Более всего страдают от инфляции: Помогите пожалуйста с заданиями по ЭКОНОМИКЕ. ЗАЧЕТ!!!! СРОЧНО . Заранее СПАСИБО! 17. Больше

Содержание

Бедные ощущают инфляцию почти в два раза острее богатых — Российская газета

С начала нынешнего года потребительские цены в России выросли уже на 9,4 процента, подсчитали в Росстате. В прошлом году за тот же период жизнь в стране подорожала только на 5,6 процента. При этом с начала августа цены в стране не росли вообще, чего нельзя сказать об августе 2014 года.

Кроме того, в первом полугодии, установил Росстат, наименее обеспеченных людей в России стало больше, но и богатых при этом поубавилось. Но это не означает, что они несут одно бремя возникших в последнее время проблем в отечественной экономике.

Тот же рост цен, как выясняется, вовсе неодинаков для богатых и бедных. И хотя точные подсчеты по слоям населения и влиянию на них инфляции провести сложно, совершенно очевидно: во время трудностей в экономике страдают все, но бедные обречены беднеть сильнее.

Это происходит из-за того, что малообеспеченные россияне тратятся в основном вовсе не на предметы роскоши и даже не на бытовую технику. Львиную долю собственных доходов они просто проедают, возможностей купить что-то еще не так много. И это при том, что цены на продовольствие вовсе не стоят на месте.

Свои проблемы есть, конечно. и у более обеспеченных россиян. Однако богатые люди в нашей стране не беднеют, их просто становится меньше.

Такие выводы делают эксперты «РГ» и предлагают собственные варианты, как помочь наиболее нуждающимся семьям.

Игорь Николаев, доктор экономических наук, директор Института стратегического анализа ФБК:

— По моим подсчетам, сейчас инфляция для разных слоев населения отличается раза в полтора-два — то есть богатые ощущают рост цен с начала года примерно на 7 процентов, тогда как бедные на 12 процентов и более. Существует показатель, который использует Минфин России. Он периодически подсчитывает стоимость условного минимального набора продуктов питания. Например, за январь-май этот набор подорожал на 15,2 процента. То есть если в целом продовольствие выросло в цене на 11,3 процента, и это больше, чем общая инфляция, то стоимость минимального набора выросла на 3,9 процента .

Проблема в том, что важнейшая особенность потребительской корзины бедных состоит в их значительно больших тратах именно на продовольствие. И это естественно: кушать хочется всегда, а с покупкой бытовой техники можно и подождать.

У нас в целом по стране расходы на продовольствие в структуре потребительских трат населения составляют примерно 30 процентов. При этом есть масса людей, чьи расходы на питание превышают 50 процентов доходов. И это довольно большие цифры, потому что в развитых странах на эти же цели тратят 15-20 процентов. Но опять же — надо смотреть, как дорожают те продукты, которые потребляют малоимущие, а не мраморная говядина или фуа-гра.

По итогам первого квартала выяснилось, что 22,9 миллиона человек в России имеют доходы ниже прожиточного минимума (год назад аналогичный показатель равнялся 19,8 миллиона человек). Это отбрасывает нас к показателям 2005-2006 годов. Конечно, еще не 90-е или начало 2000-х, когда было 40 миллионов бедных. Так что масштабы пока не те.

Но факт тревожный. Через 2-3 года имеющихся «загашников» в виде Резервного фонда и Фонда национального благосостояния стране может уже и не хватить.

Насчет того, стоит ли помогать бедным? Я сторонник менять ситуацию в целом. Люди должны иметь возможность заработать сами, и государство просто не должно им в этом мешать. Более того — оно должно им в этом помогать, максимально упрощая получение возможности зарабатывать. В этой связи можно вспомнить указ о свободе торговли от 1992 года. Мы помним эту вакханалию свободного рынка с ее издержками. Но людям надо дать возможность и выживать самим, получая хоть какие-то доходы.

То же самое относится и в целом к предпринимательству. Дайте свободу той же торговле. Не претендуйте вообще ни на какие деньги от тех, кто хоть как-то самостоятельно пытается решить свои проблемы, — шабашники, самозанятые и т. д. От этих людей, «зараженных» предпринимательством, власти гораздо больше получат потом, когда ситуация в экономике выправится. Однако у меня большие сомнения насчет того, что власти на это пойдут, хотя это и необходимо.

