Инфляция приведет к: Инфляция вновь обновила пятилетний рекорд

Содержание

Эксперты назвали самые устойчивые к инфляции группы товаров | Новости | Известия

Эксперты, опрошенные «Известиями» 26 октября, рассказали, на какие категории товаров цены будут расти медленнее или останутся на прежнем уровне еще какое-то время.

Годовые темпы роста цен на продовольственные товары в России увеличились на 10,34%, на непродовольственные — на 7,68%, писали «Известия» 22 октября.

Эдуард Болмосов, эксперт по автоматизации розничной торговли, основатель сервиса экспресс-доставки «Все Прилавки», заявил, что в нишах с высокой конкуренцией — большим числом компаний, которые борются за внимание покупателей, — цены в ближайшее время будут стагнировать. Такая ситуация, например, сложилась на рынке алкогольных напитков, несмотря на подорожание сырья.

Также, по его словам, дольше удерживать цены на прежнем уровне смогут малые ритейлеры — магазины у дома, лавки, местные фермеры.

«Большой бизнес тесно связан с макроэкономическими изменениями: поднялся уровень инфляции, выросли логистические издержки, и это сразу отразилось на стоимости товара», — отметил он.

До региональных производителей и точек, которые реализуются локально, волнения мировой экономики доходят позже. К тому же у них нет такого числа рынков сбыта: агрохолдинг сможет выйти на экспорт, если не продаст товар внутри страны по высокой цене. А у фермера, например, из Пензенской области рынок сбыта один, поэтому ему придется учитывать покупательские возможности.

Болмосов добавил, что стоимость рыбы и морепродуктов мало зависит от колебаний цен на кормовую базу.

«Цены на них поднимутся позже — как ответ на рост инфляции и повсеместное увеличение тарифов, связанных с транспортировкой. Медленнее дорожать будут продукты с уже высоким ценником — например, бюджетный минтай, вероятно, станет стоить больше уже к концу года, а дорогие морепродукты сохранят старую цену», — пояснил он.

Дмитрий Харлампиев , начальник управления инвестиционных стратегий департамента операций на долговых рынках инвестиционного банка «Синара», заявил, что отмечается умеренное удешевление строительных материалов и в целом туристических услуг, что может быть связано с сезонностью. Он допустил, что по этим позициям рост будет нулевым или слабо отрицательным. За прошедшую неделю, с 18 по 24 октября, подешевели доска обрезная, плиты древесно-стружечные, металлочерепица, сказал он.

Из туристических услуг за минувшую неделю подешевели туры в Турцию, проживание в гостиницах и санаториях.

«На наш взгляд, структура недельного изменения индекса останется прежней, при это замедления годового роста общего уровня цен в ближайшее время мы не ждем. Оценка по структуре дана на ближайшую неделю, предположение о том, что годовой индекс потребительских цен (ИПЦ) не будет замедляться — на ближайший месяц», — уточнил Харлампиев.

Ольга Веретенникова, вице-президент аналитической компании «Борселл», отметила, что с инфляцией сейчас сталкиваются многие крупные экономики стран и на фоне глобального сбоя цепочек поставок справится с ней пока очень проблематично. Она подчеркнула, что практически все группы товаров подвержены инфляционному давлению.

Изначально ощутимое влияние инфляция оказывала только на производителей — повышение цен на сырье, материалы, энергетику, но в результате производители «начали перекладывать рост издержек на покупателей».

Она предположила, что повышение ключевой ставки Банком России до 7,5% и резкое укрепление рубля на фоне энергокризиса — с конца августа рубль укрепился почти на 5% — может поспособствовать некоторому сдерживанию инфляции на импортные товары либо рост цен на них будет не таким заметным для потребителей, доход которых номинирован в рублях. Например, это может коснуться некоторых категорий одежды и обуви.

Рост ключевой ставки регулятора приведет к повышению ставок по ипотеке и в результате может снизиться спрос на жилье, и, как следствие, не будет расти и цена на квадратные метры, предположила аналитик. Также есть некоторые категории продуктов питания, стоимость которых государство может поддержать, заморозив цены на них либо субсидируя производителей.

«Скорее всего, это будут товары первой необходимости, например хлеб, молоко.

На фоне высокого импорта могут сохраниться цены на яблоки, урожай которых оказался достаточно высоким в этом году», — считает Веретенникова.

С ней согласился Антон Скловец, аналитик «Фридом Финанс», отметив, что яблоки, лимоны, чеснок, имбирь, пшеница, вероятно, будут продаваться без наценки.

«В этом году был хороший урожай яблок и пшеницы, на фоне чего можно ожидать стабилизации и даже локального снижения. Лимоны, чеснок, имбирь резко подорожали в 2020 году, причиной послужило желание населения защищаться народными способами от COVID-19, сейчас идет нормализация цен на эти продукты», — рассказал он.

В свою очередь, Владимир Лонь, руководитель группы по исследованиям и аналитике АТОЛ, выразил мнение, что так или иначе инфляция затронет абсолютно все категории. По его словам, корректнее говорить о товарах, цены на которые будут расти медленнее.

«К ним можно отнести те продукты, для изготовления которых не требуется импортное сырье. Например, молочные продукты, сыры», — сказал он.

Лонь добавил, что внедрение национальной системы маркировки в России может затормозить повышение цен на товары, которые входят в так называемую потребительскую корзину. Благодаря цифровизации всего товарооборота в ряде отраслей государству стало проще отслеживать и контролировать рост цен на такую продукцию. Эксперт со ссылкой на данные по данным НИУ ВШЭ рассказал, что как раз после внедрения маркировки для тех же молочных продуктов рост цен на них замедлился с 3,5% в марте–июне 2021 до 3,2% — в июле–сентябре.

В «ЮKassa», сервисе компании «ЮMoney», входящей в экосистему «Сбера», сообщили, что в период с 1 по 24 октября текущего года к наиболее стабильным категориям товаров по среднему чеку относятся: бытовая техника и электроника, стройматериалы, детские вещи и игрушки, зоотовары, косметика, ортопедические товары, профессиональное производственное оборудование. Средний чек в этих категориях либо почти не изменился относительно аналогичного периода прошлого года, либо темпы роста составили менее 5%.

Среди категорий сферы услуг самый невысокий рост среднего чека наблюдается в аренде коммерческих помещений, курьерских службах, общепите и типографии.

Несмотря на повышение цен на ряд продуктов, средний чек на одну такую покупку в интернет-магазинах на данный момент не изменился и составляет 1683 рубля, заключили в «ЮKassa».

Как в Америке за год выросли инфляция и цены на продукты — Российская газета

Цены на товары повседневного спроса в Америке резко выросли во время пандемии COVID-19 из-за нехватки кадров и проблем с цепочкой поставок. По оценке аналитиков, рост цен ухудшает настроение населения страны и наносит политический ущерб президенту США Джо Байдену.

Согласно последнему индексу потребительских цен, обнародованному американским министерством труда, в октябре стоимость продуктов питания в Соединенных Штата оказалась на 5,4 процента выше, чем год назад. При этом инфляция составила 6,2 процента: это самый большой годовой скачок государственного индекса потребительских цен за последние три десятилетия. Высокая инфляция представляет собой главную проблему для людей с фиксированным доходом и пожилых людей, таких как Ринк, пенсионерка из Вашингтона, округ Колумбия. Она полагается только на социальное обеспечение, при этом на свое ежемесячное пособие в размере 1578 долларов пенсионерка уже не может позволить себе такую продуктовую корзину, как год назад. «Самый дешевый продукт, который я могу купить сейчас — это курица за 11 долларов», — сказала Ринк в интервью National Public Radio.

Американцы признаются, что резкий рост цен на продукты питания за последний год значительно сокращает их ежемесячный бюджет. Согласно октябрьскому опросу потребителей в США, проведенному Bank of America Global Research, почти 60 процентов респондентов заявили, что в продуктовых магазинах наблюдается самый резкий рост цен, далее в этой категории следуют рестораны и покупка еды на вынос.

В целом в октябре цены на курятину в США оказались на 8,8 процента выше, чем год назад. Еще больше, почти на 20 процентов, выросли цены на говядину и свинину. Цены на энергоносители являются одними из основных факторов инфляции. Средняя американская семья в настоящее время платит за бензин почти на 50 процентов больше, чем год назад, и платит на 28 процентов больше за природный газ, который она использует для отопления своего жилого дома. При этом реальная средняя почасовая оплата с поправкой на инфляцию снизилась на 1,2 процента в год по сравнению с 2020 годом. Затраты на ведение коммерческой деятельности в Америке также выросли во время пандемии, поскольку компаниям приходится тратить больше, чтобы сделать бизнес более безопасным во время пандемии.

Белый дом и Федеральная резервная система назвали рост инфляции «временным побочным следствием» пандемии коронавируса, которая нарушила цепочки поставок и лишила работы многих американцев. Однако, как и пандемия, повышение цен, по оценке аналитиков, похоже, «не исчезнет в ближайшее время».

Инфляция больше не ограничивается несколькими отраслями экономики, наиболее пострадавшими от пандемии, такими как, например, строительство или торговля автомобилями. Эксперты прогнозируют рост цен в ближайшие месяцы и в других категориях, в том числе, в сфере авиаперевозок и стоимости арендной платы для юридических и физических лиц в США. По мере роста заработной платы в сфере услуг, особенно в таких отраслях, как ресторанный и гостиничный бизнес, как отмечают эксперты, многие подобные предприятия предпочитают перекладывать на клиентов дополнительные затраты на рабочую силу в виде более высоких цен на предлагаемые услуги. В среднем заработная плата официантов и служащих гостиниц в Америке по сравнению с прошлым годом возросла на 5-10 процентов.

Рост цен и инфляция оказывает давление на настроения американцев. Исследование, опубликованное университетом штата Мичиган в пятницу, показывает: каждый четвертый из опрошенных сказал, что его уровень жизни резко упал в октябре из-за инфляции. Как отмечают эксперты, эти данные представляют собой серьезный политический вызов для Байдена, рейтинг одобрения экономической политики которого на этой неделе впервые упал ниже 40 процентов.

Между тем

«Резкий рост инфляции будет только ухудшаться, что приведет к ужасным последствиям для экономики США», — заявил в эфире Fox News Питер Шифф, главный экономист и глобальный стратег аналитического центра Euro Pacific Capital. По его словам, высокая инфляция может подтолкнуть американскую экономику к рецессии. Некоторые эксперты полагают, что принятие президентом Байденом пакета расходов на инфраструктуру в сумме триллиона долларов может привести к еще более быстрому росту цен.

Глава ФРС заявил, что высокая инфляция в США может сохраняться, но не станет постоянной — Экономика и бизнес

ВАШИНГТОН, 30 ноября. /ТАСС/. Председатель Федеральной резервной системы США (ФРС) Джером Пауэлл заявил, что пришло время отказаться от употребления по отношению к высокой инфляции в США термина «временная», поскольку подобная ситуация может затянуться. При этом он заверил, что инфляция не останется на таком уровне на постоянной основе.

Во вторник на слушаниях в комитете по банковским, жилищным и городским делам Сената Конгресса США один из сенаторов поинтересовался, насколько долго, по оценке ФРС, инфляция, которую ведомство называет временной, будет оставаться на нынешнем высоком уровне. В ответ Пауэлл подчеркнул, что ФРС, употребляя термин «временная», имеет в виду не то, что ситуация с повышенной инфляцией быстро завершится, а то, что она не приведет в конечном счете к сохранению более высокой инфляции на постоянной основе. «Мы используем его (термин «временная инфляция» — прим. ТАСС) для обозначения того, что она не оставит постоянного следа в форме более высокой инфляции», — сказал он. «Я думаю, что, возможно, пора прекратить использовать это слово и попытаться более четко объяснить, что мы имеем в виду», — добавил глава ФРС.

Ранее Пауэлл неоднократно высказывал мнение, что скачки цен на товары в США в ближайшее время прекратятся, а уровень инфляции снизится до устойчивого. Он подчеркивал, что рост в основном отражает временные проблемы в цепочках поставок и то, что цены резко снизились в начале пандемии прошлой весной, из-за чего уровень инфляции сейчас выглядит намного выше, чем год назад.

В распространенном на прошлой неделе отчете о состоявшемся 2-3 ноября заседании руководящего комитета ФРС по открытому рынку говорилось, что ведомство готово повысить базовую процентную ставку, если инфляция в стране продолжит расти. В ФРС подтвердили «терпеливый подход» к данным о том, что инфляция в США повышается самыми быстрыми темпами за последние 30 лет. Тем не менее участники встречи заявили, что «без колебаний примут должные меры для устранения инфляционного давления, представляющего риск для долгосрочной цели обеспечения стабильности цен и занятости».

В Пентагоне беспокоятся из-за рекордной инфляции в США

https://ria.ru/20211116/pentagon-1759378229.html

В Пентагоне беспокоятся из-за рекордной инфляции в США

В Пентагоне беспокоятся из-за рекордной инфляции в США — РИА Новости, 16.11.2021

В Пентагоне беспокоятся из-за рекордной инфляции в США

Рекордная с 1990 года инфляция в США вызывает обеспокоенность у руководства Пентагона и вынуждает готовиться к повышению зарплат и росту стоимости вооружения,… РИА Новости, 16.11.2021

2021-11-16T22:16

2021-11-16T22:16

2021-11-16T22:16

экономика

в мире

инфляция

сша

министерство обороны сша

министерство труда сша

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21. img.ria.ru/images/07e5/02/01/1595558946_0:392:2592:1850_1920x0_80_0_0_2640d7fc72be956c190f048c6e0c52a0.jpg

ВАШИНГТОН, 16 ноя — РИА Новости. Рекордная с 1990 года инфляция в США вызывает обеспокоенность у руководства Пентагона и вынуждает готовиться к повышению зарплат и росту стоимости вооружения, сообщает портал DefenseOne со ссылкой на бывших и действующих сотрудников оборонного ведомства.В ноябре министерство труда США сообщало, что потребительские цены в США в годовом выражении по итогам октября резко ускорили рост — до 6,2% с 5,4% месяцем ранее, а только за октябрь они подскочили на 0,9%. Таким образом, годовая инфляция в США достигла максимального значения почти за 31 год, когда показатель составлял 6,3% по итогам ноября 1990 года.Как отмечает портал, военно-промышленные компании, которые и так уже столкнулись с кризисом в цепочке поставок, сейчас предупреждают, что инфляция может увеличить стоимость вооружения по нынешним и будущим контрактам. В то же время портал отмечает, что повышение цен на вооружение зависит от многих факторов, и, если у Пентагона контракт с фиксированной стоимостью, то цена, вероятно, останется прежней. Однако если это контракт с долевым участием в затратах, то Пентагону, возможно, нужно будет заплатить более высокую цену.По словам Роберта Хэйла, который работал аудитором Пентагона во время президентства Барака Обамы, более высокая инфляция приведет к тому, что подрядчикам придется платить своим сотрудникам больше, что означает, что возрастут цены на вооружение.

https://ria.ru/20211115/tseny-1758779599.html

сша

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/02/01/1595558946_0:0:2592:1944_1920x0_80_0_0_1d4274861c3090d15a1c8f441cf36444.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

экономика, в мире, инфляция, сша, министерство обороны сша, министерство труда сша

В Пентагоне беспокоятся из-за рекордной инфляции в США

Великое посрамление

Нынешний год аналитическому сообществу — причем как российскому, так и мировому — запомнится посрамлением моделей и интуиции. С масштабами и глубиной роста инфляции прокололись практически все пророки и прорицатели ставок и курсов. Начала снижения инфляции ждали как Годо — сначала весной, потом летом, потом осенью. Наконец многие гуру сочли, что пик был достигнут в начале ноября — но это не точно.

