Офшоров: Список офшорных юрисдикций | ФНС России

Содержание

мировой опыт и российские реалии – Картина дня – Коммерсантъ

Цель ситуационного анализа — сформулировать с учетом мирового опыта оптимальные подходы к офшорам в экономической политике России. Разработка сценария ситуационного анализа, экспертное обсуждение и подготовка его обобщенного результата проводились под руководством академика Евгения Примакова.

Предназначение Центра ситуационного анализа (ЦСА) Российской академии наук — экспертная оценка актуальных проблем современного мирового развития и разработка соответствующих рекомендаций для российской политики. ЦСА функционирует в рамках Отделения глобальных проблем и международных отношений РАН (академик-секретарь — Александр Дынкин), опирается в своей деятельности на потенциал академических институтов и других аналитических структур. Научным руководителем ЦСА является академик Евгений Примаков, директором — академик Владимир Барановский.

Офшоры представляют собой широко распространенное явление в современной экономике*. В его основе — с этим согласились практически все эксперты — лежит противоречие между растущей глобализацией и сохраняющимися различиями в условиях хозяйствования, экономическом и политическом статусе различных государств и регионов.

Вместе с тем офшоризация мировой экономики порождает комплекс противоречий, обусловленных существованием юрисдикций с нулевым или номинальным уровнем налогов, низкой информационной прозрачностью, ограничениями в обмене налоговой информацией. Офшорные компании (банки) концентрируют и распределяют между бенефициарами денежные потоки и прибыли, полученные за пределами офшора (трансфертное ценообразование, оплата «консультационных услуг», проценты по займам, выданным из офшора, и т.п.). За бенефициарами закрепляются права на имущество и бизнес, находящиеся в других странах. При этом имена реальных собственников закрываются, крайне низки регулятивные требования, обязательная отчетность может отсутствовать, данные о компании (в т. ч. уставные документы) недоступны в публичных реестрах.

О роли офшоров в мировой экономике можно судить по их удельному весу в глобальном богатстве. В 2010 г. стоимость глобальных активов под управлением финансовых институтов в офшорах составляла 7,8 трлн долл., т. е. 6,4% от общей величины глобального богатства, которая оценивалась в 121,8 трлн долл.

Офшоризация мировой экономики протекала ускоренным темпом в 1990-е годы и вплоть до мирового кризиса. Хотя последний оказал сдерживающее воздействие на развитие данной тенденции, общее количество офшорных компаний не сократилось. А возобновившийся в посткризисный период рост международного движения капиталов и мировых финансовых активов вновь приводит к увеличению масштабов офшоризации.

Вместе с тем сегодня процесс этот несколько замедлился — что объясняется как слабостью посткризисного роста, так и ужесточением законодательства по офшорам на волне повышенного внимания к ним в Европе и Северной Америке. Уход капитала в офшоры обходится бюджетам в 3,1 трлн долл., что составляет примерно полпроцента мирового ВВП.

В этих условиях стали громче звучать голоса противников офшоризации. Речь идет об установлении боле строгих правил регулирования в отношении офшоров — путем сокращения налоговых льгот, сужения каналов трансграничной миграции налоговых доходов и утечки капиталов, обязательного раскрытия информации об основных бенефициарах офшорных компаний и т. п.

Однако объективная потребность в офшорах, подчеркивалось на ситанализе, остается. Эксперты прогнозируют, что в условиях большей прозрачности не только сохранятся, но и повысятся такие приоритеты офшорной активности, как:

повышение обеспеченности мировой экономики капиталом;

ускорение оборота финансовых активов в международном масштабе, их более эффективное использование;

снижение рисков путем перемещения капитала в экономически стабильные и безопасные страны.

Сформировавшаяся в конце 2000-х гг. тенденция к усилению регулирования отношений с офшорами, поддержанная на уровне «Группы двадцати», опирается на три ключевых аргумента:

низкие налоги в офшорах подрывают налоговую базу стран, резиденты которых пользуются этим услугами;

возможность совершения анонимных операций создает предпосылки для отмывания в офшорах нелегальных доходов и финансирования терроризма;

слабое регулирование финансовых сделок повышает риск неконтролируемых потоков «горячих денег», дестабилизирующих глобальную финансовую систему.

Однако, по мнению экспертов, несмотря на критическую риторику последних лет, экономически развитые страны продолжают активно использовать услуги как зарубежных, так и «внутренних» офшоров (территорий с особым правовым и налоговым статусом) для расширения рынков и повышения конкурентоспособности. Увеличивает использование офшоров в целях внешнеэкономической экспансии и Китай.

Национальная политика в отношении офшоров во многом зависит от баланса издержек и выгод для каждой конкретной страны, от того как решаются противоречия между интересами государства и бизнеса.

Американские ТНК — наиболее активные (после английских компаний) пользователи услуг офшоров. 83 из 100 крупнейших американских корпораций, акции которых обращаются на бирже, имеют дочерние компании в офшорах.

В настоящее время корпорации обязаны раскрывать только информацию, касающуюся их «значительных», т. е. наиболее крупных филиалов. По имеющимся данным, в 2004 г. средняя эффективная ставка по уплаченным ими налогам на официально показанные доходы составила 2,3%, тогда как номинальная ставка федерального налога на доход корпораций составляет 35%.

Казначейство США оценивает размер «налоговой разницы» за счет ухода от налогов в офшоры в диапазоне от 43 млн долл. до 123 млн долл. в год.

Нынешняя администрация США взяла курс на ужесточение офшорного регулирования. Поставлена задача: новациями в налоговом законодательстве закрыть для корпораций и физических лиц возможность не только нелегального, но и легального ухода от налогообложения в офшорах. В мае 2010 г. принят Закон о налоговой дисциплине в отношении зарубежных счетов*. В феврале 2012 г. соглашение по совместному проведению в жизнь его положений заключено с Францией, Германией, Италией, Испанией и Великобританией. Предусматривается взаимное предоставление отчетности и обмен информацией соответствующими национальными службами. Введение этого закона затронет интересы и российских банков.

В целом основные положения принятых и предлагаемых законопроектов сводятся к следующему.

Американским гражданам вменяется в обязанность декларировать инвестиции и доходы независимо от страны их происхождения.

Устанавливается презумпция виновности компаний, в соответствии с которой им придется доказывать, что они не скрывали свои доходы с помощью офшоров от налоговых ведомств (в настоящее время вину корпораций должно доказывать государство).

Использование офшора допускается, если сделка имеет существенную «неналоговую цель», т. е. направлена на развитие бизнеса.

Вводятся санкции против иностранных юрисдикций и финансовых институтов, препятствующих сбору налогов в американскую казну.

В феврале 2012 г. Белым домом опубликован Проект налоговой реформы для коммерческого сектора (The President`s Framework for Business Tax Reform). В части, относящейся к реформе системы налогообложения иностранных операций, предлагается несколько новаций:

введение обязательного налогообложения прибылей американских корпораций, полученных за рубежом, отмена существующей отсрочки уплаты этого налога до репатриации прибыли;

отмена налоговых вычетов при выводе производства за рубеж и введение новых стимулов для возвращения производства в США;

меры по уменьшению мотивации компаний к перемещению прибылей и активов за рубеж.

После того как на уровне ОЭСР в 2009 г. были сформулированы новые критерии в отношении информационной открытости офшорных территорий, многие из них заключили с США требуемые двусторонние соглашения. Существовавшие ранее соглашения об избежании двойного налогообложения с офшорными юрисдикциями были пересмотрены. По состоянию дел на 30 апреля 2011 г. подписано 143 соглашения с 90 торговыми партнерами, включая 27 соглашений об обмене информацией, 49 соглашений об оказании юридической поддержки*.

Из ста британских компаний с наибольшей капитализацией, включенных в листинг Лондонской фондовой биржи, лишь две не пользуются услугами офшоров. Остальные имеют более 8 тыс. дочерних структур в офшорах по всему миру. Английские территории Джерси, Гернси, остров Мэн имеют статус налоговых гаваней уже несколько веков.

По имеющимся расчетам, ежегодные налоговые убытки страны в результате использования офшоров составляют порядка 18,5 млн ф. ст. Из них 11,5 млн ф. ст. обусловлены легальной оптимизацией налоговых выплат.

Остальные 7 млн ф. ст.— это недополученные доходы государства в результате незаконного уклонения от уплаты налогов.

В качестве средства борьбы с финансовыми нарушениями в офшорах используются прежде всего соглашения об обмене налоговыми данными. Одновременно Великобритания, стремясь создать привлекательные альтернативы офшорам, улучшает налоговый режим для бизнеса. С апреля 2011 г. ставка корпоративного налога для крупных компаний понизилась с 28% до 26% и будет снижаться и дальше до 23%. Для малого бизнеса ставка сократилась с 21% до 20%.

Механизм преследования лиц c незадекларированными капиталами и доходами в офшорах позволяет «добровольно» урегулировать налоговые претензии — либо единовременно (путем одноразовой уплаты налога windfall tax), либо постепенно при полном раскрытии банковской информации.