Есть, правда, еще предложение выдать малоимущим продуктовые карточки по американскому образцу. Считаю, что такой шаг будет психологическим ударом по населению. У нас в стране слишком многие помнят, что такое продуктовые карточки, карточки покупателя и т.п. Так что их введение в том или ином виде будет воспринято однозначно: наступили такие тяжелые времена, что дальше, мягко говоря, уже некуда. Это признание наступившего коллапса, которого, к счастью, пока нет.

Карточки надо вводить, когда в экономике все нормально, как ни парадоксально это звучит. У нас в лучшие времена, когда нефть стоила больше 100 долларов за баррель, было около 15 миллионов граждан, которые еле сводили концы с концами. И вот когда экономика была на подъеме, введение таких мер было бы кстати. Но не сегодня. Надо о другом думать.

Много и по справедливости говорилось в последнее время о структурных реформах. Пора переходить к делу: четко определиться, какие реформы проводить, и не затягивать с этим.

Кроме того, надо считать, к чему приводят те или иные решения. Если от этих действий будет становиться хуже, причем именно беднейшим слоям населения, то делать этого не следует. Должен быть холодный экономический расчет.

Вячеслав Бобков, доктор экономических наук, генеральный директор Всероссийского центра уровня жизни:

— Наш Центр в своей работе выделяет пять слоев населения по доходам. Наименее обеспеченные люди — это те, чьи доходы ниже одного бюджета прожиточного минимума. Низкообеспеченные — их доходы от 1 до 3 бюджетов. Ниже среднего — от 3 до 7 бюджетов. Средний слой — от 7 до 11 бюджетов. И, наконец, высокий обеспеченный слой населения — от 11 бюджетов прожиточного минимума и выше.

Если взять первые два слоя, то по итогам первого квартала они увеличились на 5 процентов. Остальные слои за два года «сжались». Больше всего потеряли средний класс — он уменьшился на 2,2 процента и богатые — на 2,5.

Что с этим делать? Наращивать адресную социальную поддержку, вводить продуктовые карточки? В отличие от своего коллеги я считаю, что продовольственные талоны для наименее обеспеченных — нормальная мера.

Покупатель с низким достатком получает продукты в определенных магазинах и только продукцию отечественного производителя. Тем самым осуществляется поддержка людей и стимулируется производство. Весь вопрос в размерах и охвате этой помощью. Эта практика оправдала себя в ряде стран и российских регионов и как схема на кризисный период вполне приемлема.

Вторая схема, которую, по-моему, надо развивать, — социальный контракт. Не просто давать государственную помощь, а под обязательства переобучения или обеспечение дополнительного производства товаров и услуг — та же индивидуально-трудовая деятельность, или фермерство.

То есть дать человеку не рыбу, а удочку. Вас выводят из понятия «иждивенец»: вам дают на некий период деньги, а вы за этот период обязуетесь выйти из состава этой группы людей, которая живет на государственные деньги. То есть человек становится полноценным участником рынка труда — либо за счет повышения собственной квалификации, либо за счет развития личного подсобного хозяйства и так далее.

Государство должно думать не только о тех средствах, которые оно выделяет, но еще и том, как создать новые рабочие места для тех, кто дает обязательства выйти из своей «ниши». К сожалению, сегодня только 2 процента государственной социальной помощи осуществляется по принципу социального контракта.

Нельзя допускать ухудшения ситуации с уровнем жизни, надо ее хотя бы стабилизировать. И исходить из того, что затраты на людей — это не первоочередные затраты. Но есть такое понятие, как платежеспособный спрос, что всю экономику начинают развивать конечные доходы людей. Что такое ВВП? Это сумма доходов населения страны — зарплаты, предпринимательские доходы, ренты, пенсии и др. И если мы их тормозим, то о чем можно вести речь, когда стимулов для развития экономики у производителя просто не остается?

