Примеры инфляции из истории: 3 примера рекордной гиперинфляции в истории

Содержание

3 примера рекордной гиперинфляции в истории

В 2021 средний уровень инфляции в мире составил 3,4% по сравнению с 2020. В среднем евро ежегодно дешевеет на 1%, а доллар США — на 1,7%. 

Инфляция считается нормой, пока она управляема и не превышает 2% в год. 

Однако в истории есть много примеров, когда обесценивание национальной валюты достигало 100% и более. Мы разобрали 3 самых ярких кейса.

Что такое гиперинфляция 

Это процесс, при котором стоимость продуктов на рынке стремительно растет в результате обесценивания валюты. Обычно инфляция управляется государственными органами, но иногда ситуация может выходить из-под контроля — и возникает гиперинфляция. Определить ее можно по таким критериям: 

— рост цен > 2% в месяц на протяжении 3 лет

или

— рост цен > 50% в месяц

или

— рост цен > 900% в год

Последствия гиперинфляции: 

  • деньги теряют свои основные свойства
  • цены стремительно повышаются
  • массовые банкротства, дефолт по долгам
  • граждане лишаются возможности делать накопления
  • безработица растет
  • экономический спад
  • крах финансовой системы государства

#1.

Венгрия 

Период: август 1945 — июль 1946

Уровень инфляции: 207% в день

Валюта: пе́нгё

Венгерская валюта пе́нгё — рекордсмен по уровню инфляции в мировой экономике: каждые 15 часов цены на рынке страны удваивались. Это означало, что пе́нгё обесценивалась быстрее, чем любая другая валюта в мире. Максимальная инфляция в месяц составляла 40 000 000 000 000 000%. Но почему это произошло именно в Венгрии? 

Предыстория: до 1945-1946 годов страна уже была знакома с инфляцией. В результате Первой мировой войны Австро-Венгерская империя распалась — и в Восточной Европе появилось новое государство, Венгрия. В нее вошла менее развитая часть бывшей империи, чьи политические институты оказались слишком слабыми. 

Чтобы заполнить дыру в своем бюджете, Венгрия решила напечатать больше денег. Это и стало причиной катастрофы: так, в 1910-х $1 стоил 5 венгерских крон, а в 1924 — уже 70 тыс. Однако тогда инфляцию удалось взять под контроль — в 1926 Венгрия заменила кроны на новую валюту пе́нгё.   

Ход событий: Во время Второй Мировой Венгрия снова воевала на стороне Германии — и к 1945 году страна лежала в руинах. Половина производственных мощностей была разрушена, остальная часть — сильно повреждена. От транспортной инфраструктуры практически ничего не осталось. Плюс ко всему Венгрия должна была выплачивать репарации СССР — компенсацию за свое участие в гитлеровской коалиции. 

Из-за отсутствия производства цены на товары в послевоенной Венгрии начали расти. Налоговая система в то время отсутствовала, поэтому наполнять бюджет страны было нечем. Тогда правительство решило стимулировать экономику «проверенным» методом — напечатать больше банкнот и одновременно понизить процентные ставки. В результате Венгрию буквально наводнили ничем не подкрепленные деньги.  

В августе 1945 $1 стоил 1320 пе́нгё, через 2 месяца — уже 8200, а к концу года за $1 можно было купить 128 тыс. пе́нгё. Правительству пришлось вводить купюры номиналом в 100 тыс. , 1 млн и 10 млн. 

Гиперинфляция в Венгрии достигла апогея осенью 1946: обычный пе́нгё заменили эги пенгё. Купюра равнялась миллиарду триллионов, или секстиллиону пе́нгё — это была самая крупная банкнота на планете, абсолютный рекорд в мировой экономике. 

На пике инфляции цены росли со скоростью 150 000% в день (!). Правительство пыталось предпринять хоть какие-то меры, чтобы взять процесс под контроль, но было уже поздно. 

Из-за гиперинфляции реальная заработная плата упала более чем на 80%. Кредиторы как класс были уничтожены — при таких условиях давать людям деньги под проценты не имело смысла. Единственным выходом стала деноминация — замена старой валюты на новую.

В 1946 власти провели денежную реформу: введенный в оборот венгерский форинт был равен 400 тыс. квадриллионов пе́нгё. Новой валютой венгры пользуются до сих пор. 

Особенность гиперинфляции в Венгрии заключалась в том, что это был спланированный шаг, а не финансовая безответственность правительства.

И судя по всему, такой неоднозначный план все-таки сработал. 

Введение новой валюты спасло экономику государства, и, в отличие от других стран в этой статье, Венгрия довольно быстро «отошла» от чудовищной инфляции. К моменту появления форинта промышленность действительно восстановилась — и экономика заработала. Правительство больше не запускало печатный станок, и вплоть до 60-х цены в Венгрии оставались стабильными. Однако такая шоковая терапия все же обошлась стране дорого: за год гиперинфляции население сильно обеднело.

#2. Зимбабве

Период: март 2007 — 2008

Уровень инфляции: 98% в день

Валюта: зимбабвийский доллар

Зимбабве занимает второе место среди стран по уровню инфляции. На пике этого процесса, в ноябре 2008, зимбабвийский доллар подешевел на целых 79 600 000 000%.

Предыстория: в 1980 Зимбабве добивается независимости от Великобритании, а президентом новой африканской страны становится диктатор Роберт Мугабе.

Через год в государстве появляется собственная валюта — местный доллар. Поначалу власти не делали резких движений, боясь нарушить построенную колонизаторами экономическую модель. Но популизм изменил все. 

До того, как Зимбабве обрела независимость, в стране проживало множество британских фермеров. Они выращивали, а затем продавали на экспорт табак, хлопок и сахарный тростник. Однако президент Мугабе решил, что отныне белым колонизаторам не место в Зимбабве, и провел земельную реформу. По сути, у британских фермеров отобрали их участки и скот, чтобы передать местному безземельному населению. Потомки колонизаторов вынуждены были покинуть страну.

Из-за такой «реформы» резко упало производство основных экспортных товаров: новые хозяева земель попросту не умели их обрабатывать. Вслед за сельским хозяйством обрушилась и обрабатывающая промышленность — в городах начался голод и рост безработицы. Власти страны сами подорвали собственную экономику. 

И тут правительство решило, что вся проблема заключается в том, что у населения нет денег. Включился печатный станок. 

Ход событий: с 2000 года в Зимбабве наблюдался постоянный рост инфляции, однако ее пик пришелся на 2007-2008. 

В 2006 году зимбабвийский доллар обесценился на 1000%, а уже в 2007 — более чем на 60 000%. Начиная с 2008 правительство перестало публиковать данные о реальных масштабах катастрофы, последняя официальная статистика говорила об инфляции в размере 231 000 000%. 

По разным подсчетам, в декабре 2008 доллар потерял ценность на 80 000 000 000% (!). Стоимость товаров удваивалась каждые 24 часа — к примеру, банка пива в 14:00 стоила 100 млрд зимбабвийских долларов, а уже через час — 150 млрд. 

Примечательно, что единственным «спасением» национальной валюты была деноминация. В Зимбабве ее проводили трижды за 4-летний период: последний раз «второй» доллар заменили на «третий» в 2009 по курсу триллион к одному.   

В том же году зимбабвийский доллар запретили использовать как национальную валюту, он стал бесполезен. Вместо него в обиход вошли фунты стерлингов, американские доллары и валюты соседних государств.

Во времена гиперинфляции уровень безработицы в Зимбабве составил 80%, а ВВП упал на 18%. Жители массово покидали страну.

В 2019 национальную валюту снова ввели в оборот, $1 США стоил $361 Зимбабве. Но, несмотря на печальный опыт в недавнем прошлом, зимбабвийский доллар снова поддается инфляции — в 2020 он подешевел на 622% по сравнению с 2019. 

#3. Югославия

Период: апрель 1992 — январь 1994

Уровень инфляции: 65% в день

Валюта: динар

Бывшая Югославия, которая просуществовала с 1945 по 1992, занимает третье место в мировом рейтинге по гиперинфляции. До 1970-х это государство было одним из самых развитых среди стран соцлагеря. Но что случилось позже? Югославия не только стала очагом ожесточенной гражданской войны, но и скатилась в 22-месячный период гиперинфляции: на ее пике цены росли на 313 000 000% в месяц.  

Предыстория:

инфляция в Югославии была всегда, но ее удавалось контролировать, пока был жив лидер страны Тито. В 50-х цены поднимались не более чем на 3% в год, в 60-е эта цифра выросла до 10%, в 70-е — до 20%. 

Весь бизнес-контент в удобном формате. Интервью, кейсы, лайфхаки корп. мира — в нашем телеграм-канале. Присоединяйтесь!

Тито умер в 1980 — вскоре инфляция начала стремительно расти и перевалила за 40% в год. После 1983 процесс стал неконтролируемым. На это было несколько причин. 

Во-первых, в конце 80-х нарушилась территориальная целостность Югославии — от нее откололась Словения, самая развитая область. Межрегиональная торговля прекратилась, и производство резко уменьшилось. Это означало, что бюджет перестал пополняться.

Во-вторых, раздутый бюрократический аппарат и армия требовали все больше бюджетных денег, которых в стране не было. Югославия стала брать кредиты извне — госдолг начал расти. 

В-третьих, из-за кровопролитной гражданской войны ООН наложила на Югославию торговое эмбарго. Это добило и без того шаткую экономику страны: ей нужно было откуда-то брать деньги. И тогда правительство включило печатный станок. 

Ход событий: в начале 1992 года Югославия распадается — инфляция впервые превышает порог в 50% в месяц и начинается неконтролируемый процесс уже гиперинфляции. Всего за 3 года (1990-1993) бюджетный дефицит вырастает с 3% до 28% от ВВП. Чтобы его покрыть, правительство еще больше раздувает денежную массу в стране. 

В 1993 в Югославии ежемесячно печатается 900 тыс. банкнот, которые теряют свою ценность, так и не дойдя до рук граждан. Только за этот год ВВП страны упал на 30%, объемы инвестиций и промышленного производства снизились на 37%, а безработица выросла до 24,1%.

Своего пика гиперинфляция достигает в 1994 — 116 546 000 000% в пересчете на год, или 314 000 000% в месяц. В этот период динар утратил свою функцию денег: в магазинах цены на продукты указывали уже в немецких марках. 

В январе 1994 монетный двор Союзной Республики Югославии физически не успевал печатать такое количество банкнот в день. В этом же месяце валюта официально перестала существовать. Все официальные расчеты внутри страны стали проводиться в немецкой марке — Германия была главным торговым партнером Югославии.

Наблюдая крах экономики, правительство со второй попытки приняло «План Аврамовича» — пакет непопулярных финансовых мер, чтобы спасти остатки Югославии. В результате страна перешла от плановой экономики к рыночной, однако ситуация в государстве пришла в норму только после окончания войны и снятия международных санкций в 1995. 

Хотите получать дайджест статей?

Одно письмо с лучшими материалами за неделю. Подписывайтесь, чтобы ничего не упустить.

Спасибо за подписку!

Последние материалы

Как создавать стартапы, о которых напишет Илон Маск

Инсайты от сооснователя Reface — украинского стартапа, известного на весь мир.

О чем не знают маркетологи: 10 фактов из книги Байрона Шарпа

Как растут бренды.

Эстонское такси за $4,75 млрд. Как работает заказ поездок Bolt

Сергей Павлик, руководитель направления поездок Bolt о новых рынках и возможностях.

8 примеров худших гиперинфляций в истории

Популярное

Золото ещё покажет свою настоящую ценность!

Как долго можно поддерживать денежно-экономическую систему, в которой раз за разом подрываются все правила приличной монетарной и фискальной политики? Жёлтый драгметалл может дать ответ на этот вопрос.


Metals Focus: золото за 1900$ ещё реально в 2021 году

Рынок золота продемонстрировал ошеломляющий рост после недавнего обвала, который ненадолго опустил стоимость жёлтого драгметалла ниже 1700$ за унцию, сообщает информационное агентство Kitco News.


Commerzbank изменил прогноз по золоту до конца 2021

Цена золота ещё имеет потенциал для движения вверх, но аналитики немецкого Commerzbank пересмотрели свой прогноз в сторону понижения стоимости жёлтого драгметалла на конец текущего 2021 года, сообщает Kitco News.


Джефф Томас: Новый мировой порядок

Мы имеем дело с множеством откровенно абсурдных идей, которые навязчиво преподносятся как неопровержимые, и все они, как нам говорят, представляют опасность для общества и должны быть наказаны.


Последняя фаза игры Центробанков мира

Одно дело, когда Центробанки надувают «пузыри» для себя. Другое дело, когда весь мир превратился в мыльный пузырь. Эгон фон Грейерц, глава компании Matterhorn Asset Management, рассказал в своей статье о политике ЦБ.


Центробанк России снова взялся за золото

Центральный банк России принял решение в апреле 2020 года о приостановлении закупок жёлтого драгметалла для госрезервов страны, но уже в июле текущего 2021 года золотой запас увеличился на 3,1 тонны.


Брайен Лундин: золото ждёт действий от ФРС

Долгосрочное будущее золота выглядит обнадёживающим, но в краткосрочной перспективе у жёлтого драгметалла будет ещё много неопределённости, так считает Брайен Лундин, редактор Gold Newsletter.


Швейцария: импорт-экспорт золота в июле 2021

Таможня Швейцарии опубликовала данные по импорту и экспорту товаров по итогам июля текущего 2021 года, включая драгоценные металлы. В прошлом месяце в мире заметно снизились поставки золота.


Пауль де Соуса: золото — это долгосрочная инвестиция

После достижения исторического максимума в августе 2020 года цена золота изменилась после этого не в той мере, как этого ожидали многие аналитики и участники рынка драгметаллов, сообщает портал Investing News.


Фонд GLD пережил отток капитала на 482$ млн.

Оператор крупнейшего в мире золотого ETF-фонда, SPDR Gold Shares (GLD), сообщает о чистом оттоке капитала в размере 482$ млн. за последние семь дней. Это привело к снижению золотого запаса GLD на 8,44 тонны.


25 июня 2014

Гиперинфляция — это одно из самых непредсказуемых явлений в экономике. В прошлом веке страны мира сталкивались с резким ростом цен 55 раз, и часто — при молчаливом согласии или поддержке монетарных властей.

Ниже приведены самые яркие примеры гиперинфляции в некоторых странах мира.

1. Венгрия: август 1945 г. — июль 1946 г., ежедневная инфляция — 207%: эта страна понесла тяжелые финансовые потери по итогам Второй мировой войны. Германия так и не оплатила большую часть военных контрактов, СССР требовал репараций, экономическая система перешла под контроль стран-победительниц. В результате Венгрия запустила печатный станок, чтобы расплатиться по долгам. Ничего хорошего из этого не вышло.

2. Зимбабве: март 2007 г. — ноябрь 2008 г., ежедневная инфляция — 98%: земельная реформа Роберта Мугабе, который хотел вернуть экономический потенциал страны в руки её граждан, привела к последовательному уменьшению ВВП. Расходы на военные операции в Конго подлили масла в огонь. Тем временем население страны сокращалось, так как зимбабвийцы искали лучшей жизни в соседних государствах. Уменьшение налоговой базы и рост государственных расходов, как результат — гиперинфляция в Зимбабве и в итоге — отказ от зимбабвийского доллара в пользу других валют.

3. Югославия/Республика Сербия: апрель 1992 г. — январь 1994 г., ежедневная инфляция — 65%: после развала СССР Югославия тоже начала распадаться на части. Это отразилось на всех экономических показателях и в первую очередь на торговле. На экспорт из Югославии было наложено эмбарго, а внутренний обмен товарами был сильно затруднён из-за политических разногласий. Экономическую систему не успели адаптировать под новые реалии, и попытка размыть дефицит за счёт печатного станка привела к гиперинфляции.

4. Веймарская республика (Германия): август 1922 г. — декабрь 1923 г., ежедневная инфляция — 21%: Германия потерпела поражение в Первой мировой войне и была вынуждена платить репарации в пользу победителей. Но бумажной маркой, которая и так уже существенно подешевела, стране расплачиваться запретили. Пришлось закупать иностранную валюту, продавая марки по невыгодному курсу. По сути, Германия искусственно создавала спрос на чужие деньги и снижала стоимость своих. Результат — гиперинфляция в Веймарской республике и огромный ущерб для экономики.

5. Греция: май 1941 г. — декабрь 1945 г., ежедневная инфляция — 18%: Вторая мировая война ударила по греческой торговле, что привело к бюджетному дефициту, хотя ещё в 1939 г. бюджет верстали с запасом прочности. В 1940 г. страна была оккупирована. Марионеточные власти не заботились о процветании Греции, заставив её содержать 400 тыс. вражеских солдат и выплачивать компенсации оккупантам. Чистый национальный доход сократился втрое к 1942 г. На этом фоне пришлось запустить печатный станок, и от краха экономику страны спасло только окончание войны.

6. Китай: октябрь 1947 г. — май 1949 г., ежедневная инфляция — 14%: после Второй мировой войны в Китае шла гражданская война, в рамках которой националисты и коммунисты выпускали конкурирующие валюты. К 1948 г. их было уже 10. Свой вклад в разрушение финансовой системы чуть раньше внесли и японские оккупанты. Гиперинфляция — заслуга националистов, которые пытались печатать деньги, чтобы справиться с дефицитом. Сыграла роль и отмена серебряного стандарта (1935 г.).

7. Перу: июль 1990 г. — август 1990 г., ежедневная инфляция — 5%: власти Перу пытались бороться с инфляцией несколько десятилетий подряд, но достаточно своеобразно. После финансового кризиса в Латинской Америке кредиторы от МВФ заставили страны региона затянуть пояса, но Перу лишь создавала видимость экономии, проводя собственную экономическую политику и в итоге столкнувшись со стагфляцией. Отметим, что и выполнение требований МВФ не всегда становится панацеей для экономических проблем. Вырваться из порочного круга власти Перу попробовали в начале 90-х гг., проведя популистские реформы, которые не понравились международным кредиторам. Итог — отсутствие доступа к кредитам, бесконтрольное ослабление валюты и гиперинфляция.

8. Никарагуа: июнь 1986 г. — март 1991 г., ежедневная инфляция — 4%: финансовый кризис в Латинской Америке для Никарагуа наступил на фоне революции, которая привела к власти коммунистов. В ходе революции ВВП страны уменьшился на 34%. Последовала программа национализации, которая вновь ударила по экономике. В попытке стимулировать рост власти Никарагуа решили придерживаться мягкой монетарной политики и опираться на международных кредиторов, добиваясь роста спроса. Какое-то время инфляцию удавалось сдерживать, так как курс валюты регулировался искусственно, а над потоками капитала был установлен жёсткий контроль. Когда эти аспекты экономической политики были изменены, начался период гиперинфляции.

Самая популярная золотая монета в РФ — Георгий Победоносец по выгодным ценам!
Клубная цена от 10 шт. и ОПТ от 100 шт. — КУПИТЬ

Читайте также:

Австрия проведёт аудит своего золотого запаса

Под давлением общественности Австрия отправила в Лондон группу аудиторов, чтобы они проверили состояние золотого запаса страны, который хранится в Банке Англии. Так должны быть устранены все сомнения.

Налоговый вычет при покупке квартиры

Налоговый вычет при покупке квартиры — это всегда приятный бонус, особенно если она покупается в ипотеку. Налоговый вычет прописан в налоговом кодексе для того, чтобы граждане могли купить или улучшить жилищные условия.

Как уберечь материнский капитал от мошенников?

За время действия программы материнского капитала большая часть семей использовали его для улучшения своих жилищных условий. Где есть деньги, там есть и мошенники – многие мошенники охотятся за сертификатами.

FCA: во время фиксинга не было манипуляций

Глава наблюдательного финансового органа Великобритании сообщил, что сговор при установлении цены на золото возможен, но для этого нет никаких доказательств. Случай с банком Barclays не был принят во внимание.

Золотой запас Ватикана хранится у ФРС США

Банк Ватикана опубликовал свои финансовые данные за прошедший 2013 год. Из этого отчёта также стала известна ситуация с золотым запасом этого крошечного государства, который хранится в хранилищах Федрезерва Нью-Йорка.

Что делать при потери банковской карты?

Банковские карты прочно вошли в нашу повседневную жизнь. Почти уже у каждого гражданина есть пластиковая карточка. Однако, бывают случаи, когда она может потеряться или её могут украсть. Что делать в этой ситуации?

ЦБ Вьетнама манипулирует ценой золота в стране

Время от времени Центробанк Вьетнама вмешивается во внутренний рынок золота, чтобы повлиять на цену драгоценного металла. Для этого в стране проводятся аукционы, что приводит к снижению цен на золото внутри страны.

Как правильно расторгнуть кредитный договор?

Самые хорошие идеи зачастую приходят слишком поздно. Очень часто многие решения принимаются под влиянием эмоций, а осознание случившегося происходит тогда, когда решение вступило в силу. Очень часто так себя ведут заёмщики.

Монголия ищет инвестиции в сырьевые проекты

Правительство Монголии в срочном порядке ищет иностранные инвестиции для развития ряда сырьевых проектов по добыче угля, газа и нефти. Для этих целей были приняты специальные законы, чтобы заинтересовать инвесторов.

Centerra Gold может закрыть месторождение Кумтор

Золотодобывающая компания Centerra Gold предупредила правительство Киргизии о том, что она может прекратить свою деятельность на золоторудном месторождении Кумтор, если не получит все необходимые разрешения до 13 июня.

Если ваш кредитный договор продали…

В банковской практике бывают такие ситуации, когда человек платит исправно по кредитному договору, но в один прекрасный момент узнает, что его договор продан другому банку. Такая новость может обескуражить любого человека.

В Англии выпустили кредитную карту из золота

Банк острова Мэн, который принадлежит Великобритании, выпустил кредитную карту из чистого золота, и при этом она обеспечена золотом, которое находится во владении клиента банка. На эту карту также будут начисляться проценты.

В микрочипах США нашли золото из КНДР

На прошлой неделе десятки американских компаний заявили, что их поставщики использовали золото, выставленное на продажу Центробанка Северной Кореи. Закон США запрещает драгметаллы из конфликтных регионов мира.

Может ли мультивалютный вклад спасти рубль?

Частые колебания курсов валют заставляют нервничать многих людей, которые опасаются резкого обесценивания своих рублёвых вкладов. В качестве решения на помощь может прийти мультивалютный вклад в банке, который защитит рубль.

10 советов от Гранта Кардона, как разбогатеть

Стать миллионером сложно, но можно, если знать как. Шанс разбогатеть есть всегда и практически у каждого. Каким правилам стоит следовать, чтобы достичь заветной цели? Об этом рассказал американский бизнесмен Грант Кардон.

Золотой велосипед продаётся за 1$ млн.

Интернет-магазин, который специализируется на продаже эксклюзивных товаров из золота, выставил недавно на продажу горный велосипед. Потенциальными покупателями являются те люди, кто любит кататься с роскошью.

Швейцарский франк как способ сохранить капитал

Швейцария — это не только страна шоколада и гор, сыра и часов. Она может похвастаться несокрушимой стабильностью и невиданным экономическим процветанием. Именно поэтому швейцарский франк является стабильной валютой.

Беспорядки в Ираке подогревают золото и нефть

Цена на золото продолжает расти уже несколько дней подряд на фоне эскалации конфликта в Ираке. Золото выступает в качестве безопасного актива-убежища во время политической и экономической нестабильности в мире.

Скромный миллионер раскрывает свои 19 секретов

Хотя миллион долларов на сегодняшний день — это уже не то, что в прошлом, но тем не менее, это всё равно завидная сумма денег, к которой стремятся многие люди в разных странах мира. Число миллионеров в мире постоянно растёт.

Мексика стала дорогой страной для добытчиков

Мексика стала самой дорогой страной Латинской Америки для инвестирования в горнодобывающую отрасль, так как в стране реализуется энергетическая реформа, принятая в прошлом году. Будут повышены налоги.

6 неверных представлений о деньгах

Как известно, большинство наших представлений об окружающем мире формируются в нашем детстве, тоже самое касается и нашего восприятия денег. Некоторые представления о деньгах могут нам мешать, поэтому от них надо отказываться.

Deutsche Bank начал расследование по фиксингу

Deutsche Bank, который является крупнейшим финансовым учреждением Германии, начал собственное расследование манипуляций во время Лондонского фиксинга на золото, чтобы ответить на вопросы финансового регулятора страны.

В Шанхае разрешат иностранцам торговать золотом

В свободной торговой зоне Шанхая, которая является экспериментальной для новых экономических идей, в 4 квартале 2014 года будет разрешена торговля золотом для иностранцев. Инвесторы смогут торговать золотом.

