Что такое венчурное инвестирование: «Методические материалы по ежегодной отчетности о реализации программ инновационного развития акционерных обществ с государственным участием, государственных корпораций, государственных компаний и федеральных государственных унитарных предприятий» (одобрены решением Межведомственной рабочей группы по реализации приоритетов инновационного развития президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России, протокол от 27.02.2018 N 1) (ред. от 21.12.2020)

Содержание

Что же такое венчурное финансирование?

| Поделиться В последнее время венчурному финансированию в нашей стране уделяется существенно больше внимания, чем полтора-два года назад. Однако специальных русскоязычных материалов1 по этой тематике не только крайне мало, но все они малотиражные, что отнюдь не способствует взаимопониманию в сообществе инвесторов, соискателей и государственных чиновников, ответственных за создание условий для развития этого сектора экономики. Тому, что такое «венчурное финансирование», и посвящен наш материал. Хотя существует множество определений того, что такое венчурное финансирование, но все они так или иначе сводятся к его функциональной задаче — способствовать росту конкретного бизнеса путем предоставления определенной суммы денежных средств в обмен на долю в уставном капитале или некий пакет акций.

Основной принцип

Венчурный капиталист, стоящий во главе фонда или компании, не вкладывает собственные средства в компании, акции которых он приобретает. Венчурный капиталист — это посредник между синдицированными (коллективными) инвесторами и предпринимателем. В этом заключается одна из самых принципиальных особенностей этого типа инвестирования. С одной стороны, венчурный капиталист самостоятельно принимает решение о выборе того или иного объекта для внесения инвестиций, участвует в работе совета директоров и всячески способствует росту и расширению бизнеса этой компании. С другой — окончательное решение о производстве инвестиций принимает инвестиционный комитет, представляющий интересы инвесторов. В конечном итоге, получаемая венчурным инвестором прибыль принадлежит только инвесторам, а не ему лично. Он имеет право рассчитывать только на часть этой прибыли.

Эти принципы были заложены еще на начальном этапе становления венчурного капитала отцами-основателями этого бизнеса — Томом Перкинсом, Юджином Клейнером, Франком Кофилдом, Бруком Байерсом и др. В 50–60 гг. они разработали новые основополагающие концепции организации финансирования — создание партнерств в виде венчурных фондов, сбор денег у партнеров с ограниченной ответственностью и установление правил защиты их интересов, использование статуса генерального партнера. Такое организационное оформление инвестиционного процесса явилось новаторским для Америки середины XX века и создавало очень весомое конкурентное преимущество.

Сам Том Перкинс так описывал этот процесс: «Оглядываясь назад, я думаю, то, что мы тогда изобрели, было правильным. Прежде всего, мы всегда помнили и отдавали себе отчет в том, что наши партнеры с ограниченной ответственностью были источником наших капиталов, поэтому мы изначально разработали ряд правил, которые защищали их интересы. Например, вплоть до сегодняшнего дня ни один генеральный партнер не может иметь личных инвестиций в компании, в которой могут быть заинтересованы партнеры, даже в том случае, если со временем они отказываются от нее. Этот принцип гарантирует, что конфликта между нашими личными интересами и нашими интересами как партнеров не возникнет. Даже в том случае, когда кто-либо из нас, как член совета директоров, по льготной цене имеет возможность приобрести часть акций, мы обязаны передать их нашим партнерам, чтобы они также могли извлечь из этого пользу. Кроме того, в отличие от других венчурных фондов, мы никогда не реинвестировали прибыль. Вся прибыль немедленно распределялась между нашим партнерам с ограниченной ответственностью, и, таким образом, все наши фонды прекращали свое существование. Нашим инвесторам это пришлось по душе. Еще одним принципом было то, что вновь создаваемые фонды не имели право инвестировать в те компании, куда вкладывали деньги наши более ранние фонды…».

2

Организационная структура венчурного института

Эти принципы сохраняются в основном неизменными и по сей день. Организационная структура типичного венчурного института выглядит следующим образом. Он может быть образован либо как самостоятельная компания, либо существовать в качестве незарегистрированного образования как ограниченное партнерство (нечто вроде «полного» или «коммандитного» товарищества, использую российскую юридическую терминологию). В некоторых странах под термином «фонд» (Fund) понимают скорее ассоциацию партнеров, а не компанию, как таковую. Директора и управленческий персонал фонда могут быть наняты как самим фондом, так и отдельной «управляющей компанией» (Management Company) или управляющим (Fund Manager), оказывающим свои услуги фонду. Управляющая компания, как правило, имеет право на ежегодную компенсацию (Management Charge или Fee), обычно составляющую до 2,5% от первоначальных обязательств инвесторов (Investor’s Initial Commitments). Кроме того, управляющая компания или частные лица, сотрудники управленческого штата, равно как и генеральный партнер (General Partner) могут рассчитывать на так называемый «Carried Interest» — процент от прибыли фонда, обычно достигающий 20%. Чаще всего этот процент не выплачивается до тех пор, пока инвесторам не будут полностью возмещены суммы их инвестиций в фонд, и, кроме того, заранее оговоренный возврат на их инвестиции (Hurdle).

В случае создания ограниченного партнерства (Limited Partnership) основатели фонда и инвесторы являются партнерами с ограниченной ответственностью (Limited Partners). Генеральный партнер в этом случае отвечает за управление фондом или осуществляет функции контроля за работой управляющего. Ограниченное партнерство свободно от налогообложения (Tax Transparent). Это означает, что оно не является объектом налогообложения, а его участники должны платить все те же налоги, какие они заплатили бы, если бы принадлежащий им доход или прибыль поступали непосредственно от тех компаний, куда они самостоятельно вкладывали свои средства.

Создание новых венчурных фондов, несмотря на более чем тридцатилетний опыт деятельности венчурного капитала, продолжает оставаться достаточно сложной проблемой для всего мира, прежде всего — вследствие несовершенства национальных законодательств как новых, так и развитых рынков капитала. В некоторых странах Европы, в частности в Великобритании, Нидерландах, Франции и др., национальные законодательства достаточно приспособлены для создания и функционирования венчурных структур. В других инвесторам приходится использовать зарубежные юридические структуры. И, тем не менее, практически повсеместно принятая практика — регистрация как фондов, так и управляющих компаний в оффшорных зонах (Tax Heavens). Это позволяет максимально упростить процедуру оформления и помогает избегать сложных вопросов, связанных с двойным налогообложением доходов и прибыли. Ниже приведена схема движения капитала в венчурный фонд и распределения дохода между инвесторами и управляющими фондом.

3

Схема движения капитала в венчурный фонд
и распределения дохода между инвесторами и управляющими фондом3

Наиболее распространенными организационно-юридическими формами для венчурных институтов являются англо-американская модель партнерства с ограниченной ответственностью (Limited Liability Partnership) и континентальная модель параллельного инвестирования, во многом схожая с формой партнерства с ограниченной ответственностью, распространенная в странах Бенилюкса (CV — Commanditaire Vennootschap).

4

Другими организационно-правовыми формами венчурных институтов и инвестиционных схем в некоторых развитых странах Запада являются следующие (см. таблицу).

Что сегодня понимают под TestOps

Интеграция

Другие организационно-правовые формы
венчурных институтов и инвестиционных схем

Страна Организационно-правовая форма
Великобритания Venture Capital Trust
Enterprise Investment Scheme
Venture Capital Scheme
Small Firms Loans Guarantee Scheme
Business Expansion Scheme
Франция Societe de Capital Risque
Fonds Commune de Placement A Risques
Fonds Commune de Placement Dans L’Innovation
Германия Unternehmensbetelligungsgesellschaften
Испания
Sociedades de Capital Riesgo
Fondos de Capital Riesgo

Сбор средств, источники и размеры фондов

Процесс формирования венчурного фонда носит название «сбор средств» (Fundraising). Специализация на рынке капитала потребовала появления профессионалов, специализирующихся на управлении деньгами, им не принадлежащими (Other People Money). Для принятия инвесторами решения об инвестиции в какой-либо венчурный фонд они хотели бы получить ответ на следующий вопрос: почему имеет смысл вкладывать деньги именно в данный фонд. (Предполагается, что эти люди не испытывают недостатка в предложениях подобного рода.) Чтобы обеспечить их подробной информацией, учредители фондов на начальном этапе выпускают меморандум (Placement Memorandum), где подробно описаны цели и задачи фонда, специфические условия его организации и предпочтения.

Традиционные источники формирования инвестиционных фондов на Западе — средства частных инвесторов (Business Angels), инвестиционные институты (Corporate Investors), пенсионные фонды (Pension Funds), страховые компании (Insurance Companies), различные правительственные агентства и международные организации.

Размеры фондов колеблются от нескольких миллионов до нескольких сот миллионов долларов. Различаются две основных формы инвестиционных фондов: закрытые (Closed-end) и открытые (Open-end) фонды. В закрытых фондах после сбора средств образуется замкнутая группа инвесторов. В открытых фондах (какими являются, например, взаимные фонды (Mutual Funds)) менеджеры соглашаются выкупать обратно любые акции по открыто публикуемой чистой стоимости на текущий день (Net Assets Value). Этот вид фондов не ограничен какой-либо определенной суммой — они растут в зависимости от того, вкладывают инвесторы дополнительно в них средства или, наоборот, изымают. Закрытые венчурные фонды существуют 5 — 10 лет. Этот срок в мировой практике считается вполне достаточным для достижения инвестируемой компанией удовлетворительного роста и, соответственно, обеспечения инвесторам приемлемого уровня возврата на инвестицию. За первые два-три года существования фонда его средства должны быть полностью использованы, т.е. собраны в фонд и распределены в виде инвестиций. Тем не менее, фонд официально прекращает свое существование лишь после того, как инвесторы возместят внесенные в него средства и получают дополнительный возврат на инвестицию. Поэтому, при создании фонда его инициаторы обычно указывают в «Меморандуме о размещении», что срок существования фонда составляет, например, 10 лет плюс 2 года — срок, резервируемый управляющими фондом для полной реализации (выхода) инвестированных компаний.

После полного закрытия, то есть завершения сбора средств (Fund Closing) венчурного фонда, собственно, и начинается сам процесс «венчурования» (Venturing) — практическая работа по поиску, нахождению, выбору, оценке и вхождению в инвестируемую компанию. Венчурные инвесторы по определению — люди, готовые идти на риск. Иногда — даже на очень большой риск. Британская Ассоциация Венчурного Капитала именно так и формулирует свое кредо: «Венчурный капитал ищет риск. Венчурные капиталисты, скорее, сознательно готовы принимать риск, но отнюдь не ищут его. Правильная оценка соотношения риска и вознаграждения — скорее искусство, чем профессия. «Я уже шестнадцать лет в этом бизнесе и, должен признаться, сейчас я еще меньше понимаю, какие факторы приводят к успеху, чем это было в мой первый год работы», — признавался Дэвид Маркварт, генеральный партнер Technology Venture Investors.5

Следующий материал будет посвящен тому, как работают венчурные инвесторы и существующим различиям между понятиями «venture capital» и «private equity», которые используют профессионалы на развитых рынках капитала и в России

Павел Гулькин * / CNews.ru


  1. В июле 2003 г. венчурной индустрии в России исполняется десять лет. В преддверии этого юбилея 5 июня в Санкт-Петербурге в Фонде «Центр стратегических разработок «Северо-Запад» прошла презентация книги Павла Гулькина «Венчурные и прямые частные инвестиции в России: теория и десятилетие практики», главы из которой любезно предоставлены автором для публикации на CNews.ru. С предыдущими материалами можно познакомиться здесь.
  2. The Red Herring, Issue 9
  3. Constantin Christofidis, Olover Debande «Financing Innovative Firms Through Venture Capital», European Investment Bank, February 2001, p. 10
  4. П. Гулькин «Международный опыт оформления венчурной деятельности», в сб. «Венчурное инвестирование в России. (Юридические аспекты)», РАВИ, 2001
  5. Stanford Business Magazine. ISSN 0883–265X
  6. * Павел Германович Гулькин — директор Аналитического центра «Альпари СПб», Эксперт Фонда «Центр стратегических разработок «Северо-Запад».

В поисках стартапов: каково будущее корпоративных венчурных инвестиций

В США корпоративное венчурное инвестирование (CVC) как явление существует уже более ста лет: первым знаковым событием в этом сегменте считаются инвестиции американской химической компании DuPont в автомобильный стартап под названием General Motors в 1914 году. С тех пор рынок прошел уже несколько волн роста, последнюю из которых мы наблюдаем сейчас: согласно данным CB Insights, с 2014 года количество сделок в формате CVC выросло более чем в два раза, а в деньгах сегмент прибавил более чем втрое. Однако, несмотря на текущую популярность CVC в целом и корпоративных акселераторов в частности, с точки зрения интересов самих стартапов, они зарекомендовали себя хуже, чем классические венчурные инструменты: есть исследование, согласно которому участие стартапа в корпоративном акселераторе снижает вероятность его успеха с 11% до 8%. Учитывая, что 90% стартапов проваливаются, это значимая разница.

Стартап под ключ

Все это постепенно привело к появлению новой модели взаимодействия между стартапом и корпорацией — венчурной студии.

Хотя венчурные студии могут несколько отличаться друг от друга, у них есть две ключевые особенности:

Реклама на Forbes

  1. Студии работают со стартапами уже на стадии идеи и проходят с основателем весь путь от подтверждения ценности гипотезы до работающего продукта;
  2. Если задача акселератора — прокачать как можно больше проектов в сжатые сроки в обмен на небольшую долю (в среднем 3-7%), то студии сосредоточены на более длительной и всесторонней поддержке небольшого количества стартапов, но и их доля в проекте будет существенно больше.

Сейчас одной из крупнейших в мире венчурных студий является Rainmaking Venture Studio, часть инкубатора Rainmaking с офисами на четырех континентах. У них есть несколько отличительных особенностей, которые вы не встретите, пожалуй, больше ни у одной компании из этой сферы. Прежде всего, студия не берет деньги за создание стартапа — вместо этого она инвестирует в него собственные средства вместе с корпорацией, выступая в качестве равноправного партнера. Как объясняет глава студии Джордан Шлипф, такой подход обеспечивает более эффективное использование средств, поскольку стороны несут равные риски и понимают, что от их вовлеченности зависит успех всего предприятия.

Вторая особенность основана на том, что успех будущего стартапа будет во многом зависеть от нерыночных преимуществ (доступ к клиентской базе, арендные площади, логистика), которые может дать ему корпорация. Именно поэтому решение о запуске стартапа всегда основано на наличии этих преимуществ и готовности партнера обеспечить к ним доступ.

Влететь в стену на полном ходу: как венчурные инвестиции могут навредить вашему бизнесу

И последний пункт — управление стартапом и продажа. Rainmaking руководят деятельностью нового предприятия в течение первых четырех-пяти лет, что свойственно также и классическим венчурным фондам. Разница лишь в том, что по истечении этого периода студия «выходит» из стартапа, продавая свою долю самой корпорации и никому больше. Именно к этому моменту бизнес стартапа уже отлажен и готов к масштабированию; при этом доля корпорации в нем может доходить до 90%, что даст ей возможность пожинать плоды быстро растущей выручки. Таким образом венчурная студия проводит проект через самый рисковый этап — от создания до раунда А или В.

Российский опыт

После кризиса 2014 года количество CVC в России начало расти, что во многом было связано с резким снижением числа зарубежных инвесторов, а также уходом с рынка части российских классических венчурных игроков. По данным Российской венчурной компании, в 2018 году в сегменте CVC было совершено 77 сделок, а в 2019 году — уже 133.

Параллельно растет и количество корпоративных акселераторов: в 2019 году их количество увеличилось почти вдвое по сравнению с 2018 годом.

«Рынок побил рекорд всех времен»: венчурные итоги 2020 года

Тем не менее, оснований полагать, что CVC в России окажется успешнее, чем на Западе, пока нет: наш рынок почти на сотню лет моложе, ни одной большой истории успеха в этом сегменте пока не наблюдалось, а в инвестиционных отделах корпораций редко работают люди, обладающие именно венчурным бэкграундом. Тем более рискованным предприятием представляется запуск корпоративного акселератора: без соответствующей экспертизы, трекеров, методологии он, вероятнее всего, обречен на провал.

Надо понимать, что под «большими историями успеха» подразумевается ситуация, когда корпорация инвестировала деньги в какой-то внешний проект, который затем «выстрелил». Если говорить о запуске продуктов внутри корпорации, то таких кейсов на рынке уже достаточно много, однако все они относятся к небольшому числу компаний вроде Сбербанка или «Яндекса», в которых культура внутреннего предпринимательства выстраивалась годами. В итоге, за редким исключением, все сводится к тем же проблемам, которые мешают развиваться CVC на западных рынках: низкая вовлеченность топ-менеджмента, забюрократизированность, отсутствие lean-методологии и грамотной работы с мотивацией.

И здесь мы вновь возвращаемся к модели венчурной студии. Для российского рынка этот формат действительно новый — на данный момент есть ADV LaunchPad, Digital Horizon, Admitad и еще ряд игроков, в основном появившиеся в последние два-три года. При этом модель, в рамках которой ты играешь вдолгую, развивая стартап с нуля и в итоге получая в нем бóльшую долю, в наших реалиях представляется достаточно хорошей альтернативой акселераторам и венчурным фондам. Ведь они, как уже было сказано выше, инвестируют в большое количество проектов, рассчитывая найти среди них один, который в итоге окупит все инвестиции — а учитывая размер сделок на нашем рынке, такой бизнес кажется куда более рискованным, чем бизнес их западных коллег.

Пока что венчурные студии в России мало работают с корпорациями, однако мы видим большой интерес к этой модели среди корпораций, у которых акселераторы и поиск стартапов не увенчались успехом, и я уверен, что российские студии неизбежно придут к работе в сегменте CVC. А приживется ли у нас больше модель создания стартапа «под заказчика» или же совместное инвестирование — покажет время.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Самолет на водородном топливе и конструктор шаурмы: стартапы, за которыми нужно следить в 2021 году

8 фото

Венчурное инвестирование в Кыргызской Республике

Венчурное инвестирование в Кыргызской Республике

Министерство экономики Кыргызской Республики в целях развития национальной экономики и улучшения благосостояния жителей нашей Республики сообщает о начале разработки нормативных правовых актов в части регулирования венчурного инвестирования. На данный момент отношения, связанные с венчурным инвестированием, законодательно не урегулированы. Имеются риски, связанные в первую очередь с защитой физических и юридических лиц при сотрудничестве с венчурными инвесторами. Законодательное закрепление особенностей венчурного инвестирования позволит внутренним и внешним инвесторам вкладывать ресурсы в перспективные стартап-проекты, инновационные технологии.