В странах континентальной Европы проблема офшоризации экономики менее остра в сравнении со странами англосаксонской модели капитализма. Большинство европейских компаний имеет дело с так называемыми «мягкими» оффшорами, такими как Кипр или Гибралтар, а то и вообще «белыми» (иначе говоря, респектабельными) офшорами — например, Люксембургом и Мальтой.

Более актуальной для стран континентальной Европы является проблема утечки капиталов частных лиц через офшоры.

Германия, являясь мировым лидером по количеству соглашений об избежании двойного налогообложения (136 по состоянию на май 2011 г.), все больше принуждает офшорные юрисдикции к заключению соглашений об обмене налоговой информацией. Действенной (хотя и подвергаемой критике во внутриполитических дебатах) мерой борьбы с укрывательством капиталов в европейских офшорах стала покупка земельными и федеральным правительствами «пиратских» компакт-дисков с данными о счетах в соответствующих банках.

Во Франции отсутствует специальное законодательство о банковской тайне. Банки ежемесячно сообщают о фактах открытия и закрытия счетов, суммах полученных процентов и доходах от капитала. Любую другую информацию налоговые органы могут получать от банков по запросу. Налоговая служба ведет централизованную базу данных обо всех открытых счетах.

Специфика политики отдельных европейских стран по офшорам во многом определяется состоянием финансовой дисциплины в экономике. Например, Италия, несмотря на детальное офшорное законодательство, лидирует как по доле теневой экономики в ВВП, так и по масштабам нелегального вывоза капитала. А в странах Северной Европы, несмотря на высокий уровень налогообложения, использование офшорных «серых» и «черных» схем практикуется в гораздо меньшей степени. Так, Норвегия изымает до 80% доходов от добычи нефти и газа (в России данный показатель в 2 раза ниже) — но при этом иностранных нефтяников привлекают в страну четкие, понятные всем и неменяющиеся условия, практическое отсутствие коррупции, эффективная господдержка крупных проектов.

Японское законодательство рассматривает офшоры не как средство оптимизации налогов, а как операционную базу для обслуживания зарубежной сети и иностранных клиентов, выпуска ценных бумаг, покупки активов, слияний и поглощений, организации аутсорсинга, а также для валютных операций за границей. К оттоку капитала через офшоры относятся как к неизбежному и даже необходимому аспекту глобализации японского предпринимательства — поскольку перенос производственных и сбытовых операций за границу стимулирует разработку новых технологий и работу над созданием новых экспортных ресурсов.

Отсюда специфика японского регулирования офшоров: направлять движение капитала за границу, не допуская свободного хода финансовых потоков из офшорных зон в Японию. Для физических лиц — резидентов доступ на офшорный рынок практически закрыт, а для юридических лиц установлены особые процедуры. Со счетов в офшорных банках можно переводить на рынок Японии не больше 5% активов в день. Это прежде всего инструмент контроля за тем, чтобы переводимые суммы не попадали к резидентам. Для перевода на счета нерезидентов в Японии офшорные банки должны предоставлять налоговикам планы использования этих средств.

За тем, чтобы офшоры не использовались для финансовых махинаций, следят не только налоговые власти, но и Агентство финансовых услуг, ведущее мониторинг деятельности всех частных финансовых учреждений Японии. Такие махинации — большая редкость, и каждый случай вызывает шумный публичный скандал.

В политике страны в отношении офшоров в последнее время параллельно развиваются две тенденции. С одной стороны, совершенствуются правовые условия движения капитала между Южной Кореей и офшорами. Власти выдвинули концепцию превращения страны в региональный финансовый хаб; в эту перспективу вписывается идея формирования собственных офшоров. С другой стороны, усиливаются репрессивные меры против лиц и компаний, скрывающих свои доходы от налогообложения.

Предусматривается также расширение сотрудничества с заинтересованными государствами и международными организациями. В августе 2010 г. Южная Корея и США договорились о совместных действиях по предотвращению незаконного уклонения от налогов. Подписан ряд договоров об обмене налоговой информацией (с Панамой, Багамскими, Виргинскими и Каймановыми островами), соответствующих стандартам прозрачности ОЭСР. Достигнуто соглашение о расширении сотрудничества в области финансового мониторинга с Швейцарией и Малайзией.

Китайские компании широко используют офшорные территории как часть стратегии внешнеэкономической экспансии. В 2004–2010 гг. объем прямых иностранных инвестиций в офшоры увеличился почти в 12 раз. Офшорами пользуются большинство крупнейших компаний; в отличие от российской практики, эта деятельность осуществляется в рамках государственных программ зарубежных инвестиций. Валютный контроль за движением капиталов сохраняется, и планов по его либерализации пока нет.

Цель использования офшоров — повышение конкурентоспособности китайского промышленного экспорта и зарубежное инвестирование в инфраструктуру и добычу сырья, а также обретение более широкого доступа к производственным сферам и финансовым ресурсам, являющимся предметом специального регулирования. Так, создание совместного предприятия делает возможным доступ к отраслям китайской промышленности, закрытым для иностранных компаний, а также к финансовым средствам китайских банков. Имеют значение доступ к гонконгским финансовым средствам (прямое кредитование, привлечение финансовых средств, номинированных в юанях, выпуск юаневых бондов на Гонконгской бирже), равно как листинг на зарубежных биржах китайских компаний, работающих в закрытых для иностранцев отраслях китайской экономики.

В то же время фактор налоговой экономии при осуществлении прямых иностранных инвестиций теряет свою актуальность, т. к. в 2010 г. для совместных предприятий были отменены налоговые вычеты.

Широкое распространение получает использование офшоров состоятельными китайцами. Согласно исследованию, которое провел в 2011 г. China Construction Bank, офшоры используют более 22% китайцев, обладающих состоянием свыше 7 млн долл. (для тех, чье состояние превышает 50 млн долл., этот показатель составляет более 70%).

Потери китайского бюджета от использования национальными компаниями офшорных схем не оценивались в т. ч. потому, что на данном этапе движение капитала воспринимается как одно из направлений интеграции Китая в мировую экономику и происходит под контролем государства.

Большое внимание китайские регуляторы уделяют использованию офшорных схем физическими лицами. Потери бюджета в связи с этим достаточно серьезны. По оценкам Центробанка Китая, в 1990–2010 гг. от 16 тыс. до 18 тыс. коррупционеров покинули Китай и вывели из страны более 120 млн долл., в т. ч. с использованием офшорных компаний.

Китай имеет более 120 соглашений об обмене налоговой информацией, в том числе с основными офшорными территориями. Это позволяет достаточно успешно выявлять схемы уклонения от налогов.

Контроль в отношении офшоров сочетается с определенной гибкостью. В 2011 г. китайским компаниям было разрешено оставлять прибыль на офшорных банковских счетах без ограничений по времени и сумме.

Особое место в политике, касающейся офшоров, принадлежит Гонконгу. В 2011 г. объем осуществленных через него торговых сделок превысил 300 млн долл. (что составило пятикратное увеличение по сравнению с предшествовавшим годом). Юань стал третьей по объему использования в регионе валютой после гонконгского и американского долларов.

В ряде случаев Китай активно использует Гонконг для офшорной торговли юанем в качестве политического инструмента. Программу «юаневого квалифицированного иностранного институционального инвестора», действующую в отношении Гонконга, планируется распространить на Тайвань с целью более глубокой интеграции острова в экономику КНР.

Гонконг имеет более 40 соглашений об обмене налоговой информацией и исключении двойного налогообложения, в т. ч. с такими офшорными территориями, как Джерси, Макао, Маврикий, Люксембург.

Среди стран, лидирующих по прямым иностранным инвестициям в Гонконге,— Китай, США, Япония, Великобритания. Китай и Великобритания входят и в число главных реципиентов гонконгских капталов. Таким образом, Гонконг служит как бы «перевалочной базой» по обмену капиталами между Китаем и остальным миром.

После кризиса 2008–2009 гг. международные организации заняли достаточно жесткую позицию, направленную на то, чтобы заставить офшоры выполнять международные стандарты налоговой прозрачности.

Такие стандарты, утвержденные в специальном документе ОЭСР в 2009 г., требуют от национальных правительств проявлять готовность к обмену налоговой информацией по запросу страны-партнера. В информационный пакет включаются бухгалтерская отчетность, банковская информация (независимо от действия банковской тайны), информация о владении собственностью. Одновременно предусматривается защита конфиденциальности полученной информации и ее использование в строго ограниченных целях. По данным ОЭСР, к настоящему времени более 90 стран приняли на себя обязательства соответствовать этим стандартам.

Важным инструментом воздействия на офшоры стала публикация с 2009 г. трех списков: «черного», «серого» и «белого», в которых страны квалифицируются в зависимости от их готовности соответствовать международным стандартам налоговой прозрачности.

На сегодняшний день в «черном списке» ОЭСР нет ни одной юрисдикции. «Серый список» в сентябре 2009 г. включал в себя 40 стран — в основном классические офшоры, но также налоговые преференциальные режимы (такие как Лихтенштейн, Андорра) и финансовые центры (как, например, Сингапур, Швейцария). Сегодня в нем осталось лишь две страны — остальные приняли на себя необходимые обязательства по обеспечению налоговой прозрачности и были исключены из списка. «Белый список» первоначально содержал в основном налоговые юрисдикции, не имеющие льготных налоговых режимов (в т.  ч. Россию), но теперь включает и классические офшоры, которые смогли заключить 12 соглашений об обмене информацией, соответствующей стандартам налоговой прозрачности.