Табах Антон Валерьевич, управляющий директор по макроэкономическому анализу и прогнозированию «Эксперт РА»

Ключевой вопрос: рост инфляции временный, вызванный перекосами в мировой и национальной экономиках, связанными с пандемией, или же сверхмягкая глобальная денежно-кредитная политика и достаточно мягкая бюджетная политика, в том числе и в странах, обычно к этому не склонных (от Германии до России), а также изменения на рынке рабочей силы приведут к тому, что инфляция будет существенно выше, чем привыкли за последние десятилетия?

В жизни все относительно. Если бы душителям инфляции 1970-х показали американский «всплеск инфляции» 2021 года — 6.2% (4% — базовая при безработице 4.5%), они бы удивились, что нужна какая-то особая борьба. А уж страхи, что сворачивание программ поддержки экономики приведет к обвалу фондового рынка, заставили бы удивляться еще больше — какое дело ФРС или другому центральному банку до жирных биржевых котов. Но стандарты изменились — привыкнув к безработице ниже 4% при инфляции 2–2.5%, наблюдавшейся во второй половине десятых, ее рост вызывает страх. При этом все большее влияние приобретают традиционно еретические идеи, что инфляция не столь важна сама по себе, куда важнее рост или снижение неравенства. Более того, новая секта оформилась в MMT и может стать общепризнанной финансовой «религией» — с паствой в высоких кабинетах.

За временный характер американской и мировой инфляции говорит ее факторный анализ — двузначный в процентах рост инфляции на туристические услуги, скорее, вызван эффектом базы, а на подержанные автомобили — изменением предпочтений и перебоями в поставках комплектующих для новых машин. Сложнее с ростом цен на продовольствие и в инвестиционных товарах. Если «климатический переход» не останется разговорами за все хорошее, то сопряженные с ним инвестиции будут долгосрочными факторами поддержки спроса на различного рода сырье и технику, а также на рабочую силу. Прочие инфраструктурные проекты — как минимум в США и Китае — также подпитывают инфляцию. С другой стороны, новые технологии и материалы снижают издержки практически везде, кроме продовольственного сектора — но тут рост спроса также имеет естественные ограничения, а хороший урожай может убрать существенную долю недавнего роста цен. Кроме того, регуляторы действительно научились купировать инфляцию в мирное время как в реальности, так и за счет подгонки индексов цен. В конце концов, любой индекс — это «социальный конструкт», инфляция даже средних участников списка «Форбс», представителей среднего класса или же беднейших граждан существенно различается и по структуре, и по масштабам. Вполне возможно, единая инфляция, сформированная как средняя температура по больнице, стала окончательно бессмысленной — надо менять инструменты. Недаром самым инфляционным товаром в российской потребительской корзине за последние 10 лет — и до его исключения из нее — были ртутные термометры, которые стали архаикой и экзотикой по технологическим и экологическим причинам.

Необходимость роста ставок также подвергается сомнению, даже если мы имеем дело не с разовым всплеском инфляции, а — что вполне вероятно — с ее переходом с 2% уровня до 3–3.5% в развитом мире (тоже не слишком страшным цифрам по меркам конца ХХ века). Такая повышенная, но не «турецкая», инфляция как минимум поможет государствам «стравить» раздувшиеся после 2008–2009-го и, главное, в 2020–2021 годах долг и (в меньшей степени) расходы, не повышая налоги — за исключением некоторого наведения порядка с налогом на прибыль.

Структура госдолга крупнейших стран достаточно комфортная — но высокие ставки достаточно быстро начнут давить в первую очередь на американский бюджет, а этого даже ФРС не хотелось бы. За инфляционное потакание заплатят те, кто сберегал, и пенсионеры — но кого они волнуют. Кроме того, те, кто побогаче из долгосрочных инвесторов, озолотились на рынках акций и недвижимости. Так что, возможно, центральные банки развитого мира не будут свирепствовать и позволят инфляции быть несколько выше привычной, но не спровоцируют кризисы на рынках и в госфинансах.

У России в этой ситуации «особенная стать». Если смотреть исключительно на финансовые и торговые аспекты, от пандемии она выиграла. Бюджет пухнет от денег, ФНБ в еще лучшей форме, госдолг, хотя и несколько вырос, тоже микроскопический по мировым стандартам. При этом ЦБ считает своим долгом поддерживать инфляционную стабильность, которой добивался с 2014 по 2016-й и лелеял с тех пор с небольшими послаблениями на острую фазу пандемии. Когда стало понятно, что инфляция вышла из своей пещеры, регуляторы взяли меч-кладенец ключевой ставки и нормативов и пошли рубиться со Змеем Горынычем.

На пресс-конференции после последнего заседания Банк России продолжил наращивание ставки и еще раз заявил о готовности ломать инфляцию через колено с целью достигнуть 4–4.5% инфляции в конце II квартала 2022-го. Практически любой ценой. Ключевой вопрос: до какого уровня поднимут одноименную ставку и когда будут ее пик и разворот? Пока наиболее вероятным выглядит пик ставки в 2022-м и относительно быстрый (в пределах полугода) переход к смягчению денежно-кредитной политики. Однако уровень, с которого начнется спуск, может быть и 8.5%, и 9%, что сильно выше прогнозируемой в начале года инфляции, но близко к инфляционным ожиданиям. Двузначная ключевая ставка в свежие прогнозы ЦБ не заложена — даже в инфляционный сценарий, но пространство для маневра у денежных властей достаточно большое, даже без внеочередных заседаний. Ситуация в каком-то смысле похожа на 2015 год, и эффект от ужесточения ДКП с лета мы увидим только к концу I квартала, а в полной мере — к III кварталу 2022-го. Главное отличие 2021-го от 2015-го в том, что вклад разовых факторов, а не инфляционных ожиданий в инфляцию сейчас более значим, чем тогда, поэтому существенная часть инфляционного «перехлеста» (отклонения от таргета 4%) временная и скорректируется сама собой. Но компонента, связанная с инфляционными ожиданиями, требует не только жесткой риторики, но и показательной жестокости в действиях. Отсюда и жесткость — но менее быстрая и масштабная, чем было в 2014–2015-м.

Таким образом, нас ожидает «год великого перелома» в инфляции. С учетом отличной внешней конъюнктуры не стоит ждать отрицательного роста ВВП в 2022 году, но снижение темпов неизбежно. Достаточно мягкий бюджет — это еще одно важное отличие от прошлой битвы с инфляцией — также смягчит эффект от закручивания гаек. Но кредитование, в том числе ипотечное, перестанет быть драйвером роста. На наш взгляд, самый негативный сценарий — если инфляция резко рухнет в первом полугодии, потянув за собой рост, а ЦБ не начнет оперативно снижать ставки. При этом бюджетная политика может быть перезапущена в сторону консолидации — она неоднократно заявлялась, но пока откладывается в условиях хороших доходов бюджета. Для участников долгового рынка самое важное понять, когда ветер переменится и можно ставить на снижение ставки и рост цен по всему фронту.

Источник: cbonds

Продовольственная инфляция в России исчисляется двузначными числами

Такова оценка главы Центробанка Эльвиры Набиуллиной. Россия, как и остальной мир, находится в состоянии высокой инфляции на все категории товаров. При этом ЦБ прогнозирует рост цен на продовольствие и в следующем году

Фото: depositphotos.com

Продовольственная инфляция в России уже двузначная. Об этом, выступая в Госдуме, заявила Эльвира Набиуллина. А ранее в ЦБ предположили, что цены будут расти и в следующем году, и отметили неопределенность со стороны мировых финансовых регуляторов.

Эльвира Набиуллина не стала приводить конкретную цифру продовольственной инфляции. Но сказала, что она уже стала двузначной. То есть не менее 10%, а вполне вероятно, и больше. Рост цен, как отметила глава ЦБ, связан с не очень хорошим урожаем, сокращением мигрантов, удорожанием рабочей силы и глобальным ростом мировых цен на продовольствие. Он в свою очередь вызван денежной эмиссией западных центробанков. Когда они выдали населению триллионы долларов, то деньги хлынули на товарные рынки. Основные биржевые цены пошли вверх. И вслед за этим во всем мире, в том числе в США, раскрутилась инфляционная спираль. А поскольку мы — часть мировой экономики, то и у нас продукты подорожали, поясняет завкафедрой макроэкономического прогнозирования и планирования Финуниверситета Сергей Толкачев:

Сергей Толкачев завкафедрой макроэкономического прогнозирования и планирования Финуниверситета

За день до выступления Эльвиры Набиуллиной из рядов руководства ЦБ прозвучало не менее важное заявление. Глава департамента денежно-кредитной политики Кирилл Тремасов предупредил о риске роста цен на продукты и в 2022 году. И упомянул о неопределенности со стороны мировых регуляторов. И это сейчас, пожалуй, один из главных факторов.

Например, еще летом американский Федрезерв заявлял, что инфляция в США скоро снизится. Рынки не поверили. Прошло несколько месяцев, пандемия никуда не делась, стало только хуже. Производственные и логистические цепочки не восстановились. И цены в Америке все растут. И вроде бы пришла пора действовать. Но политика финансовых властей Штатов все еще довольно мягкая. Как и политика европейских ЦБ. Например, в Банке Англии говорили, что нужно применять меры, чтобы сдержать инфляцию, которая в Великобритании уже больше 4%. Но ставку поднимать не стали. И вот эта то ли растерянность, то ли неопределенность мировых ЦБ как раз и влияет на инфляцию. Комментирует управляющий директор «Газпромбанк — Private banking» Егор Сусин:

Егор Сусин управляющий директор «Газпромбанк — Private banking»

Наш ЦБ действует куда решительнее, повышая ставку, и, скорее всего, будет делать это и дальше. На мировые цены это не повлияет, но, возможно, сыграет на укрепление рубля. Его слабый курс — это уже наша традиционная причина роста инфляции. Что же касается других планируемых мер, то пока это стимулы для импорта продовольствия. Завоз из-за рубежа тех продуктов, которых нам не хватает, в том числе из-за плохого урожая, хотя бы не приведет к дефициту. Но и покупать мы их будем по высоким экспортным ценам.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Алан Гринспен предупреждает, что высокая инфляция не исчезнет в ближайшее время, поскольку в игру вступят «другие силы»

По словам бывшего председателя Федеральной резервной системы Алана Гринспена, инфляция, вероятно, будет оставаться на более высоком уровне дольше из-за давления базовой инфляции.

   Бывший глава Федеральной резервной системы Алан Гринспен. Стивен Фердман / Getty Images

Хотя растущий спрос на товары и услуги привел к резкому росту цен, со временем он должен снизиться, сказал он в записке, опубликованной Advisors Capital Management в понедельник.

Он предупредил, что вместо этого «действуют другие силы», которые могут создать более инфляционную среду в ближайшем будущем.


«Монетизация долга не может быть долгосрочным решением, и увеличение денежной массы по сравнению с реальными товарами и услугами, производимыми экономикой, в конечном итоге приведет к более высокому уровню цен», — написал Гринспен, который сейчас является старшим экономическим советником Advisors.


Еще до пандемии бывший глава ФРС заявил, что рост долга США неуклонно опережает рост ВВП страны, что увеличивает соотношение долга к ВВП. Но из-за разрушительных экономических последствий COVID-19 США были вынуждены ответить самыми дорогостоящими усилиями по оказанию экономической помощи в современной истории, сказал он.

Между тем, инфляционное давление со стороны предложения — от резкого скачка цен на энергоносители до широкомасштабного дефицита сырьевых товаров — усиливает давление со стороны спроса, добавил Гринспен.


«Тенденция к инфляции, к сожалению, остается намного выше среднего показателя, составлявшего около 2% за последние два десятилетия», — сказал он в записке, имея ввиду цель ФРС.


Он отметил, что на данный момент доходность 10-летних казначейских облигаций остается ниже уровней, которые были до пандемии, предполагая, что финансовый рынок может доверять способности ФРС направить страну к восстановлению экономики.

Ожидается, что Комитет по открытым рынкам Федеральной резервной системы объявит на своем заседании в следующем месяце, что начнется сокращение покупок активов, хотя повышения ставок не ожидается до следующего года.

Изабель Ли © 2021 Insider Inc 

MarketSnapshot — Новости ProFinance.Ru и события рынка в Telegram 

По теме:

MarketSnapshot — Новости ProFinance.Ru и события рынка в Telegram

 

По теме:

МВФ снижает прогнозы по росту мировой экономики и предупреждает о риске инфляции

Страх, который преследует рынки — возвращается ли инфляция? | Инфляция

Призрак инфляции на прошлой неделе заставил инвесторов скрыться. Не имея справочника по поведению экономики в условиях пандемии, рынки пытаются предсказать, будет ли восстановление после коронавируса настолько сильным, что принесет с собой приливную волну расходов, которая приведет к скачку цен.

Инвесторы напуганы, потому что растущую инфляцию, которая угрожает инвестициям и потребительским расходам, необходимо будет обуздать за счет повышения в настоящее время крайне низких процентных ставок — и это было бы проклятием для рынков и корпоративного сектора, которые привыкли к дешевым деньгам. .

В начале прошлой недели фондовые рынки запаниковали, когда данные показали, что инфляция в США уже начала расти, что усилило опасения, что она может закрепиться в Великобритании. К моменту закрытия рынков в пятницу паника, казалось, улеглась, и акции выросли. Но дебаты о том, укоренится ли инфляция во всем мире, уже начались. Какой вероятный путь впереди?

Почему инфляция может увеличиться

Рост потребительских расходов британских домохозяйств сэкономили около 160 миллиардов фунтов стерлингов за последние 14 месяцев, по данным Национального института экономических и социальных исследований (NIESR). По словам главного экономиста Банка Англии Энди Холдейна, до 20% этой суммы можно потратить до конца года.

Официальная линия центрального банка заключается в том, что домохозяйства будут тратить около 5%, но все же это может означать слишком много денег в погоне за слишком малым количеством товаров, особенно когда Брексит сочетается с пандемией, чтобы ограничить импорт и ограничить доступное количество товаров. магазины.

Повышение цен на сырьевые товары В 2010 году, когда мир все еще боролся с последствиями финансового краха, цена на нефть взлетела выше 120 долларов за баррель.После того, как вслед за этим последовали цены на медь и другие товары, уровень инфляции в Великобритании в 2011 году составил 5,2%, что более чем вдвое превышает целевой показатель Банка Англии в 2%. Сразу после первой блокировки в марте 2020 года стоимость барреля нефти марки Brent упала почти до 20 долларов. На прошлой неделе он вырос до 70 долларов. Также произошло широкое ралли цен на металлы, при этом медь достигла рекордных уровней в этом месяце вместе с железной рудой; но в последние дни они немного отступили.

Несоответствие рабочих мест Пандемия ускорила несколько тенденций на рабочем месте и в потребительских расходах.Работа из дома означает, что улучшение широкополосного доступа входит в число многих новых требований к жизни. BT — одна из сотен компаний, которые заявили, что сейчас набирают сотрудников, поскольку большинство людей вакцинированы, а ограничения Covid почти исчезнут в июне. По крайней мере, на какое-то время нехватка квалифицированного персонала означает, что будущий инженер BT может повысить свою зарплату. Если это будет воспроизведено во всей экономике, заработная плата будет расти по спирали, а дополнительный доход будет способствовать расточительству сбережений, еще больше увеличивая давление на цены.

Государственное стимулирование Правительство Великобритании на данный момент потратило почти 300 миллиардов фунтов стерлингов на спасение домашних хозяйств и предприятий от пандемии. Банк Англии вложил в экономику еще 150 миллиардов фунтов стерлингов в ноябре прошлого года перед третьей блокировкой, доведя свою основную программу стимулирования, известную как количественное смягчение, до 895 миллиардов фунтов стерлингов. Вместе они настроили экономику на быстрое восстановление.