Инфографика РГ/Антон Переплетчиков/Роман Маркелов

Инфляция опустилась до нуля. Это развязывает правительству руки для более решительных действий по поддержке экономики и населения — ЭкспертРУ

Как говорится в сообщении Федеральной службы государственной статистики (Росстат), в течение недели с 7 по 12 мая темпы роста потребительских цен в России составили 0%.

При этом с начала мая показатель вырос на 0,1%, с начала года — на 2,2%. В годовом выражении инфляция в РФ на 12 мая (согласно расчетам с использованием среднесуточных данных за этот и прошлый год на аналогичные даты) сложилась на уровне 3,1%.

По данным ведомства, за отчетный период в категории продовольственных товаров больше всего подорожала гречка — на 1,3%. В 13 субъектах РФ цены на нее выросли на 3,5% и более. Шлифованный рис поднялся в цене на 1%, черный чай — на 0,4%. В то же время цены на куриное мясо снизилась на 1%, на куриные яйца — на 0,9%, на сахар и маргарин — на 0,2%. Самое заметное подорожание наблюдалось в сегменте овощей и фруктов. Так, картофель вырос в цене на 2,3%, яблоки — 1,9%, капуста — на 1,8%, репчатый лук — на 1,5%, морковь — на 1,2%. Огурцы подешевели на 3,3%, помидоры — на 2,2%.

В секторе непродовольственных товаров выросли в цене лекарства. Например, рост цен на линекс и анальгин составил 0,5%, троксерутин подорожал на 0,2%. Вместе с тем бромгексин (отхаркивающее средство при лечении бронхитов и пневмонии) стал дешевле на 0,5%, ренни — на 0,2%. Сигареты с фильтром выросли в цене на 0,1%. Телевизоры подешевели на 0,4%, смартфоны — на 0,2%. Российские автомобили подорожали на 1,1%.

В целом, указывает директор АО «Казахтелеком» и ПСД «Кселл» Алексей Буянов, в мае была ожидаема низкая инфляция, так как вирус является дефляционным фактором, а импорт сильно упал, что и дает в итоге такую статистику. Причем потребительские цены падали в апреле в США, где экономика также испытала шок от последствий пандемии.

Конечно, считает аналитик, российская экономика в перспективе будет вести себя иначе — вполне вероятен рост инфляции в дальнейшем (ситуация может измениться к концу года), но вряд ли он будет значительным. Рост уровня безработицы и падение доходов населения — дезинфляционные факторы, и сейчас их влияние довольно сильное. Соответственно, в ближайшее время статистика по инфляции вряд ли резко изменится.

Нулевая инфляция — это хорошая новость для макрорегуляторов, сигнализирующая о том, что предыдущее снижение ставки не привело к инфляции, говорит аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов. И о том, что до таргета 4% еще остался почти целый процентный пункт, если брать за отсчет текущую годовую инфляцию 3,1%. Можно предположить, говорит он, что если бы регулятор снизил ключевую ставку еще на 0,25 или 0,5 процентного пункта, то российская экономика в период кризиса получила бы возможность роста за счет роста кредитования как бизнеса, так и потребителей, которых нужно отучать экономить и снова прививать им привычку брать кредиты и наращивать за счет них потребление.

Низкая инфляция могла бы дать импульс обсуждению в правительстве идеи все-таки потратить часть ФНБ на прямые выплаты гражданам, как это сделали многие развитые страны, не боясь роста инфляции и видя, что домохозяйства, сидящие дома, нуждаются в наличных деньгах для оплаты услуг ЖКХ и покупки продуктов.

Почувствует ли население замедление роста цен в этом месяце? Скорее нет, говорит Алексей Антонов. Субъективно, цены на некоторые виды продуктов могут оставаться неподвижными, но динамика наблюдаемой инфляции в России всегда направлена вверх, это диктует сама природа развивающейся экономики, импортирующей большинство товаров народного потребления и экспортирующей ресурсы, в частности, нефть, газ и металлы. И достаточно вспомнить деноминации и даже девальвации прошлого — 1998, 2008, 2014 годов, чтобы понять, что один скачок курса рубля в течение недели на 100% по отношению к доллару, нивелирует месяцы и даже годы низкой инфляции, как будто их и не было.