Офшорные зоны в своем большинстве идут на принятие требований ОЭСР и берут на себя обязательства в отношении налоговой прозрачности, хотя борются за сохранение своего права на нулевую либо пониженную налоговую ставку. С 2009 г. в мире было заключено более 700 договоров об обмене налоговой информацией. Как показала практика, давление на офшоры со стороны международных организаций может быть достаточно эффективным.

С налоговыми офшорами развитые страны подписывают, как правило, только соглашения об обмене налоговой информацией. Соглашения об избежании двойного налогообложения считаются непродуктивными, т. к. в этом случае легализуется возможность заплатить налог по более низкой ставке, а также использовать «серые» налоговые схемы. Россия, отмечалось на ситуационном анализе, в этом отношении стоит особняком — из имеющихся у нее более 80 международных налоговых соглашений нет ни одного соглашения об обмене налоговой информацией с офшорами.

Об ужесточении позиции международного сообщества в отношении уклонения от уплаты налогов свидетельствует и недавнее решение ФАТФ*. В феврале 2012 г. ФАТФ приняла рекомендации, которые позволяют относить неуплату налогов к отмыванию денег. Поскольку международные стандарты противодействия отмыванию денег обязательны для государств—членов ФАТФ (в том числе для России), данное решение значительно расширяет возможности в области расследования и правоприменения по налоговым преступлениям с использованием офшоров.

В целом позиция международных организаций была оценена экспертами как соответствующая интересам России.

В России, как и в других странах, офшоры создают комплекс противоречий между интересами государства и бизнеса. Государство из-за использования офшоров несет налоговые убытки и риски утраты контроля над стратегическими активами. Экономика теряет значительные финансовые ресурсы, которые уходят в офшорные банки.

В то же время эксперты пришли к выводу, что мотивация и характер использования офшоров российским бизнесом имеют и существенные отличия от мировой практики.

Во-первых, для российских компаний главная мотивация — не только минимизация налоговых платежей (как это имеет место в других странах), но и защита бизнеса и прав собственности от криминального и чиновничьего рейдерства. Особенно остра эта проблема для регионального бизнеса. Именно поэтому наибольшей популярностью у нашего бизнеса пользуются офшорные юрисдикции, функционирующие на основе английского права, позволяющие структурировать сложные сделки и обеспечивать контроль над собственностью, находящейся в России.

Во-вторых, доля офшоров в экспорте и импорте прямых инвестиций в десятки раз выше, чем в других странах. Так, например, в Германии и Франции доля офшоров в накопленных прямых инвестициях за рубежом составляет соответственно 1,9% и 2,3%. У нас доля Кипра в экспорте прямых инвестиций — свыше 40%, других офшоров — 15–20%. Схожая ситуация и по притоку прямых иностранных инвестиций. Т. е. во многом участие России в международном обмене прямыми инвестициями обеспечивается преимущественно деньгами российского происхождения.

В-третьих, настораживает существенная доля экспорта нефти, металлов, леса и удобрений, осуществляемого через офшоры. Конечно, многие экспортеры сырья используют в качестве посредников международных трейдеров. Но у нас здесь явный перебор, заложенный еще в 1990-е годы. Сопоставление данных внешнеторговой статистики России и статистики импортеров показывает не только значительную разницу в географии и объемах торговых потоков, но и в удельной стоимости сырья на границе России и на границах конечных потребителей нашей продукции. Такая разница может, по мнению ряда экспертов, свидетельствовать об использовании через офшоры двойных контрактов по экспорту.

Негативные проявления в связи с российской практикой использования офшоров определяются рядом факторов — характером проведенной в 1990-е годы приватизации, слабостью российской банковской системы, неразвитостью фондового рынка, значительными масштабами теневого сектора и коррупции. Вместе с тем, подчеркивалось на ситанализе, в некоторых отношениях офшоры оказываются важным элементом функционирования экономики.

Они необходимы ориентированному на внешние рынки крупному бизнесу, поскольку позволяют легче решать вопросы привлечения иностранных инвестиций и кредитов, создавать более эффективную юридическую базу разрешения споров и т. п.

В ряде случаев без офшорных компаний вряд ли возможно реализовать крупные международные проекты — такие, например, как экспортные газопроводы «Голубой поток» или «Северный поток».

Использование офшоров в какой-то мере оправдано при проведении сделок слияния/поглощения, проведении IPO на зарубежных финансовых рынках, при размещении заказов на морские суда, при экспорте сложного оборудования, в т. ч. спецтехники, с целью минимизировать правовые риски и риски неплатежа. Это, по мнению экспертов, соответствует имеющейся мировой практике (показательным примером может служить компания «Боинг», имеющая свой экспортный хаб на Каймановых островах).

Создание офшорных расчетных центров как формы финансового аутсорсинга может быть целесообразным при реализации долгосрочных контрактов (например, по поставкам газа в Европу, тем более когда они частично заложены под полученные ранее кредиты от западных банков).

Издержки усиливающейся офшоризации российского бизнеса состоят не только в недополученных налоговых поступлениях и легализации незаконных доходов. Главные угрозы, с которыми сталкивается государство, связаны с риском утраты контроля над стратегическими активами в ТЭКе, металлургии, машиностроении, оборонных производствах и, следовательно, потерей управляемости экономикой, регулирования платежного баланса и инвестиционного процесса.

Ключевую роль в устранении связанного с офшоризацией негатива будет играть кардинальное улучшение условий ведения бизнеса в России. При этом российская офшорная политика, по мнению всех экспертов, не должна быть сфокусирована на введении жестких запретительных мер. Их результатом — при действующем режиме движения капиталов — будет только усиление нелегальной утечки капиталов и возрастание рисков при осуществлении иностранных инвестиций в Россию.

Эксцессы администрирования в связи с офшорами способны подорвать наши конкурентные позиции. Чрезмерные ограничения могут «вывести из игры» российские компании в условиях, когда офшоры будут оставаться объектом и инструментом международной конкуренции. Не запрещение, а повышение прозрачности офшорной деятельности — таким должен быть главный вектор курса на преодоление ее издержек и рисков. Для этого нужна постоянная, кропотливая работа российских регуляторов с офшорными юрисдикциями, как это делается в других странах.

Понятно, что надо активизировать борьбу с криминальными и полукриминальными схемами. Однако законопослушный бизнес не должен становиться жертвой антиофшорной кампании. При этом целесообразность использования офшоров, если оно не носит криминального характера, должна определяться только самой бизнес-структурой, а не каким-то регулирующим органом, не отвечающим за результаты ее деятельности.

На основе такого подхода, полагают эксперты, вывод российской экономики из «офшорной тени» — вполне решаемая задача.

1. Эксперты единодушны в том, что регулирование офшоров в российском законодательстве устарело и должно быть скорректировано с учетом принятых в последние годы в мировой практике мер.

2. Большинство экспертов подчеркивало, что все заключенные Россией соглашения с внешними партнерами в области налогов — исключительно об избежании двойного налогообложения. Нет ни одного соглашения об обмене налоговой информацией с офшорами. А именно такие соглашения в современной мировой практике — основной инструмент вывода деятельности компаний из «офшорной тени».

Следовательно, первым шагом должно стать заключение с офшорами соглашений об обмене информацией. Это позволит получить достоверную картину офшорной деятельности российских компаний. В противном случае разрабатываемые в настоящее время антиофшорные меры не будут эффективными. Следующим шагом могли бы стать рекомендации бизнесу переводить активы в офшорные юрисдикции, с которыми заключены соглашения об обмене налоговой информацией по модели транспарентности, выработанной ОЭСР.

3. Часть экспертов предложила распространить контроль государства на компании российского происхождения, зарегистрированные в офшорах. По сути, это означало бы введение в российское законодательство элемента экстерриториальности. Офшорная компания российского происхождения должна будет выполнять требования российского законодательства по отчетности и предоставлению информации об участниках компании (акционеры, вкладчики, выгодоприобретатели), если эта компания отвечает хотя бы одному из следующих критериев: учреждена по российским законам, имеет местом нахождения Российскую Федерацию, осуществляет основную деятельность на территории Российской Федерации.

Такие шаги были бы аналогичны законам в отношении офшоров, принятым в последнее время рядом развитых стран, в частности США (Закон 2010 г. «О налоговой дисциплине в отношении зарубежных счетов»).

В то же время другие участники ситуационного анализа высказали сомнения в действенности указанной меры. В случае США реализация принципа экстерриториальности, по сути дела, обеспечена их возможностью действовать с позиции силы, что для России пока нереально.

4. Поддержку получило предложение активизировать участие России в международном сотрудничестве по повышению прозрачности офшоров. Такое сотрудничество будет связано и с определенными обязательствами для России по раскрытию информации о крупных российских компаниях.