Но хотя Банк не проявил склонности отказываться от печатания денег в попытке обеспечить восстановление, правительство рассчитывает сократить бюджеты в следующем году.Он также может начать повышать налоги, фактически исключив ключевой элемент роста из экономического уравнения. Это контрастирует с администрацией Байдена в США, которая, как ожидается, добавит к своему существующему пакету стимулов на сумму 1,9 трлн долларов, и еврозоной, которая начала выделять 750 млрд евро, в основном на юг Европы.

ключевых индикаторов инфляции

Долгосрочные проблемы Существует несколько причин, по которым Великобритания и мировая экономика могут страдать от долгосрочного несоответствия спроса и предложения, что приводит к росту цен.Революция зеленых технологий потребует капитального ремонта большинства промышленных процессов и увеличит спрос на металлы, такие как медь и кобальт. Это может удерживать цены на многие товары, включая электромобили, на долгие годы.

Уменьшение числа взрослых трудоспособного возраста по мере старения населения (если исключить возможность иммиграции) вынудит работодателей повысить заработную плату, усиливая давление с целью повышения цен.

Пессимистический взгляд

Холдейн, который собирается покинуть Банк этим летом через 32 года, говорит, что если прогноз Threadneedle Street — 7.Рост ВВП на 25% оказывается верным, может быть создана инфляционная спираль, которая закрепится, как это произошло в 1970-х годах. В статье на прошлой неделе он сказал, что вероятность роста расходов, более высоких цен на сырьевые товары и несоответствие рабочих мест может убедить компании, что у них нет другого выбора, кроме как переложить дополнительные расходы на потребителей.

«Этот импульс в экономике, если он будет устойчивым, будет оказывать постоянное повышательное давление на цены, что может привести к более длительному — и разрушительному — периоду инфляции выше целевого уровня.Это не риск, который можно оставить, если джинн инфляции снова не сбежит от нас », — написал он в газете Daily Mail .

Есть члены правления Федеральной резервной системы США, которые согласны и могут так сказать.

Адам Позен, глава Института Петерсона в Вашингтоне и бывший политический деятель Банка Англии, также согласен с тем, что существует риск, что инфляция в США может выйти из-под контроля в результате программы Байдена. Роберт Шапиро, глава вашингтонской консалтинговой компании Sonecon и правительственный советник во время второго срока Билла Клинтона, говорит: «Невозможно бросить столько денег в экономику США и не получить некоторую инфляцию.

Джо Байден полон решимости потратить большие деньги, чтобы перезапустить экономику Америки. Фотография: Evan Vucci / AP

Но ни один из них не считает, что после десятилетия политики, направленной на повышение инфляции, которая позволила только предотвратить падение цен, короткий всплеск роста цен в следующем году представляет собой проблему.

Оптимистичный взгляд

Нил Ширинг, главный экономист консалтинговой компании Capital Economics, сказал, что одной из трудностей, с которыми столкнулись рынки, является сбор сложных данных по инфляции за последний год. Одним из примеров являются цены на авиабилеты в США, которые резко упали, в то время как администрация Трампа держала в воздухе пустые самолеты, в отличие от Великобритании и европейских стран, которые закрыли отрасль авиаперевозок. Цены на авиабилеты в США восстановились, и год спустя это повышение влияет на индекс потребительских цен; но в Европе, для целей экономических данных за последний год, тарифы остались прежними.

Стивен Блитц, главный экономист в США консалтинговой компании TS Lombard, говорит, что устойчивый рост расходов на протяжении многих лет потребует от банков соучастия в чрезмерном кредитовании после того, как израсходован избыток сбережений, а это вряд ли произойдет.Он говорит, что еще одним фактором, подчеркивающим краткосрочный характер проблемы инфляции, является то, что Китай снижает цены, которые он платил за сырье в разгар пандемии, когда стоимость перевозки грузов резко выросла. Это тоже исчезнет.

Ханде Кучук, заместитель директора NIESR, говорит, что расширение будет сдерживаться будущей неопределенностью. Эти опасения включают в себя количество компаний, которые потерпят крах после завершения схемы увольнения в Великобритании; сколько людей потеряют работу; и перспектива новых разновидностей Covid, сеющих хаос.

Даже скептики инфляции согласны с тем, что каждый, кто водит машину в США, Европе и Великобритании, увидит, что цены на насосах выросли. Перевозчики переживают гораздо более высокие цены на дизельное топливо, чем год назад. В 1970-х годах нефть была единственной смазкой для экономики, и ее рост вызвал значительное инфляционное давление.

Но нефть уже не оказывает такого влияния, как раньше, и хотя другие сырьевые товары растут, каждый крупный центральный банк — Банк Англии, Федеральная резервная система США, Банк Японии и Европейский центральный банк — прогнозируют это, в среднесрочной перспективе инфляция останется близкой или ниже установленного для них целевого показателя 2%.Это ясное сообщение означает, что повышение процентных ставок будет отложено на многие годы вперед.

Следует ли американцам беспокоиться о росте инфляции?

Индекс потребительских цен в мае вырос на 5 процентов в годовом исчислении, что является максимальным с лета 2008 года.

Многие американцы нервничают по поводу инфляции, но официальные лица ФРС говорят, что это временное явление, а Уолл-стрит не кажется чрезмерно волновался.

Некоторые экономисты говорят, что скачок инфляции происходит в основном в нескольких секторах и не является широко распространенной проблемой.Тем не менее, если средний потребитель пытается купить подержанный автомобиль прямо сейчас — одна из самых больших областей роста инфляции — он обязательно будет разочарован значительным ростом.

В: Следует ли американцам беспокоиться о росте инфляции?

Норм Миллер, Университет Сан-Диего

ДА: Американцы должны планировать увеличение темпов инфляции, повышение процентных ставок, более высокие затраты на рабочую силу и более высокие цены на нефть. Некоторые цены, на которые влияют цепочки поставок, например пиломатериалы, вероятно, снизятся в течение следующих нескольких кварталов.Это прекрасное время для того, чтобы занять и зафиксировать долгосрочную задолженность с фиксированной процентной ставкой. Процентные ставки, вероятно, останутся низкими в течение следующих двух кварталов, но с учетом более высоких затрат на рабочую силу ФРС, вероятно, повысит ставки в 2022 году, и рынки отреагируют.

Джейми Морага, IntelliSolutions

ДА: Инфляция достигла 5 процентов в прошлом году, что является самым быстрым темпом с 2008 года. Из-за возросшего спроса мы испытываем дефицит и более высокие цены. Более высокие государственные расходы (несколько пакетов экономических стимулов на несколько триллионов долларов) и дефицит также способствуют росту инфляции.Что неизвестно, так это то, сколько времени потребуется для корректировки цепочки поставок и нормализации инфляции. Если инфляция станет слишком высокой, ФРС, вероятно, поднимет процентные ставки, чтобы попытаться замедлить рост экономики. Мы должны быть обеспокоены тем, что за инфляционным ростом часто следует рецессия.

Дэвид Эли, Государственный университет Сан-Диего

NO: Инфляция будет расти в краткосрочной перспективе, поскольку текущие цены высоки по сравнению с их низким уровнем на ранних стадиях пандемии год назад.Кроме того, сбои в цепочке поставок и незаполненные вакансии ограничивают предложение ряда продуктов, поскольку экономика вновь открывается и сдерживается всплеск спроса. Но инфляция должна снизиться, поскольку эти обстоятельства со временем ослабнут. Однако в течение следующего года американцы должны постоянно переоценивать инфляционный риск.

Ray Major, SANDAG

ДА: Учитывая, что в прошлом году в экономику было вложено более 5,3 триллиона долларов, существует реальный риск того, что инфляция станет проблемой.Эта сумма расходов составляет более 16 000 долларов на каждого американца. Поскольку предприятиям трудно нанимать рабочих, а уровень безработицы остается высоким, отчасти из-за стимулирующих выплат, затраты на ведение бизнеса в конечном итоге перекладываются на потребителей, что приводит к инфляции.

Реджинальд Джонс, Центр инноваций в области добрососедства Джейкобса

ДА: Инфляция всегда должна вызывать беспокойство. Мы наблюдаем появление предупреждающих сигналов — особенно рост цен на товары, услуги и производство.Однако хорошим показателем является доходность казначейских облигаций и цены на сырье. Мы наблюдаем скачки в обоих направлениях после того, как рынок достиг дна в апреле. Это дает повод для беспокойства. Однако данные говорят о том, что оба они находятся ниже максимумов как раз перед спадом пандемии COVID-19. Хотя пока что положительно, оба, безусловно, ждут.

Линн Ризер, Назаренский университет Пойнт-Лома

ДА : Американцы сталкиваются со значительными скачками цен на широкий спектр товаров и услуг, включая бензин, продукты питания, авиабилеты, автомобили, одежду и питание в ресторанах.Растущие уровни вакцинации и возобновление экономики резко увеличивают спрос, в то время как предложение пытается наверстать упущенное. Заторы при транспортировке, погодные нарушения, ограничения в области полупроводников и корректировка предложения рабочей силы — все это факторы. Предложение должно догнать спрос, что приведет к снижению инфляции, но нет никаких гарантий, и на данный момент более высокая инфляция повредит.

Келли Каннингем, Институт экономических исследований Сан-Диего

ДА: Потребительские цены по состоянию на май 2021 года выросли самым высоким темпом, зарегистрированным за 13 лет (с использованием измерений, которые часто недооценивают фактический рост цен).Некоторые товары специально указывают на гораздо более высокие скачки, включая цены на подержанные автомобили, продукты питания и транспорт. Инфляция цен по сути конфискует часть дохода, а это означает, что сейчас мы несколько беднее, чем год назад. Хотя номинальная заработная плата некоторых рабочих выросла, повышение в основном отменяется повышением цен. Вероятный исход — стагфляция 1970-х годов.

Фил Блэр, Manpower

NO : Такой высокий уровень инфляции является прямым результатом того, что федеральное правительство вбрасывает триллионы долларов в качестве стимулов в колеблющуюся экономику. Но за этим нужно будет внимательно следить, так как такие проблемы, как завышенные ставки заработной платы, используются для борьбы с надбавкой по безработице в размере 300 долларов, когда тысячи предприятий быстро открываются и нуждаются в сотрудниках. Если ставки заработной платы не снизятся, это может привести к сильной инфляции.

Гэри Лондон, Лондон Moeder Advisors

ДА : Хотя уровень инфляции, вероятно, снизится в ближайшие месяцы, немногие секторы будут готовы или способны отменить повышение цен. Цены на жилье, рестораны, продукты питания и во многих других секторах выросли.Большинство из них связано с перебоями в поставках из-за COVIS. Зарплаты не падают. Никто не пострадает. Лучшее, на что мы можем надеяться, — это снижение и стабилизация темпов роста.

Алан Гин, Университет Сан-Диего

NO : Год назад экономика все еще находилась на дне, что оказывало понижательное давление на цены, особенно цены на нефть. Нефть West Texas Intermediate в мае 2020 года стоила 28,56 долларов за баррель, а сейчас превышает 70 долларов, что влияет на другие цены. Аналогичная ситуация существует и с другими товарами и услугами, которые снизились во время пандемии, например с тарифами авиакомпаний. Нарушения в цепочках поставок и дефицит в результате одновременного открытия предприятий также способствовали инфляции, но давление ослабнет, когда экономика вернется в нормальное русло.

Боб Рауч, Р.А. Rauch & Associates

ДА : Американцы должны беспокоиться об инфляции по нескольким причинам; мы увидим значительный рост цен на газ на основе нашей новой политики в отношении разведки нефти и других мер политики на Ближнем Востоке, значительную инфляцию потребительских цен по всем направлениям из-за повышения заработной платы и очень высокого спроса, обусловленного доверием потребителей.Инфляция измеряется не рынками облигаций, а фактическими расходами. Затраты растут, и не незначительно.

Остин Нойдекер, Weave Growth

ДА: По мере того, как энергичная экономика возвращается к жизни, мы наблюдаем скачок цен. Накопленный спрос в сочетании с неравномерным развитием во всем мире также вызывает краткосрочные проблемы с предложением, многие из которых со временем исчезнут. Однако предоставление помощи на триллионы долларов (вероятно, необходимой) многими странами будет иметь более постепенное, но всеобъемлющее и продолжительное влияние на цены.Я бы не удивился, увидев 2-5 процентов в течение нескольких лет вместо обычных 1-3 процентов.

Джеймс Гамильтон, Калифорнийский университет в Сан-Диего

ДА: У нас были массивные налогово-бюджетные и денежно-кредитные стимулы перед лицом серьезных ограничений предложения, что является учебным рецептом для инфляции. Федеральная резервная система отстает от ответа, и ей будет нелегко контролировать силы, которые уже действуют. Большим неизвестным является то, каким образом доски объявлений в Интернете, такие как Reddit, и быстрые переводы активов могут быстро ухудшить ситуацию, если люди начнут терять веру в доллар.

Крис Ван Гордер, Scripps Health

ДА: Согласно результатам последнего исследования потребительских инфляционных ожиданий, проведенного Мичиганским университетом, психология инфляции не получила развития среди населения. И это несмотря на 5-процентный уровень инфляции в мае, самый высокий с 2008 года. И я понимаю, что думают люди, потому что этот рост инфляции носит временный характер — недавнее повышение цен на такие товары, как подержанные автомобили, дома и авиабилеты, связано с временный дисбаланс спроса и предложения.Но я считаю, что повышение заработной платы, цен на сырьевые товары и транспортных расходов может стать более серьезной проблемой для инфляции.

Есть идея для вопроса EconoMeter? Напишите мне по адресу [email protected]uniontribune.com.

Следуйте за мной в Твиттере: @PhillipMolnar

Инфляция полезна для экономики, но слишком много может спровоцировать рецессию

Профессор Ричард Уорр опубликовал следующую статью в The Conversation.

В здоровой экономике цены имеют тенденцию к росту — процесс, называемый инфляцией.

Хотя вам как потребителю это может не понравиться, умеренный рост цен является признаком здоровой, растущей экономики. И, по крайней мере, исторически, заработная плата имеет тенденцию расти примерно такими же темпами в периоды инфляции.

Федеральная резервная система США рассматривает инфляцию в 2% как золотую середину для экономики, которая находится примерно на ее нынешнем уровне. Но некоторые экономисты, в том числе из ФРС, опасаются, что экономика ослабевает, что приведет к падению инфляции ниже целевого уровня — чего компания хочет избежать.Последние данные от 12 июня предполагают, что это может происходить.

В результате растут слухи о том, что ФРС снизит процентные ставки, чтобы дать экономике импульс, который косвенно подстегнет инфляцию. Проблема в том, что слишком высокая инфляция тоже может быть плохой вещью.

Я изучаю, как инфляция влияет на рынки в течение многих лет. Позвольте мне объяснить, что это такое — и почему у ФРС впереди тяжелая работа.

Что такое инфляция?

Инфляция определяется как скорость изменения цен на все, от куска мыла цвета слоновой кости до стоимости проверки зрения.

В США наиболее часто используемый показатель инфляции основан на так называемом индексе потребительских цен. Проще говоря, индекс — это средняя цена корзины товаров и услуг, которую обычно покупают домохозяйства. Его часто используют для определения повышения заработной платы или корректировки пособий пенсионерам. Годовое изменение — это то, что мы называем уровнем инфляции.

Текущее изменение индекса составляет около 2%. Но это среднее значение по целому ряду категорий. Например, за последний год цены на табачные изделия выросли на 4.6%, тогда как цены на одежду фактически упали на 3%. Ясно, что фактическое изменение стоимости жизни будет варьироваться от человека к человеку в зависимости от того, как они тратят свои деньги.

Последние данные Министерства труда показали, что показатель инфляции, за которым внимательно наблюдали, в мае оказался ниже, чем ожидалось, что является тревожным признаком того, что экономика может расти слишком медленно.