Венчурное инвестирование – это инвестиции, предназначенные для финансирования новых (стартап) или растущих компаний. Своё начало венчурное инвестирование получило в США. Вклад США в инновации очень высок и многие страны последовали опыту США, начали создавать условия для развития венчурного инвестирования. Благодаря участию венчурных инвестиций в развитии национальной экономики появляется возможность создания современных конкурентоспособных производств и обеспечивается быстрый и эффективный синтез между наукой и реальным сектором экономики. Объектами венчурного инвестирования являются стартапы. Стартап – это новый проект, основанный на революционных инновациях, предназначением которого является решение конкретной проблемы.

Успешный рост экономики Кыргызской Республики в современных условиях невозможен без использования и повсеместного внедрения инновационных технологий. Анализ мирового опыта, в том числе опыта стран СНГ, однозначно показывает, что стабильный экономический рост возможен только при использовании современных научно-технических достижений. Создание инновационной экономики послужит предпосылкой становления конкурентоспособной экономики. В соответствии с этим особое внимание в государственной политике должно уделяться инвестиционному развитию, в частности, венчурному инвестированию в экономику. Особенностью венчурного инвестирования как раз является внедрение инноваций в производственный процесс, когда огромный спектр научных идей воплощается в реальную жизнь. 

Для справки: Глобальная стартап-экономика создаёт почти 3 триллиона долларов в стоимости, что сопоставимо с ВВП экономики Большой семерки (G7). Семь из 10 крупнейших компаний мира работают в сфере технологий — это самая высокая концентрация среди ведущих мировых компаний среди всех отраслевых секторов, — а в 2019 году венчурные инвестиции по всему миру составили около 300 миллиардов долларов.

Министерство заинтересовано в вовлечении гражданского общества, заинтересованных граждан для разработки  проекта Закона Кыргызской Республики в части регулирования венчурного инвестирования. Предложения можете направлять на электронную почту [email protected]

Развитие венчурной индустрии в России (Краевский И.С.) / Экономика, предпринимательство и право / № 3, 2011

 Скачать PDF | Загрузок: 2 | Цитирований: 6

Статья в журнале

Экономика, предпринимательство и право
№ 3 (3), Март 2011

Цитировать:
Краевский И.С. Развитие венчурной индустрии в России // Экономика, предпринимательство и право. – 2011. – Том 1. – № 3. – С. 3-11.

Эта статья проиндексирована РИНЦ, см. https://elibrary.ru/item.asp?id=16535661
Цитирований: 6 по состоянию на 10.03.2020

Аннотация:
В статье представлен обзор российских венчурных фондов и их классификация. Автором проведен анализ их формирования и механизмов финансирования проектов в сфере высоких технологий.

Ключевые слова: высокие технологии, венчурный фонд, венчурное финансирование, стартап, инновационно активные предприятия

Источники:

1. Материал Российской Ассоциации прямого и венчурного инвестирования (РАВИ).
2. Фирсов В. Организационные формы венчурного предпринимательства // Экономист. – 1994. — № 6. – С. 93.
3. Венчурное инвестирование в России (юридические аспекты). Материалы к обсуждению. СПб.: РАВИ, 2001.
4. Зименков Р. Прямые инвестиции США в экономике России // Инвестиции в России. — 2004. — № 2. – С.10; — № 3. – С. 3.
5. Горский А.И. Фонды венчурного инвестирования в России // Финансы. — 2002. — № 6. – С. 71.
6. Российская венчурная ярмарка – первые успехи. Оргкомитет российской венчурной ярмарки // Рынок ценных бумаг. — 2002. — № 16.
7. Белая книга. Приоритеты для прямого инвестирования в России. СПб.: РАВИ, 2000.
8. Евдокимов Е., Антонова Е. Венчурный бизнес России в 2003 – 2004 гг. // Рынок ценных бумаг. — 2004. — № 20. — С. 18.
9. Гулькин П. Венчурное инвестирование в России: первопроходцы в выигрыше! Возникновение венчурной индустрии в России // Рынок ценных бумаг. — 2003. — № 6.
10. Хартфорд Д. Как работать с венчурным капиталистом / Англо-русский словарь венчурного инвестирования. СПб.: РАВИ, 2001.
11. Материал Департамента корпоративного управления Министерства экономического развития и торговли РФ.
12. Материалы шестнадцатого заседания Совета по развитию малого и среднего предпринимательства при Председателе Совета Федерации.

Страница обновлена: 02.12.2020 в 15:34:24

Что такое венчурное финансирование | WADLINE

Основные сведения

Венчурное финансирование — это вложение денежных средств в открывающийся бизнес. Как правило, речь идет о компаниях, занимающихся высокотехнологичными и инновационными проектами. Нельзя сказать, что данный вид инвестирования охватывает исключительно современные технологии и стартапы.
Данное направление может охватывать, к примеру, ресторанный бизнес. Просто сегодня особое распространение получило венчурное финансирование именно в современные технологии. В качестве наиболее популярных проектов можно выделить: Yahoo, Apple, Google.
Данная деятельность считается достаточно «молодой». Возник этот вид инвестирования в 50-х годах прошлого века. И сегодня он стремительно набирает обороты.

Венчурный фонд — что это?

Это организация, которая аккумулирует финансовые средства. Она занимается инвестированием в наиболее привлекательные проекты. Подготовленные специалисты вкладывают в бизнес-проекты на самом старте. Их основная задача заключается в получении прибыли. Обращаться к таким фондам могут страховщики, крупные корпорации, банки.

Венчурный фонд не может работать вечно. Он создается не определенный период времени. Обычно это 5-6 лет. Такие организации могут иметь узкую направленность. Некоторые работают только с промышленностью или строительством. Прочие пытаются охватить как можно больше сфер. При выборе проекта специалисты обращают внимание на несколько критериев:
инновационность;
возможность использования различных ноу-хау для дальнейшего развития предприятия;
перспектива охватить широкий сегмент рынка.
Венчурным фондом занимается управляющая компания. Она является посредником между инвестором и предпринимателем. Естественно, она рассчитывает получить часть прибыли от такого взаимодействия.
Специфические особенности венчурного инвестирования
Многие инвесторы не только вкладывают свои средства в новые компании. Часто они составляют еще и бизнес-план. Именно поэтому в качестве инвесторов часто выступают люди, имеющие большой опыт и связи в предпринимательстве.
Финансирование осуществляется исключительно на начальных стадиях развития организации. Вкладчик может возвратить вложенные деньги только после завершения оговоренного периода. Прибыль берется за счет роста курса акций. Как правило, срок инвестирования составляет 2-5 лет. Когда данный период заканчивается, акции продаются, а все вкладчики получают свои деньги.
Венчурное инвестирование связано с серьезными рисками. При этом, если бизнес окажется успешным, то вкладчик получит существенную прибыль.

Основные стадии венчурного инвестирования

Начинается все с поиска подходящего инновационного проекта. Все они тщательно просматриваются и анализируются. Выбираются наиболее перспективные из них. Далее составляется бизнес-план. Если все нормально, то можно составлять инвестиционный договор. Инвестор предоставляет различную помощь (накопленный опыт, деловые связи). После завершения определенного срока клиент просто продает свои акции развившегося бизнеса и получает прибыль.

Основные стадии развития проекта с венчурным инвестированием

  • Посевная стадия. На данном этапе инвестор вкладывается в компанию, у которой пока нет какого-либо конкретного предложения. Но у нее есть интересные идеи. На данном этапе происходит создание проекта.
  • Стартап. На этой стадии предприятие уже представило продукт в пилотной версии. Продолжается процесс его тестирования.
  • Ранняя стадия. Продукт или услуга уже готовы. Ведется подготовка к его выводу на массовый рынок.
  • Стадия расширения. Продажи уже начались, руководители думают о том, как увеличить число покупателей.
  • Поздняя стадия. Компания развивается и становится большой публичной организацией.

Инновационных проектов не так уж и много, узнать о них достаточно сложно. Достаточно много тех, кто пытается всячески обмануть, предлагая «воздух». Проблема заключается в защите интеллектуальной собственности.
В России не так уж и много венчурных фондов. Практически нет квалифицированных управляющих. Те, кто работают в данной сфере, зачастую не хотят связываться с обычными людьми.

Венчурное финансирование в отечественных реалиях не может развиваться из-за проблем в налоговой сфере. Она не стимулирует предпринимателей вкладывать свои деньги в различные фонды. Без существенных изменений в законодательстве ожидать развития данной отрасли не получится.

Венчурное инвестирование

Венчурное инвестирование — инвестирование в рискованные проекты. Например инвестиция в технологические проекты или интернет стартапы является венчурной. Venture в переводе с английского означает “риск”, поэтому любая рискованная инвестиция является венчурной.

 

 

Родиной венчурного инвестирования принято считать США. Не удивительно, что первые венчурные инвестиции были сделаны в высокотехнологичные компании, ведь венчурные инвестиции являются детищем Силиконовой долины. Венчурный бизнес является сравнительно новым термином для отечественной экономической практики, несмотря на то, что проблема развития венчурного инвестирования рассматривалась учеными еще в середине с 80-х. В условиях сегодняшнего дня в стране важной задачей является поиск нетрадиционных путей инвестирования новых разработок. Одним из возможных направлений решения этой проблемы может быть развитие венчурной индустрии. Мировой опыт свидетельствует, что страны, которые последовательно обеспечивают непрерывный и качественный трансферт научных знаний в новые технологии и изделия, получают значительные преимущества в обеспечении устойчивых темпов прогрессивного экономического развития. В свою очередь инновационное развитие предполагает привлечение венчурного капитала как необходимого атрибута. Венчурный капитал при определенных условиях может стать эффективным источником финансового обеспечения научных разработок и превращение их в конкурентоспособный продукт. Венчурный капитал не просто тесно связан с инновациями. Он является, в основном, критическим и основным фактором в инновационном процессе. Технологические революции, которые привели к трансформации целых отраслей экономики, возглавлялись фирмами с поддержкой венчурным капиталом. К примеру, были профинансированы венчурным капиталом крупные компании, что шли впереди каждого современного поколения компьютерных технологий (пк, программы и др.). Вообще, Рынок венчурного капитала принято делить на формальный (институциональный) и неформальный секторы. Более того, институциональный сектор представлен в основном фондами венчурного капитала, а другой — неформальный — индивидуальными инвесторами. Субъектами рынка венчкапитала (Venture Capital на английском) являются: 1) инвесторы венчурного капитала – юр- и физ- лица, оказывающие финансовые средства для рисковых вложений в компании; 2) компании венчурного капитала — те, что управляют средствами, полученными от инвесторов и размещающие их в различные инновационные проекты; 3) реципиенты рискового капитала — компании, которые финансируются венчурным капиталом. Венчурные предприниматели выступают в роли посредников между инвесторами и реципиентами рискового капитала. Непременным условием вложений является наличие инновационной идеи и эффективного менеджмента. Деятельность венчурного предпринимателя происходит по замкнутой схеме: сбор средств инвесторов — поиск соответствующих компаний и инвестиции в них — формирование добавленной стоимости компании — выход из компании и возврат денег инвесторам. К основным принципам венчурного финансирования следует отнести: диверсификацию риска между основными партнерами на основе широкого привлечения внешних инвесторов, поэтапность финансирования, опосредованное участие в капитале стартовых компаний, предоставление консалтинговых услуг. Учитывая существующий риск необходимо осознавать, что рационально использовать венчурное финансирование можно только в том случае, если вся ожидаемая доходность данного бизнеса достаточно высока (более 30%). Конечно, иногда бывает, что устанавливают следующие средние значения ожидаемой доходности в зависимости от направления инвестирования: венчурные программы — 30%, новая продукция — 30%, расширение функционирующего бизнеса — 15%, традиционная технология — 10%.

 

Крупнейшие венчурные инвесторы

 

Джон Дорр Один из самых известных венчурных инвесторов в мире. Он представляет компанию Kleiner Perkins Caufield & Byers. Он приложил свою руку к успеху таких компаний, как Google, Amazon, Sun Microsystems, Intuit и многих других. Дорр сегодня является наставником многих молодых инвесторов. Не так давно Джон Дорр появился на конференции Apple, посвященной среде разработки приложений для коммуникатора iPhone. Там инвестор заявил об открытие фонда iFund, в который он вложил 100 миллионов долларов. Фонд будет спонсировать наиболее талантливых разработчиков программного обеспечения для iPhone. Впрочем, основную перспективу Дорр видит уже не в IT, а в альтернативных источниках энергии. Он даже неоднократно заявлял, что намерен «выиграть войну против глобального потепления» (немудрено, если твоим другом является Альберт Гор) . Сейчас он уже инвестировал в такие компании, как Amyris (занимается вопросами создания биотоплива и борьбой против малярии), Bloom Energy (различные топливные элементы), Miasole (разработка батарей, работающих на солнечной энергии). Это самые интересные компании в портфеле Дорра, но далеко не все. Кроме инвестирования своих денег сегодня Дорр охотно обучает молодых венчурных инвесторов, занимается (оплачивает) исследованиями в области стволовых клеток, и активно ратует за новые реформы образования в США.

 

Майкл Мориц Основной конкурент Джона Дорра. До сих пор общественность не скрывает своего удивления насчет того, как молодым Сергею Брину и Ларри Пейджу удалось уговорить и Дорра и Моритца инвестировать вместе в их Google. Сегодня Моритц является владельцем компании Sequoia Capital. Интересно то, что Майкл не является американцем. Он родился в Уэльсе. Отучился в престижном Оксфорде, получив высшее образование учителя истории, а затем отправился в Америку зарабатывать миллиарды. И заработал. Основной капитал Моритц сколотил за счет IT-компаний. В свое время он инвестировал в Yahoo!, Paypal и Google.(при этом последняя принесла ему 15 млрд. долларов, при вложениях в 12,5 миллиона) Кроме этого Моритц в свое время продал компанию Atom Entertainment MTV за 200 миллионов, при вложениях в 90 млн. долларов. Конечно, как и у любого инвестора у Моритца были и неудачные проекты. Например, он в свое время вложил в компанию Red-Envelope 110 миллионов долларов. Сейчас, рыночная капитализация этой компании составляет всего 30 миллионов (на 2008 год, до кризиса). Весной 2007 года Майкл Моритц ушел из совета директоров компании Google. Он не намерен сидеть на месте:»Не имею ни малейшего понятия, что станет следующей большой идеей, но убежден, что кому-нибудь она обязательно придет в голову, — утверждает он. — Предпринимательство – это постоянное блуждание в полном тумане, и любой человек в нашем бизнесе, который утверждает обратное, вводит вас в заблуждение». Он продолжает искать новый Google.

 

Рэм Шрирэм Менее всех известен российской публике. В свое время был среди основоположников компании Netscape, представившей первый браузер для интернет. Участвовал в создании Amazon. Свой основной капитал Шрирэм сделал благодаря вложениям в Google. Основной объект внимания для Рэя – IT-компании. Сегодня он инвестирует в такие интернет-стартапы, как Mint, представляющий собой онлайн-сервис по управлению домашними (и не только) финансами, ChaepTrip – онлайновое бюро путешествий для жителей Индии, Xoom.in – некий аналог Flickr для жителей Индии. Вообще, Шрирэм не так давно купил еще и крупную мультипликационную компанию из Индии. На данный момент инвестор представляет компанию SHERPALO. Итак, теперь у вас должно сложится впечатление о том, что собой представляют венчурные инвестиционные фонды и бизнес-ангелы. Это хорошие помощники для бизнесменов, способные вдохнуть жизнь в проект. Главное, чтобы у вас была хорошая команда, идея и бизнес-план. И тогда все должно получиться.

Что такое венчурный капитал? | Банк Силиконовой Долины

Определение венчурного капитала

Венчурный капитал (ВК) обычно используется для поддержки стартапов и других предприятий с потенциалом значительного и быстрого роста. Финансирование предоставляется в обмен на акционерный капитал компании, и не ожидается, что он будет возвращен в соответствии с запланированным графиком в обычном смысле слова, как банковский заем. Вместо этого венчурные капиталисты обычно смотрят на долгосрочную перспективу и инвестируют в надежде, что они получат огромную прибыль, если компания будет приобретена или станет публичной.

Фирмы венчурного капитала получают деньги от партнеров с ограниченной ответственностью (LP), которые затем направляют в перспективные компании или даже более крупные венчурные фонды. Венчурные капиталисты обычно получают лишь миноритарную долю — 50% или меньше — при инвестировании в компании, также известные как портфельные компании, поскольку они становятся частью инвестиционного портфеля фирмы.

Венчурный капитал заполняет пустоту

Венчурное инвестирование по своей природе является рискованным и осуществляется до того, как компания станет публичной или, в компаниях на ранней стадии, даже до того, как компания получит установленный послужной список.Возможность больших потерь — даже всей инвестиции — учитывается в бизнес-модели венчурного капитала. Фактически венчурные капиталисты ожидают, что они потеряют деньги на большинстве инвестиций. Шансы получить «хоум-ран» и получить более чем 10-кратный доход от венчурных инвестиций невелики, и на их реализацию могут уйти годы. Расчет таков, что несколько очень успешных компаний могут выплатить дивиденды, которые в значительной степени компенсируют убытки.


Венчурный капитал — главный двигатель экономики…


Несмотря на большие шансы, венчурный капитал является основным двигателем экономики, который генерирует рост рабочих мест, стимулирует инновации и создает новые бизнес-модели, которые меняют мир.Финансирование венчурных капиталистов дает зарождающимся предприятиям и отраслям шанс на процветание. Они помогают воплотить идеи в жизнь и заполнить пустоту, которую оставляют рынки капитала и традиционный банковский долг из-за высокого риска, связанного с ограниченной производственной историей, отсутствием обеспечения и непроверенными бизнес-моделями. Фонды венчурного капитала играют особенно важную роль, когда компания начинает коммерциализировать свои инновации.

