниц между ежемесячными списаниями пользователи могут быстрее реагировать, если их приложения стали обрабатывать больше страниц, чем они предполагали ранее. Самые очевидные возможные причины – увеличение обрабатываемых объемов или логическая ошибка в приложении пользователя. КРАЙНЕ НЕОЖИДАННО узнать о списании накопившейся за месяц десятикратной стоимости подписки в конце месяца – сомнительная радость.

Иногда пользователи просят возможность запретить досписания или как-то иначе ограничить объем страниц в месяц, чтобы защититься от чрезмерного расходования средств. Пока мы считаем, что это надуманное требование. Как бы ни было сделано ограничение, оно подразумевает некий порог значения остатка страниц, при достижении которого приложение пользователя перестанет работать. Пользователь как-то должен его заранее узнать. Если пользователь ошибется в меньшую сторону – его приложение неожиданно остановится. Если пользователь ошибется в большую сторону – он расстроится из-за чрезмерного списания. Поэтому для случая, когда нужно строго ограничить расходы, ответ – покупка пакетов, с ними не ошибешься.

Подписки работают на основе «reference transactions» в PayPal.

При создании подписки сервис вызывает у PayPal метод CreateBillingAgreement, который возвращает ссылку на страницу подтверждения на сайте PayPal. Пользователь переходит на сайт PayPal и там подтверждает создание «соглашения о списании» (billing agreement). Далее сервис, указывая идентификатор соглашения, может списывать с пользователя практически любые суммы в любой момент, вызывая метод DoReferenceTransaction.

Сервис вызывает DoReferenceTransaction один раз сразу после успешного выполнения CreateBillingAgreement, затем – каждый раз как проходит месяц с предыдущего ежемесячного списания и каждый раз как будет достигнут порог, при котором нужно доначислять страницы между ежемесячными списаниями. Сумма списания каждый раз вычисляется в зависимости от причины конкретного списания и числа страниц, она может быть разной.

Да, именно так – можно взять и списать в произвольный нужный момент столько, сколько спишется почти любую сумму.

PayPal reference transactions – это очень мощный механизм. При работе с ним нужно отслеживать (записывать на стороне сервиса) все выполненные списания и их суммы, а также принимать все разумные технические меры, чтобы по возможности уменьшить число логических ошибок, которые могли бы привести к несправедливым списаниям.

Пользователь, конечно, видит все списания в своей учетной записи в PayPal и в случае несогласия с любым списанием может решить его оспорить – как обычно при использовании PayPal. Большое число несправедливых списаний не только может испортить репутацию сервиса, но и изрядно добавит работы его владельцам – нужно будет реагировать на претензии, на просмотр ленты с котиками и разработку времени не останется.

Важно сделать так, чтобы реализация логики списаний была надежной, предсказуемой и проверяемой, но этого недостаточно. Очень важно также сделать, чтобы списания были максимально понятными для пользователей.

Самое главное – у пользователей не должно оставаться и тени сомнения, что подписка бессрочная и действует до момента отмены. Мало написать в витрине «ежемесячный платеж – столько-то денег», нужно также явно указывать в витрине и уведомлениях, что ежемесячная плата за подписку взимается автоматически и безусловно до тех пор, пока подписка не отменена.

Также хорошим тоном считается предупреждать о списании ежемесячной платы за несколько дней – бывает, пользователи подписываются, потом перестают пользоваться сервисом и забывают о подписке. Удобнее и эффективнее предупредить их и дать им заранее отменить подписку, чем потом они обратятся в поддержку или попробуют оспорить списание в PayPal. Если у пользователя будут основания считать, что его ввели в заблуждение, он может обратиться к местному регулятору или в суд, издержки в таком случае будут намного больше списанной ежемесячной платы.

Неправильно: «мы списали у вас ежемесячную плату за подписку». Правильно: «мы списали у вас ежемесячную плату и будем списывать ее и дальше каждый месяц, пока вы не отмените подписку на вот этой странице [и ссылка]».

Неправильно: «за перерасход страниц списывается…». Правильно: «можно обрабатывать больше страниц, чем включено в ежемесячный объем подписки, в таком случае остаток страниц приложения может стать отрицательным, за все страницы, обработанные сверх ежемесячного объема, будет списана дополнительная плата».

Если сделать правильно, пользователи не только с удовольствием расстаются с деньгами, но и спрашивают, «куда тут засунуть карточку, чтобы ВЖУХ – и само списывалось сколько нужно». С подписками им больше не нужно следить за остатком страниц и невыносимо утомительно несколько раз щелкать мышью для каждой их докупки.

Дмитрий Мещеряков,
департамент продуктов для разработчиков

О платных новостях, или Возьмите все мои деньги | by Olia Morozova

Не самая стабильная модель, но пока всё, кажется, хорошо. Их посыл такой: если у тебя есть лишний доллар в месяц, дай его нам; таким образом ты поможешь не только изданию, но и тем людям, у которых этого лишнего доллара нет. То есть человек делает сразу два полезных дела: поддерживает независимую журналистику и сохраняет её доступной для всех вне зависимости от материального достатка.

Есть ещё The Outline с его нестандартным дизайном, отличными материалами и креативным подходом к рекламе, которая не раздражает, а, скорее, развлекает и удивляет.

Вот так The Outline пытается чуточку повредить мой мозг. Волнистые линии — это ссылки.

Однако больше всё-таки тех, кто ставит paywalls. Стены в моде.

Раньше, чтобы узнать новости, люди покупали газеты, то есть платили деньги и тем самым помогали этим газетам жить дальше. Потом появилось телевидение, где новости прерывались на рекламу, которая платила за вот это вот всё. Потом появились интернет-издания, где основным источником дохода осталась реклама. А потом появился кучерявый Цукерберг, который забрал всю рекламу себе, все клики забрал и переходы, весь трафик — всё. А ещё не забываем о блогерах, рассылках, дайджестах, бессовестно паразитирующих на труде журналистов. Что делать? Как жить? Вернёмся к старым добрым временам. Раньше же люди покупали газеты, оформляли подписку на почте — а что сейчас мешает сделать то же самое? Привяжи карточку и каждый день наслаждайся качественной журналистикой.

Мы привыкли, что в интернете всё бесплатно, говорим, что информация должна быть в свободном доступе для всех, и сейчас уже слышны высказывания о том, что это неправильно, что только богачи смогут позволить себе читать Bloomberg. Представила ситуацию: я в компании новых знакомых, кто-то обращается ко мне: «Читала на блумберге о том, что Трамп не умеет ногти стричь? После этого ещё акции маникюрных гигантов сильно расти начали? … Аааа, ты не подписана на блумберг…» (вскидывает в недоумении брови и пристально смотрит на меня, пытаясь разглядеть признаки неэлитарности).

Это ненормально, конечно, но и раньше так было. Кто-то мог себе позволить купить дорогой журнал, другие тратили последнее на номер газеты «Приглашаем на работу» (есть опыт).

Я подписана на The New Yorker и жду своей сумки

И сейчас все вышеупомянутые крупные издания вместе с подпиской предлагают мерч (чаще всего tote bag с их лого), чтобы уровень твоего дохода и образования был виден издалека. Сумка The New Yorker? Интеллектуал. Сумка The Economist? Разбираешься в финансах. Стикер Expresso? Кофе любишь, да?

Когда сайты один за другим начали ставить paywall, я была в замешательстве. Это сказалось и на моём проекте в том числе — передо мной стал выбор: читать подозрительные перепечатки и быть неуверенной в том, что авторы списали всё правильно, или всё-таки подписаться на NYT и знать, что я рассказываю читателям максимально нефейковые новости? Сначала я размышляла так:

Мне понятно, что сейчас за достоверные новости люди готовы платить, но что делать тем, и их большинство, кто не может себе позволить платить ещё и за новости? Мне понятно, что СМИ переживают не лучшие времена из-за Facebook, хотят отвязаться от рекламы и стать независимыми, но что всё-таки делать тем людям, которые не могут себе позволить читать нефейковые новости в платных изданиях?

Я не права. Вернее, я пока ещё не могу понять, как правильно. NYT не может не поставить paywall, потому что иначе оно не сможет существовать, потому что (я на это надеюсь) платная подписка позволит подобным изданиям стать максимально независимыми и, как следствие, объективными, честными. Моё мнение: если издание качественно вводит человека в курс мировых событий, подаёт информацию с разных сторон, используя максимально достоверные источники, и дорожит своей репутацией, то за это стоит платить.