Избранное

Последняя фаза игры Центробанков мира

Одно дело, когда Центробанки надувают «пузыри» для себя. Другое дело, когда весь мир превратился в мыльный пузырь. Эгон фон Грейерц, глава компании Matterhorn Asset Management, рассказал в своей статье о политике ЦБ.


Центробанк России снова взялся за золото

Центральный банк России принял решение в апреле 2020 года о приостановлении закупок жёлтого драгметалла для госрезервов страны, но уже в июле текущего 2021 года золотой запас увеличился на 3,1 тонны.


Цена серебра: обзор 100-летней истории драгметалла

Многолетняя история цены серебра полна взлётов и падений. Инвесторам будет интересно её узнать для планирования своих инвестиций. Инвестиционные монеты из серебра будут всегда радовать своего владельца.


50-летие существования денег без золота

Недавно исполнилось 50-летие отмены привязки американского доллара к золоту. Но с тех пор ничего хорошего на замену этому так и не пришло, так как сегодняшние фиатные деньги показали себя в качестве ещё одной глупости.


Август 2021: прогноз по золоту от банков

Мировая цена золота смогла немножко восстановиться после недавнего «флэш-крэша» на прошлой неделе. По мнению аналитиков некоторых инвестиционных банков, распродажи на рынке золота ещё не закончились.


Какие золотые монеты подходят для инвестирования?

Золотых монет в мире очень много. Но не каждая монета из золота может считаться инвестиционной. При инвестировании капитала в золото необходимо сразу узнать, какие монеты подходят для этого лучше всего.


Биткоин не заменит золото!

Джим Рид из Deutsche Bank недавно заявил, что биткоин является более надёжным инструментом хеджирования инфляции и валютных рисков, чем золото. Поводом для высказывания стал рост цифровой валюты на 17%.


5 советов новичкам для инвестиций в золото

На рынок золота постоянно приходят новые частные инвесторы, которые только начинают интересоваться покупкой золота. У них возникает сомнение, когда лучше инвестировать и что лучше покупать. Далее несколько советов.


Правила при покупке монет и слитков из золота

Золотые монеты и слитки являются оптимальным средством для защиты капитала от кризиса. При их покупке важно соблюдать несколько правил. Одно из них гласит: при покупке золота нужно сразу думать о его продаже.


Почему лучше покупать золотые монеты, чем слитки

Многие начинающие инвесторы задаются часто одним и тем же вопросом: лучше инвестировать в золотые монеты или слитки? Есть несколько причин, почему покупка золотых монет является лучшим выбором.


Побили рекорд: инфляцию в США объявили угрозой мировой экономике

https://ria.ru/20210621/inflyatsiya-1737620521.html

Побили рекорд: инфляцию в США объявили угрозой мировой экономике

Побили рекорд: инфляцию в США объявили угрозой мировой экономике — РИА Новости, 21.06.2021

Побили рекорд: инфляцию в США объявили угрозой мировой экономике

Такой инфляции в США не было со времен глобального финансового кризиса 2008-го. Но регулятор отказывается ужесточать монетарную политику. В Deutsche Bank уже… РИА Новости, 21.06.2021

2021-06-21T08:00

2021-06-21T08:00

2021-06-21T08:00

экономика

инфляция

доллар

сша

всемирный банк

deutsche bank

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/07e4/06/09/1572664483_249:223:2896:1712_1920x0_80_0_0_52c7ef54d40ae896c16a8209579ad2b7.jpg

МОСКВА, 21 июн — РИА Новости, Наталья Дембинская. Такой инфляции в США не было со времен глобального финансового кризиса 2008-го. Но регулятор отказывается ужесточать монетарную политику. В Deutsche Bank уже предупредили: бездействие ничем хорошим не закончится. Эта бомба замедленного действия угрожает всей мировой экономике.Разгон инфляцииВ мае инфляция в США взлетела до пяти процентов в годовом выражении. А базовый индекс потребительских цен, не включающий волатильных товаров, таких как энергоносители и продукты питания, прибавил 3,8 процента по сравнению с прошлым годом — максимум с июня 1992-го. Подорожало все — автомобили, техника, мебель, авиабилеты, одежда, продукты.Экономисты Всемирного банка уверяют, что большинству стран, применяющих таргетирование инфляции, (в том числе России) беспокоиться не о чем: показатель удастся вернуть в границы целевого диапазона.Однако в США ситуация иная. Федеральная резервная система бездействует. Еще в марте глава ФРС Джером Пауэлл заявил, что не видит проблемы во временном превышении таргета в два процента.Огромный долг и слабый долларДенежное наводнение увеличило госдолг примерно на четверть. Теперь это больше 28 триллионов долларов (почти 130 процентов годового валового внутреннего продукта).Экономисты предупредили, что новые вливания в экономику уже не пойдут во благо. Усилится нагрузка на бюджет, поднимутся цены — из-за переизбытка купюр без соответствующего увеличения объема производства. Инфляционный риск усиливает и отложенный потребительский спрос при высоком уровне избыточных сбережений. В пандемию американские потребители накопили 1,6 триллиона долларов, которые теперь начинают тратить.Другой фактор — беспрецедентное давление на бюджет. В 2020-м финансовом году его дефицит достиг 16,1 процента (3,1 триллиона долларов) — это максимум с 1945-го, когда правительство выделяло колоссальные средства на масштабные военные операции.Раздули пузырьИ все же Федрезерв не намерен повышать процентные ставки или сокращать программу скупки активов до тех пор, пока не увидит «существенного прогресса» в достижении экономических целей, в частности восстановления рынка труда.Самоуверенность и бездействие регулятора вызывают вопросы.Экономисты обращают внимание также на то, что Федрезерв полностью отрицает и более тревожную тенденцию — формирование глобального пузыря на фондовом рынке. Поддерживая сверхнизкие процентные ставки и продолжая увеличивать баланс на 120 миллиардов долларов в месяц, когда стоимость акций — почти на исторических максимумах, ФРС рискует еще больше перегреть рынок.»Регулятор лишь увеличивает шансы на жесткую экономическую посадку и в конечном итоге будет вынужден ужесточить денежно-кредитную политику, чтобы достичь целевого уровня инфляции», — отмечает Десмонд Лахман, аналитик Американского института предпринимательства.Пострадают слабыеВпрочем, это создаст проблемы не только американцам — всему миру, предупреждают аналитики Deutsche Bank. «Пренебрежение инфляцией в США держит глобальную экономику на бомбе замедленного действия. Последствия могут быть разрушительными, особенно для самых уязвимых слоев общества», — поясняет главный экономист банка Дэвид Фолкертс-Ландау.В Германии полагают, что инфляция сохранится и в ближайшие годы приведет к кризису, возможно — уже в 2023-м. Как уточняют эксперты, пострадают в первую очередь развивающиеся страны. Обесценивание денег в ведущих экономиках усиливает ожидания инвесторов относительно повышения ставок. Это увеличивает доходность гособлигаций, в результате чего заимствования обходятся все дороже.»Этим странам есть смысл больше беспокоиться об инфляции в США, чем о своей собственной», — указывают специалисты S&P Global Ratings.Богатые государства во время пандемии занимали по очень низким ставкам — в отличие от многих развивающихся.Так, Египет должен в этом году рефинансировать долг, равный 38% ВВП, и стоимость обслуживания кредита — 12,1%. Для Ганы процент еще выше — 15. Те же проблемы у Бразилии, где ЦБ уже дважды с января повышал ставки, чтобы ослабить ценовое давление.По словам Уильяма Джексона из Capital Economics, Бразилия — яркий пример того, как инфляция и рост доходности угрожают экономической стабильности. «Это привело к сокращению государственных финансов и повышению процентных ставок Центральным банком, подпитывающим расходы на обслуживание долга», — подчеркивает аналитик.Положение спасает то, что, например, Бразилия, Южная Африка и Индия больше полагаются на внутренних кредиторов, чем на иностранных. Это снижает уязвимость при оттоке капитала.Россия в этом смысле более чем устойчива: доля нерезидентов в облигациях федерального займа очень мала. По данным ЦБ, в мае — десять процентов (в апреле — 19,7). Среди держателей ОФЗ более 80% — отечественные инвесторы, прежде всего банки и пенсионные фонды. А нерезиденты — это зарубежные «дочки» крупных отечественных банков. Это страхует и от санкционных, и от инфляционных рисков.

https://ria.ru/20210524/dollar-1732949775.html

https://ria.ru/20210207/dolg-1596035469.html

https://ria.ru/20210612/stavka-1736713721.html

https://ria.ru/20210605/dollar-1735707973.html

сша

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn25.img.ria.ru/images/07e4/06/09/1572664483_400:176:2896:2048_1920x0_80_0_0_fb4144f5c83c8cab21052dc6b1130c85.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

экономика, инфляция, доллар, сша, всемирный банк, deutsche bank

МОСКВА, 21 июн — РИА Новости, Наталья Дембинская. Такой инфляции в США не было со времен глобального финансового кризиса 2008-го. Но регулятор отказывается ужесточать монетарную политику. В Deutsche Bank уже предупредили: бездействие ничем хорошим не закончится. Эта бомба замедленного действия угрожает всей мировой экономике.

Разгон инфляции

В мае инфляция в США взлетела до пяти процентов в годовом выражении. А базовый индекс потребительских цен, не включающий волатильных товаров, таких как энергоносители и продукты питания, прибавил 3,8 процента по сравнению с прошлым годом — максимум с июня 1992-го. Подорожало все — автомобили, техника, мебель, авиабилеты, одежда, продукты.

Экономисты Всемирного банка уверяют, что большинству стран, применяющих таргетирование инфляции, (в том числе России) беспокоиться не о чем: показатель удастся вернуть в границы целевого диапазона.

Однако в США ситуация иная. Федеральная резервная система бездействует. Еще в марте глава ФРС Джером Пауэлл заявил, что не видит проблемы во временном превышении таргета в два процента.

Причины разгона потребительских цен очевидны. На антикризисные меры с начала пандемии американские власти уже потратили от шести до девяти триллионов долларов, запустив печатный станок на полную мощность. А с приходом Джо Байдена экономика страны получила еще почти два триллиона. Это гигантский пакет стимулов, главным образом социальных.

24 мая, 08:00

Байден разогнал инфляцию и готов обвалить доллар

Огромный долг и слабый доллар

Денежное наводнение увеличило госдолг примерно на четверть. Теперь это больше 28 триллионов долларов (почти 130 процентов годового валового внутреннего продукта).

Экономисты предупредили, что новые вливания в экономику уже не пойдут во благо. Усилится нагрузка на бюджет, поднимутся цены — из-за переизбытка купюр без соответствующего увеличения объема производства. Инфляционный риск усиливает и отложенный потребительский спрос при высоком уровне избыточных сбережений. В пандемию американские потребители накопили 1,6 триллиона долларов, которые теперь начинают тратить.

Мощный приток свеженапечатанных купюр ударил по американской валюте. Доллар дешевеет, теряя привлекательность для инвесторов. За 2020 год относительно евро он упал с 0,8934 до 0,8149 — почти на девять процентов. В 2021-м может просесть еще на пять-семь.

Другой фактор — беспрецедентное давление на бюджет. В 2020-м финансовом году его дефицит достиг 16,1 процента (3,1 триллиона долларов) — это максимум с 1945-го, когда правительство выделяло колоссальные средства на масштабные военные операции.

7 февраля, 08:00

Пороховая бочка: долговая бомба может рвануть после пандемии

Раздули пузырь

И все же Федрезерв не намерен повышать процентные ставки или сокращать программу скупки активов до тех пор, пока не увидит «существенного прогресса» в достижении экономических целей, в частности восстановления рынка труда.

Самоуверенность и бездействие регулятора вызывают вопросы.

«Нужен четкий план борьбы. Лица, определяющие налогово-бюджетную политику, должны понимать, кому их решения могут навредить. Восемьдесят семь процентов американцев уже обеспокоены ростом цен. Мистер Пауэлл обязан признать резкий скачок инфляции и перестать отмахиваться от этой серьезной проблемы как от временной помехи», — заявил сенатор Рик Скотт.

Экономисты обращают внимание также на то, что Федрезерв полностью отрицает и более тревожную тенденцию — формирование глобального пузыря на фондовом рынке. Поддерживая сверхнизкие процентные ставки и продолжая увеличивать баланс на 120 миллиардов долларов в месяц, когда стоимость акций — почти на исторических максимумах, ФРС рискует еще больше перегреть рынок.

«Регулятор лишь увеличивает шансы на жесткую экономическую посадку и в конечном итоге будет вынужден ужесточить денежно-кредитную политику, чтобы достичь целевого уровня инфляции», — отмечает Десмонд Лахман, аналитик Американского института предпринимательства.

12 июня, 01:57

ЦБ повысил ключевую ставку на 0,5 процентного пункта

Пострадают слабые

Впрочем, это создаст проблемы не только американцам — всему миру, предупреждают аналитики Deutsche Bank. «Пренебрежение инфляцией в США держит глобальную экономику на бомбе замедленного действия. Последствия могут быть разрушительными, особенно для самых уязвимых слоев общества», — поясняет главный экономист банка Дэвид Фолкертс-Ландау.

В Германии полагают, что инфляция сохранится и в ближайшие годы приведет к кризису, возможно — уже в 2023-м. Как уточняют эксперты, пострадают в первую очередь развивающиеся страны. Обесценивание денег в ведущих экономиках усиливает ожидания инвесторов относительно повышения ставок. Это увеличивает доходность гособлигаций, в результате чего заимствования обходятся все дороже.

Таким образом, констатируют экономисты, начало глобального восстановления для развивающихся рынков из позитивного фактора превратилось в угрозу: так, в Южной Африке и Бразилии стоимость заимствований близка к опасному уровню. А там государственные финансы и без того не отличаются устойчивостью.

«Этим странам есть смысл больше беспокоиться об инфляции в США, чем о своей собственной», — указывают специалисты S&P Global Ratings.

5 июня, 08:00

Жесткое решение: Россия исключает доллар из ФНБ

Богатые государства во время пандемии занимали по очень низким ставкам — в отличие от многих развивающихся.

Так, Египет должен в этом году рефинансировать долг, равный 38% ВВП, и стоимость обслуживания кредита — 12,1%. Для Ганы процент еще выше — 15. Те же проблемы у Бразилии, где ЦБ уже дважды с января повышал ставки, чтобы ослабить ценовое давление.

По словам Уильяма Джексона из Capital Economics, Бразилия — яркий пример того, как инфляция и рост доходности угрожают экономической стабильности. «Это привело к сокращению государственных финансов и повышению процентных ставок Центральным банком, подпитывающим расходы на обслуживание долга», — подчеркивает аналитик.

Положение спасает то, что, например, Бразилия, Южная Африка и Индия больше полагаются на внутренних кредиторов, чем на иностранных. Это снижает уязвимость при оттоке капитала.

Россия в этом смысле более чем устойчива: доля нерезидентов в облигациях федерального займа очень мала. По данным ЦБ, в мае — десять процентов (в апреле — 19,7). Среди держателей ОФЗ более 80% — отечественные инвесторы, прежде всего банки и пенсионные фонды. А нерезиденты — это зарубежные «дочки» крупных отечественных банков. Это страхует и от санкционных, и от инфляционных рисков.

Финансовая грамотность | 2.1.2. Инфляция и дефляция

Ин­фля­ция — это рост цен. Если го­во­рят, что ин­фля­ция со­ста­ви­ла 5%, то это озна­ча­ет, что це­ны за год в сред­нем вы­рос­ли на 5%. Со­от­вет­ствен­но, ты­ся­ча ру­блей, ко­то­рая есть у нас, утра­ти­ла часть сво­ей по­ку­па­тель­ной способ­но­сти. Те­перь на нее мож­но ку­пить при­мер­но столь­ко же то­ва­ров и услуг, сколь­ко год на­зад на 950 ру­блей (точнее, на 952,3 руб­ля).

Сни­же­ние по­ку­па­тель­ной способ­но­сти из-за ин­фля­ции

Ка­за­лось бы, все про­сто. Но ведь по­сто­ян­но воз­ни­кает ощу­ще­ние, что то­ва­ры в ма­га­зи­не подо­ро­жа­ли силь­нее, чем со­об­ща­ют сред­ства массо­вой ин­фор­ма­ции, ци­ти­руя офи­ци­аль­ную ста­ти­сти­ку. Как во­об­ще ее счи­та­ют, эту ин­фля­цию? Кро­ме то­го, хо­ро­шо бы по­нять, а по­че­му во­об­ще все по­сто­ян­но до­ро­жа­ет? Есть ли ка­кие-то гра­ни­цы для ро­ста цен? Ну и на­ко­нец, а что же де­лать и как управ­лять своим бюд­же­том в усло­ви­ях ин­фля­ции?

Да­вайте раз­би­рать­ся.

На­бор по­ку­па­е­мых каж­дым из нас то­ва­ров и услуг очень ин­ди­ви­дуален. Од­ни лю­бят пу­те­ше­ство­вать, дру­гие — мод­но оде­вать­ся, тре­тьи — ве­ге­та­ри­ан­цы и не едят мя­со (а кто-то жить без не­го не мо­жет). Це­ны на разные то­ва­ры и услу­ги ме­ня­ют­ся не­рав­но­мер­но. Од­ни то­ва­ры мо­гут бы­стро де­ше­веть (так, напри­мер, проис­хо­дит с це­ной до­сту­па в ин­тер­нет), дру­гие вне­зап­но до­ро­жать, напри­мер из-за па­де­ния кур­са руб­ля или неу­ро­жая. Кро­ме то­го, мы хо­ро­шо зна­ем, что це­ны на од­ни и те же про­дук­ты или услу­ги мо­гут раз­ли­чать­ся в разных ма­га­зи­нах или го­ро­дах.

Го­су­дар­ствен­ные ста­ти­сти­че­ские ор­га­ны ис­поль­зу­ют для оцен­ки ин­фля­ции по­ня­тие «стан­дарт­ная по­тре­би­тель­ская кор­зи­на», в ко­то­рую вхо­дит не­ко­то­рый услов­ный и усред­нен­ный на­бор то­ва­ров и услуг, а за­тем на­блю­да­ют, как ее сто­и­мость из­ме­нилась за опре­де­лен­ный пе­ри­од вре­ме­ни. Это из­ме­не­ние в от­но­си­тель­ном вы­ра­же­нии на­зы­ва­ют ин­дек­сом по­тре­би­тель­ских цен. Ста­ти­сти­че­ские на­блю­де­ния и рас­че­ты, сде­лан­ные в на­блю­да­е­мых це­нах, без уче­та ин­фля­ции, на­зы­ва­ют но­ми­наль­ны­ми, а скор­рек­ти­ро­ван­ные на уро­вень ин­фля­ции — ре­аль­ны­ми. Если но­ми­наль­ные до­хо­ды в стра­не вы­рос­ли на 5%, а ин­фля­ция со­ста­ви­ла 4%, то это озна­ча­ет, что ре­аль­ные до­хо­ды вы­рос­ли всего на 1%. А если при та­кой же ин­фля­ции рост но­ми­наль­ных до­хо­дов со­ста­вил 3%, то на­до при­знать, что ре­аль­ные до­хо­ды упа­ли.

Из­ме­не­ние ре­аль­ных до­хо­дов

Каль­ку­ля­то­ры ин­фля­ции

А вот о при­чи­нах ин­фля­ции пол­но­го со­гла­сия сре­ди эко­но­ми­стов нет. Од­ни го­во­рят, что все де­ло в ожи­да­ни­ях лю­дей. Если они счи­та­ют, что в бу­ду­щем це­ны вы­рас­тут, то на­чи­на­ют больше по­ку­пать и тра­тить — и це­ны мо­гут на­чать рас­ти. Дру­гие по­ла­га­ют, что де­ло в из­держ­ках произ­во­ди­телей. Если они по ка­ким-то при­чи­нам вы­рос­ли (или вы­рос­ла жад­ность про­дав­цов), то це­ны то­же вы­рас­тут. Ну и на­ко­нец, тре­тьи ука­зы­ва­ют на пра­ви­тель­ство как ис­точ­ник ин­фля­ции. Оно пе­ча­та­ет слиш­ком много де­нег — больше, чем нуж­но для об­слу­жи­ва­ния эко­но­ми­че­ско­го об­ме­на, что и вы­зы­ва­ет рост цен.

Мед­ный бунт

Точ­но так же нет со­гла­сия от­но­си­тель­но то­го, яв­ляет­ся ли ин­фля­ция аб­со­лют­ным злом, с ко­то­рым на­до бо­роть­ся, дру­гие ука­зы­ва­ют на не­ко­то­рые по­ло­жи­тель­ные чер­ты это­го яв­ле­ния. На­при­мер, «удоб­ство» со­сто­ит в том, что ин­фля­ция де­ла­ет за­клю­чен­ные дол­го­сроч­ные контрак­ты бо­лее гиб­ки­ми: так мож­но кор­рек­ти­ро­вать це­ны, по­вы­шая их на уро­вень мень­ший, чем ин­фля­ция, — тем са­мым це­ны фак­ти­че­ски сни­зят­ся. Кро­ме то­го, она мо­жет сти­му­ли­ро­вать при­ток сбе­ре­же­ний в фи­нан­со­вую си­сте­му, так как хра­нить до­ма на­лич­ные в усло­ви­ях лю­бой ин­фля­ции не­вы­год­но.

Ин­терес­но, что у про­ти­во­по­лож­но­го ин­фля­ции яв­ле­ния — де­фля­ции (она то­же встре­ча­ет­ся, но ре­же) — то­же есть свои от­ри­ца­тель­ные чер­ты. Де­фля­ция, напри­мер, ве­дет к удо­ро­жа­нию дол­га и большим слож­но­стям для произ­во­ди­телей, ко­то­рым труд­но сни­жать из­держ­ки (тя­же­ло из­ме­нить це­ну в дол­го­сроч­ном контрак­те в сто­ро­ну не по­вы­ше­ния, а по­ни­же­ния), но ко­то­рые вы­ну­жде­ны про­да­вать свои то­ва­ры по па­да­ю­щим це­нам.

В ис­то­рии из­вест­но несколь­ко яр­ких слу­ча­ев очень вы­со­кой ин­фля­ции, эко­но­ми­сты на­зы­ва­ют это яв­ле­ние ги­пе­рин­фля­ци­ей. При­чи­ны ги­пе­рин­фля­ции прак­ти­че­ски все­гда оди­на­ковы: большой де­фи­цит го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та и по­пыт­ка пра­ви­тель­ства ре­шить эту пробле­му за счет эмис­сии де­нег. Исто­ри­че­ский фон, на ко­то­ром проис­хо­дят ги­пе­рин­фля­ци­он­ные со­бы­тия, мо­жет быть очень разным. К де­фи­ци­ту гос­бюд­же­та мо­гут при­ве­сти и необ­хо­ди­мость фи­нан­си­ро­ва­ния во­ен­ных рас­хо­дов, и по­пу­лист­ская со­ци­аль­ная по­ли­ти­ка, и не­со­вер­шен­ство на­ло­го­вой си­сте­мы. Фор­мы эмис­сии «лиш­них» де­нег так­же много­об­разны: от «пор­чи» ме­тал­ли­че­ских мо­нет до не­ли­ми­ти­ро­ван­ных кре­ди­тов, вы­да­ва­е­мых цен­траль­ным банком пра­ви­тель­ству в без­на­лич­ной фор­ме. Но ча­ще всего в ис­то­рии ги­пе­рин­фля­ции бы­ла свя­за­на с выпус­ком большо­го ко­ли­че­ства бу­маж­ных банк­нот, поэто­му ча­сто мож­но встре­тить рас­су­жде­ния о «рис­ке пе­ча­ти де­нег».

Ги­пе­рин­фля­ция в ис­то­рии

В XXI ве­ке са­мую вы­со­кую ин­фля­цию на­блю­да­ли в аф­ри­канской стра­не Зим­ба­бве. В октя­бре 2008 го­да ин­фля­ция со­ста­ви­ла 231 мил­лион про­цен­тов в год.

Эко­но­ми­че­ские по­след­ствия вы­со­кой ин­фля­ции крайне не­га­тив­ны. Эф­фект ожи­да­ний все больше­го ро­ста цен про­яв­ляет­ся осо­бен­но остро: лю­ди на­чи­на­ют тра­тить все больше, ни­че­го не сбе­ре­га­ют и це­ны все бы­стрее рас­тут. На­се­ле­ние и биз­нес стре­мят­ся из­ба­вить­ся от на­ци­о­наль­ной ва­лю­ты, сдел­ки за­клю­ча­ют­ся ли­бо в ва­лю­те ино­стран­ной, ли­бо пу­тем на­ту­раль­но­го об­ме­на (то есть од­них то­ва­ров на дру­гие, без уча­стия де­нег). Нор­маль­ные кре­дит­ные и сбе­ре­га­тель­ные опе­ра­ции ста­но­вят­ся про­сто не­воз­мож­ны, что при­во­дит к эко­но­ми­че­ской де­гра­да­ции.