5. Предложено пойти на формирование «черного списка» зарубежных банков, в частности прибалтийских, участвующих в сомнительных финансовых схемах с российскими компаниями и банками. Эти меры полностью соответствовали бы мировой практике.

6. Не было достигнуто согласия по предложению ввести особый офшорный режим для российских компаний с государственным участием. По мнению большинства экспертов, госкомпании, как это принято во всем мире, должны работать в той же коммерческой среде, что и частные.

7. Некоторые эксперты подняли вопрос о создании собственной международной офшорной зоны в Калининградской области. Но такое предложение не было поддержано большинством участников. Высказывались сомнения насчет конкурентоспособности такой зоны. Вопрос требует дальнейшего изучения.

8. Единодушную поддержку получило предложение о более широком привлечении бизнеса к обсуждению мер по выводу российской экономики из офшорной тени.

Популярные офшоры резко ужесточили требования к бизнесу

«Закат эпохи островных офшоров?» – так озаглавили обзор аналитики PwC. Их предположения оправданны: с 2019 г. во многих офшорах заработали законы, которые обязывают компании вести реальную деятельность. «Это тектонический сдвиг в офшорном бизнесе, по сути, разрушается один из его столпов – возможность переводить доходы компаниям без офиса и сотрудников», – констатирует руководитель налоговой практики UFG Wealth Management Юрий Куликов. Генсек ОЭСР Анхель Гурриа предупреждал об этом еще в 2013 г.: золотой век – «мы нигде не платим налоги» – окончен, объявил он, представляя план борьбы с налоговым арбитражем (BEPS). С тех пор этот план принес национальным бюджетам более 93 млрд евро.

По «золотому правилу» бизнес жил десятилетиями. Только в 2015 г. страны с низкими налоговыми ставками привлекли около 40% прибыли международных компаний, указано в исследовании экономистов из Копенгагенского и Калифорнийского университетов в Беркли. Прибыль перекачивается в офшоры через транзитные юрисдикции с помощью соглашений об избежании двойного налогообложения. По данным ЦБ, в 2017 г. (за весь 2018 год их еще нет) наиболее популярной транзитной юрисдикции – Кипру – досталось 58% прямых инвестиций из России за рубеж и 30% пришли в Россию с этого острова.

Но укрываться в офшорах все сложнее: заработал автоматический обмен налоговой информацией и межстрановой отчетностью, банки требуют информацию о происхождении капитала, Россия ввела правила о контролируемых иностранных компаниях и фактическом получателе дохода. А в декабре 2017 г. Совет ЕС опубликовал перечень более чем из 40 стран, налогообложение в которых не соответствует принципам прозрачности и справедливости. 13 стран были названы офшорами, где оседает прибыль компаний, не ведущих реальной деятельности.

ЕС пригрозил включить эти юрисдикции в черный список, но местные власти пообещали провести реформы до конца 2018 г. Большинство обещание выполнили: законы приняли Бермуды, Британские Виргинские острова (BVI), Кайманы, острова Гернси, Джерси, Мэн, Маврикий, Багамские и Сейшельские острова – они действуют с 1 января этого года, но предполагают переходный период для уже работающих компаний. Этим девяти юрисдикциям, по данным ЦБ, досталось 11% прямых инвестиций из России в 2017 г., пришло из этих стран 29%.

Принятые законы похожи, указано в обзоре PwC: сотрудники компании должны находиться на территории юрисдикции, их количество и квалификация должны соответствовать деятельности компании, подходящие помещение и оборудование, адекватный уровень затрат. В законах общие формулировки и непонятно, какие затраты будут сочтены адекватными и как будут применяться новые правила, замечает партнер International Tax Associates B.V. Рустам Вахитов. Все ждут уточнений от местных властей, пишет PwC. Сроки сжатые и многие компании могут в них не уложиться, опасается партнер PwC Екатерина Лазорина. А ответственность за невыполнение правил уже установлена. Например, на BVI за первое непредоставление информации могут оштрафовать минимум на $5000. Компании может грозить исключение из реестра, а ее собственникам – уголовная ответственность.

Некоторые законопроекты почти не обсуждались публично, говорит Лазорина: «Бизнес знал, что что-то подобное готовится, но жесткие формулировки – неприятный сюрприз для многих». Многие клиенты обеспокоены, подтверждает партнер KPMG Анна Воронкова.

Главный вопрос – стоит ли создавать присутствие на старом месте или переезжать в более респектабельную, но и более дорогую юрисдикцию, отмечает старший юрист Baker McKenzie Артем Торопов, в офшорах уже появляются новые возможности по аренде площадей и найму сотрудников. У крупного бизнеса есть ресурсы создать офисы, считает партнер Ronlaw Partners Павел Романенко. Экономия на налогах того стоит, подтверждает Куликов.

С ужесточением антиофшорного законодательства многие предприниматели решили перевести бизнес в Россию. Поменяли, например, структуры владения активами Геннадий Тимченко, Алишер Усманов, Виктор Вексельберг. Но у многих предпринимателей остались связи с офшорами. Так, UC Rusal зарегистрирована на о. Джерси (5 ноября 2018 г. совет директоров компании решил перерегистрировать ее в России), там же зарегистрирована Polymetal International. Холдинговая компания разработчика программного обеспечения Luxoft зарегистрирована на BVI. Представитель En+ (основной акционер UC Rusal) от комментариев отказался. Представители UC Rusal, Polymetal, Luxoft не ответили на вопросы «Ведомостей».

Крупные компании переезжают в транзитные юрисдикции – Сингапур, Швейцарию, Люксембург, на Кипр, рассказывает Торопов. В большинстве случаев можно найти юрисдикцию или финансовые инструменты, чтобы сохранить налоговую эффективность, говорит Воронкова, платить 0% вряд ли получится, но, например, в Сингапуре ставка налога на прибыль от торгового дохода – всего 5%. Можно мигрировать в страну, которая не обещала ЕС ввести требования экономического присутствия, рассуждает Вахитов, но их немного, а будет еще меньше.

С какой целью переводят деньги в офшоры?


Вопреки распространенному мнению о том, что офшор – это средство для отмывания «грязных» денег, и что нечистые на руку личности с помощью серых схем разрушают российскую экономику, существуют вполне обоснованные и законные методы использования офшоров в предпринимательской деятельности. Действительно, некоторый процент офшоров используется для вывода за границу средств, полученных преступным путем. Однако хотелось бы привести примеры более распространенного и добросовестного использования офшоров.

Первый и самый главный мотив для предпринимателя использовать офшор – это экономическая обоснованность. Алгоритм выбора офшора очень прост: действующее российское юридическое лицо считает те издержки, которое оно несет в течение года (ФОТ, аренда, налоги, НДС, кредиты). Затем вычисляет приблизительные объемы экономической выгоды (экономии) при использовании офшора, и из полученной суммы вычитает издержки на регистрацию и использование офшорной компании и издержки на содержание «облегченной» российской компании. Если итоговое число получается больше нуля – значит, экономическое обоснование для использования офшора существует, при условии правильного и соответствующего законодательству построения схемы взаимодействия российской и офшорной компании.

Вторым, не менее важным фактором, является необходимость работы предприятия за рубежом, и использование офшора в этом случае экономически более выгодно, чем ведение предпринимательской деятельности от лица российской компании.

Третьим примером может служить необходимость работы с иностранными партнерами. Поскольку в России существует валютный контроль, это иногда усложняет процесс и снижает скорость расчетов между контрагентами в связи с необходимостью оформления паспортов сделок и иных документов. Во многих иностранных банках расчеты производятся проще, быстрее и без излишней «бюрократии». Кроме того, бывают ситуации, когда иностранные компании отказываются работать с российскими фирмами, так как считают их неблагонадежными.

Четвертый распространенный случай использования денег в офшоре – это приобретение недвижимости за границей или каких-либо других ценных материальных активов. В данном случае офшорные средства используются как долгосрочные инвестиции с целью сохранения и приумножения капитала.
Стоит добавить, что перевод денег в офшор для их последующего использования не является изобретением российской экономики. Подобные механизмы существуют на протяжении многих лет, и ими активно пользуются как европейские, так и американские предприниматели, причем в существенно больших объемах. Структура глобальной мировой экономики и естественные потребности предпринимателей в получении прибыли, сохранении и реинвестировании накопленных капиталов создают базу для развития и поддержания офшорного бизнеса и стимулируют перевод денежных средств в офшоры.

Эволюция офшоров — Журнал БОСС

«БОСС» в помощь | Инвестиции

Текст | Джоанна НИКОЛАУ, глава отдела корпоративных услуг Exsus Group

Почему офшоры оказались в опале и как выбрать респектабельную офшорную юрисдикцию в наши дни?

«Большая облава» на офшоры началась с так называемого «панамского» скандала, когда весной 2016 года международный консорциум журналистов ICIJ опубликовал данные о более чем 200 тыс. офшорных компаний, принадлежащих крупнейшим мировым корпорациям, политикам, звездам.