Привлечение венчурного капитала и инвестиции ведутся рекордными годами. Во многом это связано с переработкой ликвидности на очень активном рынке выхода, который стремится реинвестировать.Есть также нетрадиционные инвесторы, которые входят или значительно расширяют свое участие в венчурной сфере, включая частный капитал, корпоративные венчурные компании, хедж-фонды и суверенные фонды. По данным PitchBook, объемы ангельского, посевного и первого финансирования стремительно растут: в первом полугодии 2021 года через бизнес-ангелы и посевные сделки было инвестировано более 7 миллиардов долларов капитала, что превышает общую стоимость сделок за каждый год до 2017 года. *

* Источник: Отчет SVB о состоянии рынков за 3 квартал


Как работает венчурный капитал

Вначале компании часто «ускоряют» свою деятельность.Средства предоставляются основателем и друзьями и семьей основателя, которые хотят поддержать и, надеюсь, уверены в успехе молодой компании. Однако наступает момент, когда молодой компании необходимо масштабироваться, иногда на годы опережая прибыльность. На этом этапе основатели ищут более официальные источники для финансирования своего роста.

Привлечение венчурного капитала — логичный выбор. Есть много источников, и, как отмечалось выше, нетрадиционные инвесторы присоединяются к уже большому количеству традиционных венчурных фирм.Многие фонды нацелены на конкретную отрасль или сектор, географию или этап развития компании. Многие связи устанавливаются через сетевые группы стартапов, акселераторы и программы наставничества. Одним из первых пунктов является создание презентации и таргетинга на фирмы, которые кажутся подходящими для вашей компании и бизнес-модели.

Если инвестор впечатлен вашей презентацией и бизнес-планом, он приложит все усилия, чтобы проверить вашу точку зрения. Это будет включать полный анализ вашей бизнес-модели, продуктов или услуг, финансового положения и результатов — как сейчас, так и в предыдущих проектах.

Предположим, принято решение двигаться дальше. В этом случае венчурный инвестор представит перечень условий, который будет включать сумму венчурных инвестиций, которую он предлагает сделать, долю в акционерном капитале компании, которую он ожидает взамен, и другие условия сделки. И могут быть условия, которые вам необходимо выполнить, прежде чем они высвободят свои средства, — включая дополнительный сбор средств с вашей стороны, — и обещание денег венчурного капитала может быть структурировано так, чтобы поступать в несколько раундов в течение нескольких лет.

Если вам повезло, что у вас есть выбор фирм ВК, используйте эту оценочную карточку, чтобы помочь оценить несколько предложений ВК и выбрать то, которое лучше всего соответствует вашим целям.

Большинство условий являются предметом переговоров, однако вы должны отдавать предпочтение тем, которые наиболее важны для вас и ваших партнеров, особенно для других финансовых партнеров. Будьте конкретны и реалистичны, когда ведете переговоры, иначе вы рискуете прослыть неопытным или чрезмерно самоуверенным. В любом случае это может привести к тому, что вы выберете неправильную ногу с вашим новым партнером по венчурному капиталу.

Этапы привлечения капитала

Предпосевная стадия: Скромное финансирование на ранней стадии обычно предназначено для разработки продукта, исследования рынка или разработки бизнес-плана. Предварительная стадия — это доказать, что продукт соответствует рынку, проверить воду и увидеть, есть ли рынок для того, что вы создаете. Это называется «предварительный посевной раунд», и источником финансирования обычно является инвестор microVC или бизнес-ангел. В обмен на предварительный посевной раунд инвесторам обычно выдают конвертируемые облигации (краткосрочное долговое финансирование, которое может быть конвертировано в акционерный капитал), акции или опционы на привилегированные акции.

Начальная стадия: Эти деньги поддерживают рост на первом этапе расширения. Фонды обычно значительны и предназначены для удовлетворения потребностей в капитале для таких операций, как найм, маркетинг и операции, когда у компании появляется жизнеспособный продукт или услуга. Этот венчурный капитал также известен как финансирование серии A, с будущими раундами, известными как серия B и так далее.

Поздняя стадия: Это финансирование предназначено для более зрелых компаний, доказавших свою значительную способность расти и генерировать доход, а иногда и прибыль.Фирмы венчурного капитала, как правило, меньше участвуют в финансировании на поздних стадиях. Чаще всего на этом этапе вовлекаются частные инвестиционные компании и недавно хедж-фонды, потому что риск ниже, а потенциал получения высокой прибыли выше.


Есть веские причины работать с венчурной фирмой, выходящие за рамки простого финансирования


Преимущества венчурного капитала

Хотя у вас может быть немного альтернативных источников финансирования, если вы хотите быстро масштабировать свой молодой стартап, работа с венчурной фирмой может дать и другие преимущества.

Возможность расширения

Если у вас высокие начальные затраты и ограниченная операционная история, но значительный потенциал, венчурные капиталисты с большей вероятностью разделят ваш риск и предоставят ресурсы для достижения успеха.

Наставничество

Помимо финансирования, венчурные капиталисты являются ценным источником рекомендаций, опыта и консультаций. Часто они работали со многими стартапами и инвесторами в хорошие и плохие циклы. Они могут помочь разработать стратегии, расширить техническую помощь, предоставить ресурсы и дополнительные контакты с инвесторами, а также помочь в привлечении талантов.И они стремятся к вашему успеху, поскольку их вложения приносят пользу только в том случае, если вы это делаете.

Сети и подключения

Венчурные капиталисты обычно имеют огромную сеть связей в инновационном сообществе. Они готовы представить и дать рекомендации, чтобы помочь найти консультантов, финансовые ресурсы, квалифицированные кадры, развитие бизнеса и другие связи, необходимые для масштабирования вашего бизнеса.

Без возврата

В отличие от займов, требующих личной гарантии, если ваш стартап потерпит неудачу, вы не обязаны возвращать деньги венчурным капиталистам.Точно так же нет текущих ежемесячных выплат по ссуде. Опять же, это помогает облегчить ваш денежный поток и шанс на успех.

Доверие

венчурных капиталистов регулируются Комиссией по ценным бумагам и биржам США (SEC), а их механизмы финансирования регулируются теми же правилами, что и инвестиции в частные ценные бумаги. Кроме того, правила «Знай своего клиента» (KYC) и правила борьбы с отмыванием денег также применяются, когда фонды венчурного капитала предоставляются депозитными учреждениями или банками.

Стоимость венчурного капитала

Получение венчурных средств может быть долгим и сложным процессом. Эти инвесторы стремятся стать партнерами в вашем бизнесе и хотят быть уверены, что ваша команда обладает ресурсами, рыночным потенциалом и бизнес-навыками для достижения успеха. Они также ищут возможную выплату от инвестиций, достаточную для покрытия принимаемого ими риска.

Ослабление собственности и контроля

В качестве средства защиты своих инвестиций венчурные капиталисты берут часть собственности компании и обычно присоединяются к вашему совету директоров, чтобы дать им право голоса при принятии решений.Для принятия важных решений может потребоваться согласие инвесторов, и это может привести к неудобным разговорам, когда мнения расходятся.

Досрочное погашение

Венчурный инвестор, желающий окупить свои инвестиции в течение трех-пяти лет, может не подходить для оказания поддержки. Компаниям, находящимся на ранней стадии, часто требуется больше времени, чтобы получить прибыль или выполнить выход.

Сроки

Вам нужно выделить достаточно времени, чтобы создать (и отрепетировать) эффективную презентацию, разработать убедительный бизнес-план, а затем найти заинтересованного венчурного инвестора, который подходит именно вам.Затем венчурному капиталу нужно время, чтобы провести должную осмотрительность и принять решение. После этого вам потребуется серия личных встреч, чтобы рассмотреть план и принять условия, прежде чем можно будет начать финансирование.

Высокая рентабельность первоначальных инвестиций

венчурных капиталистов, которым требуется высокая рентабельность инвестиций в короткие сроки, могут вызвать стресс, который может повлиять на ваши бизнес-решения.

Дополнительное финансирование

Большинство венчурных капиталистов требуют, чтобы вы достигли определенных бизнес-этапов, прежде чем выпускать последующие раунды финансирования.Это дает им уверенность в том, что вы разумно расходуете средства и растете в соответствии с планом.

Недооценка

Некоторые венчурные капиталисты стремятся продать свою долю в капитале и могут потребовать от вас выхода посредством продажи или IPO. Есть решения, позволяющие избежать сценария, который приведет к недооценке выхода.

Как узнать, подходит ли ВК для вашего бизнеса

Потребность в венчурном финансировании зависит от характера вашего бизнеса. Если вашему стартапу требуются серьезные первоначальные инвестиции — например, в производственные мощности или большой торговый персонал — или потребуются годы для реализации коммерциализации и получения дохода — что имеет место для некоторых медико-биологических компаний, — получение венчурного финансирования может быть критичным.


… многие стартапы успешны, но никогда не искали венчурного капитала…


Тем не менее, многие стартапы успешны, никогда не искав средств венчурного капитала. Фактически, по данным Фундеры, только небольшой процент стартапов привлекает венчурный капитал. Альтернативы финансирования могут включать коммерческие ссуды и долговые инструменты, венчурный долг в сочетании с серией A для уменьшения размывания, лицензионные сделки и партнерство с корпорациями. Некоторые стартапы с низкими начальными затратами, такие как программное обеспечение, могут начать работу с финансированием учредителя и масштабироваться за счет доходов от продаж.

Этот рабочий процесс принятия решений может помочь вам решить, подходит ли вам венчурное финансирование.

В любом случае убедитесь, что вы понимаете, как текущие решения о финансировании повлияют на вашу компанию в долгосрочной и краткосрочной перспективе, чтобы вы могли выбрать курс, который наилучшим образом соответствует вашей миссии и видению.

Трудно запустить запуск. Посетите наш раздел «Статистика стартапов», чтобы узнать больше о том, что вам нужно знать на разных этапах становления вашего стартапа.

Что следует знать о венчурном капитале на ранней стадии, прежде чем его использовать

Эта статья является частью руководства Grow Wire о том, как получить финансирование венчурного капитала.Загрузите полное руководство в виде электронной книги.

Существует множество вариантов финансирования для предпринимателей, стремящихся реализовать свои большие идеи, но одним из наиболее востребованных является финансирование венчурного капитала (ВК).

В этой статье мы рассмотрим основы венчурного капитала, дадим общие советы о том, как узнать, подходит ли это вариант финансирования для вашей компании, и дадим обзор процесса. Мы также объясним первые три уровня венчурных сделок: предварительный или запуск, начальный и первый раунд.

Этот первый пост VC будет охватывать идеи на общем уровне. Однако мы будем объяснять наиболее важные уроки один за другим в следующих публикациях. Так что читайте, делайте домашнее задание, а затем выходите и начинайте продвижение.

Что такое венчурный капитал?

Entrepreneur.com предлагает следующее определение венчурного капитала.

«Средства, поступающие в компанию, как правило, в процессе подготовки к IPO, в форме инвестиций, а не кредита.Эти инвестиции, контролируемые отдельным лицом или небольшой группой, известными как венчурные капиталисты (ВК), требуют высокой нормы прибыли и обеспечиваются значительной долей собственности в бизнесе ».

VC также иногда называют «рисковым капиталом», потому что существует риск того, что венчурные капиталисты потеряют свои деньги, если бизнес на ранней стадии не увенчается успехом.

ВК финансируется институциональными и частными инвесторами.
Фирмы венчурного капитала приобретают средства у институциональных инвесторов, таких как пенсионные фонды, университетские фонды и финансовые фирмы, или у состоятельных частных лиц, таких как бывшие предприниматели или бизнес-ангелы.Затем венчурные капиталисты инвестируют эти средства в компании в надежде получить значительную прибыль.

Венчурные инвесторы инвестируют в обмен на капитал.
Инвестиции венчурного капитала обычно производятся в обмен на долю в капитале или частичное владение компанией, а не в виде кредитов.

Венчурные инвестиции включают долгосрочное партнерство между компаниями и фирмами венчурного капитала.
Венчурные капиталисты не просто дают вам деньги и уходят.Они часто хотят присутствовать на ваших собраниях, помогать принимать решения и вносить свой вклад в управление вашей компанией. Фирма венчурного капитала будет поддерживать вашу компанию до тех пор, пока она не «выйдет», «выйдя на биржу» в ходе IPO, или не будет «приобретена» или «выкуплена» частной инвестиционной фирмой или более крупной компанией… а это может занять некоторое время.

«Среднее время выхода для компаний с венчурным капиталом в США увеличилось до 8,2 лет для IPO и пяти лет для приобретений или выкупа», — написал Эдли Боуден из Pitchbook на VentureBeat.


🙅‍ Не думаете, что VC подходит для вашей компании ? Узнайте о других вариантах финансирования в разделе «Все, что вам нужно знать о финансировании бизнеса, о котором никогда не спрашивали».

Готова ли моя компания к венчурному капиталу?

Подходящий момент для обращения к венчурным капиталистам за инвестициями индивидуален для каждой компании. Можно привлечь венчурного партнера только с помощью идеи, но большинство сделок закрывается после того, как у бизнеса есть три конкретных объекта:

  • команда основателей
  • минимально жизнеспособный продукт (MVP)
  • клиенты

Компания также должна иметь нематериальные активы, которые венчурный капиталист Скотт Максвелл описывает в своей статье для Inc.:

  1. Является ли ваш продукт уникальным?
  2. Насколько привлекательна ваша экономическая модель? (т.е. есть ли у вашей бизнес-модели надежный способ зарабатывать деньги?)
  3. Является ли ваш бизнес масштабируемым? (т.е. существует ли большой рынок для обслуживания вашего бизнеса? Нацелена ли ваша бизнес-модель на получение многомиллионного дохода компании?)
  4. Способна ли ваша управленческая команда развивать компанию?
  5. Есть ли у вас импульс? (я.е. Есть ли у вас первые клиенты, продажи или аналитика, свидетельствующие о принятии продукта или услуги?)

В следующем посте мы подробнее рассмотрим, как определить, подходит ли ваша компания для венчурного капитала и на что обращают внимание венчурные капиталисты при инвестировании.

Если ваш бизнес еще не продвинулся достаточно далеко, чтобы привлечь венчурных капиталистов, бизнес-инкубатор может стать хорошей первой остановкой. Такие инкубаторы, как Amplify LA, 500 Startups и DreamIt Ventures, предлагают ресурсы, наставничество и офисные помещения, а также возможности получить меньшие суммы капитала (обычно до 100000 долларов США, тогда как средняя сделка венчурного капитала посевного раунда составляет 1 доллар США.7 миллионов).

Пять шагов к получению венчурного финансирования

Итак, вы решили, что венчурный капитал — это правильный канал финансирования для вашей компании, и вы думаете, что ваша компания достаточно зрелая, чтобы этим заниматься. Теперь вам нужно разобраться и подготовиться к процессу финансирования.

Как основатель бизнеса вы, вероятно, пройдете пять шагов на пути к финансированию венчурного капитала:

1. Идея
Прежде всего, вам нужна отличная бизнес-идея.Но, как мы уже упоминали, не каждый бизнес подходит для венчурных инвестиций. Фирмы венчурного капитала инвестируют в компании определенного типа: как правило, на ранней стадии, хорошо масштабируемые предприятия, которые могут быстро расти, доминировать на рынке и выходить на биржу посредством IPO. Если вам нужны венчурные деньги, вы должны убедиться, что ваш бизнес соответствует этим требованиям; в противном случае лучше всего выбрать другой вид финансирования.

2. Презентация
Питч-колода — это, как правило, первое маркетинговое обеспечение, которым вы делитесь с венчурной фирмой.Питч-колоду можно отправить по электронной почте в фирму, но в лучшем случае вы получите теплое вступление, когда кто-то из вашей сети представляет вас венчурному капиталу.

Питч-колоды на ранних стадиях часто концептуальны и основаны на идеях, тогда как колоды для более поздних стадий финансирования более сложные и содержат такие ключевые показатели эффективности, как вовлеченность, трафик или доход.

(Некоторые предприниматели предпочитают продемонстрировать свой продукт на первой встрече вместо колоды.Однако, если венчурный инвестор проявляет интерес, следующим шагом почти всегда будет традиционный питч-колода или бизнес-план.)

Мы объясним, как сделать эпическую питч-колоду на ранней стадии, в следующей публикации.

3. Встречи
Чтобы обеспечить финансирование вашего бизнеса, вам необходимо встретиться с венчурными инвесторами. Отправка вашей презентации венчурным капиталистам по электронной почте — потенциальный способ выиграть встречу. Однако вам будет гораздо лучше использовать свою сеть, как описано выше.

Чтобы найти наиболее подходящего, составьте целевой список венчурных капиталистов, соответствующих вашему бизнесу. CB Insights предлагает обширную базу данных фирм, по которым вы можете искать финансистов в своей отрасли. Затем используйте свою сеть для рефералов, чтобы связаться с венчурными инвесторами, или в крайнем случае сделайте холодный охват.

График встречи у всех разный. Если у вас есть горячая идея и сеть деловых людей с прямыми связями с венчурным капиталом, вы можете организовать встречи в течение нескольких недель.

Но если у вас нет контактов, обеспечение встречи может занять много времени. Билл Бернхэм, который работал венчурным капиталом, а теперь управляет хедж-фондом Inductive Capital, предлагает в своем блоге 10 советов по установлению контакта с венчурными капиталистами. Его совет включает в себя нацеливание на конкретных партнеров в каждой фирме и поиск через связи LinkedIn, чтобы найти прямые вступления.

Мы дадим больше советов по таргетингу и контакту с венчурными капиталистами и проведению встреч венчурных капиталистов в следующей публикации.

4. Комплексная проверка
Если ваша первая встреча с венчурным капиталом пройдет успешно, будут проводиться дополнительные встречи — точное количество сильно варьируется — и ряд мер должной осмотрительности перед тем, как венчурный инвестор предложит сделку. Согласно MicroVentures, инвестиционной платформе краудфандинга, большинство венчурных капиталистов применяют поэтапный подход к комплексной проверке. Комплексная проверка включает в себя проверку команды основателей, продукта, отрасли, целевого рынка, доходов компании и ее финансовой жизнеспособности.

Независимо от того, насколько «завершенной» ваша сделка, этап комплексной проверки необходим для всех венчурных компаний. Фирме потребуется время, чтобы проверить все важные данные и оценить текущие активы наряду с любыми потенциальными рисками, чтобы в конечном итоге определить, подходит ли сделка.

5. Лист условий и финансирование
Если венчурный инвестор хочет профинансировать вашу компанию, он пришлет лист условий, в котором излагаются детали предлагаемой сделки.Список условий — это оборотный документ, с которым должны согласиться обе стороны. После доработки листа условий компания получит финансирование. Мы расскажем о спецификациях списков условий в одной из следующих публикаций.

Эти пять шагов представляют собой общий процесс получения финансирования от венчурного капитала. Это не всегда прямой путь к финансированию, поэтому будьте готовы и проявляйте настойчивость в процессе.

Сколько времени потребуется, чтобы получить ВК?