Можно попробовать бесплатно выжить в новостном шуме: даже если все крутые издания мира вдруг поставят paywall, останутся бесплатные ресурсы, где можно будет прочитать те же новости, написанные чуть более коротко и чуть менее интересно. Например, британский стартап The Compass News читает материалы платных и не только изданий и делает для своих подписчиков 30-секундные саммари самых цитируемых новостей со ссылками на оригинальные источники. Тот же дайджест, только в профиль. Хотя подожди-ка. The Compass News на днях прислал мне письмо, что отныне он будет стоить 0,99 центов в месяц. Вот. Ничего, найдётся другой симпатичный ресурс, правда?

Возьмите деньги на ремонт в автоломбарде

Возьмите деньги на ремонт в автоломбарде

Подробности
Опубликовано 18.03.2019 06:56

 

Если очень необходимо сделать ремонт своей квартиры, а денег не хватает, то Вы можете не ждать пока накопите денег и не откладывать ремонт — возьмите кредит! А если у Вас уже есть кредит и денег Вам банки больше не дают, то можно взять деньги на срочный ремонт в автоломбарде.

Вы являетесь владельцем транспортного средства, и если Вам срочно понадобились деньги в долг на решение неотложной задачи, считайте, что Ваша проблема уже решена: ООО «Ломбард Финансовый помощник» — один из лучших автоломбардов в Самаре — ссудит Вам необходимую сумму под залог транспортного средства независимо от его марки, года выпуска или технического состояния. 

Ломбард берёт в залог легковые и грузовые автомобили, микроавтобусы и мототехнику, элитные автомобили и машины эконом-класса.  Вам достаточно просто приехать к ним на своём автомобиле, захватив с собой лишь минимальный набор документов: техпаспорт машины, документ, удостоверяющий Ваше право обладания транспортным средством, а также Ваш паспорт или любой другой документ, который удостоверяет Вашу личность. 

После проверки документов Ваш автомобиль будет осмотрен опытным оценщиком, и на основании его заключения Вам будет предложена определённая денежная сумма, которая, как правило, составляет 70 — 90% от рыночной стоимости автомобиля. 

Если сумма Вас устроит (а мы в этом даже не сомневаемся), то после максимально короткой процедуры оформления бумаг вы получите на руки свои деньги. 

Стандартная процентная ставка в автоломбарде составляет от 2% в месяц, постоянные клиенты могут рассчитывать на различные бонусы и скидки. ООО «Ломбард Финансовый помощник» — это возможность легко и быстро получить необходимую сумму денег не позднее чем через час — полтора с момента обращения, без бумажной волокиты и томительного ожидания решения о предоставлении кредита.

Предыдущие статьи:

В музее говорится, что они дали художнику 84 000 долларов наличными для использования в произведениях искусства. Он доставил чистые холсты и озаглавил их «Бери деньги и беги».

Датский художник получил от музея 84 000 долларов для создания произведения искусства. Когда он доставил изделие, которое должен был сделать, это было не так, как было обещано. Вместо этого художник Йенс Хаанинг подарил Музею современного искусства Кунстен в Ольборге, Дания, два чистых холста и сказал, что они были озаглавлены «Бери деньги и беги».

Хаанинга попросили воссоздать две из его предыдущих работ: «Средний датский годовой доход» 2010 года и «Средний австрийский годовой доход», впервые выставленные в 2007 году.Согласно пресс-релизу артиста, оба использовали реальные деньги, чтобы показать средний доход в двух странах.

В дополнение к компенсации за работу, Хаанину также дали банкноты для использования в работе, сообщил CBS News по электронной почте директор музея Лассе Андерссон. По словам Андерссона, в их контракте даже говорилось, что музей предоставит Хаанингу дополнительные 6000 евро на обновление работы, если это необходимо. В то время, когда работы были первоначально выставлены, датская работа показывала средний доход в 328 000 крон, примерно 37 800 долларов США, в то время как средняя проиллюстрированная австрийская зарплата составляла около 25 000 евро или 29 000 долларов.

Для выставки «Работай над собой» в Музее современного искусства Кунстен Хаанинг должен был заполнить рамы деньгами. Но они были пусты. Йенс Хаанинг

«У нас также есть договор, согласно которому деньги в размере 84 000 долларов США, которые будут показаны в работе, не принадлежат Йенсу, и что они должны быть возвращены после закрытия выставки 16 января 2022 года», — сказал Андерссон.

«Выставка называется« Work it Out »и представляет произведения искусства многих современных художников», — сказал он, добавив, что выставка «It Out» будет проходить с 24 сентября по 16 января 2022 года.

Андерссон сказал, что когда они говорили с художником о создании произведения в начале этого года, он согласился на контракт и «указал на довольно легкую работу».

Но когда для Хаанинга пришло время действительно доставить, он сделал неожиданное.

«Куратор получил электронное письмо, в котором Йенс Хаанинг написал, что создал новое произведение искусства и изменил название работы на« Бери деньги и беги », — сказал Андерссон. «Впоследствии мы смогли убедиться, что деньги не вкладывались в работу.«

Действительно, фреймы, предназначенные для заполнения наличными , были пустыми.

«Сотрудники были очень удивлены, когда открыли ящики. Я был за границей, когда ящики открыли, но внезапно получил много писем», — сказал Андерссон.

Когда он наконец увидел «Бери деньги и беги», Андерссон сказал, что он действительно рассмеялся. «Йенс известен своим концептуальным и активным искусством с юмористическим оттенком. И он дал нам это — но также и своего рода тревожным звонком, поскольку все знают, что чудеса пошли на убыль», — сказал он.

Согласно пресс-релизу Хаанинга, «идея заключалась в том, чтобы показать, как можно использовать заработную плату для измерения ценности работы и демонстрации национальных различий в Европейском Союзе. Но путем изменения названия работы на« Возьми деньги и «Хаанинг» ставит под сомнение права художников и условия их труда, чтобы установить более справедливые нормы в художественной индустрии. «

» Все хотели бы иметь больше денег, и в нашем обществе рабочие отрасли ценятся по-разному «, — сказал Хаанинг. в заявлении.«Произведения искусства в основном об условиях работы художников. Это заявление о том, что мы также несем ответственность за то, чтобы подвергнуть сомнению структуры, частью которых мы являемся. И если эти структуры совершенно неразумны, мы должны порвать с ними. Это может быть ваш брак, ваша работа — это может быть любой тип общественного устройства ».

Андерссон сказал, что, хотя это не было тем, о чем они договорились в контракте, музей получил новое и интересное искусство. «Что касается суммы в 84000 долларов, он еще не разорвал ни одного контракта, поскольку в первоначальном контракте говорится, что мы вернем деньги 16 января 2022 года.«

Директор музея сказал, что они подождут и посмотрят, что сделает Хаанинг, но если деньги не вернут 16 января,« мы, конечно, предпримем необходимые шаги, чтобы обеспечить выполнение Йенсом Хаанингом своего контракта ».

Он сказал, что они поддерживают контакт с Хаанингом, которого он назвал «уважаемым и известным художником в Дании». Но они еще не пришли к соглашению.

Актуальные новости

Кейтлин О’Кейн

Кейтлин О’Кейн (Caitlin O’Kane) — производитель цифрового контента, освещающий популярные новости для CBS News и ее бренда хороших новостей The Uplift.

Художник получил от музея $ 84 000, вернувшись с пустыми холстами под названием «Бери деньги и беги» | Умные новости

У музея есть письменное соглашение о том, что деньги должны быть возвращены, когда выставка завершится 16 января 2022 года. Но Хаанинг говорит, что не планирует возвращать деньги. Музей современного искусства Кунстен в Ольборге

Когда сотрудники Музея современного искусства Кунстен в Ольборге одолжили художнику Йенсу Хаанину 534 000 датских крон (эквивалент 84 000 долларов США), они ожидали, что он создаст новую версию предыдущего произведения искусства, в котором он вложил большую сумму денег, чтобы проиллюстрировать картину. разница между годовым доходом в Дании и Австрии.Вместо этого Хаанинг вернулся к ним с двумя пустыми холстами под названием Бери деньги и беги .

«Я действительно рассмеялся, когда увидел это», — говорит генеральный директор музея Лассе Андерссон Биллу Чаппеллу NPR.

Согласно Euronews Том Бейтман, представитель музея говорит, что у учреждения есть письменное соглашение с Хаанингом о том, что деньги должны быть возвращены, когда выставка завершится 16 января 2022 года. Но художник сказал датской радиопрограмме P1Morgen, что у него нет планирует вернуть деньги.

«Дело в том, что я взял их деньги», — говорит он.

Хаанинг добавляет, что он черпал вдохновение из платы, которую Кунстен предложил за работу. Согласно Euronews, его контракт включал плату за показ в размере около 1550 долларов и возмещение расходов до 6960 долларов. Хаанинг говорит P1, что ему пришлось бы потратить на эту работу около 3900 долларов собственных денег.