Умеренный уровень инфляции обычно считается признаком здоровой экономики, потому что по мере роста экономики увеличивается спрос на товары. Это увеличение спроса толкает цены немного выше, поскольку поставщики пытаются создать больше вещей, которые потребители и предприятия хотят покупать. Рабочие получают выгоду, потому что этот экономический рост приводит к увеличению спроса на рабочую силу, и в результате обычно повышается заработная плата.

Наконец, эти работники с более высокой заработной платой уходят и покупают больше вещей, и поэтому этот «благотворный» цикл продолжается. На самом деле инфляция не является причиной всего этого — это просто симптом здоровой, растущей экономики.

Но когда инфляция слишком низкая или слишком высокая, ее место может занять «порочный» круг.

Почему низкая инфляция — это плохо

Очень низкая инфляция обычно указывает на то, что спрос на товары и услуги ниже, чем он должен быть, и это ведет к замедлению экономического роста и снижению заработной платы. Этот низкий спрос может даже привести к рецессии с ростом безработицы — как мы видели десять лет назад во время Великой рецессии.

Дефляция или падение цен — это особенно плохо. Когда цены снижаются, потребители откладывают покупки. Например, зачем покупать новую стиральную машину сегодня, если можно подождать несколько месяцев, чтобы она стала дешевле?

Дефляция также препятствует кредитованию, поскольку ведет к снижению процентных ставок.Кредиторы обычно не хотят ссужать деньги по ставкам, которые приносят им очень небольшую прибыль.

К счастью, дефляция в развитых странах — редкость.

А много может быть и хуже

Но получить правильный баланс непросто. Слишком высокая инфляция может вызвать те же проблемы, что и низкая инфляция.

Если не остановить, инфляция может резко возрасти, что, вероятно, приведет к быстрому замедлению экономики и росту безработицы. Сочетание растущей инфляции и безработицы называется «стагфляцией», и ее опасаются экономисты, руководители центральных банков и почти все остальные.Это то, что может привести к тому, что экономический бум внезапно превратится в спад, как это видели американцы в конце 1970-х годов.

ФРС удалось снизить инфляцию до нормального уровня только после повышения краткосрочных процентных ставок до рекордных 20% в 1979 году.

Акт балансировки

Итак, возвращаясь к текущей ситуации, ФРС должна действовать осторожно.

Снижение процентных ставок сейчас должно стимулировать экономику США, но может привести к росту инфляции выше «здорового» уровня. Если ФРС ничего не сделает, инфляция может упасть по мере замедления экономического роста.Любой из этих путей может привести к рецессии.

Вот почему ФРС обычно очень осторожна.

Инфляционные риски пост-Covid для Великобритании

За последний год снова появилась обеспокоенность по поводу инфляции. В обзоре Центра макроэкономики (CfM), проведенном в январе 2021 года, членам его британской комиссии было задано вопрос о том, будет ли инфляционное или дефляционное давление преобладать в предстоящем десятилетии, и об основных движущих силах инфляции.

Стоит ли нам беспокоиться о инфляции после коронавируса?

После глобального кризиса инфляционные ожидания в большинстве стран с развитой экономикой снизились. Центральные банки приложили титанические усилия, чтобы достичь своих целей по инфляции снизу. До Covid-19 единодушное мнение, безусловно, заключалось в том, что высокие темпы инфляции не будут серьезной угрозой для стран с развитой экономикой в ​​обозримом будущем.

В прошлом году появились новые голоса, выражающие озабоченность по поводу инфляции. В провокационной книге Гудхарт и Прадхан (2020a) утверждают, что дефляционное давление (и низкие процентные ставки) поддерживалось долгосрочным демографическим циклом, который близок к повороту (см. Также Гудхарт и Прадхан 2020b, Goodhart 2020, Wolf 2020). .За исключением Африки, население во всех регионах мира в настоящее время переходит от роста к сокращению. В Европе поколение бэби-бума вступило в пенсионный возраст. В рабочей силе Китая все больше доминирует поколение с одним ребенком. Пенсионеры в Японии и других странах накопили огромные сбережения, которые можно потратить на пенсию.

Авторы также утверждают, что дефляционное давление было частично вызвано значительным увеличением глобального предложения рабочей силы с низкооплачиваемыми работниками в Китае, других частях Восточной Азии и Восточной Европы, интегрирующихся в экономику, все более зависимую от глобальных цепочек поставок.

Ilzetzki et al. (2020) утверждают, что на этот раз денежно-кредитные силы могут иметь больше инфляционной предвзятости. Во время глобального кризиса денежная база увеличилась более чем в четыре раза, но более широкие денежные показатели (например, M2) практически не изменились. Напротив, с начала пандемии Covid-19 не только денежная база увеличилась на 50%, но и M2 на сегодняшний день увеличилась на 25%. Это указывает на то, что политика количественного смягчения сопровождалась увеличением банковских депозитов, а не оставалась на этот раз в виде банковских резервов.Ilzetzki et al. (2020) также указывают на сбой в глобальных цепочках поставок как на потенциальную инфляционную угрозу. Рейс (2016) утверждает, что баланс центрального банка сам по себе не приведет к высокой инфляции. Эллингтон и Милас (2019) показывают, что рост денежной массы в Великобритании приводит к инфляции только тогда, когда инфляция уже высока (выше 3%).

Ведущие инвесторы Великобритании выражают озабоченность по поводу того, что денежно-кредитная политика Великобритании все больше определяется фискальными, а не денежно-кредитными соображениями (Stubbington and Giles 2021). Это может отражать дополнительный риск роста инфляции. Однако, глядя на исторические данные, Майлз и Скотт (2020) показывают, что большие накопления долга во время наполеоновской и двух мировых войн привели не более чем к умеренной инфляции, а иногда и к дефляции.

Обзоры инфляционных ожиданий на 2021 год указывают на рост инфляционных ожиданий, при этом инфляционные ожидания домохозяйств составят 3,8%. Ожидания, связанные с защищенными от инфляции облигациями, предсказывают, что инфляция значительно превысит целевой показатель в предстоящее десятилетие.Десятилетний прогноз инфляции, рассчитанный по прямой предполагаемой форвардной кривой Великобритании, составляет 3,5%. Напротив, аналогичные расчеты безубыточности для США показывают ожидания инфляции на уровне 2%. Инфляционные ожидания еврозоны ниже целевых на всех горизонтах прогноза. 1 Reis (2020) представляет модель инфляционных ожиданий и оценивает тенденцию к снижению инфляционных ожиданий в зоне евро с 2015 года. Это предполагает, что инфляционные ожидания Великобритании могут скорее отражать внутренние факторы Великобритании, в том числе выход Великобритании из ЕС. чем глобальные, как в Goodhart and Pradhan (2020).

Несмотря на то, что годовая инфляция в декабре составила всего 0,6%, Банк Англии (Банк Англии) настаивает на том, что инфляция все еще находится на уровне целевого показателя в своих отчетах о денежно-кредитной политике (Банк Англии 2020). Главный экономист Энди Холдейн считает, что риски роста и снижения инфляции сбалансированы. 2 Кроме того, он настаивает на том, что, хотя Банк готов позволить инфляции превысить целевой показатель в течение определенного периода, Банк не позволит закрепиться высоким инфляционным ожиданиям.

На этом фоне членов группы попросили высказать свое мнение о том, будет ли инфляционное или дефляционное давление более серьезной проблемой для Банка Англии в десятилетие, заканчивающееся в 2030 году.В первом вопросе им был задан вопрос о способности и готовности Банка Англии избежать роста или падения инфляции выше его текущего целевого показателя в предстоящее десятилетие. Это означает, что сценарии, в которых правительство Великобритании увеличивает (или снижает) целевой показатель инфляции, установленный Банком, были отнесены к категории «позволяющих» инфляции отклоняться от целевого показателя.

Вопрос 1: Какой из следующих сценариев наиболее вероятен в среднем в течение большей части предстоящего десятилетия?

Двадцать семь экспертов ответили на этот вопрос.Более трети экспертов прогнозируют, что в среднем инфляция останется на уровне текущего целевого показателя. Эта точка зрения еще более распространена и отражает мнение большинства при взвешивании ответов экспертов по их самооценке уровня уверенности. Более 40% экспертов прогнозируют, что инфляция в среднем превысит текущий целевой показатель в течение следующего десятилетия. Эта группа примерно поровну разделена на тех, кто считает, что это будет сделано по замыслу (Банка Англии или правительства), и тех, кто считает, что Банк не сможет достичь своей цели. Кроме того, 15% участников считают, что Банк не сможет стимулировать инфляцию и она останется ниже целевого уровня.

Вопрос 2: Что из следующего будет самой большой инфляционной (или дефляционной) силой, с которой столкнется экономика Великобритании?

Двадцать девять членов комиссии ответили на этот вопрос. Группа выразила различные мнения, при этом все факторы получили некоторую поддержку в качестве потенциальных драйверов инфляции. Кроме того, многие респонденты полагают, что некоторые из этих факторов будут действовать в ближайшее десятилетие, основываясь на их комментариях.Самый распространенный ответ заключался в том, что темпы роста экономики Великобритании являются наиболее важным фактором, определяющим инфляцию, получив почти треть голосов.

Было отмечено несколько факторов, вызывающих опасения по поводу инфляции. Ответы участников дискуссии указывают на Brexit как на наиболее частую инфляционную угрозу в первой половине десятилетия. Торстен Бек (Cass Business School) пишет, что «Brexit оказал повышательное давление на расходы, что в конечном итоге приведет к повышению цен». Он также отмечает, что «сокращение населения из-за эмиграции граждан ЕС вызовет повышательное давление на заработную плату и, в конечном итоге, на цены».g., в сельском хозяйстве и сфере услуг ». Кейт Баркер (Программа пенсионного обеспечения британского угольного персонала и схема пенсионного обеспечения университетов) соглашается с тем, что «Великобритания, в частности, может бороться с инфляцией в начале десятилетия — Brexit и Covid обходятся рынку труда с большим несоответствием, поскольку разные секторы и места процветают и исчезают. . Возможно также понижательное давление на фунт стерлингов из-за опасений по поводу распада Союза ». Она предупреждает, что эти факторы могут привести к повышению инфляционных ожиданий.

В долгосрочной перспективе вызывает озабоченность государственный долг.Роджер Фармер (Университет Уорика) заявляет, что «инфляция… почти и везде является финансовым феноменом (если перефразировать Фридмана). Как только национальные казначейства увлекутся финансированием дефицита, им будет очень трудно положить конец трубке ». Он уточняет, что «Уровень государственного долга гораздо менее важен, чем темпы роста государственного долга. Опасность состоит в том, что государственные финансы станут зависимыми от номинальных заимствований, от которых в политическом плане будет очень трудно отказаться ». В своих собственных комментариях я согласен с тем, что «сочетание высокого государственного долга и низких номинальных процентных ставок может привести к тому, что правительство Великобритании повысит целевой показатель инфляции, установленный Банком Англии.Я утверждаю, что «на самом деле это может быть желательной политикой, если инфляция не материализуется».

Интересно, что Саймон Рен-Льюис (Оксфордский университет), с другой стороны, предупреждает, что фискальная политика может быть дефляционным фактором. Он предупреждает, что «консервативное правительство может вернуться к бюджетному сокращению, включая сокращение расходов, что приведет к экономике с пониженной инфляцией и потребует от Банка Англии поддерживать ставки на низком уровне».

Наконец, некоторые участники указали на прошлое и прогнозы на будущее, чтобы подкрепить свои прогнозы.Венди Карлин (Университетский колледж Лондона) отмечает, что «инфляция, незначительно превышающая целевой показатель, была моделью, приближающейся к кризису COVID, и я не вижу веских причин для того, чтобы она сильно отличалась». Я указываю на прогнозы инфляции выше целевого уровня, «основанные на доходности защищенных от инфляции свинок».

Респонденты с более благоприятными прогнозами инфляции утверждают, что инфляционные и дефляционные факторы более сбалансированы. Кроме того, они утверждают, что у Банка Англии есть необходимые инструменты для реагирования в случае возникновения инфляции.Николас Оултон (Лондонская школа экономики) прогнозирует, что «если рост возобновится, то инфляция будет давить на повышение, но Банку Англии будет намного легче управлять этим». Мортен Равн (Университетский колледж Лондона) добавляет, что «увеличение государственного долга» и другие факторы «вероятно, означают, что инфляция поднимется, хотя я не думаю, что это произойдет в ближайшем будущем. В той степени, в которой Банк Англии сохранит свою независимость, я бы подумал, что инфляцию можно удерживать на уровне или близко к целевому уровню.”

Обеспокоенные дефляцией, в основном указали на вялый рост экономики Великобритании. Как сказал Дэвид Майлз (Имперский колледж Лондона): «В ближайшем будущем — очень существенный — рост безработицы в Великобритании, вероятно, сохранится и сохранит давление на заработную плату на низком уровне в течение нескольких лет. Это снижает вероятность значительного и устойчивого роста инфляции в Великобритании, так что Банк Англии может столкнуться с инфляцией ниже 2% в течение большей части следующих нескольких лет ». Dawn Holland (NIESR), прогнозируя, что инфляция будет на целевом уровне, утверждает, что краткосрочное инфляционное давление будет уравновешено «технологическим развитием, и ни то, ни другое не должно обязательно переходить к долгосрочным ожиданиям.”

Примечание авторов: автор благодарит Джейсона Джиа за его умелое исследование и помощь в редактировании.

Список литературы

Банк Англии (2020), «Отчет о денежно-кредитной политике», ноябрь.

Эллингтон, М. и К. Милас (2019), «Глобальная ликвидность, рост денежной массы и инфляция в Великобритании», Журнал финансовой стабильности 42: 67-74.

Goodhart, C (2020), «Инфляция после пандемии: теория и практика», VoxEU.org, 13 июня.

Гудхарт, С. и М. Прадхан (2020a), Великий демографический поворот: стареющие общества, уменьшение неравенства и возрождение инфляции, Лондон, Великобритания: Palgrave MacMillan.

Гудхарт, С. и М. Прадхан (2020b), «Несовершенное будущее после коронавируса», VoxEU.org, 27 марта.

Ильзецки, Э., К. Рейнхарт и К. Рогофф (2020), «Переживет ли длительное снижение обменного курса и волатильность инфляции Covid-19?», Документы Брукингса по экономической активности, осень 2020 г.

Майлз, Д. и А. Скотт (2020), «Вернется ли инфляция после окончания кризиса?», VoxEU.org, 4 апреля.

Рейс, Р. (2016), «Финансирование количественного смягчения для достижения целевой инфляции», Симпозиум в Джексон Хоул, Федеральный резервный банк Канзас-Сити.

Рейс, Р. (2020), «Люди против рынков: экономная модель инфляционных ожиданий», Документ для обсуждения Центра макроэкономики 2020-33.

Стаббингтон, Т. и К. Джайлз (2021 г.), «Инвесторы скептически относятся к программе количественного смягчения Банка Англии», FT.com, 5 января.

Вольф, М. (2020), «Почему инфляция может вернуться», FT.com, 17 ноября.

Примечания

1 См. Прогнозы инфляции Согласованного индекса потребительских цен (HICP) ЕЦБ здесь.

2 См. Https: // www.bloomberg.com/news/articles/2020-12-23/boe-s-haldane-urges-laser-focus-to-avoid-nasty-inflation-shock

Инфляция сверх текущего пика

Рынки не были слишком удивлены, увидев рост инфляции в большей части мира в 2021 году, зная, что цены в возобновляющейся экономике будут сравниваться с низкими ценами прошлого года, которые преобладали в течение Блокировка COVID-19. Но показатели оказались выше прогнозов, поскольку предложение по ряду товаров и даже по рабочей силе не поспевает за растущим спросом.

