Количество безработных в россии: Число безработных в России в марте снизилось до 4,1 млн человек — Экономика и бизнес

Содержание

С начала пандемии число безработных в России достигло почти 5 млн человек :: Экономика :: РБК

По словам главы Минтруда, в начале пандемии уровень безработицы составлял 4,7%, сейчас — 6,4%. Пик роста числа зарегистрированных безработных пришелся на сентябрь

Фото: Кирилл Кухмарь / ТАСС

В России число зарегистрированных безработных с начала пандемии коронавируса COVID-19 выросло на 1,3 млн человек. Об этом на встрече с депутатами фракции «Единая Россия» заявил министр труда и социальной защиты Антон Котяков, передает «РИА Новости».

«Число зарегистрированных безработных за период с марта по текущую дату выросло с 3,5 млн человек до 4,8 млн», — сказал он.

По его словам, в настоящее время ситуация на рынке труда остается достаточно сложной. Как отметил Котяков, в начале пандемии уровень безработицы составлял 4,7%, а сейчас — 6,4%.

Эксперты оценили число неработающих россиян на пике пандемии

Глава Минтруда сообщил, что пик роста числа зарегистрированных безработных пришелся на сентябрь. По его словам, за период пандемии процент граждан, которые получили возможность обратиться в центры занятости за мерами поддержки, увеличился с 20 до 80%. В дальнейшем при текущих параметрах прогнозируется постепенное снижение числа безработных, отметил министр.

Безработица в России в феврале снизилась до 5,7%

МОСКВА, 19 мар — ПРАЙМ. Безработица в России в феврале 2021 года снизилась до 5,7% с 5,8% в январе, следует из оперативного доклада Росстата.

«В феврале 2021 года, по предварительным итогам выборочного обследования рабочей силы, 4,2 миллиона человек в возрасте 15 лет и старше, или 5,7% рабочей силы классифицировались как безработные (в соответствии с методологией Международной организации труда)», — говорится в докладе.

При этом зарегистрированы в качестве безработных в органах службы занятости населения, по предварительным данным Роструда, были 2,2 миллиона человек, в том числе 1 миллион человек получали пособие по безработице.

Общий уровень безработицы в России в настоящее время находится на уровне апреля 2020 года, на который пришлось начало ее роста (тогда 4,286 миллиона человек классифицировались как безработные).

Именно в апреле 2020 года произошел резкий рост безработицы — показатель подскочил до 5,8% с 4,7% в марте. Пик был зафиксирован в августе, когда безработица достигла 6,4%. Осенью началось снижение — в сентябре и октябре уровень безработицы составил 6,3%, в ноябре — 6,1%, в декабре 2020 года общая безработица опустилась ниже 6% и составила 5,9%, в январе 2021 года тенденция продолжилась.

В феврале текущего года общая численность безработных снизилась до 4,244 миллиона человек с 4,317 миллиона человек в январе (снижение на 73 тысячи, или на 1,7%), при этом к февралю прошлого года рост составил 23,9%. Количество официально зарегистрированных безработных за месяц сократилось на 309 тысяч человек, или на 12,3%, а по сравнению с февралем прошлого года — выросло в 3 раза (с 730 тысяч).

Согласно данным Росстата, численность рабочей силы в возрасте 15 лет и старше, по предварительным итогам выборочного обследования рабочей силы, в феврале 2020 года составила 75 миллионов человек, или 51% от общей численности населения страны.

Росстат при изучении занятости и безработицы использует методологию МОТ, в соответствии с которой безработными являются те, кто в момент исследования одновременно нуждался в работе, искал ее и был готов приступить к ней.

В большинстве регионов РФ уровень безработицы вырос | Регионы России

РИА Рейтинг – 16 мар. 2020 год стал настоящим испытанием для всех сфер российской экономики. На фоне кризиса, вызванного распространением коронавирусной инфекции, рынок труда оказался под существенным давлением. Но по мере снятия ограничений и возвращения в рабочий режим большинства предприятий, ситуация в сфере занятости стала улучшаться. По итогам ноября 2020 года – января 2021 года, согласно данным Росстата, численность безработных по методологии МОТ составила 4,46 миллиона человек, что соответствует уровню безработицы 5,9% и это на 1,3 процентного пункта выше аналогичного периода прошлого года.

В январе численность безработных составила 4,3 млн человек или 5,8%. Максимальное значение в период коронакризиса было зафиксировано в августе 2020 года, составив 4,8 млн человек (6,4%).

Рейтинг регионов по уровню безработицыЧитать далее
За прошедший год выросло число официально зарегистрированных безработных. По итогам января 2021 года их численность составила 2,5 миллиона человек, что в 3,6 раза выше, чем годом ранее. Стоит отметить, что в сентябре 2020 года численность официально зарегистрированных безработных составляла почти 3,7 миллиона человек, после чего начала медленно снижаться. Пособие по безработице получали 1,1 миллиона человек. В 2020 году одними из мер социальной поддержки населения стали упрощение процедуры регистрации в качестве безработного в службе занятости и увеличение пособия по безработице, что вместе с сокращением вакансий на рынке труда вынудило большее количество людей обратиться в государственные органы. По данным проведенного Росстатом выборочного обследования рабочей силы, в январе 2021 года 34,7% безработных использовали обращение в органы службы занятости населения в качестве способа поиска работы.

В январе 2021 года из 4,3 миллионов безработных (по методологии МОТ) в возрасте от 15 лет и старше 18,9% составляет молодежь в возрасте до 25 лет, то есть чуть больше 810 тысяч человек. Сравнивая с августом 2020 года, когда безработица в России почти достигла пиковых значений, в этой категории было более 1 миллиона молодых людей. Выросла численность безработных в возрасте старше 50 лет – по итогам января 2021 года их доля в общей структуре составляет 20,1%, или чуть более 860 тысяч человек (против 760 тысяч человек в августе 2020 года). Средний возраст безработного составляет 37 лет.

На поиск работы в среднем январе 2021 года уходило 7,1 месяца, при этом 21,7% безработных искали работу 12 месяцев и более. Но большинство безработных искали работу от трех до шести месяцев – 22,7%. В сельской местности с трудоустройством сложнее, чем в городе – 28,6% сельских безработных находились в состоянии застойной безработицы, то есть ищут работу более года, и 18,4% городских.

Для оценки ситуации в региональном разрезе по заказу РИА Новости агентство РИА Рейтинг подготовило рейтинг регионов РФ по уровню безработицы на основе данных Росстата по итогам ноября 2020 года-января 2021 года. Уровень безработицы (по стандартам МОТ) варьируется от 2,5% в Ямало-Ненецком автономном округе до 31,6% в Республике Ингушетия. В 40 регионах РФ уровень безработицы ниже, чем в среднем по России.

В лидирующей пятерке рейтинга произошли небольшие изменения в составе по сравнению с ноябрем 2019 года-январем 2021 года и по итогам текущего исследования самый низкий уровень безработицы наблюдается в Ямало-Ненецком автономном округе (2,5%). Ранее первую строчку занимала Москва. Следом за ним расположились: Ханты-Мансийский автономный округ-Югра (3,2%), Санкт-Петербург (3,3%), Республика Татарстан (3,3%) и Москва (3,4%). По итогам прошлого года в лидирующую группу входила Московская область, которая сейчас занимает 8 позицию в рейтинге.

До десяти выросло количество регионов, в которых уровень безработицы равен или выше 10% (годом ранее таких регионов было шесть). Наиболее сложная ситуация в Республике Ингушетия, где уровень безработицы составил 31,6%, в Чеченской Республике – 20,6%, в Республике Тыва – 16,9%, в Кабардино-Балкарской Республике – 16,3%, в Республике Дагестан – 16,3%, Республике Алтай – 16,1%. Текущий кризис существенно осложнил ситуацию на рынках труда в данных регионах, где всегда было не просто решать проблему трудоустройства местного населения.

По итогам ноября 2020 — января 2021 года в 78 российских регионах уровень безработицы вырос, в шести – снизился и в Республике Саха (Якутия) не изменился по сравнению с соответствующим периодом прошлого года.

Среднее время поиска работы по регионам в третьем квартале 2020 года составлял 6,1 месяцев, и варьировался от 2,5 месяцев до 10,1 месяца. Наименьшее время поиска работы отмечается таких регионах как Санкт-Петербург, где в среднем работу ищут 2,5 месяцев, Ленинградская область (3,8 месяцев), Москва (3,9 месяцев). Самый длительный срок поиска работы в Карачаево-Черкесской Республике, где на трудоустройство уходит 10,1 месяцев, Чеченская Республика (10 месяцев), Республика Северная Осетия-Алания (9,3 месяцев).

В 2021 году можно ожидать улучшения ситуации на рынке труда по мере восстановления экономики. К концу года, по оценкам экспертов РИА Рейтинг, уровень безработицы может составить около 5%. При этом состав лидеров и аутсайдеров рейтинга не претерпит существенных изменений.

РИА Рейтинг – это универсальное рейтинговое агентство медиагруппы МИА «Россия сегодня», специализирующееся на оценке социально-экономического положения регионов РФ, экономического состояния компаний, банков, отраслей экономики, стран. Основными направлениями деятельности агентства являются: создание рейтингов регионов РФ, банков, предприятий, муниципальных образований, страховых компаний, ценных бумаг, другим экономических объектов; комплексные экономические исследования в финансовом, корпоративном и государственном секторах.

МИА «Россия сегодня»  международная медиагруппа, миссией которой является оперативное, взвешенное и объективное освещение событий в мире, информирование аудитории о различных взглядах на ключевые события.

МИА «Россия сегодня» представляет линейку информационных ресурсов агентства: РИА Новости, РИА Новости Спорт, РИА Новости Недвижимость, Прайм, РИА Рейтинг, ИноСМИ, Социальный навигатор. За рубежом медиагруппа представлена международным новостным агентством и радио Sputnik. Следите за новостями МИА «Россия сегодня» в телеграм-канале пресс-службы  «Зубовский, 4»

что говорят альтернативные показатели — ECONS.ONLINE

Уровни занятости и безработицы – показатели, которые задают ориентиры политики на рынке труда. Международная организация труда (МОТ) определяет методологию их измерения, обеспечивающую сопоставимость оценок во времени, по регионам внутри отдельных стран и между странами.

Любой статистический инструмент основан на определенных конвенциях, довольно строгих, но при этом условных. Для того чтобы индивид считался «занятым», достаточно в обследуемую неделю хотя бы в течение одного часа выполнять любую деятельность, связанную с производством товаров или оказанием услуг за оплату или прибыль. Для того чтобы быть классифицированным в качестве безработного, требуется одновременное соответствие трем критериям: отсутствие работы; поиск работы любым способом в течение последних четырех недель; готовность приступить к работе в течение обследуемой недели.

Проблема обоснованности принятых критериев (и основанных на них измерителей) агрегатов рынка труда не является новой. Экономистов-исследователей давно беспокоило то, что за измерением безработицы нет серьезного теоретического обоснования и что даже небольшие отступления от условно «стандартного» определения могут сильно поменять оценки и выводы. Это вызывает сомнения в устойчивости представляемых показателей. «Достаточно ли отработать один час в течение референтной недели, для того чтобы считаться занятым, как это предусматривают рекомендации МОТ?» – задаются вопросом экономисты Банка Италии, отмечая, что это простое правило подчеркивает важность наличия работы, однако игнорирует ее продолжительность.

И занятость, и безработица всегда были неоднородными по составу, но в последние годы эта проблема обострилась. На их оценки влияют как структурные, так и институциональные особенности экономик. Например, сельскохозяйственная занятость и сельская безработица плохо «схватываются» стандартными показателями. Экспансия разных форм нестандартной занятости (неполной, случайной, неформальной, дистанционной и т.п.) также размывает надежность стандартных мер.

Уровень безработицы зависит от условий доступа к пособиям. В странах с низким коэффициентом замещения заработной платы пособием по безработице люди не имеют возможности долго искать наиболее подходящую работу и быстро возвращаются на рынок труда, в результате в таких странах наблюдается более низкий уровень безработицы, чем там, где пособие более доступно. В такой ситуации низкая безработица может служить плохим индикатором того, что ожидания людей по поводу работы в основном удовлетворены, отмечает МОТ, тем самым признавая, что стандартная методология расчета показателей безработицы и занятости не универсальна и плохо идентифицирует пограничные (между занятостью, безработицей и неучастием в рабочей силе) состояния.

В 2013 г. МОТ ввела набор показателей для измерения недоиспользования рабочей силы, а в 2018 г. дополнила действующие статистические стандарты более гибкими показателями статуса занятости. Тем не менее пока во всех странах мира, включая Россию, статистика занятости основана на стандартных показателях.

Параллельно статслужбы публикуют данные, позволяющие расширить понимание происходящего на рынках труда. Однако объем доступных альтернативных показателей для разных стран отличается. Например, Росстат приводит данные о потенциальной рабочей силе (доле незанятых, которые заинтересованы в получении работы, но не соответствуют всем критериям, необходимым для классификации в качестве безработных), на сайте Евростата доступны сведения о частично занятых, а также людях, которые ищут работу, но не могут немедленно к ней приступить. Бюро статистики труда США, помимо официального показателя безработицы, раскрывает еще 5 дополнительных индикаторов недоиспользования рабочей силы, в частности, число частично занятых по экономическим причинам, то есть желающих работать полный рабочий день, но не нашедших такого предложения, или данные о потерявших работу в связи с окончанием временного контракта.

Занятость и безработица в России

Известной особенностью российского рынка труда является его способность поддерживать достаточно высокий уровень занятости и низкий уровень безработицы (график 1). Уровень безработицы в России оставался относительно низким, а занятость – относительно высокой даже в условиях глубоких кризисов, которые переживала российская экономика за последние 30 лет.

С одной стороны, это вызывает чувство удовлетворения. Однако, с другой стороны, у наблюдателей появляется много вопросов к самим статистическим процедурам и получаемым с их помощью показателям. К тому же многочисленные обследования (например, тут и тут) говорят о том, что россияне не столь оптимистичны по поводу занятости и безработицы, а страх потерять работу не покидает их на протяжении всего постсоветского периода. 

Чтобы объяснить это расхождение и ответить на вопрос о том, как такие благоприятные уровни безработицы и занятости могут сочетаться с эпизодами глубоких рецессий или продолжительных стагнаций в России, мы сравнили официальный уровень занятости и безработицы в России в 2007–2018 гг. с альтернативными индикаторами занятости и безработицы, позволяющими увидеть более полную картину.

