Ваучер ссср: Доступ с вашего IP-адреса временно ограничен — Авито

Содержание

Ваучеры 90-ых. Что это было?

 
         В октябре 1992 года в России началась ваучерная приватизация. Все граждане, независимо от пола и возраста, могли придти в Сберкассу и по свидетельству о рождении или паспорту получить ваучер, т.е. свою долю от раздела общего пирога (государства) .

В выигрыше оказались те кто по-крупному скупал ваучеры и добивался с их помощью контроля над нужными им предприятиями. Скупка происходила на всех углах.

Те кто не продал, а «вложил», тоже в основном остался ни с чем. В том числе даже самыепродвинутые. В частности один из организаторов приватизации П.Филиппов.

Как вы распорядились своим ваучером?

— Вложил в один из фондов, который был организован при Госкомимуществе, владельцы этого фонда показали нам ручкой и ушли. Т.е., я на свой ваучер не смог ничего реализовать. Но сам бумажный ваучер — не моё изобретение, а изобретение Чубайса и ребят. Но я в принципе согласился, потому что наш подход с безналичным ваучером, он вёл в тупик. Сбербанковская система просто бы захлебнулась в безналичных ваучерах.

Схема работала чётко- получил  ваучер….

продал….

или «вложил»….

как Сергей Дубинин, председатель Наблюдательного Совета ВТБ, бывший председатель Центробанка России (1995-98г.г.)
.

— Ваучер я, как и члены моей семьи, поместил в определённый инвестиционный фонд. Не помню, как он назывался. Но я знал тех людей, в руки которых передавал. Они предупреждали о рисках, которые связаны с участием в приватизации. Предприятие, куда были вложены наши ваучеры, обанкротилось. Я был полностью проинформирован об этом. У меня нет никаких претензий, потому что управляющие делали всё, что могли.

получил …

продал…

или отдал жуликам…

как Олег Вьюгин, председатель Совета директоров МДМ Банка.

— У меня было несколько ваучеров на семью, Вложили неудачно. Автовазовское… «Альянс» что-то называлось. А другой ваучер у меня дома, на нём подпись Анатолия Борисовича.

Ирина Ясина, экономист, руководитель Клуба региональной журналистики.

— Свой ваучер я отдала свекрови. У меня тогда был маленький ребёнок, и не было времени этим заниматься. Время тогда было диковатое, ребёнок хотел кушать… А свекровь во что-то вложила. Что-то в Газпром, что-то в магазин «Берёзка» и ещё куда-то.

«СП»: — Дивиденды какие-то удалось заполучить?

— Ничего. Мы всё прощёлкали.

Народ, понятное дело, «прихватизаторов» ненавидел.

Рыжый, конопатый, убил много дедушек лопатой. И бабушек.

Почему так получилось?

Экономист Андрей Илларионов, хорошо знающий либерально-реформаторскую кухню, толково объяснил http://www.kursk.kp.ru/daily/25933.3/2881287/, почему все со своими ваучерами остались у разбитого корыта.

— Мало кто уже помнит, знает, но в 1991-м Верховный Совет России, Съезд народных депутатов приняли закон «Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР». ( Я Илларионову поверил, но на всякий случай проверил. Сам-то не помнил, поскольку в 1991-м еще в Праге работал. Действительно, был такой закон. По нему каждый гражданин России должен был получить именной приватизационный счёт, на который зачислялись денежные суммы, предназначенные для оплаты приватизируемого государственного имущества. Закон не разрешал продажу приватизационных вкладов другим лицам! — Е.Ч.) Инициатором и одним из авторов закона был Петр Сергеевич Филиппов, председатель подкомитета по приватизации в Верховном совете РФ. Когда Чубайса поставили на приватизацию в правительстве, между ним и Филипповым начались жесткие споры. В конце концов в этой борьбе Чубайс «съел» своего коллегу и соратника по питерскому клубу «Перестройка».

На мой взгляд, с именными счетами Филиппова приватизация в России проходила бы медленнее, но справедливее. И дала бы возможность многим людям принять участие в процессе при понимании ими того, что они делают. Ваучеры, акции, инвестиционные фонды — все это было новое, непонятное для подавляющего большинства народа, вышедшего из СССР. Требовались усилия и время, чтобы разобраться, что к чему. Однако новая власть выбрала тактику кавалерийского наскока: быстрей, быстрей! Чтобы никто не успел опомниться и понять, что происходит. Ускоренная приватизация оказалась для этого идеальным вариантом.

«Съев» Филиппова, Чубайс изящно провернул позже операцию по замене уже узаконенных именных счетов безымянными ваучерами. Дождался августа 1992-го, когда депутаты ушли на каникулы. И Ельцин подписал указ о ваучерах.

— В чем смысл операции?

— Тогда, согласно чрезвычайным полномочиям, данным Съездом президенту, указ Ельцина вступал в силу, если в течение одной недели его не отвергал Верховный Совет. За неделю вызвать депутатов с каникул в Москву голосовать против ваучеров было физически невозможно. На это и рассчитывал Чубайс. Так ловким приемом принципиально были изменены идеология приватизации и ее законодательство.

Когда осенью депутаты вернулись в столицу, они поняли, как цинично обманула и оскорбила их исполнительная власть — правительство и президент, которым они предоставили чрезвычайные полномочия. Но было уже поздно. В любой демократической стране такие действия были бы расценены как тяжелейшее преступление против конституционного строя и привели бы к немедленной отставке виновных. Но только не в России.

Только сейчас появились т.н. «объяснения». Мол, Сбербанк тогда не был готов к введению именных приватизационных вкладов, поскольку технически это было сложно делать. Но технические сложности — не основание для нарушения закона. Сложно сделать за год? Делайте три года. Кто вас торопил? В Польше массовую приватизацию стали проводить через 6-7 лет после начала реформ. В Китае после 30 с лишним лет реформ массовая приватизация до сих пор не начата. И, кажется, нельзя сказать, что реформы и там и там оказались неудачными. Скорее, наоборот

.

А у вас был ваучер?

Альфред Кох: ваучеры придумал не Чубайс, а Советский Союз развалил украинский народ

Фото: Василий Шапошников/Коммерсантъ

Замглавы Госкомимущества в 1993–1995 годах, курировавший проведение приватизации, Альфред Кох в четверг, 17 ноября, прочитал лекцию в лектории Политехнического музея, в которой попытался развенчать некоторые устойчивые мифы о правительстве Гайдара и его реформах. Это вторая лекция из цикла, организованного фондом Егора Гайдара и посвященного мифам о реформах 90-х, который открыл экс-министр экономики правительства Гайдара Андрей Нечаев (его выступление можно прочитать здесь). Кох говорил в общем-то о тех же самых мифах: угрозе голода, ваучерной приватизации и разграблении вкладов населения, но говорил о своем понимании этих событий. Свою лекцию Кох начал с заявления, что он не является публичным политиком, а следовательно, голоса избирателей ему не нужны: «У меня нет задачи понравиться, есть задача рассказать то, что я думаю». В течение всего выступления он несколько раз повторял, что не дает моральных оценок и что ему можно либо верить, либо нет. Некоторые выдержки из лекции здесь:

Миф о разграблении вкладов граждан Андрей Нечаев рассмотрел в своей первой лекции. Это достаточно устойчивое заблуждение, что либерализация цен уничтожила накопления населения. Это одно из главных обвинений, которое ему предъявляет общественность. Поскольку в апреле 1991 года была проведена павловская денежная реформа, еще за полгода до прихода Гайдара в правительство, и в соответствии с ней все вклады населения были изъяты и направлены на погашение дефицита бюджета Советского Союза. К ноябрю 1991 года этих денег просто не существовало в природе, они уже были потрачены и, соответственно, обесценивать было нечего.
Миф о том, что Ельцин и Гайдар развалили Советский Союз.
На этот вопрос есть простой ответ: никто из правительственной команды Советский Союз не разваливал. Можно привести аргумент, что его развалил ГКЧПисты, или что он сам собой развалился. Но я приведу один аргумент, который поставит все точки на «i». Дело в том, что 1 декабря 1991 года – а так называемые Беловежские соглашения, которые зафиксировали распад Советского Союза, были подписаны 4 декабря – на Украине прошел референдум, на котором большинство граждан проголосовало за то, что Украина выходит из СССР. Этот референдум приходил одновременно с президентскими выборами, на которых победил Кравчук. Очень многие сейчас пишут, что Кучма развалил СССР, – это неправда. Кравчук одновременно получил мандат президента и мандат на выход Украины из Советского Союза. Поэтому когда они собрались в Беловежской пуще, Кравчук отказывался обсуждать любые формы сохранения Советского Союза. А без Украины обсуждать Советский Союз бессмысленно. Де-юре в этом виноват украинский народ, потому что он однозначно ответил на этот вопрос на своем референдуме. Когда собралось Беловежское совещание, у Советского Союза уже не было никаких шансов.
Миф о том, что ваучеры придумал Чубайс, чтобы обмануть русский народ и провести грабительскую приватизацию.
Это не так, ваучеры придумал не Чубайс. На самом деле, идея висела в воздухе. На первом этапе идея ваучеров не обсуждалась, мы планировали проводить банальную денежную приватизацию. Я был против ваучеров, и особых сторонников ваучерной приватизации в 1991 году в правительстве Чубайса я не знал. Эта идея начала рассматривать позднее, с апреля–мая 1992 года, когда в хасбулатовском Верховном совете начался интенсивный процесс прохождения закона об именных приватизационных вкладах. Мне было непонятно, как технически реализовывать этот закон. Когда этот закон появился – а правительство не было инициатором этого закона и вообще было против – возникла проблема, что его невозможно реализовывать. Он предполагал открытие в Сбербанке 150 млн счетов, плюс те деньги, которые клались на эти счета, брались ниоткуда – это были условные деньги, по которым надо было наладить отдельный учет. Короче, административно это была нерешаемая задача. У меня складывается впечатление, что консервативные круги в Верховном совете именно поэтому этот закон и поддержали – они поняли, что это способ остановить приватизацию. Ваучер был компромиссом. Больше половины всех акций было распределено бесплатно. Один из главных упреков – вы не выполнили закон об именных приватизационных вкладах, и поэтому ваучеры скупали специальные жулики, и народ не получил то, что он мог бы получить. Такого рода упрек не может быть принят. Я делал анализ и могу сказать, что значительная часть ваучеров была продана за небольшие деньги. Но дело в том, что скорость перехода акций, которые были розданы бесплатно трудовым коллективам, в руки предпринимателей – а это и есть фактически реализация закона о приватизационных вкладах, – почти не отличалась от скорости избавления от ваучеров. От перемены мест слагаемых сумма не меняется. Ваучерная приватизация была той редкой, если не единственной, мерой, которая народу что-то давала, а не отбирала.
Миф о голоде.
Сейчас набирает популярность точка зрения, что никакого голода не было, а значит, заслуга в его предотвращении не может быть приписана Гайдару. Главная мера, которая предотвратила голод, была либерализация цен. Одна из содержательных претензий к Гайдару состоит в том, что либерализацию цен сделали в январе, хотя ее можно было отложить, сначала снять денежный навес и тогда бы не было всплеска инфляции. Далее Альфред Кох углубился в историю СССР с 1917 до 1940 года, подробно описав причины голода в разные годы. К рассматриваемой теме, как выяснилось, имел отношение только один факт – голод в Поволжье 19211922 годов. Этот пример Кох использовал, чтобы объяснить, почему правительство Гайдара собиралось провести либерализацию закупочных цен на зерно летом 1992 года, а провело в январе.
Осенью – в ноябре 1920 года – закончилась Гражданская война, в январе началась демобилизация из Красной армии. А сев озимых в России начинается с августа и продолжается до конца октября. Озимые сеются на юге – это Северный Кавказ, Кубань, Ростовская область и значительная часть Украины – все эти части в то время советской властью не контролировались, поэтому сев озимых был провален. Когда война закончилась и началась массовая демобилизация, мужчины вернулись в деревни к декабрю–январю, когда сеять озимые было бессмысленно. Вся надежда была на весенний сев яровых, который проходит в Нечерноземье, Повольжье, Сибири. Его можно было провести на Северном Кавказе, в Кубани и на Украине. Но большевики поняли слишком поздно, что в рамках той конструкции, которая существовала в Гражданскую войну (а это продразверстка), люди не стали бы сеять пшеницу, поскольку знали бы, что ее так или иначе изымут. Началась дискуссия о замене продразверстки продналогом. Осознание этой проблемы у большевиков происходило очень медленно: первые дискуссии начались в январе, а X съезд ВКП(б) собрался только в марте. И только 15 марта было принято решение о замене продразверстки продналогом. Решение Совнаркома во исполнение решения съезда было принято 21 марта, в губернии соответствующие инструкции ушли в середине апреля, и были доведены до крестьян в начале мая. Яровой сев был сорван. И осенью 1921 года было собрано 36 млн тонн пшеницы – этого физически недостаточно для выживания 140 млн населения страны. В 1991 году осенью сев озимых тоже был сорван, и вся надежда была на яровой сев весной. Эти надежды в условиях фиксированных цен на зерно были очень и очень иллюзорны. Гайдар прекрасно знал историю X съезда ВКП(б) и знал, что если решение принимать в марте, ярового сева не будет. Закупочные цены на зерно освободили сразу – это было то, что хотели услышать колхозники, и это было главным стимулом к тому, чтобы они провели сев яровых. Тогда ресурсов для импорта продовольствия за счет перепродажи нефти не было. Гайдар не проводил либеральные или нелиберальные реформы. Это был набор необходимых мер, которые принимало бы любое ответственное правительство. Когда в аналогичной ситуации (примерно аналогичной ситуации с огромным количеством оговорок) оказалось правительство Примакова в сентябре 1998 года, у которого вице-премьером был один из лидеров коммунистической партии Маслюков, оно практически делало то же самое. И даже господин Илларионов признает, что это было одно из самых либеральных правительств. И что же заставило их быть либералами? Я не могу сказать, что курс и реформы Гайдара вообще носят хоть какую-то политическую окраску. Это был набор вынужденных мер, которые предотвратили в стране голод, который, в моем представлении, был бы точно.

Далее начались ответы на вопросы из зала.

Slon приводит их выборочно.

Результаты малой приватизации превзошли наши ожидания. Приватизация магазинов, ресторанов, предприятий бытового обслуживания ни у кого не вызывает вопросов. И я думаю, что не существует в России людей, которые бы призывали вернуть государство и наладить государственное общественное питание и бытовое обслуживание. А в 1992 году такие люди были. Например, когда я проводил приватизацию в Петербурге, выдающийся реформатор Анатолий Собчак был против приватизации диетических магазинов. Он считал, что на самом дорогом месте на Невском проспекте должен оставаться магазин «Диета». И это не его вина, это были заблуждения, которыми люди руководствовались на основании своего советского опыта.

Почему не были прописаны законодательные меры защиты населения от мошенничества на рынке ваучеров?

– Я не очень понимаю, что вы понимаете под мошенничеством. То, что люди стояли и говорили «куплю ваучер»? Что же здесь мошеннического? (Крики из зала). Если вы говорите про инвестиционные фонды, я никак не могу понять, кто вас гнал в этот «Хопер-инвест». –

Кто поступил разумней, кто пропил свой ваучер или кто его вложил?

– Это зависит от направления интереса. Я отдаю себе отчет в том, что значительная часть населения считает, что пропить было правильно. И я уважаю эту точку зрения. Это и есть свободное общество. У меня нет иллюзии убедить вас в том, что ваучеры были справедливы или хороши. Более того, я сразу сказал, что я был против. –

Группа вопросов про залоговые аукционы. Были ли их итоги предопределены. И верно ли, что из залоговых аукционов вырос олигархический капитализм, а из него то, что мы имеем сейчас.

– Это довольно странная конструкция: «из олигархического капитализма», потому что от нынешнего режима больше всего страдают олигархи.

[Событие] «Танковый биатлон» и «Морской биатлон» — Новости

Впервые в War Thunder! Мы объявляем о начале военно-спортивных соревнований: «Танковый биатлон» и «Морской биатлон». Соревнуйтесь с другими участниками в мастерстве прохождения полосы препятствий и в меткости стрельбы на современных танках и военных кораблях.

С 23 августа (14:00 МСК) по 5 сентября (14:00 МСК) участвуй в Танковом и Морском биатлонах!

На время заезда участники получают предустановленный набор техники.

  • Танковый биатлон: Т-72Б3 или Т-80У при выборе СССР. ZTZ96A при выборе Китая.
  • Морской биатлон: Пр.206 «Шершень».

Для доступа в Танковый биатлон выберите наземную технику СССР или Китая. Для доступа в Морской биатлон выберите корабль СССР.

Награды

За каждую победу в Танковом биатлоне — «Ваучер на обмен танкового камуфляжа»

За каждую победу в Морском биатлоне — «Ваучер на обмен корабельного камуфляжа»

Обменивайте ваучеры на камуфляжи!

  • Танковый камуфляж за каждые 2 «Ваучера на обмен танкового камуфляжа».
  • Корабельный камуфляж за каждые 2 «Ваучера на обмен корабельного камуфляжа».

Количество получаемых ваучеров неограниченно! Выбирайте внимательно, каждый камуфляж можно получить только один раз.

В наградах Танкового биатлона доступно 40 камуфляжей по 4 типа (красный, синий, зелёный и жёлтый) для каждого танка из списка: Т-72Б3 (будет доступен с выходом следующего большого обновления), T-80У, M1A2 Abrams, Leopard 2A5, Challenger 2 (2F), Type 90 (B), ZTZ96A, Ariete PSO, Leclerc и Strv 122.

В наградах Морского биатлона доступно 6 камуфляжей для следующих кораблей: Asheville (PGM-84), TS-Boot Proj. 206, БТК пр. 206, Fairmile D (697), Chikugo, Saetta P-494.

Обмен ваучеров на камуфляжи, а также разборка купонов производится в меню «Мастерская → Биатлон» и доступны до 14 сентября, после чего неиспользованные «Ваучеры на обмен камуфляжа» будут удалены из инвентаря.

Ваучеры на отмененные в пандемию рейсы — как вернуть деньги?

Постановление Правительства России № 991, разрешившее авиакомпаниям возмещать билеты на отмененные рейсы ваучерами, неправомерно, полагают пассажиры. Документ нарушает их права, принуждая кредитовать авиакомпании. Деньги, конечно, вернут, но только через три года. Инфляция, рост цен на билеты, возможное банкротство авиакомпании — всё это в документе не учтено. Стоит ли искать правды в судах?

Ваучеры вместо денег

С февраля 2020 года Россия ограничила международное авиасообщение. С 27 марта воздушные границы страны закрыли для туристов. Пассажиры начали обращаться в авиакомпании с требованием вернуть деньги за отмененные из-за пандемии рейсы. 

В июле 2020 года правительство России утвердило постановление, согласно которому авиакомпания может возместить ваучерами билеты на отмененные рейсы, купленные до 1 мая 2020 года. Под них попадали полеты, которые должны были состояться в период с 1 февраля 2020 года, если речь идет о Китае, и с 18 марта 2020 года, если речь об остальных странах. Чартеры в этой системе не учитывались.

Купить на ваучер новый билет можно в течение трех лет. Если пассажир этого не сделал, авиакомпания вернет ему деньги через три года плюс проценты за пользование чужими средствами по ключевой ставке Центробанка. Сейчас она составляет 4,25 %.

Вернуть деньги раньше, чем через три года, могут люди с инвалидностью, ветераны, сопровождающие инвалидов первой группы или детей-инвалидов, а также многодетные семьи с удостоверениями.

На возврат также могут рассчитывать пассажиры старше 65 лет и те, кто находится в трудной жизненной ситуации, отмечает Верховный Суд России. То есть если вы состоите на бирже труда или более чем два месяца нетрудоспособны. Деньги обязаны вернуть в течение 90 дней с момента обращения, но не позже 31 декабря 2021 года.

Кабмин издал Постановление для поддержки авиакомпаний, но не все пассажиры оказались готовы кредитовать их. Самые настойчивые дошли до Верховного Суда.  

О чем говорит судебная практика

6 февраля 2020 года адвокат Михаил Чуприков купил билеты по маршруту Волгоград — Москва — Рим и обратно. Поездка должна была состояться в конце мая 2020 года. Из-за пандемии рейс был отменен. Деньги авиакомпания не вернула — предложила ваучер.

Михаил Чуприков обратился в Верховный Суд, оспаривая отдельные положения постановления правительства России. Адвокат в своем блоге писал: в документе не гарантированы права пассажира: если авиакомпания обанкротится в течение трех лет — кто вернет деньги? 

Представитель правительства России ответил на это в суде, что в таком случае требования пассажиров «будут удовлетворены в соответствии с Законом «О банкротстве»». Иными словами, никаких гарантий, подчеркивает адвокат.