Кро­ме то­го, в усло­ви­ях ги­пе­рин­фля­ции воз­ни­кает так на­зы­ва­е­мый эф­фект Оли­ве­ра-Тан­ци (по име­ни эко­но­ми­стов, впер­вые обра­тив­ших на не­го вни­ма­ние в хо­де ис­сле­до­ва­ний в Ла­тинской Аме­ри­ке[1]). Суть его — в со­зна­тель­ном за­тя­ги­ва­нии на­ло­го­пла­тель­щи­ка­ми упла­ты на­ло­гов. В ре­зульта­те пробле­ма го­су­дар­ствен­но­го бюд­же­та еще больше усу­губ­ля­ет­ся, что при фи­нан­си­ро­ва­нии его за счет эмис­сии де­нег ве­дет к еще большей ин­фля­ции, а зна­чит и по­вы­ше­нию сти­му­лов за­тя­ги­вать упла­ту на­ло­гов.

Ин­фля­ция в Рос­сии

Большая ошиб­ка — иг­но­ри­ро­вать ин­фля­цию и не учи­ты­вать ее в рас­че­тах. Тем не ме­нее, как по­ка­зы­ва­ют ис­сле­до­ва­ния[2], при­ни­мая эко­но­ми­че­ские ре­ше­ния, лю­ди обыч­но ори­ен­ти­ру­ют­ся на но­ми­наль­ные зна­че­ния цен, не об­ращая вни­ма­ния на из­ме­не­ние ре­аль­ной сто­и­мо­сти де­нег. В гла­ве 1 эта осо­бен­ность вос­при­я­тия де­нег че­ло­ве­че­ским мозгом бы­ла на­зва­на «де­неж­ная ил­лю­зия» Из-за этой ил­лю­зии, в тру­до­вых контрак­тах, напри­мер, ред­ко мож­но встре­тить пунк­ты об ин­дек­са­ции за­ра­бот­ной пла­ты на уро­вень ин­фля­ции (или, тем бо­лее, об ее сни­же­нии в слу­чае де­фля­ции). Ра­бот­ни­ки очень неохот­но со­гла­ша­ют­ся на со­кра­ще­ние за­ра­бот­ной пла­ты да­же при на­личии объек­тив­ных осно­ва­ний. Го­раз­до про­ще они вос­при­ни­ма­ют рост за­ра­бот­ной пла­ты на уро­вень мень­ший, чем уро­вень ин­фля­ции. Это поз­во­ля­ет ра­бо­то­да­те­лям из­бе­гать большо­го не­до­воль­ства со сто­ро­ны со­труд­ни­ков, хо­тя речь идет о фак­ти­че­ском сни­же­нии их до­хо­да.

Та­кая же пробле­ма су­ще­ству­ет со сбе­ре­же­ни­я­ми. Если в эко­но­ми­ке на­блю­да­ет­ся или ожи­да­ет­ся ин­фля­ция (а та­ких эко­но­мик в ми­ре сей­час аб­со­лют­ное большинство), то про­сто хра­нить день­ги в на­лич­ной фор­ме озна­ча­ет те­рять сбе­ре­же­ния. В бо­лее при­ят­ной си­ту­а­ции на­хо­дят­ся заем­щи­ки. Для них уве­ли­че­ние ин­фля­ции озна­ча­ет фак­ти­че­ское сни­же­ние сто­и­мо­сти дол­га (имен­но поэто­му го­су­дар­ства с больши­ми объема­ми дол­га в на­ци­о­наль­ной ва­лю­те ино­гда при­бе­га­ют к ин­фля­ци­он­но­му ме­ха­низ­му его обес­це­не­ния). На­о­бо­рот, сни­же­ние ин­фля­ции — при­ят­ная но­вость для кре­ди­то­ра и пе­чаль­ная для долж­ни­ка, осо­бен­но если в до­го­во­ре ни­че­го не ска­за­но о ме­ха­низ­ме кор­рек­ти­ров­ки про­цент­ной став­ки.

От­сю­да очень про­стой вы­вод: при­ни­мая фи­нан­со­вые ре­ше­ния, по­мни­те про ин­фля­цию, да­же если это очень слож­но де­лать.

Эф­фект лат­те и де­неж­ная ил­лю­зия


  1. Ви­то Тан­ци. Пра­ви­тель­ство и рын­ки: ме­ня­ю­ща­я­ся эко­но­ми­че­ская роль го­су­дар­ства. — М.: Из­да­тель­ство Ин­сти­ту­та Гайда­ра, 2018. – 584 с.  ↩

  2. См.: Акер­лоф Дж. Де­неж­ная ил­лю­зия // Акер­лоф Дж. Spir­itus Аnimalis, или Как че­ло­ве­че­ская пси­хо­ло­гия управ­ляет эко­но­ми­кой. М.: Юнайтед Пресс, 2010. С. 64–75.  ↩

9 успешных компаний, созданных во время экономического кризиса

Сейчас, когда эпидемия коронавируса оказывает серьезное негативное влияние на экономики многих стран, экономисты делают самые неблагоприятные прогнозы относительно будущего.

Однако ряд экспертов напоминают о том, что в истории есть примеры того, как компании, возникшие во время рецессии в экономике, в итоге сумели добиться успеха и стали сильнейшими игроками в своей отрасли.

Ниже мы расскажем об этих компаниях подробнее.

General Motors

Компания была основана в 1908 году во время рецессии в экономике.

Паника на финансовых рынках в 1907 году привела к рецессии в экономике страны, которая длилась до 1910 года. Паника стала следствием землетрясения, которое произошло в Сан-Франциско в 1906 году, а также следствием спекуляций, которые привели к банкротству двух брокерских фирм.

General Motors была основана в 1908 году. В дальнейшем компания начала покупать различные автомобильные бренды, такие как Oldsmobile и Cadillac, а в 1918 году линейка пополнилась брендом Chevrolet.

Сегодня стоимость General Motors оценивается почти в $32 миллиарда. В компании работают 164 тысячи сотрудников.

 

Hewlett-Packard

Компания начала работу во время рецессии, которая длилась с 1937 по 1938 годы.

Эта рецессия началась в конце 30-х годов, когда мир был на грани Второй мировой войны. ВВП США снизился на 10%, а уровень безработицы достиг почти 20%.

Именно в этот период Уильям Хьюлетт и Дэвид Пакард решили создать Hewlett-Packard. Официально компания открылась 1 января 1939 года. Она стала известной благодаря комплектующим для компьютеров.

Сегодня ее стоимость оценивается в $22 миллиарда. По состоянию на 2019 год в компании работали около 56 тысяч сотрудников.

Burger King

Первый ресторан открылся в самый разгар рецессии после войны в Корее в 1950-е годы.

Рецессия в экономике длилась с 1953 по 1954 годы и была вызвала сдвигом в государственных расходах. ВВП США в то время снизился на 2,2%, а уровень безработицы вырос до 6%.

А первый ресторан Burger King был открыт в 1953 году в Джексонвилле, штат Флорида. Изначально ресторан назывался Insta-Burger King. В 1954 году компания начала расширяться, стали открываться рестораны в других городах.

Согласно сайту компании на сегодняшний день 11 миллионов человек посещают рестораны ежегодно.

 

Hyatt

Первый отель сети был открыт во время рецессии, которая длилась с 1957 по 1958 годы. Она длилась восемь месяцев, за это время ВВП снизился на 3,7%, а безработица достигла 7,4%.

Согласно информации на сайте Hyatt в 1957 году предприниматель Джей Притцкер купил мотель Hyatt House, расположенный недалеко от Международного аэропорта Лос-Анджелеса.

Вместе со своим братом он занимался развитием бизнеса, и в итоге компания расширилась и вышла на международный уровень.

Сегодня Hyatt Hotels Corporation оценивается в $5,6 миллиарда. По состоянию на 2019 год сеть насчитывает 913 отелей в разных странах мира.

Microsoft

Компания была основана во время рецессии, которая была вызвана нефтяным эмбарго 1973-1975 годов.

В то время страны ОПЕК наложили эмбарго на страны, поддержавшие Израиль. Цены на нефть взлетели, а фондовый рынок оказался в состоянии паники. ВВП снизился на 3,4%, а уровень безработицы вырос до 9%.

В 1987 году Билл Гейтс, основатель компании, в возрасте 31 года стал самым молодым миллиардером.

Сегодня Microsoft оценивается в $1,3 триллиона. Количество сотрудников компании составляет 148 465 человек.

 

CNN

Канал начал вещание во время рецессии 1980-х годов.

ФРС подняла процентные ставки в попытке остановить рост инфляции, которая достигла 22% в 1980 году.

Это привело к снижению темпов роста экономики, ВВП снизился более чем на 2%. Уровень безработицы достиг 7,8%.

1 июня 1980 году начал вещание круглосуточный новостной канал Cable News Network или CNN.

По состоянию на 2019 год среднее число зрителей в прайм-тайм достигает около 1 миллиона.

Electronic Arts

Эта компания – крупный игрок на рынке видеоигр. Она начала свою деятельность во время кризиса, который длился с 1981 по 1982 годы.

Тогда ФРС ввела более жесткие ограничения в попытке снизить уровень инфляции.

ВВП снизился на 3%, а уровень безработицы вырос до 10,8%. Рецессия усугублялась кризисом в мировой экономике, что было связано прежде всего с кризисом на энергетическом рынке.

В 1982 году была создана компания Electronic Arts. Позже эта компания стала лидером на рынке видеоигр и игр для игровых консолей.

Сегодня EA оценивается в $33 миллиарда, а число сотрудников достигает 9 700 человек.

Uber

Эта компания появилась во время рецессии, которая длилась с 2007 по 2009 годы.

В то время ВВП США снизился на 4,3%, а уровень безработицы достиг 10%. Рецессия длилась 18 месяцев.

В то время произошел крах на рынке недвижимости, а кризис в банковском секторе привел к тому, что обанкротились многие финансовые институты. Эксперты подчеркивают, что последствия кризиса ощущаются и по сей день.

Как отмечается на сайте компании, Uber появилась в марте 2009 года. По состоянию на июнь 2018 года пассажиры использовали приложение Uber для 10 миллиардов поездок.

Airbnb

Airbnb — стартап, который, так же как и Uber, возник во время кризиса 2007-2009 годов.

Изначально идея создать сайт для аренды комнат была не слишком прибыльной, однако уже к 2019 году компания достигла стоимости в $31 миллиард.

Северо-Западное главное управление Банка России (г. Санкт-Петербург)

Музей с 14 марта 2020 года приостанавливает экскурсионные программы. О возобновлении наших экскурсий и открытии записи сообщим дополнительно.

Бывший операционный зал Ссудной казны, в котором расположен музей Северо-Западного ГУ Банка России, сам по себе может быть музейным объектом: два ряда колонн, пилястры, великолепная лепнина на потолке — все это неизменно приковывает взгляды гостей. Сохранившиеся исторические интерьеры банковского ансамбля позволяют посетителям, буквально «погрузиться» в историю и почувствовать себя ее частью.

Экспозиция музея представлена более чем 20-тью тематическими разделами, которые отражают особенности, события и процессы, характерные для развития отечественной банковской системы в различные исторические периоды. Старинная мебель, канцелярские принадлежности, исторические фотографии, форменная одежда служащих позволяют посетителям окунуться в трудовые будни главного финансового института нашей страны. Уникальные архивные документы, среди которых особое место занимают конспекты лекций, которые Сергей Юльевич Витте читал великому князю Михаилу Александровичу, с автографом бывшего министра финансов, помогают изучить историю формирования отечественной банковской системы.

Представленная коллекция монет и банкнот различных периодов показывает огромный путь, который прошли денежные знаки от рубленого серебра до современного и привычного всем облика. В музее Северо-Западного главного управления собрана уникальная коллекция денежных знаков, в том числе памятных и инвестиционных монет, выпущенных Банком России. Исправные образцы кассовой техники, являются наглядными примерами эволюции и развития технологий обработки денежной наличности в Банке России.

Главным экспонатом и жемчужиной музея является воссозданный интерьер кабинета управляющего Государственным банком конца XIX — начала XX веков. Сочетание уникальных экспонатов, архитектурных особенностей зала, старинной мебели позволяет посетителям перенестись во времена Государственного банка и самим ощутить всю торжественность и важность приема у управляющего главным финансовым институтом страны.

На площадке Музейно-экспозиционного фонда регулярно проводятся лекционно-экскурсионные занятия для посетителей разных возрастов по различным темам: история создания и основные этапы деятельности Государственного банка, формирование и развитие банковских учреждений России, корпоративная культура банковских служащих. На занятиях по повышению финансовой грамотности гостей знакомят с историей инфляции в России, развитием наличного денежного обращения, национальной платежной системы, с учетом особенностей исторических периодов, основными правилами безопасного использования платежных карт, признаками подлинности и платежеспособности банкнот и монет Банка России.

Как записаться на экскурсию

Экскурсии проводятся для организованных групп в рабочие дни по предварительной записи. Ограничение по количеству посетителей в группе — от 5 до 25 человек. Продолжительность экскурсий: от 45 минут до 1 часа 30 минут. Заявка подается на бланке организации с подписью руководителя или его заместителя. В заявке необходимо указать ФИО, серию и номер паспорта каждого участника. Все экскурсии проводятся бесплатно.

Контактная информация:

Дополнительную информацию о порядке посещения музея можно получить по телефонам: +7 812 320-37-72,+7 812 572-25-81.

Электронная почта: [email protected]

Адрес: Набережная реки Фонтанки 68, 70-72-74, ст. м. Владимирская/ Достоевская, Звенигородская/ Пушкинская, Невский проспект/ Гостиный двор.

Предметы, запрещенные к проносу на территорию объектов Банка России:

  • легковоспламеняющиеся, отравляющие, ядовитые, взрывчатые, пиротехнические, токсичные, наркотические, психотропные, сильнодействующие и радиоактивные вещества, предметы и жидкости;
  • огнестрельное, травматическое, пневматическое, сигнальное и газовое оружие, патроны к нему, а также холодное оружие, специальные средства, электрошоковые устройства, парализаторы и искровые разрядники, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми или раздражающими веществами;
  • колющие, режущие и легко бьющиеся предметы;
  • ручная кладь, превышающая размеры 70×50×30 см;
  • технические средства (приборы) для негласного получения информации;
  • еда и напитки.

Не допускаются посетители:

  • находящиеся в состоянии алкогольного, токсического или наркотического опьянения;
  • отказавшиеся пройти личный досмотр (осмотр) и/или досмотр (осмотр) ручной клади.
Страница была полезной?

Да Нет

Последнее обновление страницы: 29.04.2021

Аргентина как пример неэффективной экономической политики

Аналитический центр выпустил новый бюллетень о текущих тенденциях мировой экономики. В нем эксперты рассмотрели экономическую ситуацию в Аргентине, которую они назвали «отрицательным примером», а также проанализировали совокупность факторов, послуживших причиной тяжелой финансовой ситуации в стране.

Как пишут авторы бюллетеня, неэффективная экономическая политика в Аргентине привела к тому, что страна потеряла свое 4-е место по уровню развития в мире и дошла до 10-го места в Латинской Америке по уровню ВВП на душу населения. Популизм, доминирование профсоюзов, инфляция, чрезмерное давление на бизнес, дефолты — этот набор факторов во многом делает Аргентину «отрицательным примером». Хотя высокий уровень человеческого капитала и природные ресурсы могли бы сделать ее одной из ведущих держав мира по уровню развития, отмечают эксперты.

Несбалансированные реформы, проводимые руководством страны, а также снижение мировых цен на основные экспортные товары привели к «рваному» экономическому росту, нарастанию инфляции и обесценению национальной валюты, говорится в бюллетене.

Эксперты отмечают, что текущее положение Аргентины является исключительно трудным, а мировая пандемия и рецессия могут усугубить и без того тяжелую финансовую ситуацию в стране. В частности, кризис в Бразилии, падение цен на сырьевые товары снизят шансы на оживление.

Последний экономический кризис, продолжающийся в стране с 2018 года, показал, что для Аргентины остаются актуальными проблемы высокого уровня инфляции и безработицы, снижающие реальные доходы населения, пишут авторы бюллетеня. Также страна все еще отличается высокой неплатежеспособностью, что привело ее к очередному техническому дефолту в мае текущего года. Социальное положение населения Аргентины тоже начало ухудшаться, что прежде всего отрицательно сказалось на уровне доходов.

Правительство страны пыталось провести социально-экономические реформы, но высокий дефицит бюджета, высокий уровень инфляции, снижающиеся производительность и конкурентоспособность и слабые институты не позволили стране достичь устойчивого экономического роста.

При этом эксперты отмечают, что несмотря на частые экономические кризисы и рецессии, Аргентина остается одной из наиболее развитых и образованных стран латиноамериканского региона. Однако дальнейшему развитию страны препятствует ряд серьезных институциональных и структурных факторов.

Подробнее об этом – в бюллетене «Социально-экономическое развитие Аргентины»

С другими бюллетенями о текущих тенденция мировой экономики можно ознакомиться здесь.

Пять худших случаев гиперинфляции в мировой истории

Мы говорили о мало обсуждаемой ранней американской гиперинфляции (и нынешних угрозах обвала доллара). Мы говорили о безумном контроле за движением капитала в Аргентине и его влиянии на заоблачные темпы инфляции.

Однако ни одна из этих стран не может сравниться с одними из худших случаев гиперинфляции в современной истории.

Вы видели фотографии немцев, выбрасывающих никчемные немецкие марки в канаву или использующих свою гиперинфлированную бумажную валюту в качестве обоев.

А теперь прочтите о самых больших финансовых катастрофах за всю историю.

Греция времен Второй мировой войны была домом для одного из худших случаев гиперинфляции в истории современной бумажной валюты.

5. Греция 1944 год

Как звучит 18% инфляция — каждый… один… день? Мы только разогреваемся, но именно это и произошло в Греции времен Второй мировой войны. Их денежная стоимость снижалась вдвое каждые несколько дней.

Сальдо бюджета Греции превратилось из значительного профицита накануне войны в дефицит, в три раза превышающий его уже в следующем году.

Виновник: резкое падение внешней торговли из-за Второй мировой войны. Когда позднее в том же году державы Оси вторглись в Грецию, дела пошли еще хуже.

держав Оси вынудили Грецию поддержать 400 000 солдат Оси и предложить им финансовую компенсацию. Это стоило Греции целого состояния. Конечно, занятия редко бывают полезными для бизнеса, и национальный доход Греции упал на 70% в первые годы войны.

Поскольку налоговые поступления испарились и Греция не могла оплачивать свои военные счета, страна прибегла к использованию своего центрального банка для печати необходимых денег.Результатом стал один из худших случаев гиперинфляции в истории.

Одна из самых известных историй современной гиперинфляции, деньги в Веймарской республике стали обоями после того, как Германия не смогла выплатить свои военные репарации.

4. Веймарская Германия 1923

После поражения в Первой мировой войне Германия была вынуждена выплатить победителям огромные военные долги. Однако Германии было запрещено использовать свою валюту «папиермарки» для выплаты репараций, поскольку стоимость фиатной валюты уже значительно снизилась из-за крупных займов для оплаты военных расходов.

Чтобы выплатить долги, Веймарская Германия была вынуждена продать огромные суммы марки за иностранную валюту, в которой они имели право производить платежи. Правительство Германии начало продавать марки по любой цене, чтобы получить наличные, что в конечном итоге привело к гиперинфляции.

Адольф Гитлер пришел к власти отчасти в результате этого периода безумной гиперинфляции. При удвоении цен каждые 3,7 дня и инфляции на уровне 29 500% немцы были измучены послевоенными репарациями и слишком хотели услышать послание Гитлера.

Помните югославские конфликты 1990-х годов? Они помогли запустить один из худших случаев гиперинфляции в истории.

3. Югославия 1994

Когда Советский Союз пал, это сильно ударило по Югославии. Снижение роли страны в геополитике и неудавшаяся коммунистическая система правления привели к тому, что Югославия распалась на несколько стран по этническому признаку. Это вызвало войны, о которых заговорили заголовки газет в 1990-х годах, когда новые суверенные государства стремились к независимости.

Между тем бывшие югославские страны отказались торговать друг с другом, что привело к остановке экономической деятельности. Затем последовали экономические санкции со стороны Запада, усугубившие положение.

Однако именно решение вновь образованной Союзной Республики Югославии сохранить коммунистическую политику привело к перерасходу средств, чрезмерному заимствованию и потере контроля над денежным производством.

Введите гиперинфляцию.

Только в январе 1994 года инфляция составила 313 МИЛЛИОНОВ процентов.Цены удваивались каждые 34 часа, поскольку валюта в конечном итоге переоценивалась пять раз за два года.

Зимбабве стало синонимом гиперинфляции после того, как изображения его банкноты в 100 триллионов долларов стали вирусными. Все началось с перераспределения богатства.

2. Зимбабве 2008

Представьте, что цены удваиваются каждые двадцать четыре часа. Именно это и произошло в Зимбабве, когда в ноябре 2008 года началась гиперинфляция, когда инфляция достигла неслыханного уровня 79 миллиардов процентов.

В конце концов, безудержная инфляция заставила правительство Зимбабве отказаться от своей валюты и использовать южноафриканский рэнд или доллар США… разумеется, спустя много времени после того, как их граждане захотели сделать то же самое.

После «земельной реформы» Роберта Мугабе (читай: конфискации частной собственности) экономика Зимбабве резко остановилась, продолжавшаяся годами. Как и в Родезии в 1970-х годах, попытки перераспределить землю у белых зимбабвийцев в обмен на политический капитал привели к свободному падению экономики, спровоцировали бегство капитала и заставили людей бежать в горы.

Конечно, вливание денег в гражданские войны в соседнем Конго тоже не помогло. В период гиперинфляции буханка хлеба стоила Зимбабве 35 миллионов долларов.

Венгрия переживает худший случай гиперинфляции в мировой истории.

1. Венгрия 1946

Вторая мировая война оставила Венгрию в экономическом разорении. Благодаря нахождению в зоне боевых действий венгерские резервы уже были в значительной степени истощены к тому времени, когда война закончилась. Конечно, взятие тонны долгов, чтобы помочь Германии сражаться в войне — долг, который так и не был возвращен, — не помогло.

После войны Венгрия была вынуждена выплатить репарации Советскому Союзу. Когда союзники взяли под контроль его бюджет и репарации достигли почти половины всех доходов, началась гиперинфляция.

На пике инфляция достигла ошеломляющих 13,6 квадриллиона процентов в месяц. Самая крупная банкнота номиналом 100 КВИНТИЛЛИОНОВ. Худшая гиперинфляция в мире заставляла цены удваиваться каждые пятнадцать часов.

Эндрю Хендерсон — самый востребованный консультант в мире по вопросам международного налогового планирования, инвестиционной иммиграции и глобального гражданства.Он лично ведет этот образ жизни более десяти лет, а теперь работает с предпринимателями и инвесторами с семизначными и восьмизначными числами, которые хотят «пойти туда, где к ним лучше всего относятся».

Последние сообщения Эндрю Хендерсона (посмотреть все)

наихудших случаев гиперинфляции в истории

По данным Международного валютного фонда (МВФ), потребительские цены в Венесуэле росли поразительными темпами — более 65000% в годовом исчислении в 2019 году. К 2020 году он упал до 2360% годовых.

Учитывая, что центральные банки любят США.С. Федеральная резервная система и Европейский центральный банк (ЕЦБ) стремятся к годовому целевому показателю инфляции на уровне около 2% -3%, валюта и экономика Венесуэлы явно находились в кризисе, и ее люди были в глубоком кризисе.

И все же кризис Венесуэлы не был уникальным в современной истории.

Стандартный маркер гиперинфляции — 50% в месяц — впервые был предложен в 1956 году Филиппом Каганом, профессором экономики Колумбийского университета. Ниже мы рассмотрим три других исторических случая гиперинфляции, как они начались и чем закончились.Первоисточник — это «Справочник по основным событиям в экономической истории Рутледж», под редакцией Рэндалла Паркера и Роберта Ваплса.

Ключевые выводы

  • В Венгрии сразу после Второй мировой войны цены удваивались каждые 15 часов.
  • Гораздо позже в Зимбабве цены удваивались каждый день.
  • В неспокойной Югославии 1990-х годов инфляция составляла 50% в год.

Венгрия: август 1945 г. — июль 1946 г.