В группу альтернативных показателей занятости вошли три показателя с более строгими минимальными ограничениями по продолжительности отработанного времени (не менее 5, 10, 35 часов в неделю вместо 1 часа) и один показатель, не учитывающий производство в личном подсобном хозяйстве для продажи или обмена. Для расширения понимания недоиспользования рабочей силы использовались три направления: в оценки были включены индивиды, которые не соответствуют одному из критериев безработицы по МОТ; использовались два показателя, отражающие характеристики безработицы, – доля в рабочей силе лиц, находящихся в безработице 3 месяца и более, и доля в рабочей силе лиц, которые оказались в числе безработных в связи с потерей работы или завершением временного контракта; учитывалась занятость на неполное рабочее время.

Оказалось, что в целом используемые Росстатом «стандартные» показатели занятости ненамного отличаются от рассчитанных при помощи альтернативных (график 2). Например, повышение минимальной продолжительности рабочего времени индивида с 1 до 5 и до 10 часов приводит к снижению уровня занятости на 2–3 п.п.; исключение из числа занятых «домашних производителей» также приводит к незначительному (на 1–2 п.п.) изменению уровня занятости по сравнению со стандартным показателем.

Однако, с другой стороны, недоиспользование рабочей силы в России оказалось недооценено. Из-за широкого распространения неполной занятости недоиспользование рабочей силы в период, охваченный исследованием, было в лучшем случае более чем на четверть выше оценки, получаемой на основе стандартного расчета, а в отдельные годы разница превышала 70% (график 3).

Так, в частности, в составе безработных, определяемых по критериям МОТ, около трети всех граждан искали работу в течение трех и более месяцев: это говорит о том, что около трети безработных имели довольно слабую связь с рынком труда.

Включение в оценки недоиспользования рабочей силы тех, кто не соответствует одному из критериев безработицы МОТ (потенциальная рабочая сила), а также занятых неполное время не по личному выбору показывает динамику, схожую с динамикой общей безработицы. Однако учет этих категорий дает существенные различия в значении показателей – это связано прежде всего с масштабами неполной занятости.

Анализ показал, что в связи с существованием недоиспользуемых резервов рабочей силы ситуация на российском рынке труда более сложная, чем то, что о ней говорят стандартные показатели занятости и безработицы. При этом оценка альтернативных показателей недоиспользования рабочей силы свидетельствует о том, что доступные свободные резервы в России сравнительно невелики, в последние годы составляя порядка 24–28% от числа безработных, и их динамика практически не отличается от стандартных показателей безработицы.

Число безработных в СКФО из-за пандемии возросло в 5 раз — Юг и Северный Кавказ |

Ставрополь. 10 декабря. ИНТЕРФАКС-ЮГ — Численность зарегистрированных безработных в Северо-Кавказском федеральном округе (СКФО) за время пандемии коронавируса существенно выросла, сообщает аппарат полпреда президента РФ в СКФО.

«На сегодняшний день в условиях пандемии ситуация на рынке труда стала более чем напряженной, численность безработных в округе увеличилась почти в 5 раз. Напомню, что большая часть наших субъектов входит в десятку регионов России с самым высоким количеством граждан, признанных безработными. Данная тенденция сохраняется, и, к сожалению, переломить ее не удается», — приводятся в сообщении слова полпреда президента в СКФО Юрия Чайки.

Ссылаясь на данные Росстата, Чайка добавил, что уровень регистрируемой безработицы в СКФО на конец октября 2020 года составил почти 12% от общей численности рабочей силы, что более чем в 2 раза превышает аналогичный расчетный показатель по РФ (4,6%). «Стоит отметить, что на конец марта 2020 года данный показатель составлял по округу 2,7%. В разрезе регионов округа наибольшая доля зарегистрированных безработных наблюдается в республике Ингушетия — почти 24% — и в Чеченской республике — 21%.Наименьший уровень безработицы в округе наблюдается в Ставропольском крае — 6,1%», — сказал он.

За время пандемии наибольший рост числа зарегистрированных безработных отмечается в Кабардино-Балкарской республике (в 10 раз) и в Карачаево-Черкесской республике (в 9 раз). Коэффициент напряженности на рынке труда в округе составил 14 человек на 1 вакансию (в России — 2 человека). Наибольший коэффициент напряженности отмечается в Ингушетии — 153 человека на вакансию — и в Чеченской республике — 79 человек на рабочее место.

Отмечается, что более половины от общей численности безработных составляет молодежь.

По словам полпреда, к числу объективных причин такого положения следует отнести малый приток инвестиций в регионы округа, небольшое число промышленных производств, особенно современных и конкурентоспособных, низкую квалификацию работников в регионах, отсутствие необходимых условий для развития малого и среднего бизнеса.

ГКУ ЦЗН г. Калуга | Министерство труда и социальной защиты Калужской области

Версия портала для слабовидящих включает в себя: возможность изменения размеров шрифта, выбора цветовой схемы, а также содержит функцию «включить / выключить» изображения.

Посетитель портала может настраивать данные параметры после перехода к версии для слабовидящих.

Используя настройку «Размер шрифта», можно выбрать один из трех предлагаемых размеров шрифта.
При помощи настройки «Цветовая схема» пользователь может установить наиболее удобную для него цветовую схему портала (бело-черная, черно-белая и фиолетово-желтая).

Нажав кнопку «Выкл.» / «Вкл.» можно включить или выключить показ изображений, размещенных на портале. При выключении функции «Изображения», на месте изображений появится альтернативный тест.

Все настройки пользователя автоматически сохраняются в cookie браузера и используются для отображения страниц при каждом визите на сайт, при условии, что посетитель портала не выходил из текущей версии.

По умолчанию выбираются следующие параметры: размер шрифта – 22px, бело-черная цветовая схема и включенные изображения.

Для того чтобы вернуться к обычной версии, необходимо нажать на иконку.

Увеличить размер текста можно воспользовавшись другими способами: 

Включение Экранной лупы Windows: 

1. Через меню Пуск:

Пуск → Все программы → Стандартные → Специальные возможности → Экранная лупа.

2. Через Панель управления:

Панель управления → Специальные возможности → Центр специальных возможностей → Включить экранную лупу.

3. С помощью сочетания клавиш «Windows и ”+”».

Использование сочетания клавиш:

1. В браузерах Internet Explorer, Mozilla Firefox, Google Chrom, Opera используйте сочетание клавиш Ctrl + «+» (увеличить), Ctrl + «-» (уменьшить).

2. В браузере Safari используйте сочетание клавиш Cmd + «+» (увеличить), Cmd + «-» (уменьшить).

Настройка высокой контрастности на компьютере возможна двумя способами:

1. Через Панель управления:

Пуск → Все программы → Стандартные → Центр специальных возможностей → и выбираете из всех имеющихся возможностей «Настройка высокой контрастности».

2. Использование «горячих клавиш»: 

Shift (слева) + Alt (слева) + Print Screen, одновременно.

 

Оценка влияния экономических колебаний на уровень безработицы в регионах России на основе модели Окуня

Аннотация—

На основе модифицированной модели Окуня в статье оценивается влияние изменений объемов производства на динамику безработицы в России и трех регионах. кластеры, различающиеся уровнем безработицы и поведенческими реакциями на экономические потрясения. Оценка спецификаций базовой модели Окуня на данных за 2010–2020 гг. Позволила выявить циклическую реакцию уровня безработицы в гетерогенных региональных кластерах на изменение объемов выпуска.

Ключевые слова: Модель Окуня, эконометрическая оценка, уровень безработицы, экономические колебания, региональные кластеры

Базовый сценарий с прогнозом мирового экономического развития, представленный в июньском отчете Всемирного банка [1], предполагает сокращение мирового ВВП на 5,2% в 2020 году, что является худшим показателем за последние восемь десятилетий. Прогнозируемый спад в экономически развитых странах может составить 7,7%, в государствах зоны евро 9,1%, в США и Японии 6.1%, а в России 6,0%. Объемы производства и доходы на душу населения в подавляющем большинстве стран снижаются, что приводит к росту безработицы и бедности населения, провоцируя снижение внутреннего спроса на товары и услуги. Темпы восстановления мировой экономики, по прогнозам Всемирного банка, будут умеренными и составят 4,2% в 2021 году, в то время как восстановительный рост в еврозоне достигнет 4,5%, в США — 4,0%, в Японии — 2,5%, а в России — 2,7%. [1]. По мнению экспертов, российская экономика в 2020–2021 годах испытает три шока, которые негативно отразятся на динамике ключевых показателей социально-экономического развития [2].Это подразумевает, во-первых, экономические последствия пандемии коронавируса, охватившей большинство стран мира, в том числе Россию, во-вторых, падение цен на углеводороды на мировых рынках, в-третьих, изменение структуры и сокращение спроса на товары и услуги. из-за глобального экономического спада и сбоев в цепочке поставок. Экономический кризис и спад мировой экономики актуализируют исследования влияния динамики объемов производства на ключевые индикаторы национального рынка труда.

Связь между показателями экономического спада и рынка труда изучается как зарубежными, так и российскими авторами (см., Например, [3–6]). Применение эконометрических моделей позволяет оценить степень чувствительности показателей рынка труда к циклическим колебаниям макропараметров. Инструментальной основой большинства исследований является одна из основных модификаций модели Окуня; кроме того, есть несколько спецификаций взаимозависимости безработицы и объемов производства, подробно описанных в литературе [7]. Окунь обнаружил устойчивую отрицательную связь между циклической безработицей (разницей между фактической и естественной безработицей) и изменениями величины разрыва между реальным и потенциальным ВВП [8]. Снижение спроса на товары и услуги во время экономического спада снижает спрос на рабочую силу, что является производным фактором, подрывающим занятость и формирующим предпосылки для роста безработицы. Рост циклической безработицы, в свою очередь, увеличивает разрыв между реальным и потенциальным ВВП, поскольку увеличивается «недопроизводство» товаров и услуг.Циклическая безработица влечет за собой не только экономические, но и социальные издержки: расслоение населения по доходам, растущее социальное напряжение, рост заболеваемости, преступности и т. Д.

Циклические колебания выпуска в процентном выражении превышают колебания уровня безработицы и выпуска на одного рабочего во время спада падает вместе со спадом производства. В России падение производства по особым причинам несравнимо больше, чем масштабы сокращения занятости и роста безработицы. Анализ российского рынка труда, проведенный разными авторами, показывает, что с падением спроса на рабочую силу сокращается не только количество занятых, но и продолжительность рабочего времени и реальные доходы населения, в первую очередь заработная плата. Исследователи подчеркивают, что российский рынок труда, адаптируясь к негативным экономическим потрясениям, реагирует «не столько ростом безработицы, сколько сокращением продолжительности рабочего дня и снижением реальной заработной платы» [9, с. 251].

Несмотря на многочисленные научные публикации, посвященные различным аспектам взаимосвязи «выпуск – безработица», поведенческие реакции гетерогенных региональных рынков труда на экономические колебания изучены недостаточно. Данное исследование расширяет подходы, представленные в литературе, с учетом уникального разнообразия регионов России и высокой неоднородности российского рынка труда.

Цель исследования — оценить влияние изменений объемов выпуска на динамику уровня безработицы в трех группах регионов России, различающихся как уровнем безработицы, так и поведенческой реакцией на шоки.

В исследовании использованы официальные данные Федеральной службы государственной статистики [10] и данные Министерства экономического развития Российской Федерации [11]. В выборку вошли 79 субъектов РФ 1 . Период исследования — с 2010 по первый квартал 2020 года, используются квартальные данные 2 . Мы рассматриваем изменение национального рынка труда после экономического шока глобальной рецессии (2008–2009 гг.) И до начала нового кризиса, вызванного последствиями эпидемии COVID-19.Скорость изменения валового внутреннего продукта и валового регионального продукта определяется на основе годовых и квартальных показателей физического объема производства. Оценка региональных уровней безработицы основана на методологии Международной организации труда (МОТ), а стоимость валового регионального продукта основана на системе национальных счетов (СНС). Доля регионов, включенных в выборку, составляет 99% ВВП России, а по численности безработных по методике МОТ превышает 96% 3 . Для группировки регионов предлагается специально составленный алгоритм кластерного анализа, позволяющий учитывать межрегиональные различия, неоднородную структуру и неоднородность поведенческих реакций региональных рынков труда.

Модификации модели Окуня. Известно, что Окунь предложил несколько вариантов изучения взаимосвязи между выпуском продукции и безработицей, рассматривая как прямые, так и обратные зависимости. В современной научной литературе обсуждаются и используются различные модификации модели Окуня, одна из которых называется «версией разрыва», другая — «разницей», отражая взаимосвязь между «первыми отличиями».Рассмотрены динамические модели, а также модификации с запаздывающими переменными или взятые в логарифмической форме. В «прерывистой» модификации модели реальный ВВП сравнивается с потенциальным (разрывом выпуска), а фактическая безработица — с ее естественным или целевым уровнем. «Разрыв выпуска» для российской экономики неоднократно оценивался с помощью фильтров Калмана, Ходрика – Прескотта и других [12, 13]. Измерение естественного уровня безработицы, которое важно для оценки модели Окуня в версии с разрывами, представляет определенную трудность.Существующие в литературе подходы к анализу и оценке естественного уровня безработицы рассматриваются в отечественной и зарубежной литературе [14–16]. Наиболее часто используемые авторами инструменты для измерения естественного уровня безработицы включают кривую Филлипса, кривую Бевериджа и различные фильтры. Сразу отметим, что связь между ростом (падением) производства и отклонением фактической безработицы от естественного уровня опосредована влиянием многих других факторов, отражающих специфику развития страны и ее регионов.

Другая модификация модели Окуня, отражающая взаимосвязь первых различий, включает оценку регрессии между увеличением уровня безработицы и темпами роста производства. В модификации, которую мы будем использовать для решения поставленных задач, переменные взяты в логарифмической форме, что дает определенные преимущества, так как позволяет избежать искажений, вызванных отклонениями региональных значений уровня безработицы и темпов роста производства. из нормального закона распределения для набора регионов [17].На основе модифицированной модели Окуня [Okun, 1962] оценивается наличие и степень чувствительности рынка труда к деловому циклу [18, 19]. Модель имеет вид

1

, где dU it — абсолютное изменение уровня безработицы в районе i за период t ; β i обозначает коэффициент Окуня, который в модели имеет отрицательное значение, отражая рост безработицы при сокращении производства и замедлении экономического роста; dG it — темп роста добычи в районе i за период т в процентах; α i — параметр, отражающий специфику области i , подлежит оценке; е обозначает случайную величину.