«Снова и снова умные предприниматели с отличными идеями недооценивают, сколько времени потребуется на сбор средств», — написала венчурный инвестор Дайан Фрейман из Voyager Capital в статье для Fortune.

Фрайман упомянул, что большинство предпринимателей думают, что они смогут закрыть через 90 дней, но это может занять гораздо больше времени.

«Простой ответ заключается в том, что 6-9 месяцев — разумное количество времени для сбора денег, хотя между компаниями (и во времени) существует значительная разница», — Ник Брисборн, партнер ранней венчурной фирмы Forward. Партнеры, пишет в своем блоге.

Вы не хотите, чтобы у вас заканчивались деньги при создании своего бизнеса.Поэтому, подходя к процессу финансирования венчурного капитала, необходимо уделять себе достаточно времени.

Грант Гиески — генеральный директор компании Rise Brewing Co., производящей холодный кофе. Он описал свой путь к венчурному финансированию как долгий и трудный, но плодотворный процесс.

«В 2018 году я провел более сотни встреч с потенциальными инвесторами», — сказал Гиески Grow Wire. «Получение финансирования занимает гораздо больше времени, чем люди ожидают».

Будь то сбор предложений или обдумывание того, какая фирма венчурного капитала подходит, Gyesky рекомендует уделять себе больше времени, чем вы предполагаете, на обеспечение венчурного капитала.

Первые три уровня венчурного финансирования


Для большинства предприятий первое взаимодействие с венчурным капиталом происходит на ранних стадиях его роста. Раннее финансирование включает три подразделения:

Венчурных капиталистов могут участвовать в любой из этих ранних стадий развития компании. Однако некоторые предприниматели получают свои начальные деньги или стартовые деньги от друзей и семьи, бизнес-кредитов, альтернативных источников кредитования или других финансовых инструментов, прежде чем обращаться к венчурным капиталистам.

💡 Следите за обновлениями: вы можете узнать больше о , как получить венчурное финансирование в наших следующих статьях.

Что такое венчурный капитал? — Стратегия венчурного капитала

Другие выдержки: Краткая история венчурного капитала | Цикл работы венчурного капитала

Расширенное формальное определение венчурного капитала

{выдержка из Стратегия венчурного капитала , стр. 16}

Что такое венчурный капитал? Фраза «венчурный капитал» часто широко используется в широком смысле для обозначения «любого финансирования любой новой компании».Однако венчурный капитал — это четко определенный тип инвестиционного класса, который относится к более широкой категории, называемой частным капиталом, что по сути означает «долевое владение компаниями, акции которых не торгуются на открытом рынке». Вот моя попытка дать доступное, но конкретное определение венчурного капитала, которое состоит из трех компонентов:

Венчурный капитал определяется институциональными инвестициями частного капитала в быстрорастущие стартапы. Давайте разберемся с этим, начиная с первого слова, институциональный.

Институциональные

Это относится к тому, откуда в конечном итоге поступают деньги. Венчурные капиталисты по большому счету не вкладывают собственные деньги. Скорее, они являются профессиональными управляющими деньгами, инвестирующими чужих денег , в основном из крупных организаций , таких как пенсионные фонды, университетские фонды, банки, страховые компании и другие корпорации.

У этих организаций есть наличные, необходимые для инвестирования, и часто они хотят диверсифицировать свои инвестиции за пределы традиционных государственных акций и облигаций.Они предпочитают вкладывать небольшой процент своего портфеля в более рискованные инвестиции, называемые альтернативными активами , чаще всего недвижимостью, хедж-фондами и частным капиталом. Венчурный капитал, опять же, является разновидностью частного капитала.

См. 5-минутный видеоролик «Что такое венчурный капитал»

Деньги, питающие венчурный капитал, поступают от этих крупных, часто финансовых, учреждений. Венчурным капиталистам выплачивается вознаграждение плюс доля в прибыли за управление этими фондами, и у них есть юридическое обязательство (фидуциарная обязанность ) действовать в интересах этих организаций, которые являются партнерами с ограниченной ответственностью (LP) из венчурный фонд.

В то время как учреждения обеспечивают основную часть капитала, инвестируемого в масштабах отрасли венчурными фирмами, LP не обязательно должны быть учреждениями. Многие новые, более мелкие венчурные компании будут привлекать свои первые средства от состоятельных частных лиц. Успешные предприниматели, открывающие венчурные фирмы, часто запускают систему сбора средств за счет собственного капитала, демонстрируя свой скин в игре потенциальным институциональным LP. Управление десятками LP может быть обременительным, создавая для фирм стимул нанимать меньшее количество более крупных LP в будущие фонды.

Ангелы против венчурных капиталистов

Венчурные капиталисты часто путают в популярных СМИ с бизнес-ангелами , людьми, которые вкладывают своих собственных денег в стартапы. Многие ангелы используют методы инвестирования, аналогичные венчурным капиталистам, но обычно на более ранней стадии, часто называемой стадией seed . Хотя они имеют некоторое сходство с венчурными капиталистами, бизнес-ангелам не перед кем отвечать, и они могут выбрать инвестировать в стартап по разным причинам, не связанным с финансовой отдачей.У ангелов нет фидуциарных обязанностей.

{конец выдержки}

Что такое … венчурный капитал?

Если вы хоть немного знакомы с миром инвестирования, то наверняка слышали о венчурном капитале. Рискованный метод высоких ставок становится все более популярным среди инвесторов, которые ищут высокие выплаты.

Когда такие компании, как Facebook и Airbnb, находились на ранней стадии развития, венчурные капиталисты делали ставку на свой успех и зарабатывали миллионы, если не миллиарды, на этом риске.Но сегодня стартапы также могут получить большую выгоду от венчурного финансирования.

Обзор

Национальная ассоциация венчурного капитала предлагает отличное базовое определение: «Фонды венчурного капитала инвестируют в акционерный капитал компании, акции которой по сути неликвидны и обесцениваются до тех пор, пока компания не созреет в будущем. Follow on Investment обеспечивает дополнительное финансирование по мере роста компании ».

Давайте немного разберемся.

Венчурный капиталист — это частный инвестор, который предоставляет капитал небольшим развивающимся компаниям, часто на этапе, предшествующем коммерциализации.В обмен на финансирование венчурные капиталисты приобретают долю в компании. По сути, венчурные капиталисты получают частичное владение компанией в качестве оплаты своих инвестиций.

Хотя венчурный капитал технически является формой частного капитала, между ними есть несколько существенных отличий. Инвесторы в частный акционерный капитал получают контрольный пакет акций компании и обычно ищут хорошо зарекомендовавшие себя компании, которые они могут использовать для получения быстрой прибыли.

Венчурные капиталисты не часто берут контрольный пакет акций, и они гораздо охотнее остаются на несколько лет — или даже десятилетий, — чтобы получить прибыль от своих инвестиций.На приведенном ниже рисунке, представленном NVCA, хорошо видно, как стартапы проходят этапы венчурного финансирования.

Какие типы стартапов получают венчурное финансирование?

Венчурные капиталисты склонны к риску, но они по-прежнему хотят инвестировать в компании, у которых есть частично устоявшаяся бизнес-модель. Если стартап готов вывести свой продукт или услугу на рынок, но не может сделать этого из-за отсутствия финансирования, венчурный капитал — очень жизнеспособный вариант.

Кроме того, стартапы, которым нужен внешний опыт и связи, могут получить выгоду от венчурного капитала.Как объясняется в Пособии для владельцев бизнеса из Хартфорда, венчурные капиталисты обычно имеют хорошие связи в бизнес-сообществах и могут оказывать «активную поддержку в важнейших областях, включая юридические, налоговые и кадровые вопросы».

Стоит отметить, что существует множество различных типов венчурного финансирования, каждый из которых подходит для определенного типа компании. Их почти наверняка больше, но часто выделяют пять основных типов венчурного капитала:

  • Посевной капитал : Венчурные капиталисты редко, но не случайно, вкладывают деньги в простую идею без продукта организованной компании.Если на данном этапе вы все-таки получите венчурное финансирование, вряд ли оно будет большим.
  • Стартовый капитал : Венчурные капиталисты, хотя и встречаются редко, иногда инвестируют в компании, находящиеся на ранних стадиях, предшествующих коммерциализации. Финансирование на этом этапе может помочь в исследовании рынка и подготовке продукта или услуги к выходу на рынок.
  • Ранний капитал : Наряду с расширением, ранний капитал является наиболее распространенным этапом для инвестиций венчурных капиталистов.Если ваша компания не работает, а продажи начинают расти, венчурное финансирование может помочь вывести ее на новый уровень.
  • Расширение или капитал на поздних стадиях : Венчурный капитал часто ассоциируется с компаниями на более ранней стадии, но некоторые венчурные компании также специализируются на инвестировании на более поздних стадиях. Если вы уже находитесь на этом следующем уровне — ваш бизнес создан, у вас есть прочная клиентская база и вы получаете значительный доход — капитал для расширения может помочь выйти на новые рынки или улучшить маркетинг в целом.
  • Промежуточное финансирование : Есть несколько фирм венчурного капитала, которые специализируются на слияниях, поглощениях и первичных публичных предложениях. Венчурные капиталисты могут помочь получить краткосрочное финансирование, чтобы помочь в процессе выхода на биржу.

Есть ли местные венчурные капиталисты?

Есть много вариантов для стартапов, которые хотят найти финансирование от венчурных инвесторов, в том числе Dundee Venture Capital, который принадлежит основателю Hayneedle Марку Хасебруку.Для студентов UNO Венчурный фонд Maverick предоставляет деньги для стартапов на ранней стадии. Proven Ventures, часть Burlington Capital Fund, специализируется на финансировании стартапов в Небраске, основанных женщинами и цветными людьми.

Что такое венчурное инвестирование?

Чтобы стать инвестором Rule Breaker , вы должны мыслить как венчурный капиталист. Но что такое венчурный капиталист? Рад, что ты спросил! В этом эпизоде ​​ Rule Breaker Investing Оллен Дуглас из Motley Fool Ventures расскажет, что это такое, для чего он нужен и как вы можете окунуться в пул венчурных капиталистов.

Чтобы посмотреть полные выпуски всех бесплатных подкастов The Motley Fool, посетите наш центр подкастов. Чтобы начать инвестировать, ознакомьтесь с нашим кратким руководством по инвестированию в акции. Полный текст следует за видео.

Это видео было записано 21 июля 2021 года.

Дэвид Гарднер: Венчурный капитал. С одной стороны, в этой фразе есть очарование. Капитал, который вы вкладываете, а не просто инвестируете. Конечно, это может закончиться хорошо или плохо, потому что это приключение.С другой стороны, сама фраза и то, что она собой представляет, для многих из нас довольно непонятны. Вы когда-нибудь инвестировали в венчурный капитал, являетесь ли вы венчурным капиталом? Вы хотите быть одним из них? Как это работает? Действительно ли возможно покупать акции такой компании, как Zoom , не только перед IPO, но и годами раньше вместе с другими так называемыми венчурными капиталистами? Сегодня у меня в гостях не только один из моих любимых людей, но и настоящий венчурный капиталист, и он сделал меня одним из них. Но все началось не так для Оллена Дугласа, долгое время бывшего финансовым директором The Motley Fool, нет.Он превратился в это, и сегодня он поделится с вами частью своего путешествия, но он возьмет вас с собой в поездку. Не только в его путешествии, но и в нашем совместном путешествии, цель которого — сделать вас к концу этого часа умнее, счастливее, богаче. По мере того, как вы получаете общее представление о том, как работает венчурный капитал и в какой степени вы можете или должны или не должны участвовать, а также множество других глупых идей. Мудрость от дурака, только на этой неделе Инвестирование по нарушению правил.

Добро пожаловать обратно в Rule Breaker Investing , которое в некотором смысле и есть венчурное инвестирование.Венчурные капиталисты намеренно берут на себя риск. Они знают, что сильно рискуют. Они часто смотрят в глаза какому-то молодому человеку или команде и спрашивают, может ли все это закончиться хорошо? Должен ли я вкладывать в ту или иную стадию не только свои деньги, но и деньги моих ограниченных партнеров? Для меня это очень Rule Breaker — г. Есть много общего между Rule Breaker Investing, , я думаю, и венчурным инвестированием, но с моим другом Олленом Дугласом, который вскоре присоединится ко мне, это будет одним из моих вопросов.Мне любопытно, например, наши шесть характеристик акций Rule Breakers , работают ли они в венчурном капитале, когда и когда нет? Мы действительно собираемся затронуть эту тему, о чем я говорил Олену перед тем, как мы начали запись сегодня, я не могу поверить, что мы не говорили об этом раньше. Мы закончили седьмой год этого подкаста, на этой неделе наша последняя.

Я думаю, что наконец-то повезло семерке. Я подумал, что попросил одного из моих лучших друзей Дурака и кого-то, кто занимается венчурным капиталом, поделится с вами своими мыслями о своих мыслях о венчурном инвестировании.Теперь, прежде чем на меня появится Олен, я хочу сразу упомянуть две вещи. Первый — это почтовый ящик на следующей неделе, а прошел уже целый месяц. Это июль 2021 года для этого подкаста на прошлой неделе. Я надеюсь, что многим из вас действительно понравился главный тренер Indianapolis Colts Фрэнк Райх, все его жизненные уроки и идеи, не только как товарищ по жизни для очень успешного профессионала в спорте, но и как глупый инвестор. и как приятно было поделиться с тобой Фрэнком. Я видел так много замечательных вещей в социальных сетях, в частности в Твиттере, где я тусуюсь, @DavidGFool, этот подкаст, конечно же, @RBIPodcast, и если у вас есть какие-либо мысли для нас о том, что сказал Фрэнк или как вы изменились в результате подкаста на прошлой неделе.Приятно слышать их снова. Наш адрес электронной почты — [email protected], и на следующей неделе в почтовом ящике мы опубликуем некоторые из лучших вещей, которые мы слышим. Но не только о Фрэнке, но и о Review-a-palooza. Мы рассмотрели три пяти пробоотборника: Five Stocks For America, Five Stocks Passing the Snap Test, и Five Stocks в честь чемпионата мира по футболу 2018 . Мы сделали это всего пару недель назад. Было интересно наблюдать за тем, как дела у этих компаний. Тогда, конечно, сегодняшний подкаст и наши обсуждения венчурного инвестирования могут вызвать некоторые вопросы, которые являются вашими размышлениями.Если вы хотите поделиться ими с нами, адрес электронной почты — [email protected].com.

Тогда еще один дальновидный комментарий не имеет ничего общего с инвестированием в этом случае, но он имеет отношение к следующему месяцу, который каждый год для этого подкаста в последние годы писали авторы в августе, и я действительно счастлив сказать наш первый автор и первая книга, которую вы должны прочитать до августа. Мы делаем это в августе, потому что люди часто ходят на пляж, по крайней мере, в Северном полушарии по всему миру.Если вы все же пойдете на пляж, возможно, вам понравится что-нибудь почитать на пляже. «Позитивный интеллект» будет нашей первой книгой 3 августа. Автор появился однажды, прежде чем он произвел впечатляющий выход на сцену для инвесторов Rule Breaker , когда он присоединился к Ширзаду Чамине, чтобы поговорить о Positive Intelligence. На этот раз я полностью прочитал его книгу, и мы обсудим Positive Intelligence . Я настоятельно рекомендую вам прочитать эту книгу, а на следующей неделе я упомяну две другие книги, которые выйдут позже в августе.Хорошо, сметите все это со сцены, а теперь позвольте мне осветить моего друга и сообщника здесь, в The Motley Fool, Оллена Дугласа. Олен, рад быть с тобой на этой неделе.

Олен Дуглас: Дэвид, большое спасибо за то, что пригласили меня на звонок. Рад сообщить, что я выиграл пари с Томом Гарднером. У нас была семилетняя ставка на то, когда я буду участвовать в этой программе. Может быть, толчок, так как это случилось в семь лет.

Gardner: Надеюсь, вы выиграли много денег у нашего хорошего друга Тома.Оллен, я очень рад видеть вас, и действительно, я думаю, что Motley Fool Ventures, первая попытка The Motley Fool инвестировать в венчурный капитал — мы поговорим об этом чуть позже — но я думаю, что это весело началось, Олен, это было года три назад? Мы не могли даже говорить об этом. Не думаю, что это было семь лет назад. Но часть забавной истории заключается в том, что от нашего имени мы инвестируем только банковский счет Motley Fool в частные компании до того, как когда-либо создадим фонд.

Дуглас: Это правда. Фонд официально запущен в июле. Наша годовщина была два дня назад, 18 июля. В 2018 году, три года назад, мы запустили Венчурный фонд, но я считаю, что мы сделали наши первые инвестиции в частную компанию как компания, это было в 2012 или 2013 годах. Мы немного экспериментировали и тестировали внутри дома с нашими собственные деньги, и я думаю, что многие читатели-дураки не удивятся, узнав, что мы просто не придумывали что-то и не навязывали им это.

Gardner: Это действительно отличный подход, и мы часто говорим об этом только для инвесторов, особенно тех, кто в этом случае начинает инвестировать, не венчурное инвестирование, а просто инвестирование на фондовом рынке. Необязательно вкладывать сразу все деньги. Не стоит класть все в одну стопку. Вы должны погрузиться, протестировать и изучить, купить трети, у нас есть все виды подходов. Но, Оллен, одно можно сказать наверняка, это все, если ты играешь в долгую игру. Если вы играете в долгую игру, имеет смысл изучить ее со временем и стать лучше.Одна из интересных особенностей венчурного капитала заключается в том, что структура фондов традиционно устанавливается так, что у них есть дата окончания. Я думаю, что у нас есть это для нашего первого фонда в Motley Fool Ventures. Но я собираюсь припарковать это. Я думаю, что наш фонд рассчитан на 10 лет, но мы вернемся к этому позже, потому что, если я задам вам все вопросы, которые мне бы хотелось, на этот раз мы потратим больше часа. Но, Олен, я хотел вернуться в 2001 год. Ты приходил в Motley Fool, и у тебя были потрясающие первые 10 дней или около того.Может быть, вы могли бы просто рассказать нашей аудитории, как все началось для вас в 2001 году в The Motley Fool.

Дуглас: Спасибо, Дэвид. Начну свой рассказ о Пестрых Дураках. Когда я впервые встретил вас и Тома, я подал заявку на работу в The Motley Fool и хотел лично взглянуть на вас, ребята. Забавно, что мы ведем подкаст, потому что в те дни, в 2000 году, вы делали радио-шоу, делали его вживую, и я пришел на мероприятие, которое вы, ребята, устраивали в Балтиморе. Вы проводили последнее занятие в последний день конференции.