  • Самый высокий уровень инфляции за месяц: 4.19 x 10 16 %
  • Эквивалентный дневной уровень инфляции: 207%
  • Время, необходимое для удвоения цен: 15 часов
  • Валюта: Pengő

Гиперинфляция обычно рассматривается как следствие некомпетентности правительства и финансовой безответственности. Гиперинфляция в послевоенной Венгрии, очевидно, была спроектирована правительственными политиками как способ вернуть на ноги истерзанную войной экономику.

Правительство использовало инфляцию в качестве налога на своих граждан для выплаты послевоенных репараций и выплат оккупирующей советской армии.Инфляция также должна была стимулировать совокупный спрос с целью восстановления производственных мощностей.

Правительство пытается восстановить промышленные мощности

Вторая мировая война оказала разрушительное воздействие на экономику Венгрии, в результате чего половина ее промышленных мощностей была разрушена, а инфраструктура пришла в упадок. Это сокращение производственных мощностей, возможно, вызвало шок предложения, который в сочетании со стабильным запасом денег спровоцировал начало гиперинфляции Венгрии.

Вместо того, чтобы пытаться сдержать инфляцию за счет сокращения денежной массы и повышения процентных ставок — политики, которая ослабила бы и без того депрессивную экономику, — правительство решило направить новые деньги через банковский сектор на предпринимательскую деятельность, которая поможет восстановить производственные мощности и инфраструктуру. , и хозяйственная деятельность.

План, по всей видимости, увенчался успехом, поскольку довоенные промышленные мощности Венгрии в значительной степени были восстановлены к тому времени, когда стабильность цен, наконец, вернулась с введением форинта, новой валюты Венгрии, в августе 1946 года.

Зимбабве: март 2007 г. — середина ноября 2008 г.

  • Самый высокий уровень инфляции за месяц: 7,96 x 10 10 %
  • Эквивалентный дневной уровень инфляции: 98%
  • Время, необходимое для удвоения цен: 24,7 часа
  • Валюта: Зимбабвийский доллар

Экономическая система Зимбабве была в беде задолго до начала периода гиперинфляции в 2007 году.Годовой уровень инфляции в стране в 1998 году составил 47%, и эта тенденция практически не ослабевала, пока не установилась гиперинфляция.

К концу периода гиперинфляции стоимость зимбабвийского доллара упала до такой степени, что его пришлось заменить различными иностранными валютами.

Правительство отказывается от бюджетной осторожности

После обретения независимости от Великобритании в 1980 году правительство Зимбабве первоначально приняло решение проводить серию экономической политики, отмеченной фискальной осмотрительностью и дисциплинированными расходами.

Это решение длилось недолго. К концу 1997 года расточительные расходы правительства начали создавать проблемы для экономики. Политики столкнулись с растущим числом проблем, включая массовые протесты против повышения налогов и выплаты крупных выплат ветеранам войны. Правительство также столкнулось с сопротивлением его плану по приобретению принадлежащих белым ферм для передачи чернокожему большинству страны.

Со временем финансовое положение правительства стало несостоятельным. Начал разворачиваться валютный кризис.

Обменный курс снизился из-за многочисленных бегств с валютой страны. Это вызвало скачок импортных цен, что, в свою очередь, спровоцировало гиперинфляцию. В стране наблюдалась инфляция издержек — синдром, вызванный более высокими ценами на рабочую силу или сырье, или и тем, и другим.

Ситуация ухудшилась в 2000 году после того, как правительственные инициативы по земельной реформе отразились на экономике. Осуществление инициативы было неудовлетворительным, и сельскохозяйственное производство сильно пострадало в течение нескольких лет.Запасы продовольствия были низкими, что привело к еще большему росту цен.

Зимбабве проводит более жесткую денежно-кредитную политику

Следующим шагом правительства было проведение жесткой денежно-кредитной политики. Первоначально считавшаяся успешной, поскольку она замедляла инфляцию, эта политика имела непредвиденные последствия. Это вызвало дисбаланс в спросе и предложении товаров в стране, вызвав инфляцию другого типа, называемую инфляцией спроса, то есть повышательное давление на цены, вызванное нехваткой предложения.

Центральный банк Зимбабве продолжал пробовать различные способы устранения дестабилизирующего воздействия своей жесткой денежно-кредитной политики. Эта политика в основном не увенчалась успехом. К марту 2007 года страна переживала полномасштабную гиперинфляцию.

И только после того, как Зимбабве отказалась от своей валюты и начала использовать иностранную валюту в качестве средства обмена, гиперинфляция в стране уменьшилась.

Югославия: апрель 1992 г. — январь 1994 г.

  • Максимальный уровень инфляции за месяц: 313 000 000%
  • Эквивалентный дневной уровень инфляции: 64.6%
  • Время, необходимое для удвоения цен: 1,41 дня
  • Валюта:
  • динар

После распада Югославии в начале 1992 года и начала боевых действий в Хорватии и Боснии и Герцеговине ежемесячная инфляция достигнет 50% — условного маркера гиперинфляции — в новой Союзной Республике Югославии, ранее известной как Сербия и Черногория.

76%

Годовой уровень инфляции в Югославии с 1971 по 1991 год.

Первоначальный распад Югославии спровоцировал гиперинфляцию, поскольку была прекращена межрегиональная торговля, что привело к сокращению производства во многих отраслях.

Кроме того, размер бюрократического аппарата старой Югославии, который включал в себя значительные военные и полицейские силы, остался неизменным в новой Союзной Республике, несмотря на то, что теперь она включала гораздо меньшую территорию.

В связи с эскалацией войны в Хорватии и Боснии и Герцеговине правительство отказалось от сокращения этой раздутой бюрократии и необходимости больших расходов.

Правительство раздувает денежную массу

В период с мая 1992 года по апрель 1993 года Организация Объединенных Наций ввела международное торговое эмбарго на Федеративную Республику.Это только усугубило проблему снижения объемов производства, которая была сродни разрушению промышленных мощностей, которое вызвало гиперинфляцию в Венгрии после Второй мировой войны.

В связи со снижением объемов производства, снижающим налоговые поступления, дефицит государственного бюджета увеличился с 3% ВВП в 1990 году до 28% в 1993 году.

Чтобы покрыть этот дефицит, правительство обратилось к печатному станку, резко увеличив денежную массу. К декабрю 1993 года монетный двор Топчидера работал на полную мощность, ежемесячно выпуская около 900 000 банкнот, которые к тому времени, когда доходили до карманов людей, практически обесценились.

Не имея возможности напечатать достаточно наличных денег, чтобы справиться с быстро падающим курсом динара, валюта официально рухнула 6 января 1994 года. Немецкая марка была объявлена ​​новым законным платежным средством для всех финансовых операций, включая уплату налогов.

Итог

Гиперинфляция имеет серьезные последствия для стабильности экономики страны, ее правительства и народа.

Часто это симптом уже имеющихся кризисов и раскрывает истинную природу денег.Деньги — это не просто экономический объект, используемый как средство обмена, средство сбережения и расчетная единица, а символ лежащих в основе социальных реалий.

Его стабильность и ценность зависят от стабильности социальных и политических институтов страны.

История цен и инфляции в США

Thinkstock / grafficx

Многочисленные предложения за последние несколько лет призывали к усилению надзора со стороны Конгресса за денежно-кредитной политикой Федеральной резервной системы.Одна из часто упоминаемых причин: значительное повышение уровня цен в США с момента создания ФРС в 1913 году.

В статье, опубликованной в журнале The Regional Economist , старший экономист Фернандо Мартин представил некоторый исторический контекст. Он пересмотрел некоторые основные факты о ценах и инфляции с момента основания США, в том числе после создания ФРС.

Уровни цен с 1790 года

Мартин использовал два ряда данных для измерения уровней цен с 1790 г .:

  • Дефлятор валового внутреннего продукта (ВВП)
  • Индекс потребительских цен (ИПЦ) 1

Он отметил, что оба показателя рисуют схожую общую картину, включая существование как минимум двух разных «эпох», характеризующих поведение цен:

  • С момента основания U.С. до создания ФРС и начала Первой мировой войны
  • г.
  • Примерно со Второй мировой войны до наших дней

«В целом цены, кажется, движутся около стабильного среднего значения в период до введения ФРС, в то время как они неуклонно росли после Второй мировой войны», — написал он.

Инфляция с конца 1790-х годов

Мартин затем рассмотрел изменения цен, а не их уровни во времени, используя инфляцию, измеряемую годовым увеличением дефлятора ВВП.(Цифру, показывающую инфляцию с момента основания США, см. В статье «Краткая история цен, инфляция с момента основания США»)

«Перед Второй мировой войной за эпизодами высокой инфляции следовали периоды дефляции, что объясняет тот факт, что уровень цен колебался около стабильного среднего значения», — сказал Мартин.

Он отметил, что инфляционные эпизоды совпали с приостановкой конвертируемости доллара в золото и / или серебро для удовлетворения спроса на дополнительные государственные доходы.Примеры включают Гражданскую войну и Первую мировую войну

.

Когда конвертируемость была восстановлена ​​и цены вернулись к довоенным уровням, последовали дефляционные периоды. «Хотя уровень цен в течение длительного периода оставался стабильным, инфляция в этот период была очень нестабильной», — сказал он.

Прекращение волатильности инфляции

Мартин выделил два важных инфляционных эпизода, которые объясняют значительную долю роста цен после Второй мировой войны:

  • Сама война (поскольку во время войны росла инфляция) и необходимость частичной оплаты государственного долга, накопившегося для ее финансирования 2
  • 1970-е годы, когда стагфляция — сочетание высокой инфляции и низких темпов роста производства — возникла из-за внешних нефтяных шоков и неправильной или ошибочной денежно-кредитной политики.

«Высокая инфляция была эффективно побеждена во время пребывания Пола Волкера на посту председателя ФРС (1979-1987), и с тех пор инфляция остается низкой и стабильной», — сказал он.

Роль прекращения конвертируемости золота и серебра

В то время как период после Второй мировой войны демонстрирует такое же повторение эпизодов высокой инфляции, что и предыдущий период, Мартин отметил, что несоблюдение денежной системы с металлической поддержкой сделало повышение уровня цен постоянным, а не временным. В результате в послевоенный период волатильность инфляции значительно снизилась.

«Другими словами, с совместным созданием ФРС и отказом от металлической конвертируемости валюты экономика сменила более высокую инфляцию на более стабильную», — сказал Мартин.

Более высокая инфляция против. Более стабильная инфляция

Мартин объяснил, что более высокая инфляция обычно считается плохой (поскольку она облагает налогом номинальные активы и денежные операции), в то время как более стабильная инфляция обычно считается хорошей (поскольку она облегчает прогнозирование будущего). Последнее приводит к более эффективным экономическим решениям, снижению стоимости долгосрочных (номинальных) контрактов и повышению устойчивости финансовой системы.

Далее он пояснил, что устранение необходимости дефляции позволяет избежать потенциально дорогостоящего и постепенного снижения цен и заработной платы.Он добавил, что многие домохозяйства страдают от дефляции, поскольку реальное бремя их долга (например, выплаты по ипотеке с фиксированной процентной ставкой) увеличивается по мере падения цен и номинальной заработной платы.

Таким образом, «Эпизоды высокой инфляции, которые влекут за собой высокие экономические издержки, не являются чем-то новым, а являются повторяющейся особенностью в истории США», — сказал Мартин. «В этом отношении важное различие между периодом до введения ФРС и послевоенным периодом состоит в том, что за этими эпизодами высокой инфляции ранее следовала длительная дефляция, а в более позднюю эпоху — возврат к нормальным (и положительным) темпам инфляции.”

Примечания и ссылки

1 Данные для дефлятора ВВП до 1928 г. взяты из Johnston, Louis; и Уильямсон, Сэмюэл Х. «Каков тогда был ВВП США?» Measuring Worth, 2017. Данные по ИПЦ до 1912 г. взяты из Lindert, Peter H .; и Сатч, Ричард. «Индексы потребительских цен по всем позициям: 1774–2003», «Историческая статистика Соединенных Штатов», Millennial Edition, Нью-Йорк, Нью-Йорк: Cambridge University Press, 2006. Все остальные данные взяты из Бюро экономического анализа и Бюро труда. Статистика.

2 Оганян, Ли Э. Макроэкономические эффекты военного финансирования в Соединенных Штатах: налоги, инфляция и финансирование дефицита. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, и Лондон: Garland Publishing, 1998.

.

Дополнительные ресурсы

Инфляция сошла с ума: 5 самых крайних случаев гиперинфляции

Вы бы поверили, что в какой-то момент истории Венгрии цены на товары могли удвоиться всего за 15 часов? Или что в 1923 году в Германии буханка хлеба стоила 200 миллиардов марок? Или что бывшая валюта Зимбабве была напечатана достоинством в 100 триллионов?

Это реальные исторические примеры гиперинфляции — когда страна переживает чрезвычайно высокие и быстро ускоряющиеся темпы инфляции.

Как поясняется в видео ниже, большинство экономистов считают, что слишком высокая инфляция или дефляция вредны для экономики, но «небольшая, постоянная инфляция необходима для стимулирования экономического роста». Таким образом, хотя слово «инфляция» имеет в некоторой степени негативный оттенок, многие центральные банки принимают или даже стремятся к незначительной инфляции (обычно 1-3%).

Тем не менее, инфляция выше 3% может стать проблемой для экономики.Хотя и редко, но были случаи, когда инфляция достигала астрономически более высокого уровня, чем 3%, и обрушивались целые валюты. Примеры этих случаев демонстрируют, насколько пагубной может быть инфляция для экономики и граждан страны. Вот пять самых крайних случаев гиперинфляции, когда-либо зарегистрированных.


1. Венгрия, 1945-46

Литая венгерская валюта пенго уносится с улиц после введения новой валюты.Автор Mizerák István [GFDL, CC-BY-SA-3.0 или общественное достояние], через Wikimedia Commons

Самый высокий ежемесячный уровень инфляции: 13,600,000,000,000,000%
Максимальный номинал валюты: один триллион
Время, необходимое для удвоения цен: 15,6 часа

Гиперинфляция Венгрии 1945-46 годов была самым серьезным случаем гиперинфляции в истории. Затраты на подготовку ко Второй мировой войне привели к ослаблению денежно-кредитной политики и обесцениванию венгерской валюты пэнго.В конце войны венгерское правительство начало безудержно печатать деньги. Купюры стали настолько высокими, что были введены купюры в милпенго (1 миллион пенго) и билпенго (1 миллиард пенго), чтобы уменьшить количество нулей и упростить вычисления. Цены могут увеличиться более чем вдвое всего за один день. В 1946 году была введена новая валюта под названием форинт, и старые пэнго были разбросаны по улицам.

2. Зимбабве, 2007-8

Банкнота Зимбабве 100 триллионов

Самый высокий ежемесячный уровень инфляции: 79,600,000,000%
Максимальный номинал валюты: 100 триллионов
Время, необходимое для удвоения цен: 24.7 часов

Проблемы инфляции в Зимбабве начались в начале 1990-х годов, когда правительственная программа по перераспределению земли от белых зимбабвийских землевладельцев к черным фермерам привела к падению производства продуктов питания и краху банковского сектора. Правительство президента Роберта Мугабе также напечатало деньги для выплаты ссуд и финансирования военного участия страны в Демократической Республике Конго и во Второй войне в Конго. Напечатанные деньги также использовались для выплаты более высоких зарплат армейским и правительственным чиновникам.

В 2006 году New York Times сообщила, что рулон туалетной бумаги стоит 145 750 зимбабвийских долларов или «зимбабвийских долларов». Некоторые зимбабвийцы, возможно, действительно использовали зимбабвийские доллары в качестве туалетной бумаги — в какой-то момент в Интернете была распространена фотография вывески над общественным туалетом в Южной Африке с надписью «ТОЛЬКО ДЛЯ ТУАЛЕТА — НЕТ ЗИМ-ДОЛЛАРОВ». В конце 2000-х зимбабвийцы начали использовать иностранную валюту вместо зимбабвийских долларов, а в 2009 году от этой валюты отказались полностью. По сей день Зимбабве все еще использует иностранную валюту и не имеет национальной валюты.

3. Югославия / Республика Сербская, 1989–1994 годы

Банкнота 500 миллиардов динаров

Самый высокий ежемесячный уровень инфляции: 313000000%
Максимальный номинал валюты: 500 миллиардов
Время, необходимое для удвоения цен: 1,4 дня

После распада страны, серии региональных конфликтов и эмбарго со стороны Организации Объединенных Наций экономика Югославии рухнула. Центральный банк попытался распечатать долг, который вышел из-под контроля и привел к гиперинфляции.Стоимость жизни увеличилась на 6 триллионов меньше чем за год. Чтобы справиться с инфляцией, были введены новые динары, при этом новый динар эквивалентен 1 000 000 старых динаров. Впоследствии были введены новые динары; Всего валюта была переоценена пять раз.

«Чтобы почувствовать влияние на местное население, представьте себе стоимость ваших банковских счетов в долларах, а затем переместите десятичную запятую на 22 разряда влево. Тогда попробуйте что-нибудь купить », — пишет Стив Х.Ханке из Института CATO.

4. Германия (Веймарская республика), 1921-24

Банкнота номиналом 50 миллионов марок

Максимальный уровень инфляции за месяц: 29 500%
Максимальный номинал валюты: 100 триллионов
Время, необходимое для удвоения цен: 3,7 дня

После поражения в Первой мировой войне от Германии потребовали выплатить репарации золотом или иностранной валютой. Комиссия по репарациям не принимала немецкие бумажные марки, или «марки», стоимость которых быстро падала из-за ошибочной денежно-кредитной политики правительства Германии по оплате войны.Одна из стратегий Германии заключалась в том, чтобы напечатать большое количество марок, а затем купить на них иностранную валюту. В августе 1921 года началась гиперинфляция, когда Германия начала покупать иностранную валюту на любое количество марок. Обменный курс продолжал падать, а это означало, что для покупки иностранной валюты требовалось все больше и больше марок, и, в свою очередь, печаталось все больше и больше марок.

В какой-то момент в обращении было так много марок, что их приходилось возить в больших мешках или даже в тачках.Как гласит одна история, мужчина оставил свою тачку, полную следов, а позже увидел, что тачка была украдена, но следы остались.

5. Греция, 1941-45

«5.000.000 драхм, 1944», автор — Тилемахос Эфтимиадис через Flickr, используется по лицензии Creative Commons.

Максимальный уровень инфляции за месяц: 13 800%
Максимальный номинал валюты: 100 миллиардов
Время, необходимое для удвоения цен: 4.3 дня

Вторая мировая война поставила Грецию в колоссальный долг (вы видите здесь закономерность?). Когда Греция была захвачена и оккупирована державами Оси, стране внезапно пришлось поддержать 400 000 солдат Оси, и она задолжала державам огромную компенсацию. Кроме того, в Греции резко упал национальный доход и упали налоговые поступления. Центральный банк Греции напечатал свою валюту — драхму, чтобы покрыть эти расходы и выплатить свой долг, и к 1943 году наступила гиперинфляция.

К 1944 году граждане держали драхму в среднем только четыре часа, прежде чем потратить ее, по сравнению с 40 днями в 1938 году.

Заключение

Как показывают эти случаи, фиатные или «бумажные» валюты не являются конечными. Без золотого стандарта они могут печататься правительствами без какой-либо поддержки, и они быстро теряют ценность. Золото, с другой стороны, имеет ограниченную ценность, имеет внутреннюю стоимость и не может быть напечатано. Поэтому неудивительно, что, когда правительства объявляют о программах создания денег, таких как количественное смягчение, как это сделали США в 2008 году и Европа в четверг, инвесторы часто быстро обращаются к золоту как к хеджу от потенциальной инфляции.Например, после объявления в четверг о том, что Европейский центральный банк вводит количественное смягчение, золото подскочило до 5-месячного максимума. В тот же день евро упал до 11-летнего минимума по отношению к доллару.

Сейчас, когда Европа покупает активов на 60 миллиардов евро в месяц до сентября 2016 года — программа, последствия которой могут ощущаться за пределами Европы, — возможно, пришло время начать защищать и диверсифицировать свои инвестиции с помощью физического золота. Позвоните в American Bullion сегодня по телефону 1-800-326-9598, чтобы купить золотые или серебряные монеты и слитки для безопасной доставки на ваш адрес или даже добавить золото в свой IRA или бывший 401 (k).Вы также можете запросить бесплатное руководство Gold, заполнив форму вверху этой страницы. Вкладывайтесь во что-нибудь настоящее!

ИСТОЧНИКИ

https://www.globalfinancialdata.com/gfdblog/?p=2382
http://www.cnbc.com/id/41532451
http://www.businessinsider.com/worst-hyperinflation-episodes-in- history-2014-4
http://www.nytimes.com/1993/12/31/world/where-zillion-loses-meaning.html

Век инфляции — Мировые финансовые данные

Двадцатый век можно вспомнить как век излишеств.В каждой области в двадцатом веке было сделано больше вещей, чем в любом другом столетии истории, и во многих случаях больше, чем за все предыдущие века вместе взятые. В двадцатом веке были одни из самых разрушительных войн в истории, разработка атомной бомбы, начало воздушных и космических путешествий, колонизация и деколонизация стран третьего мира, взлеты и падения коммунизма, резкое улучшение стандартов жизни, демографический взрыв, появление компьютеров, невероятные достижения в науке и медицине и сотни исторически беспрецедентных изменений.

Двадцатый век также произвел больше инфляции, чем любой другой век в истории. В инфляции нет ничего нового. Римские правители создавали инфляцию в Риме третьего века, обесценивая свои монеты, Китай страдал от инфляции в четырнадцатом веке, когда императоры заменили монеты бумажными деньгами, Европа и остальной мир страдали от инфляции, когда золото и серебро начали течь в Старый Свет из Новый Свет в шестнадцатом веке, Французская и Американская революции уничтожили валюты в каждой из этих стран.

Тем не менее, как мы увидим, ХХ век произвел наихудшую инфляцию в истории человечества. Каждая страна мира пострадала от инфляции в двадцатом веке сильнее, чем за любое другое столетие в истории. Так что же вызвало эту инфляцию и неизбежна ли дальнейшая инфляция в XXI веке?

Девятнадцатый век

Удивительно, но девятнадцатый век был периодом дефляции, а не инфляции. С конца наполеоновских войн в 1815 году до начала Второй мировой войны в 1914 году в большинстве стран не было инфляции, и во многих случаях цены были ниже в 1914 году, чем в 1815 году.Цены колебались от одного десятилетия к другому, но в целом цены оставались стабильными.

Из этого правила были исключения. Соединенные Штаты страдали от инфляции во время Гражданской войны, хотя Соединенные Штаты также пережили дефляцию после войны, чтобы вернуть экономику к золотому стандарту. Конфедеративные Штаты страдали от высокой инфляции, поскольку они печатали деньги для оплаты войны. Окончательный крах Конфедеративных Штатов обесценил их валюту.

Страны смогли свести к минимуму инфляцию, от которой они пострадали в девятнадцатом веке, потому что валюты были привязаны к товарам (золото и серебро), предложение которых увеличивалось темпами, аналогичными увеличению производства.Стабильность цен на золото и серебро обеспечила стабильность цен во всем мире.

Девятнадцатый век был периодом биметаллизма. Страны предпочли поддерживать свою валюту золотом или серебром. Соединенное Королевство применяло золотой стандарт с конца наполеоновских войн до 1914 года. Поскольку британская экономика росла быстрее, чем предложение золота, цены в Великобритании упали в течение этого столетнего периода.

Другие страны, такие как Франция, Россия, Австрия, большая часть Азии и другие страны, привязывали свои валюты к серебру.Поскольку предложение серебра росло быстрее, чем экономический рост, страны с серебряным стандартом имели более высокие темпы инфляции, чем страны с золотым стандартом. Тем не менее, их инфляция была умеренной по стандартам двадцатого века.

Тем не менее, другие страны, такие как США, в первую очередь по политическим причинам, пытались балансировать между золотом и серебром, привязав свою валюту к обоим металлам, но в конце концов золото победило. К началу двадцатого века каждая крупная страна мира привязала свою валюту к золоту.

Результатом стал век стабильности цен и валют. Стоимость доллара США по отношению к британскому фунту стерлингов в 1914 году была такой же, как и в 1830 году. Поскольку валюты были привязаны к золоту, колебания обменных курсов были минимальными, редко превышая или ниже номинала более чем на один процент.

В этой ситуации ничто не могло подготовить мир к гиперинфляции и постоянной инфляции двадцатого века. Цель этой статьи — как документировать инфляцию в ХХ веке, так и проанализировать, что пошло не так.