Модифицированная модель Окуня была оценена для выборки из 79 регионов Российской Федерации с использованием квартальных и годовых данных. Панельная регрессия уточняет параметры силы воздействия экономических шоков на безработицу в региональном разрезе:

2

, где dU it — изменение уровня безработицы в регионе и сверх период тн ; β i — коэффициент Окуня для и -й территории; R i — фиктивная переменная, отражающая региональные различия в уровне безработицы; dG it — темп роста производства в процентах [19]. В панельной выборке единицами наблюдения являются регионы. Панельные регрессии основаны на переменных логарифмического роста выпуска и уровня безработицы. Модификации с использованием логарифмов уровня безработицы и темпа роста выпуска широко используются в научных исследованиях [3, 17].

3

где U it — уровень безработицы в районе i в году t ; G it обозначает темп роста (индекс производства) в районе i в году т .Параметры модели (3) оценивались методом наименьших квадратов OLS и .

Кластеризация регионов. Уровень безработицы на российском рынке труда характеризуется высокой межрегиональной дифференциацией, которая снижается в период рецессии и увеличивается с началом экономического роста [20–22]. Для формирования относительно однородных групп был проведен кластерный анализ регионов России, входящих в выборку, по уровню безработицы 4 .

Иерархическая кластеризация пошагово объединила регионы, близкие по квартальной динамике уровня безработицы в 2010–2019 гг. Отметим, что квартальные данные позволяют получить кластеры (клубы) регионов Российской Федерации, близкие по циклическим параметрам уровня безработицы. Используемый метод K-средних, широко используемый в методологии кластерного анализа, позволил минимизировать различия внутри кластеров и максимизировать вариативность между кластерами; Евклидовы расстояния, характеризующие качество кластеризации, представлены в Приложении (Таблица).В результате иерархической кластеризации регионов РФ по уровню и динамике квартальной безработицы за 2010–2019 гг. Сформировались три группы регионов или три клуба ().

Таблица 1

. Состав региональных кластеров (клубов) РФ, 2010–2019 гг.

Клуб Количество регионов Состав регионов
1 9 Республики: Кабардино -Балкар, Карачаево-Черкесия, Алтай, Дагестан, Ингушетия, Калмыкия, Тыва, Северная Осетия-Алания, Забайкалье.
2 33

Республики: Адыгея, Башкортостан, Бурятия, Карелия, Коми, Марий Эл, Саха (Якутия), Хакасия, Чувашия.

Области: Архангельская, Астраханская, Волгоградская, Вологда, Иркутская, Калининградская, Омская, Кемеровская, Кировская, Курганская, Мурманская, Новосибирская, Орловская, Псковская, Ростовская, Сахалинская, Свердловская, Смоленская, Челябинская, Томская. Край: Алтай, Пермь, Приморский. Еврейская автономная область

3 37 г. Москва, ул.Петербург. Республики: Татарстан, Мордовия, Удмуртия. Области: Амурская, Белгородская, Брянская, Владимирская, Воронежская, Ивановская, Калужская, Костромская, Курская, Ленинградская, Липецкая, Магаданская, Москва, Нижегородская, Новгородская, Оренбургская, Пензенская, Рязанская, Самарская, Саратовская, Тамбовская, Тверская, Тула. , Тюмень. Ярославль. Краев: Камчатка, Краснодар, Красноярск, Ставрополь, Хабаровск. Чукотский автономный округ.

Выявленные кластеры (клубы) различаются не только уровнем безработицы, но и мерой неоднородности состава, связанной с отклонениями региональных значений уровня безработицы от среднего по кластеру ().

Таблица 2.

Коэффициент вариации региональных значений уровня безработицы внутри клубов, 2011–2019 гг.,%

9022
Год 1 клуб 2 клуба 3 клуба
2011 30 10 19
2012 32 9 21
2013 32 4 27
28
2015 30 5 30
2016 30 5 25
2017 31 5 31 5 26
2019 31 5 26

Как может b Как видно из данных, вторая клюшка относительно однородна. Здесь отмечаются самые низкие значения коэффициента вариации: 4–10%, и этот показатель не изменился за последние пять лет (5%). Наиболее разнородным по составу является первый клуб, где значения коэффициента вариации достигают 30–32%. Среди регионов третьего клуба коэффициент вариации также высок, но диапазон его изменения по годам шире, чем в других клубах (19–30%).

Квартальная динамика среднего для каждого кластера уровня безработицы за 2010–2020 годы, представленная на рисунке, существенно различается.

Данные на рисунке показывают разную глубину реакции среднего кластерного уровня безработицы на экономические потрясения. Для первого клуба характерны самые высокие значения и амплитуда колебаний уровня безработицы, включая первый квартал 2020 года. В третьем клубе они самые низкие. Промежуточное положение занимают регионы второго клуба, где амплитуда колебаний и уровень безработицы выше, чем в третьем клубе, но ниже, чем в первом.

Технические характеристики модели. В нашем исследовании коэффициенты Окуня были дифференцированы на общие, когда оценка проводится для экономики страны в целом, и специальные, рассчитанные для отдельных кластеров или регионов. В статье оцениваются как общие, так и специальные коэффициенты Окуня. Для этого для каждого кластера (клуба) регионов была построена панельная регрессия с фиксированными эффектами. В результате оценки, выполненной методом наименьших квадратов (МНК) с использованием квартальных данных за период 2010–2020 гг., Получены следующие модели:

Club 1: ln U = –0.068 * ln G + 2,874

Club 2: ln U = –0,043 * ln G + 2,113

Club 3: ln U = –0,062 * ln G + 1,195

Анализ Клубных спецификаций модели показывает, что среднесрочный коэффициент Окуня значим в соответствии с критерием Стьюдента, модели согласованы, а фиксированные эффекты регионов влияют на взаимосвязь между безработицей и экономическими колебаниями. В регионах кластера с наибольшим уровнем безработицы (клуб 1) самый высокий коэффициент Окуня (–0.068). Модель объясняет около 80% колебаний уровня безработицы ( R 2 = 0,791). В третьем кластере (клуб 3), характеризующемся низким уровнем безработицы, коэффициент регрессии между экономической динамикой и колебаниями уровня безработицы ниже, чем в первом клубе (–0,062), а также коэффициент детерминации ( R ). 2 = 0,611). Наименьшие значения коэффициента Окуня (–0,043) получены для второй клюшки с низким коэффициентом детерминации ( R 2 = 0.481).

Расчеты показали, что значения коэффициента Окуня, который измеряет циклический отклик, для всех трех кластеров и для России в целом имеют отрицательные знаки, что согласуется с теоретическими предположениями модели и рабочими гипотезами настоящего исследования. Из данных видно, что для 2010–2020 гг. В среднем по выборке из 79 регионов, с уровнем безработицы 6,74% и среднегодовым ростом производства 1,07%, коэффициент Окуня равен –0. 050. Каждый кластер (клуб) отличается как уровнем безработицы, так и темпами роста (спада) производства. Разные значения специальных коэффициентов Окуня во многом объясняются существенными различиями в структуре экономик и рынков труда регионов, входящих в клубы. Также необходимо учитывать неравномерность и условия социально-экономического и демографического развития регионов России. Важную роль играет характер экономических шоков, влияющих на взаимосвязь выпуска и безработицы в разные периоды.

Таблица 3.

Коэффициент Окуня: сравнение параметров клубов, 2010–2020 гг.

Кластер (клуб) Средний уровень безработицы U ,% Средний темп роста производства G ,% Коэффициент регрессии β *
1 14,52 102,10 –0,068
2 6,96 100,92 –0,043 02 –0,043 02 02 –0,043 02 –0,043 0266 100,99 –0,062
РФ 6,74 101,07 –0,050

Межрегиональные различия влияют не только на уровень безработицы, но и на поведенческие шоки экономических показателей рынка труда. Регионы первого кластера с относительно высоким уровнем безработицы сильнее отреагировали на рецессию и отставали от восстановительного роста, что объясняется структурой региональной экономики с низкой долей локомотивных производств, обеспечивающих растущий спрос на рабочую силу.Большинство регионов первого кластера отличаются высокой долей молодежи в структуре населения, а молодые люди без опыта работы чувствительны к циклическому спаду и подвержены риску на рынке труда, поскольку в кризисе их увольняют первыми. и нанял последним. Фактором риска для регионов первого кластера также является доля сельского населения, превышающая среднероссийские значения, среди которых безработица выше, чем в городах. Скорее всего, реальный масштаб безработицы в регионах этой группы выше статистически измеряемых, если учесть скрытую безработицу.С другой стороны, здесь высока доля неформального сектора, что сдерживает рост реальной безработицы. Важно понимать, что «наличие скрытой безработицы, производства и занятости населения в теневом секторе приводит к искажениям исследуемой зависимости динамики ВВП и уровня безработицы» [7, ​​с. 484]. Высокие квартальные колебания уровня безработицы в течение года характерны для регионов первого кластера как наиболее неоднородного.

Регионы третьего кластера с относительно низким уровнем безработицы быстрее адаптировались как к кризисной ситуации, так и к восстановительному росту. Безработица увеличивалась в период спада, снижалась на этапе экономического роста, оставаясь на относительно низком уровне. Самый низкий уровень безработицы за периоды кризисов сохранился в Москве и Санкт-Петербурге, что объясняется более высокой диверсификацией экономики, структурой занятости и источников доходов населения, а также наличием отраслей, формирующих растущий спрос. для труда.

Второй кластер является наиболее однородным, его реакция на циклические экономические шоки, а также значение коэффициента Окуня близки к среднему по стране.

Для преодоления высоких межрегиональных контрастов на российском рынке труда при выборе приоритетов развития и инвестирования следует исходить из задач, во-первых, обеспечения экономического роста в краткосрочной и среднесрочной перспективе, а во-вторых, установления «полюсов роста». »Усиление межрегионального обмена за счет создания современных производств, в-третьих, с учетом особенностей развития конкретных территорий [23, с.7]. Результаты исследования показывают, что на уровне региональных кластеров (клубов) проявляются разные реакции циклической безработицы на экономические потрясения в стране. Помимо макроэкономических шоков необходимо учитывать влияние отраслевых шоков.

Исследование показало отрицательную связь между изменением валового регионального продукта и динамикой уровня безработицы, что подтверждает заявления Окуня. Спад или рост производства объясняет лишь небольшую часть, а именно циклическую составляющую изменения уровня безработицы.Модельные расчеты позволили выявить разную степень чувствительности уровня безработицы к циклическим шокам, что объясняется институциональными, социальными, экономическими и демографическими характеристиками развития регионов России. Значения коэффициентов Окуня для трех разнородных кластеров (клубов), рассчитанные с использованием данных квартальных временных рядов в 2010–2020 гг. , Отражают особенности поведения местных рынков труда, на которых предприятия в период кризиса минимизируют затраты, как уже отмечалось, за счет сокращения реальная заработная плата и продолжительность рабочего дня, а не массовые увольнения персонала.Наши результаты согласуются с выводами других авторов, которые подтверждают, что «адаптация к спаду производства лишь в небольшой степени происходит за счет роста безработицы» [24, с. 205].

Оценка взаимосвязи «выпуск-безработица», отражающая зависимость рынка труда от экономических колебаний, особенно актуальна в контексте современного «коронакризиса». Нисходящая экономическая динамика в январе – мае 2020 года показывает, что пандемия COVID-19 в разной степени повлияла на разные сегменты экономики, затронув одни виды экономической деятельности больше, чем другие.На тех региональных рынках труда, где сконцентрированы наиболее «уязвимые» виды экономической деятельности, безработица увеличилась в большей степени. Сокращение персонала произошло в сфере обслуживания, на транспорте, в строительстве, торговле, учреждениях культуры и т. Д. Гостиницы и рестораны пострадали из-за краха индустрии туризма. В результате резкого падения спроса на авиаперевозки и железнодорожные перевозки спрос на топливо пропорционально упал. При этом, судя по котировкам акций, как отмечают эксперты, химическая и нефтехимическая отрасли пострадали в меньшей степени.Известно, что после введения ряда социальных ограничений и перехода многих предприятий на удаленный режим работы резко вырос спрос на услуги доставки еды, выросли продажи дезинфицирующих средств и средств индивидуальной защиты, лекарств и продуктов питания. Спад занятости и сокращение штата в значительной степени затронули малый и средний бизнес.

Анализ динамики физического объема выпуска по основным видам экономической деятельности показывает, что в апреле 2020 года он достиг 88.8% к марту, в мае к апрелю 97,4% [11] Рост числа безработных, по предварительным данным Росстата, в апреле составил 123% к марту 2020 г., в мае 105% к апрелю 2020 г. По сравнению с соответствующим периодом 2019 года рост безработицы составил 120,6% в апреле и 132,7% в мае ().

Таблица 4.

Количество безработных в возрасте 15 лет и старше, январь – май 2020 г.

91,4
Месяц Общее количество безработных Количество зарегистрированных безработных
тыс. Человек по отношению к аналогичный период 2019 года,% по отношению к предыдущему периоду,% тыс. человек по отношению к аналогичному периоду 2019 года,% по отношению к предыдущему,%
январь 3482 95. 0 100,3 700 95,4 101,2
Февраль 3425 93,7 98,4 730 91,4 104,3 104,3 727 88,8 99,6
апрель 4286 120,6 123,0 1311 160,5 180. 4
май 4513 * 132,7 105,3 2143 280 163,5

Зарегистрированная безработица в мае 2020 года по сравнению с 2019 годом увеличилась в 2,8 раза.

Национальные рынки труда в большинстве стран, включая Россию, отреагировали на замедление роста, а затем и спад производства, не только сокращением занятости и ростом безработицы, но и сокращением рабочего времени, снижением заработной платы , а также отмена премирования.Так, по данным Минэкономразвития, за период пандемии COVID-19 и спада производства реальная заработная плата в марте – апреле 2020 года снизилась на 6,3%, уровень занятости упал с 59,4% (март 2020 года) до 58,4%. в апреле и 58,3% в мае 2020 года. Уровень безработицы увеличился с 4,7% (март) до 5,8% (апрель) и 6,1% (май), а количество безработных выросло с 3,5 миллиона в марте до 4,5 миллиона в мае 2020 года [ 11]. Следует учитывать, что многие предприятия собираются поддерживать режим удаленной работы даже после того, как пандемия закончится.В настоящее время нарастает цифровизация экономики, расширяются объемы электронной коммерции, онлайн-продаж и других операций, увеличиваются инвестиции компаний в искусственный интеллект, внедрение которого становится одним из приоритетных направлений инвестирования. .

Рынок труда и структура занятости в ближайшее время претерпят кардинальные изменения. Важно понимать, что выход из пандемии означает не возврат к предыдущей экономической модели, а переход к концептуально иной, где рынок труда будет основан на гибких формах занятости и инструментах для адаптации к циклическим экономическим колебаниям. а также о новой структуре спроса на рабочую силу. Для оценки региональных значений коэффициента Окуня в период экономического спада и восстановительного роста необходимы статистические данные за 2020–2021 годы и проведение исследования с учетом социально-экономических последствий «пандемического кризиса» и изменения модели экономического развития. В период циклического экономического спада следует ожидать значительного увеличения безработицы, поскольку модель Окуня предполагает более сильную реакцию уровня безработицы на спад, чем на восстановительный рост.