Учитывая, что адаптивная денежно-кредитная и фискальная политика, как ожидается, сохранится в течение некоторого времени, может ли инфляция на уровне, который мы видели в 2021 году, сохраниться в 2022 году и в последующий период?

Это не наш базовый вариант. Наша собственная модель прогноза инфляции, описанная в недавно опубликованном исследовательском документе Vanguard Инфляционная машина: как она работает и куда идет , говорит нам, что основной индекс потребительских цен (ИПЦ) США, вероятно, снизится с недавних значений выше 4% до U.Средний целевой показатель инфляции 2% от Федеральной резервной системы к середине 2022 года. Наша модель прогнозирует дальнейший рост к концу 2022 года, если в этом году будет введен бюджетный стимул в размере около 500 миллиардов долларов.

«Тем не менее, бюджетные стимулы — это дикая карта», — сказал Асавари Сате, экономист Vanguard USA и ведущий автор статьи. «Если в этом году мы увидим дополнительные необеспеченные бюджетные расходы на сумму 1 триллион долларов или более, базовая инфляция может вырасти более устойчиво к концу 2022 года или в 2023 году. Этот риск устойчивого роста инфляции не полностью прогнозируется ни финансовыми рынками, ни прогнозирует Федеральная резервная система и может привести к тому, что ФРС начнет повышать краткосрочные ставки раньше, чем ее нынешний график — 2023 год.«

Что привело к росту инфляции в США

Наше исследование Экономические и рыночные прогнозы компании Vanguard на 2021 г .: Приближение рассвета предполагало возможное «опасение инфляции», поскольку резервные мощности были исчерпаны, а восстановление после пандемии продолжалось. Однако возникшие ограничения предложения затронули широкий спектр товаров, что способствовало более сильному, чем ожидалось, росту инфляции. (Всплеск в 2021 году отражен на первой панели рисунка 1 ниже.)

Тем не менее, большинство экономистов (в том числе и наш) полагают, что недавние показатели инфляции, которые более чем вдвое увеличили целевой показатель ФРС в 2%, окажутся временными, поскольку проблемы с предложением будут решены, а прошлогодние цифры выйдут из сравнения.

Вторая панель рисунка 1, на которой показаны ключевые факторы инфляции, указывающие в разных направлениях, подтверждает эту точку зрения. Хотя устойчивый экономический рост и гибкая налогово-бюджетная политика ФРС и правительства будут служить аргументом в пользу того, чтобы инфляция оставалась постоянно высокой, значительный спад на рынке труда и стабильные показатели инфляционных ожиданий — то, что предприятия и потребители ожидают платить в будущем — предполагают, что рост цен может замедлиться.

Проблемы прогнозирования инфляции

Прогнозирование инфляции — это сложная задача, которая должна учитывать общие факторы, относительная важность которых может меняться со временем.В их числе:

  • Циклические факторы, такие как рост и вялость на рынке труда.
  • Светские силы, такие как технологии и глобализация, которые, как правило, сдерживают рост затрат и, в более широком смысле, цен.
  • Фискальная и денежно-кредитная политика.

Учитывая, что Вашингтон рассматривает возможность дальнейшего стимулирования экономики, налогово-бюджетная политика в настоящее время является особенно важным фактором при прогнозировании инфляции.

Прогноз инфляции в нашей модели: выше, чем до пандемии, но не безоговорочно

Мы использовали нашу модель для определения потенциального воздействия роста бюджетных расходов на инфляцию до конца 2022 года.С этой целью мы предположили, что как политические решения, так и «шоки» инфляционных ожиданий происходят в третьем квартале 2021 года.

«Результаты всех рассмотренных нами сценариев предполагают, что риски связаны с тем, что базовая инфляция будет выше, чем ее докандемический уровень в 2%, но эта безудержная инфляция не возможна», — сказал Максимилиан Виланд, инвестиционный стратег Vanguard и соавтор исследования.

В нашем базовом сценарии, показанном на Рисунке 2, мы предполагаем дополнительные 500 миллиардов долларов в качестве фискального стимула и увеличение инфляционных ожиданий на 20 базисных пунктов (б.п.).(Базисный пункт составляет одну сотую процентного пункта.) Наша модель предполагает, что к концу 2021 года базовый индекс потребительских цен будет повышен до 2,9% в годовом исчислении. Продолжение стимулирования и умеренно более высокие инфляционные ожидания будут способствовать дальнейшему росту инфляции. — компенсируется более сильным базовым эффектом (годовое сравнение с более высокими ценами 2021 года) — до 2,6% к концу 2022 года.

В нашем негативном сценарии мы не предполагаем никаких дополнительных стимулов и минимального роста инфляционных ожиданий; В нашем сценарии роста мы повышаем нашу оценку дополнительных бюджетных стимулов примерно до 1 доллара.5 трлн и для инфляционных ожиданий на 25 б.п. а наш сценарий «Go Big» учитывает существенный чистый дополнительный фискальный стимул (около 3 триллионов долларов, потраченных в течение года) и заметный скачок (около 50 базисных пунктов) инфляционных ожиданий.

Во всех наших сценариях второй и третий кварталы 2022 года предполагают некоторую слабость по сравнению с исходными эффектами. Но ни один из сценариев не приводит к неконтролируемой инфляции в стиле 1970-х, которой некоторые опасаются.

Ключевые выводы для инвесторов

Хотя стабильно более высокая инфляция не является нашим базовым вариантом, наша модель предполагает, что консенсус в отношении инфляции в 2022 году слишком оптимистичен.

Если показатели инфляции и дальше будут выше, чем ожидалось, это может привести к тому, что ФРС продвинет свой график повышения краткосрочных процентных ставок. Это может быть хорошей новостью для инвесторов, поскольку сегодняшние низкие ставки ограничивают доходность долгосрочного портфеля.

Повышенная неопределенность в отношении инфляции подчеркивает важность создания глобально диверсифицированного портфеля, который дает инвесторам возможность работать в регионах с различной инфляционной средой.

Вернет ли covid-19 инфляцию? — Управление активами

Многие считают, что после нормализации экономической активности сочетание более высокого спроса (в результате продолжающейся мягкой денежно-кредитной и фискальной политики) и ограниченного предложения (в результате воздействия Covid-19 на цепочки поставок) приведет к более высокой инфляции.

Мы не согласны.

Проблемы со стороны предложения могут оказать повышательное давление на инфляцию, поскольку компании стремятся создать более устойчивые цепочки поставок. Однако спрос будет оставаться слабым, поскольку правительства решают проблемы долга, накопившегося во время пандемии, а корпорации и потребители по-прежнему осторожно относятся к расходам. Будет сложно переложить более высокие затраты, и фирмы будут стремиться к технологическим решениям с большей энергией. Более того, мы не думаем, что власти будут использовать инфляцию как способ решения долговых проблем; это потребует смены режима и, вероятно, будет политически непопулярным.

Первые признаки дефляции

Первые признаки заключаются в том, что кризис, связанный с коронавирусом, оказывает значительное дефляционное воздействие на мировую экономику, при этом как активность, так и инфляция резко падают. Падение спроса ударило по ценам на нефть, что привело к снижению затрат на энергию, в то время как мы видели поток предложений от розничных торговцев, стремящихся избавиться от избыточных запасов, накопившихся во время блокировки. По мере возобновления работы авиакомпаний и отелей мы можем ожидать увеличения скидок и не удивимся, если в ближайшие месяцы общий уровень инфляции в США и Европе станет отрицательным. Падение цен на сырьевые товары было аналогично тому, которое наблюдалось во время последней рецессии и замедления роста в середине цикла 2015 года, и свидетельствует о периоде устойчивого снижения инфляции в США в ближайшие месяцы (диаграмма 1).

Однако по мере того, как люди возвращаются к работе и активность улучшается, многие с нетерпением ждут следующей фазы цикла и предвидят период инфляции. Более высокий спрос, подпитываемый мягкой налогово-бюджетной и денежно-кредитной политикой, может привести к росту цен по мере нормализации мировой экономики.В частности, увеличение денежной массы в США рассматривается как предвестник повышения цен; здесь мы наблюдаем необычайный рост M2 — показателя денежных вкладов и других ликвидных инструментов, включая паевые инвестиционные фонды. Принимая во внимание потенциально разрушительное влияние Covid-19 на предложение в экономике, некоторые теперь видят водораздел между низкой инфляцией последних 30 лет и более нестабильным периодом, когда инфляция значительно возрастает.

Такой исход означал бы значительный сдвиг для рынков, где низкая инфляция стала неотъемлемой частью цен на активы.Это позволило центральным банкам поддерживать низкие процентные ставки, а также позволило им свободно реагировать на шоки спроса более мягкой денежно-кредитной политикой. Так называемый «пут» ФРС (или вера в то, что Федеральная резервная система всегда может снизить процентные ставки для спасения финансовых рынков) сыграла ключевую роль в поддержке рискованных активов, но стала возможной только в результате свободы действий, созданной низкой инфляцией.

Итак, насколько велик риск значительного сдвига или водораздела в поведении инфляции?

Опасения по поводу роста инфляции не новы.Введение количественного смягчения (QE) в США в 2008 г. было встречено предупреждениями о том, что печатание денег приведет к быстрому росту цен. В случае, если опасения были неуместны, поскольку после скачка цен на сырьевые товары на ранних этапах восстановления в 2011 году глобальная инфляция снизилась и большую часть последнего десятилетия в США и еврозоне оставалась ниже 2%. Проблема центральных банков заключалась скорее в слишком небольшой инфляции, чем в ее чрезмерной инфляции.

Будет ли на этот раз иначе?

Несмотря на известное изречение Милтона Фридмана о том, что инфляция всегда и везде является денежным явлением, взаимосвязь между показателями денежной массы и инфляции в лучшем случае непрочна.

Быстрое ускорение денежной массы часто сопровождается эквивалентным снижением скорости обращения денег в экономике (известной как скорость), так что общая активность практически не меняется.

Снижение скорости обращения после мирового финансового кризиса означало, что, несмотря на рост денежной массы, инфляция не увеличилась в ответ на количественное смягчение (диаграмма 2). Вместо этого созданные дополнительные деньги оставались в банковской системе, резервы которой значительно выросли после кризиса.Это не повлияло на экономику и уровень цен.

Некоторые утверждают, что на этот раз все по-другому, поскольку деньги, созданные в результате количественного смягчения, направляются непосредственно в экономику за счет увеличения бюджетных расходов. Однако, хотя верно то, что центральные банки создают деньги и покупают государственные облигации почти так же быстро, как растет государственный долг, это не то же самое, что печатать деньги и тратить их непосредственно в экономике.

QE закупок осуществляется на вторичном рынке у инвесторов (таких как страховые и пенсионные фонды), а не напрямую у государства через первичный рынок.Дополнительная ликвидность, созданная QE, по-прежнему будет направлена ​​на счета инвесторов и банковские резервы. QE помогает снизить затраты по займам, но не напрямую финансирует правительства, как это пропагандируют такие политики, как современная монетарная теория (MMT, иногда называемая «народным QE»).

Конечно, масштабы количественного смягчения больше, чем во время последней рецессии, равно как и увеличение бюджетного дефицита, но это необходимо рассматривать в контексте гораздо большего коллапса спроса. Правительство вмешалось, чтобы оплатить счета по заработной плате и облегчить получение кредитов, чтобы удержать на плаву предприятия, которые в противном случае потерпели бы неудачу в результате блокировки и прекращения движения денежных средств. Существенное падение ВВП, сопровождавшее политику, и рост государственных заимствований подтверждают это.

По сути, правительства действуют, чтобы защитить экономику от воздействия блокировки, а не увеличивать дополнительный спрос. Точно так же увеличение выпуска корпоративных облигаций и кредитования компаний не является ответом на усиление корпоративной активности. Вместо этого он отражает попытки компенсировать потерянный денежный поток, покрыть фиксированные расходы и создать военный фонд, чтобы пережить период блокировки.

Важным моментом является то, что QE не побуждает домохозяйства и компании выходить и тратить больше. Эти решения во многом зависят от уверенности в завтрашнем дне, которая, в свою очередь, определяется стабильностью доходов и балансовых отчетов, а также инновациями и технологиями. С точки зрения инфляции, количественное смягчение мало повлияло на ценовые ожидания домохозяйств, которые продолжали снижаться на протяжении всей эпохи количественного смягчения, что является ключевым фактором сдерживания роста заработной платы (диаграмма 3).

Пути к более высокой инфляции

Есть много аргументов в пользу возврата инфляции.Мы рассмотрим некоторые из них ниже.

  • Переборщить: чрезмерное налогово-бюджетное и денежно-кредитное стимулирование

Способность количественного смягчения увеличить денежную массу, но не более того, не исключает более высокой инфляции в будущем. В будущем по мере восстановления активности существует риск того, что меры политики — как фискальные, так и денежно-кредитные — будут оставаться в силе слишком долго и будут чрезмерно стимулировать экономику.

В политическом плане возникнет соблазн игнорировать бюджетные ограничения и не отставать от пандемии, чтобы оставить пандемию позади и вернуть экономику к полной занятости.Ясно, что это риск, и с учетом неопределенности, когда мы выходим из пандемии случайно или намеренно, политики могут совершить ошибку.

Однако это потребует устойчивых и значительных расходов, чтобы закрыть разрыв выпуска (разницу между потенциалом экономики и фактическим объемом производства) и вызвать инфляцию.

Экономический спад значительный; Уровень безработицы вырос до послевоенного максимума, при этом в мае безработица в США составила 13,3%. Мы ожидаем, что в этом году разрыв выпуска в США достигнет 9% ВВП по сравнению с предыдущим минимумом в 6%.5% в условиях мирового финансового кризиса (GFC). Уровень безработицы в Европе не достиг уровня США, но главным образом в результате схем увольнения; следовательно, они скрывают потенциальную слабость на рынке труда.

После снятия ограничений уровень безработицы должен резко снизиться; однако вполне вероятно, что резервные мощности сохранятся в результате замедления спроса. После первоначального всплеска отложенных расходов (см., Например, данные по розничным расходам в США), мы ожидаем, что потребительские и корпоративные меры предосторожности увеличатся в связи с опасениями по поводу второй волны заражения и потери гарантий занятости — фактора, ограничивающего выбор. рост расходов.

Структурные сдвиги также означают, что такие секторы, как путешествия, туризм и гостеприимство, станут менее жизнеспособными в результате введения нормативных требований в постпандемической среде. Например, авиакомпании уже осознают долгосрочные последствия и проводят реструктуризацию своих кадров. Последствия отмены заказов для производства оказывают волновой эффект на занятость во всей экономике. Такие эффекты рубцевания означают, что резервные мощности, вероятно, сохранятся и будут влиять на инфляцию.

  • Влияние удара на глобализацию и производительность

Заглядывая в будущее, вполне вероятно, что Covid-19 окажет влияние на международные цепочки поставок и что пандемия нанесет дополнительный удар по глобализации.Мировая торговля падает как доля активности после GFC и еще больше снизилась во время торговой напряженности в 2019 году.

Covid-19 может ускорить процесс деглобализации, подчеркнув хрупкость цепочек поставок. Это также может ограничить поток рабочей силы между странами. С этой точки зрения Covid-19 может помочь обратить вспять одну из дезинфляционных сил в мировой экономике.

Как только деятельность нормализуется, мы можем ожидать, что фирмы будут стремиться повысить устойчивость своих линий поставок, чтобы остановка в одной стране не привела к отказу всей цепочки. Это случай для небольших, но более географически разбросанных предприятий, где производство может быть увеличено, чтобы компенсировать убытки в других местах.