Гарднер: Это означает, что мы были действительно важны или действительно не важны.

Дуглас: Я не знаю, какой именно, но знаю, что пришел именно для этого. К тому времени, как я приехал, они уже собирали вещи. Так что я даже шел, не заплатив, вошел, и там был Рик. Я считаю, что он был там вместе со Стивом Бройдо или, может быть, вы […].

Гарднер: Мой талантливый продюсер Рик Энгдал и да, Стив Бройдо, вероятно, Мак Грир, и многие люди, которые годами доставляли нашим участникам видео и аудио Motley Fool.

Дуглас: Я встретился там с Дураком, и что действительно интересно в этой истории, это было, вероятно, в сентябре или октябре, и мы обсуждали, и я помню, как разговаривал с женщиной, которая собиралась стать моим начальником. Да, она предложила мне работу. Я рад присоединиться, но у меня небольшая проблема. У нас есть годовой бонус в моей компании, которой я сейчас являюсь. Я был бы счастлив приехать сейчас, но это повлияет на мой бонусный год, о чем я, конечно, сказал им, но они знали, что происходит.

Гарднер: Сейчас 2000 год. Это осень 2000 года, время было интересным, но продолжайте.

Douglass: Интересное время, это определенно было, и я сказал: «Я могу приехать в октябре, если вы, ребята, захотите получить часть бонуса, или я могу начать в январе», и мой босс взял около одного второй и сказал: «Увидимся в январе». Потом прихожу. Несмотря на то, что я не был официальным сотрудником, компании пришлось многое рассказать мне о том, что происходило, поговорить с нами и действительно укрепить меня в компании.Итак, на второй день после того, как мы были там, у нас было собрание всей компании, и мне пришлось войти и представиться: «Привет, я Оллен Дуглас, короче говоря, у нас слишком много людей».

Гарднер: Я помню. Я не думаю, что мы пытались настроить тебя на что-то подобное, Олен. Думаю, у нас бы это заняло несколько месяцев раньше, вы бы были к этому немного готовы. Но, к сожалению, на этом этапе наша компания и рынок распродавались, и все могло пойти по-настоящему ужасно, нам пришлось провести серию увольнений.На второй день твоего путешествия Пестрого Дурака ты был тем парнем, который встал и сказал это, о боже мой.

Дуглас: Ага. Но было интересно. Но, честно говоря, я думаю, как отреагировала компания, как отреагировали сотрудники, как все отреагировали, чтобы мы пережили этот период. Это, вероятно, легло в основу и почему я все еще здесь 20+ лет спустя. Я просто никогда не видел такой активности. Я собираюсь поставить Рика в ловушку. Его жена на самом деле рассказала мне о здоровье компании на праздничной вечеринке и настояла на том, чтобы я рассказал ей правду о том, что происходит.

Гарднер: Вау. Любить это. Рик хорошо женился, но мы этого ожидали.

Рик Энгдал: Я почти уверен, что видел, как в тот день Оллен вычеркнул мое имя из одного списка и записал его в другой. Я отдаю должное Одри за то, что я все еще здесь.

Дуглас: Да, она была довольно убедительной. Было ясно, что она хотела услышать ответ, так что.

Gardner: Ну, и просто чтобы заполнить историю, мы были поддержаны венчурным капиталом.Мы рискнули опереться на время, а это значит, что мы тратили средства по плану. Проблема заключалась в том, что фондовый рынок собирался резко упасть. Олен знает лучше, чем кто-либо, многих наших рекламодателей, которые тогда занимались продажей нашего бизнеса, внезапно сказал: «Мы не размещаем рекламу на вашем сайте в этом квартале или в этом году. Вы знаете, насколько плохи дела? Люди даже не раскрывают свои отчеты 401. Мы не рекламируем нашу брокерскую фирму на вашем сайте в этом квартале.У нас самих нет денег «. Боже, это поставило нас в затруднительное положение.

Дуглас: Ага.

Гарднер: Отчасти это и происходило. Олен, ты ушел из тяжелого 2001 года, ты выдержал бурю. Мы уволили 1,3 четверти сотрудников. За девять месяцев мы выросли с 435 человек до 85 человек. 2001 год, единственный плохой год в истории Motley Fool, был ужасным. Но несколько лет спустя какой-то мудрый человек из «Дураков» сказал: «Эй, знаешь что, я думаю, Оллен действительно разбирается в этом, он знает этот бизнес, давайте сделаем их финансовым директором.»Оллен, ты занимал эту должность, я думаю, ты занимал эту должность 14 лет.

Дуглас: Да, знал. Я занимался этим примерно с 2004 по 2018 год в должности финансового директора и многому научился. Я многому научился с точки зрения венчурной компании. Все эти истории, которые мы рассказываем, имеют отношение к вам. К некоторым вещам нужно быть готовым, если вы собираетесь стать венчурным инвестором. Как сказал Дэвид в своем превью, это действительно попытка найти этот Rule Breaker до того, как он станет Rule Breaker. Это рискованное предприятие.

Gardner: Мы еще поговорим об этом позже, но давайте просто подведем нас к табаку. На самом деле, я просто не думаю, что знаю причину, по которой вы ушли с поста финансового директора The Motley Fool, потому что у вас в голове была другая мечта. На самом деле я рассказал часть истории в книге My Road Less Traveled in 10 с половиной глав , Оллен. Вы были одной из тех глав, и я рассказал эту историю, поэтому многие слушатели уже это знают.Но это была глава о гравитации. Не могли бы вы просто пересказать свою историю? Я, вероятно, ошибся в нескольких вещах, когда сделал это в своем подкасте, но что вы думали где-то в 2017 году?

Дуглас: Где-то в то время я как раз думал об этом, какое-то время был главным финансовым директором. Как мы говорили ранее, мы инвестировали в частные компании. Я действительно начал думать о том, чем я хочу заниматься в The Fool в будущем. У нас есть замечательная программа под названием «Творческий отпуск», где вы можете взять отпуск и провести время, делая все, что хотите.Для меня это был двухмесячный творческий отпуск, плюс я взял еще один месяц отпуска.

Гарднер: Ницца. Между прочим, мы обманули так много слов в терминах и понятиях. Я не могу поверить, что мы не называем это Foolbatical, но на самом деле, похоже, мы просто называем это творческим отпуском.

Дуглас: Я не уверен, что такое Foolbatical. Я думал, что меня это ударит. Ударь его головой глупца.

Гарднер: Ударь по голове.

Дуглас: Но что было интересно в этом слайдере финансового директора, у меня было много вещей, и я отдаю должное Тому. Когда мы говорили о том, как это сделать. Он попросил меня составить список всего, что у меня было на тарелке. То, что мне не очень нравилось делать, но то, что мне приходилось делать, потому что мы все взрослые и делаем это. Затем о том, что я люблю делать, и я принес ему этот список. Он сказал: «Почему бы нам не сделать это? Просто делайте то, что вы любите делать.«Я такой:« Ты собираешься мне заплатить? »Он сказал:« Да ». Я подумал, что это круто. Давай попробуем. Я ушел в творческий отпуск и поделился вещами, как мы и говорили. В тот момент, когда я сидел и оглядывался назад, на то, что я выбрал, что мне нравится делать, и на что я на самом деле тратил время, когда меня не было. Единственное, за чем я постоянно следил, — это венчурный капитал. инвестирование.

Когда я вернулся на работу и поговорил с Томом о том, что нам делать дальше, я подумал: «Я не знаю, Том, мне очень понравился этот венчурный капитал, и, может быть, я просто уйду на пенсию и буду бизнес-ангел или что-то в этом роде.Я бы сказал, что это точные слова Тома, что означает, что это не так, но давайте представим, что это были слова, он сказал: «Все это глупая идея». Он сказал: «Ну, но если это то, что ты хочешь делать, почему бы тебе не остаться здесь? Мы позволим тебе нанять кого-нибудь, кто сделает это, чтобы он работал на тебя, и тогда ты сможешь продолжать делать великие дела со мной, и я». сделаю это, и вы сможете наблюдать за всем этим венчурным капиталом ». Я пошел искать повсюду кого-нибудь, кто бы управлял венчурным фондом, а затем вернулся к Томасу и сказал: «Том, я нашел этого человека.«Он сказал:« Кто это? »« Это я, детка, это я ». Я смог нанять и уволить себя. Я уволился, снова нанял и продолжил финансирование венчурного предприятия. В некотором смысле это работа, которая Я делаю это на пенсии, если хотите, у него нет срока годности. Я делаю то, что мне действительно нравится. С уверенностью, что если бы я не делал это для Пестрого Дурака, я бы все равно делал это. Я думаю, это ставит меня в отличное положение.

Гарднер: Хорошо сказано. Это напоминает мне, что я сказал в том подкасте и в той главе, что вы отвлеклись на некоторое время.Вы дали себе время, вы дали себе пространство, и ваш вопрос к себе, насколько я помню, был таким: к чему я постоянно возвращаюсь? Когда вы дадите себе время и пространство, где же сила тяжести? Ответом для вас было венчурное инвестирование, и именно поэтому Motley Fool Ventures существуют сегодня. Я считаю это вдохновляющей историей. Я сказал это, потому что хочу, чтобы все это услышали и подумали сами. У всех нас не будет творческого отпуска в этом или следующем году, мы все находимся в разных местах нашей жизни.Но когда вы можете найти время и пространство, а затем увидеть, куда вы тяготеете, это часто может помочь вам прийти туда, куда вам следует идти дальше. Что ж, мы поговорим еще о Motley Fool Ventures чуть позже, Олен. Но есть ли еще что-нибудь, что вы хотели бы сказать только с точки зрения биографии? Почему тебе это нравится? Тебе это нравилось в детстве? Что еще мы должны знать об Олене Дугласе, прежде чем мы перейдем к разговору о привлекательности венчурного капитала?

Дуглас: Дэвид, когда я рос, я понятия не имел, существует ли венчурный капитал.Я понятия не имел, что существует инвестирование. Так продолжалось до просмотра эпизодов, вы, возможно, слышали этого парня, This Week с Луи Рукейзером.

Гарднер: Верно? Ага. Вы говорите, что многие слушатели этого не заметят, но моя единственная работа до The Motley Fool — писать для информационного бюллетеня Луи Рукейзера, руководителя шоу PBS, Wall Street Week .

Дуглас: Да.

Гарднер: К тому моменту это было самое продолжительное шоу на PBS за несколько десятилетий.Вот как это началось для тебя, Олен.

Дуглас: Так начался мой интерес к инвестированию.

Гарднер: Я действительно отдаю должное Рукейзеру за демократизацию и популяризацию инвестирования на фондовом рынке для многих американцев.

Дуглас: Да.

Гарднер: Приятно слышать эту связь.

Дуглас: Мне кажется, именно с этого началась любовь к инвестированию, и венчурный капитал действительно зародился.Я действительно не узнал об этом, пока не писал зубрежку для интервью в The Motley Fool. Когда я это понял, я должен немного узнать об этой штуке с венчурным капиталом, вы бы рискнули вернуться, но на самом деле мы стали почти случайными венчурными капиталистами, если хотите, в какой-то момент в начале нашей истории Motley Fool, в середине 2000-х. , 2007, 2008. У нас была дочерняя компания в Великобритании, и мы выкупили ее у руководства. Они хотели следовать другой бизнес-модели, и мы хотели их поддержать. Мы продали их и оставили за собой 20% компании.

Гарднер: Теперь мы венчурные капиталисты.

Дуглас: Да, мы были венчурными капиталистами. Мы оглянулись и сказали: «Эй, посмотри на нас, разве это не круто?» Это оказалось отличным вложением. Было действительно интересно. Он действительно представил те фонды фонда, который у нас есть прямо сейчас. Потому что, когда мы структурировали эту сделку, на самом деле речь шла о пересечении цели и прибыли. Мы пытались поступить правильно, пытаясь настроить всех на то, чтобы это был успешный бизнес и успешная сделка.Мы действительно смогли это сделать. Мы создали новый бренд, сделали спин-аут. Эта компания продолжала расти и в течение нескольких лет была приобретена публичной компанией. Это оказалось очень успешным, «Пестрый дурак» вырос. Это действительно заставило меня задуматься о том, что такое планирование C, интересно, сможем ли мы когда-нибудь сделать это как бизнес.

Гарднер: Отличный пересчет. Я даже не связывал эту часть нашей истории, но вы абсолютно правы. Мы узнали, как управлять внешними инвестициями, не связанными с акциями.Это была частная компания. Увидеть это насквозь, отличный способ научиться чему-то, тренировочные колеса, которые мы даже не собирались иметь на нашем велосипеде. Тем не менее, как это было. Оллен, давай теперь сдвинемся. Я просто хотел потратить около пяти минут на то, что я считаю привлекательным для венчурного капитала. Слово, которое я использовал ранее в этом подкасте. Что обычно интересует и волнует людей в мире, особенно людей, которые становятся партнерами с ограниченной ответственностью, что, я думаю, является термином, который мы использовали для описания кого-то, кто работает в фонде венчурного капитала.Что их интересует и волнует?

Дуглас: Я думаю, что многих людей привлекает роль LP и венчурных фондов из-за их потенциальной прибыли. Приведу отличный пример, WeWork явно фигурировал в новостях, и не в хорошем смысле.

Гарднер: Да. WeWork, поставщик офисных помещений.

Douglass: Да, поставщик офисных помещений, где они были на грани выхода на биржу, и произошел небольшой взрыв.

Гарднер: Пару лет назад.

Дуглас: Пару лет назад. Многие подразделения указали свой путь, но люди не осознают, что даже после их спада те инвесторы, которые были ранними инвесторами в WeWork, должны были найти способ согласовать тот факт, что они все еще опережали в 100 раз инвестиции. Для людей, которые являются инвесторами на ранней стадии, и они в конечном итоге вкладывают средства в компанию, которая полностью становится публичной, прибыль просто невероятна, и я думаю, что многих людей привлекает потенциальная прибыль.Часть нашей работы — убедиться, что они понимают вероятность этого и связанный с этим риск. Но что действительно волнует меня и для меня привлекательность Венчурного капитала заключается в том, что, Дэвид, назовите мне любимую акцию Rule Breaker . Не любимый, а просто любимый.

Гарднер: Конечно. Фаворит, я привел его в качестве примера ранее, Zoom , довольно хорошая компания. Эту компанию мой брат Том впервые рекомендовал в Stock Advisor . Затем я попробовал это сделать, и Rule Breakers , многие, многие участники Motley Fool, многие люди, слушающие прямо сейчас, вполне могут владеть каким-то тикерным символом ZM.Многие из нас сегодня знают бренд и бизнес, поэтому Zoom. Оллен, а что насчет Zoom?

Дуглас: Вопрос в том, что меня действительно волнует в венчурном капитале, а генеральным директором Zoom является Эрик Юань, верно?

Гарднер: Да, именно так, Эрик Юань.

Дуглас: Что меня действительно волнует в венчурном капитале? Мы реализуем некоторые из более ранних компаний, в Venture Capital, эту идею встретить с Эриком и с ним, сказав, что у меня есть идея Zoom, у меня есть 10 компаний, которые используют это, и я думаю, что они поменяются ролями.Вы послушаете этих основателей, а затем скажете, можете ли вы увидеть будущее до того, как оно наступит, и сыграть роль в том, чтобы помочь этому будущему ожить — вот что действительно волнует меня, когда я инвестирую в венчурный капитал. Я думаю, что это тоже может быть очарованием.

Гарднер: Это действительно хорошо описано. Я думаю, мы все можем представить себе, что были в этой комнате. Сначала Стив Джобс объяснил, чем может быть Apple. Или иногда говорят о Джеке Дорси, которому на данный момент принадлежит пара успешных компаний.Но особенно в том, что касается первого объяснения Твиттера, 140 символов, которые, вероятно, казались просто сумасшедшими, и, тем не менее, он получил поддержку, и сегодня он создал что-то стоимостью в десятки миллиардов долларов. Оллен, я думаю, что многие из нас как инвесторы публичного рынка, мы видим публичную компанию. Именно тогда мы можем стать инвесторами в компании, и мы рады возможности получить 10-кратную или 100-кратную прибыль с этого момента. Но Venture Capitalist — это когда компания становится публичной, скажем, с рыночной капитализацией в 15 миллиардов долларов, это означает, что кто-то там был, вероятно, с ценой около 1 или 15 миллионов долларов.Они уже получили существенную прибыль. Он запускает эти сложные часы по более низкой цене еще раньше. Кажется, это большая часть очарования.

Дуглас: Да, это так. Я думаю ты прав. Кроме того, я думаю, что эти вещи просто находятся на переднем крае истории, и потенциальная отдача от побед — это то, что в значительной степени волнует людей.

Gardner: Самое смешное в этом, Олен, то, что мы видим, — это успехи, потому что на публичных рынках, даже если акции не так хороши, а у некоторых нет, по крайней мере, они добрались до стать достоянием общественности, что очень сложно сделать.Даже чтобы добраться до этой точки, нужно много крови, пота и слез. Но мы склонны видеть предвзятость выживаемости. Как инвесторы, мы склонны видеть все, что появляется. У нас действительно нет осознания, многие из нас. Сколько компаний пытаются и никогда не доходят до этого? Когда мы перейдем к следующему разделу нашего разговора, Олен, который я называю миром венчурного капитала, просто сделайте здесь крупно. Я хочу, чтобы мы поговорили о том, как работает венчурный капитал и как выглядит мир в целом.Я думал о том, чтобы спросить вас, примерно какой процент венчурных компаний преуспеет, став публичной компанией? Если вам нужно было догадаться по их ранним стадиям посева.

Дуглас: Я предполагаю, что это, вероятно, меньше 1%. Где-то около этого числа. Это то, что вы слышите время от времени, может быть, один% компании. Вы инвестируете в 100 компаний, возможно, одна из них станет публичной, и, как правило, люди говорят, что, может быть, один% ваших огромных победителей. Они могут стать публичными или кем-то вроде Instagram, который так и не стал публичным, но был куплен Facebook за миллиард долларов.Я думаю, что это тоже победа, потому что в нем было всего 19 сотрудников.

Гарднер: Вау. Публикация — не единственный путь к успеху. На самом деле, я думаю, то, что вы предлагаете нам, Оллен, когда вы говорите «один из 100», добейтесь цели. Снаружи есть несколько победителей. Это не похоже на проигрыш 99 других, в этом есть масса побед. Я не уверен. Может быть, вы можете помочь нам с некоторой общей картиной, размышляя снова о% возрастов, какой% возраст из 100 стартапов в вашем уме дает выход, может быть, это было куплено кем-то другим, что желательно и радует людей за столом , примерно какой процент стартапов этого достигают?