* * *

Пандемия коронавируса оказала значительное влияние на экономику России; эксперты прогнозируют глубокий спад производства, рост безработицы в 2020 году и медленный восстановительный рост в 2021 году. Политика поддержки занятости в период экономического спада должна учитывать высокие межрегиональные различия на российском рынке труда. В статье раскрываются особенности поведенческих реакций на экономические колебания региональных рынков труда с разным уровнем безработицы. Исследование позволяет сделать следующие выводы.

Во-первых, значения коэффициента Окуня, рассчитанные для трех региональных кластеров, имеют отрицательный знак, что подтверждает теоретические предпосылки и рабочие гипотезы исследования. В то же время взаимодействие спада (роста) производства с изменением уровня безработицы в инструменте адаптации к экономическим шокам опосредовано специфическими институциональными, социальными, экономическими и демографическими особенностями развития локальных рынков труда в России. регионы, влияющие на степень их восприимчивости к изменению объемов производства.

Во-вторых, была получена статистически значимая оценка влияния темпов роста и спада производства на изменение уровня безработицы. Оценки коэффициентов Окуня для России в целом и для трех кластеров (клубов) по отдельности показывают, что региональные рынки труда имеют разную степень чувствительности к спаду и росту производства, а также стабильно высокую (первый клуб) и низкую (третий клуб). ) уровень безработицы в 2010–2020 гг.

В-третьих, выявлены различия в поведенческих реакциях параметров рынка труда на экономические шоки в регионах России.Регионы первого кластера с высоким уровнем безработицы отличаются более глубокой реакцией на рецессию и отставанием от восстановительного роста. Регионы третьего кластера с низким уровнем безработицы быстрее адаптировались как к ситуации кризиса, так и к восстановительному росту. Второй кластер наиболее однороден, и реакция на циклические экономические шоки аналогична среднероссийской.

В-четвертых, расчеты показали, что значения коэффициентов Окуня в разрезе кластеров (клубов), как и для России в целом, оказались относительно низкими.Это означает, что российский рынок труда имеет сложный механизм адаптации к циклическим колебаниям экономики. Увеличение или уменьшение безработицы — лишь один, но не единственный канал адаптации к потрясениям. В свою очередь, изменение уровня безработицы вызвано не только спадом или ростом производства, но и другими факторами, влияние которых, хотя и косвенно, учитывается моделью Окуня.

Результаты могут быть использованы при разработке контрциклических мер экономической политики, учитывающих текущие проблемы на рынке труда.Дальнейшие исследования будут направлены на изучение нелинейной асимметричной зависимости «объем производства — безработица» в контексте рецессии и восстановления экономического роста в России.

Почему в России существует безработица, Гарет Джонс, Western Mail, 10 апреля 1933 г.

The Western Mail , 10 апреля 1933 г.

ПОЧЕМУ В РОССИИ ЕСТЬ БЕЗРАБОТИЦА

— — —

Еда Нехватка и недостаток сырья

пользователя МИСТЕР.ГАРЕТ ДЖОНС,

г. Первая пятилетка отменила безработицу. В то время как в в капиталистическом мире число безработных росло из месяца в месяц, Советский Союз мог правильно сказать, что они успешно справились с этим. проблема. Действительно, их большой проблемой была нехватка рабочей силы.

г. Пятилетний план преуспел в отношении боеприпасов, многих орудий и танков. фабрики построены.План был прежде всего военным и не экономический план.

г. Вторая пятилетка, начавшаяся 1 января 1933 г., увидела возврат безработицы. За последнее время более 20000 рабочих были уволен с нескольких заводов Харькова. Несколько тысяч были уволен с Харьковского тракторного завода. От другого Харькова завод 8000 были уволены. В Москве количество увольнений увеличилось. было здорово.На некоторых заводах от 25 до 40 процентов. сотрудников уволены, а в некоторых офисах до 53% потеряли их работы.

Это невозможно оценить общее количество безработных, поскольку многие из них крестьяне, которые вторглись в города, нашли работу на заводах и теперь снова отправляются в деревни. Нет данных по безработице. опубликовано.

Осужден голодать

Есть нет страховки от безработицы.Когда человека отпускают, его хлебная карточка у него забирают или, в некоторых случаях, оставляют ему на две недели. Таким образом, безработица является обречением на голодную смерть. В безработному обычно отказывают в паспорте, и он вынужден покинуть город на деревня, где нет хлеба. Мужчина часто теряет свой пост за опоздание на работу на четверть часа, за трудовую дисциплину теперь чрезвычайно строгий.

Почему есть ли в России безработица? Почему возникла эта проблема, которой не было существовали год назад, вернувшееся к беде Советское правительство?

г. Первая причина — нехватка сырья.Поставка угля, древесина или масло выходят из строя, и предприятиям приходится простаивать, ожидая, пока поступает необходимое топливо. В Харькове, недалеко от в богатейшем угольном районе России возник дефицит угля, что привело к длительные задержки на заводах. В Москве не хватало бензина, и это тоже приводило к остановкам. Плохой транспорт несет ответственность за эти дни. Железнодорожные пути блокируются, и это дезорганизует распределение.

Эконом-драйв

В «Правду» от 19 марта читаю: «Позорное дело Управление Южной железной дороги. На складах Алмазнянский металлургический завод простаивает 13000 тонн металла, запланировано в основном для заводов сельскохозяйственных машин; 1500 тонн ждут отправить на Харьковский тракторный завод, 2000 тонн в Сталинград Завод, 2000 тонн до Нижегородского автозавода.В Южная железная дорога вместо этого отправляет от 12 до 15 вагонов чугуна в день. из 35. В некоторые дни вагоны вообще не отправляются.

г. Вторая причина безработицы в России — финансовая. Есть сейчас проводится кампания жесткой экономии. Многие фабрики имели большие дефициты. Эксплуатационные расходы чрезвычайно высоки. Что вы делаете, когда у заводов дефицит? Я спросил официального в Наркомате финансов.Он ответил: «Мы применяем методы к заставляют их экономить. Мы даже обязываем их не платить зарплату и заставить их распустить свои сотрудники.

Это имеет тенденцию к безработице. Директор завода должен сделать оба концы с концами, и таким образом увольняет рабочих.

Кормление рабочие.

г. Третья причина безработицы в Советской России — нехватка продовольствия. На каждую фабрику возложили ответственность за кормление своих рабочих.А фабрике дается определенный сельскохозяйственный район, из которого можно рисовать запасы. Ответственность за кормление возлагается на директора. Еда для всех рабочих почти не бывает. учет развала сельского хозяйства. Чтобы приготовить еду Объездные рабочие увольняются и отправляются в деревню. Нехватка продуктов питания, вероятно, является основной причиной безработицы.

г. Окончательную причину безработицы мне сообщил директор Харьковского Тракторный завод.Почему вы уволили мужчин? Я спросил его. Он ответил: «Мы улучшили наши технические знания и поэтому не нужно так много мужчин. Признание технологической безработицы характерна не только для капитализма.

г. Пятилетний план был призван сделать Россию независимой от остальной Мир. Эта цель не удалась. Уезжают иностранные специалисты Россия. Когда они погубят советские машины.

нехватка сырья, финансовые трудности, нехватка продовольствия и увеличение использования машин — это четыре причины безработица в России.

Авторские права. Западная почта. Все права защищены.

Факторы и детерминанты межрегиональной разницы в уровне безработицы в сельской местности России

1. Введение

Межрегиональные различия рынка труда характерны для экономики большинства стран мира, независимо от уровня их развития или государственного устройства.В России, где уровень сельской безработицы составляет 7,5%, межрегиональные различия колеблются от 2,6% в Республике Татарстан до 43,0% в Республике Ингушетия. В 33 из 85 регионов Российской Федерации уровень сельской безработицы превышает средний по стране. Хотя показатель может меняться со временем, межрегиональные различия, как правило, сохраняются [1]. Хотя факторы национальной экономики являются доминирующими в объяснении поведения сельскохозяйственного рынка труда, значительная часть региональных различий не может быть объяснена на национальном уровне.Межрегиональные различия рынка труда по уровню безработицы рассматриваются многими авторами [2] — [4]. Одни интересуются географическим распределением уровня безработицы [5] [6], другие анализируют устойчивость межрегиональных различий по уровню безработицы [1]. Межрегиональные различия в уровне развития села исследуются с использованием различных индикаторов [7]. Однако факторы географического распределения регионов на рынке труда в сельском хозяйстве остаются наименее изученными.

В некоторых исследованиях авторы рассматривают актуальный вопрос о влиянии финансового кризиса на безработицу и, в частности, на безработицу среди молодежи [8]. Также дается количественная оценка дисбалансов на рынке труда [9]. Оценка влияния инвестиций в человеческий капитал на уровень региональной безработицы выявила обратную зависимость между ними [10]. В некоторых работах оценивается демографический эффект и влияние образования на безработицу в Европе [11] [12]. Также исследуется поведение региональной безработицы в странах ЕС до и после финансового кризиса [13].Взаимосвязь между финансовым развитием и волатильностью рынка труда исследует Дарсиллон [14]. Авторы обращаются к совместному влиянию политики на рынке труда и экономического спада на безработицу в Европе [15]. Представляет интерес и положение молодежи на региональных рынках труда [16] [17]. Авторы подчеркивают важность выяснения причин межрегиональных различий в уровне безработицы [3] [5]. Понимание источников межрегиональных различий на рынке труда важно для выбора основных направлений региональной политики сокращения безработицы.В России межрегиональная дифференциация безработицы имеет форму региональных контрастов, особенно в сельской местности. Межрегиональные различия на рынке труда в сельском хозяйстве, сохраняющиеся не только в краткосрочной, но и в долгосрочной перспективе, делают рынок труда не единичным, а, скорее, сегментированным. Таким образом, сглаженные средние оценки параметров российского рынка труда не подходят для принятия решений и определения ключевых мер региональной политики.

Целью исследования является разработка таксономии регионов по уровню общей и сельской безработицы и выявление факторов межрегиональных различий на сельскохозяйственном рынке труда по уровню сельской безработицы в регионах разного типа. Принимая во внимание стойкость межрегиональных различий, важно выявить и изучить факторы, способствующие сокращению сельской безработицы в регионах разного типа. Вклад нашего исследования заключается в том, что, в первую очередь, мы обращаемся к сельским безработным, проблемам которых в литературе уделяется недостаточно внимания. Во-вторых, мы анализируем факторы межрегиональных различий для регионов разного типа. В-третьих, наш регрессионный анализ включает не только экономические, но и социальные и демографические переменные, распределенные по регионам Российской Федерации.Работа организована следующим образом. В разделе 2 мы делаем обзор литературы, обобщаем подходы к анализу факторов региональной безработицы, представляем методологию исследования и описываем базу данных. В разделе 3 представлены результаты нашего типологического анализа, описаны классификационные группы и оценочные регрессионные модели для различных типов региональных рынков труда Российской Федерации. Заключительный раздел содержит наши выводы и предложения.

2.Материалы и методы

2.1. Теоретические основы

Для неоклассической экономической теории проблема межрегиональных различий на рынке труда — это проблема, существующая только в краткосрочной перспективе. В среднесрочной и долгосрочной перспективе механизмы межрегиональной миграции и региональная политика призваны привести рынок труда к относительному равновесию. Сельская Россия довольно специфична, и это нужно учитывать. Межрегиональная мобильность рабочей силы ограничивается рядом факторов.Во-первых, Россия — страна с огромной территорией, самой большой в мире. Еще одно важное отличие — низкая плотность населения, особенно в сельской местности: сельские поселения расположены далеко друг от друга. Во-вторых, следует отметить, что региональные рынки доступного жилья развиты слабо. В-третьих, по-прежнему широко практикуется безналичная оплата труда в виде натуральных платежей, таких как оплата детских садов, жилья и т. Д. В-четвертых, работодатели не всегда своевременно выплачивают заработную плату. В-пятых, из-за низкой заработной платы и высоких операционных издержек (транспортных расходов, затрат на поиск работы и жилья) рабочие не могут позволить себе переезд в другие регионы. В-шестых, многие работодатели по-прежнему настойчиво придерживаются стратегии удержания своих сотрудников.

В результате вместо единого рынка труда у нас есть региональные сегменты, которые сильно различаются по структуре занятости, уровню и продолжительности безработицы. Хубер [18] показывает, что межрегиональные различия в безработице довольно устойчивы в странах с переходной экономикой.Существует ряд факторов, влияющих на уровень и структуру сельской безработицы в регионах разного типа. Важно учитывать как факторы спроса, так и факторы предложения. Важным фактором спроса на рабочую силу, влияющим на параметры регионального рынка труда, является уровень и структура валового регионального продукта (ВРП). По мере его роста обычно увеличивается количество рабочих мест и уровень занятости. И наоборот, сокращение ВРП — признак экономического спада — ведет к снижению занятости. Закон Окуня описывает влияние валового регионального продукта на уровень безработицы. Влияние валового регионального продукта (ВРП) на уровень безработицы в регионе рассматривается во многих эмпирических исследованиях. Более высокий уровень валового регионального продукта — признак более сильной экономики с относительно низким уровнем безработицы. Важным экзогенным фактором, влияющим на уровень безработицы, является структура занятости, отражающая экономическую специализацию региона [19]. Если в структуре экономики и занятости в регионе преобладают растущие отрасли, уровень безработицы, вероятно, будет низким.Когда в региональной экономике высока доля сельского хозяйства, а рост производительности сопровождается сокращением занятости, уровень региональной безработицы высок. Сельскохозяйственные районы часто страдают от высокого уровня безработицы. Перед лицом отраслевых потрясений и перераспределения рабочей силы краткосрочная или долгосрочная безработица неизбежна.