Пустые холсты были вывешены в музее в рамках выставки «Работай над собой». Музей современного искусства Кунстен в Ольборге

«Я призываю других людей, у которых условия труда такие же ужасные, как у меня, делать то же самое», — говорит он в переводе Artnet News ’Тейлор Дефо.«Если они сидят на какой-то … работе и не получают зарплату, а на самом деле их просят заплатить деньги, чтобы пойти на работу», они должны взять все, что могут, и бежать.

В разговоре с P1 в переводе Жаклин Пайзер из Washington Post Андерссон говорит, что он согласен с тем, что «была создана отдельная работа, которая фактически комментирует выставку, которую мы проводим».

«Но, — добавляет он, — это не то соглашение, которое у нас было».

Музей повесил холсты на том месте, где планировалось разместить работы Хаанинга в рамках выставки под названием «Работай», — сообщает Кэтрин Хикли для Art Newspaper .Он также разместил его электронное письмо с объяснением работы.

«Это более или менее спектакль [пьеса]», — сказал Андерссон газете « Art Newspaper ».

Согласно P1, Хаанинг хорошо известен в Дании благодаря таким работам, как воспроизведение национального флага в зеленом цвете и перемещение автосалона и массажной клиники в выставочные здания.

Дело в том, что я забрал свои деньги.

«Work It Out», открывшаяся 24 сентября, фокусируется на характере работы и возможностях сделать трудовую жизнь устойчивой для людей и общества.Среди других выставленных произведений искусства — интерактивная комната для встреч, созданная командой Кеннета Балфельта // Йохана Августа, фото- и видеоинсталляция Аделиты Хусни-Бей, изучающей условия работы медсестер, и скульптура Джоша Кляйна, состоящая из посылки FedEx с репродукциями. отрубленных предплечий курьеров.

«Мы проводим много времени, когда бодрствуем, идя на работу, но, возможно, слишком мало времени задаемся вопросом, что же такое работа на самом деле», — говорит Деннис Нёрмарк, антрополог и член экспертного совета выставки, на веб-сайте музея.«Мы думаем, что знаем, но для многих из нас это рушится, когда мы пытаемся дать определение».

В заявлении, цитируемом Кейтлин О’Кейн из CBS News, Хаанинг объясняет, что его полотна также отражают трудовую жизнь.

«Художественные работы в основном об условиях работы художников», — говорит он. «Это заявление, в котором говорится, что мы также несем ответственность за рассмотрение структур, частью которых мы являемся. И если эти конструкции совершенно неразумны, мы должны с ними порвать.Это может быть ваш брак, ваша работа — это может быть любая социальная структура ».

Тем не менее, Андерссон сообщает Art Newspaper , что музей действительно ожидает, что Хаанинг вернет деньги, которые он планировал использовать для содержания здания.

«Мы небогатый музей», — говорит он. «Мы очень надеемся, что деньги вернутся».

Изобразительное искусство Преступления против искусства Художники Современное искусство Современное искусство Музеи

Рецензия на фильм «Бери деньги и беги» (1969)

В «Бери деньги и беги» Аллену не совсем удалось воплотить свой уникальный комический стиль (национальное достояние) в терминах кино.Он по-прежнему слишком сильно зависит от того, что по сути является стоячими монологами и сценическими диалогами. Пример. Герой (Вуди) совершает прекрасную прогулку по парку со своей настоящей любовью (Джанет Марголин). Там туман, туман, деревья, трава и романтика, и действительно, это наш старый друг, полуобязательная лирическая интерлюдия, в которой влюбленные пары плывут по сельской местности в замедленном движении и все такое.

Аллен справляется с этим, фотографируя прямо, как если бы это была история любви, а не комедия.Затем он рассказывает сцену, по сути, монолог из ночного клуба о своих трудностях с женщинами. Некоторые шутки в монологе смешные, и мы смеемся, но здесь ничего не делается, чтобы сделать фильм визуально забавным.

Возможно, Аллену стоило высмеять клише медленной интерлюдии любовника. Может быть, пара могла упасть в озеро, или у оператора могли возникнуть проблемы с удержанием камеры вне фокуса, или замедленная съемка могла ускориться, или на звуковой дорожке мы могли услышать псевдо-Дилана, поющего совершенно ужасного Рода МакКуэна … тип песни; о существенной неспособности всех остальных понять мою уникальность.В любом случае, можно было что-то сделать, чтобы сделать то, что мы видим на экране, забавным; вы не решаете проблему, читая монолог поверх несмешных образов.

Как я уже сказал, в фильме есть очень забавные сцены. Это сделано как старая кинохроника «Марша времени», где рассказчик рассказывает о детстве, жизни и неудачной карьере Вуди как совершенно неумелого преступника. Блэкауты перед кредитами особенно хороши. И другие сцены (в частности, путаница Вуди с тюремной машиной для складывания рубашек и его попытка побега, когда он был прикован цепью к пяти другим заключенным) веселые.

Но монтаж должен был быть более безжалостным, чтобы избавиться от вещей, которые в то время казались забавными, но не смешными в фильме. В рамках документальной техники мы получаем интервью с несколькими важными персонажами из жизни Вуди: офицером по условно-досрочному освобождению, тюремным психиатром и т. Д. Большинство из них хороши. Но снова и снова мы возвращаемся к родителям Вуди (замаскированным под Граучо Маркса), и эти сцены останавливают фильм. Они не смешные, за исключением первого, и они должны были уйти.

Честно говоря, возможно, я нажал «Take the Money» не в том настроении. Но я в этом сомневаюсь. Вы все время хотите, чтобы фильм был смешнее, чем он есть на самом деле, но это не так. Многие обозреватели считают, что это шедевр комедии десятилетия. Неужели их воспоминания настолько непостоянны, что они уже забыли славу Мела Брукса «Продюсеры» (1968)? Теперь была комедия — да и кино тоже.

Датский музей одолжил Йенсу Хаанину 84 тысячи долларов, поэтому он сохранил деньги и назвал их «искусством»

Автор Жаки Палумбо, CNN

Авторы Оскар Холланд, CNN

Когда в датском здании открылась выставка о будущем труда. В художественном музее в пятницу посетители должны были увидеть две большие рамы для картин, заполненные банкнотами на общую сумму 84 000 долларов.

Работы должны были быть репродукциями двух работ художника Йенса Хаанинга, который ранее использовал наличные в рамке для обозначения средней годовой заработной платы австрийца и датчанина — в евро и датских кронах соответственно.

Но когда Музей современного искусства Кунстена в Ольборге перед выставкой принял воссозданные произведения искусства, сотрудники галереи сделали удивительное открытие: рамы были пусты. Вместо того, чтобы быть делом рук воров, ссуды отсутствовали благодаря самому Хаанину, который говорит, что хранит деньги — во имя искусства.

«Я решил сделать новую работу для выставки, вместо того, чтобы показывать две работы 14-летней и 11-летней давности соответственно», — сказал Хаанинг музею в электронном письме, текст которого теперь отображается рядом с пустые рамки.

«Работа основана на концепции вашей выставки и соответствует тем работам, которые мы изначально планировали показать».

Новые работы под общим названием «Бери деньги и беги», выставленные в Художественном музее Кунстена в Ольборге, Дания. Предоставлено: Музей современного искусства Кунстен, Ольборг

«Новая» концептуальная работа, которую Хаанинг назвал «Бери деньги и беги», сейчас находится в центре спора между музеем и художником по поводу труда, договорных обязательств и стоимости. работ — все подходящие темы для выставки.

«С моей художественной точки зрения я увидел, что могу создать для них гораздо лучший предмет, чем они могли себе представить», — сказал Хаанинг CNN по телефону, добавив: «Я не вижу, что я украл деньги. … Я создал произведение искусства, которое может быть в 10 или 100 раз лучше, чем мы планировали. В чем проблема? »

Контрактный спор

Наряду с предоставлением Хаанину ссуды в размере 534 000 датских крон (84 000 долларов США) на оплату произведений искусства, заполненных наличными, музей Кунстена согласился заплатить еще 10 000 крон (1571 доллар США) за его работу, а также покрыть такие расходы, как обрамление и доставка.Но художник сказал, что проект все равно оставил бы его без средств из-за расходов на студию и зарплаты персонала.

«Обычно я оказываюсь в лучшем положении, когда выступаю за границей», — сказал он. «Я датчанин, и это (а) датский музей, и они ожидают, что я буду инвестировать, потому что, возможно, однажды они что-нибудь купят».