Почему двадцатый век запомнится как век наихудшей инфляции в истории человечества? Чем ХХ век отличался от девятнадцатого? Какие страны пострадали от инфляции и почему? Какие страны меньше всего пострадали от инфляции и почему? И самое главное, станет ли XXI век еще одним веком инфляции? Или мир будет наслаждаться веком цен и финансовой стабильности, подобным тому, что происходило в XIX веке?

Обменные курсы и инфляция

Было бы легко написать эту статью, если бы каждая страна вела данные об инфляции на протяжении ХХ века.К сожалению, это не так. Большинство стран начали хранить данные об инфляции только после Первой мировой войны, а для небольших стран данных часто не существовало до Второй мировой войны. Данные об инфляции до этих дат часто являются оценками, основанными на исторических данных о ценах.

Более того, в периоды наихудшей инфляции часто вообще отсутствуют какие-либо данные по инфляции. Легко отслеживать инфляцию, когда цены растут на 2% в год, но труднее, когда цены растут вдвое ежедневно.Чтобы сравнить инфляцию во всем мире, нам пришлось полагаться на косвенный показатель инфляции: обменные курсы.

Теория паритета покупательной способности утверждает, что в долгосрочной перспективе различия в темпах инфляции между странами передаются через изменения относительных обменных курсов. Если цены удваиваются в одной стране, но остаются неизменными в другой стране, валюта инфляционной страны потеряет половину своей стоимости по сравнению с валютой стабильной страны. В противном случае экспорт из страны, которая раздувается, станет настолько дорогим, что иностранцы не смогут позволить себе покупать их экспорт.По этой причине все сравнения инфляции будут основываться на изменениях обменного курса с течением времени.

Инфляция в ХХ веке

Соединенное Королевство — единственная страна, по которой имеется полный отчет по инфляции потребительских цен за весь XIX век. Цены в Соединенном Королевстве росли во время наполеоновских войн и начали снижаться после 1813 года, вернувшись к стабильным довоенным уровням к 1822 году. С 1822 по 1912 год потребительские цены в целом не увеличивались.Были периоды умеренной инфляции и дефляции, но не было общей инфляционной тенденции. Эта общая закономерность сохраняется и в других странах, по которым имеются данные об инфляции.

Двадцатый век — совсем другое дело. В то время как девятнадцатый век прошел через периоды умеренной инфляции и дефляции, двадцатый век был периодом общей непрерывной инфляции, причем одни периоды были хуже, чем другие. Единственные времена, когда цены падали, были периоды сразу после Первой мировой войны и депрессии 1930-х годов.Во все остальные периоды цены в основном росли.

В приведенной ниже таблице сравнивается опыт инфляции в Соединенном Королевстве и Соединенных Штатах в период с 1820 по 2000 год, предоставляя как индекс для каждой страны, так и годовые темпы инфляции в течение 20-летнего и 10-летнего периодов, которые охватываются. Сразу очевидны несколько фактов.

Во-первых, ясно видно отсутствие инфляции в XIX веке. Даже в Соединенных Штатах в период с 1860 по 1880 год, когда произошла Гражданская война, общий уровень инфляции был ниже, чем в период после Второй мировой войны.Во-вторых, и в Соединенных Штатах, и в Соединенном Королевстве на протяжении девятнадцатого века наблюдалась схожая ситуация с инфляцией. Напротив, в ХХ веке инфляция в Соединенных Штатах и ​​Соединенном Королевстве не только была выше, но и была более изменчивой как внутри стран, так и между ними. Более высокая инфляция в Соединенном Королевстве в 1910-х годах привела к большей дефляции в 1920-х годах, чем в Соединенных Штатах. После войны этого не произошло. Каждое десятилетие после 1960 года в Соединенном Королевстве инфляция была выше, чем в Соединенных Штатах.

Таблица также может показать преимущества использования паритета покупательной способности для анализа инфляционных различий между странами. В то время как оптовые цены в Соединенных Штатах выросли в 14 раз в двадцатом веке, оптовые цены выросли в 53 раза в Соединенном Королевстве. В ХХ веке цены в Соединенном Королевстве росли в 3,75 раза быстрее, чем в Соединенных Штатах. Это предсказывает, что британский фунт должен был обесцениться с 4,85 доллара за фунт в 1900 году до 1.30 долларов за фунт в 2000 году, что недалеко от текущего курса около 1,45 фунта за доллар.

Краткая история инфляции в двадцатом веке

Обзор инфляции в Соединенном Королевстве и Соединенных Штатах показал, что инфляция варьировалась от одного десятилетия к другому. Инфляцию в ХХ веке можно разделить на несколько периодов дефляции и инфляции. Экономические и политические события были главными факторами, которые задавали тон для каждого из этих периодов.Мы разделяем инфляционный опыт ХХ века на семь периодов:

Первый период длился с 1900 по август 1914 года. Это был период относительной стабильности цен. Все основные европейские страны и многие неевропейские страны были на золотом стандарте. Более слабые экономики привязали свою валюту к серебру. Этот период продемонстрировал умеренные темпы инфляции во всем мире и высокую степень стабильности на валютных рынках между валютами.

Следующий период, с 1914 по 1924 год, был периодом нестабильности, инфляции и гиперинфляции. В течение нескольких дней после начала Первой мировой войны все страны отказались от золотого стандарта. Не имея возможности финансировать войну только за счет налогов, страны прибегали к печатанию чрезмерных сумм денег для оплаты войны. Результатом стала самая высокая инфляция, которую мир испытал со времен наполеоновских войн. Общий уровень цен вырос более чем вдвое во всех странах, участвующих в войне.

Период сразу после Первой мировой войны привел к еще большей инфляции, чем во время войны, для многих стран.Страны, победившие в Первой мировой войне, такие как Соединенное Королевство и Соединенные Штаты, потерпели поражение после 1920 года, но страны, потерпевшие поражение, столкнулись с политической нестабильностью после войны, испытали худшие гиперинфляции в истории человечества.

Новые страны, которые были созданы после войны, такие как Польша и Венгрия, не имели возможности собирать достаточные налоги и оплачивали свои счета, печатая деньги. Революции сотрясали Россию и другие страны, Германия должна была выплачивать компенсацию за войну, правительства столкнулись с новыми потребностями в государственных услугах и были обременены долгами войны.Эти и другие проблемы сделали инфляцию привлекательной альтернативой сокращению услуг или повышению налогов во многих европейских странах, которые принимали непосредственное участие во Второй мировой войне. Это решение только создало новые экономические проблемы. Результатом стала гиперинфляция в Германии и других странах, которые воевали на стороне держав оси или были оккупированы державами оси. В таблице ниже сравниваются обменные курсы по отношению к доллару США в 1914 и 1924 годах для некоторых из этих стран.

Период с 1924 по 1939 год был периодом финансовой нестабильности и дефляции. К 1924 году ситуация в большинстве стран, включая Германию, стабилизировалась. Движущей силой финансовой системы в межвоенный период была попытка вернуться к стабильности довоенного золотого стандарта. Германия обменяла 1 000 000 000 000 марок на 1 рентную марку и установила обменный курс для Rentenmark, равный курсу марки до Первой мировой войны. Великобритания вернула фунту стерлингов его довоенный золотой паритет, и другие страны пытались сделать то же самое.Вместо того чтобы вернуться к экономическому росту и стабильности, каждая страна погрузилась в экономическую депрессию, сопровождавшуюся дефляцией.

Вторая мировая война определила поведение обменных курсов между 1939 и 1949 годами. Большинство стран избежали инфляции Первой мировой войны, введя контроль над ценами. Правительства также использовали контроль обменных курсов, чтобы ограничить доступ к иностранной валюте, фактически заморозив обменные курсы во время войны. После войны началась инфляция, и страны, разоренные Второй мировой войной, пострадали от инфляции или гиперинфляции.Как показано в таблице ниже, Китай, Венгрия, Греция, Румыния и другие страны пережили гиперинфляцию, которая была хуже, чем гиперинфляция после Первой мировой войны

Период с 1949 по 1973 год был бреттон-вудской эрой. Перестройка валют в сентябре 1949 года, которая позволила большинству валют первоначально обесцениться по отношению к доллару, создала основу для 25-летней стабильности валют. Хотя обменные курсы были стабильными, цены — нет.Доллар играл роль мировой резервной валюты в третьей четверти двадцатого века, точно так же, как золото играло эту роль в девятнадцатом веке. Однако США предпочли умеренную инфляцию возможности возврата к высокой безработице и дефляции 1930-х годов.

Девятнадцатый век избежал инфляции, привязав финансовую систему к золоту. Увеличение предложения золота было меньше, чем увеличение предложения товаров в целом, поэтому инфляции удалось избежать.Привязав все мировые валюты к доллару США, Соединенные Штаты несли ответственность за поддержание стабильности валюты, и в этом Соединенные Штаты потерпели неудачу. Между 1949 и 1974 годами потребительские цены в Соединенных Штатах удвоились, и, как следствие, цены на товары во всех странах выросли вдвое.

В конце 1960-х — начале 1970-х гг. В Бреттон-Вудской системе были проблемы. Дефицит долларов в 1950-х годах превратился в излишек к 1970 году.Поскольку валюты были привязаны к доллару, но в каждой стране была своя валюта и центральный банк, в странах наблюдались разные темпы инфляции. Валютные курсы, установленные в 1949 году, утратили свою силу, поскольку страны начали испытывать различные темпы инфляции, изменились модели торговли и увеличились международные потоки капитала. В августе 1971 года Соединенные Штаты девальвировали доллар, и к 1973 году большинство основных мировых валют колебались друг относительно друга. В таблице ниже представлена ​​динамика обменных курсов основных мировых валют в период с 1939 по 1979 год.

После того, как страны начали плавать свои валюты в 1973 году, разразился нефтяной кризис ОПЕК, вызвавший инфляционный шок предложения, который продолжался до конца десятилетия. Большинство стран пережили самую сильную инфляцию в мирное время в своей истории. Правительства думали, что смогут избежать безработицы с помощью денежно-кредитной политики в 1970-е годы, но когда в 1979 году случился второй нефтяной шок, центральные банки увидели, что в 1970-е годы безработица выросла, а рост замедлился, а инфляция ухудшилась.Инфляция в развитых странах измеряется двузначными цифрами, а инфляция в развивающихся странах часто достигает трехзначных цифр. В 1970-е гг. Было немного гиперинфляции, но страны постоянно страдали от высоких темпов инфляции в результате денежного приспособления. Бывшие европейские колонии, привязавшие свою валюту к европейским валютам после обретения независимости, постепенно разорвали связь, устранив свою инфляционную дисциплину. Страны Африки и Латинской Америки пострадали от беспрецедентной инфляции.

Когда Пол Волкер стал председателем Федеральной резервной системы в 1979 году, он решил бороться с инфляцией, даже если это обходится дороже безработицы. Эта решимость, наряду с ослаблением ОПЕК после 1981 года, привела к десятилетию дезинфляции в 1980-х, а также к низкой и умеренной инфляции в 1990-х. Крах коммунизма вызвал приступы гиперинфляции в Восточной Европе, но в остальном мире инфляция снизилась. Даже африканские и латиноамериканские страны, которые пострадали от высоких темпов инфляции в период после Второй мировой войны, научились сдерживать инфляцию.Аргентина, например, сделала это, введя валютный совет, привязав свою валюту к доллару.

Здесь можно было бы ожидать, что XXI век будет веком низкой инфляции, подобной тому, что происходило в бреттон-вудский период между 1949 и 1969 годами. Но это не точно. Некоторые страны, такие как Япония и Сингапур, фактически пережили дефляцию в 1990-х годах, и всегда существует риск того, что экономическая и политическая нестабильность в двадцать первом веке вызовет инфляцию, подобную той, что произошла во время наполеоновских войн, Первой мировой войны. и Вторая мировая война.Никто не знает, что произойдет в грядущем веке, но мы можем извлечь уроки из прошлого века.

Страны, которые росли по отношению к доллару в ХХ веке

Несмотря на то, что цены в Соединенных Штатах в ХХ веке выросли в 23 раза, большинство стран пострадали от инфляции даже хуже, чем Соединенные Штаты. Поскольку данные об инфляции неполные, мы проводим сравнения, глядя на изменения обменных курсов в течение двадцатого века.

Вы можете буквально по руке сосчитать количество стран, чьи валюты выросли по отношению к доллару в двадцатом веке, и только одна валюта, швейцарский франк, значительно выросла. Это означает, что, за некоторыми исключениями, в Соединенных Штатах был лучший показатель инфляции среди всех стран мира в течение двадцатого века. Это произошло, несмотря на плохую репутацию США в борьбе с инфляцией за последние 100 лет.

В таблице ниже показаны единственные страны, чьи валюты выросли по отношению к доллару США в течение двадцатого века.Также следует упомянуть две другие валюты. Флорин Арубы, который был создан в 1986 году, когда Аруба отделилась от Нидерландских Антильских островов, имел аналогичную историю обменного курса с Нидерландскими Антильскими островами и Бруней-Даруссалем, который привязал свою валюту к сингапурскому доллару и проливу, что придало ему аналогичную историю. что из Сингапура.

В прошлом веке в Швейцарии была наименьшая инфляция из всех стран. С 1900 по 2000 год цены выросли в десять раз.В любой момент история инфляции в Швейцарии была похожа на историю остального мира, но фактические темпы инфляции были ниже. Швейцария страдала от инфляции с 1915 по 1920 год, дефляции с 1920 по 1936 год, а затем от постепенной инфляции.

Швейцария придерживается четкой политики минимизации инфляции. Швейцарский национальный банк не зависит от влияния правительства, и из-за роли Швейцарии как важного международного финансового центра важно поддерживать сильную валюту.Если бы Швейцария позволила своей валюте обесцениться, она бы утратила свою роль безопасного убежища для денежных средств. Более того, Швейцария — федерация, в которой отсутствует сильное центральное правительство, и она избегала участия ни в одной из мировых войн в Европе. Швейцария избежала экономического и политического хаоса, который обычно сопровождает инфляцию, избежала высокого государственного дефицита, избежала значительного увеличения государственных расходов и предоставила Швейцарскому национальному банку независимость. Поскольку Швейцария была маленькой открытой страной, ей пришлось сосредоточиться на поддержании сильной и ликвидной валюты.По этой причине швейцарский франк был самой сильной валютой ХХ века.

Нидерланды также являются небольшой открытой экономикой с долгой коммерческой историей. Он был нейтральным во время Первой мировой войны, но был захвачен во время Второй мировой войны. Хотя он более централизован и играет большую роль в государственных и социальных расходах, чем Швейцария, он избежал экономических и политических проблем, которые часто ввергают страны в инфляцию. Потребительские цены в Нидерландах в течение двадцатого века выросли в 24 раза, почти так же, как в Соединенных Штатах, поэтому валюты почти не менялись по отношению друг к другу в течение двадцатого века.Конечно, Нидерланды отказались от гульдена, введя евро в 1999 году. Европейский центральный банк будет управлять денежно-кредитной политикой Нидерландов в XXI веке.

Нидерландские Антильские острова извлекли выгоду из привязки своей валюты к Нидерландам с 1900 по 1940 год и к Соединенным Штатам с 1940 по 2000 год. Аруба стала отдельной страной в 1986 году и ввела флорин наравне с гульденом Нидерландских Антильских островов. Нидерландские Антильские острова по-прежнему являются частью Нидерландов, и они никогда не проводили независимой денежно-кредитной политики.Других объяснений его инфляционному рекорду быть не может.

Напротив, Суринам, который был зависимой от Нидерландов до обретения независимости в 1976 году, капитулировал перед соблазнами инфляции. Суринамский и Антильский гульдены были равны друг другу до 1960-х годов, но к 2000 году потребовалось 550 суринамских гульденов, чтобы получить один антильский гульден. Иногда отсутствие независимости может быть скрытым благословением.

Последней валютой, которая выросла по отношению к доллару США, был сингапурский доллар.Сингапурский доллар является преемником доллара Straits Settlements, малайского доллара и малайзийского ринггита. Бруней связывал свою валюту с сингапурским долларом на протяжении всего двадцатого века, и его валюта отражала поведение сингапурского доллара.

Сингапур находится в ситуации, аналогичной Швейцарии. Это небольшая открытая экономика, зависящая от торговли, и в результате сохранилась стабильная валюта. Сингапурский доллар был привязан к британскому фунту в период с 1905 по 1970 год.С 1970 года Валютное управление Сингапура поддерживает контроль над инфляцией, в результате чего сингапурский доллар укрепился на 55% по отношению к доллару США. На протяжении большей части своей истории Straits Settlements / Singapore использовало валютное управление для поддержания своей стабильной валюты. После Второй мировой войны цены в Сингапуре выросли всего в четыре раза, поэтому валюта оставалась такой сильной. Бруней сохранил сильную валюту отчасти из-за своего нефтяного богатства.

Это оставляет нас с вопросом, почему эти страны — Швейцария, Нидерландские Антильские острова / Аруба, Нидерланды и Сингапур / Бруней — преуспели в сдерживании инфляции в ХХ веке, когда другие страны потерпели неудачу? Мы считаем, что наиболее важными факторами были:

  1. Все страны имели небольшую открытую экономику, зависящую от торговли.
  2. Все они имели независимые денежно-кредитные органы или валютные управления, которые избегали чрезмерной эмиссии валюты.
  3. Ни один из них не страдал от периодов экономического или политического хаоса, который мог бы привести к высоким темпам инфляции, даже несмотря на то, что и Нидерланды, и Сингапур были оккупированы во время Второй мировой войны.
  4. Ни одно из правительств не использовало большой государственный дефицит для финансирования социальных и оборонных программ, которые могли вызвать инфляцию. Хотя Нидерланды пострадали от «голландской болезни» в 1970-х годах, когда они использовали свои доходы от нефти для финансирования щедрых социальных программ, с тех пор они реформировались и сократили социальные выплаты.

Парадокс борьбы с инфляцией заключается в том, что лучший способ контролировать инфляцию — это минимизировать контроль над денежно-кредитной политикой. Крупные страны должны полагаться на независимый центральный банк, посвященный борьбе с инфляцией, а малые страны должны использовать валютный совет или какие-либо другие средства, чтобы импортировать денежно-кредитную политику страны с антиинфляционной политикой. Политика влияет на экономическую политику, и сведение к минимуму этой связи — один из лучших способов борьбы с инфляцией.

Страны, пострадавшие от наибольшей инфляции в ХХ веке

Страны, которые пострадали от самых высоких темпов инфляции в ХХ веке, пережили один или несколько приступов гиперинфляции, пережили десятилетия высоких темпов инфляции или и то, и другое.Немецкая экономика, например, почти рухнула в 1923 году в результате гиперинфляции, когда еда стоимостью 1 марку в начале Первой мировой войны стоила 1 триллион марок к концу 1923 года. Бразилия, с другой стороны, имела темпы инфляции. более 10% ежегодно с 1951 по 1995 год и более 1000% в некоторые годы, но никогда не опускались до гиперинфляции. Кумулятивным эффектом на протяжении десятилетий была полная и неуклонная девальвация различных валют, выпущенных Бразилией. Югославия, страна с наихудшими показателями инфляции в двадцатом веке, страдала от обоих типов инфляции: двузначной инфляции в течение большей части 1960-х, всех 1970-х и 1980-х годов и коллапса гиперинфляции в начале 1990-х годов.

В приведенной ниже таблице перечислены страны с наихудшей инфляцией в двадцатом веке, указав, сколько единиц их валюты потребовалось для покупки эквивалента одного доллара США 1900 в 2000 году. Например, поскольку для покупки 1 доллара потребовалось 2 японские иены. Доллар США в 1900 году и 114 иен в 2000 году, коэффициент амортизации для японской иены составит 57. Эквивалентные суммы для стран, перечисленных ниже, ошеломляют.

Вместо того, чтобы описывать историю каждой страны, было бы легче рассмотреть факторы, которые заставили эти страны страдать от инфляции, поскольку некоторые из тех же причин применимы к нескольким странам.

С географической точки зрения следует отметить несколько интересных моментов. Во-первых, единственной азиатской страной в списке является Китай, в первую очередь из-за гиперинфляции, в которую он попал в последние годы националистического режима в Китае. Ни одна из других азиатских стран не переживала периодов гиперинфляции в двадцатом веке, хотя такие страны, как Индонезия, страдали довольно высокими темпами инфляции в разные моменты времени.

Во-вторых, в список включены несколько стран Южной Америки, но не страны Центральной или Северной Америки.Страны Центральной Америки держали свои валюты привязанными к доллару США в течение большей части столетия, сводя к минимуму обесценивание своих валют и внутреннюю инфляцию. С другой стороны, многие страны Южной Америки страдали как от постоянного высокого уровня инфляции, так и от периодов гиперинфляции. В отличие от стран Центральной Америки, они проводили независимую денежно-кредитную политику и в результате пострадали. В странах Южной Америки в целом были более высокие средние темпы инфляции, чем в остальном мире на протяжении всего ХХ века.

В-третьих, европейские страны в этом списке в основном пережили период гиперинфляции либо после Первой мировой войны, либо после Второй мировой войны, либо после распада Советского Союза. В другие периоды времени темпы инфляции были умеренными.

Наконец, в список включены только две африканские страны. В большинстве африканских колоний до 1960-х годов существовали валютные советы, которые ограничивали инфляцию, привязывая свою валюту к европейским валютам. Французские страны Западной Африки, которые все еще привязывают свою валюту к французскому франку, пострадали от инфляции значительно меньше, чем страны, избравшие независимую денежно-кредитную политику.Инфляция в Конго произошла при деспоте Мобуту, а инфляция в Анголе произошла почти исключительно в 1990-е годы.

Как гласит монетарное изречение, инфляция везде является денежным феноменом. Это правило особенно актуально в этих случаях. Каждая из перечисленных здесь стран не могла и / или не желала оплачивать государственные расходы за счет повышения налогов. Каждый предпочел печатать деньги за счет чрезмерных эмиссий валюты или операций на открытом рынке, увеличивая денежную массу и вызывая инфляцию.Со временем это действие стало самоубийственной мерой, поскольку инфляция снизила реальные государственные поступления, что привело к еще большему дефициту, пока экономика не погрузилась в гиперинфляцию.

Мы разделяем наши источники гиперинфляции на четыре категории: инфляция после Первой мировой войны, инфляция после Второй мировой войны, инфляция в постсоветский период и инфляционное финансирование государственного дефицита, ведущее к обвалу валюты.

Инфляция после Первой мировой войны

После Первой мировой войны проигравшие страны Оси находились в политическом и финансовом беспорядке.Австро-Венгрия была разделена на несколько небольших стран, Польша была воссоздана, Россия погрузилась в гражданскую войну, а Германия и другие страны попали под серьезное экономическое давление. Эти страны постепенно попали в порочный круг дефицита государственного бюджета, который привел к инфляции, которая подпитывала спрос на дополнительные государственные услуги, поскольку начавшаяся экономическая рецессия привела к еще большей инфляции. В Польше, Германии, Венгрии, России и Австрии правительство в конечном итоге заменило рухнувшие бумажные валюты новыми валютами, привязав новые валюты к доллару США, золоту или другому якорю.Инфляция в Германии была хуже, и с тех пор Германия проявляет повышенную бдительность в отношении инфляции. Хотя Германия и Австрия больше никогда не страдали от высоких темпов инфляции, Венгрия пережила самую сильную инфляцию в истории после Второй мировой войны, а Польша и Россия пережили приступы инфляции после краха коммунизма в каждой стране.

Ни одна из союзных стран не пострадала от гиперинфляции после Первой мировой войны. Цены в большинстве стран выросли в два, три или четыре раза во время Первой мировой войны, но после войны началась дефляция.Соединенное Королевство и другие страны пытались вернуться к золотому стандарту, восстановив обменные курсы, существовавшие до Первой мировой войны

Политический и экономический крах был явным источником инфляции после войны. Такие страны, как Германия и Австрия, которые предпочли инфляцию, а не решение своих экономических проблем напрямую, обнаружили издержки гиперинфляции и позаботились о том, чтобы гиперинфляция больше никогда не повторилась. Другие страны, такие как Венгрия или Румыния, не смогли избежать инфляции и в результате пострадали.

Инфляция после Второй мировой войны

После Второй мировой войны меньше стран пострадали от инфляции, чем после Первой мировой войны. Инфляционный коллапс Китая был больше связан с гражданской войной, последовавшей за Второй мировой войной, чем с самой войной. В коммунистических частях Китая уровень инфляции во время гражданской войны был намного ниже, чем в националистических частях Китая. Коммунистический юань упал в цене с 3,9 юаня за доллар в 1934 году до 47 000 к 1949 году, а националистический юань упал в цене до 425 000 000 юаней за доллар.Греция страдала от инфляции во время Второй мировой войны, а инфляция в Румынии была умеренной по сравнению с инфляцией в Венгрии.