В положении также не обоснован трехлетний срок действия ваучера и возврата денег, пишет Михаил Чуприков.

Это противоречит Закону «О защите прав потребителей», соглашается адвокат Николай Фрейтак на своем канале в YouTube. Согласно статье 31 «Сроки удовлетворения отдельных требований потребителя» деньги должны быть возвращены в течение 10 дней.  

«Срок установлен исходя из анализа и прогноза восстановления экономики особо пострадавших отраслей. Учитывались в том числе рекомендации Международной ассоциации воздушного транспорта, которые опубликованы на официальном сайте. Авиакомпании наиболее пострадали. Здесь правительство из двух зол выбрало меньшее», — так обосновал этот пункт в Верховном Суде представитель правительства России в ходе судебного заседания по делу Майи Замятиной, которая купила в феврале 2020 года билет на отмененный рейс по маршруту Москва — Ницца.

Верховный Суд отказал в удовлетворении искового заявления как Майи Замятиной, так и Михаила Чуприкова. Суд постановил, что права Михаила как потребителя никак не были нарушены, потому что деньги ему вернут — через три года. 

В Европе депозитные ваучеры тоже признаны законной формой возврата денег за авиабилеты, однако пассажиру предлагается выбор — ваучер или деньги. Европейские компании предлагают бонусы пассажирам, которые согласны пойти навстречу авиакомпании. Так, Португальские авиалинии добавляют к стоимости первоначального билета 20 % для тех, кто взял ваучер.

«Никто не оспаривает, что авиаперевозки — пострадавшая от последствий распространения коронавируса отрасль экономики. Однако пандемия не повод для умаления прав потребителей и снижения их правовой защищенности. Экономические проблемы отрасли нужно решать явно не за счет потребителей, тем более тех, кто добросовестно и разумно принимал решение о покупке билетов вне угроз отмены рейсов», — отмечает Михаил Чуприков в своем блоге.

Пассажиры тоже пострадали от пандемии. Для многих из них сумма,  уплаченная за билеты, существенна. К сожалению, законодатель и судебная практика пошли по пути, который не обеспечивает подлинный баланс интересов, заключает адвокат.

По мнению руководителя юридического отдела компании «Хелп Консалтинг» Натальи Вознесенской, суды занимают жесткую позицию в отношении тех, кто купил билеты до 1 мая 2020 года и не попадает под льготную категорию. «Некоторые суды взыскивают сумму за билет со ссылкой на постановление Правительства России № 991, но указывают, что обязанность вернуть средства возникает у перевозчика по прошествии трех лет. Некоторые суды отказывают, утверждая, что пассажир не вправе до истечения трехлетнего срока обращаться за взысканием», — отмечает эксперт в комментарии Полит.ру.

Адвокат Эдуард Шалоносов полагает, что шанс вернуть деньги  есть, и он подкреплен судебной практикой. Для этого нужно доказать, что факта формирования билета не было. 

Приобрести билеты у агента или на сайте авиакомпании — это еще не значит, что агент передал деньги в авиакомпанию или что компания сформировала билет на рейс. Покупка билета — это предварительная резервация, объясняет адвокат. Соответственно, в суде можно попросить документы, подтверждающие, что рейс был сформирован. Если их нет — значит, деньги не были потрачены и их должны вернуть пассажиру. 

«Материального правового основания нет. В постановлении № 1073 написано «сформированный туристский продукт», а туристского продукта, то есть билета нет», — рассказал адвокат. 

«Случается, что авиакомпании, получив иск, возвращают деньги сразу и просят иск отозвать, — отмечает Эдуард Шалоносов. — У авиакомпании 1000 таких исков, а юристов — дай бог тридцать. Они так весь юридический отдел завалят. Либо авиакомпания уже знает, что этот судья, эта область или город сформировали свою позицию — «взыскать деньги». Зачастую им проще вернуть». 

Что касается билетов, приобретенных на несуществующие рейсы после 1 мая 2020 года, авиакомпании также предлагали их обмен на ваучеры, но доказать свое право на возврат денег в суде несложно. 

«Положение № 991 не действует на договоры с авиаперевозчиками, заключенные после 1 мая 2020 года, соответственно, применяются общие правила расторжения договора и возврата средств за билет. Поэтому, если перевозчик предлагает сертификат (ваучер) вместо возврата денег, потребитель в случае несогласия вправе получить судебную защиту и вернуть денежные средства, потраченные за авиабилет на отмененный рейс», — рассказала юрист Наталья Вознесенская.

Выходит, что судьба возврата зависит не только от того, когда пассажир купил билет, но и от везения — как бы парадоксально это ни звучало касательно судебных дел.

«Пора начать серьезный разговор – срока давности у этого преступления нет»

Опрос недели: А вы согласны с Михаилом Ходорковским, что приватизация 90-х — это непреднамеренное мошенничество?

На этой неделе отмечается 25-летие начала ваучерной приватизации в России. Каковы итоги приватизации 90-х? Какие ее последствия — как положительные, так и отрицательные — мы можем наблюдать в современной России? И как люди распорядились своими ваучерами? «БИЗНЕС Online» отвечают Андрей Нечаев, Евгений Богачев, Михаил Хазин, Людмила Китайцева, Валентин Катасонов, Марат Галеев и другие.

14 августа исполнилось 25 лет со дня начала так называемой «ваучерной приватизации» в России Фото: ©Игорь Михалев, РИА «Новости»

«ЧТО Я СДЕЛАЛ С ВАУЧЕРОМ? Я ОТДАЛ ЕГО СВОЕЙ МАМЕ, А КАК ОНА РАСПОРЯДИЛАСЬ ИМ, НЕ ЗНАЮ»

Андрей Нечаев — экономист, экс-министр экономики РФ (1992–1993):

— Я, безусловно, с этим не согласен. Думаю, что и Михаил Борисович эту фразу в качестве шутки употребил. Он сам в этой приватизации очень активно участвовал, поэтому странно от него слышать подобное. Что касается последствий приватизации, то это появление в России частной собственности, которая является абсолютно необходимым условием рыночной экономики. Сейчас, к сожалению, мы наблюдаем обратный процесс, деприватизацию и усиление роли государства в экономике и в государственной собственности. А отрицательные последствия — ну приватизация никогда не была справедливой, ни одна ее модель, тем более когда она проводится по политическим соображениям. Но без нее невозможно было создание рыночной экономики. Альтернатив тому на тот момент не было. Да и сейчас нет.

Евгений Богачев — экс-глава Нацбанка РТ, президент БК УНИКС:

— Это был полный обман. Люди работали, создавали разные фонды, что-то еще, эти ваучеры шли с дисконтом в 30–50 процентов, так что какая там выгода? Конечно обман. Что только не придумали, чтобы использовать эти ваучеры: можно было закрывать разные бюджетные долги, их продавали за 10–20 процентов от их реальной цены. Потому что люди не знали, что с ними делать. Обещали, что на ваучеры каждый купит машину себе, «Волгу». Наверное, кто-то помнит выражение: «Две „Волги“ за ваучер». Разные схемы были мошеннические. Хотя в самом начале можно было что-то поменять, правда, с большим соотношением. Я сам на эти ваучеры купил несколько акций — «Газпрома» или чего-то такого. Но, повторю, соотношение было дикое. Не то что «Волгу», даже «Запорожец» игрушечный было не купить.

Михаил Хазин — экономист:

— Я считаю, что это было сделано абсолютно преднамеренно и является даже не мошенничеством, а демонстративным воровством. Поскольку у Ходорковского рыльце в пушку, он пытается откреститься от этого дела. Любой человек, который говорит, что он был бенефициаром приватизации, не имеет никаких шансов на политическое будущее в России. Ходорковский, может, и не хочет политического будущего, но обязан выполнять задания своих патронов. А они требуют от него политической активности. Повторю, приватизация была намеренным воровством, направленным на разрушение российской промышленности и экономики. Сейчас мы видим коррупционное государство, возникшее в процессе приватизации. До сих пор российское государство не дает развиваться ничему разумному, доброму и вечному. Это тоже следствие приватизации. Те, кто получили многомиллионные — даже миллиардные — состояния, не являясь предпринимателями, не могут выдержать реальной конкуренции. С одной стороны, они продолжают коррумпировать чиновников для компенсации своих убытков. С другой, пытаются реквизировать конкуренцию, и по этой причине нет возможности роста для малого и среднего бизнеса. Что я сделал с ваучером? Я отдал его своей маме, а как она распорядилась им, не знаю.

«ПОД ВИДОМ ПРИВАТИЗАЦИИ ПРОВОДИЛАСЬ САМАЯ БЕСПОЩАДНАЯ ДЕНАЦИОНАЛИЗАЦИЯ НАШЕЙ СОБСТВЕННОСТИ, КОМАНДНЫХ ВЫСОТ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЭКОНОМИКИ»

Валентин Катасонов — экономист, профессор кафедры международных финансов МГИМО:

— То, что ваучерная приватизация является мошенничеством — это очевидно. А насчет непреднамеренного — не знаю. Ходорковский, видимо, не знал, чем он занимается. Тогда и это не делает ему чести. А итоги тех действий непростые — ограбление народа, мошенничество в крупных масштабах, выведение части активов за пределы России. Конечные бенефициары этой приватизации — не резиденты страны, зарубежные олигархи: Яков Ротшильд или лица с двойным гражданством. Тот же самый Ходорковский — транзитный олигарх. Неужели он не знал, на кого он работает? Это лукавство. Естественно, народ все прекрасно помнит. Пока не будет дана принципиальная оценка той приватизации и не будут приняты меры по постановлению законности, я думаю, у нас и дальше будут все эти энтропийные процессы происходить. Как в экономике, политике, так и в нравственности общества.

Пора набраться смелости и начать серьезный разговор по поводу приватизации — срока давности у этого преступления нет. Можно поднять результаты аудита, который был проведен 10 лет назад Счетной палатой. Доклад по итогам приватизации также изложен. Может быть, общество еще не созрело, но люди не собираются забывать. СМИ же делают все возможное, чтобы закатать приватизацию в асфальт, чтобы никто о ней не вспоминал. А свой ваучер я отдал компании, в которой на тот момент работал. Тогда была достаточно жесткая рекомендация отдать ваучер в пользу того места, где ты работаешь.