Новые работы должны были быть обновленными версиями произведений искусства 2007 и 2010 годов. На фото: «Средний австрийский годовой доход в 2007 году». Предоставлено: Йенс Цихе / любезно предоставлено Sabsay Gallery

Директор Кунстена Лассе Андерссон утверждал, что музей придерживается своей стороны соглашения.«Это действительно важно для нас, потому что мы всегда были известны тем, что выполняли контракты, а также платили артистам разумную плату», — сказал он по телефону.

Хаанинг сказал, что не планирует возвращать деньги и «не беспокоится» о возможных последствиях. Андерссон сказал, что художник должен погасить ссуду до января, когда выставка завершится, после чего музей рассмотрит судебный иск.

На данный момент музей демонстрирует «Бери деньги и беги» как есть, помещая его на платформу для рассмотрения и критики.В мире искусства работы, которые ставят под сомнение ценность самого искусства — например, Маурицио Каттелан, приклеивающий банан к стене, или Бэнкси, измельчающий картину на аукционе, — не новость. Также не являются невидимыми произведениями искусства: покойный Ив Кляйн демонстрировал пустую комнату тысячам людей в 1958 году.

Видео по теме: измельченное произведение Бэнкси переименовано в

В конце концов, Хаанинг имел в виду комментирование ценности работы. «Я думаю, что за этой статьей стоит гораздо более общее утверждение: что (вы) должны смотреть на структуры, в которых вы участвуете, и размышлять о них», — сказал он, перечислив среди них религию и брак.«А если нужно, бери деньги и беги».

У Андерссона есть своя интерпретация пустых рам, которую он видит в контексте своей музейной выставки «Разберись».

«Надо ли работать за деньги или можем просто взять их?» — спросил Андерссон. «Почему мы ходим на работу? Все эти вещи заставляют нас задуматься о культурных привычках общества, частью которого мы являемся. И это также относится к вопросу: достаточно ли платят художникам за то, что они делают?»

В Музее современного искусства Кунстен в Ольборге, Дания, 24 сентября открылась выставка «Work It Out».Кредит: Алами

Тем не менее, директор музея хотел бы, чтобы деньги вернулись.

«Это не мои деньги — это общественные деньги, это деньги музея», — сказал он. «Вот почему (к январю) мы должны убедиться, что он возвращается к нам».

Верхнее изображение: Посетитель в Музее современного искусства Кунстен осматривает картину Йенса Хаанинга «Бери деньги и беги, 2021»

Бери деньги и беги: власть, деньги и противодействие — Документация

В среду, 19 июня 2019 года, Агентство развития живого искусства (LADA) и Managing the Radical Action Group провели мероприятие Take the Money and Run: Power, Money and Counter-Power на базе LADA в Центре Гарретта в Восточном Лондоне.

Воспользовавшись моментом, чтобы поразмышлять о некоторых реальных успехах, достигнутых такими кампаниями, как Liberate Tate, мероприятие пригласило художников, активистов, кураторов, продюсеров, исследователей и всех, кто занимается этими проблемами, поделиться идеями о том, как мы можем построить будущую борьбу за свободное искусство. и художников от их зависимости от доходов токсичного капитализма. Как может выглядеть сегодня и завтра политически и экологически ответственный подход к деньгам в искусстве?

Возьми деньги и беги: власть, деньги и противодействие представлены взносы Джесс Уорт, Culture Unstained, Джейн Троуэлл, , Platform, Элона Гувер, , The Common House, , Наташа Нконде, , Edge Fund. , писатель и художник Morgan Quaintance и Cecilia Wee и Amit Rai из Managing the Radical Action Group.

Take the Money and Run: Power, Money and Counter-Power , построенный на Take the Money and Run , мероприятии 2015 года по этике, финансированию и искусству, организованном LADA, Artsadmin и Home Live Art в рамках их Catalyst- поддерживал исследования по этическому сбору средств и был подготовлен в сотрудничестве с Platform. Документацию по этому событию можно посмотреть здесь.

Возьми деньги и беги: сила, деньги и противодействие был третьим в серии собраний по теме «Управление радикалами» (MtR), частично организованных исследовательской группой MtR Action Research Group в сотрудничестве с LADA Проект Restock, Rethink, Reflect Five по управлению радикалом .Мероприятие прошло при поддержке Catalyst и Фонда сотрудничества факультета гуманитарных и социальных наук Лондонского университета королевы Марии.

Документация и ответы

« Возобновление работы с этими идеями через четыре года после того более раннего события… само по себе отражает один из наиболее важных императивов, который возник в результате обсуждения, — необходимость постоянно пересматривать политику, передовой опыт и личные границы. Исследователь и активист Элона Гувер называет «постоянную критическую оценку», а писатель, художник и телеведущий Морган Квиннэнс называет это просто «бдительностью», идея о том, что индивидуальные решения и политику необходимо пересматривать в свете новых событий и осведомленности. бросает вызов идее о том, что достаточно просто иметь этическую политику финансирования.

Писателю Льюису Черчу было поручено подготовить письменный ответ на это событие, который можно полностью прочитать в этом блоге или загрузить.

Клэр Нолан задокументировала и отредактировала видеозапись этого события, которую можно посмотреть ниже.

Бери деньги или беги?

Было почти девять вечера. Роберт Джеймсон, Карл Фенстерманн и Найджел Ритсон из Petrolink Transport Technologies с раннего утра теснились со своими юристами, а также с Лехом Войталиком и Вальтером Кронбахом из BRX Capital и двумя их юристами.Они были на заключительной, изнурительной стадии переговоров об инвестициях в размере 4 млн евро, которые дадут Petrolink деньги, необходимые для строительства газопровода в Балтийском море. Чек лежал на столе.

Проработав весь день и сделав небольшой перерыв на ужин, они вернулись за стол. В акционерном соглашении оставалось проработать всего шесть пунктов; все остальное уже было решено. Роберт и Карл знали, что они могут уступить по этим пунктам, если им придется, хотя они были готовы к переговорам, чтобы заключить наилучшую сделку, какую только могли.

Юристы BRX предоставили свежий проект документов, в который были внесены согласованные изменения, внесенные ранее в тот же день. «Просто посмотрите на выделенные отрывки», — сказал Уолтер. «Они единственные, по которым нам нужно прийти к соглашению. В остальном все ок. Мы должны закончить это очень скоро ».

Вздохнув, Роберт взял последний черновик. Несмотря на рекомендацию Уолтера, он внимательно прочитал весь документ, желая убедиться, что не пропустил ничего, о чем он или Карл позже пожалеют.Финансирование было его обязанностью, и он знал, что команда Petrolink полагалась на его опыт, чтобы обеспечить хорошее управление этой частью сделки.

Когда он читал пункт о запрещении разбавления, кое-что привлекло его внимание. Он перечитал ее, затем перечитал еще раз. Быстрая проверка более ранней версии акционерного соглашения подтвердила его подозрения. Пункт был изменен на более обременительный для руководства язык. «Что это?» — спросил Роберт. «Эта оговорка о запрещении разбавления не такая, как в предыдущих версиях.”

Возможность

История началась примерно 15 месяцев назад холодной и ветреной балтийской ночью. Карл тогда был управляющим директором восточноевропейского подразделения Beckman Engineering, крупнейшего в мире разработчика и строителя буровых установок и трубопроводов для нефтегазовой отрасли. Учитывая возможность, он любил выходить из офиса и выходить в море. Поэтому, когда президент Balto Gas & Oil пригласил его посетить новую буровую установку, построенную компанией Beckman в первый день ее работы на недавно разработанном месторождении Хелмарк в Балтийском море, Карл ухватился за эту возможность.

Погода испортилась, когда вертолет с президентом Карла и Балто Пером Перссоном приблизился к платформе. Летчику потребовалось три попытки, чтобы посадить самолет. «Возможно, нам придется переночевать здесь», — крикнул он пассажирам.

Ветер и брызги ударили им прямо в лицо, когда они сновали под все еще вращающимися лопастями. Попасть в дом было облегчением. «Мне очень жаль, что я вытаскиваю тебя в такой день», — сказал Пер. «Мы не ожидали такой погоды. Не думаю, что сегодня мы будем что-то делать, если скоро не утихнет.Но мы можем разместить вас, а радист свяжет вас с семьей ».

Карл не возражал. Ночь на борту судна предоставила ему прекрасную возможность познакомиться с Пером, что было разумным шагом в свете заинтересованности Балто в приобретении новых буровых установок в будущем. И он чувствовал определенное удовольствие от тепла и безопасности внутри, в то время как ветер и море били буровую установку снаружи.