Среди факторов предложения рабочей силы, влияющих на уровень региональной безработицы, следует упомянуть инвестиции в человеческий капитал, о чем свидетельствуют многие эмпирические исследования [10] [20]. В регионах с небольшим объемом инвестиций в человеческий капитал уровень безработицы обычно выше. В сельской местности не хватает квалифицированной рабочей силы, но много неквалифицированных рабочих. Квалифицированные и неквалифицированные рабочие по-разному реагируют на шоки спроса. Из сельской местности в город обычно переезжают молодые люди, чтобы получить профессиональное образование или работу, а также самые квалифицированные рабочие. В этом смысле межрегиональные различия сельских рынков труда обычно формируются неквалифицированными или низкоквалифицированными сельскими жителями.В сельской местности, где доля молодежи в населении значительна, вероятно, будет выше уровень безработицы. Сельская молодежь в большей степени, чем городская молодежь, подвержена риску безработицы, поскольку ее уровень профессионального образования ниже. Тот факт, что возрастная структура населения региона действительно влияет на рынок труда, подтверждается многими исследованиями. Авторы утверждают, что в регионах с высокой долей молодежи в населении также выше уровень безработицы [4] [16]. В России высокий уровень безработицы зарегистрирован в таких регионах, как Республика Ингушетия, Тыва и Чечня, где население относительно молодое. Теория минимальной заработной платы утверждает, что связь между региональной безработицей и уровнем заработной платы является отрицательной. При повышении минимальной заработной платы увольняются и становятся безработными наименее конкурентоспособные работники. Размер прожиточного минимума определяет размер минимальной заработной платы.

Уровень безработицы обратно пропорционален продолжительности поиска работы.В регионах с высоким уровнем безработицы наблюдается низкий отток «безработных», о чем свидетельствует высокая продолжительность безработицы и высокая доля тех, кто ищет работу более 12 месяцев. Безработица в сельской местности (7,5%) выше, чем общая безработица (5,4%) или городская безработица (4,8%) в России. Работу в течение 12 месяцев и более искали 36,4% из 1,4 млн безработных в сельской местности в России и 26,5% из 2,9% безработных в городах [21].

2.2. Данные и переменные

Источники данных по безработице в сельской местности в России ограничены, особенно в региональном измерении.В нашем эмпирическом анализе факторов и детерминант сельской безработицы мы использовали официальные данные Федеральной службы государственной статистики (Росстат), в частности, результаты выборочных обследований занятости. Социально-экономические и демографические характеристики регионов взяты из «Регионов России» [22] и Российского статистического ежегодника [23]. Для анализа межрегиональных различий на рынке труда по уровню безработицы мы также использовали такие статистические сборники, как «Регионы России» [22], «Труд и занятость» [24], «Экономическая активность населения России» [25], где есть результаты выборочных обследований занятости и др.Наша выборка состоит из 81 из 85 регионов России. Проанализировав и обобщив теоретические подходы, применяемые разными авторами, мы выделили основные факторы, влияющие на региональные уровни сельской безработицы в различных регионах РФ. На географическое распределение сельской безработицы в регионах России влияет множество экономических, социальных, демографических, институциональных и социальных факторов. Наше исследование сосредоточено на оценке воздействия ограниченного набора детерминант, включая долю сельского населения моложе трудоспособного возраста, размер валового регионального продукта (ВРП), структуру валовой добавленной стоимости (ВДС), уровень занятости. , структура занятости населения региона по видам экономической деятельности, размер прожиточного минимума, уровень и структура профессионального образования сельского населения.

3. Результаты и обсуждение

3.1. Классификация регионов России

Чтобы выделить относительно однородные группы в неоднородном пространстве сельского рынка труда, мы разработали классификацию 81 региона РФ с использованием данных за 2014 год. В качестве основных факторов в нашей классификации мы использовали уровень сельской безработицы, уровень общей безработицы и доля сельского населения моложе трудоспособного возраста. Классификация регионов РФ проводилась с использованием программы STATISTICA Advanced для Windows 10.0. Система, использующая процедуру иерархического кластерного анализа по Варду (метод Варда). В результате были сформированы четыре классификационные группы регионов, состав которых представлен в таблице 1.

Таблица 1. Классификация регионов России по уровню сельской и общей безработицы.

Источник: собственные расчеты.

В первую группу вошли 33 субъекта Российской Федерации, входящие в состав Центрального, Северо-Западного и Приволжского федеральных округов (ФО). Здесь низкие уровни как сельской, так и общей безработицы (за исключением Тверской, Вологодской, Калининградской, Мурманской, Псковской областей и Краснодарского края).Вторую группу составляют 15 регионов РФ, где уровень как сельской, так и общей безработицы ниже, чем в среднем по России. В третью группу вошли 13 регионов, в которых уровень сельской безработицы превышает среднероссийский. Уровень общей безработицы здесь также выше, чем в среднем по России, за исключением Воронежской и Ульяновской областей. В четвертую группу вошли 20 регионов, преимущественно относящихся к Южному, Северо-Кавказскому и Дальневосточному федеральным округам. Уровень сельской безработицы во всех регионах четвертой группы выше, чем в среднем по России.Среди наблюдаемых регионов РФ сельская безработица наиболее высока в республиках Ингушетия (32,0%), Тыва (27,4%) и Чечня (23,5%). В этих же регионах наблюдается самый высокий уровень общей безработицы, превышающий средний по России во всех регионах, входящих в группу. Характеристики выбранных групп представлены в таблице 2.

Доля лиц моложе трудоспособного возраста в регионах первой группы ниже, чем в среднем по России. Образовательная структура сельского населения регионов первой группы характеризуется высокой численностью населения со средним образованием

человек.

Таблица 2.Средние значения ключевых параметров для каждой из четырех групп регионов России, 2014 г.

Источник: собственные расчеты.

или начальное профессиональное образование на 1000 человек. В структуре валовой добавленной стоимости выше, чем в среднем по России, занимают доли обрабатывающей промышленности (за исключением Белгородской, Ивановской, Тамбовской, Мурманской, Саратовской, Магаданской областей и Краснодарского края) и сельского и лесного хозяйства, охоты и рыболовства ( кроме Ивановской, Московской, Ярославской и Вологодской областей).Вторая группа отличается самыми высокими темпами экономического развития регионов (ВРП на душу населения). В эту группу входят регионы с высокой долей добычи полезных ископаемых в экономике (Ненецкий, Ямало-Ненецкий, Ханты-Мансийский и Чукотский автономные округа). Доля этого вида экономической деятельности в структуре валовой добавленной стоимости составляет 24%, доля сельского хозяйства, лесного хозяйства, охоты и рыболовства близка к среднероссийским показателям, а доли других видов экономической деятельности ниже среднероссийских. Численность населения со средним и начальным профессиональным образованием, а также с основным общим образованием или без него (на 1000 человек) в данной группе регионов превышает среднероссийский уровень. Что касается третьей группы, то только в 2 из 13 ее регионов объем ВРП на душу населения выше среднероссийского (Сахалинская область и Камчатский район). Доля сельского хозяйства, лесного хозяйства, охоты и рыболовства в структуре валовой добавленной стоимости превышает средний показатель по России. Исключение составляют Республика Карелия, Свердловская и Сахалинская области.Доля занятых в этом виде экономической деятельности также выше, чем в среднем по России в 10 из 13 регионов. Образовательная структура сельского населения третьей классификационной группы характеризуется высокой долей лиц со средним и начальным профессиональным образованием или основным общим образованием на 1000 человек. В четвертой группе размер валового регионального продукта на душу населения превышает среднероссийский только в Республике Коми, Саха (Якутия) и Томской области. Доля сельского хозяйства в валовой добавленной стоимости здесь больше, чем в других группах. Также выше среднего по России доля занятых в сельском хозяйстве, лесном хозяйстве, охоте и рыболовстве, достигнув национального пика в республиках Дагестан (27,7%) и Калмык (26,3%). Количество лиц с высшим, средним полным (общим), с основным общим образованием и без него в образовательной структуре сельского населения регионов четвертой классификационной группы выше среднероссийского уровня.

Данный типологический анализ позволил выявить пространственные особенности сельского рынка труда и оценить степень межрегиональной дифференциации сельской безработицы. Межрегиональные сопоставления уровня сельской безработицы в типологических группах, сформированных на основе кластерного анализа, с параметрами рынка труда и социально-демографическими характеристиками регионов Российской Федерации позволили определить факторы снижения спроса и предложения. безработица в сельской местности.Результаты показывают, что уровень сельской безработицы в регионах Российской Федерации и ее возрастная структура зависят от совокупности различных факторов и условий экономического, демографического и социального развития.

3.2. Детерминанты уровня сельской безработицы в регионах России

Важно понимать, какие факторы сформировали нынешнюю структуру и уровень безработицы в сельской местности. В этом разделе мы обсудим набор факторов регионального развития, которые могут повлиять на межрегиональные различия в уровне безработицы.При построении наших регрессионных моделей мы использовали методы пошаговой регрессии в системе STATISTICA Advanced для Windows 10.0. Модели, определяющие зависимость сельской безработицы от социально-экономических и демографических параметров регионального развития, были построены отдельно для России в целом и выбранных различных типологических групп (таблица 3).

Оценивая уравнения регрессии для России в целом (Модель 1), мы видим, что уровень сельской безработицы положительно коррелирует с такими параметрами, как доля сельского населения моложе трудоспособного возраста, среднее время поиска работы и количество сельского населения без основное общее образование на 1000 человек. Это означает, что при увеличении значений этих параметров растет и уровень безработицы в сельской местности. Такие параметры, как валовой региональный продукт на душу населения и доля занятых в сельском и лесном хозяйстве, охоте и рыболовстве, имеют в модели отрицательный знак, что означает, что уровень сельской безработицы снижается с ростом значений этих параметров. Оценки уравнения регрессии для первой группы регионов с

Таблица 3. Детерминанты уровня сельской безработицы в четырех группах регионов России и России в целом.

Источник: собственные расчеты.

самый низкий уровень сельской безработицы (Модель 2) выявляет положительную корреляцию уровня сельской безработицы с размером прожиточного минимума и отрицательную — с уровнем сельской занятости (показатель ситуации на региональных рынках труда) и с доля коммунальных, социальных и личных услуг в региональной валовой добавленной стоимости (ВДС). Оценивая уравнение регрессии для второй группы регионов, где уровень сельской безработицы ниже, чем в среднем по России, находим следующее (Модель 3). Прежде всего, мы видим, что уровень сельской безработицы положительно коррелирует с долей населения моложе трудоспособного возраста. Значение этого показателя во всех регионах второй классификационной группы выше, чем в среднем по России, и его возможное снижение в будущем может ослабить демографическое давление на сельский рынок труда. Выявлена ​​отрицательная корреляция между уровнем сельской безработицы, с одной стороны, и долей занятых в сельском хозяйстве, лесном хозяйстве, охоте и рыболовстве, а также уровнем занятости, с другой стороны.

Третья классификационная группа регионов отличается высоким уровнем сельской и общей безработицы. Полученная корреляция (Модель 4) показывает, что факторами, определяющими уровень сельской безработицы в регионах этой группы, являются среднее время поиска работы для сельских безработных и доля обрабатывающей промышленности в валовой добавленной стоимости региона. Развитие обрабатывающей промышленности в регионах группы, согласно модели, является фактором снижения сельской безработицы. В четвертой группе самый высокий уровень сельской и общей безработицы, и поиск работы там длится дольше всех. Положительная корреляция между уровнем безработицы в сельской местности и долей населения моложе трудоспособного возраста (0,840) свидетельствует о высоком демографическом давлении на рынок труда в этих регионах (Модель 5). Фактором, вызывающим рост безработицы в сельской местности, является также сельскохозяйственная специализация регионов, где доля сельского хозяйства, лесного хозяйства, охоты и рыболовства в региональной валовой добавленной стоимости высока.Увеличение численности сельского населения с высшим образованием может способствовать снижению уровня сельской безработицы в регионах, относящихся к четвертой группе, поскольку высокий уровень образования усиливает конкурентные преимущества на рынке труда. Модели, построенные для 4 групп регионов разного типа, описывают от 82,2% (третья группа) до 90,5% (четвертая группа) вариации независимых переменных. Надежность уравнений регрессии, согласно F-критерию Фишера, довольно высока. Коэффициенты зависимости статистически значимы на уровне 5% по критерию Стьюдента. Значения t-статистики для переменных, используемых в модели, указывают на то, что эти параметры значимы.

4. Выводы

Российский рынок труда неоднороден, но представляет собой множество региональных сегментов. Мы провели эмпирический анализ факторов, влияющих на снижение безработицы среди молодежи в регионах России. Для наших статистических оценок мы использовали регрессионные модели.База данных состоит из статистических данных, размещенных на официальном сайте Росстата. Проведенный типологический анализ позволил выявить пространственные особенности сельского рынка труда и оценить степень межрегиональной дифференциации сельской безработицы. Оценка моделей регрессионных уравнений, выполненная для 81 региона России, объединенных в четыре типологические группы, позволила выявить факторы, влияющие на рост и сокращение сельской безработицы. Результаты показывают, что доля населения моложе трудоспособного возраста, низкий уровень образования населения региона (количество сельского населения, не имеющего основного общего образования на 1000 человек), размер прожиточного минимума, средний поиск работы Со временем доля сельского хозяйства, лесного хозяйства, охоты и рыболовства в валовой добавленной стоимости региона находится в прямой зависимости от уровня безработицы в сельской местности. При этом валовой региональный продукт, уровень занятости, численность сельского населения с высшим образованием на 1000 человек, доля занятых в сельском хозяйстве, лесном хозяйстве, охоте и рыболовстве, доля обрабатывающей промышленности в валовой добавленной стоимости. доля коммунальных, социальных и личных услуг в валовой добавленной стоимости региона имеет обратную зависимость от уровня безработицы в сельской местности. Состав факторов и степень их влияния на уровень сельской безработицы различны для каждой из четырех типологических групп регионов, что объясняется различиями в специализации экономики регионов, демографической структуре, уровнях экономического развития и уровни профессионального образования сельского населения.В результате этого исследования мы пришли к следующим выводам.

Во-первых, политика занятости в сельской местности России должна проводиться с применением дифференцированного подхода с учетом специфики регионального развития. Для третьей группы регионов целесообразно развивать обрабатывающие производства, в частности, по переработке сельхозпродукции, и принимать меры, способствующие сокращению времени поиска работы для сельских безработных. Развитие сектора услуг могло бы способствовать снижению безработицы в сельской местности в регионах первой группы. Увеличение количества сельского населения с высшим профессиональным образованием и снижение доли сельского хозяйства в валовой добавленной стоимости за счет диверсификации сельской экономики и создания новых рабочих мест для молодых людей, желающих жить в сельской местности, могут способствовать снижению безработицы в регионах. четвертой группы. Для второй группы регионов важным представляется повышение уровня занятости, в том числе в аграрном секторе.Во-вторых, в регионах, где демографическая нагрузка на рынок труда высока, представляется целесообразным стимулировать развитие малого и среднего бизнеса, позволяя создавать новые рабочие места уже в краткосрочной перспективе. Молодежь является наиболее уязвимой социально-демографической группой на рынке труда, поскольку не все молодые люди имеют достаточный уровень образования и профессиональных навыков. Демографическое давление на рынок труда оказывается наиболее высоким в регионах, относящихся к четвертой группе, хотя влияние демографического фактора также существенно во второй группе регионов России в целом. В-третьих, сельское население всех регионов нуждается в системе непрерывного профессионального образования, поскольку имеющие профессиональное образование также имеют более высокие конкурентные преимущества на рынке труда. В-четвертых, необходимо диверсифицировать сельскую экономику за счет технологической модернизации и создания многофункциональной и многоотраслевой модели села, которая, как ожидается, расширит выбор рабочих мест с достойными условиями труда и заработной платой для сельских жителей. Результаты исследования могут быть использованы при формировании региональных стратегий развития села.