По мнению аналитика, механизм сжатия потребления за счет экономии еще очень малоизучен: в развитых и развивающихся странах еще не было ситуации, когда миллионы людей сидели дома и не было возможности выйти на шоппинг. Это сжатие потребления может привести к глобальной перестройке как рынка потребительских товаров, так и рынка труда. Рост безработицы на 5-7 процентных пунктов также может перечеркнуть достижения по инфляции.

Добавим, что если говорить о собственно дефляции, то она не является благом для производителей. Для них это означает снижение цен на выпускаемую продукцию. Со снижением цен администативно боролись еще во время американской Великой Депрессии. Для нас это совершенно новая повестка.  Возможно, говорить о ней и преждевременно, а то и вовсе излишне. Во всяком случае, если у производителей и продавцов появится объективаная (со стороны спроса) возможность повышения цены и они ею воспользуются, это будет очень неплохо для экономики.

Экономика России: прогнозы экспертов и последние новости  

Инфляция как экономический индикатор теряет свою значимость


 

Когда-то инфляция была бельмом на глазу мировой экономики и проклятием американских президентов. В 1971 году из-за перегрева экономики Ричард Никсон публично сообщил о заморозке «цен и зарплат по всей территории Соединенных Штатов». Его преемник Джеральд Форд предпочел более основательный подход, а Рональд Рейган, который стал президентом четыре года спустя, в ответ на новый взлет цен сравнил инфляцию с «вооруженным грабителем и убийцей».

Сегодня инфляции не приписывают таких устрашающих характеристик. Большинство экономик не страдает от безудержного роста цен. Напротив, инфляция стала слишком низкой в сравнении с обозначенными целевыми уровнями, причем десятилетний период низких или практически нулевых процентных ставок ничего не изменил, равно как и работа печатных станков Центробанков США, Еврозоны, Британии и Японии, которые расширили свои балансы до $15 трлн (35% от их совокупного ВВП). Не помогли и уровни безработицы, которые во многих странах находятся на самых низких за последние десятилетия уровнях.

Среди стран-членов МВФ 41 в государстве монетарные власти занимаются таргетированием инфляции. Добавим сюда Еврозону и США, итого выходит 53 страны. 28 из них либо слегка не дотягивают до целевых уровней в этом году, либо находятся с нижней части целевого диапазона. Об этом свидетельствуют свежие прогнозы фонда. По размеру ВВП 91% таргетирующих инфляцию стран отстают от своих целей, причем в этот список входят почти все развитые экономики (за исключением Исландии) и более половины развивающихся рынков.

Изменение инфляционного ландшафта говорит одновременно об успехах и провалах экономической политики. На фоне таргетирования инфляции Центробанками с 1990-х годов экономики постепенно выработали иммунитет к росту цен. Но монетарные власти либо не хотят, либо не могут остановить тенденцию, в которой показатели CPI упрямо не дотягивают до целевых значений. Закрепление инфляционных ожиданий, технологические изменения и трансграничные потоки товаров и капитала ослабили значимость и податливость инфляции как экономического индикатора, из-за чего регуляторам становится все сложнее достигать своих целей. В то же время ограничения в монетарной политике означают, что риск низкой инфляции сейчас выше, чем угроза чрезмерного роста цен. И чтобы адаптироваться к этим новым реалиям, Центробанкам и правительствам нужно отыскать какие-то способы.

А что с дезинфляцией

Страны страдают от низкой инфляции как в долгосрочной, так и в краткосрочной перспективе. В долгосрочном периоде это своего рода кульминация тренда продолжительностью в десятилетия. Богатые страны побороли рост цен в конце 1990-х годов после того, как правительства наделили Центробанки независимостью и дали им возможность устанавливать целевые уровни. В 200-х и начале 2010-х годов цены росли из-за сырьевого бума. Но после обвала нефтяных цен в 2014 году инфляция редко превышает 2%. Потребительские цены в развивающихся экономиках выше, но тенденция в этом сегменте аналогичная. Почти 20 лет экономисты говорят об эпохе «глобальной дезинфляции».