Крупнейшие офшорные скандалы последних лет

Предыдущее расследование журналистов в 2013 году касалось офшорных компаний, зарегистрированных в Гонконге, Сингапуре, на Британских Виргинских островах. Объем капитала этих компаний достигал 32 трлн долларов. Для сравнения — ВВП России в 2018 году составлял около 1,6 трлн долларов. Тот скандал назывался OffshoreLeaks. И он породил глобальный тренд – недоверие к офшорам, повышение требований к прозрачности бизнеса, повлиял на требования регуляторов к поднадзорным банкам относительно due diligence – тщательной проверки происхождения средств их клиентов, и другие меры.

Согласно документам, попавшим в руки журналистов, владельцами офшоров, по убывающей, были граждане Китая, России и СНГ, а также американцы.

В 2014 году разразился новый скандал, в эпицентре которого оказался совсем неофшорный Люксембург. Как выяснилось, международные корпорации создавали в стране свои отделения и переводили туда часть средств, поскольку эта страна предлагала налоговые льготы или даже полное освобождение от уплаты некоторых налогов. Оно и понятно: Люксембург — крошечное государство в центре Европы, высокий уровень жизни которого поддерживается развитой сферой корпоративных и смежных с ними услуг.

В скандале, который в прессе окрестили LuxLeaks, оказались замешаны такие компании, как Аpple, Deutsche Bank, IKEA, Amazon, Disney, Skype, и многие другие. Некоторые из этих компаний умудрялись платить налоги в размере 1% от прибыли. В масштабе их деятельности речь идет о десятках миллиардов, не попавших в госказну.

Примечательно то, что практически «офшорный» налоговый режим был введен в Люксембурге в то время, когда правительство этой страны возглавлял Жан-Клод Юнкер, который впоследствии (и по сей день) занимает пост председателя Еврокомиссии. В ответ на все обвинения Юнкер отвечал, что никаких нарушений не было и созданный при его участии благоприятный налоговый режим Люксембурга не идет вразрез с международными нормами.

Отношение к офшорам и прочим подобным схемам уже было довольно настороженное, а после эпизодов 2013 и 2014 годов репутация офшоров оказалась еще более подмоченной, и в 2016 году разразился новый грандиозный скандал – панамский. Panamaleaks в одночасье «похоронил» панамскую юридическую фирму Mossack Fonseca, более 40 лет хранившую тайны миллиардеров всего мира.

Владельцы фирмы объяснили это нанесением непреодолимого репутационного ущерба их бизнесу. С тех пор во всем мире начались полномасштабные гонения на офшоры, а бизнесмены принялись массово переводить компании в другие юрисдикции — мидшоры и оншоры с более высокими налогами, но при этом имеющим более респектабельную репутацию.

История происхождения офшоров

Понятие «офшор» (от англ. offshore — «вне берега») впервые появилось в одной из американских газет в середине 50-ых годов ХХ века в публикации о компании, избежавшей высоких налогов в США благодаря тому, что она перенесла свою деятельность на территорию с льготным налогообложением.

Швейцария стала родиной понятия «банковская тайна», и там же появилась концепция «конфиденциальности бизнеса». Конфиденциальность и является одной из основных причин регистрации компании в других юрисдикциях, а не на родине бизнесменов. Второй (а часто основополагающей причиной) регистрации компаний в офшорных юрисдикциях является налоговая оптимизация — открывая офшорную компанию, ее владелец получает либо полное освобождение от налогов, либо существенное их снижение.

У офшорных зон нет единого регулятора; надзор над ними осуществляется Международным валютным фондом и Центробанками разных стран.

 Разновидности: офшоры, мидшоры, оншоры…

Все существующие офшорные юрисдикции можно условно разделить на три группы:

Классические офшоры — наиболее распространенная форма офшорных юрисдикций. Это небольшие островные государства с неразвитой экономикой, и регистрация офшорных компаний является одним из основных источников притока средств в госбюджет. Офшорные компании, зарегистрированные в этих юрисдикциях, должны оплачивать ежегодные фиксированные сборы. Не требуется предоставление бухгалтерской отчетности, компании освобождаются от налогов. Такими офшорами являются Сейшельские острова, Невис, Британские Виргинские острова, Белиз, Ангилья, острова Теркс и Кайкос, Кюрасао и множество других стран и территорий.

Однако, в связи со всеобщей тенденцией к прозрачности и в свете нескольких офшорных скандалов островные офшорные юрисдикции потеряли свою былую популярность, и бизнесмены предпочитают регистрировать офшорные компании в одной из следующих категорий:

Так называемые мидшоры — это офшорные зоны с низким налогообложением.

Многие страны предлагают бизнесменам регистрацию офшоров на своей территории в обмен на более льготные условия ведения бизнеса (по сравнению со страной их постоянно проживания). Необходимо предоставление финансовой отчетности, а также назначение директорами компаний резидентов тех или иных юрисдикций. Мидшорами являются Панама, Сингапур, Гонконг, и ряд других стран и территорий.

Оншоры — респектабельные юрисдикции с льготными условиями ведения бизнеса.

Ряд высокоразвитых европейских стран (включая Великобританию, Кипр, Мальту и др.) предлагает иностранным бизнесменам льготные условия открытия компаний на своей территории с целью привлечения капитала из-за рубежа. Регистрация компании в одной из этих юрисдикций может стать одним из оптимальных вариантов эффективного налогового планирования.

Это респектабельные юрисдикции, и наличие зарегистрированной там компании существенно упрощает общение с регулятором, контрагентами и кредиторами, поскольку в этих юрисдикциях требования к прозрачности очень высоки. Кроме того, там обычно присутствуют требования к обязательной бухгалтерской отчетности и регулярному аудиту. Оплачиваются налоги. Необходимым условием является назначение директорами компаний резидентов соответствующих юрисдикций. Сведения о владельцах бизнеса раскрываются в обычном порядке.

Бытует мнение, что регистрация компании в такой юрисдикции обходится очень дорого, но это не так. Стоимость регистрации офшорных компаний вполне приемлемая и в долгосрочной перспективе приносит бизнесу огромную выгоду.

Офшоры в наши дни: как эволюционирует индустрия?

«Золотой век» офшоров подошел к концу: вступил в силу автоматический обмен налоговой информацией, в России все более строгими становятся правила о КИК (контролируемых иностранных компаниях) и конечных бенефициарах. Международные банки все чаще задают неудобные вопросы о происхождении капитала.

С 1 января 2019 года в большинстве популярных юрисдикций вступил в силу закон, обязывающий обеспечить реальное физическое присутствие в этих юрисдикциях (substance), а не просто юридический адрес. По сути, это разрушило основной принцип популярности и удобства офшоров, а именно —возможность ведения бизнес-деятельности компаниями, не имеющими реального офиса и сотрудников.

Это стало одной из мер, при помощи которых офшорные юрисдикции намерены «реабилитировать» себя и удержать компании.

Требования уже вступили в силу в Белизе, на Сейшелах, на Маврикии, на острове Мэн, на Британских Виргинских островах и в других популярных юрисдикциях. В ближайшее время эти правила будут приняты в ОАЭ.

В целом свод правил и требований будет почти одинаковым по всех юрисдикциях, поскольку он базируется на директивах Евросоюза, пригрозившего применением санкций в отношении этих юрисдикций. Разумеется, офшоры не могут так рисковать: компании являются основным столпом их экономики, и никто не захочет потерять гарантированный доход.

Что это означает на практике?

Почти все традиционные офшорные зоны спешно меняют законодательство и требования, предъявляемые к регистрации компаний на их территории, поэтому не позднее 2021 года почти во всех юрисдикциях появится требование к обеспечению «физического присутствия» компании, так называемое «Substance». Это означает наличие фактического офиса и работающих там сотрудников, получающих зарплату от офшорной компании.

Есть еще один вариант — передислокация в более надежные респектабельные юрисдикции. Многие бизнесмены, не дожидаясь проблем, уже перевели свои компании на Кипр, в Люксембург, Швейцарию и Сингапур.

 Решение? Возможно, это ОАЭ!

Альтернативное решение — регистрация офшора в Объединенных Арабских Эмиратах. Там постоянно создаются новые офшорные зоны с разными видами лицензий, а изначальный пакет требований и ранее предполагал наличие фактического офиса и сотрудников, поэтому нареканий к ОАЭ как к юрисдикции никогда не возникало.

Основное преимущество регистрации компании в ОАЭ — отсутствие корпоративного налога. Персоналу компаний предоставляются визы.

В ОАЭ идеально продумана необходимая инфраструктура, и неподалеку от аэропортов создаются бизнес-кластеры, откуда сотрудники международных компаний могут вести бизнес по всему миру.

ОАЭ в настоящее время является наиболее респектабельной, перспективной и стабильной юрисдикцией, не подверженной экономическим и политическим катаклизмам, колебаниям курсов валют и другим факторам, негативно влияющим на бизнес.Б

Дума одобрила расширение круга возможных резидентов «русских офшоров»

Госдума приняла в первом чтении правительственный законопроект, расширяющий круг стран, юрлица из которых могут претендовать на статус международной компании или международного фонда, расположенных в специальных административных районах на острове Русский во Владивостоке и острове Октябрьский в Калининграде.

Действующее законодательство наделяет таким правом компании, зарегистрированные в странах, которые являются членами или наблюдателями Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) членами Комитета экспертов Совета Европы по оценке мер противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма (Манивэл).