Благодарности

Работа выполнена в Институте аграрных проблем РАН при финансовой поддержке Российского научного фонда (грант № 14-18-02801).

Любопытный случай российского рынка труда

Российский рынок труда замечательно адаптировался к экономическому кризису, поскольку опасения по поводу массовой безработицы оказались несостоятельными. Однако многие временные решения, позволяющие удержать рабочих на работе, сейчас начинают ослабевать.

Уровень безработицы в России составляет 5,9 процента. Фото: ТАСС

В период с конца лета до начала осени 2014 года, когда экономический кризис в России только начинал разворачиваться, цены на нефть начали стремительно падать, после чего последовал обвал рубля и резкий рост инфляции. Неудивительно, что многие эксперты предсказывали, что население России неизбежно столкнется с серьезным бедствием массовой безработицы.

Логика таких прогнозов была ясна — страна переживала тяжелый экономический спад, который отразился практически на всех секторах экономики.У государства явно не хватало ресурсов, как и в 2008-2009 годах во время предыдущего финансового кризиса, для масштабных финансовых вложений во все затронутые кризисом сферы.

Казалось, что в этих условиях естественной реакцией проблемных отраслей будет массовое увольнение с целью сокращения затрат и экономии денег. Однако сегодня, спустя почти два года после начала кризиса, прогнозы скептиков не оправдались. Уровень безработицы в России, рассчитанный по методологии Международной организации труда (МОТ), которая используется во всем мире, почти никогда не превышал очень скромную цифру в 6 процентов.

Для сравнения, уровень безработицы в США почти достиг 10 процентов во время пика кризиса 2008-2009 годов. Средний уровень безработицы в ЕС в настоящее время ниже 10 процентов, и это считается успехом, поскольку шесть лет назад он превышал 12 процентов. В разгар экономического кризиса в таких странах, как Испания, Греция и Италия, эта цифра достигла 40 процентов. Даже сегодня примерно каждый пятый человек в этих странах оказывается без работы. Как России удалось избежать такой участи?

Чем отличается Россия

По словам Татьяны Малеевой, директора Института социального анализа и прогнозирования Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС), с 1990-х годов в России вырабатывается собственная модель рынка труда, отличная от западной.

В то время как в большинстве стран мира компании сокращают производство и численность персонала во время экономических потрясений, в России, опасаясь обострения социальной напряженности, все участники рынка ведут себя совершенно по-разному. Работодатели вместо того, чтобы увольнять неэффективных работников, предпочитают снижать заработную плату. Кроме того, на российском рынке труда действует система скрытой безработицы, при которой рабочих переводят на сокращенную рабочую неделю, отправляют в неоплачиваемый отпуск или сокращают продолжительность рабочего дня и производительность.

Рабочие, в свою очередь, с радостью принимают эту систему ввиду небольшого количества реальных альтернатив — риск долго не найти новую работу пугает людей даже в крупных мегаполисах. Государство также вполне удовлетворено таким поведением работодателей и работников, поскольку это гарантирует, что никогда не будет большого наплыва людей, ищущих пособия по безработице, который мог бы подорвать и без того ослабленный бюджет.

На сегодняшний день минимальная ежемесячная выплата по безработице составляет 850 рублей (примерно 13 долларов США по текущему курсу) для лиц, ищущих работу впервые или через год после увольнения за нарушение трудовой дисциплины, а максимальная — 4900 рублей. (примерно 76 долларов).Понятно, что таких небольших сумм недостаточно для выживания, и поэтому они не побуждают людей регистрироваться в качестве официально безработных. На самом деле таких людей сегодня в России чуть больше миллиона.

«Одно большое преимущество такой модели рынка труда, которая устраивает всех с 1990-х годов, заключается в том, что она позволяет обществу избегать напряженности и, прежде всего, сохранять спокойный политический ландшафт. Однако главный недостаток в том, что в результате у нас экономика страдает от вялых процессов.То есть экономика, в которой всем гарантирована работа, и ни у кого нет стимула бороться за рабочие места », — говорит Малева.

Меньшая заработная плата

Сегодня уровень безработицы в России составляет 5,9 процента, что соответствует примерно 5 миллионам человек. При этом в прошлом году реальная заработная плата упала почти на 10 процентов. Это причина того, что в стране не произошло резкого роста безработицы — снижение реальной заработной платы затормозило этот процесс.

Тот факт, что ухудшение ситуации на рынке труда приводит к снижению заработной платы и увеличению неполной занятости, отметили в мае этого года аналитики Высшей школы экономики (ВШЭ) и РАНХиГС.

Как показало их исследование, реальная заработная плата снизилась не только из-за довольно резкого роста инфляции (12,9 процента в 2015 году), повсюду работникам не всегда вовремя платят.

Задолженность по заработной плате в регионах увеличилась вдвое — с 2 миллиардов рублей (31,2 миллиона долларов) в начале 2015 года до 4 миллиардов рублей (62,5 миллиона долларов) в мае 2016 года. Это, конечно, значимый и болезненный факт жизни населения. . Хотя все относительно — в 2009 году, на пике последнего кризиса, долги по зарплате достигли 8. 7 миллиардов рублей (14 миллионов долларов).

Работодатели продолжают реагировать на кризис, прежде всего, снижением заработной платы, говорится в исследовании, проведенном НИУ ВШЭ. За последние три месяца у 24 процентов опрошенных семей снизилась заработная плата, у 19 процентов была задержка с выплатой заработной платы, а у 9 процентов была сокращена продолжительность рабочего дня, они были вынуждены уйти в неоплачиваемый отпуск или были уволены.

Владимир Гимпельсон, директор Центра трудовых исследований НИУ ВШЭ, считает, что если заработная плата продолжит снижаться, то рано или поздно перед рабочими все равно встанет выбор: довольны ли они такой зарплатой или нет?

Однако и работник, и работодатель надеются, что дело не дойдет до того момента, когда придется сделать такой нелегкий выбор, и ситуация на предприятии успеет улучшиться.Ведь для рабочего предпочтительнее жить на заниженную зарплату, чем полностью ее потерять и жить только на мизерное пособие по безработице.

Временная занятость

Учитывая, что общий уровень безработицы в стране практически не растет, отмечен значительный рост так называемой частичной или временной занятости. По состоянию на конец мая 2016 года, по данным Минтруда, этот сектор рынка труда вырос на 18 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.В целом за последний год количество частично занятых увеличилось на 41 500 человек и сейчас превышает 273 000 человек. С одной стороны, для такой большой страны, как Россия, это не так уж и много; с другой стороны; это равно населению большого города.

Но самое главное, количество временных работников растет, и здесь прослеживается определенная тенденция. Да, работодатели стремятся избежать массовых увольнений, очевидно понимая, что, если это произойдет на их предприятии, государство в лице контролирующих органов явно не обрадуется.Не за горами выборы в Государственную Думу, и никого не интересует появление очагов социальной напряженности на карте России.

При этом экономический кризис еще не позади, а ВВП продолжает снижаться, хотя и не так резко, как в прошлом году. Тем не менее, большинство владельцев бизнеса по-прежнему сталкиваются с необходимостью оптимизации своих затрат, в том числе заработной платы — иначе их бизнес просто не сможет выжить. Следовательно, реализуются решения, которые включают перевод работников на различные формы неполной занятости.

Таким образом, российский бизнес сокращает свои расходы за счет частичной занятости. «Кризис на региональных рынках труда развивается по модели медленного роста неполной занятости», — говорится в выводах РАНХиГС.

На начало 2016 года повышенная доля лиц, работающих неполный рабочий день, простаивающих или отправленных в неоплачиваемый отпуск, была обнаружена в регионах с развитой вагонной, автомобильной и текстильной промышленностью, а также в Самаре, Калуге, Твери, Иванове и Ульяновске как Республика Татарстан.Эта цифра колеблется от 5 до 8 процентов сотрудников по ведомостям.

Министерство труда отмечает, что наибольшее количество рабочих, работающих не полные недели, можно найти в автомобилестроении, электротехнике и компьютерной инженерии, а также в машиностроении, металлоизделиях, оборудовании и транспорте, в банковском секторе, в добыча полезных ископаемых и производство электроэнергии.

«Основная проблема в том, что на нашем рынке создается очень мало новых рабочих мест», — говорит Гимпельсон. Особенность российского рынка труда в том, что он «обеспечивает высокий уровень занятости и низкий уровень безработицы за счет сильно дифференцированной заработной платы и значительной доли низкооплачиваемой занятости», — пояснил эксперт.

Двухтактная миграция

Еще одним фактором, смягчающим ситуацию на российском рынке труда, стала временная трудовая миграция, которую эксперты называют «двухтактной» миграцией. По данным аналитического агентства W-City.net, в отдельные месяцы последних полутора лет он резко увеличился на 10 процентов. То есть более 150 тысяч человек покинули родные регионы в поисках работы.

В кадровых агентствах поясняют, что увеличение потока соискателей из регионов России способствует массовому переводу сотрудников крупных компаний на режим неполной занятости.Они переводят персонал в свой «резерв», что побуждает искать любые возможности для «удаленного» заработка.

Эксперты CTC Group, компании, специализирующейся на аутсорсинге персонала, отметили растущий спрос со стороны временных трудовых мигрантов на временную или вахтовую работу. «Мы зафиксировали рост количества соискателей на временные вакансии из таких регионов, как Москва, Волгоград и Ростов», — сказала Ксения Юркова, представитель CTS Group.Особенно высокая мобильность наблюдается у жителей Саратова и Оренбурга, а также Башкортостана ». Эксперт считает, что у «вахтовиков» сегодня есть большой выбор мест и условий для временной работы. Розничные торговцы, производители, логистические и транспортные компании, а также торговые центры все чаще обращаются к «заемному» персоналу.

Со своей стороны, жители экономически депрессивных регионов России вынуждены использовать любую возможность для получения временной заработной платы, которую предлагают кадровые аутсорсинговые компании, практикующие вахтовый метод заполнения кадровых потребностей.Они обеспечивают реальную мобильность рабочей силы для безработных и, таким образом, позволяют их семьям выжить в сложных экономических условиях.

По оценкам экспертов, на начало 2016 года в России было около 6 миллионов временных трудовых мигрантов, тогда как годом ранее их было менее 4 миллионов.

На рынке труда растет спрос на временную занятость — грузчиков, временных рабочих, ремонтных рабочих, водителей, упаковщиков, продавцов, уборщиков, поваров. «Зарабатывай и иди домой» — это типичный лозунг современных внутренних трудовых мигрантов в России », — говорит Ксения Юркова.

Рынок труда остается стабильным

Таким образом, российский рынок труда смог противостоять вызовам экономического кризиса, используя собственную модель, в которой естественные недостатки были преобразованы во временные преимущества. Снижение заработной платы, перевод людей на временную работу, сокращение рабочего времени, усиление внутренней трудовой миграции, перевод людей на удаленную работу — в принципе, эти процессы в лучшем случае являются временными мерами. Тем не менее, они позволяют многим работникам оставаться на плаву, не теряя работы и имея хоть какой-то источник дохода в тяжелые экономические времена.

Конечно, государство следит за ситуацией с безработицей, в том числе скрытой. Минтруд обещает принять особые меры для предотвращения роста безработицы. «Перспективы сохранения или сокращения штата в основном связаны с наличием или отсутствием спроса на продукцию или мерами господдержки», — сказали в пресс-службе ведомства.

В 2016 году планируется временное трудоустройство работников, которым грозит увольнение.«Кроме того, рабочие смогут получить профессиональное образование и пройти обучение без отрыва от производства», — говорится в сообщении Министерства труда.

Специалисты Минэкономразвития также не ожидают резкого скачка безработицы в стране. По их мнению, это станет возможным не только благодаря процессам на самом рынке труда, но и благодаря демографическим тенденциям, а именно сокращению численности населения трудоспособного возраста в ближайшие несколько лет — почти миллион человек ежегодно.

Однако не стоит радоваться тому факту, что российский рынок труда в период экономического кризиса сохранил стабильность.

«Хотя до одной трети населения, согласно опросам, уже говорят о проблемах с трудоустройством — или уже потеряли ее, или были переведены на неполный рабочий день, официальные данные по безработице показывают только скромные прибавки. Вопрос о поиске работы будет зависеть от продолжительности этого кризиса.Мировая практика показывает, что после потери старой работы человеку необходимо найти новую в течение максимум двух лет. После этого работник теряет работу и социальные навыки и становится экономически неактивным. Таким образом, для России продление текущего кризиса будет вдвойне трудным — и так нам и так не хватает рабочей силы, и теперь над страной нависла угроза выхода экономически активных слоев населения из трудового процесса », — говорится в сообщении. Татьяна Малева.

Дмитрий Докучаев — российский журналист и обозреватель, занимающийся экономическими проблемами.Он имеет большой опыт работы в различных российских СМИ, включая «Известия», «Московские новости», «Новое время», «Эхо планеты».

Недоучет безработицы был выше среди женщин, азиатов и иммигрантов в мае 2020 года

Закрытый бизнес в Бруклинском районе Нью-Йорка 12 мая. (Spencer Platt / Getty Images)

Вспышка COVID-19 поставила перед статистическими агентствами уникальный набор задач измерения. Совсем недавно Бюро статистики труда (BLS) сообщило, что U.Уровень безработицы в США в мае 2020 года без сезонной корректировки составлял 13%. В то же время бюро отметило, что этот показатель мог бы достигать 16%, если бы не ошибка в классификации статуса занятости некоторых работников. Многие работники, не работающие из-за закрытия предприятий в связи с COVID-19, были классифицированы как «занятые, но отсутствующие на работе», а не «безработные в связи с временным увольнением».

Согласно новому анализу правительственных данных Pew Research Center, степень, в которой официальный показатель может занижать фактическое состояние безработицы, выше для женщин, американцев азиатского происхождения, иммигрантов и рабочих без степени бакалавра.Для некоторых групп рабочих уровень безработицы, вероятно, был 20% или выше в мае, что на 5 процентных пунктов выше, чем сообщалось.