Дуглас: Я думаю, что большинство венчурных фондов смотрят на свои портфели и говорят, что 10% компании или 20% компании.Это похоже на правило 80-20%, 90-10%. Огромные победы приносит небольшое количество компаний. Вообще говоря, примерно половина будет приносить некоторую прибыль, а половина не принесет никакой прибыли.

Гарднер: Возврата нет.

Дуглас: Вы потеряете как минимум половину. Есть еще 40%, которые принесут некоторую прибыль, и это нормально. Тогда эти последние 10% — вот где все большие победы. Но что интересно в этом Дэвиде, я добавлю еще одну вещь, которую не осознают большинство людей, если вы посмотрите на то, что происходит с частными компаниями, возможно, это самый большой выход на сегодняшний день, возможно, половина компаний, у которых есть положительные результаты. выход или негативный покупаются либо другими компаниями, либо другими частными акциями.Слияния и поглощения на сегодняшний день являются результатом инвестиций №1 в частную компанию.

Gardner: Слияния и поглощения.

Дуглас: Другая компания приходит и покупает эту компанию. В нашем фонде, который у нас есть сегодня, у нас есть три компании за три года, у которых было то, что мы называем X, что является просто событием ликвидности, что означает, что деньги возвращаются в компанию. Все три из них были приобретены публичными компаниями. Ни один из них сам не стал публичным.Но они нашли дома как подразделения внутри более крупных корпораций.

Gardner: Motley Fool Ventures расскажет об этом чуть позже, но у них около 30 холдингов. Вы говорите о 10% всего за три года в 10-летнем фонде, и примерно 10% из них уже вышли. Они продали свой бизнес кому-то другому, как правило, на выгодных условиях.

Дуглас: Да.

Гарднер: Да, точка, точка, точка. Олен только что назвал действительно важное число, друзья-дураки.Он сказал, что 50% инвестиций, которые вы делаете в венчурный фонд, приносят нулевой доход. Когда мы говорим об инвестировании Rule Breaker и говорим об открытых рынках, где мы знаем, что потеряем много, мы не очень часто опускаемся до нуля. Даже некоторые из моих худших акций, я еще не достигла нуля. Это хороший пример того, насколько различаются эти формы инвестирования, или, по крайней мере, образ мышления, который у вас должен быть, когда вы начинаете инвестировать в венчурный капитал. Подбросьте монетку, эта вещь может запылиться в течение недель или месяцев, или вы можете ударить ее большим.

Дуглас: Справа. То, что делает это действительно сложным, Дэвид, заключается в том, что часто требуется много времени, прежде чем ты узнаешь. Вы знаете, что бизнес не растет по прямой линии, и, вероятно, в каждом успешном бизнесе, включая The Motley Fool, есть история о том, когда они были на грани смерти и должны были это преодолеть, и часть венчурного капитала имеет это терпение и действительно пытается выяснить, какие признаки успеха можно увидеть даже в самые мрачные дни.

Гарднер: Хорошо сказано.Давайте пройдемся по азбуке, немного о венчурном капитале. Я буквально думаю о сериях A, B и C. Опять же, у многих наших слушателей нет опыта в венчурном капитале, Оллен. Здесь мы собираемся сломать некоторые из наших терминов. Во всяком случае, я думаю об этом так, что у какого-то яркого человека есть идея, им нужны деньги, чтобы это произошло. Часто первое, что они делают, это ищут то, что называется, я думаю, начальный капитал, и ищут так называемого ангела. Это может быть член семьи, может быть друг, чей-то богатый дядя.Им нужен кто-то, кто выпишет им первый чек. Это начальный раунд, и с этого ли все начинается?

Дуглас: Да, это так. На складе, правда, даже чуть раньше. Сейчас у нас есть то, что называется предварительным посевом. Обычно люди начинают с идей, и есть множество вещей или человек, которого вы знаете, который может в это вложиться. Существуют группы, называемые инкубаторами и акселераторами, которые собирают людей, у которых есть идеи, и работают с ними, чтобы превратить их в бизнес и структуру.Но это самый первый этап, когда вы начинаете работу, а затем эти бизнес-ангелы, которые обычно являются физическими лицами, выписывают чеки на сумму от 5000 до 250 000 долларов. Если вы выше этого, вы как супер-ангел. Но придут ваши ангелы-инвесторы. Они берут на себя гораздо больший риск. Они действительно делают ставку на человека. Обычно у них есть какие-то ассоциации, будь то эксперты в этой области, или они знают этого человека, или что-то в этом роде, чтобы поддержать их. Но это рискованная и в некоторой степени специализированная вещь, это ваша посевная стадия.

Гарднер: Хорошо. Ангелы-инвесторы, и, например, в районе Вашингтона, округ Колумбия, существуют их группы. Они встречаются вместе, и люди приходят и рассказывают им. Обычно это люди с более высоким состоянием, которые могут выписать такой чек. Что ж, я всегда думал о посевных раундах, но теперь, поскольку я знаю нужных людей и делюсь им с вами на этой неделе, теперь я знаю, что есть предварительные посевные раунды. У нас есть предварительные посевные раунды, посевные раунды, но затем идет то, что на языке называется серией А.Я знаю, что это твоя специальность, Оллен, потому что именно здесь сосредоточены усилия Motley Fool Ventures. Но есть серия A, которая немного больше, чем seed, а затем B, немного больше, чем A, иногда намного больше, чем A, а затем C, которая может быть довольно большой. Это последовательные, все более и более масштабные раунды на соответствующих этапах роста этих компаний.

Дуглас: Да, и это правильно. Я думаю, что, как вы можете себе представить, названия лейблов не совсем ясны, и нет, есть также серия А западного побережья и серия Восточного побережья.

Гарднер: Это похоже на футбол и преступления.

Дуглас: Совершенно верно. Очень похоже на это. Западное побережье А не сильно отличается от офиса Западного побережья. Это высокая игра во всех смыслах. Но, вообще говоря, эту серию А можно примерно считать качественно вашим первым уровнем профессионального инвестирования. Когда у вас есть несколько треков и есть клиенты, вы за пределами проверки концепции. У вас есть кое-что, что вы действительно начинаете масштабировать.На каждом уровне у каждой компании есть результаты и потенциал. На каждом этапе они действительно ищут ваш потенциал, чтобы становиться все яснее и яснее на каждом этапе, но ожидается, что ваша производительность будет расти на каждом этапе.

Gardner: Вы не можете просто продолжать продавать людям свою песню, если достаточно углубитесь в тексты песен. Тебе действительно нужно будет начать петь. Давайте на мгновение вернемся назад и дадим нашим слушателям круглые цифры, Олен.Инвестиции серии А, как правило, сколько денег поступает в компанию из серии А и каков примерно размер этого бизнеса? Я понимаю, что это очень субъективно. Это все равно что говорить об акциях с малой капитализацией. Многие люди думают о разных цифрах, когда думают о средней капитализации. Давайте сделаем ставку на это. Что такое серия А компании?

Дуглас: Понятно. Я скажу, что это число переместилось, и все увеличивается, старый A теперь является C, а старый C теперь является предварительным посевом.

Гарднер: Так и есть.

Дуглас: В наши дни, я думаю, большинство людей смотрят на сериал. Компания кого-то, которая генерирует как минимум на траектории роста 1-3 миллиона долларов в год. Затем те компании, которые делают это, обычно имеют оценку от 10 до 30 миллионов долларов, 40 миллионов долларов, 50 миллионов долларов, это зависит от того, насколько вырастет этот доход. Очень похоже на Rule Breakers , Дэвид, эти компании, ключевой показатель для них, то, что мы называем ранней стадией, когда мы говорим о тех компаниях с доходом менее 10 миллионов долларов или что-то в этом роде, эти ранние стадии являются мультипликаторами выручки, где мы посмотрите на стоимость компании, посмотрите на структуру и примените коэффициент к этой прибыли.В венчурном капитале вы, как правило, не получаете венчурных инвестиций, если кто-то не готов платить, по крайней мере, в пять раз больше вашего дохода, может быть, в четыре раза ниже вашего дохода, но люди могут платить до 20 раз в зависимости от того, как быстро вы » повторно растет. На другом маленьком рынке, Дэвид, просто подумайте о типах компаний, обычно это компании, в которые мы инвестируем, мы ожидаем, что они будут расти как минимум на 100% в год. Тогда это тот бар, который мы ищем.

Gardner: Выручка от 1 до 3 миллионов долларов быстро выросла до 5%, 10%, 15%.По крайней мере, для Motley Fool Ventures, я уверен, что есть несколько более медленных производителей, и есть разные стили. Обобщать сложно. Я несправедливо по отношению к Олену, прося его назвать реальные числа A, B и C, но именно поэтому у меня есть Оллен, потому что я могу быть несправедливым по отношению к нему, и он может быть несправедливым в ответ. Оллен, перед этим подкастом я ответил на вопросы некоторых наших слушателей. @DavidJ_Vance в Твиттере задал несколько вопросов, и теперь они актуальны для этой части нашего разговора. Дэвид спросил: «Как работают раунды финансирования, посевной раунд финансирования серии А? Когда компания проводит новый раунд?» Например, вы только что дали нам цифры для A. В какой момент главный финансовый директор, если он у них еще есть, думает о серии B? Каковы масштабы и численные ожидания от этого перехода от A к B?

Дуглас: Отличный вопрос.Мне это нравится, потому что это действительно подчеркивает то, о чем нам, вероятно, следовало поговорить. Самая большая разница между инвестированием в публичные компании и инвестированием в частные компании состоит в том, что в публичном мире вы находите компанию, проводите исследования и решаете инвестировать, и это действительно индивидуальное упражнение. Что касается инвестиций в частные компании, вы можете провести свое исследование, вы можете найти компанию, и это только начало, потому что в той или иной форме вы должны связаться с этим основателем, получить его разрешение инвестировать в них, а затем в зависимости от в зависимости от того, какую роль вы играете, обсудите условия и цену этих инвестиций.Это все отношения, все согласовывается, и это делает их действительно трудными. Например, однажды я владел Apple и Microsoft, и, ни для кого не удивительно, мне не пришлось спрашивать Билла Гейтса или Стива Джобса, нормально ли это. Мне не приходилось объяснять им, когда я продавал, потому что в публичном мире у вас есть такая гибкость, чтобы думать только о себе. В частном секторе было бы проблематично инвестировать в Apple , особенно на этом раннем этапе, когда нужно инвестировать в прямых конкурентов.Например, для нашего фонда мы действуем в соответствии с политикой: если мы думаем, что есть конкурентоспособные инвестиции, мы разговариваем с обоими генеральными директорами, и они оба должны сказать, что все в порядке, или мы не будем этого делать, потому что есть какие-то отношения.

Gardner: Это большая разница между этим и индивидуальным инвестированием в публичные акции, вы абсолютно правы.

Douglass: Это подводит к тому, что обычно происходит, когда вы инвестируете и обсуждаете эту цену, кто-то рассказывает вам историю своего бизнеса, и они говорят, что я хочу достичь этой цели.У меня есть важная веха, которую я пытаюсь достичь. Если вы вложите X долларов, этого будет достаточно для меня, чтобы достичь этого рубежа, и это повысит мою ценность. Ответ на вопрос на этом фоне, который проходит через все этапы, основатели устанавливают вехи. Они привлекают капитал, обещая выполнить эти вехи. Когда они выполняют эти вехи или когда у них есть четкое представление об этих вехах, они пытаются собрать деньги, или когда они потратили деньги и все еще не достигли жернова, но им понадобится больше денег, они возвращаются и попробуйте поднять с пересмотренными ожиданиями.

Гарднер: Это достаточно четкое двоичное различие, которое вы бы сделали? Я понимаю, что в Motley Fool Ventures мы больше сосредоточены на серии A, поэтому я не задаю парню серии A вопрос серии B. Но будет ли это, как правило, следующим этапом, когда вы либо достигнете цели, и у вас есть представление, которое нужно показать людям, либо вы конкретно этого не сделали, и они оба хотят денег, но, может быть, по несколько разным причинам?

Дуглас: Да.

Гарднер: Хорошо.

Douglass: Это не зависит от стадии, но, в общем, компании хотят достичь долгосрочной цели, они должны разбить ее на куски и выращивать их, живя этими кусками, но жизнь происходит между каждым из них. Я бы сказал, что большинство компаний, как я уже сказал, не растут без перерывов вправо и вверх. Жизнь случается, случается COVID, и большинство бизнес-планов на 2020 год было выброшено в окно, но у вас все еще есть сотрудники, и у вас все еще есть расходы, и вы все еще пытаетесь заниматься продажами, и поэтому компании иногда, что не является необычным, получают у них мало денег, и, возможно, потребуется их поднять, прежде чем они будут готовы, и вот тут-то и начинаются переговоры, и цена может снизиться.

Гарднер: Вот где я хочу ответить на вопрос Дэвида Вэнса, подробнее его вопрос. Потому что, Оллен, он спрашивает: «Как частная компания оценивается венчурными инвесторами, и как частная компания решает, сколько акций одобрить или выпустить и их стоимость каждой?» По сути, многие из нас уже знают, сколько акций находится в обращении у публичной компании, и есть коэффициенты, которые мы можем запустить на компьютерах, которые помогают нам анализировать данные, но в этих случаях время, когда вы поднимаете Деньги звучат как огромное влияние на оценку, которую вы собираетесь получить.Выбор времени имеет большое значение для венчурного инвестирования.

Дуглас: Совершенно верно. Это огромный компонент, да и показатели немного другие. Идея процента возраста компании, которой вы владеете, очень актуальна для инвестирования в частные компании, но я думал о том, как на днях, когда у меня было обсуждение, мы назовем это, где, если кто-то из нас, кто владеет частные акции, мы открываем наше заявление, два числа, которые мы видим, — это количество акций, которыми мы владеем, и цена за акцию.Если вы хотите узнать, какой процент компании вы владеете, это исследовательское упражнение.

Гарднер: Это большая разница.

Дуглас: Это огромная разница, но при инвестировании в частную компанию основатели думают об этом как о пироге. У меня есть 100% пирог, и каждый раз, когда я зарабатываю деньги, я в основном продаю кусок этого пирога.

Gardner: Но остальные части пирога не обязательно обладают особым знанием или знанием этого вопроса.

Дуглас: Да, но в частных компаниях, учредителях и других инвесторах мы знаем, какой процент. Забавно, у меня больше шансов угадать процент компании, которой я владею, чем количество акций, которыми я владею, потому что мы действительно стремимся повысить стоимость всей компании и думаем, каков наш процент от этого а количество акций — это просто математическое упражнение, точно так же, как и в другом мире, процентное соотношение компании — это упражнение.Для нас важен процент владения, потому что для той компании, которая стоит 10 миллионов долларов, и я покупаю 10%, я хочу, чтобы эта компания пошла, в этом математика работает не так, но я хочу, чтобы компания должна пойти на 1 миллиард долларов, чтобы мои 10% теперь стоили 100 миллионов долларов. Вот как мы на это смотрим. Вы смотрите на доллары, которые я инвестирую, и на то, сколько будут стоить эти доллары, когда эта компания достигнет той точки продаж или станет публичной.

Gardner: Что ж, безусловно, публичные компании действительно используют открытые рынки для запуска вторичных предложений и привлечения денег таким образом, но от компаний на ранних стадиях постоянно ожидают, что вы будете разбавлены.Что они собираются собирать все больше и больше денег, и иногда, если у них будет действительно большой захватывающий раунд, позже это может показаться отличным. Но если для этого потребуется 1 миллион долларов, который вы ввели, что было важно для вас на ранней стадии, они достигли такого огромного успеха, что у вас нет ничего лучше 100-кратной прибыли, потому что постоянное разбавление, а иногда и большие накопления денег, серии B, C и даже Д, я не знаю, до того, как IPO действительно изменит правила игры.

Douglass: Эти буквы идут вверх, и обычно они говорят о A и B на ранней стадии, затем у вас есть C, D и E на поздней стадии, а затем у вас есть после этого, у вас есть рост.Pre-IPO — это часть роста, или иногда люди называют это прямо сейчас. Но это общие категории. Вы правы, разбавление действительно важно, и именно это в какой-то степени превращает венчурный капитал из искусства в науку, потому что эта часть венчурного капитала во многом определяется цифрами, а вы должны понимать математику и механику. У нас был инвестор в The Motley Fool из компании Mayfield. Его звали Аллен Морган. Я считаю его наставником, и я помню, как Аллен Морган однажды сказал: «Оллен, дай мне цену или условия, и я могу заключить любую сделку.«Это говорит о том, что в инвестициях так много силы, что, например, если у вас есть компания, которая, по вашему мнению, стоит миллион, и вы хотите, чтобы я заплатил за нее 10 миллионов долларов. Это может быть неразумным. Что я могу вам сказать, так это то, что я инвестирую в эту компанию, но в терминах я скажу, что получаю первые 10 миллионов долларов, которые от этого выйдут. В принципе, вы можете принять условия и получить всю прибыль. компании и не указывать в цене.

Gardner: Одна вещь, которую я уловил от вас, Оллен, заключается в том, что, опять же, в отличие от того, что я делаю, а именно покупки акций на публичных рынках, есть несколько ключевых навыков, которые мне никогда не нужно использовать, делая то, что я делаю, что вы должны иметь, и это меня поражает.Один из них — это что-то вроде эмоционального интеллекта и, вероятно, некоторая мудрость, потому что я мог разговаривать со своими акциями Zoom в течение всего дня, и они не слушали меня и не беспокоились, и они будут продолжать двигаться, и цена будет реальной, и он будет жидким каждую минуту. Но с другой стороны, эмоциональный интеллект для работы с основателями, прежде всего, чтобы выяснить, кто из них будет хорошим или нет, а затем и ваших коллег-инвесторов, потому что обычно фонды венчурного капитала не единственные. источник.Они накапливают свои деньги для каждого из этих раундов, поэтому вы работаете со своими сверстниками, и поэтому эмоциональный интеллект помогает в этом, но также кажется, что переговоры являются важной частью того, что вы делаете, Олен. Я не думаю, что у меня это вообще хорошо получается. Я рад, что вы это делаете, но точно ли я выделил пару атрибутов, которые важны для кого-то в вашем положении, о которых многие из нас должны знать?