Точно так же компании будут подвергать сомнению модель «точно в срок», когда складские запасы незначительны, что оставляет мало возможностей для сбоев. Такие изменения могут сделать цепочки поставок более устойчивыми, но за это придется заплатить, поскольку дополнительный резерв в системе приводит к потере эффективности. Эти более высокие затраты могут затем привести к более высокой инфляции, поскольку фирмы пытаются переложить их на потребителей.

Аналогичным образом, на более внутреннем уровне сектор услуг сталкивается со значительными расходами при повторном открытии с такими ограничениями, как социальное дистанцирование, ограничивающее поток клиентов, например, через точки розничной торговли, в кафе или в самолетах. В этих секторах производительность труда будет ниже, а затраты на единицу заработной платы выше, что создаст перспективу более высоких цен и более низкого выпуска, то есть стагфляции (когда более низкий экономический рост сопровождается более высокой инфляцией).

Ставки заработной платы также могут повыситься в результате замедления миграции, что приведет к сокращению предложения рабочей силы и особенно сильно ударит по экономике, такой как Великобритания.

Эти факторы действительно указывают на некоторое повышательное давление на инфляцию в среднесрочной перспективе, но их следует рассматривать в контексте более слабого спроса, поскольку за тот же период времени правительствам придется бороться с увеличением долга, образовавшимся во время пандемии.

Для группы стран G20 с развитой экономикой уровень государственного долга должен превысить 130% ВВП по прогнозам МВФ в этом году (диаграмма 4), что выше уровня, достигнутого во время Второй мировой войны. Дефляция долга повлияет на активность, поскольку правительства снимут с себя меры, и эта задача будет усложнена повышением требований к увеличению расходов на здравоохранение после пандемии.

Большая автоматизация приведет к снижению цен

Мы подчеркнули возросшее давление на государственные финансы в нашем недавнем обновлении «Неизбежных истин», где мы также утверждали, что опыт пандемии ускорит внедрение технологий и четвертую промышленную революцию. Столкнувшись с необходимостью создания более устойчивых цепочек поставок без потери эффективности, компании будут все чаще обращаться к автоматизации, особенно к комбинации робототехники и искусственного интеллекта (ИИ).Такие действия также могут решить проблему, создаваемую потенциальной нехваткой рабочей силы по мере замедления миграции.

Это займет время, но в конечном итоге более широкое использование технологий может привести к повышению производительности в экономике и снижению цен. Сразу же наступает дефляционный эффект от технологий: согласно Empirical Research Partners, Amazon ускорила рост производственных мощностей, чтобы удовлетворить всплеск спроса, который наблюдался во время кризиса. « В этом году компания добавляет 40 миллионов квадратных футов к своему флоту фулфилмент-центров в США, что в два раза быстрее, чем мы видели в предыдущие годы.Продажи, которые Amazon добавляет только в этом году, больше, чем объем продаж Macy’s, J.C. Penney и Kohl’s, вместе взятых, до пандемии ».

Переход к онлайн-рознице был ускорен коронавирусом Covid-19 и, вместе с тем, усилением конкуренции и разрушением сектора розничной торговли.

Использование инфляции для решения долговых проблем потребует смены режима

Воздействие пандемии на глобализацию носит сложный характер, и компаниям предстоит нелегкий выбор в отношении компромисса между устойчивостью и эффективностью при перестройке цепочек поставок и восстановлении производительности.Тем не менее, технологии по-прежнему являются мощной дефляционной силой, и пандемия придала им импульс, хотя она и принесет еще больше потрясений.

Другой очевидной проблемой для мировой экономики будет сокращение государственного долга после спада пандемии. Мы рассматриваем это как тормоз для будущей деятельности, но многие считают, что задача сокращения долга при одновременном удовлетворении растущих требований к государственным финансам неизбежно приведет к тому, что правительства создадут инфляцию, чтобы уменьшить бремя.

Политика не допускает жесткой экономии, а повышение налогов слишком непопулярно, особенно из-за того, что популистское давление, вероятно, будет продолжать расти. Следовательно, у правительств не будет другого выбора, кроме как обратиться к печатным станкам и напрямую финансировать дефицит.

Такой исход возможен, но этот путь к более высокой инфляции потребует смены режима. Уйдут независимые центральные банки и таргетирование инфляции, и придут MMT и фискальный суверенитет над центральными банками и денежно-кредитной политикой.

Потеря независимости центрального банка будет критической. Как правильно утверждал МВФ в аналогичной точке последнего экономического цикла: « Заглядывая в будущее, наш анализ показывает, что продолжающееся денежно-кредитное регулирование вряд ли будет иметь значительные инфляционные последствия, пока инфляционные ожидания остаются неизменными. В этом отношении ключевым моментом является сохранение независимости центральных банков ».

На наш взгляд, финансовое подавление, а не инфляция, — лучший путь к сокращению долга.Более того, инфляция никогда не бывает политически популярной, как показал опыт Великобритании 1970-х годов и многих стран с развивающейся экономикой. Учитывая демографические данные и важность голосования пенсионеров, чувствительных к инфляции, это как никогда верно.

Те, кто ищет более высокую инфляцию для решения долговых проблем, должны проявлять осторожность в своих желаниях.

Сколько это слишком много? Дебаты по инфляции в США накаляются.