Несмотря на кратковременную солнечную вспышку, ветер оставался сильным, и в 15:00 Пер объявил, что начало операций будет отложено до утра.После экскурсии с целью ознакомления с некоторыми из последних инноваций Beckman в конструкции буровой установки, двое мужчин присоединились к высшему руководству буровой установки в столовой за ужином, и они провели оживленный вечер, обмениваясь историями о войне. Пер и начальник производства вернулись в прошлое, и присутствие Карла им не помешало.

После обеда, хотя официально буровая установка была сухой, начальник производства пригласил Пера и Карла к себе на ночь. Пер достал из кармана пальто бутылку польской водки.«Я собирался забрать это домой», — сказал он. «Но теперь мы получим от этого больше пользы».

За напитками начальник производства спросил Пера, как идут переговоры с «Газпромом», российским нефтегазовым гигантом, который в настоящее время управляет единственным доступным трубопроводом для транспортировки газа из Хельмарка на материк. Пер скривился и сделал глоток из стакана, прежде чем ответить. «Что ж, мы договорились о доступе», — сказал он. «И они клянутся, что примут меры для сохранения конфиденциальности данных о потоках.Но я им не доверяю ».

Обеспокоенность Пера понятна. Как и все независимые производители газа, он был недоволен тем, что ему приходилось полагаться на главного конкурента при доставке его газа на рынок. Никто не хотел, чтобы «Газпром» точно знал, сколько газа будет добывать каждая часть месторождения, а это именно то, что «Газпром» узнал бы по своим расходомерам, если бы его трубопровод использовался. Эта информация дала бы конкуренту с глубокими карманами преимущество, так как на аукционе будут проданы дополнительные договоры аренды.

«В любом случае, — продолжил он, — это временное решение.Этот 16-дюймовый трубопровод не сможет обрабатывать продукцию Helmark. Независимым специалистам понадобится их собственный — один вдвое большего размера, если поле будет таким богатым, как я думаю ».

Карл наклонился вперед. Была ли это возможность для Бекмана?

«Вы думали о создании собственного трубопровода?» он спросил. «Очевидно, не сами по себе; вы не могли себе этого позволить. Но вы могли бы собраться вместе с другими независимыми ».

«Они не кусаются», — ответил Пер. «Все хотят сэкономить на новой аренде.В любом случае, никто из нас не имеет опыта управления конвейером. И у нас, вероятно, по-прежнему будут проблемы с хранением данных о потоках в секрете. Почему мы должны доверять друг другу больше, чем «Газпрому»? Нет, нам действительно нужна третья сторона, которая сделает это за нас. Как вы думаете, Бекман может быть заинтересован?

Карл так не думал. «Нам бы очень хотелось его построить», — сказал он. «Но я сомневаюсь, что мы были бы заинтересованы в его эксплуатации. Я пошумлю.

Разговор продолжился, и Карл решил, что пора оставить остальных наедине.Кроме того, ему нужно было прочистить голову, а ветер немного утих, чтобы он мог оставаться на палубе. Этот разговор вселил в его голову безумную идею, которую ему нужно было продумать. Он знал, что Бекман не укусит. Раньше компания отказывалась от такого бизнеса.

Но что, если он, Карл Фенстерманн, будет управлять трубопроводом? Как продавец, Бекман мог профинансировать часть строительства, и если бы он мог получить обязательства от Пера и других независимых производителей, что они будут использовать трубопровод, почему бы ему не собрать больше денег? Как только газ начнет поступать, тот, кто будет эксплуатировать трубопровод, утонет в деньгах.Он взглянул вверх, и на мгновение облака раздвинулись, и он увидел яркую полную луну высоко в небе.

Как только газ начнет поступать, тот, кто будет эксплуатировать трубопровод, утонет в деньгах.

Команда

Карл знал, что ему понадобится помощь. Несмотря на то, что он превратил свое подразделение с нуля в самое быстрорастущее подразделение Бекмана за пять лет, он никогда не был настоящим предпринимателем. Кроме того, он не собирался уходить от Бекмана, не будучи более уверенным в том, что его идея сработает.Что, если он построит трубопровод, а независимые производители решат использовать вместо него существующий трубопровод «Газпрома»? Что, если кто-то другой опередит его на рынке с помощью конкурирующего конвейера? Что, если, несмотря на прогнозы, Хельмарк не выиграет?

Он впервые позвонил Роберту Джеймсону, предпринимателю, с которым Карл познакомился в 1980-х годах, когда оба работали в компании Siemens по производству железнодорожных двигателей в Германии. Хотя двое мужчин поддерживали отношения, их карьеры разошлись: в конце концов Карл присоединился к Бекману, а Роберт переехал в Берлин, чтобы начать и успешно продать четыре предприятия, три из которых обслуживали рынки Восточной Европы.

К радости Карла, Роберт сразу понял: «Мы идеально подходим друг другу. У меня есть опыт сбора денег и открытия нового бизнеса с нуля. Вы знаете людей в правительстве и бизнесе, с которыми нам придется иметь дело, и у вас есть хорошие возможности, чтобы найти кого-то с опытом работы. Как только у нас будет кандидат, мы можем перейти к венчурным капиталистам ».

«Я уже знаю этого человека», — сказал Карл. «Мой номер два, Найджел Ритсон, проработал десять лет в Transco, компании, которая управляет газовой сетью Великобритании.Ему за тридцать, и он голоден. Думаю, он не преминул воспользоваться шансом ».

Сторонники: Часть 1

С появлением команды проект Petrolink быстро продвинулся вперед. Найджел и Карл согласовали проект контракта на строительство трубопровода с Beckman и получили письма о намерениях от Балто и трех других крупных независимых производителей, на долю которых приходится половина потенциальной независимой добычи газа на месторождении Хельмарк.

Роберт пригласил Филипа Калторпа, бывшего старшего вице-президента крупного лондонского инвестиционного банка, в качестве финансового консультанта.Он считал, что сделка может быть заключена со структурой капитала, состоящей примерно из одной трети собственного капитала, одной трети долга и одной трети финансирования поставщиков, которые Бекман предоставит. Филип оценил потребности в финансировании почти в 42 миллиона евро (из которых 37 миллионов евро приходились на капитальные затраты), распределенных по этапам в несколько раундов акционерного и долгового финансирования. Он предложил предложить инвесторам в первом раунде долю в 28% за первоначальные 4 миллиона евро.

К сожалению, венчурные инвесторы проявили большую осторожность после краха доткомов, падения оценок технологических компаний и недавней нехватки IPO.После шести недель безуспешного стука в двери различных финансовых столиц Европы члены команды Petrolink были представлены Чарльзу Джексон-Пулу, управляющему партнеру London Development Partners, крупной, хорошо зарекомендовавшей себя венчурной компании.

LDP уходила корнями в частные инвестиции, и за последние 20 лет она сформировала портфель инвестиций на ранних этапах в компании, которые в основном, но не исключительно, основывались на технологиях. LDP обычно предоставляет относительно небольшой ранний раунд инвестиций, позволяющий основателям доказать жизнеспособность своей концепции, создавать прототипы и привлекать бета-клиентов, а затем проводить дополнительные раунды инвестиций, чтобы помочь компании развиваться.Для LDP было обычным привлекать дополнительных инвесторов в синдикаты для финансирования этих более поздних раундов, как для разделения риска, так и для предоставления иногда больших сумм капитала, которые были необходимы для полного использования возможности по мере ее развития.

Роберт был рад, что ЛДП заинтересовалась инвестированием в Petrolink. Он рассматривал интерес ЛДП как подтверждение проекта. «Если они думают, что у нас здесь жизнеспособный бизнес», — пропел Роберт за пивом и колбасой однажды ночью в Варшаве, — «то, вероятно, так и есть!»

LDP был конечно серьезным.В течение следующих нескольких недель Роберт и Карл неоднократно посещали Лондон, чтобы ответить на бесконечный ряд вопросов Чарльза и его соратников. Зачем независимым производителям нефти вести бизнес со стартапом, а не с «Газпромом» и на каких условиях? Как сохранить конкурентное преимущество Petrolink? Можно ли избежать ценовой войны? Сможет ли Petrolink действительно противостоять «Газпрому» на рынке? Насколько важным было политическое и рыночное влияние «Газпрома»? Было ли у команды Petrolink все необходимое для успешного построения бизнеса?

Карл был впечатлен этим профессионализмом.«Они задают отличные вопросы», — сказал он Роберту после одной из встреч. «Чарльз был бы отличным человеком, если бы он был в нашем совете директоров, даже несмотря на то, что он не так много разбирается в нефтегазовом бизнесе. Мне очень нравится его подход к нам. Он говорит нам, что его беспокоит, и доверяет нам найти решения ».