В краткосрочном периоде низкая инфляция особенно удивляет, поскольку определяет так называемую «кривую Филлипса», предполагаемую обратную зависимость между уровнями инфляции и безработицы. Практически в 70% стран ОЭСР в состав задействованной рабочей силы седи населения в возрасте от 15 до 64 лет входит рекордная пропорция. Согласно экономическим моделям, используемым Центробанками, при таком масштабе бума должен ускоряться рост цен и зарплат. Но по большей части того не происходит.

Центробанки в тупике. На протяжении многих лет они обещали рост инфляции и всякий раз не оправдывали ожиданий, отдавая себе в этом отчет. В феврале 2016 года Марио Драги назвал возможность достижения целевых уровней инфляции «самым фундаментальным вопросом, которым задаются мировые Центробанки». Глава Банка Англии Марк Карни недавно предупредил о «все более нереалистичном консенсусе экономической политики». В марте этого года Джером Пауэлл назвал низкую мировую инфляцию «одной из главных проблем современности». Неспособность Федрезерва подтолкнуть цены к целевому уровню спровоцировала критику со стороны Трампа, который обвинил Пауэлла в замедлении экономического роста в 2018 году за счет повышения процентных ставок для подавления инфляционной угрозы, которая так и не материализовалась.

Пороком 1970-х и 1980-х годов были одновременно высокие показатели инфляции и безработицы. Сейчас оба индикатора находятся на низких уровнях, и это своего рода победа, ведь низкая инфляция лучше, чем безудержный рост цен. Но это представляет проблему по трем причинам. Во-первых, это упущенная возможность. Монетарная политика могла быть мягче, а рост экономики — быстрее. Во-вторых, тот факт, что Центробанки не достигают своих инфляционных целей, подрывает доверие к монетарным властям. В Европе долгосрочные инфляционные ожидания опустились почти до 1%, а это ниже, чем во время запуска программы количественного смягчения в начале 2015 года. Когда целевые уровни инфляции выглядят нереалистично, растет вероятность неприятных сюрпризов в будущем.

Центробанки давно сбились с пути

Что еще важнее, низкая инфляция может иметь самоусиливающееся свойство. Причем это важнее, чем номинальные процентные ставки, устанавливаемые Центробанками, представляют собой реальные ставки с поправкой на инфляцию. Когда инфляционные ожидания снижаются, реальные ставки растут, подавляя спрос и еще сильнее опуская инфляцию. Это не было бы проблемой, если бы Центробанки могли далее снижать номинальные ставки для борьбы с дезинфляцией, но у них мало пространство для маневра в этом направлении. В Европе и Японии номинальные ставки уже находятся ниже нулевой отметки, близки к ней в Британии и лишь немногим выше — в США.

Почему инфляция дошла до такой точки? Некоторые могут сказать, что цены падают из-за утраты способности властей подталкивать их рост. Но это не так, ведь в таком случае они могли бы снизить налоги до нулевых уровней, увеличить расходы, напечатать деньги для финансирования дефицитов и таким образом избежать снижения инфляции. Потребительские цены всегда реагируют на целенаправленные меры властей, имеющих доступ к печатному станку и процентным ставкам. Правительства всегда могут ослабить свои валюты, как показал пример с высокой инфляцией в Аргентине и Турции.

Это может говорить о том, что низкая инфляция говорит о недостатке амбиций. Но и это неверное предположение. Управлять потребительскими ценами стало сложнее потому что экономики изменились в направлении, которое власти еще не до конца поняли. Монетарная политика должна не только стать более амбициозной, но и меньше полагаться на неудачные модели. И учитывая, что у Центробанков связаны руки из-за низких ставок, бремя борьбы с низкой инфляцией ложится на плечи финансовой политики, а для разработки реформ необходимо понимание того, где экономические модели свернули не туда.