Сергей Губанов — главный редактор журнала «Экономист»:

— Такие высказывания Михаила Ходорковского и других участников, причастных к этому событию, уводят в сторону от произошедшего и его причин. Он продолжает обман общественного сознания, поскольку реформаторы начали приватизацию с обмана. Сам термин «приватизация» — обман. Пока общество будет воспринимать этот процесс как приватизацию, это будет означать, что общественное сознание не готово понять, что происходит со страной и почему.

Под видом приватизации проводилась самая беспощадная денационализация нашей собственности, командных высот отечественной экономики. Если приватизацию понимать как создание частной собственности, то она по всем канонам возникает из разделения труда, а значит, имеет производительное происхождение. У нас же отдали на потоки разграбления государственный сектор! Это денационализация не просто фабрик и  заводов, а командных высот экономики, то есть их передача из суверенитета страны в частные руки, а оттуда иностранному капиталу. Это потеря суверенитета над командными высотами экономики. Реформаторы это допустили, и эта система 25 лет действует.

С самого начала это было актом компрадорской денационализации. Команда Чубайса с подачи команды Джеффри Сакса (американский экономист, один из разработчиков экономической теории «шоковой терапии» прим.ред.) нашла форму подкупа советского директорского корпуса с помощью ваучерной приватизации. Им надо было превратить директора фабрики из советского человека в антисоветского. Была разыграна хитрая карта — им внушали, что директорат станет долговременным собственником того, что прикарманит. Но через считанные два года произошла налоговая приватизация, которая сдала с потрохами всю собственность командных высот экономики, стратегическую собственность иностранному капиталу. С тех пор в России вместо промышленного и производительного капитала господствует спекулятивный и иностранный. Отсюда дефолт 1998 года и все терзания с долларом и нефтью, экспортно-сырьевой моделью до сих пор. Если мы спустя 25 лет неспособны понять, что с нами произошло, то перспектива у нас жалкая.

Могу поделиться небольшим секретом: в июле 1990 года мне довелось работать по прямому указанию Леонида Абалкина (зампредседателя советского правительства). Тогда приехал господин Сакс со своей командой, привез нескромное предложение Кремлю. В итоге была создана советско-американская рабочая группа. Сделка была такая: вы нам — приватизацию, мы вам — кредиты. То есть «мы подкупаем высшее советское руководство, превращаем его в антисоветское». К сожалению, тогда горбачевская фракция купилась на эту сделку. С тех пор мы имеем во главе страны компрадорское политическое руководство. Это еще один важный урок, который надо понимать. Я же ваучер не брал, знал, что собственными руками народ рубит сук, на котором сидит. Тогда я понимал, что и делал все от себя возможное, чтобы открыть глаза и показать, кто захватил стратегическую инициативу и к чему это приведет. Все мои оценки были абсолютно корректны. Принимать участия в этом антинародном процессе не мог, иначе бы мне была грош цена как специалисту, экономисту и человеку, который душой болеет за свое отечество. Но тогда у меня возможностей было мало, несмотря на причастность к госплану СССР.

«ЛИЧНО Я БЫ НАЗВАЛ ЭТУ ПРИВАТИЗАЦИЮ ЖЕСТЧЕ, ЧЕМ ХОДОРКОВСКИЙ. НЕ НЕПРЕДНАМЕРЕННЫМ, А УЗАКОНЕННЫМ МОШЕННИЧЕСТВОМ»

Шамиль Агеев — председатель правления ТПП РТ:

— Итог этой приватизации печальный. Я не стал бы сейчас комментировать слова Ходорковского, но в результате получилось несправедливое разделение. Приватизация была очень неудачно проведена. И делалось это сознательно, потому что в ведомстве Чубайса, которое этим занималось, сидело большое количество консультантов из США. У нас в Татарстане приватизация проходила более-менее под влиянием государства, поэтому нам удалось сохранить заводы. А в целом по России очень здорово пострадал оборонно-промышленный потенциал. Поэтому приватизация, как я считаю, сознательно была направлена на снижение резервов России.

Из положительных итогов в какой-то степени можно назвать развитие предпринимательской инициативы и, как следствие, производства. А из отрицательных то, что слишком большое разделение получилось в обществе по доходам. Это самое неприятное. У населения все равно в голове сидит, что приватизация произошла несправедливо. И вот это образовавшееся недоверие мешает развитию нашего общества. Например, сейчас мы видим недоверие к банковской системе. И в этом отношении государство тоже как-то самоустранилось, западный опыт не используется. В третий раз наступаем на те же грабли. Ну а я свой ваучер, по-моему, даже не успел ни на что обменять. У нас в республике тогда было две программы, по которым должна была проходить приватизация. Но в итоге обе их положили на полку, и вся приватизация пошла стихийно.

Яков Геллер — генеральный директор ГУП «Агентство по государственному заказу РТ»:

— Лично я бы назвал эту приватизацию жестче, чем Ходорковский: не непреднамеренным, а узаконенным мошенничеством. Потому что все делалось по действующему законодательству. Понятно, что легче всего обманывать безграмотных, тех, кто никогда не понимал, что нужно делать с этим ваучером. Хотя даже такие умные, как я, тоже отдали свой ваучер непонятно куда. А те, которые понимали, что нужно делать, достигли своей цели. И те миллиардеры, которые существуют сейчас, в основном вышли из ваучерной приватизации. Они, действительно, цели достигли. Есть такая пословица: хорошо бы быть таким умным сейчас, как моя жена потом. И я хочу быть таким умным. Конечно, все бы мы поступили по-другому в прошлом, если бы у нас была такая возможность и не допустили всего этого узаконенного мошенничества. Но что сделаешь, мы живем там, где живем.

Если же говорить о позитивных моментах этой приватизации, в 90-х годах в одной из газет напечатали мое интервью со словами: «Человеку должно быть что терять». И тогда многие люди подвергли меня обструкции, потому что тогда считалось, что максимум, что человек может оставить наследникам, как говорил Жванецкий, это рецепты на лекарства. И вот эта вся приватизация привела к тому, что у большинства из нас есть что терять. А это уже другая формация. Это другая общность людей, объединенных святостью частной собственности. Так природа распорядилась, что человеку должно быть что терять. Это главный положительный итог приватизации. А люди, которые ответственны за свою собственность, за наследство, берегут свою формацию от катаклизмов. Потому что при катаклизмах в первую очередь теряется собственность. А свои ваучеры мы с женой отдали в фонд «Образование», и на этом все кончилось, мы о них забыли. Сейчас где-то там, у Алексея Семина, все эти наши несбывшиеся «Волги», которые нам обещал Чубайс за каждый ваучер. Так что я особенно не переживаю.

Рустам Курчаков — экономист:

— Не совсем согласен с Ходорковским, я думаю, это было все-таки преднамеренное мошенничество. Потому что намерения были ясны: отобрать активы, то, что было в общественной собственности, приватизировать. Явными эти намерения стали теперь, спустя много лет, а тогда, конечно, были туманными. Что касается последствия — это дикий бессмысленный капитализм. Это была нищета, прежде всего духовная, хотя и материальная тоже. У меня ваучеры были, их вручили всем, но я ими никак не распоряжался. Просто не было времени. Да и интуитивно чувствовалось, что это бесполезные бумажки.

«ГОСПОДИН СЕМИН СЕЙЧАС МИЛЛИАРДЕР И ВЛАДЕЕТ ДЕСЯТКАМИ ТЫСЯЧ ГЕКТАРОВ ЗЕМЛИ, А ЧТО ИМЕЮТ ОСТАЛЬНЫЕ?»

Марат Галеев — заместитель председателя комитета по экономике, инвестициям и предпринимательству Госсовета РТ:

—  Я бы не стал говорить о мошенничестве, как Ходорковский. Тем более странно это слышать от человека, который был активным участником этого процесса, с самой нулевой отметки. Дело в том, что приватизация была необходимым элементом для перехода к новой системе хозяйствования. Это нужно было делать, и аналогов этому в мире, по сути, не было, тем более в стране с таким состоянием экономики, которое было в то время в Советском Союзе. Понятно, что приватизация была проведена далеко не идеально, но в той ситуации идеальной модели в принципе не могло быть. Можно ли было сделать что-то по-другому? Теоретически — можно, особенно в малом бизнесе. Здесь были возможности расширить круг собственников. Но это не было сделано намеренно, хотя попытки такие были. Мало кто помнит главного приватизатора Москвы по фамилии Пияшева (заместитель генерального директора департамента мэра Москвы Лариса Пияшева — прим. ред.). У нее была идея — специально организовать приватизацию малых предприятий, небольших магазинов, возможно, широкому кругу лиц. Понятно, что ей не дали этого сделать, — ее быстро удалили.

Но недостаток российской приватизации даже не в том, как это было сделано, а в том, что она делалась без закона, по указу президента. Не смогли принять закон о приватизации и пустили это дело по указу, где влияние субъективного фактора авторитетных лиц, принимающих решения в исполнительной власти, было очень большим. А в Татарстане особенности приватизации были свои. У нас она проходила по закону, принятому госсоветом республики. И наряду с ваучерной приватизацией были так называемые приватизационные чеки, что позволило сохранить часть собственников на территории республики. Мы сохранили львиную долю лучшей собственности, наиболее эффективной, что не позволило внешним желающим приобрести нашу собственность и несколько отбило «внешнюю агрессию» приватизаторов.

Лично я рассматриваю факт приватизации не с той позиции, что кому-то что-то досталось. Задача была в том, чтобы найти эффективного собственника. Но удалось ли это сделать? Ответ на этот вопрос до сих пор не дан. Его может дать только время… Я в 1990 году работал в обкоме партии, был по делам в Госплане СССР. И там была абсолютно неуправляемая ситуация, никто не занимался проблемами экономики. Большинство работников занимались личными вопросами. Де-факто управляемой экономики тогда уже не было. Поэтому в той конкретной исторической ситуации приватизацию действительно нужно было проводить. А я, когда получил ваучер, работал на госслужбе, и закон запрещал нам его использовать. Я с ним быстро расстался, отдав в национальный инвестиционный фонд. И никаких усилий не предпринимал, чтобы получить некую собственность для извлечения прибыли. В этом смысле я действовал осознанно и не жалею об этом, потому что если бы я в это дело полез, вряд ли бы мы с вами сегодня разговаривали. С моим-то характером…

Павел Сигал — президент центра микрофинансирования:

— Насчет преднамеренного мошенничества — я думаю, что это ерунда. Ну а об итогах  приватизации столько писали, столько говорили, что уже и нечего добавить. Я обменял свои ваучеры на акции «Газпрома», и эти акции у меня до сих пор лежат. Я не знаю, какой курс у них сейчас, но в какой-то момент они действительно стоили как две «Волги», как это предсказывал Чубайс. Все зависело от того, куда вложить эти ваучеры. Я знаю массу людей, которые обменяли их на акции татарстанских предприятий, — и что они сейчас имеют? Но главное последствие приватизации в том, что у нас рынок запущен, рыночная экономика работает. Худо-бедно, но работает. И другого варианта не было. Все уже забыли, как в 1990 году было 18 видов талонов и жрать было нечего. Колбасу, масло, сыр, водку — мы все получали по талонам. Я детское питание для своего ребенка таскал из Москвы, если мне удавалось его там достать.