Спустя шесть недель LDP наконец подошла к делу. «Рад снова видеть вас, ребята», — сказал Чарльз, приветствуя их в отделанном дубовыми панелями офисе ЛДП в Лондонской стене. «Материалы, которые вы отправили на прошлой неделе, сняли нашу озабоченность по поводу ситуации с Газпромом, поэтому мы хотели бы поговорить сегодня о том, какая сделка может быть для нас возможна.”

«Отлично!» — ответил Роберт. «Мы с нетерпением ждем условий».

Но энтузиазм Карла и Роберта был недолгим. Обрисованный Чарльзом пакет был далек от того, на что они надеялись. Вместо 4 миллионов евро LDP выделит всего 1,5 миллиона евро на первый раунд, за которые получит 20% -ную долю, и не возьмет на себя никаких материальных обязательств перед будущими раундами. Более того, 80% -ная доля руководства будет передана в течение трехлетнего периода и будет разбавлена ​​в будущих раундах, хотя неясно, насколько.

Но самым большим камнем преткновения было то, что LDP — несмотря на отсутствие опыта в нефтегазовом бизнесе — ожидалось, что де-факто будет иметь право вето в отношении наиболее важных решений посредством контроля со стороны совета директоров и подробного набора соглашений акционеров, которые должны быть согласованы для согласования. со «стандартными» условиями ЛДП.

Самым большим камнем преткновения было то, что LDP — несмотря на отсутствие опыта в нефтегазовом бизнесе — ожидала, что де-факто будет иметь право вето в отношении большинства важных решений.

Роберт счел за лучшее выложить свои карты на стол.«Карл и я очень ценим ваш интерес, Чарльз, и мы действительно получили пользу от всех сложных вопросов, которые вы задали о нашем бизнес-плане. Тем не менее, я думаю, вам следует знать, что мы вели переговоры с другим потенциальным инвестором и встретимся позже на этой неделе. Мы хотим услышать, что говорит эта компания, прежде чем брать на себя какие-либо обязательства. Мы свяжемся с вами в следующий понедельник и сообщим наш ответ ».

Сторонники: Часть 2

Вскоре после второй встречи с ЛДП Роберт и Карл были представлены своим финансовым советником польской фирме венчурного капитала BRX Capital.Хотя BRX проработала менее пяти лет, она уже сделала несколько инвестиций в инфраструктурные сделки в Восточной Европе, в том числе две в нефтегазовой отрасли, одна из которых была сделана с независимым производителем, подписавшим письмо о намерениях с Petrolink. .

Карл и Роберт хорошо поладили со старшими партнерами BRX. Карл, в частности, хорошо ладил с Лехом Войталиком, одним из основателей фирмы, который работал в нефтяной отрасли. Роберт, со своей стороны, легко подружился с Уолтером, бывшим предпринимателем, чья карьера повторяла карьеру Роберта.

Найджел был настроен более скептически. «Вы доверяете этим парням?» — спросил он однажды за обедом с Робертом и Карлом. «Все это кажется слишком дружелюбным. Я был бы счастлив, если бы они задали больше вопросов. И у этих парней нет опыта работы в ЛДП — они существуют всего пять лет. И я уверен, что Лех раньше был членом партии.

«Не волнуйтесь, — сказал Карл. «Это проще, потому что они знают наше дело. Причина, по которой ЛДП были повсюду вокруг нас, заключалась в том, что они были новичками в газовом бизнесе. Лех настоящий специалист по нефти и газу, а Уолтер имеет предпринимательское прошлое.И не беспокойтесь о партии — все, кто хотел быть кем-то, присоединились тогда. Конечно, мы должны следить за ними, но BRX действительно хочет быть в этом бизнесе, и они с гораздо большей вероятностью заключат с нами сделку, которую мы хотим ».

Оптимизм Карла казался оправданным. BRX не только согласился со структурой капитала, предложенной Робертом, но и согласился инвестировать как первый, так и второй раунд капитала на общую сумму 8 миллионов евро. По завершении первых двух раундов менеджменту будет принадлежать 55% капитала и 45% BRX.Финансирование будет поступать в виде конвертируемых займов, которые будут конвертироваться в капитал после определенных этапов управления, которые также были привязаны к схеме опционов на акции для руководства.

BRX, однако, не был заинтересован в участии в третьем раунде акционерного или долгового финансирования. Предлагаемый механизм отвечал основным целям Карла и Роберта по нескольким важным направлениям. Будет обеспечено не только финансирование как первого, так и второго раунда, но и финансирование третьего раунда от другого инвестора будет гарантировать, что ни один инвестор не будет иметь слишком большое влияние на Petrolink.

Сделка была неотразимой. Карл позвонил Чарльзу Джексон-Пулу из ЛДП, чтобы сообщить ему о своем решении. «Я разочарован, — сказал Чарльз. «Нам нравится ваша команда, и нам нравится ваш бизнес. Мне жаль, что мы не можем выполнить условия, предложенные другим вашим инвестором, но если что-то не пойдет, мы все равно будем здесь ». Затем Роберт позвонил Уолтеру Кронбаху и сказал: «Давайте завершим нашу сделку».

Итак, после лихорадочных трех недель комплексной проверки и составления документов, они были со своими потенциальными инвесторами, BRX Capital, в офисах юристов BRX в Варшаве бурной октябрьской ночью.

Дилемма

«Что здесь за история, Уолтер?» — спросил Роберт. Лицо Уолтера покраснело. Язык его тела дал понять, что изменения в пункте о запрещении разбавления были преднамеренными. Юристы, однако, действовали гораздо мягче, обвиняя несоответствие в опечатке, сделанной младшим сотрудником. Они вышли из комнаты, якобы чтобы выяснить, что пошло не так. «Мы работали с ними годами, — сказал Лех. «Это должно быть канцелярская ошибка».

Лех и Уолтер тоже вышли из комнаты.Через несколько минут они вернулись, и Лех сказал: «Нет проблем; мы возвращаем прежний язык. »

Роберт попросил перерыва. Он, Карл и Найджел пошли по соседству, чтобы обсудить, что им делать. «Вести бизнес с людьми, которым мы не можем доверять, — не мое удовольствие, — сказал Роберт. «Если они пытаются обмануть нас еще до того, как наша сделка будет заключена, что они попытаются сделать с нами в будущем? Можем ли мы ожидать, что они помогут нам, если у нас возникнут проблемы, или они попытаются украсть бизнес? Даже если сейчас это выгоднее, я не уверен, что мы не пожалеем об этом позже.”

«Вести бизнес с людьми, которым мы не можем доверять, мне не нравится. Если они пытаются обмануть нас еще до того, как наша сделка будет заключена, что они попытаются сделать с нами в будущем? »

«Я не думаю, что у нас есть выбор», — сказал Карл. «Мы добирались сюда почти шесть месяцев. Возможно, LDP все же заключит с нами сделку, но мы уже знаем, что ничего подобного не будет. И мы не знаем, сколько времени займет комплексная проверка LDP и состоится ли ее сделка в конце концов.Что, если кто-то еще работает над конвейером Helmark? Для нас двоих нет места. Я думаю, нам все еще нужно идти с этими ребятами, даже если нам придется за ними наблюдать ».

«Мне это нравится не больше, чем вам», — добавил Найджел. «Но помните, мы с Карлом планируем покинуть Beckman в конце этого месяца. У нас пока нет денег для выплаты зарплаты, и скоро нам обоим придется работать полный рабочий день ».

Следует ли Petrolink заключить сделку с BRX?

Джордж Г.Бренкерт ([email protected]) — профессор Школы бизнеса Макдоноу Джорджтаунского университета в Вашингтоне, округ Колумбия. Он также является директором Джорджтаунского института деловой этики.

Роберт Джеймсон, Карл Фенстерманн и Найджел Ритсон сталкиваются с проблемой: что делать с обманным изменением BRX положения о запрещении разбавления в предложенном им контракте. Но они также сталкиваются с трудностями из-за своих желаний и решений относительно контракта BRX.

Если правовые обстоятельства, связанные с этим контрактом, неясны, этические обстоятельства не ясны.Трудно представить себе какую-либо правдоподобную этическую систему, которая оправдывала бы действия BRX. Даже если измененный контракт имел юридическую силу, он все равно морально поврежден. Мораль и закон различаются.

Даже если измененный контракт имел юридическую силу, он все равно морально поврежден. Мораль и закон различаются.