Худшая инфляция в истории человечества произошла в Венгрии в 1946 году, когда Пенго утонул в нулях. Весной и летом 1946 года Венгрия прошла через Pengo, Milpengo (равняется 1 миллиону Pengoe), Bilpengo (равняется 1 миллиону Million Pengoe) и Adopengo (Tax Pengo, который должен был избежать воздействия инфляции, но потерпел неудачу) . Когда в июле 1946 года закончилась инфляция, потребовалось 400 квадриллионов пенго, чтобы купить 1 форинт, новую валюту.Эта инфляция никоим образом не была неизбежной.

Поскольку другие страны Восточной Европы находились в аналогичном экономическом положении, следует признать, что плохая экономическая политика привела к гиперинфляции Венгрии, а не сами события. Точно так же тот факт, что Тайвань и коммунистический Китай страдали от гораздо более низких темпов инфляции, чем националистический Китай, показывает, что уровень инфляции был политическим выбором. Эти страны пострадали от инфляции из-за нежелания решать стоящие перед ними экономические проблемы.

Инфляция в постсоветский период

Распад Советского Союза привел к гиперинфляции во многих странах бывшего Советского Союза и других странах Восточной Европы. Почти каждая страна, которая была членом Советского Союза, была вынуждена ввести новую валюту, чтобы заменить обесценившиеся валюты, которые следовали сразу за советским рублем. Уровень инфляции варьировался от умеренной инфляции в странах Балтии и Центральной Азии до гиперинфляции в славянских странах.В таблице ниже показаны некоторые из наихудших случаев.

Наихудшая инфляция произошла в Югославии, в основном в 1993 году, когда страна находилась под международными санкциями и решила оплачивать свои счета за счет инфляционного финансирования. В результате Югославия вместе с Венгрией разделила рекорд по наихудшей инфляции в истории. Югославия представила новую версию динара в октябре 1993 года и две новые версии динара в январе 1994 года. К концу января 1994 года потребовалось 13 миллиардов миллионов миллионов «супер» динаров, чтобы купить один динар с сентября 1993 года!

Чехословакия

Одним из интересных примеров инфляции в ХХ веке является Чехословакия / Чешская Республика.Чехословакия могла бы впасть в состояние гиперинфляции после Первой мировой войны, Второй мировой войны или краха коммунизма, но сохраняла относительную стабильность цен в каждом из этих случаев. Чехословакия пережила только одну денежную реформу в течение двадцатого века, в 1953 году, когда 10 старых чешских крон были обменены на 1 новую чешскую крону. В то время как в 1900 году для получения доллара США требовалось эквивалент ½ новой чешской кроны, в 2000 году потребовалось 37 чешских крон. Это, безусловно, было большим обесцениванием, но ничто по сравнению с обесцениванием любого из его соседей.Если Чехословакия решила избежать инфляции, то же самое могли сделать и ее соседи. Короче говоря, инфляция и гиперинфляция — это выбор.

Инфляционное финансирование и валютный крах

Многие другие страны, которые пострадали от серьезного обесценивания своей валюты в течение двадцатого века, достигли этого подвига путем упорной и постоянной работы. Ни одна южноамериканская страна не столкнулась с политическими проблемами, вызванными мировыми войнами или крахом коммунизма, но все они пережили высокие темпы инфляции на протяжении двадцатого века.

Источником этой инфляции было нежелание правительств сбалансировать свои бухгалтерские книги и избежать дефицита. Дефицит государственного бюджета был оплачен увеличением денежной массы, что привело к инфляции. Аргентина, Бразилия, Уругвай и другие страны Южной Америки год за годом страдали от двузначной инфляции, которая неизбежно приводила к обвалу валюты до трех- или четырехзначной инфляции до того, как экономические реформы заменили валюту новой валютой. Затем страна начала новое приключение на пути к инфляционному коллапсу.Бразилия претерпела пять денежных реформ в ХХ веке, Аргентина — три реформы, Боливия, Чили, Никарагуа, Перу и Уругвай — по две реформы каждая.

Эта инфляция никоим образом не была неизбежной. Панама привязала свою валюту к доллару на протяжении всего двадцатого века и не претерпела обесценивания. Большинство стран Центральной Америки привязывали свои валюты к доллару США до 1970-х годов и избегали инфляции. Хотя трудно разделить причины и последствия инфляции, примечательно, что Аргентина была богаче, чем большинство европейских стран в 1920-х годах, но теперь беднее, чем большинство европейских стран.Страны Латинской Америки столкнулись с более медленными темпами роста, чем большинство стран Азии. Хотя инфляция сама по себе не привела к такому результату, она, безусловно, способствовала этому.

Многие страны, не вошедшие в наш список, испытали высокие годовые темпы инфляции, не обрушившись на гиперинфляцию. Страны страдают от инфляции, потому что они не хотят напрямую решать экономические проблемы, вызывающие инфляцию. Использование печатных машин для избежания этих проблем только отсрочивает неизбежное и увеличивает экономические затраты на борьбу с инфляцией.

Издержки инфляции

Инфляция снижает экономическое благосостояние. Есть многочисленные источники издержек инфляции. Инфляция цен влечет за собой затраты на меню (стоимость изменения цен), затраты на кожу для обуви (затраты на сокращение денежных авуаров), повышенную неопределенность среди производителей и потребителей, пытающихся определить реальную стоимость товаров и услуг, налоговые искажения и затраты на корректировку. к неожиданным изменениям инфляции. Неожиданная инфляция перераспределяет деньги от кредиторов к должникам и от работников к работодателям.В случае гиперинфляции она может легко обесценить финансовые активы. Это приводит к сокращению инвестиций и замедлению экономического роста. Переменные темпы инфляции создают неопределенность, которая влияет на уровень экономического производства.

Все эти инфляционные проблемы возникают в результате роста цен на товары и услуги. Другая инфляционная проблема, которую часто игнорируют, — это инфляция цен на активы на фондовом рынке, рынке недвижимости или в других областях. Инфляция активов создает искусственное богатство, побуждая фирмы и потребителей брать взаймы сверх их возможностей.Когда инфляция активов заканчивается, фирмы и частные лица не могут расплачиваться по своим долгам, что приводит к снижению спроса и замедлению экономического роста. Соединенные Штаты в 1930-х годах и Япония в 1990-х годах являются примерами этой проблемы. Инфляция активов обманчива, потому что люди чувствуют себя богаче, когда это происходит, но когда стоимость активов выйдет за пределы производственного потенциала страны, наступит неизбежный период «догонения», когда цены на активы снизятся до своего реального уровня.

И цена, и инфляция активов имеют свои издержки.

Борьба с инфляцией в XXI веке

Будет ли инфляция в двадцать первом веке больше похожа на девятнадцатый или двадцатый век? Конечно, это невозможно предугадать. Страны, которые предпочитают не заниматься своими коренными экономическими проблемами, неизбежно создадут для себя инфляционные проблемы. Большинство стран вернулись к однозначным уровням инфляции в конце 1990-х годов, даже в странах Южной Америки и бывшего Советского Союза, но в некоторых странах инфляция продолжалась.Турция, Демократическая Республика Конго и Ангола по-прежнему страдают от высоких темпов инфляции.

Тем не менее страны учатся на своих ошибках. Германия позаботилась о том, чтобы она никогда не повторилась — гиперинфляция 1920-х годов, большинство правительств предпочли контролировать инфляцию во время Второй мировой войны и избегать инфляционного финансирования Первой мировой войны, а когда в 1979 году случился второй нефтяной кризис, центральные банки решили бороться с инфляцией. вместо того, чтобы уступить ему, как это было после первого нефтяного кризиса 1973 года.После инфляции наполеоновских войн Соединенные Штаты, Великобритания, Франция и другие страны позаботились о том, чтобы инфляция бумажных денег не вернулась в течение столетия. Следовательно, нет причин, по которым мы не можем использовать уроки двадцатого века для борьбы с инфляцией в двадцать первом веке.

Можно сделать несколько выводов.

  1. Инфляция не является неизбежным следствием политической и экономической неопределенности.

    Хотя большинство стран, пострадавших от инфляции, пережили период политической и экономической неопределенности, инфляция произошла из-за нежелания правительств решать стоящие перед ними экономические проблемы.Германия и Австрия избежали инфляции после Второй мировой войны, а Чехословакия избежала высоких темпов инфляции своих соседей на протяжении всего ХХ века. Страны Центральной Америки, привязавшие свою валюту к доллару США, избежали инфляционных проблем своих южноамериканских соседей. Инфляция — это выбор.

    Правительство и центральные банки должны понять, что экономические проблемы, ведущие к инфляционному финансированию, должны быть немедленно решены. Инфляция только задерживает и усугубляет эти экономические проблемы за счет экономических инвестиций и производства.

  2. Независимые центральные банки могут уменьшить соблазн инфляции

    Страны с лучшими показателями инфляции в ХХ веке также были странами с независимыми центральными банками. Конечно, это само по себе не гарантирует избежания инфляции. Хотя Швейцария, Соединенные Штаты и Германия после Второй мировой войны пострадали от инфляции меньше, чем большинство стран, они все же пережили короткие периоды инфляции, выражавшейся двузначными числами.Центральный банк должен взять на себя обязательство бороться с инфляцией любой ценой.

    Европейский центральный банк представит интересный пример XXI века. В отличие от Федеральной резервной системы, это наднациональный центральный банк, контролирующий денежную массу нескольких суверенных стран. Существуют и другие наднациональные центральные банки, которые контролируют денежную массу в нескольких странах, например, Восточно-Карибский центральный банк или Центральный банк стран Востока, но они действуют больше как валютные советы, чем центральные банки.

    Несмотря на его независимость и наднациональный характер, мы не можем заключить, что Европейский центральный банк будет свободен от политического влияния. Перед тем, как был избран ее первый президент, Вим Дуйзенберг, французы позаботились о том, чтобы он «добровольно» ушел в отставку через четыре года, чтобы позволить французскому президенту ЕЦБ заменить его.

    Хотя центральные банки считают борьбу с инфляцией своей основной целью, это не единственная их цель. Федеральная резервная система пытается уравновесить борьбу с инфляцией с внутренней и экономической стабильностью, и ее достижения в борьбе с инфляцией цен в 1970-х и инфляцией активов в 1990-х далеко не идеальны.Независимые центральные банки и более сильная приверженность борьбе с инфляцией могут избежать инфляции двадцатого века.

  3. Небольшие страны должны привязать свою валюту к евро или доллару, чтобы избежать инфляции.

    Маленькие страны с лучшими показателями предотвращения инфляции — это страны, которые использовали валютные советы или долларизацию. Это требует от них отказа от контроля над денежной стороной своей экономики.

    Валютные советы или долларизация сами по себе не решают экономических проблем страны.Аргентина, Мексика, Корея и другие страны использовали стабильность своей валюты для чрезмерных заимствований в долларах США, создавая финансовые и экономические проблемы. Валютные советы в сочетании с консервативной макроэкономической политикой — лучший способ контролировать инфляцию в малых странах.

    Это лучшее объяснение того, почему в африканских странах инфляция была незначительной до 1960 года, но после этого была высокая инфляция, почему нефранцузские африканские страны страдали более высокими темпами инфляции, чем французские африканские страны, и почему Центральная Америка пережила меньшую инфляцию, чем Южная Америка.

    Несколько стран пошли по этому пути. Аргентина, Гонконг и Болгария, среди прочих, теперь используют валютные советы для контроля над инфляцией. Эквадор долларизовался, и доллар США является законным платежным средством в Панаме и Гватемале. Это также объясняет, почему на Нидерландских Антильских островах наблюдается один из лучших показателей инфляции в ХХ веке.

    Для небольших стран валютные советы могут действовать как эквивалент независимого центрального банка и, вероятно, являются лучшим решением.

Заключение

Что нас ждет в ХХI веке? Конечно, никто не знает. Будут войны, правительства рухнут, идеологии получат контроль над экономическим здравым смыслом, а правительства будут склонны использовать инфляцию для решения своих экономических и финансовых проблем. Мы должны помнить, что инфляции — это выбор, которого можно избежать.

Одно из предсказаний, которое мы хотели бы сделать здесь, состоит в том, что если двадцатый век был веком распространения валют, то двадцать первый век будет веком, когда количество мировых валют сократится.Центральные банки были быстрорастущей отраслью в двадцатом веке. В 1900 году у немногих стран был центральный банк, и большинство стран и колоний связывали свои валюты друг с другом через золотой стандарт.

По мере того, как страны постепенно удаляли золото и серебро из своих национальных денежных систем и заменяли их бумажными, это привело к инфляции. Мир никогда не вернется к золотому стандарту. Но он может вернуться в мир, в котором большинство мировых валют привязано к нескольким центральным валютам, таким как доллар, евро и иена, или, возможно, к одной евродолларовой валюте.Остается неясным, смогут ли эти резервные валюты вернуться к относительной стабильности цен и избежать проблем двадцатого века, но это цель, к которой нужно стремиться.

22.3 Как США и другие страны испытывают инфляцию — принципы экономики

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Определите модели инфляции в США, используя данные из индекса потребительских цен
  • Определите модели инфляции на международном уровне

За последние три десятилетия инфляция в США была относительно низкой.Южная экономика, при этом индекс потребительских цен обычно растет на 2–4% в год. Оглядываясь назад на двадцатый век, можно сказать, что было несколько периодов, когда инфляция приводила к двузначному росту цен, но ничто не могло приблизиться к гиперинфляции.

На рис. 1 (а) показан уровень цен в Индексе потребительских цен, начиная с 1916 года. В этом случае базовые годы (когда ИПЦ определен как 100) установлены для среднего уровня цен, существовавшего с 1982 по 1984 г.На рисунке 1 (b) показаны годовые процентные изменения ИПЦ с течением времени, то есть уровень инфляции.

Рисунок 1. Уровень цен в США и темпы инфляции с 1913 года. На графике a показаны тенденции изменения уровня цен в США с 1916 по 2014 год. В 1916 году график начинается с 10 долларов, возрастает примерно до 20 долларов в 1920 году и остается около 16 или 17 долларов до 1931 года, когда цена подскочит до 15 долларов. Он постепенно увеличивается с периодическими спадами до 2014 года, когда он составит около 236 долларов США. На графике b показаны тенденции изменения U.S. темпы инфляции с 1916 по 2014 год. В 1916 году график начинается с 7,7%, подскакивает почти до 18% в 1917 году, резко падает почти до -11% в 1921 году, периодически поднимается и опускается, пока не стабилизируется. примерно до 1,5% в 2014 году.

Первые две волны инфляции легко охарактеризовать исторически: они наступили сразу после Первой и Второй мировых войн. Однако есть также два периода серьезной отрицательной инфляции, называемые дефляцией , , в первые десятилетия двадцатого века: один после глубокой рецессии 1920–21 годов, а другой — во время Великой депрессии 1930-х годов.(Поскольку инфляция — это время, когда покупательная способность денег с точки зрения товаров и услуг снижается, дефляция будет временем, когда покупательная способность денег с точки зрения товаров и услуг возрастет.) В период с 1900 по 1960 год, основные инфляции и дефляции почти уравновешивали друг друга, поэтому средний годовой уровень инфляции за эти годы составлял всего около 1% в год. Третья волна более серьезной инфляции прибыла в 1970-е годы и утихла в начале 1980-х годов.

Посетите этот веб-сайт, чтобы воспользоваться калькулятором инфляции и узнать, как изменились цены за последние 100 лет.


Времена рецессии или депрессии часто кажутся временами, когда уровень инфляции ниже, как, например, во время рецессии 1920–1921 годов, Великой депрессии, рецессии 1980–1982 годов и Великой рецессии в 2008–2009 годах. В 2009 году было несколько месяцев дефляции, но не в годовом исчислении. Спады обычно сопровождаются повышением уровня безработицы, а общий спрос на товары падает, что приводит к снижению уровня цен. И наоборот, уровень инфляции часто, но не всегда, кажется, начинает расти, когда экономика растет очень быстро, например, сразу после войны или в 1960-е годы.Основы макроэкономического анализа, разработанные в других главах, объяснят, почему рецессия часто сопровождает рост безработицы и снижение инфляции, в то время как быстрый экономический рост часто приводит к снижению безработицы, но более высокой инфляции.

Во всем остальном мире характер инфляции был очень неоднородным, как видно на Рисунке 2, на котором показаны темпы инфляции за последние несколько десятилетий. Во многих промышленно развитых странах, не только в Соединенных Штатах, в 1970-е годы были относительно высокие темпы инфляции.Например, в 1975 году уровень инфляции в Японии превышал 8%, а в Великобритании — почти 25%. В 80-е годы темпы инфляции в США и Европе снизились и в основном не изменились.

Рисунок 2. Страны с относительно низким уровнем инфляции, 1960–2014 гг. На этой диаграмме показано годовое процентное изменение потребительских цен по сравнению с потребительскими ценами предыдущего года в США, Великобритании, Японии и Германии.

Страны с контролируемой экономикой в ​​1970-х годах, такие как Советский Союз и Китай, исторически имели очень низкие уровни измеряемой инфляции — потому что цены запрещалось повышаться по закону, за исключением случаев, когда правительство считало, что повышение цен связано с качеством улучшения.Однако в этих странах также была постоянная нехватка товаров, поскольку запрет на рост цен действует как потолок цен и создает ситуацию, когда объем спроса часто превышает объем предложения. По мере того как Россия и Китай переходили к более рыночной экономике, они также испытали всплески инфляции, хотя статистику по этим странам следует рассматривать как несколько более шаткую. Инфляция в Китае составляла в среднем около 10% в год на протяжении большей части 1980-х и начала 1990-х годов, хотя с тех пор она снизилась.В начале 1990-х годов Россия пережила гиперинфляцию — всплеск высокой инфляции — 2,500% в год, хотя к 2006 году инфляция потребительских цен в России упала ниже 10% в год, как показано на Рисунке 3. Самый близкий показатель, который когда-либо был у Соединенных Штатов. гиперинфляция была достигнута во время Гражданской войны 1860–1865 годов в государствах Конфедерации.

Рисунок 3. Страны с относительно высокими темпами инфляции, 1980–2013 гг. Эти графики показывают процентное изменение потребительских цен по сравнению с потребительскими ценами прошлого года в Бразилии, Китае и России.(а) Из них Бразилия и Россия испытали гиперинфляцию в какой-то момент между серединой 1980-х и серединой 1990-х годов. (б) В середине 1990-х годов в Китае и Нигерии были высокие темпы инфляции, хотя и не такие высокие. Несмотря на то, что их темпы инфляции снизились за последние два десятилетия, в некоторых из этих стран по-прежнему наблюдаются значительные темпы инфляции. (Источники: http://research.stlouisfed.org/fred2/series/FPCPITOTLZGBRA; http://research.stlouisfed.org/fred2/series/CHNCPIALLMINMEI; http: //research.stlouisfed.org / fred2 / series / FPCPITOTLZGRUS)

Во многих странах Латинской Америки в 1980-х и начале 1990-х годов наблюдалась бушующая гиперинфляция, при этом темпы инфляции часто значительно превышали 100% в год. В 1990 году, например, и в Бразилии, и в Аргентине инфляция превысила 2000%. В некоторых странах Африки в 1990-е годы наблюдались чрезвычайно высокие темпы инфляции, иногда граничащие с гиперинфляцией. В Нигерии, самой густонаселенной стране Африки, в 1995 году уровень инфляции составлял 75%.

В начале 2000-х годов проблема инфляции, похоже, уменьшилась для большинства стран, по крайней мере, по сравнению с худшими периодами последних десятилетий.Как мы отмечали в этой предыдущей статье Bring it Home, в последние годы худший пример гиперинфляции в мире был в Зимбабве, где в какой-то момент правительство выпускало векселя номинальной стоимостью 100 триллионов долларов (в зимбабвийских долларах), то есть, на лицевой стороне банкнот было написано 100000000000000 долларов, но они почти ничего не стоили. Во многих странах память о двузначной, трехзначной и даже четырехзначной инфляции не так уж далеко в прошлом.

В экономике США годовой уровень инфляции за последние два десятилетия обычно составлял от 2% до 4%.Периоды наивысшей инфляции в Соединенных Штатах в двадцатом веке приходились на годы после Первой и Второй мировых войн и в 1970-е годы. Периодом самой низкой инфляции — фактически дефляции — была Великая депрессия 1930-х годов.

Вопросы для самопроверки

Перейдите на этот веб-сайт для просмотра калькулятора покупательной способности по адресу MeasuringWorth.com. Сколько денег нужно было бы сегодня, чтобы купить то, что можно было бы купить за один доллар в год вашего рождения?

Обзорные вопросы

  1. Каков был типичный диапазон инфляции в США.С. экономики в последнее десятилетие или около того?
  2. За последние столетия, в какие периоды уровень инфляции в США был самым высоким и самым низким?
  3. Что такое дефляция?

Вопросы о критическом мышлении

Как вы думаете, почему опыт США с инфляцией за последние 50 лет был намного мягче, чем во многих других странах?

Проблемы

В пределах 1-2 процентных пунктов, каков уровень инфляции в США за последние 20 лет? Нарисуйте график, чтобы показать данные.

Глоссарий

дефляция
отрицательная инфляция; большинство цен в экономике падают
гиперинфляция
Вспышка высокой инфляции, которая часто наблюдается (хотя и не исключительно) при переходе экономики от контролируемой к рыночной экономике

Решения

Ответы на вопросы самопроверки

Калькулятор требует ввести три числа:

  • Первый год, в данном случае год вашего рождения
  • Сумма денег, которую вы хотели бы перевести с точки зрения ее покупательной способности
  • Последний год — текущий или последний год калькулятор принимает

Мой год рождения 1955.Сумма — 1 доллар. 2012 год в настоящее время является последним годом, который принимает калькулятор. Простой калькулятор покупательной способности показывает, что 1 доллар покупок в 1955 году будет стоить 8,57 долларов в 2012 году. На веб-сайте также объясняется, почему истинный ответ сложнее, чем тот, который показывает простой калькулятор покупательной способности.

Инфляция и долг | Национальные дела

Джон Х.Кокрейн
Осень 2011 г.

В течение нескольких лет среди экономистов и политиков бушевали жаркие споры о том, сталкиваемся ли мы с серьезным риском инфляции. Эти дебаты были сосредоточены в основном на Федеральной резервной системе — особенно на том, был ли ФРС слишком агрессивен в увеличении денежной массы, удерживал ли он процентные ставки слишком низкими и можно ли рассчитывать на то, что он изменит курс в случае появления признаков инфляции.

Но эти вопросы упускают из виду серьезную опасность. В результате огромного долга и дефицита федерального правительства в Америке в ближайшие несколько лет может разразиться значительная инфляция. Если люди будут убеждены, что наше правительство в конечном итоге будет печатать деньги для покрытия неизлечимого дефицита, они увидят инфляцию в будущем и попытаются избавиться от долларов сегодня, что приведет к росту цен на товары, услуги и, в конечном итоге, заработной платы во всем мире. экономия. Это будет равносильно «бегству» по доллару.Как и в случае банкротства, мы не сможем заранее предсказать, когда такое событие произойдет. Но наша экономика будет нацелена на это, пока наша фискальная траектория неустойчива.

Излишне говорить, что такой рост вызовет финансовый хаос и возобновит рецессию. Это приведет к стагфляции, а не к подпитываемому инфляцией буму, на который надеются некоторые экономисты. И Федеральный резерв практически ничего не мог бы сделать, чтобы остановить это.

Это беспокойство, подробно описанное ниже, вряд ли является общепринятым.Многие экономисты и комментаторы не считают, что сейчас есть смысл беспокоиться об инфляции. В конце концов, инфляция снизилась во время финансового кризиса и последующей рецессии и остается низкой по послевоенным стандартам. Доходность долгосрочных казначейских облигаций, которая должна вырасти, когда инвесторы предвидят инфляцию, находится на минимальных отметках за полвека. И Федеральная резервная система говорит нам не беспокоиться: например, в заявлении в августе прошлого года Федеральный комитет по открытым рынкам отметил, что «показатели базовой инфляции имели тенденцию к снижению в последние кварталы, и при значительном нехватке ресурсов продолжает сдерживать давление затрат и дольше. -срочные инфляционные ожидания стабильны, инфляция, вероятно, будет сдерживаться на некоторое время.«

Но точка зрения ФРС о том, что инфляция происходит только во время бума, слишком узка, она основана только на одной интерпретации исключительного послевоенного опыта Америки. В нем не учитывается, например, стагфляция 1970-х годов, когда инфляция разразилась, несмотря на «нехватку ресурсов» и очевидную «стабильность» ожиданий. В 1977 году экономика также восстанавливалась после рецессии, и всего за два года инфляция упала с 12% до 5%. ФРС ожидала дальнейшего сдерживания, а опросы и долгосрочные процентные ставки не указывали на ожидания более высокой инфляции.Уровень безработицы медленно снизился с 9% до 7%, а затем, как и сейчас, согласно общепринятому мнению, его можно было снизить еще больше с помощью дополнительных «стимулов». К 1980 году, однако, инфляция снова выросла до 14,5%, в то время как безработица также выросла, достигнув пика в 11%.