Законопроект расширяет этот перечень за счет государств, являющихся членами региональных групп по типу ФАТФ, включая Евразийскую группу по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (ЕАГ), Азиатско-Тихоокеанскую группу по борьбе с отмыванием денег (АТГ), Группу по борьбе с отмыванием денег в Восточной и Южной Африке (ЕСААМЛГ), Группу разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег в Южной Америке (ГАФИЛАТ), Группу разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег на Ближнем Востоке и в Северной Африке (МЕНАФАТФ), Карибскую группу разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (КФАТФ), Межправительственную группу по борьбе с отмыванием денег в Западной Африке (ГИАБА), Группу по борьбе с отмыванием денег в Центральной Африке (ГАБАК).

«Фактически, законопроект снимает все географические ограничения для «миграции» компаний в САР», — отметил заместитель министра экономического развития Илья Торосов.

Закон о САР был принят в августе 2018 года. По замыслу правительства они должны стать привлекательными площадками для перемещения иностранных фирм, обладающих российскими активами, из офшорных юрисдикций в Россию. После редомициляции (процедуры смены юрисдикции) они обретают статус международной компании и, при соблюдении ряда условий, получают льготы в области налогообложения и валютного регулирования и ряд других преференций.

Профильный комитет Госдумы одобрил упрощение порядка перерегистрации из офшоров — Экономика и бизнес

МОСКВА, 10 ноября. /ТАСС/. Комитет Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям рекомендовал нижней палате парламента принять в первом чтении законопроект, который снимает географические ограничения на редомициляцию (перерегистрацию — прим. ТАСС) компаний из офшорных юрисдикций в специальные административные районы (САР) России. Планируется, что Госдума рассмотрит законопроект на заседании 17 ноября.

Документ, инициированный правительством РФ, вносит соответствующие поправки в закон «О международных компаниях и международных фондах».

Согласно законодательству, «иностранное юридическое лицо может получить статус международной компании или международного фонда в САР, и одним из условий его получения является требование о том, что иностранное юридическое лицо должно быть зарегистрировано (создано) в государстве, которое является членом или наблюдателем группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) и (или) членом комитета экспертов Совета Европы по оценке мер противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма (Манивэл)».

«Анализ правоприменительной практики выявил, что указанное положение не позволяет иностранным юридическим лицам, которые не являются членами ФАТФ и (или) Манивэл, зарегистрироваться в России в порядке редомициляции и получить статус участника специального административного района. Законопроектом предлагается предоставить возможность использования процедуры редомициляции для иностранных компаний, зарегистрированных в государствах и на территориях, являющихся членами региональных групп по типу ФАТФ», — говорится в пояснительной записке.

Закон о САР был принят в 2018 году. В них могут перерегистрироваться компании из иностранных юрисдикций. Основная цель создания нового механизма — деофшоризация зарубежных холдингов, подконтрольных гражданам РФ и владеющих активами в России, в том числе в качестве антисанкционной меры. САР созданы на островах Русский (Приморье) и Октябрьский (Калининградская область).

В России появился новый офшор: Деловой климат: Экономика: Lenta.ru

С начала года в России появился новый офшор: власти Удмуртии ввели сниженную налоговую ставку для предпринимателей, впервые зарегистрировавших бизнес в регионе и работающих по упрощенной системе налогообложения. Об этом говорится в письме АО «Корпорация развития Удмуртской Республики», которое есть в распоряжении «Ленты. ру».

В первый год такие бизнесмены будут платить один процент от оборота, а во второй — три процента. Это позволит им сократить налоговую нагрузку в шесть и два раза соответственно.

Если предприниматели выбрали систему «доходы, уменьшенные на величину расходов», то величина ставки два налоговых периода будет составлять пять процентов. Такое решение сокращает налоги в три раза.

Материалы по теме

11:13 — 3 декабря 2019

То ли еще будет

Распад Европы, крах доллара и господство России — безумный прогноз на 2020 год

Вид деятельности для получения льготы значения не имеет, рассчитывать на нее могут как компании, так и индивидуальные предприниматели в текущем или следующем году. Как отмечается в письме, фактически переводить бизнес из другого региона не требуется, достаточно найти помещение и сделать его юридическим адресом.

Также не смогут получить льготу компании, которые уже зарегистрированы или ранее были зарегистрированы на территории республики. То есть нельзя поменять юридический адрес на другой регион, а потом вернуться в Удмуртию и получить льготу. После 2022 года политику сниженной ставки доходов могут продлить, если нынешний режим даст положительный эффект.

Офшором называется страна или территория, где применяются особые условия ведения бизнеса, в первую очередь речь идет о значительно более низких или нулевых налогах.

В России офшорные зоны создаются под названием «специальные административные районы». Так, в Калининграде он действует на острове Октябрьский, а в Приморье – на острове Русский. Для регистрации в них необходимо выполнить ряд требований. Ставка налогообложения составляет от нуля до пяти процентов, в зависимости от ситуации.

Упрощенная система налогообложения — налоговый режим, который подразумевает особый порядок уплаты налогов и ориентирован на представителей малого и среднего бизнеса.

Что происходит в России и в мире? Объясняем на нашем YouTube-канале. Подпишись!

Придут ли морские ветряные электростанции на побережье Калифорнии?

Калифорния уже несколько десятилетий является мировым лидером в области возобновляемых источников энергии. В нем больше солнечной энергии и электромобилей, чем в любом другом штате. И более 30 лет назад он построил первые крупные ветряные электростанции в стране.

Но есть одна область, в которой Голден Стэйт сильно отстает: морской ветер. От Шотландии до Норвегии, от Китая до Род-Айленда тысячи гигантских турбин вырабатывают экологически чистую энергию в океанах по всему миру.Но ни одного у побережья Калифорнии.

В четверг коалиция рабочих, промышленных и экологических групп объединилась, чтобы изменить это, одобрив новый законопроект, который потребует от Калифорнии установить цель строительства 3000 мегаватт морских ветроэнергетических установок к 2030 году, достаточных для обеспечения энергией сотен тысяч домов. и 10 000 мегаватт к 2040 году. С точки зрения перспективы, более крупная цель почти равна мощности генерации электроэнергии всех крупных солнечных ферм в Калифорнии сегодня и почти вдвое больше всех ветряных электростанций, работающих сейчас на суше в Калифорнии.

«Наш штат имеет доступ к одному из величайших в мире источников неиспользованной энергии — прибрежной ветровой энергии», — сказал член парламента Дэвид Чиу, демократ из Сан-Франциско. «Ветер у побережья Калифорнии имеет огромный потенциал для достижения целей в области экологически чистой энергии, борьбы с изменением климата и создания хорошо оплачиваемых рабочих мест».

Законопроект

Чиу, AB 525, также требует, чтобы Комиссия по энергетике Калифорнии составила к июню 2022 года план с подробным описанием того, как достичь цели.

Три наиболее вероятных места для первых крупных ферм — это у округа Сан-Луис-Обиспо, у залива Морро и атомной электростанции в каньоне Дьябло, которая будет выведена из эксплуатации в 2025 году, а также у округа Гумбольдт.

В 2018 году федеральное бюро по управлению океанской энергией, агентство, которое также курирует морское бурение нефтяных скважин в федеральных водах, опубликовало карты этих трех предложенных мест. Ожидается, что агентство приступит к сдаче площадей в аренду ветроэнергетическим компаниям уже в этом году, или в начале 2022 года.

Чиу сказал, что его законопроект создаст 14 000 рабочих мест в строительстве. По его словам, для Калифорнии ключевым моментом является достижение цели 60% возобновляемой энергии к 2030 году и 100% безуглеродной энергии к 2045 году, оба из которых были законодательно закреплены бывшим губернатором США.Джерри Браун в 2018 году. Чиу отметил, что морская ветровая энергия также может помочь снизить риск отключения электричества, потому что океанские ветры дуют ночью, когда солнечная энергия падает, что делает сеть более надежной.

Профсоюзы уже одобрили законопроект.

«Многие люди говорят« нет »всему, — сказал Робби Хантер, президент Государственного совета по строительству и строительству Калифорнии, который представляет 500 000 рабочих-строителей. «Мы должны сказать« да »тому, что работает.И эта технология абсолютно работает и заставит калифорнийцев работать в новой отрасли, предоставляя чистые технологии для решения наших экологических проблем ».

Хантер сказал, что он и другие лидеры профсоюзов посетили прибрежные ветряные фермы в Шотландии и Норвегии. В 2019 году в мире было 176 таких хозяйств, еще десятки находятся на стадии планирования.

Шесть других штатов — Нью-Йорк, Нью-Джерси, Коннектикут, Мэриленд, Массачусетс и Вирджиния — уже поставили цели в отношении использования энергии ветра на шельфе.Четыре года назад у Род-Айленда открылась первая ветряная электростанция в США.

Но технологии в Калифорнии сталкиваются с серьезными проблемами. Хотя в Шотландии и других регионах есть несколько ферм с плавающими турбинами, ни одна из них не была построена в масштабах, которые рассматривает Калифорния. И хотя затраты на энергию ветра снижаются, стоимость проектов у побережья Калифорнии еще не полностью понята.