Рецессия COVID-19, начавшаяся всего три месяца назад, оказала резкое и серьезное влияние на безработицу среди американских рабочих. Вспышка коронавируса также повлияла на усилия правительства США по сбору данных, потенциально занижая истинные масштабы безработицы. Этот анализ описывает, как недооценка безработицы варьировалась среди основных демографических групп рабочих.

Уровень безработицы — это количество безработных, активно ищущих работу, как доля работающих либо работающих, либо активно ищущих работу. В апреле и мае 2020 года произошло резкое увеличение числа работников, классифицированных как «занятые, но отсутствующие на работе по другим причинам». По мнению правительства США, многих из этих работников следовало считать «безработными в связи с временным увольнением».

Оценки «официального» и «скорректированного» уровня безработицы в этом анализе получены на основе текущего обследования населения (CPS).CPS является официальным источником ежемесячных оценок безработицы для правительства. «Официальные» оценки основаны на определении, используемом правительством в его опубликованных оценках. «Скорректированный» уровень безработицы включает работников, перечисленных как «занятых, но отсутствующих на работе по другим причинам» в мае, за вычетом числа работников, указанных таким образом в феврале. Основное предположение состоит в том, что количество работников, указанных как занятые, но отсутствующих на работе по другим причинам в феврале — в начале рецессии COVID-19, — приблизительно соответствует нормальному количеству этих отсутствующих.Все оценки несезонно скорректированы.

Вспышка COVID-19 также привела к снижению примерно на 10 процентных пунктов скорости отклика на CPS в марте и апреле 2020 года и еще большему снижению в мае 2020 года. Возможно, некоторые показатели безработицы и ее демографического состава являются неверными. затронутые этими изменениями в сборе данных.

В мае 8,3 миллиона рабочих были классифицированы как занятые, но отсутствующие на работе в государственных данных. Для некоторых работников причины отсутствия на работе включают отпуск, болезни, декретный отпуск и тому подобное.Почти для двух третей — 5,4 миллиона рабочих — причина отсутствия на работе была записана как «другая», что резко превышает норму. В феврале, в начале рецессии COVID-19, только 600000 рабочих отсутствовали на работе по другим причинам. Если бы дополнительные 4,8 миллиона рабочих, отнесенных к этой категории в мае, были указаны как безработные в связи с временным увольнением, общий уровень безработицы составил бы 16%, а не 13%, как официально зарегистрировано.

Недостаточный уровень безработицы среди женщин был больше, чем среди мужчин.Для женщин уровень безработицы в мае составил бы 17,8% вместо 14,3%, что означает увеличение более чем на 3 процентных пункта с поправкой на ошибку неправильной классификации. Для мужчин скорректированный уровень безработицы в мае составил бы 14,5%, а не 11,9%, увеличившись менее чем на 3 пункта.

Среди расовых и этнических групп уровень безработицы среди азиатских рабочих, возможно, достигал 20,3% в мае. Это поставило бы их в один ряд с чернокожими (19,8%) и латиноамериканскими (20,4%) рабочими по сравнению со скорректированным показателем 13.5% для белых рабочих. Примечательно, что уровень безработицы среди азиатских рабочих в феврале составлял всего 2,5%, что значительно ниже, чем уровень безработицы среди испаноязычных (4,8%) и чернокожих (6,2%) рабочих.

Опыт азиатских рабочих во время рецессии COVID-19 контрастирует с их опытом во время Великой рецессии, когда их уровень безработицы достиг пика, намного ниже, чем у чернокожих и латиноамериканских рабочих. В условиях текущего спада потери рабочих мест были сосредоточены в сфере отдыха и гостеприимства.В то время как на этот сектор приходилось 11% от общей занятости вне сельского хозяйства в феврале, на него приходилось 35% от общей потери рабочих мест с февраля по май. До вспышки COVID-19 в этом секторе были примерно одинаково трудоустроены азиатские, чернокожие и латиноамериканские рабочие.

Для рабочих-иммигрантов поправка на неправильную классификацию увеличивает уровень безработицы до 20,0% в мае по сравнению с официальной оценкой в ​​15,8%. Основная часть корректировки касается статуса занятости неиспаноязычных рабочих-иммигрантов, уровень безработицы которых повышается с 14.9% до 20,2%, корректировка более чем на 5 процентных пунктов. После корректировки уровень безработицы среди латиноамериканских рабочих, родившихся в США или за границей, в мае также составит около 20% или выше. Скорректированный коэффициент среди рабочих нелатиноамериканского происхождения, родившихся в США (14,5%), намного ниже, чем среди рабочих латиноамериканского происхождения, родившихся в США.

Уровень безработицы среди молодых взрослых рабочих в возрасте от 16 до 24 лет после корректировки составил 28,5% в мае, а скорректированный уровень безработицы для пожилых рабочих колебался от 12,3% среди рабочих в возрасте от 35 до 44-15 лет. 9% среди работников от 25 до 34 лет. Степень корректировки варьировалась от 2,4 процентных пункта для работников в возрасте от 35 до 44 лет до 3,7 процентных пункта для работников от 55 лет и старше.

Исправление ошибки измерения вызывает относительно резкое повышение уровня безработицы среди рабочих без диплома об окончании средней школы, с 18,5% до 22,8% в мае. Кроме того, почти каждый пятый работник (18,2%) только с дипломом об окончании средней школы и 16,8% работников с некоторым высшим образованием, вероятно, были безработными в мае. Только работники со степенью бакалавра или высшим образованием поддерживали уровень безработицы, выраженный однозначными числами (9.5%) после исправления ошибочной классификации.

Ошибка измерения уровня безработицы была еще больше в апреле, когда скорректированный уровень безработицы составлял 19,2% по сравнению с официальным уровнем 14,4%, что в любом случае является рекордным максимумом в период после Второй мировой войны. После корректировки уровень безработицы в апреле был особенно высоким среди рабочих в возрасте от 16 до 24 лет (32,2%), лиц без диплома об окончании средней школы (27,9%), испаноязычных рабочих (24,3%), иммигрантов (23,5%) и женщин (20%). 7%). Уровни безработицы, подобные этим уровням, в последний раз наблюдались во время Великой депрессии 1930-х годов, когда уровень безработицы, по оценкам, достиг пика примерно в 25%.

Прочтите другие сообщения из этой серии:

не могут попасть в Россию, тысячи узбеков ищут работу в Кыргызстане

БГТ, Кыргызстан — Сотни узбекских рабочих-мигрантов, в том числе многие женщины из густонаселенной Ферганской долины страны, каждый день переезжают в соседний Кыргызстан в поисках работы.

Большие толпы узбекских мигрантов собираются у пограничного перехода Достук в южном Кара-Сууйском районе Ошской области каждое утро рано утром.

Именно здесь многих мигрантов нанимают на краткосрочную неформальную работу. Другие уезжают глубже в страну в поисках работы.

Те, кто приезжает рано, обычно находят работу к полудню, — говорит Ойбек, рабочий из Андижанской области на востоке Узбекистана.

«В среднем в Кыргызстане мы зарабатываем от 10 до 20 долларов в день. Неплохо, — говорит Ойбек. В Узбекистане средняя заработная плата составляет около 130 долларов в месяц.

«Конечно, бывают дни, когда мы не можем найти работу и вернуться домой с пустыми руками», — добавляет он.

Ойбек говорит, что большинство узбекских мигрантов в Кыргызстане — это те, кто не смог поехать в Россию из-за ограничений на поездки, связанных с пандемией, и высоких цен на билеты.

По словам одного кыргызского работодателя, спрос на узбекских рабочих в Кыргызстане достаточно высок. Султан Айбашев, житель Кара-Суу, приехал в Достук нанять плотника.

«Мигранты из Узбекистана соглашаются выполнять работу за гораздо меньшие деньги, чем наши местные рабочие», — сказал Айбашев. «Кроме того, они делают свою работу качественно. Среди них много квалифицированных рабочих ».

Но не все довольны.

Некоторые официальные лица Кыргызстана говорят, что более дешевая узбекская рабочая сила оказывает все большее давление на местный рынок труда, вытесняя кыргызских рабочих.

Сам Кыргызстан столкнулся с кризисом безработицы, который усугубился во время пандемии.

Недавний опрос, проведенный Международным республиканским институтом в США, показал, что почти 60 процентов респондентов в Кыргызстане считают безработицу самой серьезной проблемой, стоящей перед страной.

«В первую очередь нужно обеспечить работой своих граждан», — говорит Ороз Шерипбаева, начальник Ошского областного управления занятости и социального развития.

«К нам приходят люди из наиболее уязвимых слоев населения, говоря, что они не могут найти работу.Между тем, на наших стройках работает очень много людей из Узбекистана », — сказала Шерипбаева RFE / RL.

Согласно государственной статистике, почти 157 000 человек в Кыргызстане были зарегистрированы как безработные в 2020 году. Реальное число, однако, оценивается примерно в 500 000 в стране с населением около 6,5 миллионов человек.

Пусть платят налоги

Официальные лица на КПП Достук говорят, что около 300 граждан Узбекистана, в основном жители Андижана, ежедневно переходят Кара-Суу.

Считается, что лишь немногие из них прибывают в Кыргызстан для семейного визита или осмотра достопримечательностей. Большинство приезжает на черный рынок.

Неизвестно, сколько мигрантов из Узбекистана в настоящее время работают в Кыргызстане, потому что большинство из них нанимается частными работодателями неофициально для строительства или ремонта домов, сноса старых зданий и выполнения другой ручной работы. Женщин часто нанимают для работы по дому, а на фермах работают и мужчины, и женщины.

Работа краткосрочная, от нескольких часов, например, вырубка деревьев или генеральная уборка, до нескольких недель работы в строительстве или сельском хозяйстве.

Рабочие обычно проживают в жилье, предоставленном работодателем. Те, кто приезжает из приграничных сел, вечером возвращаются домой.

Работа предлагается неофициально, по устной договоренности между работником и работодателем. Заработная плата выплачивается только наличными.

Узбеки в поисках работы ежедневно собираются на пограничных переходах с Кыргызстаном.

Работник или работодатель редко регистрируются в органах власти и платят налоги.

Некоторые официальные лица Кыргызстана и другие призывают регулировать нелегальный сектор труда, вводя обязательное разрешение на работу и подоходный налог для трудовых мигрантов.

Мигранты из Узбекистана начали прибывать в Кыргызстан — в меньшем количестве — в сентябре 2017 года, когда две страны вновь открыли контрольно-пропускные пункты и упростили процедуры пересечения границы.

Всего год спустя кыргызский депутат Кенжебек Бокоев заявил, что узбекские мигранты, работающие неформально, не приносят пользы Кыргызстану.

Бокоев сказал, что мигранты, которые вытесняют «тысячи кыргызов с работы», должны работать легально и платить кыргызские налоги.

До открытия в России

Ожидается, что количество узбекских рабочих в Кыргызстане не уменьшится до тех пор, пока Россия не отменит ограничения на поездки, связанные с пандемией.

Россия — главный пункт назначения трудящихся-мигрантов из Центральной Азии — 1 апреля вновь открыла свои двери для граждан Узбекистана. Но им разрешен въезд в Россию только самолетом.

Из-за того, что для рабочих-мигрантов было запланировано всего два рейса в неделю, все летние билеты на самолет были быстро раскуплены.

Узбекистан, самая густонаселенная страна Центральной Азии с населением около 35 миллионов человек, сильно зависит от денежных переводов трудовых мигрантов.

Официальный уровень безработицы в 2020 году составлял 13 процентов.Но даже высшие государственные чиновники признают, что уровень безработицы на самом деле намного выше.

По оценкам, 6 миллионов узбеков ежегодно выезжали за границу — в основном в Россию — на сезонные работы до того, как в начале прошлого года разразилась пандемия COVID-19.

По данным Минтранса, до пандемии «Узбекистон хаво йуллари» выполняла 87 рейсов в неделю из Узбекистана в Россию.

Также в разгар сезона трудовых мигрантов выполнялось 97 рейсов в неделю различными российскими авиакомпаниями.

Самым популярным и доступным вариантом для трудовых мигрантов был наземный транспорт: 12 автобусов и 13 поездов в неделю соединяли Ташкент и Андижан с различными городами России.

Сообщается, что ведутся переговоры о возобновлении движения поездов, которое было приостановлено в марте 2020 года. Но точная дата возобновления движения не объявлена.

Влияние глобального экономического спада на кыргызских трудовых мигрантов в России

«Правительство Кыргызстана еще не представило план по эффективному смягчению последствий мирового финансового кризиса», — отмечает аналитик Константин Ларионов в своей статье для CABAR.азия.


Следите за нами в Telegram


На начало 2019 года в России проживало от 640 до 800 тысяч граждан Кыргызстана. Фото: Владимир Смирнов / ИТАР-ТАСС

С чем Кыргызстан может столкнуться в ближайшей перспективе?

Мировая экономика, а затем и Кыргызстан, столкнувшись с эпидемией коронавируса и надвигающимся глобальным кризисом, могут оказаться не готовы к ужасным последствиям. В стране будет явный экономический спад, который сильно зависит от денежных переводов трудовых мигрантов. Доходы граждан также будут снижаться вместе с увеличением числа безработных (в том числе возвращающихся домой мигрантов) и снижением национального благосостояния страны. Будут заморожены крупные проекты, в том числе связанные с развитием трансграничных коридоров, а также логистических центров. Туристический бизнес ожидает резкого спада. Между тем, государство может получить ранее недоступные возможности для экономической диверсификации страны. Теперь пристальное внимание компетентных лиц, принимающих решения, и политического руководства страны должно быть уделено поиску потенциальных трудовых эмигрантов.

Какую выгоду страна получает от мигрантов?

Текущее снижение курса рубля по отношению к сому и рост цен в Кыргызстане могут привести к оттоку трудовых мигрантов из России. Пока рано прогнозировать, сколько мигрантов вернутся на родину.

Трудовая миграция сегодня остается естественным явлением. Это помогает сбалансировать внутренний рынок труда с избытком предложения рабочей силы. Например, в службе занятости в 2017 году на одно рабочее место по стране приходилось около 13 человек [1].Официальный уровень безработицы в 2019 году составил около 102,9 тыс. [2]. люди. Это неблагоприятное социально-экономическое положение, которое заставляет граждан искать работу за границей.

И, во-первых, мигранты стремятся заработать в России (Российская Федерация — одна из четырех стран назначения в мире для миграции). Получая заработки за границей, работники поддерживают свои семьи и родственников, отправляя большие суммы финансовых средств. Это частично стимулирует развитие строительного сектора, а также рост и потребление товаров и услуг, что, в свою очередь, влияет на внутреннюю занятость.