В таких ситуациях менеджеры должны учитывать не только свои интересы, но и свои обязанности перед другими. Если Роберт, Карл и Найджел подпишут контракт с BRX, они будут нанимать сотрудников, заключать соглашения с поставщиками и клиентами и, в конечном итоге, искать других инвесторов.Эти группы будут заинтересованными сторонами Petrolink. Если BRX снова будет действовать так же, как в данном случае, вполне вероятно, что этим заинтересованным сторонам будет нанесен ущерб. Один из способов выполнить свои обязанности — защитить заинтересованные стороны от любых злоупотреблений со стороны BRX в будущем. Другой способ — сообщить заинтересованным сторонам о рисках, связанных с BRX. Если Роберт, Карл и Найджел не уверены, могут ли они сделать первое, и не готовы сделать второе, им следует подумать о выходе из сделки.Отчасти этический подход к рассмотрению вопросов связан с рассмотрением последствий для всех затронутых сторон. Осознанный выбор имеет решающее значение как для этики, так и для экономики.

Наконец, доверие (или недоверие) — это тема, которая проходит через все дело. Из-за изменения контракта Роберт, Карл и Найджел не доверяют BRX. Это отсутствие доверия побудит их заключить более жесткий контракт, более внимательно следить за поведением BRX и защищать важную информацию Petrolink. Это будет дорого стоить и может иметь отрицательный эффект снежного кома на отношениях.Даже самый грамотно составленный контракт не вызовет угрызений совести негодяям.

Легко увидеть, как команда попала в эту неразбериху. Иногда мы так сильно чего-то хотим, что не замечаем предупреждающих знаков. И если они доводятся до нашего сведения, мы отклоняем их с поверхностными объяснениями. Как нам сказали, BRX не задавал много вопросов. Команда Petrolink решила, что это должно быть так, потому что компания знала все ответы. Более того, BRX был готов заключить, казалось бы, непреодолимую сделку, но никто другой не сделал бы аналогичного предложения.Члены команды должны осознавать возможность того, что они ступают на коварную территорию, их суждения омрачены их собственными желаниями и целями.

Есть еще проблема психологической приверженности. Мы часто настолько увязываемся проектами, что нам трудно отступить. Психолог Джон Дарли, профессор Принстонского университета, обсудил проблемы, к которым может привести принятие определенного курса действий. Достаточно вспомнить космический шаттл Challenger , Ford Pinto и тормоза B.Первоначально Ф. Гудрич производил самолет A7D для ВВС. Во всех этих случаях отдельные лица и организации взяли на себя обязательства по определенным проектам, а затем искали оправданий, объяснений и уклонений, когда появлялись плохие новости, чтобы позволить этим проблемным проектам продолжаться. Команда Petrolink, похоже, движется по тому же пути в отношениях с BRX.

Что должна делать команда? Если он сможет выполнить свои обязательства перед другими заинтересованными сторонами, он может продолжить текущую сделку.Но это опасный курс, и его следует выбирать только после того, как команда внимательно изучит BRX и ее прошлые отношения с другими предприятиями. В отсутствие лучшего объяснения поведения BRX, чем у нас сейчас, Petrolink следует изучить, как далеко может пойти LPD для улучшения своего предложения. Даже если команда не получит лучшего предложения, Petrolink будет работать с солидной, уважаемой фирмой, которой она может доверять. Приняв участие в этом проекте, LPD вполне может помочь Petrolink найти другие источники финансирования. Если это невозможно, это может быть признаком того, что проект сопряжен с таким количеством трудностей, что как личные, так и моральные риски перевешивают преимущества продвижения вперед.

Соня Ло является соучредителем и управляющим партнером Chalsys Partners, инвестиционной и финансовой консалтинговой фирмы со штаб-квартирой в Лондоне. Она была выбрана одним из 100 лучших пионеров технологий на Всемирном экономическом форуме в Давосе в 2001 и 2002 годах.

За свою карьеру предпринимателя и советника предпринимателей я уже сталкивался с этой дилеммой раньше, и я бы порекомендовал Petrolink взять деньги BRX — но только первый транш. Роберт прав в том, что получение финансирования от потенциально ненадежных инвесторов очень рискованно, но руководство Petrolink может снизить этот риск, выполнив задачи плана; быстрое привлечение сильного второго инвестора; продолжая контролировать большую часть компании; размещение компании в юрисдикции, где господствует верховенство закона; и контроль местных операций.

В то же время команде необходимо вернуться к LDP и спросить, на каких условиях фирма могла бы хотеть быть вторым инвестором и какие структуры она сочла бы неприемлемыми. Многие меры контроля корпоративного управления, на которых, похоже, настаивает сейчас LDP, могут оказаться спорными к тому времени, когда потребуется второй раунд. (Например, команда выполнила свой план или бизнесу потребуется серьезное нестандартное мышление — ключевая сила LDP).

Если команда действительно считает, что BRX нельзя доверять или управлять им, я бы вернулся в LDP, попросил фирму возглавить раунд, а затем представил BRX как часть синдиката.Petrolink также должна настаивать на выплате полной суммы в 4 миллиона евро. Команда также может возразить, что если LDP не может заявить о своей приверженности дальнейшим раундам финансирования, то венчурному капиталу необходимо убрать из условий те пункты, которые инвесторы последующих раундов сочтут неприемлемыми. Petrolink необходимо будет попросить своего финансового консультанта изучить условия второго раунда финансирования. Если LDP настолько опытен, насколько показывает случай, фирма оценит этот аргумент.

Члены команды виноваты в сложившейся ситуации.Они уведомили Бекмана, не получив наличных денег для финансирования себя после отъезда. Теперь их идея представлена ​​на рынке, и команда с сопоставимыми знаниями и капиталом может легко воспользоваться этой возможностью. Им также следовало продолжить процесс LDP параллельно с процессом BRX — нет никаких свидетельств того, что какой-либо венчурный инвестор просил Petrolink вступить в эксклюзивные переговоры. Если бы команда продвинула LDP до точки, где у нее и BRX были проверки на столе, а затем упомянула бы LDP, что кто-то другой предложил более выгодные условия, позиция Petrolink на переговорах была бы сильнее.Теперь, если команда вернется, LDP поймет, что что-то пошло не так с другим потенциальным спонсором Petrolink, и, возможно, ужесточит условия.

Однако, прежде чем принимать какие-либо решения, им нужно задать себе несколько трудных вопросов. Готовы ли они сказать «нет» и BRX, и LDP и вернуться на рынки венчурного капитала в поисках нового инвестора? Как долго они готовы продолжать поиск капитала? Им также необходимо лучше контролировать конкурентную ситуацию. При такой большой инфраструктуре странно, что команда не знает, есть ли кто-то еще, желающий построить трубопровод.Чего они хотят от своего инвестиционного партнера: промышленной экспертизы (BRX) или аналитической экспертизы (LDP)? Большинство венчурных капиталистов относят себя к одному из этих двух лагерей, и многие предприниматели не будут получать финансирование из того, что они считают «тупыми» деньгами. Кто здесь на самом деле тупые деньги?

Готова ли Petrolink сказать «нет» и BRX, и LDP и вернуться на рынки венчурного капитала в поисках нового инвестора?

Наконец, основателям Petrolink необходимо пересмотреть свою структуру финансирования, чтобы увидеть, смогут ли они внести в сделку больше возможностей для маневра.Могут ли они вообще распределить раунды финансирования? Могут ли они позволить себе тратить время на поиск денег, а также на развитие предприятия? Существует компромисс между удобством того, что один инвестор покрывает два раунда, и тем контролем, который они, похоже, хотят, и им необходимо вернуться к этому вопросу.

Уильям А. Сальман — Дмитрий В. Д’Арбелофф — профессор делового администрирования в Гарвардской школе бизнеса в Бостоне с классом MBA 1955 года. Он является автором нескольких статей HBR, последняя из которых — «Варианты расходов ничего не решают» (декабрь 2002 г.).

Такая ситуация не редкость. Я видел по крайней мере дюжину случаев, когда юристы возвращались с документами, совершенно отличными от тех, на которые предприниматели думали, что они согласились. В таких ситуациях в первую очередь стоит вопрос доверия. Когда вы берете венчурные деньги, вы одновременно платите за них и нанимаете партнера, который поможет вам добиться успеха. Учитывая суровость условий венчурного капитала, вы платите много; вы должны найти партнера, который поможет вам, а не навредит.

В таких ситуациях в первую очередь стоит вопрос доверия. Когда вы берете венчурные деньги, вы одновременно платите за них и нанимаете партнера.