Мишель Гэвин, старший научный сотрудник CFR Ральфа Банча по изучению политики в Африке, ведет беседу по вопросам политики и безопасности в Африке. ФАСКИАНОС: Добро пожаловать на сегодняшнюю сессию серии академических веб-семинаров CFR осень 2021 года. Я Ирина Фаскианос, вице-президент по национальной программе и связям с общественностью CFR. Сегодняшнее обсуждение записано, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте cfr.org/academic. Как всегда, CFR не занимает институциональных позиций по вопросам политики. Мы рады видеть сегодня с нами Мишель Гэвин, чтобы поговорить об африканской политике и проблемах безопасности.Посол Гэвин — старший научный сотрудник CFR Ральфа Банча по исследованиям политики в Африке. Ранее она была управляющим директором Африканского центра, многопрофильного учреждения, деятельность которого направлена ​​на углубление понимания современной Африки. С 2011 по 2014 год она работала послом США в Ботсване и представителем США в Сообществе по вопросам развития стран юга Африки, а до этого она была специальным помощником президента Обамы и старшим директором по Африке в Совете национальной безопасности.А до прихода в администрацию Обамы она была научным сотрудником по международным делам и помощником по Африке в CFR. Так что мы так счастливы, что она снова в наших рядах. Итак, Мишель, большое спасибо за то, что были с нами. Мы только что видели, что госсекретарь США Энтони Блинкен совершил поездку в Африку. Может быть, вы могли бы начать с разговора о стратегических рамках, которые он изложил в этой поездке, а затем мы совсем недавно — с новым вариантом Omicron — увидели запрет на поездки, наложенный на несколько африканских стран, и что это означает для стратегических видение, которое он выложил.ГЭВИН: Конечно. Спасибо. Что ж, большое спасибо за приглашение присоединиться к вам сегодня. И я посмотрел состав. В этом Zoom столько удивительных знаний и опыта. Я действительно с нетерпением жду обмена и вопросов. Я знаю, что буду учиться у всех вас. Но, может быть, просто для начала, чтобы немного поговорить о поездке госсекретаря Блинкена, потому что я думаю, что во многих отношениях его усилия как бы переосмыслить взаимодействие США на континенте, пытаясь уйти от такого рода бинарных линз соперничества крупных держав, которые то, что использовала администрация Трампа, полезно, но на самом деле выявляет множество проблем, с которыми сейчас сталкиваются политики, сосредоточившие свое внимание на Африке.Поэтому он попытался перезагрузить отношения в контексте партнерства, чисто признания африканских приоритетов и африканского участия в определении того, какие партнеры по развитию интересны Африке, какие партнеры в области безопасности. Я считаю, что это очень полезное упражнение. Затем он как бы промелькнул, поскольку каждый чиновник должен делать эти громкие заявления как своего рода широкие области взаимодействия и сотрудничества, и он говорил об увеличении торговли, что, конечно, интересно прямо сейчас, когда AGOA скоро закроется, совместная работа по борьбе с пандемическими заболеваниями, особенно с COVID, совместная работа над изменением климата, где, конечно, Африка несет больше последствий, чем многие другие регионы мира, но вносит гораздо меньший вклад в проблему, работая вместе над демократическим откатом и авторитарным характером всплеска, который мы наблюдали по всему миру, и, наконец, совместной работы по обеспечению мира и безопасности.Итак, эта огромная повестка дня, и я думаю, что интересно и во многом его поездка прояснила, что очень трудно добраться до первых четырех пунктов, когда последний, элемент мира и безопасности, находится в хаосе. И посмотрите, очевидно, Африка — большой континент. Все мы, кто когда-либо участвовал в этих разговорах об Африке, всегда… всегда пытаемся заявить об отказе от ответственности, верно, что не может быть ни одной африканской истории. На этом невероятно разнообразном континенте никогда ничего не происходит.Но дело в том, что перспективы мира и безопасности на континенте действительно в плохой форме, верно. Итак, секретарь побывал в Кении, Нигерии и Сенегале. В заголовках о его поездке действительно преобладали беспорядки на Африканском Роге, которые мы наблюдаем прямо сейчас. Итак, у вас есть гражданский конфликт в Эфиопии, который невероятно дорого обошелся этой стране с точки зрения жизней, с точки зрения их экономических перспектив, характеризовался зверствами и военными преступлениями.И, я думаю, сейчас большинство наблюдателей очень обеспокоены целостностью эфиопского государства, его способностью сохраняться. Независимо от того, что произойдет сегодня, завтра или на следующей неделе, очень трудно увидеть прочное и устойчивое военное решение этого конфликта, и стороны, похоже, действительно не готовы к серьезным политическим переговорам. Но, конечно, дело не только в Эфиопии. Это Судан, где мы стали свидетелями того, как хрупкое военно-гражданское переходное правительство было полностью захвачено военной стороной этого уравнения в результате государственного переворота, который на самом деле был отвергнут многими суданскими гражданами, которые все еще находятся на улицах даже сегодня, пытаясь подтолкнуть выступают против идеи военного превосходства в их переходный период и в последующий период, и их встречают насилием и запугиванием.И перспективы там весьма тревожные. У вас пограничные столкновения между Эфиопией и Суданом. У вас избирательный кризис в Сомали. Итак, Хорн, как вы знаете, выглядит очень, очень трудным районом. И, конечно же, всех беспокоят последствия для Кении и самой Восточной Африки, учитывая повстанческое движение в Мозамбике, которое не раз затрагивало соседнюю Танзанию, эти взрывы в Уганде и ощущение нестабильности там. Картина представляет собой один из множества кризисов, ни один из которых не предполагает простых решений или чисто военных решений.А потом у вас есть метастазирующая нестабильность по всему Сахелю, верно, и опасение, что все больше и больше государств станут жертвами крайне тревожной нестабильности и очень дорогостоящего насилия. Итак, у нас огромная повестка дня в области безопасности, и мы просто — мы все знаем об основных фактах, что очень трудно добиться прогресса в партнерстве в поддержку демократического управления в разгар конфликта. В таких обстоятельствах очень сложно объединить усилия для решения проблемы изменения климата или борьбы с пандемией.Так что я думаю, что это действительно сложная картина. И просто чтобы натянуть пару этих нитей, по вопросу отказа от демократии, стремления администрации Байдена укрепить солидарность между своего рода единомышленниками, чьи демократии могут принимать разные формы, но которые покупаются на базовый набор демократических ценностей, это неоспоримо. что тенденции в Африке вызывают беспокойство в течение некоторого времени, и мы действительно видим много таких демократических авторитарных государств, этих государств, где вы получаете некоторую форму, некоторую театральную форму демократии, особенно в форме выборов , но у граждан нет реальной возможности привлекать к ответственности правительство.На самом деле это не своего рода демократический процесс, управляемый спросом, который часто заключается в этих выборах, и есть опросы, верно, которые предполагают, что это отвлекает людей от демократического управления в целом, верно. Если то, что вы понимаете под демократическим управлением, является фиктивными выборами, вы знаете, через регулярные промежутки времени, в то время как вами по-прежнему управляет группа лиц, которые на самом деле не связаны с электоратом, верно, и защищают очень небольшой набор интересов. , то неудивительно, что энтузиазм немного ослабевает.Дело не в том, что другие формы правления обязательно выглядят хорошо для африканского населения, но я думаю, что это заметно в некоторых опросах Афробарометра в местах, где вы этого не ожидали, верно, например, в Южной Африке, где люди так много пожертвовали ради демократии. , и вы действительно видите реальное снижение энтузиазма по поводу этой формы управления. Так что впереди еще много работы. Последнее, только потому, что вы упомянули об этом в последних новостях об этом новом варианте, варианте Omicron — я могу сказать это неправильно.Это может быть Омикрон. Возможно, кто-нибудь меня поправит. И своего рода быстрый политический выбор, заключающийся в введении запрета на поездки в ряд южноафриканских стран. Так что я действительно думаю, что в контексте этой пандемии, которая была экономически разрушительной для континента, когда глобальный экономический спад произошел и для африканцев, но у вас были правительства с очень ограниченным фискальным пространством, чтобы попытаться компенсировать боль для своего населения. Вдобавок у вас были проблемы неравенства в отношении вакцин, правильно, где просто слишком долго требовалось слишком много времени, чтобы получить доступ к вакцинам для многих африканских групп населения — этого все еще недостаточно во многих местах — и своего рода ощущение, что сделка изначально была предложена в форма COVAX на самом деле не была тем, что произошло — вы знаете, ощущение приманки и переключателя — это похоже на то, что похоже на пренебрежение к африканским жизням.И хотя я действительно сочувствую — раньше я работал в правительстве, и когда вы это делаете, становится совершенно ясно, что ваша первая ответственность — безопасность американского народа — эти запреты на поездки как бы вписываются в повествование, верно, о козлах отпущения, о пренебрежении к Африканская жизнь, которая, я думаю, будет ужасно усложнять, чтобы это новое переосмысление уважения и партнерства, верно, действительно нашло отклик. И я хотел бы просто отметить, как бывший посол США в Ботсване, что ученые в лаборатории в Габороне и ученые в Южной Африке, которые проводили секвенирование и помогли предупредить мир об этом новом варианте, верно, сделали нас всех огромная услуга.Совершенно непонятно, зародился ли этот вариант на юге Африки, правда. Мы знаем, что сейчас он существует на всех континентах, кроме Антарктиды. Мы знаем, что образцы, взятые в Европе до того, как эти открытия были сделаны в южной части Африки — только что проверенные позже, — показали, что вариант уже существовал. Поэтому довольно сложно объяснить, почему именно южноафриканцам запрещен въезд в страну. Знаете, я думаю, это прискорбно. Существуют и другие политики, которые можно применять в отношении тестирования, в отношении требований карантина.Так что я оставлю это там. Я не специалист в области общественного здравоохранения. Но я думаю, что это — я рад, что вы подняли этот вопрос, потому что я думаю, что эти вещи действительно находят отклик и отражают то, как Соединенные Штаты понимают на континенте. Они информируют о том, как африканцы понимают глобальные институты и вид глобального управления, чтобы отражать или не отражать их заботы и интересы. И если администрация Байдена хочет партнеров в этом понятии демократической солидарности и партнеров в попытках восстановить своего рода международные институты, ощущение глобального порядка, основанный на нормах подход к многосторонним вызовам, основанный на правилах, добиться этого будет сложно. африканское участие, которое абсолютно необходимо для достижения этих целей, когда такого рода проблемы продолжают создавать впечатление, что об Африке думают второстепенно.ФАСКИАНОС: Большое спасибо, Мишель. Для нас это был действительно отличный обзор. Итак, теперь мы хотим обратиться ко всем вам. Вы можете поднять руку — нажмите на значок с поднятой рукой, чтобы задать вопрос — и когда я узнаю вас, пожалуйста, включите звук и укажите свою принадлежность. В противном случае вы можете отправить письменный вопрос в поле для вопросов и ответов, а если вы все же зададите вопрос, скажите, в каком учреждении вы работаете, чтобы я мог прочитать его и идентифицировать вас должным образом и — отлично. Наша первая поднятая рука сделана доктором.Шерис Джанай Нельсон. И позвольте мне просто сказать, «пользователь Zoom», не могли бы вы переименовать себя, чтобы мы знали, кто вы? Итак, доктор Нельсон, к вам. Q: Добрый день всем. Доктор Шерис Джанай Нельсон из Южного университета. Я профессор кафедры политологии. И вопрос, я думаю, у меня заключается в том, что мы знаем, что африканский народ имеет историю недемократического правления, верно? И когда мы смотрим на такое место, как Тунис, мы знаем, что одна из причин «арабской весны», что они были настолько успешными — хотя они часто считаются арабскими странами, они успешны, потому что там были принципы демократии, которые уже применялись в общество.Вопрос, который у меня есть, заключается в том, что в тех местах, где нет такого институционального понимания или даже — может быть, даже нет ценностей для согласования с демократией, неужели мы безрассудно пытаемся поддерживать демократическое управление в качестве полной поддержки? против попытки взглянуть на гибрид суверенной ситуации, которая допускает во многих отношениях королевство, диктатора и т. д. с демократической рукой? Большое спасибо. ГАВИН: Спасибо, доктор Нельсон.Это интересный вопрос, и я согласен с вами в той мере, в какой я думаю, что действительно интересно подумать о типах управления, предшествовавших в ряде африканских стран, особенно в доколониальную эпоху, правильно, и попытаться выяснить, как они потом найти выражение. Нет никаких сомнений в том, что, как вы знаете, колониализм не является хорошей пищей для демократии. В этом нет никаких сомнений. Но я бы сказал, что, вы знаете, несмотря на потерю веры в демократическое управление, которую мы наблюдали в некоторых опросах, вы знаете, очень последовательно в течение долгого времени вы видели, что африканское население, похоже, действительно хочет демократическое управление.Они хотят иметь возможность привлекать своих лидеров к ответственности. Они хотят, чтобы все соблюдали закон. Они хотят элементарной защиты своих прав. Итак, вы знаете, я не уверен, что есть какое-то общество, которое особенно не подходит для этого. Но я действительно думаю, что демократия проявляется во многих формах, и она всегда особенно сильна, когда в ней есть, знаете ли, какой-то исторический резонанс. Я также — вы знаете, если мы сейчас возьмем случай, подобный одной из последних абсолютных монархий в мире в ЭСватини, то вы увидите довольно стойкое гражданское движение, требующее большей подотчетности и меньшей власти для монарха, большей защиты прав личности.Итак, вы знаете, я не — я думаю, что люди во многих случаях чувствуют разочарование и разочарование, и вы также видите это в энтузиазме, с которым были встречены несколько недавних переворотов в Западной Африке — вы знаете, люди выходят на улицы, чтобы отпраздновать, потому что они разочарованы существующим положением вещей. Они заинтересованы в переменах. Но очень редко вы увидите тогда стойкую поддержку, скажем, военной диктатуры или правительства, в котором доминируют военные. Поэтому я не уверен, что разочарование означает энтузиазм по поводу некоторых из этих моделей управления.Люди хотят, чтобы демократия работала намного лучше. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я собираюсь ответить на следующий вопрос Люси Дандердейл Кейт. Q: Привет. да. Я Люси Дандердейл Кейт. Я из Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл. Я хотел просто спросить вас о роли Африканского союза в этом, вы знаете, в частности, с администрацией Байдена, и подумав, вы знаете, о проблемах безопасности на Африканском Роге, которые вы упомянули. Куда вы видите, что мы идем, и какое вы видите там будущее? Спасибо.ГЭВИН: Конечно. Спасибо за этот вопрос. Я думаю, что Африканский союз, несмотря на все его недостатки — а вы знаете, найдите мне беспроигрышную многостороннюю организацию — на самом деле невероятно важен. Вы знаете, что для администрации Байдена, которая как бы закрепила позицию, согласно которой международные институты имеют значение, а многосторонние институты имеют значение, они должны работать лучше, мы не можем противостоять угрозам, с которыми мы все сталкиваемся, без их функционирования, и им может потребоваться Чтобы их модернизировать или обновлять, но они нам нужны, тогда AU — действительно важная часть этой головоломки.И я думаю, вы знаете, прямо сейчас, например, в Эфиопии, что … это переговорщик от Африканского союза, бывший президент Нигерии Обасанджо, который действительно играет ведущую роль в попытках найти хоть какой-то проблеск политического решения, и это было немного поздно с точки зрения активности АС по этому вопросу, и я думаю, что это был особенно сложный кризис для АС, отчасти из-за его штаб-квартиры в Аддисе и своего рода работы в среде СМИ и информации в Эфиопии, которая тот, который не создает много места для отклонения от позиции федерального правительства.Так что я думаю, что, в конце концов, верно, перспектива распада страны с населением в 110 миллионов человек, страны, которая раньше была экспортером безопасности, важным дипломатическим игроком в регионе, верно, подтолкнула АС к действиям. Но это было немного — более чем немного медленно. Но вы также видели довольно прямолинейную позицию в AU. Их реакция на военный переворот в Судане этой осенью была довольно решительной и ясной. Теперь такого рода новый переходный механизм, который кажется более приемлемым для большей части международного сообщества, чем для многих граждан Судана, — это то, что мы там плывем в более мутные воды.Но я думаю, что AU, знаете ли, это единственная игра в городе. Это важно, особенно в регионе Рога, где субрегиональная организация EGAD настолько невероятно слаба, что Африканский союз как средство африканского выражения основанного на правилах порядка, основанного на нормах, является — вы знаете, на самом деле его успех невероятно важен для успех этой важнейшей внешнеполитической планки США. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я возьму следующий письменный вопрос от Рами Джексона. В какой степени откат от демократии поддерживается внешними силами? Например, в Чаде был шанс для демократического движения, но французы поддержали сына Деби после того, как он был застрелен.ГЭВИН: Это отличный вопрос. Я думаю, что это, конечно, не тот случай, когда внешние партнеры или действующие лица всегда являются позитивными силами, верно, для демократического управления на континенте. В этом нет сомнений, и это могут быть Франция и Чад. Это могут быть российские махинации в ЦАР. Там много. Это могут быть некоторые из стран Персидского залива в Судане, верно, или Египет, которые кажутся очень довольными идеей военного господства и, возможно, некоторым гражданским украшением для этого перехода.Итак, вы правы, что внешние действующие лица — это своего рода важная часть головоломки. Вы знаете, я не думаю, что существует много ситуаций, когда есть единственный внешний субъект, способный полностью повлиять на направление правительства. Но, безусловно, бывают ситуации, когда один внешний субъект чрезвычайно силен. И снова Чад является прекрасным примером. И это то, что, я думаю, вы знаете, опять же, администрация, которая сделала ставку на то, что это что-то очень важное для них, вы знаете, придется иметь дело.И это колючая, правда. Во внешней политике всегда есть конкурирующие приоритеты. Иногда вам нужно выполнять важную работу с участниками, которые не разделяют ваши нормы и ценности, и это беспорядок, связанный с попытками сформулировать и интегрировать ценности во внешнеполитический портфель, который охватывает весь спектр, правильно, от проблем борьбы с терроризмом до экономических интересов. Но я думаю, что это трения, с которыми администрации и дальше придется бороться, вероятно, чуть более публично, чем администрация, которая не тратила много времени на разговоры о важности демократического управления.ФАСКИАНОС: Отлично. И я просто хочу упомянуть, что Рами учится в аспирантуре Сиракузского университета. Так что я пойду рядом с поднятой рукой Мохубаолу Олуфунке Окоме. Я знаю, что ты тоже написал свой вопрос. Q: Добрый день. Большое тебе спасибо. да. ФАСКИАНОС: Да. В: Я написал свой вопрос, потому что не мог придумать, как назвать себя по телефону. Знаешь, спасибо за презентацию. Когда я смотрю на демократию в Африке — я имею в виду, что это не первый поворот — и реакция людей, граждан на отступничество правительств — нет, — мне это кажется знакомым, потому что, как вы знаете, в 1960-х годах — с 1960-х были похожие отзывы.Люди остались недовольны. Они снова и снова приветствовали авторитарные правительства, потому что правительство, за которое они голосовали за сфальсифицированные выборы, также было авторитарным и клептократическим. Так что же изменилось сейчас, где преемственность и что на самом деле изменилось с демократией? Другое дело COVID — управление ситуацией с COVID. Я также вроде как вижу — думаю, я согласен с вами. То, как обращаются с Африкой, кажется очень знакомым — понимаете, с пренебрежением, с неуважением, как будто жизни людей там не имеют такого значения.И что на самом деле нужно сделать, чтобы изменить — потому что, вы знаете, если пандемия, которую невозможно остановить стенами и границами, не провоцирует изменений, что нужно предпринять, чтобы изменить образ мировой политики — мировая политика и ее управление сделано? ГЭВИН: Фантастические вопросы и те, о которых, я думаю, мы могли бы поговорить на недельной конференции. Но я начну с самого начала и приму удар. Думаю, вы абсолютно правы. Когда дело доходит до управления на континенте, были эти интересные циклы, и я думаю — когда я думаю о том, что отличается от того, что мы видели, скажем, ближе к концу 60-х, я думаю, что это пара вещей.Один из них — геополитический контекст, верно. Так что я надеюсь, что то, что мы не делаем, является своего рода повторением этого биполярного мира, когда мы заменяем авторитарную модель развития Китая советской коммунистической моделью и сидим здесь, по другую сторону, и, знаете, пытаемся манипулировать другими странами в тот или иной лагерь. Я не думаю, что мы на этом закончили, и я думаю, что администрация Байдена изо всех сил пытается не войти в эти воды. Так что я думаю, что геополитический контекст немного другой.