А что касается Ходорковского — он что, ЮКОС купил по рыночной цене, что ли? Вопрос риторический. Вы сами свой ваучер куда вложили? В инвестиционный фонд? Все эти фонды свое существование для вкладчиков закончили очень печально. Вспомните историю фонда «Образование». Господин Семин сейчас миллиардер и владеет десятками тысяч гектаров земли, а что имеют остальные? А он, став миллиардером, живет во Франции. А что получили остальные вкладчики? И это риторический вопрос. Я надеюсь, что эти времена не повторятся. Россия второй раз этого не выдержит.

Людмила Китайцева — председатель совета банковской ассоциации РТ:

— Я на эту тему ничего сказать, не могу, потому что как банки мы этим вопросом не занимались, с ваучерами не работали. Я и сама не поняла суть этой приватизации. Я даже не помню, кто и когда дал мне этот ваучер. Но я отдала эту бумажечку своей сестре, потому что ей надо было создавать какое-то предприятие, акционировать его. Потом она его куда-то вложила — и все на этом. Дальнейшую судьбу ваучера я не знаю. Тогда же государственные предприятия становились коммерческими. Вот они из государственных предприятий и преобразовались в коммерческие. И, в конце концов, когда они перепродали свое предприятие, сестра какие-то дивиденды получила и купила на них однокомнатную квартиру. Так что я считаю, что это для нашей родни был положительный эффект от приватизации. И я рада, что смогла помочь своей сестре. А как все это было у других, я не знаю.

28 лет эксперименту с «ваучерами»

Приватизационный эксперимент с «ваучерами» привел к негативному результату, считает руководитель департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при Правительстве РФ Константин Ордов.

28 лет программе «ваучера»

Указом президента РФ от 14 августа 1992 года в России были введены приватизационные чеки, предназначенные для обмена на акции приватизируемых предприятий. В оборот они пошли с 1 октября 1992 года, т. е. 28 лет назад.

В народе приватизационные чеки получили название «ваучер» –  данное слово вместе с фамилиями «Гайдар» и «Чубайс» стало в России ругательным. Так даже называли домашних питомцев, особенно пострадали рыжие собаки и коты.

После развала СССР и появления нового российского государства команда «младореформаторов» во главе с Егором Гайдаром и Анатолием Чубайсом пришла к выводу, что в стране недостаточно средств для выкупа государственных предприятий.

Одновременно с этим в российском законодательстве был заложен принцип бесплатного раздела государственной собственности между гражданами – по этому поводу в последний советский год в РСФСР было принято несколько законов.

10 ноября 1991 года Чубайс стал председателем Государственного комитета РСФСР по управлению имуществом в ранге министра, и под его руководством была разработана программа приватизации. Уже 27 декабря 1991 года этот документ был принят президиумом Верховного совета РСФСР, а 29 декабря подписан российским президентом Борисом Ельциным.

На основании этой программы будет выстроена вся программа приватизации в России, которая через 10 месяцев приведет к появлению «ваучеров». Апофеозом процесса станут залоговые аукционы 1995 года, но общество их уже не заметит.

Чубайсу тогда было 36 лет, и до 1990 года он являлся доцентом в ЛИЭИ (современный ИНЖЭКОН, вошедший в 2012 году в СПбГЭУ), затем под руководством Собчака трудился в Ленгорисполкоме и отвечал в Северной столице за рыночные реформы.

Серьезного опыта государственного управления Чубайс не имел, являлся теоретиком, а не практиком, молодым преподавателем – сегодня такие люди часто дают комментарии СМИ буквально по всем экономическим вопросам.

Либеральные реформы дорого стоили стране

«Слово «ваучер» действительно стало ругательным – большинство людей не получило того, что являлось задачей приватизации с использованием приватизационных чеков. Были разговоры про две «Волги», но граждане в основном стали жертвами этой финансовой аферы, когда «ваучеры» продавались за бутылку водки или вкладывались в наспех созданные фонды», – заключает Ордов.

ФБА «Экономика сегодня» &nbsp/&nbsp

Чековые инвестиционные фонды, организованные под эту программу, в основном имели мошеннический характер. В любом случае, они не дали практического результата, за исключением нескольких структур, которые не могли сделать погоды.

Достаточно быстро «ваучеры» стали выкупать у населения как металлолом или стеклотару, а то и просто обменивать на водку.

«Важно понимать, что тогда была задача перехода от государственной собственности к частной для того, чтобы в стране заработали рыночные механизмы, поэтому ничего не делать также было нельзя. Тут мы можем только посмотреть на опыт Китая и стран бывшего Соцлагеря, которые столкнулись с аналогичной проблемой, что и Россия», – констатирует Ордов.

В Европе реализовывали данный процесс не настолько быстро и не настолько самозабвенно, и там добились лучших результатов.

«Мы ударились в рыночные дебри и прыгнули в омут с головой без всякой мысли о необходимости сохранения социальной стабильности и социальных функций государства. Тогда в России сложилась непростая ситуация – были задержки по пенсиям и дефицит бюджета, поэтому нужно было совершать быстрые действия», – резюмирует Ордов.

Задача у экономических и политических властей в 1992 году была непростая, но для этого надо еще было довести страну до такого состояния, хотя проблемы были связаны не только с Ельциным, но и с перестроечными реформами Горбачева.

«После этого в России сформировалась олигархическая система, не нацеленная на социальное развитие. Приватизация, реализованная под правильными лозунгами, была использована для обогащения отдельных лиц», – заключает Ордов.

Главный вопрос при оценке времен «первичного накопления капитала» в РФ связан с тем, какие ошибки были тогда совершены.

Чубайса и Гайдара сложно заподозрить в неискренности: они действительно хотели провести в России либеральные реформы так, как они их понимали, но конечным результатом их деятельности стал дефолт 1998 года и фактический разворот страны назад.

«Что-то хорошее тогда было, сегодня мы живем лучше, но были использованы неоправданные методы», – констатирует Ордов.

Еще тогда был революционный радикализм, когда люди не смотрели на последствия и руководствовались «благой идеей». Можно вспомнить радость Гайдара от результатов введения закона о свободе торговле в РФ в виде открытия в Москве массовых барахолок.

wikipedia.org &nbsp/&nbsp

«Бедность начала девяностых связана с зависимостью советской экономики от экспорта сырьевых товаров. Тогда цены на них упали – это сформировало дефицит и невозможность государства платить по долгам. Наступил полноценный государственный кризис, и с этим нужно было что-то делать, но это не отменяет последствий», – резюмирует Ордов.

Реформы можно было провести иначе, и госсобственность справедливей разделить между гражданами. На практике программа «ваучера» легитимировала процесс развала и раздела целых отраслей российской экономики.

Ваучерная приватизация России — Кофейня Tontine

После распада Советского Союза в 1991 году отказ от социализма в его бывших республиках ускорился. В частности, в России промышленность приватизировалась бешеными темпами. Сначала это было сделано путем так называемой «чековой приватизации», когда акции покупались обычными людьми с помощью чеков, выданных почти всем российским гражданам. Можно было ожидать, что такая программа приведет к широко распределенному контролю над бывшими государственными предприятиями.Однако менеджеры, знавшие свои фирмы лучше, чем кто-либо другой, и банкиры, которых почти обанкротившееся государство отчаянно нуждалось в суде, в конечном итоге получили чрезмерный контроль над российской промышленностью. Какими бы ни были его надежды, ваучерная приватизация и последовавшие за ней еще более сомнительные схемы явно провалились.

Россия в 1990-е годы

В 1990 году Советский Союз был на грани распада. Михаил Горбачев все еще был Генеральным секретарем Коммунистической партии и Президентом Советского Союза, но шел по канату между двумя непримиримыми фракциями.Сам Горбачев был реформатором, но осторожным. Он выступал за некоторую децентрализацию, но также за сохранение СССР. Он не стремился поддерживать социализм в том виде, в каком он существовал тогда, и не принимал капитализм. Таким образом, он оказался зажат между коммунистическими сторонниками жесткой линии, которые хотели сохранить социализм, и «либерализаторами», такими как будущий президент России Борис Ельцин.

Горбачев не смог сохранить равновесие, к которому он стремился, и раскол между сторонниками жесткой линии и либералами вылился почти в гражданскую войну.В 1991 году коммунистическая попытка государственного переворота провалилась, и баланс сил решительно изменился в пользу либералов. Результатом стал распад СССР, отставка Горбачева и отказ от социализма в России. Ельцин твердо поставил Россию на путь быстрого перехода к рыночной экономике. Он назначил Анатолия Чубайса министром по управлению государственным имуществом (ГКИ). Чубайс возглавил схему приватизации по демонтажу комплекса неэффективных государственных предприятий (ГП), завещанных российскому государству СССР.

Ваучеры

В ходе приватизации в России использовались ваучеры, выдаваемые обычным гражданам, которые они затем могли использовать для покупки акций ГП. Хотя реформы Ельцина вызывали споры, ваучерная приватизация поначалу приветствовалась большинством населения. Когда дело дошло до реструктуризации финансово неустойчивого государства, приватизация была единственным шагом, который не причинил прямого вреда обычным людям, в отличие от повышения налогов, сокращения расходов, ужесточения денежно-кредитной политики или ослабления контроля над ценами.Предлагая акции приватизированных компаний по низкой цене или бесплатно, этот процесс казался благом для среднего россиянина.

Первым шагом в приватизации российских госпредприятий стала их реорганизация в юридические лица. Горбачев уже стремился предоставить менеджерам больше автономии в своих фирмах. Теперь компании формально реорганизовывались в акционерные общества западного типа со всеми атрибутами капиталистических предприятий, такими как корпоративные уставы и советы директоров. Затем, в 1992 году, россиянам предложили приватизационные ваучеры за небольшую плату в 25 рублей.Ваучеры имели номинальную стоимость 10 000 рублей, поэтому подавляющее большинство людей платило за их приобретение. Ваучеры были оборотными ценными бумагами, то есть они продавались на вторичном рынке, и срок действия каждой из них истек в конце 1993 года. Это была приватизация с головокружительной скоростью.