Подготовлено Profinance.ru по материалам издания The Economist

По теме:

Драги спас евро, но не смог справиться с инфляцией

Мировые Центробанки смягчают политику максимальными за 10 лет темпами

Экономиеская теория — Тест — Экономика 03

Блок №3 Инфляция, сущность, причины, виды, последствия

  1. Установите правильное соответствие

1) Цены возрастают не более чем на 10% в год 4 2) Рост цен до 200% в год (галопирующая) 1 3) Рост цен более 200% в год 3 4) Рос цен в следствии увеличения издержек производства 2

1) Скрытая инфляция 2) Инфляция предложения 3) Гиперинфляция 4) Умеренная инфляция  

2. Больше всего страдают от инфляции 1) Работники коммерческих структур 2) Лица с фиксированными доходами 3) Те кто имеет недвижимость 4) Те кто имеет денежное сбережение

3. Если рост цен на товары не превышает 5% в год, то это:

1) Гиперинфляция 2) Галопирующая инфляция 3) Ползучая инфляция 4) Скрытая инфляция

4. В период галопирующей инфляции %-ая ставка

1) Растет, т.к падает цена денег 2) Растет, т.к. падает уровень занятости 3) Падает, т.к. падает уровень занятости 4) Падает, т.к. падает цена денег.

5. Впишите пропущенный термин

1) Сочетание инфляции с стагнацией (застоя производства) это: стагфляция

6. Ярко выраженная антиинфляционная политика предполагает: 1) Сокращение налогов и государственных расходов2) Рост налоговых и государственных расходов3) Повышение уровня налогообложения и сокращение государственных расходов4) Сокращение налоговых поступлений и повышение государственных расходов

7. К причинам инфляции относятся (3отв)

1) Бумажная природа денежного обращения 2) Постоянный рост расходов государства 3) Рост издержек производства на единицу продукции 4) Повышение доходов населения

8. Быстрее всего обесцениваются в период высокой инфляции следующий элемент портфеля активов населения

1) Недвижимость 2) Пакет акций 3) Денежный запас 4) Запас алкогольных напитков

9. В зависимости от темпов роста цен инфляцию можно разделить на следующие виды:3отв

1) Умеренная 2) Галопирующая 3) Гиперинфляция 4) Подавленная

10. Повышение цен на энергоресурсы дает

1) Инфляцию спроса 2) Инфляцию предложения 3) Умеренную инфляцию 4) Галопирующую инфляцию

docsity.com

Судьба учетной ставки в Украине. НБУ и правительство боятся макроэкономических корректив, чтобы не угнетать и без того слабый рост производства в Украине

Вопросам инфляции в этом году уделялось столько внимания, что возвращение к этой теме может выглядеть как моветон. Но есть другой аспект проблемы, вполне «пригодный» для обсуждения в контексте особенностей макроэкономического развития страны на ближайшую перспективу. Его актуальность усилена возрастающей инфляцией. Я имею в виду уже подзабытый макроэкономический показатель — ставку рефинансирования НБУ. Недавно стало известно о намерении Нацбанка пересмотреть свою учетную ставку в сторону повышения. И основной предпосылкой для этого стал уровень инфляции за ноябрь. А ведь декабрь по традиции — самый инфляционный месяц года. Мнения специалистов разошлись, и сам факт повышения ставки стал спорным моментом: есть основания полагать, что все закончится разговорами:

Существуют несколько причин думать, что учетная ставка даже при достижении инфляцией значения 11-12% за год не будет увеличена. По итогам 11 месяцев этого года инфляция составила 9,4%. В абсолютном выражении это всего лишь на 0,1% меньше действующей учетной ставки НБУ, которая по определению должна превышать значение индекса потребительских цен. Считается, что именно так государство может держать инфляцию под контролем. Первый зампред Нацбанка Анатолий Шаповалов утверждает, что вопрос повышения учетной ставки будет изучаться. НБУ рассмотрит целую группу параметров, включая межбанковские ставки.

Прежде всего, это ничего не изменит — в Украине по-прежнему учетная ставка никак не влияет на объем денег в обороте. Не происходит того, ради чего ее и повышают, — автоматического роста процентных ставок по кредитам экономике и последующего снижения активности бизнеса. Вторая причина — относительно невысокий уровень базовой инфляции. Базовая инфляция — это процент роста индекса потребительских цен, вызванного именно ростом денежной массы. В Украине этот фактор влияет на инфляцию довольно слабо — возможно, даже 3% из общего уровня в 9,4% не наберется. Остальная инфляция является следствием увеличения государственных выплат, роста тарифов монополий, недостаточного предложения товаров, дороговизны импорта. Значит, если бы учетная ставка работала, повышать ее не было бы смысла, — сильного влияния на инфляцию это не имело бы, зато кредиты стали бы менее доступными.