Между тем рыболовные группы выразили обеспокоенность по поводу того, уменьшат ли океанские турбины доступные площади для коммерческого рыболовства.Экологические группы обеспокоены воздействием на китов, птиц и других морских обитателей. Турбины могут достигать 600 футов в высоту, хотя во всех трех областях, рассматриваемых федеральным правительством, они будут расположены на расстоянии от 20 до 30 миль от берега.

Из-за большой глубины воды турбины почти наверняка должны быть построены на плавучих платформах, пришвартованных ко дну океана, а не закрепленных на морском дне, как это делается в большинстве других ветряных электростанций по всему миру.

Одна группа, Environment California, одобрила законопроект в четверг, сославшись на рекордные прошлогодние лесные пожары, аномальную жару и отключения электроэнергии.

«Прошлый год показал нам, что изменение климата делает с нашим штатом, и насколько серьезно оно уже испытывает нашу электросеть», — сказала Лаура Дихан, директор департамента окружающей среды Калифорнии. «Здесь, в Калифорнии, мы должны делать все возможное, чтобы дать отпор и служить образцом для всего остального мира».

Однако большинство других экологических групп все еще настороженно относятся к этому вопросу. Предложение построить ветряную электростанцию ​​в 30 милях от залива Морро и направить электричество через выведенную из эксплуатации электростанцию ​​было внесено пять лет назад, но все еще ожидает утверждения. Проект под названием Castle Wind является совместным предприятием Trident Winds, сиэтлской компании, и EnBW, третьей по величине коммунальной компании в Германии.

«Мы в целом поддерживаем проекты в области возобновляемых источников энергии и морского ветра», — сказала Кристен Хислоп, директор программы сохранения морской среды Центра защиты окружающей среды в Санта-Барбаре. «Но мы хотим видеть больше информации о том, куда они идут и как они будут выглядеть».

Хислоп сказала, что ее группа не заняла позицию по законопроекту Чиу, но она выступает против его конкретных целей, потому что они займут значительную площадь океана.Согласно законопроекту, 10 000 мегаватт энергии ветра займут около 1 200 квадратных миль океана, или площадь около 22% от размера Национального морского заповедника Монтерей-Бей.

«Это новая технология и новая отрасль в Калифорнии», — сказала она. «Так что нам нужно быть осторожными».

Номинация Джина Раймондо возрождает борьбу между рыбами и турбинами — пятница, 12 февраля 2021 г.

— www.eenews.net

В 2019 году давние разногласия между губернатором Род-Айленда Джиной Раймондо (D) и рыбной промышленностью штата закипели над.

Спор касался плана по ограничению финансовых потерь рыбаков, связанных с предлагаемым проектом оффшорной ветроэнергетики стоимостью 2 миллиарда долларов. Многие капитаны лодок посчитали, что сделка недооценена их уловом, и направили свой гнев на Раймондо, убежденного сторонника морского ветра, обвинив ее в том, что она лишила рыбную промышленность возможности участвовать в переговорах с Vineyard Wind, разработчиком проекта.

На заседании Совета штата по управлению прибрежными ресурсами в феврале того же года многие выстроились в очередь, чтобы взорвать пакет.Члены совета, назначенные губернатором, выразили сочувствие обеспокоенности, но утверждали, что это лучшее предложение. В конечном итоге они подписали сделку.

Рыболовные компании, возмущенные этим решением, обратили внимание на NOAA Fisheries, федеральное агентство, которому поручено оценить влияние проекта на рыбные запасы. Один откровенный критик написал на следующий день электронное письмо сотрудникам NOAA, в котором назвал сделку «абсолютным отказом от рыболовной индустрии» ( Climatewire , Oct.25, 2019).

Через неделю чиновник NOAA ответил, что многие в агентстве разделяют опасения, предвещая решение агентства два месяца спустя не подписывать проект экологического исследования, проведенного Bureau of Ocean Energy Management, ведущим федеральным ведомством. разрешительное агентство.

Этот инцидент стал первой главой в двухлетней саге, которая поставила под сомнение будущее Vineyard Wind и потрясла зарождающуюся оффшорную ветроэнергетику Америки. Но об этом можно было бы забыть, если бы президент Байден не назначил Раймондо на должность следующего министра торговли, с которой она будет курировать NOAA и многие острые вопросы, связанные с размещением ветряных турбин в океане.

«Она верит в морской ветер, продвигает его и поддерживает его на 110%. Вот почему Байден хочет ее», — сказал Фред Маттера, возглавляющий Центр коммерческого рыболовства в Род-Айленде, вторя широко распространенным настроениям в области рыболовства в Род-Айленде. ветряная промышленность.

Морской ветер еще не сыграл значительной роли в процедуре подтверждения Раймондо. Ее выдвижение прошло через комитет по голосованию 21: 3, но было отложено из-за запрета, вынесенного сенатором Тедом Крузом (штат Техас) из-за отказа губернатора заявить, что она сохранит китайского телекоммуникационного гиганта Huawei в федеральном торговом черном списке. .

Но как сторонники ветра, так и критики видят в ее назначении попытку решить проблему затора федеральных разрешений на морскую ветроэнергетику, скопившихся вдоль Восточного побережья. За последние годы девелоперы приобрели 15 договоров аренды вдоль Атлантического побережья, чему способствовали государственные сделки по покупке больших объемов возобновляемой энергии. Тем не менее, только в двух пилотных проектах на сегодняшний день удалось погрузить сталь в воду, в значительной степени из-за опасений рыбаков по поводу воздействия отрасли на их средства к существованию.

«Штат, породивший морской ветер Америки»

Иллюстрация Vineyard Wind. Фотография предоставлена: Vineyard Wind

Иллюстрация предлагаемого проекта Vineyard Wind у побережья Martha’s Vineyard, Mass. Vineyard Wind

Выдвигая Раймондо на должность руководителя Министерства торговли, Байден выбрал губернатора с уникальным опытом для решения проблем с прибрежным ветром. разрешение бед.

В Род-Айленде расположена ветряная электростанция Блок-Айленд, небольшая установка с пятью турбинами, которая представляла собой единственную морскую набегу страны, пока в прошлом году в Вирджинии не был запущен второй пилотный проект.Это также единственное государство, имеющее специальный план управления территорией, известный как OSAMP, разработанный для содействия развитию морских ветроэнергетических установок путем решения проблем размещения с другими пользователями океана.

OSAMP предшествовал времени Раймондо в должности, но губернатор признает, что этот процесс был критически важным для реализации Блок-Айленда, сказал Майкл Хили, пресс-секретарь Департамента по охране окружающей среды Род-Айленда.

«Привлекая рыбаков и другие интересы к столу, Род-Айленд смог сбалансировать интересы посредством процесса морского пространственного планирования, который привел к чистой энергии, экологическим и экономическим выгодам», — написал он в своем заявлении.«Во многих политических инициативах губернатор Раймондо продемонстрировала, что она продуктивно работает с коллегами, независимо от политической принадлежности, чтобы помочь добиться положительных результатов».

Многие аналитики в области энергетики считают, что оффшорный ветер является решающим фактором для озеленения северо-востока США, региона, где потенциал возобновляемых источников энергии на суше ограничен ( Climatewire , 15 июня 2020 г.). Северо-восточные штаты сделали рост отрасли центральной частью своих климатических планов, заключив сделки на покупку больших объемов электроэнергии у оффшорных разработчиков.

Байден ухватился за эту проблему, сделав рост отрасли своим приоритетом. В первые недели своего пребывания в Овальном кабинете президент подписал указ об увеличении вдвое объемов производства ветровой энергии на шельфе к 2030 году и назначил Аманду Левон, бывшего чиновника из Нью-Йорка, в BOEM, агентстве, традиционно занимающемся разработкой нефти и газа в Мексиканском заливе ( Greenwire , 1 февраля).

Бюро недавно объявило, что примет пересмотренную заявку на разрешение от Vineyard Wind, которая отозвала свое заявление в последние дни правления администрации Трампа на фоне предположений о том, что тогдашний министр внутренних дел Дэвид Бернхардт был готов принять неблагоприятное решение ( E&E Daily , Фев.3). Бернхардт выразил оговорки относительно морского ветра, сославшись на его влияние на рыболовство.

Раймондо станет еще одним сильным голосом оффшорной ветроэнергетики в администрации Байдена. Ørsted A / S, датский ветроэнергетический гигант, открыл в штате два офиса во многом благодаря поддержке отрасли со стороны губернатора. Компания приобрела Block Island в 2018 году; подписал сделку о продаже электроэнергии коммунальным предприятиям Род-Айленда от предлагаемого проекта Revolution Wind; и разрабатывает третий проект, развитие Саут-Форк, у побережья штата.В октябре Раймондо объявил о планах штата обеспечить дополнительные 600 мегаватт ветроэнергетических мощностей.

«Она смелый, новаторский и неутомимый лидер, приверженный реальным решениям, которые способствуют росту нашей экономики и расширению нашей рабочей силы», — говорится в заявлении Дэвида Харди, генерального директора компании Ørsted в США. «Как губернатор штата, в котором открылась оффшорная ветроэнергетика Америки, она представит Кабинету министров из первых рук понимание того, почему наша растущая отрасль будет иметь столь важное значение для восстановления экономики Америки после COVID.»