В качестве оборотных ценных бумаг ваучеры торговались на десятках бирж по всей России. Действительно, доверие к программе приватизации можно было отследить по ценам ваучера. Например, в течение нескольких месяцев после их введения они торговались примерно по половине номинальной стоимости, поскольку будущее экономических реформ и политики приватизации выглядело неопределенным.Однако после того, как Борис Ельцин выиграл референдум в апреле 1993 года, который, по сути, был публичным вотумом доверия его президентству, цены снова выросли до номинальной.

Пока схема кажется относительно простой; Людям давали ваучеры, которые они могли обменять на акции или продать третьей стороне, которая могла бы обменять их на акции позже. Тем не менее, точный способ приватизации фирм варьировался, поскольку работникам и менеджерам госпредприятий был предоставлен некоторый выбор в отношении того, как продавать своих работодателей.В некоторых случаях миноритарная собственность на ГП предоставлялась работникам бесплатно. В других случаях менеджеры и рабочие могли покупать акции по цене, в 1,7 раза превышающей балансовую стоимость активов компаний в июле 1992 года. Однако, учитывая высокую инфляцию, это была устаревшая оценка и, таким образом, по сути, тоже была распродажей.

В зависимости от подхода, выбранного рабочими и руководителями фирмы, этим инсайдерам было отдано от 25% до 50%. Государство часто сохраняло до 40% акций предприятий даже после первого раунда приватизации в 1992-93 годах.При типичной приватизации небольшое количество акций, около 5% от общего числа, было продано за наличные, выручка от которых использовалась для финансирования программы. Таким образом, оставалось до 30% акций приватизированных фирм для тех, кто покупал ваучеры в формате аукциона.

Чистые результаты этого первого раунда приватизации были замечательными во многих отношениях. Во-первых, это была доля приватизированной промышленности. Уже к сентябрю 1993 года, когда не прошло и года программы ваучерной приватизации, более 20% российских промышленных рабочих были наняты частными фирмами.К следующему году примерно 15 000 фирм были приватизированы с помощью ваучеров. Во-вторых, эти фирмы, как правило, продавались по очень низкой цене. Отклонение оценок, подразумеваемых этими покупками ваучерами, приводит к оценке совокупной стоимости всей российской промышленности примерно в 5-10 миллиардов долларов, что составляет невероятно небольшую часть российского ВВП (см. Бойко и др. В разделе «Дополнительная литература» ниже). . Эти активы по сути отдавались.

Олигархия

Каким бы ни был ее исход, программа ваучерной приватизации, похоже, должна была привести к широкому владению бывшими госпредприятиями.В конце концов, существенные доли были разделены между работниками этих фирм, а большая часть остальной собственности была передана населению по невысокой цене. Однако олигархический характер российской промышленности сегодня резко контрастирует с этим видением. Для этого есть несколько причин, многие из которых связаны с характером второго раунда приватизации, проведенного позднее в этом десятилетии.

Даже в условиях ваучерной приватизации 1992–1993 годов менеджеры часто получали чрезмерный контроль над проданными более ценными компаниями.В первую очередь это произошло по двум причинам. Начнем с того, что менеджеры обычно лучше знали свои фирмы и других специалистов в своих отраслях, чем работники или внешние инвесторы могли бы иметь в такой зарождающейся рыночной системе. Только менеджеры могли определить ценность разорения. Во-вторых, нисколько не повредило то, что некоторые получили выгоду от богатства, которое они присвоили у своих фирм в предшествовавшие хаотические годы, и, как упоминалось ранее, многие фирмы были проданы почти за бесценок. Возьмем, к примеру, «Газпром», монополиста в области природного газа в России.Он был продан за 250 миллионов долларов ваучерами в 1994 году; всего два года спустя его акции торговались в США по цене около 37 миллиардов долларов.

Однако чеканка олигархического класса в России в основном стала возможной благодаря более позднему этапу приватизации промышленности страны в рамках программы «ссуды в обмен на акции». Принятая Ельциным и Чубайсом схема кредитов в обмен на акции стала ответом на углубляющийся финансовый кризис в России. В рамках программы акции двенадцати госпредприятий были использованы для получения кредитов на общую сумму 800 миллионов долларов.Эти фирмы были в основном заняты в экспортно-зависимой нефтяной и металлургической отраслях, переживая эпоху низких цен на их продукцию. В конце концов, правительство оказалось не в состоянии выплатить какие-либо ссуды, и поэтому кредиторы, в основном банкиры с политическими связями, должны были сохранить акции.

Концепция финансово напряженного государственного заимствования под свои крупнейшие активы, акции госпредприятий в случае России, может показаться не слишком проблематичной, да и сама по себе, возможно, не была таковой.Однако аукционы, на которых оценивалась стоимость акций, часто были сфальсифицированы. Например, в конце 1995 года аукцион по ссуде 40% акций пятой по величине российской нефтяной компании «Сургутнефтегаз» проводился в отдаленном сибирском городе, аэропорт которого по необъяснимым причинам закрылся незадолго до аукциона. Только два участника торгов смогли явиться. Во многих других случаях заявки, требуемые от потенциальных участников аукциона, отклонялись по сомнительным причинам.

В случае «Сургутнефтегаза» 40% -ная доля государства была оценена в 88 миллионов долларов, что соизмеримо с оценкой всей компании в 220 миллионов долларов.Всего два года спустя, после первичного публичного размещения акций, Сургутнефтегаз стоил около 6 миллиардов долларов; однако цены на продаваемую нефть за это время выросли незначительно. Таким образом, многие утверждают, что государственные фирмы не только продавались со значительными скидками в качестве подарка союзникам правящего правительства, но и что эта схема позволила создать олигархическую элиту России. В самом деле, возьмем пример теперь эмигранта Михаила Ходорковского, который приобрел ЮКОС, одного из крупнейших производителей нефти в России, всего за 300 миллионов долларов в рамках этой программы.

Альтернативы

Те, кому нравится противопоставлять неоднозначный успех перехода России к капитализму более постепенному подходу, принятому Китаем, часто подчеркивают различия в своих темпах. В России головокружительные темпы приватизации часто объясняются ее шаткой политической основой. Хотя их часто считали лучше, чем возвращение к коммунизму, Ельцин и его реформы не пользовались популярностью у многих. Вера общества в способность государства проводить реформы всегда вызывала сомнения.

В преддверии переизбрания Ельцина Анатолий Чубайс, разрабатывая эту политику, возможно, искал политической поддержки олигархов, обогащенных за счет приватизации. Действительно, многие из них владели влиятельными медиа-активами. Примите во внимание, что в 1996 году, когда Ельцин был переизбран с 55% голосов, «Газпром» был миноритарным владельцем телекомпании НТВ и даже совладельцем того, что раньше было официальной газетой молодежной организации Коммунистической партии, которая к 1990-м годам стала одной из самых читаемых газет в России.

Список альтернативных подходов не заканчивается постепенным переходом, предпринятым Китаем. Другие страны Центральной и Восточной Европы также отошли от коммунизма такими же быстрыми темпами, как и Россия, но некоторые сделали это с помощью схем, которые позволяли распределять доходы от приватизации более широко и без создания того же олигархического класса. Например, в Польше были созданы паевые инвестиционные фонды для владения акциями государственных предприятий. Зачастую ими руководили профессиональные портфельные менеджеры из-за границы.В Польше люди обменивали свои ваучеры на акции этих «Национальных инвестиционных фондов», а не на акции самих отдельных бывших госпредприятий.

Урок

Какими бы ни были упущенные возможности, сегодня Россия — одна из самых богатых из бывших советских республик. Тем не менее, это также нация, в которой судьба ее промышленности, кажется, весьма оторвана от состояния ее народа. В России промышленная мощь сосредоточена в относительно небольшом количестве фирм, принадлежащих частным лицам, наиболее важные отношения которых связаны с политическим руководством страны.История того, как это произошло, уходит корнями в то, как приватизация промышленности была проведена более двух десятилетий назад.

Больше из кофейни Tontine

Прочтите о тяжелом переходе другой страны к капитализму, Албании. Также узнайте больше о роли нефти в прекращении холодной войны.

Дополнительная литература

1. Boycko, Maxim, et al. «Приватизация России». Документы Брукингса об экономической деятельности, вып. 1993, нет. 2, 1993.

2. Хейс, Джеффри. «Российская приватизация и олигархи». Факты и подробности, май 2016 г.

3. Стэнли, Алессандра. Российский банковский скандал представляет угрозу будущему приватизации. The New York Times, 28 января 1996 года.

4. Воровство века: приватизация и разграбление России: интервью с Полом Хлебниковым. Многонациональный монитор, 2002.

5. Трейсман, Дэниел. «Возвращение к« Ссудам за акции »». Постсоветские дела, 2010, с. 207–227.

Чековая приватизация в России: националистическая и капиталистическая политика?


Марта Чочи

После распада СССР был проведен ряд реформ по приватизации государственных активов.Масштабная программа приватизации, которая предусматривала передачу государственных активов и акций в промышленном, энергетическом и финансовом секторах, выданных российским гражданам по ваучерной схеме, была частью перехода от плановой экономики к рыночной. В других странах бывшего Советского Союза, таких как Чешская Республика и Литва, маркетинг и продажа ваучеров были запрещены правительством специально, чтобы избежать концентрации богатства в руках предыдущей коммунистической элиты.Напротив, в России правительство разрешило продажу акций на законных основаниях. Поощрение приватизации среди граждан первоначально привело к всеобщему консенсусу и распределению богатства, но вскоре обнаружило свою темную сторону как националистическое средство, способствующее концентрации собственности и национального богатства в руках нескольких богатых людей в среднесрочной перспективе. Поскольку это привело к увеличению разрыва в благосостоянии, она получила название katastroika , что часто называют одним из самых «катастрофических экономических коллапсов мирного времени в индустриальной стране» за всю историю.