Я также думаю, вы знаете, что то, где находится так много африканских государств, — с точки зрения масштаба их существования в качестве независимых образований, это важное различие, верно. Так что я думаю, что в ближайшую постколониальную эпоху, для очень многих правительств фундаментальной основой их легитимности было не быть колониальным администратором, не быть марионеткой какой-то внешней силы и так, вы знаете, Легитимность пришла от освобождения, от независимости. В местах, где происходили ужасные конфликты, иногда легитимность исходила из, вы знаете, обеспечения некоторой степени безопасности в давней небезопасной ситуации.Итак, вы знаете, посмотрите — я думаю, именно здесь президент Мусевени получил большую легитимность в конце 80-х и в 90-е годы. И я думаю, что, вы знаете, теперь, когда у вас есть это очень значительное молодое население, чей жизненный опыт не из тех, что были когда-либо до обретения независимости, вы знаете, они ищут предоставления услуг, верно. Они ищут возможности. Они стремятся создать рабочие места, и я думаю, что легитимность во все большей степени будет зависеть от способности выполнять эти приоритеты.И поэтому я действительно думаю, что это тоже немного отличает ландшафт управления, различные представления о том, откуда берется легитимность управления. И, знаете, я думаю, что это может проявляться по-разному. Но если бы мне пришлось попытаться ухватиться за эту интересную идею о том, что изменилось, это то, что мне пришло в голову. В этом, вы знаете, невероятно важном вопросе о том, что нужно сделать, чтобы признать африканские государства равными игроками, а африканские жизни — такими же ценными, как и все остальные, я действительно думаю, что по мере того, как мир продолжает бороться с эта пандемия и другие проблемы, которые могут быть решены только глобально, такие как изменение климата, со временем заставят задуматься и переосмыслить, какие государства являются важными, а какие нет.Вы знаете, мне интересно, это абсолютно верно, что, не двигаясь энергично, чтобы гарантировать, что весь мир имеет доступ к вакцинам, самые богатые страны создали возможности для появления новых мутаций. Я не решаюсь сказать это в некотором смысле в этом контексте, потому что это звучит так, как будто я уверен, что они пришли из Африки, а я нет. Но мы действительно знаем, вы знаете, с точки зрения науки, верно, что мы не в безопасности, пока все не будут в безопасности. И поэтому я действительно думаю, что, поскольку такого рода вопросы, которые военная мощь и экономическая мощь не могут решить в одиночку, где действительно требуется глобальная солидарность и очень много многостороннего сотрудничества, которое является беспорядочным и громоздким, правильным и необходимым, я надеюсь, что что это начнет менять восприятие кадра.ФАСКИАНОС: Спасибо. Итак, я перейду к письменному вопросу от Эбби Рейнольдса, студентки бакалавриата Университета Центральной Флориды. Какие шаги, по вашему мнению, могут предпринять международные и региональные организации, чтобы предотвратить будущие попытки подорвать демократическое управление в регионе — перевороты, обход конституционных сроков — ограничения, фальсификации выборов и так далее? ГЭВИН: Хорошо. Мне жаль. Какие шаги следует предпринять? Мне жаль. ФАСКИАНОС: Многосторонние — международные и региональные организации.ГЭВИН: Хорошо. Вы знаете, я думаю, что в ряде случаев субрегиональные организации предпринимали шаги, верно — ЭКОВАС, конечно, отвергая перевороты, приостанавливая членство и так далее. Я думаю, вы знаете, если вы посмотрите на четко сформулированные и задокументированные принципы многих из этих организаций, они довольно хороши. Иногда речь идет о пропасти между заявленными принципами и практикой. Итак, вы знаете, я думаю, что Сообщество развития стран юга Африки иногда виновно в этом там, где есть — вы знаете, есть четкое обязательство в статичных принципиальных документах и ​​протоколах о демократическом управлении, но у вас также есть абсолютная монархия, которая является государством-членом САДК.Вы знаете, что в ряде государств были проведены серьезные репрессии — на ум приходит Зимбабве, — о которых САДК действительно нечего сказать. Так что у вас могут быть организации, у которых есть какие-то принципы и процедуры. В конце концов, организации состоят из государств-членов, верно, у которых есть набор интересов, и я думаю, что, вы знаете, как правительства понимают свою заинтересованность в отстаивании определенных норм, это … я думаю, что это специфично во многих отношениях для правительств этих государств, как они получают свою легитимность, степень, в которой, по их мнению, они могут жить в стеклянном доме, и, честно говоря, относительная динамика власти.Так что я не уверен. Конечно, это всегда — вы знаете, я верю в многосторонность. Я думаю с африканской точки зрения — вы знаете, если вы представите африканские государства, пытающиеся заявить о себе на международной арене, многосторонность действительно важна, верно, чтобы понять, если это возможно, где совпадают интересы, чтобы как можно больше африканских государств разговаривали с один голос. Это гораздо более мощный сигнал, чем просто пара отдельных состояний. Но всегда будут внутренние ограничения. ФАСКИАНОС: Спасибо.Я собираюсь ответить на следующий вопрос Гэри Прево из колледжа Святого Бенедикта. И если вы можете включить звук самостоятельно. Вопрос: Говоря сегодня, фактически, как почетный профессор и научный сотрудник Университета Манделы в Южной Африке. В последние годы у меня было несколько студентов — докторантов и магистрантов — изучающих стратегии США и их союзников по борьбе с терроризмом как на Ближнем Востоке, так и в Африке, и они пришли к общему мнению о том, что эти стратегии, существовавшие во времена нескольких администраций, были почти сосредоточены исключительно на военных действиях, и это привело их к тому, что в разделах рекомендаций их тезисов они утверждали, что необходимо предпринять другие шаги, если эти усилия в таких местах, как Нигерия, Сомали или Мозамбик, или даже на Ближнем Востоке, в Сирии и Ираке, являются Чтобы добиться успеха, они должны изменить свое отношение к борьбе с террором.Что вы думаете об этом? ГАВИН: Что ж, спасибо за это. Я полностью согласен, верно, и я думаю, вы знаете, у вас даже будет много военных, верно, которые скажут, что мы не можем решить некоторые — эти проблемы, эти, вы знаете, своего рода радикальные насильственные организации. глобальным террористическим группировкам с чисто военным подходом. Это расстраивает. Я уверен, что это расстраивает и ваших учеников, потому что кажется, что все продолжают приходить к такому выводу, и, конечно же, были усилия, вы знаете, чтобы противостоять насильственному экстремизму, предоставить возможности для молодежи.Но у нас это не очень хорошо получается, правда. У нас пока не очень хорошо получается. По-прежнему существует несоответствие с точки зрения ресурсов, которые мы вкладываем в такого рода родственников — эти разные потоки усилий, верно. Но я также думаю, что, хотя в такой ситуации, как Мозамбик, очень ясно, что если вы хотите ослабить повстанческое движение, вам нужно предоставить больше возможностей и укрепить доверие в сообществе, которое было лишено гражданских прав и отчуждено от центра в течение очень, очень долгого времени. . Но как это сделать, как сделать это эффективно и как сделать это в обстановке незащищенности, я на самом деле считаю невероятно сложной задачей, и вы знаете, что блестящие люди работают над этим все время.Вы знаете, некоторые из лучших работ, которые я видел, предполагают, что кое-что из этого можно сделать, но это невероятно долгосрочное мероприятие, и, как вы знаете, иногда, я думаю, трудно поддерживать поддержку, особенно в такой системе, как Соединенные Штаты, где, как вы знаете, наши циклы ассигнований, как правило, очень краткосрочные. Итак, люди ищут, знаете ли, быстрого воздействия, вещей, которые можно быстро нанести на гистограмму и сказать, что вы сделали. И я думаю, что, вы знаете, многие исследования по построению мира предполагают, что это… что, вы знаете, укрепление доверия в обществе, которое является огромной частью того, что должно произойти, работает в совершенно ином графике.Так что это действительно непростая проблема: как получить — вы знаете, как обеспечить политическую и бюджетную поддержку для такого рода усилий. Пока не знаю ответа. Я уверен, что кто-то действительно умный — может, Zoom знает. ФАСКИАНОС: Я пойду рядом с Перл Робинсон из Университета Тафтса. Вопрос: Здравствуйте, посол Гэвин. Прежде всего, я хотел бы поздравить вас в вашей новой должности старшего научного сотрудника Ральфа Банча по Африке, и это на самом деле — поскольку я сидел здесь, слушая это, я подумал, что хотел бы знать, есть ли у вас подумал о том, как вы можете использовать свое положение в Совете, чтобы способствовать актуализации форм партнерства по политическим диалогам, касающимся Африки.Вы начали с озвучивания нового стратегического видения США в отношении Африки. Это было американское заявление. На самом деле я не слышал африканского заявления, которое могло бы участвовать в этом политическом диалоге. Эти индивидуальные поездки государственного секретаря и других людей в отдельные африканские страны, основанные на нашей повестке дня, и обсуждение диалога один на один, в некотором смысле, не приближают к этому реальному представлению об африканском агентстве. в политике и партнерстве. Так что мне на самом деле интересно, можете ли вы представить себе Совет, играющий определенную роль и создающий какие-то форумы для политического диалога, в которых участвовали бы американцы и африканцы таким образом, чтобы это было заметно как для американской, так и для африканской общественности.Так что я предлагаю вам, вы знаете, уникально хорошо подходить для того, чтобы Совет играл роль в том, чтобы на самом деле сделать эту концепцию видимой и ввести ее в действие. Я просто подумал об этом, сидя здесь и слушая, потому что то, что я понял, это то, что все говорят, говорит с американской стороны, и мне интересно, действительно ли мой дорогой коллега Олуфунке был африканским голосом. Но я думаю, что для этого необходимо найти способ, возможно, с участием африканских институтов, ученых, представителей гражданского общества.Так что я просто предлагаю вам подумать, и я хотел бы услышать ваш первый ответ на эту идею. ГЭВИН: Так что я думаю, что это захватывающе, и, вообще-то, мне бы очень хотелось пообщаться с вами. Я рада, что вы здесь. Я слышал несколько замечательных вещей о вашей работе. Я думаю, что всегда есть трудная часть того, кто говорит от имени Африки, верно, потому что существует так много разных африканских точек зрения. Но я не думаю, что вы предполагаете, что обязательно должен быть единый голос. Вы говорите о разных актерах, и я согласен с вами, что всегда невероятно интересно общаться.Вы знаете, я недавно проводил дискуссию с профессором Эдом Вицем, который работает над некоторыми — я думаю, работая над документом, который в конечном итоге станет книгой о своего рода политике США и Африки и особенно интересуется рамками основных соперничество за власть. Но это был такой освежающий разговор — изучить это и сравнить заметки о том, что, по нашему мнению, могут быть недостатки этой структуры, чтобы услышать его точку зрения на то, где, по его мнению, можно было бы извлечь из нее преимущества. Это было замечательно, и я согласен с вами в том, что чем больше диалога и тем больше возможностей не просто поговорить между собой в U.Сообщество S., которое тем лучше заботится об Африке и политике США. Знаете, я буду честен с вами, я часто в ситуации, подобной той, что сейчас, я очень стараюсь придерживаться — по крайней мере, продолжать возвращаться к политике США, потому что это моя история, и я, вы знаете, у меня нет желания позиционировать себя как говорящего от имени африканцев. Это чушь и, знаете ли, не моя роль. Но я знаю — я потратил много времени на размышления о том, как США взаимодействуют с континентом. И поэтому я думаю, что это действительно интересная идея.Я буду рад с вами связаться. ФАСКИАНОС: Отлично. Я возьму следующий письменный вопрос от Кристы Джонстон, профессора Университета Говарда. Африканская континентальная зона свободной торговли создаст крупнейший потребительский рынок. Какие препятствия мешают американским компаниям инвестировать в Африку и позиционировать себя, чтобы воспользоваться преимуществами этой новой торговой зоны, и что может сделать администрация Байдена, чтобы стимулировать такое сотрудничество с Китаем? И, возможно, я смогу ответить на другой вопрос, потому что у нас много вопросов — (смеется) — оба подняты руки — это просто, чтобы немного поговорить о следах Китая в Африке.ГЭВИН: Конечно. Итак, я абсолютно согласен с тем, что Африканская континентальная зона свободной торговли — это действительно невероятно многообещающий шаг вперед для экономической интеграции Африки, который, как вы знаете, является убедительным во многих отношениях. Я думаю, например, об очень актуальной теме фармацевтического производства, верно. А между Зоной свободной торговли и созданием Африканского агентства по лекарственным средствам, верно, которое должно помочь гармонизировать нормативные стандарты для фармацевтических препаратов и медицинского оборудования на всем континенте, инвестиции кажутся намного более привлекательными, верно, когда вы смотрите на многое. более крупные рынки, чем может предоставить любая страна, даже такой гигант, как Нигерия.Так что я думаю, что здесь есть огромный потенциал. Я вернусь к тому, что я сказал ранее, а именно, что даже с этими позитивными шагами, верно, будет действительно важно, чтобы части мира и безопасности начали двигаться в правильном направлении, потому что это очень … вы знаете, я бы сказал это . Американские инвесторы уже довольно плохо оценивают риски в Африке, и на фоне нестабильности эта ситуация не улучшится, да, и во многих случаях это делает данную инвестиционную возможность или возможность партнерства слишком рискованными для многих.Итак, вы знаете, просто невозможно избавиться от этих опасений. Но полностью согласен с тем, что это захватывающее событие. Если бы мир не был захвачен COVID, я думаю, мы бы говорили об этом гораздо больше. Что касается Китая, вы знаете, китайское взаимодействие на континенте — это факт жизни, который существует очень давно и никуда не денется. Это экономический, политический, все более и более культурный характер, и я думаю, вы знаете, что для такого государства, как Китай, которое стремится стать крупной мировой державой, это вполне предсказуемо и понятно.Считаю ли я, что есть некоторые способы, при которых китайские инвестиции и участие не всегда выгодны африканским государствам? Я делаю. Меня, конечно, беспокоит то, как Китай иногда использует свое влияние для обеспечения африканской поддержки позиций Китая, которые кажутся противоречащими заявленным ценностям в документах Африканского союза и других документах, и меня беспокоит прозрачность некоторых договоренностей. У меня также есть опасения по поводу некоторых технических стандартов и просто своего рода игры за техническое превосходство, которая, возможно, не ставит интересы африканцев в области кибербезопасности в качестве главного приоритета.С учетом всего сказанного, я думаю, что для Соединенных Штатов действительно важно, вы знаете, понять, что нет … ничего нельзя получить, постоянно очерняя участие Китая, некоторые из которых были невероятно полезны для африканских государств, жаждущих, в частности, финансирования. по крупным инфраструктурным проектам, и, вы знаете, это факт жизни, с которым мы все должны научиться иметь дело. Я действительно думаю, знаете ли, существует некоторая естественная напряженность между ориентацией администрации Байдена на демократию, верно, и очень явными и преднамеренными усилиями Китая представить иную модель, и я не думаю, что U.С. нужно уклоняться от этого или делать вид, что этих различий не существует. Но я действительно считаю невероятно бесполезным формулировать всю политику США так, будто она направлена ​​на противодействие Китаю, а не на поиск этих областей на диаграмме Венна, как вы знаете, этих совпадений африканских интересов и интересов США, и совместная работа над ними. их. ФАСКИАНОС: Спасибо. Я пойду рядом с Анной Ндумби, доктором философии. кандидат Университета Южного Миссисипи. Пожалуйста, включите звук.В: Большое спасибо. Я очень ценю презентацию. У меня небольшой вопрос относительно Демократической Республики Конго, которая находится в центре Африки. Около трех лет назад к власти пришел новый президент по имени Феликс Тшисекеди, и он решил принять закон, согласно которому все среднее образование должно быть бесплатным, потому что, очевидно, в Африке школы не бесплатные. И я лично думаю, что, возможно, это было не совсем так — это было то, что им, вероятно, следовало подумать, прежде чем принимать закон.В результате у вас есть классы, где было около двадцати студентов, а теперь в одном классе может быть более сотни студентов, верно. Итак, мы заговорили о пандемии. Когда COVID поразил, многие школы были закрыты. Они были закрыты на долгое время, и если вы посмотрите на многие школы в Африке, у них нет возможности раздать, может быть, ноутбуки или что-то в этом роде, чтобы помочь ученикам продолжить учебу дома. Таким образом, в результате вы видите много детей, которые действительно ниже того, чем они должны быть, ниже среднего, когда дело доходит до образования, и мой вопрос в связи с этим заключается в том, где мы видим будущее, если, возможно, иметь международную организацию. (s) или Соединенные Штаты вмешиваются, потому что будущее не выглядит светлым, когда мы смотрим на образование вместе с детьми или молодежью.Как Организация Объединенных Наций или, возможно, другие международные организации могут помочь, особенно в том, что произошло во время COVID, в будущем? Каким будет будущее Африки? И я больше говорю от имени Демократической Республики Конго. Как некоммерческие организации или Соединенные Штаты могут вмешаться и помочь в этом вопросе? ГАВИН: Что ж, спасибо за это, и я немного следил за этим, потому что это было интересное и своего рода яркое обещание и инициатива со стороны президента Tshisekedi, и я думаю, что было разочаровывающим видеть, что некоторые из Как вы знаете, государственный бюджет, который должен был быть выделен на это, похоже, попал на счета нескольких частных лиц.Но я думаю, что, вы знаете, основной вывод, который вы подчеркиваете, заключается в том, что в ДРК, но также и на всем африканском континенте, верно, есть огромное количество молодых людей. Это самый молодой регион мира. И если вы посмотрите исторически на то, как другие части мира справлялись с молодежным всплеском, верно, инвестирование в этот человеческий капитал, чтобы он мог быть движущей силой инноваций, а экономический рост был действительно мощным инструментом трансформации — например, , в Азии.И поэтому я определенно думаю, что вы сейчас знаете что-то действительно важное о приоритетах инвестирования в молодых людей и их возможности, и вы абсолютно правы в том, что сбои, связанные с пандемией, во многих случаях больше всего ложатся на детей. Знаете, как с этим справиться, я думаю, это своего рода … вы знаете, я не могу разработать программу в данный момент, я буду честен с вами. Но я думаю, что вы абсолютно правы, это невероятно важный и слишком часто упускаемый из виду приоритет.Вы знаете, на континенте было несколько интересных инноваций в сфере образования, но они слишком часто были небольшими, не масштабируемыми, а потребность в них невероятно велика. Но и здесь я снова буду побитым рекордом. Мы действительно должны вернуться к этому вопросу, что мир и безопасность имеют значение, верно. Детям очень и очень трудно получить стабильное образование, которое предоставит им возможности в условиях отсутствия безопасности, что для многих детей в восточном Конго по-прежнему актуально. ФАСКИАНОС: Хорошо.У нас осталось три минуты. Я собираюсь — и так много вопросов, и я прошу прощения, что мы не сможем связаться со всеми вами. Итак, я собираюсь задать последний вопрос Калебу Саннару. Q: Привет. да. Спасибо, что присоединились к нам сегодня, посол Гэвин. Как они сказали, меня зовут Калеб Саннер. Я студентка Висконсинского университета в Уайтуотере. У меня вопрос в связи с соглашениями Авраама: администрация Трампа подписала соглашение с Марокко о признании суверенитета Марокко над Западной Сахарой.После этого возникли некоторые разногласия на южной территории, контролируемой ООН, МООНРЗС и Фронтом ПОЛИСАРИО, внешним правительством Сахары, которое в конечном итоге снова объявило войну Марокко, возобновив войну, начатую девятнадцать лет назад. У меня вопрос: какова политика администрации Байдена по этому поводу? ГЭВИН: Отличный вопрос. Репортеры тоже задают этот вопрос, и администрация, соблюдая строгую дисциплину в отношении сообщений, продолжает утверждать, что они поддерживают усилия ООН.И поэтому всякий раз, когда они спрашивают, собираетесь ли вы пересмотреть это решение о признании суверенитета Марокко в Западной Сахаре, они отвечают не тем, что отвечают на этот вопрос, а тем, что поддерживают усилия ООН. Так что это все, что я могу вам сообщить по этому поводу. ФАСКИАНОС: Спасибо. Что ж, наше время подошло к концу. Итак, посол Гэвин, большое спасибо за то, что были с нами, и, еще раз, всем вам за ваши фантастические вопросы, и я прошу прощения за то, что не смог связаться со всеми вами.Но нам придется продолжать проводить вебинары по этой важной теме и копаться немного глубже. Таким образом, в следующем месяце мы объявим академический состав на зиму и весну в нашем академическом бюллетене. Это последний вебинар в этом семестре. Удачи вам с выпускными экзаменами (смеется), выставлением оценок, сдачей экзаменов и всем остальным. Я знаю, что это очень напряженное и напряженное время, когда пандемия накладывается на все это. Если вы еще не подписались на бюллетень, вы можете сделать это, отправив нам письмо по адресу [адрес электронной почты защищен]. Следите за нами в Twitter по адресу @CFR_Academic.И, конечно же, посетите CFR.org, ForeignAffairs.com и ThinkGlobalHealth.org, где вы найдете новые исследования и анализ глобальных проблем. Вы можете увидеть на CFR.org последний пост Мишель об Африке — сообщения в блоге, так что вам тоже стоит подписаться на нее. Так что еще раз спасибо. Спасибо всем и счастливых праздников, и мы с нетерпением ждем встречи в 2022 году. .

Отставить комментарий

Обязательные для заполнения поля отмечены*