Есть много способов, которыми венчурные капиталисты вполне законно могут сделать жизнь предпринимателей невыносимой. Как и в случае с Petrolink, венчурные капиталисты предоставляют свои капитальные обязательства, а это означает, что предприятию гарантированно потребуется больше денег. Венчурные капиталисты первого раунда имеют огромное влияние на ценообразование и доступность этих новых денег.Если они поддержат, новый капитал может быть получен на справедливых условиях от полезных инвесторов. В противном случае процесс может быть грязным и дорогостоящим. Более того, поскольку венчурные капиталисты имеют места в совете директоров, они могут быть полезны — в таких задачах, как прием на работу, определение стратегии, формирование партнерских отношений и сбор денег — или же они могут быть трудными. Плохие директора часто вмешиваются в операционную деятельность и принимают непоследовательные или корыстные финансовые решения. У некоторых венчурных капиталистов есть скрытые планы. Они поддерживают еще одну лошадь в той же гонке или имеют секретные планы сменить руководство вскоре после заключения сделки.

Я должен отметить, что пункт о разводнении занимает лишь шестое или седьмое место в списке вещей, которые должны заботить предпринимателя. Вполне вероятно, что в контракте есть другие согласованные условия, которые наносят больший ущерб, чем новая оговорка о разводнении. Карлу и Роберту нужно начать с проверки того, с чем они согласились, а также с проверки документа на предмет изменений.

Они также должны оценить, как эти VC ведут себя при отключении микросхем. Это прекрасное описание комплексной проверки, проведенной LDP.Они задали массу вопросов, обзвонили множество людей и проверили рекомендации. Нет никаких свидетельств того, что предприниматели проявили такую ​​же должную осмотрительность в отношении своих потенциальных инвесторов. Им нужно найти генеральных директоров-учредителей, которые работали с BRX, — тех, кого уволили, и тех, кто продержался курс обучения. Поскольку BRX уже допустил нарушение доверия, комплексная проверка должна быть особенно тщательной. Если Карл и Роберт обнаружат какие-либо признаки того, что BRX плохо себя ведет по отношению к другим предпринимателям, они должны уйти.

LDP имела гораздо больше смысла в качестве партнера. Конечно, денег было меньше, и Карл и Роберт вполне обоснованно беспокоились о том, что у них закончатся деньги, прежде чем предоставить достаточно информации, чтобы оправдать второй раунд. Но насколько Карл и Роберт знали, у ЛДП может быть хорошая история поддержки своих компаний, помогая им собирать деньги в другом месте или предоставляя промежуточное финансирование самостоятельно. Возможно, они обычно занижают свое первое предложение, чтобы посмотреть, как отреагируют предприниматели, и на самом деле готовы торговаться.Такой быстрый выбор между LDP и BRX является еще одним свидетельством неопытности этих предпринимателей.

Беспокойство Карла и Роберта о контроле типично. Но в таких ситуациях контроль — это сложный вопрос. Я могу владеть 70% акций, но если венчурный капиталист дал мне достаточно денег, чтобы добраться до первой вехи, на которой у меня нет ничего действительно ценного, то я не могу контролировать по определению. Если у команды предпринимателей только 1% капитала, но они делают отличную работу, а инвестор не может нанять столь же хорошую замену, то все в руках предпринимателей.Для Карла и Роберта предположение, что размер их доли определяет уровень их контроля, лишь подчеркивает их наивность.

Хараламбос Влахутсикос ([email protected]) является советником 7L Capital Partners Emerging Europe, фонда прямых инвестиций, инвестирующего в развивающиеся европейские экономики. Он также является приглашенным профессором Афинского университета экономики и бизнеса, старшим научным сотрудником Греческого фонда европейской и внешней политики и старшим ассоциированным научным сотрудником Стокгольмской школы экономики в Санкт-Петербурге, Россия.

Этот проект намного рискованнее, чем думают Роберт, Карл и Найджел. В Восточной Европе газопроводная отрасль является политически чувствительной, а доминирующий игрок «Газпром» богат и имеет очень хорошие связи. Хотя Польша меняется, она сохраняет большую часть менталитета и рабочих привычек, навязанных 50 годами советской власти; Я бы не хотел полагаться на польские чиновники или суды, чтобы защитить меня от «Газпрома». Именно по этой причине моя компания всегда избегала инвестирования в сырьевой бизнес.Газопровод привлекает больше внимания правительств, чем шоколадная фабрика. И последнее, но не менее важное: партнеры Petrolink никогда не работали в качестве управленческой команды.

Для нового предприятия в Восточной Европе есть много непредвиденных вещей. Учреждения по-прежнему нестабильны, деловая среда нестабильна, а суды не имеют опыта работы со сложными деловыми соглашениями. Эти соображения делают доверие решающим. Поскольку каждая сторона имеет определенную степень контроля, отношения между венчурным капиталом и предпринимателем неизбежно взаимозависимы.Венчурные капиталисты могут владеть кошельками, но обычно им нужны предприниматели для управления компанией, а также для получения информации, опыта и локальных сетей. Если каждая сторона не считает, что она может доверять другой стороне, чтобы она не злоупотребляла своей властью, отношения не принесут беспроигрышного результата.

BRX явно доказал свою ненадежность. Грубая попытка Леха Войталика и Вальтера Кронбаха обмануть Карла и Роберта путем изменения пункта о разбавлении типична для аппаратчиков (если Лех действительно был членом партии), чьи сети все еще имеют влияние в сырьевых отраслях Восточной Европы.Этот шаг также предполагает, что BRX хочет получить контроль над Petrolink — безусловно, с точки зрения владения, а также, вероятно, с точки зрения принятия управленческих решений. Роберт прав, беспокоясь о том, что BRX может сделать в будущем. Поскольку 45% владения уже согласованы, далеко продвинуться не придется.

LDP был бы намного лучшим партнером. Это крупная и хорошо зарекомендовавшая себя компания, имеющая большой опыт инвестирования и помощи успешным предприятиям. И Карл, и Роберт были вовлечены в процесс комплексной проверки и положительно относились к нему, что говорит о том, что вопросы ЛДП были по существу.Ограниченный опыт LDP в нефти и газе на самом деле является преимуществом; это означает, что LDP нуждается в управленческом опыте больше, чем BRX. LDP также имеет гораздо более здоровый подход к контролю. Он просто хочет снизить высокие риски этих инвестиций.

Настоящая дилемма Карла и Роберта заключается не в том, чтобы забрать деньги BRX — им ни в коем случае не следует, — а в том, должны ли они вернуться в LDP или отказаться от сделки все вместе. Если они вернутся к LDP, им следует сосредоточиться на понимании логики предлагаемой LDP структуры сделки.Возможно, его строгие условия отражают историю инвестирования в предприятия, которые не являются капиталоемкими, или чувство недостаточного знания об отрасли. Если так, возможно, Карл и Роберт смогут убедить ЛДП вложить больше денег. Однако для этого им нужно усерднее работать, чтобы завоевать доверие ЛДП. Повышенное доверие также сделает LDP более расслабленным в отношении вопросов контроля, которые явно беспокоят команду Petrolink, и повысит вероятность того, что венчурные капиталисты предоставят команде свободу действий.

Если члены команды не могут прийти к компромиссу с LDP, они должны вернуться к своим прежним рабочим местам.Никто из них не потеряет больше шести месяцев своего времени из-за сделки, и Карлу и Найджелу будет не так сложно вернуться к Бекману, как они думают. Бекман был готов поддержать их в этом предприятии, поэтому явно ценит их. То, что они уже приобрели с точки зрения опыта работы с венчурными капиталистами, сослужит каждому из них хорошую службу в любом будущем предприятии.

Если члены команды не могут прийти к компромиссу с LDP, они должны вернуться к своим прежним рабочим местам.

Роберт также должен спросить себя, могут ли он, Карл и Найджел функционировать в качестве управленческой команды.Его реакция на шаг BRX весьма сдержанна; другие немного истеричны и лишены деловых инстинктов.

Версия этой статьи появилась в выпуске Harvard Business Review за ноябрь 2004 г.

Бери деньги и беги, аккорды — Steve Miller Band

  G   F   C 
Это история о Билли Джо и Бобби Сью.
  G   F   C 
Двое молодых влюбленных ни с чем? лучше сделать
  G   F   C 
Затем, чтобы сидеть дома, наберись кайфа, посмотри на трубку
  G   F   C 
Вот что произошло, когда они решили освободиться
  G   F   C 
Они направились в старый Эль-Пасо
  G   F   C 
Вот где они попали в большую проблему
  G   F   C 
Билли Джо застрелил человека во время грабежа? его замок
 
  G   F   C 
Бобби Сью взял деньги и сбежал
  G   F   C   F   C 
Давай, возьми деньги и беги
  G   F   C   F   C 
давай, возьми деньги и беги
  G   F   C   F   C 
давай, возьми деньги и беги
  G   F   C   F   C 
Давай, возьми деньги и беги
 
Билли Мак - детектив из Техаса.
	

Отставить комментарий

Обязательные для заполнения поля отмечены*