На протяжении всей истории серьезная инфляция чаще всего является четвертым всадником экономического апокалипсиса, сопровождающего застой, безработицу и финансовый хаос. Вспомните Зимбабве в 2008 году, Аргентину в 1990 году или Германию после мировых войн.

Основная причина, по которой серьезная инфляция часто сопровождает серьезные экономические трудности, проста: инфляция — это форма суверенного дефолта. Выплата по облигациям валютой, которая стоит вдвое меньше, чем раньше, — все равно что не выплачивать половину долга. И суверенный дефолт случается не во времена бума, а когда экономика и правительства находятся в затруднительном положении.

Большинство аналитиков сегодня — даже те, кто действительно беспокоится об инфляции — игнорируют прямую связь между долгом, надвигающимся дефицитом и инфляцией.«Монетаристы» сосредотачиваются на связях между инфляцией и деньгами и поэтому опасаются, что недавнее резкое увеличение денежной массы ФРС вызовет такую ​​же массовую инфляцию. Взгляды самого ФРС в значительной степени «кейнсианские», сосредотачиваясь на процентных ставках и вышеупомянутой «слабости» как факторах инфляции или дефляции. Инфляционные «ястребы» ФРС опасаются, что центральный банк будет слишком долго удерживать процентные ставки на слишком низком уровне и что, как только инфляция вспыхнет, ее будет трудно приручить. Между тем «голуби» ФРС считают, что центральный банк может и будет повышать ставки достаточно быстро, если произойдет инфляция, так что сейчас никому не нужно беспокоиться об инфляции.

Все стороны традиционных дебатов по инфляции считают, что Федеральный резерв может остановить любую вспыхивающую инфляцию. Единственный вопрос, который волнует их, — будет ли на самом деле — или же страх перед более высокими процентными ставками, безработицей и политической реакцией приведет к тому, что ФРС позволит инфляции выйти из-под контроля. Они предполагают, что у правительства всегда будут финансовые ресурсы для поддержки любой денежно-кредитной политики — например, для выпуска облигаций, обеспеченных налоговыми поступлениями, которые могут поглотить любые излишки денег в экономике.Это предположение явно выражено в сегодняшних академических теориях.

В то время как предположение о финансовой платежеспособности могло иметь смысл в Америке на протяжении большей части послевоенной эпохи, размер государственного долга и неприемлемый будущий дефицит ставят нас в незнакомую опасную зону, выходящую за рамки традиционных американских макроэкономических идей. . И серьезная инфляция часто возникает, когда события подавляют идеи — когда внезапно возникают факторы, которые экономисты и политики не понимают или о которых забыли.Это риск, с которым мы сталкиваемся сегодня. Чтобы правильно понять этот риск, мы должны сначала понять идеи, лежащие в основе наших дебатов об инфляции.

ДОВЕРИЕ КЕЙНЕЗИАНЦЕВ

Федеральная резервная система и большинство ученых-экономистов, высказывающих свое мнение о политике, придерживаются в основном кейнсианского мышления. С этой точки зрения ФРС управляет денежно-кредитной политикой, изменяя межбанковские процентные ставки «овернайт». Эти ставки влияют на долгосрочные процентные ставки, а затем и на ипотечные, ссудные и другие ставки, с которыми сталкиваются потребители и бизнес-заемщики.Более низкие процентные ставки приводят к более высокому «спросу», а более высокий спрос сокращает «вялость» на рынках. В конечном итоге эти «более жесткие» рынки оказали повышательное давление на цены и заработную плату, увеличивая инфляцию. Более высокие ставки имеют противоположный эффект.

Миссия ФРС — контролировать процентные ставки для обеспечения нужного уровня спроса, чтобы экономика не росла слишком быстро и не вызывала чрезмерную инфляцию, а также чтобы она не росла слишком медленно и не погружалась в рецессию. Другие «потрясения» — такие как изменение цен на нефть или стихийные бедствия, влияющие на предложение или спрос, — могут повлиять на «напряженность» или «вялость» на рынках, поэтому ФРС приходится их отслеживать и искусно компенсировать.По этой причине большинство отчетов ФРС и заявлений Комитета по открытым рынкам начинаются с пространных описаний тенденций в реальной экономике. Это тяжелая работа: даже советские плановики, которые никогда не могли правильно определить цену на кофе, не сталкивались с такой сложной задачей, как поиск «правильной» процентной ставки для такой сложной и динамичной экономики, как наша.

ФРС описывает свои недавние «нетрадиционные» меры политики, используя ту же общую схему. Например, недавнее «количественное смягчение», в ходе которого ФРС покупала долгосрочные облигации, было описано как альтернативный способ снизить долгосрочные процентные ставки, учитывая, что краткосрочные ставки не могли снижаться дальше.

Одна серьезная проблема с этой точкой зрения состоит в том, что корреляция между безработицей (или другими показателями экономического «спада») и инфляцией на самом деле очень слабая. На графиках ниже показаны инфляция и безработица в США за последние несколько десятилетий. Если «слабость» и «стесненность» привели к инфляции, мы увидим четкую линию с отрицательным наклоном: более высокая инфляция будет соответствовать более низкой безработице, и наоборот. Но графики почти не показывают связи между инфляцией и безработицей.С 1992 по 2001 год инфляция и безработица снижались одновременно. Что еще более тревожно, с 1973 по 1975 год и снова с 1978 по 1981 год инфляция резко выросла, несмотря на высокий и растущий уровень безработицы и другие меры «спада».

Это отсутствие корреляции не должно вызывать удивления. Если бы инфляция была связана только с быстро развивающейся экономикой, Зимбабве, в которой в последние годы наблюдалась инфляция примерно 11 000 000%, должна была бы стать самой богатой страной на Земле.Если девальвация валюты дала стимул и повысила конкурентоспособность, то многочисленные девальвации Греции за десятилетия до ее присоединения к евро должны были сделать ее предметом зависти для Европы, а не ее корзиной.

Более того, корреляция не является причинно-следственной связью. По мнению ФРС, слабость и ограниченность вызывают инфляцию и дефляцию . Эта точка зрения пользуется еще меньшей поддержкой, чем идея о том, что слабость или ее отсутствие может надежно спрогнозировать инфляцию.

Кейнсианцы, конечно, осознают эти трудности, и у них есть ответ: ожидания.По сути, они утверждают, что бум может произойти, если публика будет удивлена ​​ инфляцией. Если людей обмануть, заставив думать, что более высокие цены реальны, они будут работать усерднее. Однако, если люди знают, что приближается инфляция, они просто поднимут цены и заработную плату, не меняя своих экономических планов или деятельности. Они утверждают, что на графиках действительно есть кривая с отрицательным наклоном, но увеличение ожидаемой инфляции сдвигает всю кривую вверх. Поскольку ожидания трудно измерить независимо, эту точку зрения трудно опровергнуть, но это также означает, что ее трудно использовать для чего-либо, кроме рассказывания историй постфактум.

В этом анализе стагфляции 1973-75 и 1978-81 годов представляли увеличение ожидаемой инфляции, в то время как снижение инфляции с 1980-х по 2000 год, которое произошло без существенного увеличения безработицы, представляло собой победу ФРС в убеждении людей, что они должны ожидайте более низкой инфляции.

Эти взгляды очевидны в показаниях председателя ФРС Бена Бернанке 13 июля перед комитетом Палаты представителей по финансовым услугам:

Причины, по которым можно ожидать замедления инфляции, включают очевидную стабилизацию цен на нефть и другие сырьевые товары, которая уже проявляется в розничных ценах на бензин и продукты питания; все еще существенный провал в U.S. рынки труда и товаров, которые затрудняют получение работниками прироста заработной платы, а фирмам — нести более высокие издержки; и стабильность долгосрочных инфляционных ожиданий, измеряемых обследованиями домашних хозяйств, прогнозами профессиональных экономистов из частного сектора и индикаторами финансового рынка.

По мнению Бернанке, издержки, вялость и ожидания определяют инфляцию, а не денежная масса или государственный долг. С этой точки зрения, мониторинг «стабильности» долгосрочных ожиданий жизненно важен, как и обеспечение того, чтобы ожидания оставались «закрепленными на якоре».«Мы не хотим, чтобы люди реагировали на небольшие всплески инфляции страхом, что долгосрочная инфляция вот-вот разразится.

Итак, как ФРС узнает, стабильны ли ожидания? Более подробные отчеты центрального банка отражают логику приведенной выше цитаты: они указывают на опросы, прогнозы и низкие долгосрочные процентные ставки. Но проблема в том, что обзоры, прогнозы и долгосрочные процентные ставки не учитывали инфляцию 1970-х годов. Например, на диаграмме ниже показана процентная ставка по десятилетним казначейским облигациям и уровень инфляции за последние четыре десятилетия.Если бы долгосрочные процентные ставки давали надежные предупреждения об инфляции, мы бы увидели, что процентные ставки вырастут на , а затем инфляция повысится на . Так не бывает. Очевидно, что «якоря» могут быстро открепиться, и инфляция может удивить рынок облигаций, а также ФРС.

Следовательно, чтобы верить в то, что стагфляция не разразится, нам нужно некоторое понимание , почему ожидания могут быть «привязаны». По мнению многих ученых-экономистов и представителей ФРС, «якорь» — это вера в фундаментальную стойкость ФРС и ее приверженность борьбе с инфляцией.Сегодня, с этой точки зрения, люди считают, что ФРС ответит на любую значимую инфляцию повышением процентных ставок намного быстрее и радикальнее, чем это было в 1970-х годах — независимо от того, насколько высока безработица или как громко Конгресс и президент кричат, что ФРС душит экономику с помощью скудных денег, или насколько толпы «кредитных ограничений» и «спасения банков» настаивают на том, что ФРС убивает банковскую систему, или сколько «временных факторов», «стоимостных потрясений» или других оправданий аналитики могут придумать объяснение возникающей инфляции.

Ожидания занимают еще более важное место в «новокейнсианских» теориях, популярных среди ученых и исследователей центральных банков по всему миру. Согласно этим теориям, объявления ФРС о целевом показателе инфляции должно быть достаточно, чтобы было достаточно для «согласования ожиданий» и вынудить экономику перейти к одному из многих возможных «множественных равновесий».

Это направление академической теории проникает в анализ политики. Например, главный экономист Международного валютного фонда Оливье Бланшар рекомендовал в прошлом году, чтобы ФРС увеличила инфляцию, чтобы стимулировать экономику, и утверждал, что для этого ФРС нужно просто объявить более высокий целевой показатель.Эта точка зрения также помогает объяснить растущее стремление ФРС сообщать о своих намерениях. Например, основным «стимулирующим» действием ФРС в течение лета было объявление о том, что процентные ставки в будущем останутся низкими в течение длительного времени; он не сделал никаких конкретных политических шагов.

Эта точка зрения во многом напоминает мышление о «спирали заработной платы и цен» 1940-х годов или даже кнопки «Взбить инфляцию сейчас», которые чиновники администрации Форда носили на своих лацканах. Если мы просто говорим о более низкой инфляции, будет более низкая инфляция.

Но действительно ли инфляционные ожидания «закреплены», потому что все думают, что в ФРС полно ястребов, которые резко поднимут ставки при первых признаках инфляции? Действительно ли среднестатистический человек обращает внимание на обещания и цели ФРС, чтобы инфляционные ожидания «согласовывались» с тем, чем их хочет видеть ФРС?

И все же, если ни широко распространенная вера в жесткость ФРС, ни «координирующие» действия заявлений ФРС не являются ключом к стабильным ожиданиям, которые мы наблюдаем в течение последних 20 лет, чем они объясняются? Один вероятный ответ — разумная бюджетная политика, которая является основным условием стабильной инфляции.Крупные взрывы инфляции во всем мире в конечном итоге были вызваны финансовыми проблемами, и трудно представить себе финансово стабильную страну, которая когда-либо испытывала бы серьезную инфляцию. Пока фискальный дом правительства в порядке, люди, естественно, будут предполагать, что центральный банк должен быть в состоянии остановить небольшой всплеск инфляции. И наоборот, когда государственные финансы находятся в упадке, ожидания могут очень быстро стать «необоснованными». Но эта связь между фискальными и монетарными ожиданиями слишком часто не признается в наших обычных дебатах об инфляции — и не только кейнсианцы игнорируют ее.

Недоверие монетаристов

На протяжении 50 лет монетаризм был главной альтернативой кейнсианству как средству понимания инфляции. Монетаристы считают, что инфляция является результатом того, что слишком много денег тратит слишком мало товаров, а не из-за процентных ставок, спроса и слабости или ограниченности рынков.

Сегодня у монетаристов есть множество причин для беспокойства, поскольку денежная масса постоянно растет. До финансового кризиса 2008 года у банков было около 50 миллиардов долларов обязательных резервов и около 6 миллиардов долларов избыточных резервов.(Резервы — это счета, которые банки держат в ФРС; они являются наиболее важным компонентом денежной массы и наиболее непосредственно контролируется ФРС.) Сегодня эти резервы составляют 1,6 триллионов долларов. Денежная база, которая включает эти резервы плюс денежные средства, более чем на удвоилась на за последние три года в результате попыток Федеральной резервной системы отреагировать на финансовый кризис и рецессию.

Монетаристы опасаются, что такое увеличение количества денег предвещает инфляцию аналогичного размера.Например, в статье Wall Street Journal за 2009 год экономист Артур Лаффер предупреждал:

Будьте готовы к инфляции и повышенным процентным ставкам. . . Беспрецедентный рост денежной массы может сделать 70-е благоприятными. . . . Мы можем ожидать быстрого роста цен и гораздо более высоких процентных ставок в течение следующих четырех или пяти лет. . . .

В интервью Wall Street Journal ранее в этом году президент ФРС Филадельфии Чарльз Плоссер сделал более приглушенное (но похожее) предупреждение:

У нас есть все эти избыточные резервы в банковской системе, более триллиона избыточных резервов.. . . Пока [избыточные резервы] просто остаются там, они являются лишь топливом для инфляции, они фактически не вызывают инфляцию. . . если они будут вытекать слишком быстро, мы потенциально столкнемся с серьезным инфляционным давлением.

Хотя меня тоже беспокоит инфляция, я не думаю, что денежная масса является источником опасности. На самом деле корреляция между инфляцией и денежной массой в лучшем случае слабая. На приведенной ниже диаграмме показаны два наиболее распространенных показателя денежной массы с 1990 года, а также изменения в номинальном валовом внутреннем продукте.(M1 состоит из наличных денег, банковских резервов и текущих счетов. M2 включает сберегательные счета и счета денежного рынка. Номинальный ВВП — это объем производства в текущих ценах, который, следовательно, включает инфляцию.) Как видно из диаграммы, показатели денежной массы плохо коррелированы. с номинальным ВВП; они также не прогнозируют изменения инфляции. Соотношение не лучше, чем между безработицей и инфляцией.

Почему корреляция между деньгами и инфляцией такая слабая? Мнение о том, что деньги являются движущей силой инфляции, основано на предположении, что спрос на деньги более или менее постоянен.Но на самом деле спрос на деньги сильно разнится. Во время недавнего финансового кризиса и рецессии люди и компании внезапно захотели иметь гораздо больше денежных средств и гораздо меньше любых других активов. Таким образом, резкий рост M1 и M2, видимый на графике, не следует лучше всего понимать как показ того, что ФРС навязала деньги не желающей публике. Скорее, это показывает, что люди требуют от ФРС обменять их рискованные ценные бумаги на деньги, а ФРС удовлетворяет это требование.

Спрос на деньги вырос по второй причине: после финансового кризиса процентные ставки были практически нулевыми, и ФРС также начала выплачивать проценты по банковским резервам.Если люди и предприятия могут зарабатывать 10%, держась за государственные облигации, они устраивают свои дела так, чтобы иметь небольшую наличность. Но если облигации приносят столько же, сколько наличные, имеет смысл держать много наличных или иметь высокий баланс на текущем счете, поскольку наличные деньги обеспечивают большую ликвидность и не требуют финансовых затрат. Опасения по поводу скоплений резервов, которые вот-вот будут обрушены на экономику, упускают из виду этот основной момент, как и критика компаний, «непатриотично» сидящих на кучах наличных денег. Прямо сейчас имеет смысл держать наличные деньги.

Современные монетаристы, конечно, это знают.Старое мнение о том, что спрос на деньги постоянен, а значит, инфляция неизбежно следует за ростом денежной массы, больше не поддерживается. Напротив, сегодняшние монетаристы знают, что огромный спрос на деньги скоро утихнет, и беспокоятся о том, сможет ли Федеральная резервная система приспособиться. Лаффер продолжает:

. . . панический спрос на деньги начал снижаться и должен продолжать снижаться. . . . Снижение спроса на деньги в сочетании с быстрым ростом денег — верный рецепт инфляции и повышения процентных ставок.

Лаффера беспокоит только то, что «быстрый рост» денег не прекратится, когда прекратится «панический спрос». Плоссер пишет аналогично

Некоторые люди задаются вопросом, есть ли у Федеральной резервной системы инструменты для выхода со своих необычных позиций. Мы делаем. Но вопрос для ФРС и других центральных банков не в том, сможем ли мы это сделать, а в том, сделаем ли мы это в нужное время и в нужном темпе.

ФРС может мгновенно повысить процентную ставку по резервам, тем самым фактически превратив резервы из «наличных», по которым не начисляются проценты, в «овернайт» государственный долг с плавающей ставкой.«И у ФРС по-прежнему есть огромный портфель облигаций, который он может быстро продать. Современные монетаристы поэтому признают, что ФРС может отменить денежно-кредитную экспансию и избежать инфляции; они просто беспокоятся о том, ли сделает это вовремя. Это важная проблема. Но это далеко от веры в то, что поразительный рост денежной массы делает столь же поразительный рост инфляции просто неизбежным.

И, как кейнсианцы, монетаристы не принимают во внимание наш дефицит и долг, когда думают об инфляции.Их формальные теории, как и кейнсианские теории, предполагают в сносках, что правительство является платежеспособным, поэтому на ФРС никогда не оказывается давления, чтобы монетизировать неразрешимый дефицит. Но что, если наши огромные долги и надвигающийся дефицит означают, что фискальная поддержка денежно-кредитной политики вот-вот исчезнет?

ФИНАНСОВЫЙ ПРОГНОЗ

Вам не нужно посещать сайты правых, чтобы знать, что наша финансовая ситуация ужасна. Годовой отчет Бюджетного управления Конгресса США № о долгосрочном прогнозе бюджета № достаточно пугает.Годовой дефицит в настоящее время составляет около 1,5 триллиона долларов, или 10% ВВП. Около половины всех федеральных расходов заемные. К концу 2011 года федеральный долг, принадлежащий населению, составит 70% ВВП, а общий федеральный долг (который включает долг, находящийся в государственных целевых фондах) составит 100% ВВП. CBO прогнозирует снижение дефицита наряду с его прогнозом сильного восстановления экономики, но прогнозирует, что задолженность населения по-прежнему быстро вырастет до 100% ВВП и далее только в ближайшее десятилетие.Затем, когда бэби-бумеры уйдут на пенсию, размер пособий по медицинскому обслуживанию и обязательствам по социальному обеспечению резко возрастет, а долги и дефицит резко увеличатся. И CBO настроен оптимистично. В недавней статье, метко названной «Искушение судьбы», Алан Ауэрбах (из Калифорнийского университета в Беркли) и Дуглас Гейл (из Брукингского института) прогнозируют «долгосрочный дефицит бюджета в размере от 5 до 6 процентов ВВП».

Три фактора делают нашу ситуацию еще более опасной, чем предполагают эти мрачные цифры. Во-первых, отношение долга к ВВП — статистика, вводящая в заблуждение.Многие комментаторы говорят нам, что коэффициенты ниже 100% безопасны, и отмечают, что в конце Второй мировой войны мы выжили при соотношении долга к ВВП 140%. Но безопасного отношения долга к ВВП не существует. Существует только «безопасное» соотношение между долгом страны и ее способностью погасить этот долг. Если страна имеет высокие темпы роста, стабильные расходы, согласованную налоговую систему и твердые ожидания в отношении профицита бюджета в будущем, она может иметь большие заимствования. В 1947 году все понимали, что военные расходы были временными, что огромный дефицит закончится и что Соединенные Штаты имеют возможность расплатиться со своим долгом и вырасти из него.Сегодня ни одно из этих условий не выполняется.

Во-вторых, официальный федеральный долг — это только часть дела. Наше правительство давало всевозможные «забалансовые» обещания. Правительство гарантировало около 5 триллионов долларов ценных бумаг, обеспеченных ипотекой, через Fannie Mae и Freddie Mac. Правительство явно считает, что крупные банки слишком важны, чтобы обанкротиться, и возьмет на себя их долги, если они снова столкнутся с проблемами, точно так же, как Европа уже спасает свои банки от потерь по ставкам Греции. Проблемы испытывают органы государственного управления и местного самоуправления, равно как и многие государственные и частные пенсии с установленными выплатами.Федеральное правительство вряд ли позволит им потерпеть неудачу. Каждое из этих обязательств может внезапно обрушить огромные новые долги на федеральное казначейство и может стать спусковым крючком для своего рода «бегства по доллару», описанного здесь.

В-третьих, в основе проблемы Америки лежит будущих дефицитов , возникающих в основном из-за растущих выплат, а не текущая задолженность, возникшая в результате прошлых расходов. Мы могли бы погасить 100% -ное соотношение долга к ВВП без инфляции, по крайней мере, если бы мы быстро вернулись к росту и сначала не накапливали намного больше долга.Но даже если Соединенные Штаты сегодня ликвидируют всех непогашенных долгов, мы все равно столкнемся с ужасными прогнозами будущего дефицита. В некотором смысле этот факт ставит нас в худшее положение, чем Ирландия или Греция. Эти страны накопили огромные долги, но они были бы в хорошей форме (Ирландия) или, по крайней мере, в стабильной корзине (Греция), если бы они могли погасить свои текущие долги. Не нам.

Обещанные выплаты по программе Medicare, пенсии и социальному обеспечению (известные как «нефинансированные обязательства») можно рассматривать как «долги» точно так же, как обещанные купонные выплаты по государственным облигациям являются долгами.Чтобы получить представление о масштабах этой проблемы, мы можем попытаться перевести прогнозы дефицита в наших программах выплаты льгот в текущую стоимость. Эти оценки, конечно, приблизительны, но типичные цифры составляют 60 триллионов долларов или больше, что составляет 14 триллионов долларов фактического федерального долга.

Идея о том, что эти финансовые проблемы могут привести к долговому кризису, вряд ли является радикальной идеей. Как предупреждало даже осторожное бюджетное управление Конгресса в начале этого года:

.. . Растущий уровень федерального долга также увеличит вероятность внезапного финансового кризиса, во время которого инвесторы потеряют уверенность в способности правительства управлять своим бюджетом, и тем самым правительство потеряет способность брать займы по доступным ставкам. Возможно, что процентные ставки будут постепенно расти по мере снижения доверия инвесторов, что даст законодателям заблаговременное предупреждение об ухудшении ситуации и достаточно времени для принятия политических решений, которые могли бы предотвратить кризис. Но, как показывает опыт других стран, также возможно, что инвесторы внезапно потеряют доверие, и процентные ставки по государственному долгу резко возрастут.Точная точка, в которой такой кризис может произойти для Соединенных Штатов, неизвестна, отчасти потому, что отношение федерального долга к ВВП растет на незнакомой территории, а отчасти потому, что на риск кризиса влияет ряд других факторов, включая долгосрочную перспективу бюджета правительства, его краткосрочные потребности в заимствованиях и состояние экономики. Когда фискальные кризисы действительно случаются, они часто случаются во время экономического спада, что усугубляет трудности корректировки налогово-бюджетной политики в ответ.

Бернанке повторил это предупреждение с некоторой резкостью, весьма необычной для председателя ФРС. В показаниях перед бюджетным комитетом палаты представителей в начале этого года он сказал:

Вопрос в том, будут ли эти [фискальные] корректировки проводиться в рамках тщательного и взвешенного процесса. . . или будут ли необходимые фискальные корректировки быстрым и болезненным ответом на надвигающийся или реальный финансовый кризис. . . . если государственный долг и дефицит действительно будут расти ожидаемыми темпами, экономические и финансовые последствия будут серьезными.