Дуглас: Да, это эмоциональный интеллект, умение вести переговоры.Как любит говорить вице-президент команды Брендан Мэтью, средние венчурные инвестиции длится дольше, чем средний брак.

Гарднер: Вау.

Дуглас: Вы вступаете в долгосрочные отношения, и важно, с кем вы вступаете в эти отношения, и важно, чтобы вы могли общаться, потому что будут взлеты и падения, и многое из этого на самом деле просто ясное понимание вашей роли. Роль, которую вы собираетесь играть для этой компании.Как вы понимаете, в какой-то момент, может быть, не совсем, но в какой-то момент все хотели инвестировать в Zoom как частную компанию, и генеральный директор имел выбор, кому он позволит инвестировать в свою компанию.

Гарднер: Отличное положение.

Дуглас: Все рассказывают ему о чудесных вещах, на которые они способны, и он должен решить, кто из этих людей делает то, что ему нужно, и что он ценит от инвестора, и кто имеет репутацию способного чтобы доставить то, что они обещают.

Гарднер: Оллен, раньше мы говорили оффлайн, а теперь давайте перейдем к венчурным инвестициям. Просто несколько советов и уловок и немного мудрости от вас в этом разделе нашего разговора на несколько минут. Вы говорили, что венчурное инвестирование по своей сути, теперь, когда вы делаете это успешно, позвольте мне добавить, что уже три года есть только три вопроса. Каковы ваши три вопроса, которые обобщают венчурное инвестирование по сути?

Douglass: Я возьму это с точки зрения Rule Breaker и подробно остановлюсь на нем, но на самом деле есть три вопроса, которые венчурный капиталист хочет знать.Вы не увидите, чтобы это было сформулировано таким образом во многих местах, но по сути это то, что происходит. Три точки, Дэвид, таковы; № 1, ты мне нравишься? № 2, ты знаешь, что делаешь? № 3, могу ли я зарабатывать деньги? Мы найдем тысячу способов получить ответы на эти три вопроса. Вы можете дважды щелкнуть и любить ли вы меня — это не просто личное общение, хотя это важно, потому что, опять же, мы собираемся в профессиональный брак, и поэтому я действительно должен любить вас, и есть люди, которые так не думают .Кроме того, совместимы ли наши основные ценности? Вероятно, это больше то, что вы пытаетесь сделать, пытаетесь ли вы достичь чего-то, что согласуется с тем, к чему я хочу присоединиться. За этим «нравишься ли ты мне» стоит то, что ты пытаешься сделать в соответствии с тем, что пытаюсь сделать я.

Гарднер: Люблю это, и я получаю «Ты мне нравишься». Мы кратко рассмотрим шесть характеристик акций инвесторов Rule Breaker и проведем некоторые сравнения. Давайте пока припаркуем это: «Ты мне нравишься?» Но я определенно понимаю человеческий фактор, с которым вы говорите.Олен, ты знаешь, что делаешь? Ваш второй вопрос, который раньше меня рассмешил. Что вы имеете в виду, когда спрашиваете: «Вы знаете, что делаете?»

Дуглас: То есть можете ли вы убедить венчурного инвестора в том, что у вас есть определенный опыт? Самое смешное, Дэвид, что иногда возникает реальный вопрос: знаю ли я, что ты делаешь?

Gardner: Да, потому что если кто-то говорит о каком-то машинном обучении, а вы на самом деле не разбираетесь в машинном обучении ИИ, это не обязательно на них, хотя я надеюсь, что хороший коммуникатор может сделать это для вас общедоступным, но на самом деле это частично на тебе, я полагаю.

Дуглас: Давайте сделаем его немного скромнее. № 2: «Достаточно ли я умен, чтобы понять, что вы делаете?»

Гарднер: Как насчет «Знаем ли мы, что делают друг друга?»

Дуглас: Да, мы оба знаем, что вы пытаетесь сделать?

Гарднер: Справа. Это кажется особенно уместным, но, по крайней мере, суть дела на начальном этапе, если вернуться к чуть более серьезному ракурсу, заключается в том, что вы пытаетесь выяснить, есть ли у этого человека, у него, отличная идея, могут ли они действовать? Смогут ли они создать команду, которая сможет это сделать? Потому что это не будет один человек, который придумывает и управляет им.Вы должны быть лидером среди людей, которых вдохновляет видение, которое может быть технологически обусловлено и не так-то просто реализовать, поэтому они просят капитал.

Дуглас: Справа. Это похоже на то, какие у тебя отбивные казни? Как вы собираетесь воплотить эту идею в жизнь? Потому что печальная реальность, Дэвид, заключается в том, что существует миллион отличных идей. На самом деле люди склонны переоценивать ценность одной идеи. Что действительно отличает эту идею от инвестиционного бизнеса, так это человек, который может реализовать идею и готов пойти на этот риск и эти усилия.

Gardner: У этого так много аспектов, от истинного знания вашего рынка до создания хорошего продукта или услуги, отслеживания ваших финансов и всего того, что должно происходить в целом хорошо для того, чтобы что-то процветало, а это не так. тривиально. Это то, что я глубоко уважаю. Одна из причин, по которой я люблю инвестировать, — это нахождение таких людей и возможностей, когда они действительно могут приносить пользу. Сет Годин, который был на этом подкасте несколько лет назад, я большой поклонник Сета Година, бизнес-автор.Он согласен с вами. Он говорил, что миру не нужна еще одна прекрасная идея. У вас есть отличная идея, отлично, у вас есть отличная идея. Так много прекрасных идей, это не то, что нам нужно. Нам нужны люди, которые действительно могут воплотить в жизнь прекрасную идею и превратить ее в великую реальность. Похоже, это школа мышления Оллена Дугласа, когда дело касается того, что действительно нужно.

Дуглас: Именно так, Дэвид. Третий момент, к которому мы приближаемся, — это вопрос: «Могу ли я заработать на этом бизнесе?»

Гарднер: Который отдельный.Вы можете правильно понять первые два и по-прежнему не сможете сказать «да» третьему.

Дуглас: Совершенно верно. Я думаю о некоторых из них, мы находимся в старом городе Александрии, где много маленьких магазинчиков. У них есть много мест, куда можно пойти и вкусно пообедать. Я помню небольшой ресторанчик под названием […], и у них был просто потрясающий бутерброд с курицей.

Гарднер: Прямо возле штаб-квартиры Fool в Александрии, Вирджиния, здесь, в США. У них есть отличный куриный салат, как вы сказали?

Дуглас: Отличный бутерброд с курицей и салатом.Мне он очень понравился, я бы пошел и купил один, и это было потрясающе. Я бы ни за что не стал инвестировать в это как в бизнес. То, что они сделали, было великолепно, но для того, чтобы этот венчурный капитал приносил прибыль, он должен приносить прибыль, в которой я нуждаюсь. Он должен масштабироваться до огромных размеров. Есть много выдающихся и замечательных предприятий, но они просто не подходят для венчурного капитала. Я иногда думаю о нашем венчурном фонде: обычно мы не вкладываем меньше 500 000 долларов в компанию.Если вы занимаетесь бизнесом и думаете, что 500000 долларов — это много, вы, вероятно, не готовы к венчурному капиталу, потому что это компании, которые к концу дня легко могли бы вложить в них 100 миллионов долларов, чтобы получить ту прибыль, которую мы ищем. для.

Gardner: Это действительно совсем другой масштаб, и о нем стоит помнить. Да, в Америке так много отличных малых предприятий и так много людей с сердцем и характером, которые каждый день доставляют прекрасный продукт или услугу из своего фургона с едой, или они работают в сфере ухода за больными, или так много побочных концертов и много проделанной большой работы.Но разреженное пространство реальных масштабов — это то место, где венчурный капитал, который каучуковый завод открывает дорогу для отрасли. Олен, давайте перейдем к завершению нашего разговора с Motley Fool Ventures. Мы ссылались на него несколько раз, но не могли бы вы привести некоторые статистические данные о размере фонда, которые вы видели за первые три года. Дайте нам краткий обзор. Это не рекламный ход, люди, потому что это уже фонд, он уже профинансирован. Это обучающее упражнение, в котором учится у кого-то, кто уже четвертый год строит этот самолет, когда он летает на нем, и он делится своими мыслями о пилотах с вами и мной.

Дуглас: Спасибо за это, Дэвид, и это правильно. Сейчас мы не привлекаем капитал, поэтому, пожалуйста, не рассматривайте это как ходатайство, потому что это не так. В Motley Fool Ventures мы считаем себя фондом ранней стадии, что означает, что мы инвестируем в ту серию А, о которой вы говорили несколько раз, что является обоснованным уровнем. Иногда мы делаем немного меньше, иногда — немного больше, но это наша золотая середина. Мы фокусируемся на компаниях, которые ищем, это не столько только следующий Rule Breaker как таковой, но и здесь не так много аналогий.Мы ищем компании, которые пытаются решать большие проблемы. Мы, как и компания The Motley Fool, дочерней компанией которой являемся, находим большую привлекательность в компаниях, которые используют технологии инновационными способами, и поэтому многие компании, в которые мы инвестируем, мы называем их технологически активными, что означает, что они используют технологии для увеличения масштабов, эффективности или доступа к тому, что мы называем действительно крупными рынками. Это означает, что мы видим возможности для нескольких компаний стать на этих рынках компаниями с доходом в миллиарды долларов.

Gardner: Взяв пару примеров, вы можете назвать имена, если хотите или нет, но каковы несколько примеров компаний, которые выглядят так?

Дуглас: Конечно.Мы совсем недавно, и вы можете посмотреть в новостях, я думаю, что вокруг этого было много публикаций. Мы только что инвестировали на прошлой неделе в компанию под названием Esusu, E-S-U-S-U.

Гарднер: Итак, здесь не Джо Исузу. Нет ни Z, ни Is, это E-S-U-S-U, это Esusu.

Дуглас: Справа. Вы увидите множество заголовков. Вместе с нами инвестировала Серена Уильямс, звезда тенниса.

Гарднер: Я видел историю, и все было о том, как Серена инвестировала в Эсусу.Но подождите, разве мы не были ведущим инвестором в этом?

Дуглас: Да, мы были ведущим инвестором. Я не осознавал этого, но оказалось, что Серена более известна, чем я, Дэвид.

Гарднер: Ну ладно. Скажем так, хорошо быть в ее команде. Но что делает Эсусу?

Douglass: Они пытаются решить проблему людей в Америке, у которых нет кредитных отчетов или кредитных файлов.Без них 45 миллионов американцев. Когда вы слышите истории о том, что средний американец не в состоянии покрыть свои сбережения на 400 долларов или 1000 долларов, скорее всего, вы говорите о людях, у которых нет доступа к кредитам. Хотя все мы знаем об опасности кредита, если у вас его нет, вы в конечном итоге будете либо получать ссуды до зарплаты, либо жить за счет наличных денег, что только ограничивает вашу способность создавать богатство и достигать его. финансовая стабильность, которой мы все хотим.Итак, когда вы думаете о компании, которая пытается решить проблему, которую решают 45 миллионов американцев.

Гарднер: Эта шкала.

Дуглас: Эти масштабы. Вот о чем мы говорим. Они делают это благодаря уникальному способу работы с собственниками. Поэтому вместо того, чтобы пытаться решить эту проблему по отдельности, они решают ее по одному многоквартирному дому, по одному собственнику за раз. Они делают это очень эффективно. Работа на недостаточно обслуживаемом рынке.Это такой доступ. Они действительно отмечают все пункты того, что, по нашему мнению, должна делать компания, чтобы иметь возможность расти, и действительно решают проблему, которая, если они ее решат, в их случае, что нам очень нравится, является добавкой к экономике. . Вы говорите о людях, которые остаются в стороне, и поскольку мы создаем ситуации, когда они могут получить финансовую безопасность и начать создавать богатство самостоятельно, это приносит пользу всем нам.

Gardner: Итак, это звучит как отличная идея. Я очень надеюсь, что у нас с Сереной все получится.Мне любопытно, Олен, когда ты впервые услышал об этой компании? Как долго мы проводим комплексную проверку? Каковы типичные временные рамки между объявлением на прошлой неделе и тем, когда мы впервые о нем узнали?

Дуглас: Это рекорд для нас, Дэвид. Меня представили генеральному директору, его зовут Эбби Вемимо, два года назад, и мы поладили, и я неофициально консультировал его, выстраивая эти отношения в течение нескольких лет. Это настоящие отношения. Мне искренне нравятся он и его соучредитель Самир, и они были для нас слишком рано, когда пришло время инвестировать.Они не достигли тех целей, которые были у нас, но мы поддерживали связь. Я им помог. Они познакомили меня. Когда пришло время провести этот раунд, у нас сложились такие отношения. Мы встречались.

Гарднер: Два года?

Дуглас: Два года. Но, как правило, это примерно что-то, измеряемое месяцами. Между тем, когда вы встречаетесь с кем-то, и временем, которое вы вкладываете, от трех до шести месяцев. Тогда сам процесс инвестирования, вместо того, чтобы идти к своему дисконтному брокеру, находить его и нажимать «купить», просто транзакционная часть может легко составлять месяц, сам по себе.

Гарднер: Оллен, дайте нам краткий обзор, сколько денег в Motley Fool Ventures? Сколько компаний? Что там худого?

Douglass: Вкратце, у нас есть 150 миллионов долларов, которые являются обязательствами, которые являются суммой того, что наши LP дали нам для инвестирования от их имени. У нас есть планы инвестировать в 40-50 компаний, это диапазон, о котором мы говорили. Нам сейчас 30 лет, мы можем оказаться немного за пределами этого диапазона. Наверное, может быть, во всяком случае, в нижней части этого.Как вы упомянули, Дэвид, это обычно венчурный капитал, вы вкладываете деньги и зацикливаетесь на этом, и это нужно понимать. Я думаю, что это важно из-за нестабильности, легко выйти из строя, если вы не были заблокированы. Но это 10-летний фонд с идеей, что деньги, вложенные в The Motley Fool, поступают в течение определенного периода. времени, обычно первые пять лет и эти вторые пять лет, компания росла и развивалась, а затем находила свой выход.Независимо от того, выкупается ли он кем-то, выходит ли он на биржу, будь то Motley Fool, решивший, что путь IPO сейчас не подходит для них, и они выкупают инвесторов обратно, или для тех компаний, которые не преуспевают.

Что меня всегда забавляет в венчурном капитале, Дэвид, так это то, что в большинстве описаний того, что происходит с компаниями, в которые инвестируют венчурные капиталы, они используют термин «неудача» для описания значительной части этих компаний. С технической точки зрения, The Motley Fool будет считаться провалом в том смысле, что мы не стали публичными, и мы не были куплены кем-то, и мы вернули нашим инвесторам, и это не было в 100 раз больше, чем вы смотрите. для даже при 10X.Как ни странно, для нашей когорты это было неплохим вложением, учитывая, что эти люди приехали в 2001 году или что-то в этом роде. Но неудача с точки зрения венчурного капитала часто означает, что фонд венчурного капитала не получил желаемой прибыли, что во многих нюансах отличается от того, как мы описываем неудачу. Нам нравится говорить, что мы не получили свои доходы.

Гарднер: Конечно. Я часто просто пытаюсь обыграть рынок, когда выбираю акцию, сэмплер из пяти акций или целый портфель, я надеюсь, что он превзойдет рынок.Я не обязательно нацеливаюсь на конкретную отдачу и говорю, что думаю, что это должно быть именно так. Но понятно, что часто так задуманы венчурные инвестиции, и поэтому у них есть процент успешных или неудачных результатов в зависимости от их ожиданий, не обязательно того, было ли это хорошо в конечном итоге или нет.

Douglass: Потому что со стороны портфеля есть ожидания доходности. В общем, они хотят получить 20% годовых на свои деньги.

Гарднер: Большие деньги.Это большое число.

Дуглас: Это большое число, и оно оправдывает риск.

Гарднер: Ну, я знаю, что цифры не всегда общедоступны. В конце концов, это частное рыночное инвестирование, Олен, но вы упомянули Motley Fool Ventures, фонд на 150 миллионов долларов. Давайте просто притворимся, что Эсусу — ваше самое любимое вложение, а я не говорю, что это так. Я вообще-то не знаю. Я не в команде. Но какую часть своего портфеля в 150 миллионов долларов вы могли бы вложить в свои самые любимые инвестиции?

Дуглас: Очень хорошо.Что ж, если Эсусу слушает этот подкаст, да, ты моя любимая инвестиция. Если другие мои компании слушают, вы тоже мои любимые инвестиции. Итак, Дэвид, вы здесь говорите о построении портфолио, чтобы я мог немного абстрагироваться от Эсусу и мог говорить более свободно. В документах нашего фонда мы можем вложить до 10% этих денег в одну компанию, так что мы можем вложить до 15 миллионов долларов в одну компанию. Как я уже говорил ранее, мы не вкладываем меньше 500 000 в любую компанию.Когда вы думаете о 150 миллионах долларов, я не могу инвестировать этот миллион или я не могу инвестировать эти 10 тысяч долларов за раз, я умру, прежде чем все заработает. Итак, в общем, опять же, с этими 40-50 компаниями, как бы то ни было, мы склонны выписывать этот типичный чек на миллион долларов. Компании с лучшими показателями будут в диапазоне 10-15 миллионов долларов, компании, которые этого не сделают, вероятно, немного меньше. Мы смотрим на это как на долгосрочные отношения, поэтому наша первая проверка — не единственная проверка работоспособности компаний.Строим со временем.

Gardner: Итак, фонд серии A, когда компания преуспевает, и они действительно достигли своих показателей, и они готовы к серии B, вас приглашают большие игроки плеча B, которые говорят: «Давайте бросим им кость там, они были там в серии А. » Это обычно так?

Дуглас: Нет, хуже, но лучше.

Гарднер: Скажите.

Douglass: Как правило, в ваших терминах, о которых мы говорили ранее, если мы инвестор серии А, и мы имеем право инвестировать во второй раунд, который мы называем пропорциональным.Мы владеем 10% компании. Мы имеем право инвестировать не менее 10% в следующий раунд, чтобы сохранить нашу долю владения. Вот как мы справились с разбавлением. Причина, по которой я смеялся, заключается в том, что, когда приходит этот крупный заемный инвестор серии B, в зависимости от того, сколько он вкладывает и насколько он хочет оценить компанию, он может прийти и сказать: «Вы знаете, что я собираюсь сделать. увеличьте стоимость компании в четыре раза, и я заберу ваши пропорциональные права, «как мы их называем». Я собираюсь сгладить их в свете большего количества огня и отбросить их на задний план.«

Гарднер: Сделайте это для нас реальностью. Я думаю, что это могло случиться с нами, если вы не собираетесь называть имена или номера, но что именно происходит? Я думал, что у нас была пропорциональная оценка, но в таком случае они взвинтили оценку до такой степени, что мы не можем участвовать сейчас?