Из-за нехватки времени и доступа к информации, относящейся к реальной рыночной стоимости, рабочие и крестьяне продавали свои ваучеры классу промышленных менеджеров по рыночной цене, значительно ниже реальной или номинальной рыночной стоимости акций. Эти хорошо информированные инвесторы (которых впоследствии стали называть «новыми русскими» или олигархами) стремились воспользоваться такой возможностью. После многих лет коммунистического протекционизма и национализации им наконец открылась дверь для инвестирования в капитал и акции.В таком сценарии бизнесмены и рабочие обращались к одним и тем же оправданиям, чтобы мотивировать свое предпочтение ваучерной приватизации, а именно, что продажа ваучеров укрепит систему социальной защиты и защитит население. Если верно, что ваучеры представляют собой государственные активы, то также верно и то, что их можно было получить за наличные, таким образом удовлетворяя краткосрочные потребности в период нехватки предметов первой необходимости.

Российская экономика стояла на коленях в начале 1990-х: ее размер, по оценкам, составлял половину от экономики США, а ее показатели отставали во всех основных областях, от потребительского спроса до компьютеризации, инноваций и социального обеспечения.Тогда может показаться приемлемым оправдать ваучерную приватизацию незнанием ее потенциальных последствий. Тем не менее, эти аргументы не оправдывают ожиданий в том смысле, что то, что было поставлено на карту (собственность и управление государства), кажется слишком ценным, чтобы просто уступить этим объяснениям. Скорее, кажется разумным дополнить эти аргументы объяснением, что бизнесменами двигало желание сосредоточить корпоративное управление в своих руках, а работникам не хватало знаний, чтобы понять, что поставлено на карту.Незнание непонимания значения ваучеров было наследием 70-летнего коммунистического правления, в течение которого собственность была национализирована, и самой насущной мыслью многих россиян было закупить хлеб для удовлетворения основных потребностей на следующий день.

Политическая элита, стоящая за программой ваучерной приватизации — председатель Госкомимущества Чубайс — осознала, что передача акций сотрудникам была бы слишком дорогостоящей как в политическом, так и в экономическом плане. Тем не менее, они отметили, что этот шаг может служить их среднесрочным и долгосрочным интересам; Передача прав собственности рядовым работникам не обязательно означала бы передачу структурно встроенных долей собственности или корпоративного управления работникам.Более того, подобный шаг вряд ли был бы воспринят коммунистической партией, и, имея широкую межпартийную политическую поддержку, таким образом, был бы легко и быстро одобрен. Чубайс и его либеральная команда выдвинули требование, чтобы работник оставался на усмотрение (без посредничества профсоюзов) продавать или продавать ваучеры по его или ее воле. И снова упор был сделан на то, чтобы оставить открытыми все возможности для передачи ваучеров от рабочих правящей экономической элите.

Как и предполагалось, передача ваучеров и акций сотрудников руководящему классу не привела к де-факто управлению принятием решений, передаче управления или доступу к исполнительному совету и не сопровождалась передачей прав собственности . Возник разрыв между распределением собственности и фактическим структурным контролем собственности. Как это ни парадоксально, несмотря на свое новое положение владельцев, работники не могли получить доступ к процессам принятия решений и не могли повлиять на свою собственность.Работникам не хватало информации о своих правах, и зачастую у них не было средств доступа к средствам судебной защиты, чтобы оспорить своих работодателей на законных основаниях. Более того, как наследие коммунистической идеологии профсоюзы все еще входили в состав ФНПР (Федерации независимых профсоюзов), которая включила в свою структуру те самые промышленные управленческие классы, которые долгое время обладали властью над рабочими. Интуитивно не было разделения интересов между правящим классом и рабочими.

Все отрасли в России были вынуждены либерализовать сбыт своих акций.Только несколько промышленных комплексов, связанных с государством (включая Газпром), были освобождены от этого правила, так что движение акций могло быть ограничено и контролировалось. В течение начального периода после начала программы ваучерной приватизации, управленческий и промышленный класс действительно отдавал предпочтение ограничению продажи ваучеров, оставив их в руках рабочих. Таким образом можно было защитить национальное богатство России от внешних покупателей или иностранных инвесторов.Управленческий класс думал о том, чтобы контролировать отдельных акционеров, владеющих акциями, чтобы контролировать сами акции. Их первоначальная позиция изменилась, когда Чубайсу удалось убедить промышленную элиту в желательности полной передачи акций.

Чубайс, безусловно, умел играть в свои карты и настаивал на полной передаче акций от российских рабочих любому покупателю, потому что он знал, что сторонним покупателям будет сложно выйти на российский рынок акций; в результате жесткого контроля, который российский класс менеджеров осуществлял над своими работниками, сам класс менеджеров по-прежнему оставался бы конечным получателем проданных ваучеров.В этом сценарии менеджеры часто обманывали и уговаривали рабочих продать им свои ваучеры, предупреждая, что, если они будут действовать иначе, предприятие будет поглощено иностранными фирмами или, что еще хуже, обанкротится. Либо из-за принуждения, либо из-за свободной воли рабочих доля управляющих увеличилась с 8% до 20% по сравнению с первоначальным распределением ваучеров в первые месяцы программы приватизации.

Одним из способов незаметно побудить работника продать ваучер менеджеру было создание на фабрике офиса по объединению ресурсов, где рабочие могли бы объединить свои акции.Таким образом, работник оставался законным владельцем чековой акции, но не мог контролировать ее; технически ваучер больше не представляет собой долю фабрики, а скорее часть фонда фабрики; следовательно, не было возможности выкупить его. Точно так же другая стратегия побудить рабочих продавать свои ваучеры промышленной элите заключалась в приостановке выплаты заработной платы, чтобы рабочие, отчаянно пытаясь заработать какую-либо сумму денег, продавали свои акции напрямую менеджерам, а не сторонним покупателям.Рабочим было трудно сопротивляться менеджерам в то время, когда рабочих мест не хватало, а фабрика, на которой они работали, была единственным жизнеспособным вариантом для трудоустройства, потому что она часто представляла собой единственный промышленный комплекс на обширной территории или потому что обеспечивала жилье. В результате этих соображений перспектива потерять работу была устрашающей.

Российское правительство также способствовало снижению морального духа населения в годы приватизации. В Чешской Республике за приватизацию выступали частные компании, а не правительство.Чешское правительство, которое беспокоилось о накоплении богатства в руках немногих, сформулировало публичные сообщения таким образом, чтобы минимизировать привлекательность акций. В таком процессе реальная стоимость акций снижалась с помощью риторических средств, а частные приобретения не допускались. Напротив, в России правительство на словах завышало стоимость акций и применяло популистский подход, что привело к разочарованию общественности, когда обнаружилось, что заявленная стоимость акций была нереально завышена.

В теории прав собственности хорошо известно, что если право собственности каким-либо образом защищено и ограничено, то стоимость этой собственности будет расти; и наоборот, если акция является полностью и продаваемой без ограничений, это означает меньшую защиту. Независимо от того, кто виноват в той роли, которую приватизация сыграла в стимулировании концентрации богатства, интересно отметить, что, как это ни парадоксально, конечное предпочтение управленческого класса полностью торгуемой ваучерной приватизации свидетельствует о националистических настроениях, направленных на ограничение конкуренции между участниками торгов.Вместо увеличения доходов от приватизации за счет разрешения иностранных инвестиций на внутренний рынок был наложен запрет на конкурентную собственность за счет населения, что привело к снижению приватизационных цен и снижению эффективности. В частности, когда речь идет о программах массовой приватизации в посткоммунистических странах, национального богатства внутри страны недостаточно, чтобы гарантировать высокую цену за акцию.

Приватизация в странах Восточной и Центральной Европы и бывшего Советского Союза

% PDF-1.6 % 162 0 объект > / Метаданные 159 0 R / AcroForm 176 0 R / Страницы 151 0 R / Тип / Каталог >> эндобдж 159 0 объект > поток 1999-03-11T14: 00: 33ZWindows NT 4.02009-06-22T15: 20: 06 + 03: 002009-06-22T15: 20: 06 + 03: 00Acrobat Distiller 3.01 для WindowsTrueapplication / pdf

  • Приватизация в странах Восточного и Центрального регионов Европа и бывшего Советского Союза
  • Пекка Сутела
  • Приватизация в странах Восточной и Центральной Европы и бывшего Советского Союза
  • Университет Организации Объединенных Наций 1998
  • uuid: 2c4656a1-e8d6-4f2e-9620-85b36acb53dauuid: fad28690-a330-45ab-842d-2c1bd5184d5c конечный поток эндобдж 176 0 объект > / Кодировка >>>>> эндобдж 151 0 объект > эндобдж 152 0 объект > эндобдж 153 0 объект > эндобдж 154 0 объект > эндобдж 155 0 объект > эндобдж 156 0 объект > эндобдж 157 0 объект > эндобдж 158 0 объект > эндобдж 119 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 121 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 123 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 125 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 127 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 129 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 131 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 133 0 объект > / ProcSet [/ PDF / Text] / ExtGState >>> / Тип / Страница >> эндобдж 134 0 объект > поток HVn6} WE * th S ؼ` G))> h} «J» PLΌfsf / ͷng ~ [| {m҄ [ vUU «e7 $ zyGʊ $ #» Dґ beKB7ou vnY`, Σn8 $ (9FÆnc

    25 странных и чудесных воспоминаний

    Глядя на Россию, Марсель Теру вспоминает 25 горько-сладких воспоминаний о старой Красной Империи.

    Летом 1990 года я путешествовал по Советскому Союзу, собирая информацию для путеводителя. Хотя тогда никто этого не осознавал, дни СССР были сочтены, и путеводитель так и не попал в печать. Нынешний президент России Владимир Путин выразил глубокое сожаление по поводу распада Советского Союза. Я не чувствую того же; но здесь, в произвольном порядке, 25 вещей, которые каким-то образом отражают странность этого исчезнувшего места и времени.

    1. Еще в СССР

    Прибытие в СССР сопровождалось странным дрожанием с того момента, как вы вышли из самолета. Неулыбчивые паспортные инспекторы в своих странно освещенных будках, внимательно изучающие ваши документы, были напоминанием о том, что вы переходите линию фронта холодной войны в страну, обладающую ядерным оружием, которая якобы была посвящена распространению Евангелия Маркса и Ленина.

    Особо крепкие советские сигареты ушли в прошлое Кредит: АЛАМИ

    2.Папиросы

    Залы прилета советских аэропортов имели отчетливый запах: крепкие сигареты с картонными наконечниками, папиросы, которые курили повсюду. Оказалось, что они никому не нравились: от них отказались оптом, как только стали доступны западные сигареты.