На начало 2019 года в России проживало от 640 тысяч (20% экономически активного населения) до 800 тысяч граждан Кыргызстана [3]. Подавляющее большинство из них — трудовые мигранты [[4]]. Чуть более 60% из них имеют полное среднее образование и около 13% — высшее [[5]]. Граждане Кыргызстана обычно имеют низкоквалифицированную работу. Доля женщин среди трудовых мигрантов составляет около 40%. Основную возрастную категорию составляют молодые люди в возрасте от 18 до 29 лет.

Несмотря на то, что граждане Кыргызстана в России имеют ощутимые преимущества по сравнению с гражданами Таджикистана и Узбекистана (благодаря членству в ЕАЭС), многие из них, тем не менее, испытывают финансовые трудности и часто ищут работу.Основной поток трудовых мигрантов в Россию идет из южных регионов Кыргызстана, где численность сельского населения составляет более половины мужского населения и высок уровень безработицы. Эти регионы больше всего зависят от денежных переводов, которые не позволяют населению еще больше погрузиться в бедность.

По словам Клоопа, 20% населения Баткенской области, около 18% в Оше и 10% в Джалал-Абаде станут беднее без денежных переводов. Меньше всего пострадают Иссык-Кульская и Таласская области (по 1%).Нарынская область не пострадает [6]. Не говоря уже о других экономических последствиях в случае остановки или резкого сокращения денежных переводов. Очень интересным примером этих проблем является тот факт, что в южных регионах пахотных земель на человека в три или более раз меньше, чем в северных регионах. У них высокий уровень бедности, низкая заработная плата и отсутствие постоянной работы.

Мигранты в России ежегодно переводят более 30% ВВП. Таким образом, трудовые мигранты являются одними из крупнейших инвесторов в экономику страны.Так, за 11 месяцев 2019 года они перевели около 2 млрд 192 млн долларов США [7]. В январе 2020 года выручка снизилась примерно на 15 миллионов долларов по сравнению с аналогичными показателями 2019 года [8]. Деньги переводятся как через банки (например, через систему «Золотая Корона»), так и с использованием электронных кошельков (ЭЛСОМ), так и систем денежных переводов (Western Union, Юнистрим) с относительно невысокой комиссией. Снижение денежных средств из России в 2019 году по сравнению с 2018 годом связано с рядом ограничений, введенных российской стороной на финансовые операции.В среднем каждый мигрант переводит домой более 200 долларов в месяц (или около 3 тысяч долларов в год). Эти деньги в основном тратятся на товары и услуги первой необходимости.

Чего ожидать трудовым мигрантам и Кыргызстану?

Эксперты из разных стран ожидают скорого наступления мировой рецессии, а вместе с ней и финансового кризиса. Первоначальные индикаторы — мир изменится после победы над коронавирусом и преодоления последствий кризиса. Вопрос в том, какой сценарий развития мировой экономики более вероятен? По словам главы МВФ Кристалины Георгиевой, рецессия в 2020 году будет хуже, чем в 2008 году.Меньше всего пострадают те страны, которые имеют развитое производство, в отличие от тех, которые пострадали.

Что касается геополитических вопросов, то США и страны ЕС продолжат оказывать экономическое давление на Россию, что замедлит рост макроэкономических показателей.

Обещанный рост ВВП России на 1% не стоит ожидания. Инфляция может колебаться в пределах 7-15%. Это может привести к постепенному банкротству некоторых компаний, сокращению производства и потере рабочих мест. Рубль может и дальше девальвировать.Учитывая сценарий риска, некоторые экономисты призывают государство выполнять свои государственные обязательства.

Спрос на иностранную рабочую силу сегодня уже снижается. Однако это не первый случай, когда мигранты сталкиваются с подобными потрясениями в России. Произошло это после 2008 года (если в 2008 году переводов было 1113 миллионов долларов, то в 2009 году уже было 862 миллиона долларов) и после 2014 года (в 2015 году переводы упали на 545 миллионов долларов по сравнению с 2014 годом). Мы пока не можем с уверенностью подсчитать уменьшение денежных переводов и отток трудовых мигрантов в Кыргызстан.Но при этом, по оценкам экспертов, сокращение может составить до 50% от прошлогодних трансфертов [9]. Это связано не только с уменьшением средств, отправляемых в Кыргызстан, но и с резким ростом курса доллара по отношению к рублю в марте-апреле. Также ожидается постепенное снижение спроса на низкоквалифицированную рабочую силу мигрантов.

В первые дни самоизоляции больше всего пострадает торговля, транспортные услуги (автобусы, такси), гостиничный бизнес, клининговые и другие услуги. При одновременном увеличении спроса на курьеров (поставщиков продовольственных и непродовольственных товаров). В долгосрочной перспективе строительный сектор также может пострадать от сокращения доходов граждан России.

В отношении 2009 года часть уволенных мигрантов, а также задержанных или неоплачиваемых заработной платы оказались в тяжелой жизненной ситуации.

У них не было денег, чтобы вернуться домой. Им приходилось собирать милостыню, занимать деньги или просить родственников прислать сумму, необходимую для обратного билета.Представители государства в городах России не были готовы оперативно донести необходимую информацию до трудовых мигрантов и не поддерживали с ними связь.

Всего сегодня из России хотят выехать около четырех тысяч мигрантов. Однако отсутствие рейсов усложняет ситуацию. Некоторые из них испытывают трудности с проживанием из-за отсутствия еды, оплаты услуг по проживанию и так далее.

После преодоления мирового финансового кризиса структура рабочих мест для мигрантов в России может измениться. Низкоквалифицированная рабочая сила постепенно станет менее востребованной. Крупный бизнес, за которым следует средний в определенных областях, может начать массово сокращать использование людей и начать использовать роботов (например, при выборе и оплате услуг, в отелях, при предоставлении услуг по уборке и т. Д.) . Такая подмена уже сегодня наблюдается в нескольких сетях быстрого питания. И происходит это постепенно.

После преодоления мирового финансового кризиса структура рабочих мест для мигрантов в России может измениться.Низкоквалифицированная рабочая сила постепенно станет менее востребованной.

В связи с ухудшением экономической ситуации внутри Кыргызстана внутренний спрос на трудовые ресурсы также упадет, а уровень безработицы повысится. Падение ВВП, сокращение потребления товаров и услуг (вероятно, в марте-апреле), рост инфляции повлекут за собой рост цен на все. Поступления по налогам и таможенным сборам будут сокращены (особенно в марте-апреле, после объявления чрезвычайной ситуации и чрезвычайного положения). Государство будет вынуждено сократить социальную поддержку из-за растущего дефицита бюджета.

С объявлением чрезвычайной ситуации и чрезвычайного положения малый бизнес получит меньше доходов. Дополнительный избыток рабочей силы формируется с возвращением мигрантов на внутренний рынок труда. Уменьшение денежных переводов из России может косвенно означать сокращение рабочих мест в Кыргызстане (особенно в сфере услуг). Увеличение числа экономически неработающего активного населения может свидетельствовать о росте криминальной активности в стране.

При оптимистичном сценарии в 2020-2021 годах доходы немного снизятся, а количество безработных в Кыргызстане немного увеличится. Негативный сценарий, однако, предполагает экономический коллапс с массовым неконтролируемым возвращением трудовых мигрантов в Кыргызстан в ближайшие год-два.

Мировой кризис как предвестник трудностей для трудовых мигрантов в России

Глобальный финансовый кризис предсказывается с 2012 года, независимо от эпидемий. Финансовый сектор был раздут непропорционально развитию производства и способности людей потреблять промышленные товары и услуги. На фоне событий Международная организация труда (МОТ) прогнозирует рост числа безработных в этом году примерно на 25 миллионов человек.

События, разворачивающиеся в мире, не могли не нанести удар по экономике России и, в дальнейшем, странам Центральной Азии. Начало 2020 года оказалось для России шоком, который так или иначе повлияет на ее краткосрочное социально-экономическое положение.Противоречия, возникшие между Россией и арабскими нефтяными странами, привели к выходу Российской Федерации в марте из соглашения ОПЕК + . Последующий обвал цен на нефть резко сократил доходы государства. Рубль начал падать по отношению к доллару, что в конечном итоге обесценило денежные переводы мигрантов [10].

Кроме того, Россия прервала транспортное сообщение с другими странами и, в частности, с Кыргызстаном, что способствовало резкому росту цен на авиабилеты спекулянтами в последние дни разрешенного вылета.

Таким образом, ситуация непременно отразится на социально-экономических показателях. По данным Международной организации труда, динамика доходов сегодня прогнозируется на нулевом уровне или может упасть до 15%. Инфляция может составить 5-7%. Уровень зарегистрированной безработицы приближается к одному миллиону человек [11] (по неофициальным оценкам цифры даже выше).

Заместитель начальника Департамента труда и социальной политики Российской академии и госуправления Александр Щербаков утверждает, что избавиться от сотрудников смогут только совершенно нестабильные предприятия, на которых работодатель стремится получить быстрые деньги.Таких предприятий много, но для экономики они не нужны. Большинство компаний постараются сохранить своих сотрудников. Однако они будут стремиться снизить нагрузку и, соответственно, зарплату. Пока рано говорить о массовых увольнениях во всех отраслях. Однако в 2020 году найти новую работу станет намного сложнее, особенно низкоквалифицированным работникам [12]. Государство, безусловно, сосредоточится на трудоустройстве своих граждан, поэтому оно могло бы также сузить рынок труда для мигрантов в определенных областях или местах.

Заключение

Социально-экономическая ситуация в стране зависит от внешнеэкономических факторов. Правительство Кыргызстана еще не представило вариантов эффективного смягчения последствий мирового финансового кризиса.

Следовательно, правительство должно обратить внимание на сложную проблему, стоящую перед государством. Власти должны просчитать риски и на их основе сформировать пакет антикризисных решений. Полученные средства от международных организаций и стран-доноров следует прозрачно и рационально распределять по значимым территориям.Необходимо сформировать эффективную систему накопления государственного материального резерва, позволяющую минимизировать возникающие риски.

По мнению экспертов Азиатского банка развития, Правительству следует провести реформы финансового сектора, чтобы направить денежные переводы трудовых мигрантов на развитие социально и экономически выгодных инвестиций [13]. Правительству необходимо проводить систематическую работу с населением, особенно с потенциальными мигрантами и их семьями, для повышения финансовой грамотности и лучшего инвестирования их доходов.

В условиях надвигающегося глобального кризиса государству вместе с другими заинтересованными сторонами необходимо сформировать эффективную модель экономической политики Кыргызстана, а затем и основанную на ней модель миграционной политики. Экономическая политика должна быть направлена ​​на снижение зависимости от денежных переводов извне, создание долгосрочных рабочих мест в Кыргызстане (особенно в наиболее уязвимых районах), привлечение иностранных инвестиций и повышение квалификации граждан Кыргызстана.

Миграционная политика должна стать управляемой сферой политической ответственности государства перед своими гражданами.Государство должно прогнозировать и быть готовым прийти на помощь своим гражданам, особенно трудовым мигрантам, оказавшимся в сложной жизненной ситуации.

Государственной миграционной службе необходимо тесно сотрудничать с сообществами и другими сторонами, расположенными в России, а также с неправительственными организациями в Кыргызстане, чтобы выявлять мигрантов и оказывать им помощь в трудной ситуации. Миграционная политика также должна иметь межотраслевое взаимодействие с политикой в ​​области образования, с особым упором на стимулирование создания новых рабочих мест в Кыргызстане, а не на отток квалифицированных кадров за границу.


Этот материал был подготовлен в рамках проекта «Дать голос, продвигая перемены — от пограничья к степям». Мнения, высказанные в статье, не отражают позицию редакции или спонсора.


[1] Текущее состояние рынка труда и производительности труда в Кыргызстане. Анализ. 12 мая 2019 г., https://economist.kg/2019/05/12/sovremennoe-sostoyanie-rynka-truda-i-proizvoditelnosti-truda-v-kygerystane-analiz/

[2] В Кыргызстане растет число безработных.В каком регионе больше всего цифр, 14 декабря 2019 г., ИА «Спутник-Кыргызстан», https://ru.sputnik.kg/Ky Кыргызстан/20191214/1046514300/kyыргызстан-uvelichenie-kolichestvo-bezrabotnye-region.html

.

[3]

Нелегалы ​​зарабатывают меньше, Российская газета, 10 января 2019 г. , https://rg.ru/2019/01/10/tret-trudovyh-migrantov-iz-kirgizii-hotela-by-ostatsia-zhit-v-rossii.html

[4]

Данные Министерства труда и социального развития КР.

[5]

Данные Национального статистического комитета

[6]

Зависимая страна.Кыргызстан выживает на деньги мигрантов, но не умеет их тратить, информационный ресурс Kloop, 23 августа 2018 г., https://kloop.kg/blog/2018/08/23/strana-na-izhdivenii-kyыргызстан- выживает-на-деньги-мигрантов-но-не-умеет-их-тратит /

[7]

Денежные переводы мигрантов за 11 месяцев 2019 года достигли почти 2,2 миллиарда долларов, Акчабар, 10 января 2020 года, https://www.akchabar.kg/en/news/denezhnye-perevody-migrantov-za-11-mesyacev-2019-o- достижения-почта-22-млрд /

[8] В январе денежные переводы снизились на 16 долларов США.7 миллионов, Акчабар, 13 марта 2020 г. https://www.akchabar.kg/ru/news/v-yanvare-denezhnyj-perevody-snizilis-na-167-mln/

[9] Переводы мигрантов в Кыргызстан будут сокращены на 50 процентов. Расчеты экспертов, информационное агентство Спутник-Кыргызстан, 7 апреля 2020 г., https://ru.sputnik.kg/columnists/20200407/1047743157/sokrashchenie-perevod-migrant-centralnaya-aziya.html

[10] По среднегодовому обменному курсу НБКР. Данные НБКР .

[11]

Международная организация труда прогнозирует рост безработицы в мире, газета «Аргументы и факты», 21 января 2020 г., https: // aif.ru / общество / международная_организация_труда_прогнозирует_рост_безработицы_в_мире

[12] Слабада О., Коронавирус-2020: кризис поставит россиян на мизерные зарплаты, Информационный ресурс Free Press, 23 марта 2020 г., https://svpressa.ru/politic/article/260542/

[13] Трудящиеся-мигранты могут стать крупнейшим инвестором в Кыргызстане, финансовый портал Акчабар, 27 сентября 2019 г., https://www.akchabar.kg/ru/news/trudovye-migranty-mogut-stat-krupnejshimi-investorami- Кыргызстан /

Если вы обнаружили орфографическую ошибку, сообщите нам об этом, выделив этот текст и нажав Ctrl + Enter .

Отставить комментарий

Обязательные для заполнения поля отмечены*