И наконец, главный повод не повышать учетную ставку — нежелание НБУ и правительства угнетать и без того слабый рост производства в Украине. ВВП по итогам 11 месяцев вырос всего на 2,8%. Ухудшать картину повышением стоимости кредитов власть не рискнет. Да и производители тут же переложили бы подорожание ресурсов на стоимость продукции, что спровоцировало бы новый виток инфляции, пришлось бы опять повышать учетную ставку — и так по кругу. Поэтому НБУ, скорее всего, найдет способ оставить все как есть и не будить негативные ожидания населения и бизнеса. По итогам ноября для этого есть железное основание — 9,4% (уровень инфляции) меньше 9,5% (ставки рефинансирования НБУ). А в декабре 2005 года инфляция может оказаться скромной благодаря тому, что в декабре 2004 года она была рекордно большой — 12,3% против 9,7% месяцем ранее. Авось пронесет.

Чтобы гарантировать счастливую случайность, привлекут Госинспекцию по контролю за ценами — она найдет способы зафиксировать их снижение, чтобы Госкомстат смог «нарисовать» красивые цифры. А если и Госинспекция по ценам не поможет, всегда можно сказать, что учетная ставка все еще выше среднегодового уровня инфляции. Метод испытанный. Так уже сделали один раз по итогам 2004-го, когда инфляция на 3,3% превысила учетную ставку. С точки зрения теории финансов этот подход является таким же далеким от идеального, как китайские кроссовки от лучших фирменных произведений «Адидас». Давайте обратимся к текущей истории данного вопроса в развитых странах. За последние полтора года Федеральная резервная система США поэтапно (каждый раз на 0,5 базисных пункта) восемь раз повышала ставку рефинансирования. Причина этого — инфляция в США. Совершенно логичное действие. Ведь если финансовые инструменты, номинированные в валюте Соединенных Штатов, будут иметь доходность, которая ниже текущего уровня инфляции, то ожидать проявления интереса к вышеуказанным инструментам наивно.

Кстати, не все разделяют точку зрения менеджмента НБУ относительно отсутствия необходимости повысить ставку рефинансирования. Руководитель группы советников председателя НБУ Валерий Литвицкий рекомендует правлению НБУ повысить ставку, но предвидит, что этого не произойдет не только потому, что эта ставка имеет в основном сигнальное значение, но и потому, что нынешняя динамика экономического роста оставляет желать много лучшего. Скорее всего, правление НБУ действительно не будет спешить с переменами, которые могут так или иначе на что-то повлиять. Кроме того, глава НБУ Владимир Стельмах не просто грамотный экономист и банкир, но еще и очень тонко чувствующий текущую ситуацию, осторожный политик. Нацбанк, несмотря на всю его независимость, для него все-таки неотделим от влияния Секретариата Президента. А там вынуждены постоянно балансировать между двумя главными экономическими показателями — уровнем инфляции и темпом роста ВВП.

Похоже, исполнительная власть сделала свой выбор именно в пользу ВВП, а следовательно, она против того, чтобы Нацбанк, отвечающий за борьбу с инфляцией, поднимал свою ставку и ограничивал таким образом деловую активность в стране. Это решение, скорее всего, экономически правильно, хотя, наверное, и не в полной мере отвечает клятвам в верности «маленьким украинцам» (именно они больше всего страдают от инфляции), звучавшим на Майдане. Можно даже сказать, что это в определенной мере мужественное решение, поскольку «маленькому» избирателю, по большому счету, нет особого дела до роста ВВП, который плохо ложится в его карман. А вот инфляцию он ощущает ежедневно и в магазине, и на базаре, и именно она может повлиять на его политический выбор. С другой стороны, только рост экономики может обеспечить перспективу и для страны, и для ее граждан.

Понятно, что тормозить его повышением учетной ставки у правительства нет никакого резона. Да и увеличение ставки НБУ уже не сумеет оказать влияние на декабрьскую, а следовательно, годовую инфляцию и может быть направлено в основном на сдерживание ценовой ситуации в первом квартале следующего года, который, как правило, очень сильно портит инфляционную картину. И тут есть смысл обратиться к опыту развитых государств.