Но многие рыбаки в Род-Айленде настроены скептически, в значительной степени из-за их переговоров с Vineyard Wind по пакету мер по смягчению последствий. В соответствии с регулирующим процессом в Род-Айленде, ветроэнергетические компании представляют предложение по смягчению последствий в консультативный совет, состоящий из рыбаков.

Правление в конечном итоге дает рекомендацию Совету по управлению прибрежными ресурсами, который затем решает, принимать ли этот пакет.

В переговорах с Vineyard Wind две стороны разошлись по размеру сделки. Сделка создает два фонда, предоставляющих 16,7 миллиона долларов, чтобы помочь рыбакам компенсировать убытки от проекта.

Рыбаки заявили, что федеральные статистические данные, используемые Vineyard для оценки своего предложения, недостаточно отражают стоимость их улова. Государственное исследование оценило их потери в 35,6 миллиона долларов за 30 лет.

Разногласия разразились в прессе Род-Айленда, когда рыбаки обвинили Раймондо в отказе встретиться с ними, даже когда она села с чиновниками Виноградника. Представитель губернатора сообщил журналу Providence Journal , что эти встречи касались скорее плана экономического развития штата Род-Айленд, чем плана смягчения последствий.

«Мы ни к чему не шли с ней, но Виноградник Ветер был. Делайте собственные выводы», — сказал Маттера. Он выразил обеспокоенность тем, что Раймондо применит аналогичный подход к проектам, запланированным на Восточном побережье. «Вот почему я говорю, что очень осторожен, и надеюсь, что она использует соответствующие научные знания. Не позволяйте этому выйти из-под контроля».

Vineyard Wind — это проект мощностью 800 МВт, предложенный для федеральных вод к югу от Martha’s Vineyard, Массачусетс. Он заключил сделку по продаже своей электроэнергии коммунальным предприятиям Массачусетса.Компания сделала несколько уступок интересам рыболовства, изменив компоновку и уменьшив первоначальное количество турбин со 104 до 62.

Представитель разработчика отказался комментировать эту историю.

Не все рыбаки так пессимистично относятся к назначению Раймондо. Было ясно, что администрация Байдена собиралась назначить сторонников морского ветра на должности в своей администрации, сказала Энни Хокинс, возглавляющая Альянс ответственного морского развития, который представляет интересы рыболовства.Учитывая это, положительно, что Байден выбрал человека, который понимает нюансы рыболовства.

Хокинс сказала, что она надеется, что администрация отдаст приоритет реформам в области разрешений, которые позволят рыбакам участвовать в процессе раньше, давая им больше свободы выбора в выборе места размещения турбин и избегая конфликтов на последующих этапах планирования.

«В целом я считаю это обнадеживающим. Род-Айленд — единственный штат в стране, который разработал комплексный план смягчения последствий», — сказал Хокинс.«Надеюсь, мы вместе сможем придумать, как его улучшить и развить до подхода, который будет иметь больше смысла на региональном и национальном уровнях».

Оффшорный ветер мало упоминается с тех пор, как Байден назначил Раймондо на должность министра торговли. Торговля — это обширный департамент, в котором работает более 46 000 сотрудников, и под его контролем находятся такие крупные агентства, как Национальная метеорологическая служба, Бюро переписи населения и Национальное управление электросвязи и информации.

На слушании по утверждению кандидатур сенаторы засыпали Раймондо вопросами о тарифах, широкополосном доступе в Интернет и усилиях по возрождению экономики.

Раймондо, со своей стороны, дал несколько намеков на свой подход. В своих подготовленных замечаниях губернатор Род-Айленда сообщила комитету, что «мы должны признать, что борьба с изменением климата идет рука об руку с созданием хорошо оплачиваемых рабочих мест», и сказала, что министерство торговли хорошо подходит для оказания помощи в решении экономических и научных задач. экспертиза.

На вопрос сенатора Дэна Салливана (Род-Аляска), поддержит ли она все перечисленное выше энергетической политики, Раймондо попытался преуменьшить свою роль, сказав: «Очевидно, как министр торговли, я не буду играть основная роль в команде президента Байдена в том, что касается энергетической политики.

Она добавила: «Что касается NOAA, я думаю, что в качестве министра торговли, если меня подтвердят, у меня будет возможность помочь создать тысячи рабочих мест, в частности, с использованием морского ветра».

Остановить морское бурение |

В 2016 году президент Обама окончательно прекратил аренду нефти и газа в некоторых частях Атлантического и Северного Ледовитого океана. Этот шаг, за который давно выступает NRDC, был воспринят как решение, основанное на наследии. Но в апреле 2017 года президент Трамп издал указ о попытке незаконно отменить эти меры защиты.В январе 2018 года, в ответ на приказ Трампа, тогдашний секретарь Министерства внутренних дел США Райан Зинке сделал первый шаг, чтобы сорвать пятилетний план программы аренды нефти и газа администрации Обамы, предложив открыть почти все федеральные воды для разрушительных и разрушительных действий. опасная добыча нефти и газа — от наиболее нетронутых районов Арктики до экономически важного юго-восточного побережья.

stat

75%

Вероятность крупного разлива нефти при бурении только на одной арендованной территории в Арктике

Через

дней после указа Трампа NRDC объявил о своем собственном заявлении: мы подаем в суд.Вместе с нашими партнерами юристы NRDC оспорили незаконное распоряжение Трампа во имя наших океанов, прибрежных сообществ и чистой энергии в будущем. И это сработало: в апреле 2019 года сообщалось, что план Министерства внутренних дел по наращиванию объемов офшорной аренды нефти и газа был отложен на неопределенный срок в результате решения федерального суда в том же месяце, которое восстановило введенный Обамой запрет на морское бурение. который защищает почти 128 миллионов акров в Северном Ледовитом и Атлантическом океанах вместе взятых. Но, несмотря на эту отсрочку, необходимо многое сделать, чтобы свести на нет все, что администрация Трампа сделала в своем стремлении открыть наши океаны для загрязнителей.

Арктическая среда достаточно суровая, чтобы почти гарантировать больше катастроф и непоправимый ущерб экосистемам. В Атлантическом и Тихом океане один разлив может означать потерю миллиардов доходов от рыболовства и туризма. В Калифорнии инвестиции в защиту морской среды и чистую энергетику поддержали экономику штата в сфере туризма и отдыха с бюджетом в 25 миллионов долларов, в которой занято почти полмиллиона жителей.А атлантическое побережье сильно зависит от туризма и отдыха, которые просто несовместимы с морским бурением и связанным с ним риском. В Мексиканском заливе находится человек, которые еще восстанавливаются после разрушительной нефтяной катастрофы BP 2010 года. Уже известно, что тактика разведки нефти и газа, такая как сейсмические взрывы, приводит к поражению и гибели китов и других морских обитателей. Мало того, выкапывание грязных ископаемых видов топлива приводит нас к десятилетиям углеродного загрязнения и является гигантским шагом назад в борьбе с изменением климата.

Инвестиции в морское бурение не только разрушительны, но и бессмысленны.

Доставка Кроули | Офшорные услуги и управление проектами

Морские энергетические услуги и управление проектами

Кроули был в офшоре с самого начала

Кроули был ключевым игроком в развитии индустрии офшорных услуг на протяжении десятилетий. Выступая в качестве генерального подрядчика или субподрядчика, мы объединяем наш опыт в области проектирования и морских операций с нашим флотом первоклассных оффшорных активов для разработки и реализации безопасных и надежных решений для самых сложных мировых морских проектов.

Мы приносим нужные сосуды…

У Кроули один из крупнейших флотов буксиров, барж и других специализированных морских судов под флагом США. Суда, соответствующие Закону Джонса, варьируются от высокопрочных буксиров с возможностью динамического позиционирования до палубных палубных барж с большой грузоподъемностью и высокой прочностью, длиной до 400 футов и шириной 130 футов.

И наши палубные баржи большой грузоподъемности с иностранным флагом идеально подходят для работы по всему миру. Если у нас нет нужных активов в нужном месте в нужное время, мы используем нашу сеть контактов по всему миру, чтобы найти идеальное решение для судов, которое удовлетворит ваши потребности в морских услугах.

… и ноу-хау для каждой работы

Наши инженеры предоставляют комплексные решения для схем крепления судов и грузов.

Используя программное обеспечение 3D-моделирования и анализа методом конечных элементов (FEA), они гарантируют, что конструкция и безопасность превзойдут ожидания, помогая ограничить проектные затраты и риски вашего проекта морских услуг.

Услуги по погрузке судов включают
  • Управление проектом
  • Планы размещения барж
  • Планы швартовки
  • Исследования прочности баржи
  • Локальный / глобальный структурный анализ
  • Анализ устойчивости и гидростатики
  • Планы балласта
  • Проектирование морских креплений
  • Анализ методом конечных элементов (FEA)
  • Расчет нагрузки и разгрузки
  • 3D-визуализация нагрузки и разгрузки