Ни CBO, ни председатель Бернанке не упомянули инфляцию в этих предупреждениях. Но именно та ситуация, о которой они предупреждают, несет в себе значительный риск инфляции на фоне ослабления экономики — инфляции, с которой ФРС мало что может сделать.

ФИСКАЛЬНАЯ ИНФЛЯЦИЯ

Чтобы понять почему, начните с основного экономического вопроса: почему бумажные деньги вообще имеют какую-то ценность? В нашей экономике основной ответ заключается в том, что она имеет ценность, потому что правительство принимает доллары и только доллары при уплате налогов.Мясник берет у своего покупателя доллар, потому что ему нужны доллары для уплаты налогов. Или, возможно, ему нужно заплатить фермеру, но фермер берет доллар у мясника, потому что ему нужны доллары для уплаты налогов. Как писал Адам Смит в книге «Богатство народов , »: «Принц, который должен постановить, что определенная часть его налогов должна выплачиваться бумажными деньгами определенного вида, может тем самым придать определенную ценность этим бумажным деньгам».

Инфляция возникает, когда правительство печатает больше долларов, чем государство в конечном итоге поглощает налоговые платежи.Если это произойдет, люди коллективно попытаются избавиться от лишних денег. Мы стараемся покупать вещи. Но есть что купить, а лишние деньги похожи на горячую картошку — кто-то всегда должен их держать. Поэтому в итоге мы просто поднимаем цены и зарплаты.

Правительство также может получать доллары, продавая облигации. Он делает это, когда хочет временно потратить больше (раздавая доллары), чем поднимает налоги (поглощает доллары). Но государственные облигации сами по себе являются лишь обещанием выплатить больше долларов в будущем.В какой-то момент правительство должно поглотить дополнительные доллары (сверх того, что люди готовы держать для совершения транзакций) за счет налоговых поступлений, превышающих расходы, то есть за счет создания профицита. Если нет, мы получаем инфляцию.

Если люди придут к выводу, что облигации, хранящиеся сегодня, будут выплачены в будущем путем печатания денег, а не накопления излишков, тогда большой долг и надвигающийся дефицит в будущем будут подвергать риску будущую инфляцию . И это то, что предполагает большинство наблюдателей. На самом деле, однако, опасения по поводу будущего дефицита также могут вызвать инфляцию , сегодня .

Основная причина заключается в том, что наше правительство в настоящее время финансируется в основном за счет пролонгации относительно краткосрочного долга, а не за счет продажи долгосрочных облигаций, срок погашения которых наступит в будущем при прогнозируемом профиците бюджета. Половина всех текущих непогашенных долгов будет погашена менее чем через два с половиной года, а третья будет погашена менее чем через год. Грубо говоря, федеральное правительство каждый год должно брать 6,5 триллиона долларов в виде новых займов для выплаты 5 триллионов долларов погашения долга и 1,5 триллиона долларов или около того текущего дефицита.

По мере того как правительство выплачивает долг с наступающим сроком погашения, держатели этого долга получают большие деньги. Обычно эти деньги используются для покупки нового долга. Но если инвесторы начнут опасаться инфляции, которая снизит доходность государственных облигаций, они не станут покупать новый долг. Вместо этого они будут пытаться покупать акции, недвижимость, товары или другие активы, которые менее чувствительны к инфляции. Но реальных активов не так много, и кто-то должен держать запасы денег и государственного долга.Так что цены на реальные активы вырастут. Затем, когда «бумажное» богатство будет высоким, а ожидаемая прибыль от этих инвестиций снизится, люди начнут тратить больше на товары и услуги. Но их тоже так много, поэтому общий уровень цен должен вырасти. Таким образом, когда краткосрочный долг должен быть пролонгирован, опасения по поводу будущей инфляции приводят к инфляции сегодня — и, возможно, довольно большой инфляции.

Стоит взглянуть на этот процесс через призму нынешних ценностей. Реальная стоимость государственного долга должна равняться текущей стоимости ожиданий инвесторов относительно будущих профицитов, которые правительство в конечном итоге использует для выплаты долга.Если инвесторы думают, что эти излишки будут намного ниже — это правительство либо объявит дефолт, либо раздувает, скажем, половину их будущих выплат — тогда стоимость государственного долга сегодня составит всего 7 триллионов долларов, а не 14 триллионов долларов. Поэтому держатели облигаций будут пытаться продать свой долг до того, как его стоимость упадет.

Если бы только долгосрочный долг оставался непогашенным, эти инвесторы могли бы попытаться продать долгосрочный долг и купить краткосрочный долг. Цена долгосрочного долга может упасть вдвое (таким образом, вырастут долгосрочные процентные ставки), так что стоимость долга снова станет приведенной стоимостью ожидаемого профицита.Но если непогашенной является только краткосрочная задолженность, инвесторы должны пытаться покупать товары и услуги при продаже государственного долга. Единственный способ снизить реальную стоимость государственного долга в этой ситуации вдвое — это удвоить уровень цен.

В некотором смысле это подтверждает точку зрения кейнсианцев о том, что ожидания имеют значение, но не их взгляд на источники этих ожиданий. Фискальная инфляция случится сегодня, потому что люди ожидают инфляции в будущем. Таким образом, «потеря якоря», используя кейнсианский термин, скорее всего, приведет к стагфляции, а не к буму роста.

Казначейство, вероятно, заимствует краткосрочные облигации, потому что краткосрочные процентные ставки ниже долгосрочных. Таким образом, правительство считает, что экономит нам деньги. Но долгосрочные ставки выше не зря: долгосрочная задолженность включает страховку от кризисов. Это вынуждает держателей облигаций нести риски, которые в противном случае ложились бы на государство и, в конечном итоге, на налогоплательщиков и пользователей долларов. Как и любое другое страхование, премия, которая кажется обременительной, если не происходит катастрофы, в ретроспективе может показаться чрезвычайно маленькой, если таковая была.И, к сожалению, сам факт того, что большая часть нашего долга является краткосрочным, делает такую ​​катастрофу более вероятной.

ИНФЛЯЦИЯ И ПРОЦЕНТНЫЕ СТАВКИ

Процентные ставки очень низкие, но они могут вырасти. Повышение процентных ставок может также вызвать инфляцию сегодня, усугубляя инфляционный эффект потенциального долгового кризиса через очень похожий механизм.

Насколько низки сегодняшние ставки? Годовая ставка сейчас составляет 0,2%; 10-летняя ставка составляет около 2%, а 30-летняя ставка составляет всего 4%.Мы не видели столь низких ставок в послевоенное время. Более того, инфляция по-прежнему составляет около 2-3%, в зависимости от того, какой именно показатель инфляции мы выберем. Если инвестор ссужает деньги под 0,2%, а инфляция составляет 2%, он теряет 1,8% стоимости своих денег каждый год. Таким образом, такие низкие ставки вряд ли продолжатся. Рано или поздно люди найдут, чем заняться со своими деньгами получше, и потребуют более высокой доходности, чтобы держать долг Казначейства.

Низкие процентные ставки частично являются результатом преднамеренных усилий ФРС.В течение прошедшего года «количественного смягчения» на 600 миллиардов долларов ФРС по сути выкупила около трети выпусков облигаций Казначейства, пытаясь поднять цены на облигации и тем самым снизить процентные ставки. Но как желание ФРС удерживать ставки на таком низком уровне, так и его способность делать это, безусловно, временны.

Низкие процентные ставки также частично являются отражением «бегства инвесторов к качеству», поскольку они искали убежище в американском долге в условиях финансового кризиса и развивающегося европейского долгового кризиса.Долг США долгое время воспринимался как последняя надежная гавань: инвесторы верят, что Соединенные Штаты никогда не объявят дефолт или не пропустят выплату процентов, и эта неожиданная инфляция не сможет съесть большую часть реальной стоимости краткосрочного долга за год. Краткосрочный долг США также очень ликвиден, а это означает, что его легко продать и легко получить взаймы. Люди готовы держать их, несмотря на низкие процентные ставки, почти по той же причине, по которой они хотят держать деньги, несмотря на процентную ставку и .

Но этот особый статус тоже может измениться. Прошлым летом в ходе переговоров об ограничении долга стало ясно, что федеральное правительство менее привержено выплате процентов по своему долгу, чем думали многие наблюдатели. Например, во время июльского завтрака с репортерами Bloomberg главный политический советник президента Обамы Дэвид Плафф официально заявил, что «представление о том, что мы просто будем платить держателям облигаций Уолл-стрит и правительству Китая и не будем выполнять наши обязательства по социальному обеспечению и ветеранов» это безумие, и этого не произойдет.«Ни один официальный представитель администрации или заявление Конгресса не исправили или не опровергли это удивительное заявление. Отсутствие процентных платежей немедленно означало бы потерю ликвидности американского долга, даже если бы долгосрочный бюджет не был проблемой — что, конечно, очень важно. Понижение рейтингов S&P — это только первый предупреждающий знак.

«Нормальная» реальная процентная ставка по государственному долгу составляет не менее 1-2%, что означает годовую ставку 4-5%, даже если инфляция остается на уровне 2-3%. Потеря специальной скидки за безопасность и ликвидность, которой сейчас пользуется американский долг, может добавить два-три процентных пункта.Повышение премии за риск повлечет за собой еще более высокие ставки. И, конечно, если рынки начнут ожидать инфляции или фактического дефолта, ставки могут вырасти еще больше. Как поняли Греция и Испания, низкие процентные ставки могут расти быстро и неожиданно.

Повышение процентных ставок может привести к текущей инфляции точно так же, как изменение взглядов инвесторов на долгосрочный дефицит. Каждый процентный пункт, на который повышаются процентные ставки, примерно означает, что правительство США должно платить на 140 миллиардов долларов больше в год по долгу на 14 триллионов долларов, таким образом напрямую увеличивая дефицит примерно на 10%.Если мы вернемся к нормальной процентной ставке в 5%, это будет означать около 800 миллиардов долларов дополнительных финансовых затрат в год — это примерно половина недавнего (и уже «неустойчивого») годового дефицита. И это число является кумулятивным, поскольку больший дефицит означает рост непогашенного долга.

Опять же, настоящие значения могут помочь прояснить ситуацию. Норма прибыли, которую требуют инвесторы в обмен на ссуду правительству, так же важна для текущей стоимости будущих профицитов, как и размер будущих излишков, которых ожидают инвесторы.Если бы инвесторы решили, что им больше не нравится зарабатывать 1% (не говоря уже о -1%) в реальном выражении при кредитовании государству, то реальная стоимость долга сегодня должна была бы упасть, как если бы инвесторы решили, что правительство раздует или дефолт по части долга. А поскольку такой большой долг является краткосрочным, падение реальной стоимости долга должно подтолкнуть уровень цен вверх.

Эти два фактора — ожидания будущих профицитов и дефицитов и повышения процентных ставок — могут усиливать друг друга.Если инвесторы в облигации решат, что правительство может раздувать или дефолт по части долга, инвесторы, вероятно, одновременно потребуют более высокую премию за риск для удержания долга. Эти две силы объединятся, чтобы оказать еще большее давление на инфляцию.

НАБЕГ ДОЛЛАРА

Эта динамика по существу составляет «бегство» доллара — точно так же, как бегство из банка — от американского государственного долга. Однако, в отличие от бегства из банка, он будет разворачиваться в замедленном темпе.

До финансового кризиса Bear Stearns и Lehman Brothers ежедневно пролонгировали задолженность, чтобы инвестировать в ценные бумаги с ипотечным покрытием и другие долгосрочные неликвидные активы. Каждый день им приходилось занимать новые деньги, чтобы вернуть старые. Когда рынок потерял веру в долгосрочную стоимость своих инвестиций, рынок отказался пролонгировать ссуды, и две компании сразу же потерпели крах.

Соединенные Штаты пролонгируют свой долг в течение нескольких лет, а не каждый день.Таким образом, «бегство на доллар» разыграется в течение года или двух, а не в одночасье. Более того, я описал для ясности внезапную однократную потерю уверенности. Однако фактический процесс ухода от доллара, вероятно, займет больше времени, так как европейский долговой кризис длится уже больше года. Кроме того, поскольку цены, как правило, изменяются относительно медленно, измеренная инфляция может вырасти через год или два после долгового кризиса.

Как и все прогоны, этот был бы непредсказуем.В конце концов, если люди могли предсказать, что забег случится завтра, то они побежали бы сегодня. Инвесторы бегут не тогда, когда видят очень плохие новости, а когда у них возникает ощущение, что все остальные вот-вот сбегут. Вот почему так мало новостей, порождающих кризис, почему политики склонны обвинять «спекулянтов» или «заражение», почему академические комментаторы винят «иррациональные» рынки и «зверское настроение», и почему ФРС может оплакивать загадочные «потеря якоря» инфляционных ожиданий.«

По этой причине я не утверждаю, что предсказывает , что инфляция произойдет или когда. Этот сценарий является предупреждением, а не прогнозом. Чрезвычайно низкие процентные ставки по долгосрочным государственным облигациям США позволяют предположить, что рынок в целом по-прежнему верит в то, что Соединенные Штаты придумают, как решить свои проблемы. Если бы рынки интерпретировали прогнозы CBO как прогноз, а не предупреждение, бегство уже произошло бы. А наши проблемы с долгами и дефицитом относительно легко решить с точки зрения экономики (если не сказать политики).

Но мы готовы к такому забегу. Все стороны в текущих политических дебатах называют нашу долгосрочную фискальную траекторию «неустойчивой». Крупные игроки рынка, такие как Pimco, которая управляет крупнейшим в мире взаимным фондом, публично заявляют о том, что они выходят из казначейских облигаций США и даже сокращают их, поскольку такие крупные игроки, как Goldman Sachs, перед этим крахом, как известно, шортили ценные бумаги с ипотечным покрытием.

Как и во всех случаях, когда рост доллара начался, было бы слишком поздно его останавливать.Утерянную уверенность трудно вернуть. Недостаточно убедить заемщиков этого года в том, что проблема долгосрочного бюджета решена; их нужно убедить, что заемщики в следующем году поверят в то же самое. Было бы гораздо лучше найти способы предотвратить такой кризис, чем искать пути выхода из него.

ВАЖНЫЙ ЦЕНТРАЛЬНЫЙ БАНК

ФРС заметно отсутствует в этом ужасающем сценарии. Мы пришли к выводу, что центральные банки контролируют инфляцию.Фактически, способность ФРС контролировать инфляцию ограничена — и банк будет особенно бессилен в случае фискальной инфляции или инфляции, вызванной «бегством за доллар».

Главный инструмент политики ФРС — это «операции на открытом рынке»: он может покупать государственные облигации в обмен на наличные или продавать государственные облигации, чтобы получить немного денег. Таким образом, ФРС может изменить состав государственного долга на , но не общую сумму. В конце концов, деньги — это просто другой вид государственного долга, который бывает небольшого номинала и не приносит процентов.Банковские резервы, по которым сейчас выплачиваются проценты, — это просто очень ликвидная задолженность с однодневным сроком погашения и плавающей ставкой. Таким образом, ФРС может повлиять на финансовые дела и, в конечном итоге, на уровень цен только тогда, когда людей волнуют вида государственного долга, который они держат — резервы или наличные деньги по сравнению с казначейскими векселями.

Но в сценарии «бегства от доллара» люди хотят избавиться от всех форм государственного долга, включая деньги. В этой ситуации ФРС по сути ничего не может сделать. Когда общий долг слишком велик, изменение его состава не имеет большого значения.

ФРС сейчас особенно бессильна, поскольку краткосрочные процентные ставки практически равны нулю, а банки держат 1,5 триллиона долларов избыточных резервов. В этой ситуации деньги и краткосрочный государственный долг — это одно и то же. Денежно-кредитная политика сегодня похожа на то, что у человека отменили красные M & M, дали ему зеленые M & M и ожидали, что это изменение повлияет на его диету.

Как может ФРС быть бессильным? Милтон Фридман сказал, что правительство всегда может вызвать инфляцию, фактически сбрасывая деньги с вертолетов.Это кажется разумным. Но по закону ФРС не может сбрасывать деньги с вертолетов. ФРС всегда должна возвращать государственный долг на доллар за каждый выпущенный им доллар, а ФРС должна возвращать государственную облигацию за каждый доллар, который она изымает из обращения. Хотя легко представить, что раздача каждому только что напечатанной 100-долларовой банкноты может вызвать инфляцию, гораздо менее очевидно, что раздача всем этих банкнот и одновременное изъятие 100 долларов из государственных облигаций каждого имеет какой-либо эффект.

Есть веская причина, по которой ФРС не позволяет использовать этот наиболее эффективный инструмент контроля уровня цен. Выписка человеческих чеков (наш эквивалент сбрасывания денег с вертолетов) — это фискальная операция ; это считается государственными расходами. Напротив, налогообложение. В условиях демократии независимое учреждение, такое как центральный банк, не может выписывать чеки избирателям и предприятиям, а также не может взимать налоги.

Более того, способность ФРС контролировать инфляцию всегда зависит от способности и желания Казначейства подтверждать действия ФРС.Если ФРС хочет замедлить инфляцию за счет повышения процентных ставок, Казначейство должно увеличить дополнительные доходы, необходимые для выплаты, следовательно, более крупных выплат по государственному долгу. Например, в 1980-х годах снижение инфляции, очевидно, вызванное ужесточением денежно-кредитной политики, было успешным (в то время как попытки сделать то же самое в Латинской Америке не увенчались успехом) только потому, что правительство США действительно выплачивало выплаты держателям облигаций по более высоким ставкам. Денежные теории, в которых ФРС контролирует уровень цен, включая кейнсианские и монетаристские взгляды, обрисованные выше, всегда предполагают эту «координацию денежно-кредитной политики».«Проблема, с которой мы сталкиваемся, заключается в том, что этот предполагаемый бюджетный баланс может испариться. Казначейство может просто не производить необходимый доход для подтверждения денежно-кредитной политики. В этом случае Федеральная резервная система не будет центральным игроком. Стандартные теории терпят неудачу, потому что одна из их центральных предположения не верны. И снова события опережают идеи.

Можно представить себе решительный центральный банк, пытающийся остановить фискальную инфляцию, говоря: «Мы никогда не будем монетизировать долг. Пусть остальная часть правительства сократит расходы, повысит налоги или объявит дефолт.«В этом случае люди могут скрыться от государственного долга, предвидя приближающийся дефолт, но они не будут отказываться от валюты, потому что они не увидят приближения инфляции.

Но такое поведение нашего Федерального резерва кажется маловероятным. Представьте себе, что «бегство за долларом» или «долговой кризис» будет ощущаться чиновниками центрального банка. Они увидят скачок процентных ставок и провал казначейских аукционов. Они увидят в воздухе «неликвидность», «рыночные дислокации», «сегментацию рынка», «спекуляции» и «панику» — все термины, используемые для описания кризиса 2008 года в том виде, в каком он произошел.Во время финансового кризиса ФРС удвоила свой баланс, выпустив деньги на покупку активов. В 2010 и 2011 годах он купил еще 600 миллиардов долларов долгосрочного долга в надежде снизить процентные ставки на две десятых процентного пункта. Было бы замечательно, если бы ФРС не «обеспечила ликвидность» и не «стабилизировала рынки» с помощью массовых покупок в условиях кризиса государственного долга.

Мы можем получить предварительный обзор этого сценария благодаря Европе, где Европейский центральный банк — в ответ на подобное давление — уже покупает греческие, португальские и ирландские долги.ЕЦБ также ссужает крупные суммы банкам, основные инвестиции и обеспечение которых состоят из долгов этих стран. Если случится крупный дефолт по суверенному долгу, у ЕЦБ не останется активов для выкупа евро. Как и в сценарии, описанном выше в контексте доллара, «бегство» по евро может, таким образом, привести к неудержимой инфляции.

Таким образом, ни причина, ни решение проблемы «бегства по доллару» и связанной с ним инфляции не будет вопросом денежно-кредитной политики, с которой ФРС могла бы многое сделать.Наша проблема — финансовая проблема — проблема неконтролируемого дефицита и растущего долга. Сегодняшние дебаты об инфляции в значительной степени упускают из виду эту проблему и, следовательно, не в состоянии бороться с величайшей инфляционной опасностью, с которой мы сталкиваемся.

ИЗБЕЖАНИЕ КРИЗИСА

Американского долгового кризиса и последующей стагфляции не должно быть. Решение простое с точки зрения экономики. Вот почему все различные фискальные и бюджетные комиссии последних нескольких лет, независимо от того, какая партия их назначила, пришли к одним и тем же основным ответам.

Наша самая большая проблема с долгосрочными расходами — это неконтролируемые выплаты. Наши программы социальных льгот требуют фундаментальных структурных реформ, а не просто обещаний когда-нибудь потратить меньше денег при существующей системе. План конгрессмена Пола Райана по существу превратить Medicare в систему ваучеров для приобретения частных страховок является примером первого. Примером последнего является ежегодно откладываемое «исправление документации» по сокращению ставок возмещения расходов по программе Medicare. Райан и администрация Обамы фактически планируют потратить примерно одинаковую сумму денег на Medicare в долгосрочной перспективе; разница в том, что рынки облигаций с гораздо большей вероятностью будут убеждены структурными изменениями, чем таблицей обещаний.

Прежде всего, нам нужно вернуться к долгосрочному росту. Налоговые поступления равны ставке налога, умноженной на доход, поэтому нет ничего лучше, чем увеличение дохода для увеличения государственных доходов. А небольшие изменения в темпах роста означают резкие изменения доходов, если они увеличиваются в течение нескольких десятилетий. И наоборот, консенсус о том, что мы вступаем в потерянное десятилетие отсутствия или низкого роста, может стать катастрофической новостью для бюджета, которая подтолкнет нас к кризису.

Большая часть текущих политических дебатов сосредоточена на увеличении ВВП всего на год или два — на такие вещи, на которые (возможно) могут повлиять «стимулы» или другие краткосрочные программы.Но даже в самом смелом кейнсианском воображении такая политика не приводит к росту на протяжении десятилетий.

На протяжении десятилетий рост происходит только за счет увеличения количества людей и повышения производительности — увеличения производительности на человека. Рост производительности в основном происходит за счет новых идей и их реализации в новых продуктах, предприятиях и процессах. Этот факт должен нас утешить: мы все еще как сумасшедшие разрабатываем и применяем компьютерные и интернет-технологии, а биотехнологии и другие инновационные области только начали приносить плоды.Мы по-прежнему остаемся инновационной страной в инновационной глобальной экономике. У нас не закончились идеи. Но у правительств есть большие возможности остановить или замедлить рост. Посмотрите на Грецию. Свидетель Куба.

Наши налоговые ставки слишком высоки, а доходы слишком низки. Мы должны стремиться к системе, которая делает примерно противоположное — собирает необходимые налоговые поступления с минимально возможными налоговыми ставками, особенно в тех областях, в которых высокие ставки создают препятствия для работы, сбережений, инвестирования и содействия экономическому росту.Сдерживающие факторы, связанные с более высокими налоговыми ставками, могут не проявиться в течение года или двух, поскольку требуется время, чтобы препятствовать росту. Но когда небольшие эффекты накапливаются в течение десятилетий, они особенно пагубно сказываются на росте.

Нормативные и правовые препятствия могут нанести даже больший ущерб росту, чем высокие налоговые ставки, налоговые расходы и расходы. Неопределенная угроза визита представителей Агентства по охране окружающей среды, Национального совета по трудовым отношениям, Комиссии по равным возможностям трудоустройства, Комиссии по ценным бумагам и биржам или нового Бюро финансовой защиты потребителей может стать большим сдерживающим фактором для найма людей и инвестирования в бизнес, чем простой и исчисляемый налог.

Мы стоим на грани катастрофы. Сегодня мы сталкиваемся с возможностью долгового кризиса с последующим финансовым хаосом и инфляцией, которые ФРС не может контролировать. Чтобы устранить эту опасность, мы должны сосредоточиться на ее истинной природе и причинах. Текущие дебаты по инфляции, сосредоточенные на изменении процентных ставок и заявлениях ФРС, полностью не соответствуют действительности. Наше желание избежать опасной инфляции должно указывать нам в том же направлении, что и любой другой экономический индикатор и беспокойство: оно должно указывать нам на то, чтобы наконец взять под контроль наш дефицит и долг и стимулировать долгосрочный рост.

Джон Х. Кокрейн — заслуженный профессор финансов AQR Capital Management в Школе бизнеса Бута Чикагского университета, научный сотрудник Национального бюро экономических исследований и научный сотрудник Института Катона.

.

Отставить комментарий

Обязательные для заполнения поля отмечены*