Совсем недавно руководитель Европейского центрального банка Жан-Клод Трише заявил о повышении ставки ЕЦБ на те же, что и в случае с ФРС, 0,5-процентных пункта. В связи с этим разгорелась острейшая дискуссия. Дело в том, что главной причиной, побудившей господина Трише впервые в истории существования ЕЦБ решиться на повышение ставки рефинансирования, стала серьезная негативная динамика курса евро по отношению к доллару. Многие специалисты небезосновательно утверждают, что в основе этой тенденции лежит более чем двукратная (до повышения «от Трише») разница в ставках рефинансирования. Все логично — если вам предложат выбрать между инвестиционным инструментом, приносящим 4,5% годовых, и его аналогом с доходностью в 2% годовых, то при условии их сходной надежности выбор будет сделан в пользу первого инструмента вложения средств.

Описанное сравнение с высокой точностью оценивает перспективы вложений в инструментах, номинированных в долларах и евро. Более высокая доходность долларовых вложений формировала повышенный спрос на американскую национальную валюту. Естественно, при этом избавлялись от валюты европейской. Но в противовес этому возникал вопрос иного рода. Дело в том, что важнейшая и острейшая проблема для стран — членов ЕС — это долгосрочное и уверенное снижение темпов экономического роста, кое-где переходящее в падение ВВП (правда, напоминает украинскую ситуацию?). Предстоящее в связи с решением ЕЦБ о повышении ставки рефинансирования удорожание кредитов может усилить этот процесс. В любом случае, поиск рационального влияния ставки рефинансирования на темпы роста (или же падения) промышленного производства — вопрос тончайший, требующий высокого профессионального уровня. Выходит, что это понимают и у нас в стране, что приятно.

Впрочем, хотя у Нацбанка довольно ограниченный набор механизмов для влияния на ценовую ситуацию, в нем есть и кое-что еще, кроме игр со ставками. В конце прошлого года была почти аналогичная ситуация. Тогда правительство, идя на выборы, направило огромные финансовые ресурсы на социальные нужды. И в первом квартале страна оказалась перед опасностью кризиса. Для его недопущения Нацбанк использовал другой механизм — ревальвацию гривни. Не может ли свидетельствовать вероятный отказ от повышения учетной ставки о том, что избран этот путь, также позволяющий противостоять вызовам, связанным с инфляцией? Тем более что в следующем году Украину могут ждать резкие подвижки на рынке газа, а также коммунальных услуг. И столь мягкое, сугубо рыночное регулирование, каким является повышение учетной ставки, может не сработать.

Все-таки хочется верить, что в условиях устойчивой тенденции ухудшения торгового и платежного балансов, негативного изменения конъюнктуры основных для Украины экспортных рынков правительство все же не решится на еще одну ревальвацию. Иначе украинские металлурги и химики могут элементарно не пережить этого. Как и ряд отраслей народного хозяйства, успешно работающих на внутреннем рынке. Будем надеяться, что власть не забудет о задекларированной поддержке внутреннего товаропроизводителя. Ведь именно наши предприятия формируют ВВП, дают работу и платят заработную плату гражданам Украины. И если в угоду любым благим намерениям у властей возникнет желание ухудшить положение национального производителя — грош цена такой власти.

Текст: Вячеслав Бутко, «Киевский ТелеграфЪ»

Кредиты в Эстонии онлайн. Без залога до 20 000 евро.

Если вас интересуют кредиты в Эстонии на потребительские цели, которые к тому же можно получить в ближайший срок, то мы представляем вашему вниманию популярные быстрые и малые кредиты в Эстонии.

Вы можете ознакомиться с их условиями, сравнить и выбрать наиболее подходящие для вас. Sinulaen.ee помогает:

  • Сравнить кредиты в Эстонии.
  • Оформить онлайн кредит в интернете. Ответ на заявку от 1 минуты.
  • Узнать о рекламных акциях кредитных фирм и банков. Найдите выгодный кредит.
  • Узнать условия получения кредита в Эстонии.

Сравнение кредитов