    3. Черный рынок

    Провал командной экономики означал, что многие россияне пользовались спросом на товары народного потребления с Запада. Гости из Финляндии в Санкт-Петербург обычно покрывали расходы на выпивку на выходные, продавая пару джинсов.Я продал пару кроссовок Бо Джексона человеку, который действительно хотел куртку, которую я носил, из американского каталога одежды, которую он заметил примерно с 100 ярдов. «L L Bean!» было его незабываемым вступительным приветствием. «Я взломан для L L Bean!»

    4. Советские автомобили

    Эх, за Жигули, Зил, Волгу! Эти неуклюжие машины было трудно купить и они были неэффективными, но их квадратные формы напоминают Советский Союз и до сих пор вдохновляют энтузиастов старинных автомобилей в России.

    Славная Лада Кредит: 2014 Getty Images / Спенсер Платт

    5.Москва бассейн

    Пар из самого большого открытого бассейна в мире, поднимающийся в холодное небо, — это вечная память о СССР. У бассейна странная история: он был построен на фундаменте самого высокого здания в мире — Дома Советов. После распада СССР он был засыпан и стал местом Храма Христа Спасителя, где прошла печально известная акция протеста Pussy Riot.

    Самый большой в мире открытый бассейн, ныне исчезнувший Кредит: АЛАМИ

    6.Березки

    Березка, что означает «березка», была специальным магазином, открытым только для иностранцев и советских граждан, у которых была твоя валюта. В то время как в обычных магазинах не было товаров, «Березки» представляли собой причудливое изобилие икры, тоблеронов и видеокассет.

    7. Высоцкий Владимир

    Красивый актер и трубадур с гравийным голосом умер в 1980 году в возрасте 42 лет. Его песни на пиратских кассетах были повсеместным музыкальным сопровождением жизни в бывшем СССР. Ленивая, но не совсем неточная параллель — это Боб Дилан.

    Гравийоголосый Владимир Высоцкий Кредит: АЛАМИ

    8. Романы соцреализма

    Я прочитал целый том «Поднятой целины» Михаила Шолохова, прежде чем понял, что это второй в серии. Меня странно захватили подвиги героического колхозника на Дону.

    9. Самодельные решения

    Отсутствие товаров народного потребления вдохновляло советских граждан на необычайную находчивость: телевизионные антенны из вилок, пробка для ванны из каблука ботинка, дорожный знак, переработанный как лопата.

    10. Видеоигры

    Да, невероятно, но в СССР были свои видеоигры: неуклюжие, в основном на военную или хоккейную тематику, они мало что могли сделать для соперничества с Atari, но у них было свое очарование. К счастью, некоторые из них сохранились в двух филиалах Музея советских игровых автоматов в Москве и Санкт-Петербурге.

    11. Близорукие попутчики

    Вплоть до самого распада СССР вы все еще будете сталкиваться с монокулярными иностранными защитниками советской системы, пробирающимися через то, что они все еще считали, вопреки всем свидетельствам своих чувств, раем для рабочих.

    12. Зураб Церетели

    Невероятные и огромные скульптуры Церетели возникли после распада СССР. Я скучаю по пустым местам, которые они сейчас занимают.

    Памятник Папе Иоанну Павлу II работы Зураба Церетели Кредит: GETTY

    13. Пропагандистские плакаты

    Частью неотразимой эстетики СССР было отсутствие потребительской рекламы. Вместо этого огромные плакаты прославляли выдающиеся умы Маркса, Энгельса и Ленина; победы Красной Армии; и достижения той пятилетки, в которой мы должны были быть.

    14. Значки

    По какой-то загадочной причине в Советском Союзе существовал целый культ обмена и обмена значками. В этом была определенная предсказуемость. Что бы вы ни подарили кому-либо — значок Ramones, или шотландский флаг, или что-нибудь, что вы подобрали у Happy Eater, — взамен вы почти наверняка получите Ленина.

    Другой Ленин? Большой! Кредит: АЛАМИ

    15. Грузинская кухня

    Еда в бывшем Советском Союзе сегодня вкусная и неузнаваемая по таинственным мясным котлетам и гречке, которые раньше подавали посетителям.Но одним ярким пятном в старину были грузинские рестораны, где вино, баклажаны, жареный цыпленок и сырные пирожки были мечтой о изобилии.

    16. Униформа

    Повсеместное распространение военной формы было постоянным напоминанием о том, что вы оказались на враждебной территории хорошо вооруженной страны, которая считала вас декадентским буржуазным наростом коррумпированной и обреченной экономической системы.

    17. Дежурная

    Дежурная, стоявшая за столом на каждом этаже отеля, всегда была женщиной, следила за гостями, поддерживала порядок и была тем человеком, с которым приходилось разговаривать, чтобы получить мыло, туалетную бумагу, пробку для ванны или забронировать номер. международный звонок.Каким-то образом она всегда была ледяной с самого начала, а затем раскололась, чтобы показать неожиданную теплоту, которая заставила задуматься, в любом случае, из-за чего вся эта холодная война.

    18. Самиздат

    Означает «самоизданные», это был термин для тщательно скопированных произведений диссидентской литературы, которые распространялись среди очень большого круга людей, которым небезразличны книги. Великое уважение Советского Союза к писателям парадоксальным образом выражалось в усилиях, которые прилагались для их подавления.

    19. Кремленология

    Непонимание политического устройства СССР для людей на Западе было типичным примером попытки определить, кто находится у власти или нет, по тому, где старшие члены партии [см. Ниже] стояли на первомайском параде на Красной площади.

    20. Пионеры

    Пионеры в белых рубашках и красных платочках были молодежным движением СССР. Именно здесь молодые граждане впервые познакомились с советской идеологией и познакомились с образцовыми детьми, такими как Павлик Морозов, убитых собственной семьей за то, что он сообщил о них секретной полиции.

    21. Партийцы

    Вся элита Советского Союза была членами Коммунистической партии. Управляя лучшими советскими автомобилями, отдыхая на самых желанных черноморских курортах, они пользовались привилегиями, которые кажутся скромными по сравнению с привилегиями современной российской элиты.

    22. Ремни безопасности

    «Ne nado» — первое, что сказал бы вам таксист, когда вы сели на место и потянулись за ремнем безопасности. «Тебе это не нужно». Это считалось своего рода уничижительным заявлением о способности вашего водителя носить его.К счастью, это отношение исчезло.

    23. Лекции о беззакониях капитализма

    Время от времени вы можете встретить члена партии (см. Выше), который чувствовал необходимость навязать вам превосходство советского образа жизни. Безработица, расизм, апартеид, тяжелое положение шахтеров — все это использовалось для предсказания неминуемого краха капитализма и триумфа марксизма. Вы до сих пор слышите похожие речи, но не в бывшем Советском Союзе.

    24. Дома культуры

    Было галантное и идеалистическое желание, чтобы каждый в бывшем Советском Союзе мог разделить радости высокой культуры.Даже в крошечных провинциальных городах имелся субсидируемый Дом культуры для распространения улучшающей культуры среди горожан и — предположительно — противодействия употреблению алкоголя.

    25. Ночные поезда

    Непробиваемость советской жизни временно приостановилась в длительных железнодорожных переездах. Внезапно вы получили доступ к частной жизни простых советских людей, храпящих, пьющих чай, прокладываемых вверх и вниз по коридорам поездов и иногда отчитывающих вам лекции о превосходстве своей страны (см. Выше).

    На что вы можете потратить свои 100 долларов Включая отели и достопримечательности на Сентозе!

    Что такое ваучеры SingaporeRediscovers?
    Ваучеры SingaporeRediscovers — это кредиты, которые граждане Сингапура могут использовать в отелях, достопримечательностях и турах для поддержки туристического бизнеса.

    Кто получит ваучеры SingapoRediscovers?
    Все граждане Сингапура в возрасте 18 лет и старше в 2020 году имеют право на ваучеры на 100 долларов номиналом 10 долларов, которые будут действительны для погашения с 1 декабря 2020 года по 30 июня 2021 года.

    Сколько ваучеров SingapoRediscovers я получу?
    Все подходящие сингапурцы получат 100 долларов номиналом в 10 долларов.

    Как мне получить эти ваучеры SingapoRediscovers? Это физический ваучер?
    Вы можете обменять свои ваучеры SingapoRediscovers через авторизованного партнера по бронированию, такого как Klook, с использованием SingPass.

    У меня нет учетной записи SingPass. Могу ли я получить ваучеры SingapoRediscovers?

    Всем сингапурцам рекомендуется создать учетную запись SingPass, чтобы использовать свои ваучеры SingapoRediscovers. Вы можете зарегистрироваться здесь.

    Когда я смогу начать использовать эти ваучеры SingapoRediscovers?
    Вы можете начать использовать их с 1 декабря 2020 года после их выпуска. Ваучеры действительны до 30 июня 2021 года на школьные каникулы.

    Где я могу использовать эти ваучеры SingapoRediscovers?
    Вы можете обратиться к пяти авторизованным партнерам по бронированию и пяти авторизованным партнерам по бронированию — Klook.com, Traveloka, Changi Recommends, Trip.com, GlobalTix.com — для бронирования отелей, достопримечательностей и туров от сотен подходящих продавцов.

    А как насчет моих детей? Получат ли они и ваучеры SingapoRediscovers?
    Лица младше 18 лет не получат ваучеры SingapoRediscovers на 100 долларов. Не волнуйтесь. Те, у кого хотя бы один член семьи моложе 18 лет, будут иметь право на субсидию в размере 10 долларов на покупку до шести детских / молодежных билетов.

    Означает ли это, что я должен использовать собственные ваучеры SingapoRediscovers, чтобы покупать билеты для моих детей?

    Эта дополнительная субсидия в размере 10 долларов на билеты для детей / молодежи добавляется к ваучерам SingapoRediscovers на 100 долларов, которые будут вам выданы.

    Могу ли я использовать все 100 долларов в одном месте?
    Да, вы можете использовать ваучеры SingapoRediscovers номиналом от 10 до 100 долларов за транзакцию.

    Могу ли я объединить свои ваучеры SingapoRediscovers с другими для совершения покупки?
    Ваучеры SingapoRediscovers нельзя складывать или объединять с ваучерами SingapoRediscovers другого лица для покупки того же продукта.

    Можно ли использовать ваучеры SingaporeRediscovers для еды и напитков и розничной торговли?
    Нет, ваучеры SingaporeRediscovers предназначены для помощи в основных отраслях туризма, таких как отели, аттракционы и туры, и не распространяются на еду и напитки и розничную торговлю.

    Перейти к основному содержанию Поиск