Дуглас: Да, в зависимости от ситуации, в которой находится компания, в основном это приглашение прийти и инвестировать. Так всегда бывает. Когда это происходит впервые, вас приглашают только генеральный директор.Но по ходу раунда каждый раз, когда кто-то добавляется к таблице, этот инвестор, который уже является фанатиком части A. Например, когда входит Эсусу, а кто-то входит и говорит: «Привет, Оллен, следующий Чтобы это сработало для меня, потому что у меня есть фронт в триллион долларов, а они хотят собрать только 50 миллионов долларов, мне нужно вложить все 50 миллионов долларов ». Я такой: «Ну, я не хочу этого, потому что я думаю, что они будут продолжать», а они такие: «Ну, а что, если я ценю компанию так, что ваш X стоит 5 раз за один год. когда вы позволите этим глупым пропорциональным ставкам уйти.«

Гарднер: Верно, неважно, что вы думаете. Многие из нас, как индивидуальные инвесторы в компании публичного рынка, хотят выбирать правильные акции. Я думаю об этом очень важном. Я хочу владеть этим, а не другими. Это первый шаг. Шаг второй: какого размера будет эта позиция для моего портфеля? Вы, как венчурный капиталист, упомянули о построении портфеля, Оллен. Но есть третий шаг, который вам нужно сделать, чего я на самом деле не делаю, а именно попытаться сохранить паритет.Или, опять же, с помощью некоторой комбинации переговоров и эмоционального интеллекта вы на самом деле боретесь за положение, о чем остальным из нас обычно не приходится думать.

Дуглас: Я скажу, Дэвид, в этом преимущество венчурного фонда. Не так много людей, у которых есть 150 миллионов долларов, чтобы инвестировать в них. Когда вы инвестируете через фонд, вы теряете некоторый контроль над тем, что выбираете, потому что это похоже на пул вслепую. Вы даете нам деньги и не знаете, в какую компанию инвестировать.Но у вас есть уверенность, что у вас есть профессионалы.

Гарднер: Вы делаете ставку.

Douglass: Инвестирование от вашего имени в использование вашего коллективного капитала, чтобы быть уверенным, что, если вас собираются подтолкнуть, кто-то пытается получить кучу денег. Это возится […] глупо.

Гарднер: Ага. Хорошо сказано. Оллен, я пообещал ранее и хочу выполнить это обещание здесь, в конце, что я повторно расскажу о шести чертах инвестирования Rule Breaker , о которых я говорил и писал до тошноты.Мне любопытно, как они оцениваются с точки зрения того, насколько хорошо они работают или имеют значение для вас, как целенаправленный управляющий директор по венчурному капиталу. Ты сыграешь со мной в эту игру?

Дуглас: Я бы хотел сыграть в эту игру, Дэвид.

Гарднер: Может быть, по минуте на каждого. Первый ищет акции, компанию, которая является лидером и первопроходцем в важной развивающейся отрасли. Насколько хорошо вам эта оценка?

Douglass: Я бы сказал, что если бы я разделил их на высокий, средний и низкий, я бы сказал, что это средний.Вы, безусловно, ищете компании, которые имеют преимущество перед конкурентами. Но они настолько ранние, что действительно трудно однозначно сказать, кто главный, потому что есть много компаний, которые пытаются что-то делать, выбирая разные подходы для решения схожих проблем. Я действительно больше ищу абсолютного успеха в относительном.

Gardner: Да, это действительно становится более очевидным по мере того, как компании становятся более зрелыми, а промышленность начинает развиваться. Кто на самом деле лидер? На этой ранней стадии, когда у вас есть 23 разных человека, у которых есть идеи о том, как добавить машинное обучение в кофе, это просто не те усилия.Потому что все дело в идеях. У кого угодно может быть идея.

Дуглас: Да.

Гарднер: Хорошо. Это здорово, так что это средний показатель для №1. №2, это устойчивое конкурентное преимущество, конечно, которое можно измерить разными способами, например, наличие дальновидного основателя может служить примером. Иногда неумелая конкуренция, иногда патенты, есть множество форм преимуществ, но мы ищем устойчивое конкурентное преимущество. Как это оценивается?

Гарднер: Я думаю, что один высокий, и это соответствует той идее, о которой мы говорили раньше; ты знаешь что делаешь? Сможете ли вы сформулировать мышеловку, которая действительно звучит так, будто она лучше, чем то, что мы делаем? Можете ли вы описать эту мышеловку таким образом, чтобы она не могла быть воспроизведена следующей компанией? Это действительно важно, и я думаю, что у него много общего.

Гарднер: Черта № 3 из Rule Breakers Акции — сильное прошлое повышение цен. Это очень легко увидеть, когда у вас есть публичные рыночные компании с прививками в реальном времени и историческими данными о том, как обстоят дела с их акциями. Вы знаете, как это важно, я часто это говорил. На прошлой неделе Фрэнк Райх сказал это снова, даже дал мне немного за это, но победители побеждают. Очевидно, что когда мы говорим о серии A, там не так уж много истории, но видите ли вы что-то, прокси или аналог сильного обесценивания цен в прошлом, которое хорошо или плохо для вас?

Douglass: Да, я бы поставил это выше, если бы мы могли использовать прокси, и это было бы сильным прошлым ростом доходов, на что мы и смотрим, если у вас есть история роста вашего дохода.Как я уже сказал, те уровни, которые мы делаем в Motley Fool Ventures, не являются чем-то необычным. Люди смотрят на рост на 50%, мы начинаем чесать в затылке и спрашивать, что не так, да? Сильный рост выручки в прошлом действительно важен.

Гарднер: Отлично. Черта №4, хороший менеджмент и умная поддержка. Все дело в человечности, я не могу себе представить, что это плохие оценки. Это должно быть, по крайней мере, медиумом для вас, Олен и я тоже вас туда бросили, потому что вы поддерживаете и часто, когда люди смотрят на черту No.4 из акций «нарушителей правил» , они просто думают о генеральном директоре и говорят: «Я верю в это дальновидное предприятие?» Но нет, меня также волнует, кто их поддерживает, чему мы можем у них поучиться. Ты же не собираешься ставить себе бессмысленную оценку, ты Оллен?

Douglass: Я бы сказал, что для большинства венчурных капиталистов, если бы мы разбили это на две части, это был бы высокий-высокий. Честно говоря, Дэвид для Motley Fool Ventures это высокая-низкая. Нам нужны умные, замечательные люди.Венчурный капитал как отрасль не очень хорошо работает с населением предпринимателей. В частности, Митч Капор, с которым мы являемся соинвесторами, и я сказал ему, что он мой герой. Он входит в венчурный фонд Kapor Capital, но также является одним из основателей Lotus 1-2-3.

Гарднер: Назад в день.

Дуглас: Да. […] предшественник Microsoft Excel и имел решающее значение в моей карьере, но у него есть цитата, в которой говорится: «Гений распределяется равномерно, а доступ к капиталу — нет.»Это было основано на исследовании одной из школ Лиги плюща: если вы посмотрите на всех людей, получивших патенты, и посмотрите на них по почтовому индексу, вы не сможете ничего отличить от Калифорнии, Нью-Йорка, Среднего Запада. , все они имеют одинаковые возможности получения грантов на душу населения, но у венчурного капитала не было. 80% венчурного капитала поступает в Кремниевую долину, штат Нью-Йорк, штат Массачусетс. Поэтому для нас умная поддержка означает следование за людьми, которых мы не знаем, выполнение вещи, которые мы не понимаем в очень узких географических регионах.Именные бренды не имеют для нас большого значения, но если этим руководит Дэвид Гарднер, которого мы знаем, и у нас есть представление о том, что он делает, каков его стиль и каков его послужной список, тогда мы положите на него вес. Но то, что вы принадлежите к кому-то, о чем мы слышали, само по себе не придает вам лишнего доверия, и я думаю, что это открывает возможности для нас, для инвесторов, которых могут не заметить другие.

Гарднер: Но, мальчик, важно найти этого талантливого генерального директора или команду вокруг этого человека.Когда я думал об этом мире, одним из моих первых наставников был бывший член правления Motley Fool Фред Сингер, инвестор Yahoo! и проделал огромную работу, и он часто говорил: «Нет идеальных людей, есть только идеальные команды». Он должен быть высоким, и я рад, что вы сказали, что это высокий уровень для управленческой части, но это не обязательно связано с одной звездой Илоном Маском. Часто это может быть больше синергиста к ракетному термину от Леса Маккеуна, предыдущего автора, ранее дававшего интервью в этом подкасте, где вы ищете кого-то, у кого нет эгоизма, но который отлично подходит для создания команды и обеспечения того, чтобы это могло быть , мы не идеальные люди, но это могла бы быть идеальная команда.

Дуглас: Да. Я помню это, я не могу вспомнить его имя, сказал мне, что не будет инвестировать в компании с одним основателем, потому что он хочет убедиться, что вы можете убедить еще одного человека, кроме него, инвестировать в компанию. Пойдите, убедите кого-нибудь бросить то, что они делают, и работать на вас, а затем я поговорю с вами об инвестировании, потому что вы правы, об этом качестве лидерства, и это одна из причин, почему мы находимся на том уровне, на котором мы есть, потому что мы этого хотим. доказательства того, что они могут привлекать качественных людей.

Гарднер: Да, так важно. Признак № 5 акции Rule Breakers — это сильный потребительский бренд. Как вам эта оценка?

Douglass: Я бы сказал высоко, Дэвид, и это требует от нас вдаваться в детали того, что вы говорите о потребительском бренде, потому что есть компании, которые не ориентированы на потребителя. Но нам нужны компании с хорошей репутацией в тех областях, в которых они работают. Вы смотрите на это в основном со стороны клиентов, которых они привлекают.Когда вы начинаете, мы действительно смотрим на то, что компания работает с вами как с бизнесом, и одним из наших любимых критериев, Дэвид, является наличие компании, которая является клиентом The Motley Fool, то есть Мы твердо подтверждаем, что это отличный бизнес.

Gardner: Как насчет того, чтобы назвать здесь одно или два имени, не обязательно специально для покупателя-дурака, но я вас слышу. Если мы покупаем у них, это, вероятно, многое говорит о нашем уважении к их технологиям, продуктам или услугам.Но, Оллен, какие у вас в голове примеры компаний, которые, вы правы, не все являются потребительскими брендами, но у каждого продукта и услуги есть покупатель? Они могут быть покупателями B2B, B2B. Какая пара компаний, входящих в фонд Motley Fool Ventures на ранней стадии развития, по вашему мнению, хорошо работает с брендом?

Дуглас: Их несколько, есть компания под названием Hungry Marketplace, я думаю, у нее есть отличный бренд.Они обычно доставляют приготовленную еду в офисы или в другие места, и, очевидно, они затронуты пандемией, но проделали большую работу, чтобы обойти это, и у них все хорошо. Есть такая компания UrbanStems, которая занимается доставкой цветов.

Гарднер: Готов поспорить, я люблю UrbanStems.

Дуглас: Я думаю, у них отличный бренд. Есть компания MotoRefi, которая помогает людям рефинансировать автокредиты. Мы считаем, что это отличный бренд.

Gardner: Это все отличные примеры. Так что ни один из этих брендов на данный момент не является общеизвестным, но мы говорим об инвестициях серии A, которые мы сделали в эти компании. Иногда они развиваются, и у них, вероятно, есть кто-то, кто действительно понимает, как построить бренд, что, безусловно, является хорошим трюком, если вы можете его реализовать. Имея свой набор хитростей как деловой человек, настоящее понимание того, как построить бренд.

Douglass: Я думаю, что самые известные компании в нашем портфеле, мы инвестируем в компанию под названием Madison Reed, и поэтому, если вы знакомы с цветом волос, вы можете знать бренд Madison Reed.Мы инвесторы в компанию под названием Carta, которая помогает компаниям управлять своими опционами на акции в таблицах капитализации, как мы их называем. Я думаю, что это два, которые довольно хорошо известны. Компания под названием Republic, Republic интересна тем, что для людей, которые хотят экспериментировать с инвестированием в частные компании, Republic — это краудфандинговая платформа, в которую инвестировал The Motley Fool. Мы очень рады тому, что они делают. и есть место, куда вы можете пойти, возможно, поэкспериментировать с инвестированием в частные компании.

Гарднер: Отлично. Последняя черта, о которой вам будет интересно услышать, — это моя специальная сделка соуса для Rule Breaker Investing, , то есть мы хотим, чтобы люди называли акции, которые мы смотрим, переоцененными. Мы хотим, чтобы у людей сложилось общее представление о том, что люди никогда не станут покупать или вкладывать в него деньги, потому что он слишком переоценен. Как это оценивается?

Douglass: Это довольно распространено, и это почти […] поэтому, когда у вас неэффективный разрозненный рынок, многие люди ищут компании, которые, как выясняется, будут лучше, чем серия A инвестору было буквально невозможно переплатить за Zoom.

Гарднер: Не так ли? Точно.

Дуглас: Мы ищем эти компании. В оценках вы часто слышите их в частных компаниях, люди не понимают, почему люди платят так много, но трудно понять, что значит расти на 100% в год и что это означает для дохода в 10 миллионов долларов при 100%. % в год на пять лет. Например, […] это от 10 до 320 миллионов долларов за пять лет, это просто невероятный рост.

Gardner: Я думаю, что у многих моих слушателей большой вопрос, на данном этапе, и вы только что упомянули Республику, Олен, так что это кажется актуальным: могу ли я принять участие? Мне очень нравится то, что вы сделали для Motley Fool Ventures для нашего первого фонда, я узнал об этом от вас, Олен, большинство венчурных фондов хотят работать с как можно меньшим количеством партнеров с ограниченной ответственностью, которые выписывают как можно больший чек. .Многие венчурные фонды — это всего лишь пять разных венчурных фирм, которые выписывают крупный чек другой, и теперь им очень весело. У них просто есть несколько человек, с которыми нужно иметь дело, проверять, сообщать финансовые отчеты и проверять их по телефону, и такова отрасль. Вы хотите минимизировать количество инвесторов, которые у вас есть, и получать как можно больше денег от каждого из них. Когда вы основали Motley Fool Ventures, вы поступили с точностью до наоборот. Не могли бы вы объяснить это через минуту или меньше?

Дуглас: Да.Инвесторы в большинстве венчурных фондов — это семейные офисы, учреждения, корпорации, крупные организации. Мы решили, что хотим, как вы сказали, Дэвид, перевернуть это вверх дном, привлечь как можно больше людей с относительно небольшими проверками. У них еще были требования к аккредитации, о чем можно говорить. Но в итоге мы получили 800 партнеров с ограниченной ответственностью в нашем фонде, что, я не знаю, в 20-40 раз больше, чем ваше обычное финансирование, и в несколько раз больше, чем кто-либо из тех, кто когда-либо говорил нам, что они видели.Это было захватывающе.

Гарднер: Это потрясающая история. Это общий Rule Breaker -й подход к венчурному капиталу. Мне нравится, что у тебя возникла эта идея и что ты ее реализовал, Оллен. Это означает, что у нас намного больше удовольствия на наших собраниях, чем у других на их собраниях, потому что их собрания — это просто поверхностное управление, основанное на открытом и общении […]. Как только мы снова вернемся к личной встрече, у нас появятся сотни и сотни людей, которые инвестируют в нас. Но это подводит меня к вопросу, Олен, а как насчет остальных? Я думаю, что минимальный чек, который мы можем принять, составляет 100 000 долларов.Что ж, я уверен, что есть кто-то, кто прослушал подкасты на этой неделе и думает, что это захватывающе, но у них нет 100 000 долларов. У них может быть от 5000 до 15000 долларов. Не могли бы вы вкратце рассказать о том, как устроен мир венчурного капитала, включая всех или нет.

Дуглас: Ага. Венчурный капитал на самом деле нет, но есть несколько вещей, и, как вы упомянули ранее, Дэвид, есть компания Republic, в которую мы инвестировали. Они демократизируют инвестирование частных компаний.У них есть возможности для краудфандинга, которые не имеют значительного минимального требования для участия в краудфандинге. У них действительно есть возможности для аккредитованных инвесторов, а это значит, что вам нужно иметь пару 100000 долларов дохода или какой-то другой. Но они проводят проверку, чтобы убедиться, что компании на их платформе имеют определенное качество и стандарты. Я бы сказал, Дэвид, очень похоже на инвестирование в публичные компании. Очень часто лучшее, что вы можете сделать, чтобы добиться успеха, — это просто начать.Когда мы все оглядываемся на наши первые акции, оглядываясь назад, мы понимаем, что вступить в игру и начать учиться — это действительно способ действительно начать. Образование от ваших первых инвестиций почти невыносимо превзойдет финансовую отдачу от них. Что касается тех людей, которые думали о краудфандинге, они могут не думать, что это безопасно. Я думаю, с точки зрения безопасности, мы, безусловно, можем сказать, что у Republic есть уважаемая платформа, не говоря уже о том, что инвестирование через платформу Republic — отличный способ заработать деньги.Мы не гарантируем, что вы не потеряете деньги. На самом деле, вы, вероятно, будете, потому что это природа инвестирования частных компаний, но вы узнаете так много, что, когда вы дойдете до точки, когда вы можете выделить более значительные суммы денег, вы готовы, вы готовы, и вы сможете принимать более обоснованные решения.

Gardner: Я рад, что вы сказали это, Оллен, потому что здесь, в заключение, очень много людей увлечены криптовалютами и различными биржами.Мы определенно здесь не для того, чтобы сказать, что мы тоже находим там какой-то интерес. Я думаю, что большинству из нас будет лучше всего, если вы собираетесь проводить время с таким вниманием на платформе краудфандинга. Я думаю, глядя на реальные компании и идеи, продукты и услуги, а не на чью-то следующую идею использования блокчейна, которая сама по себе является действительно классной технологией, на которую стоит обратить внимание. Но я думаю, что многие из нас смещают акцент на такие компании на ранней стадии развития. Я гораздо больше разбираюсь в том, как это сделать, и преуспеваю в этом, чем я мог бы предположить чью-то еще криптовалюту в наши дни.Немного редакционной статьи от меня. Что ж, Олен, это было так весело. Вы так щедро уделили время. Вы рассказали нам о многих странах мира. Я чувствую, что мы только начали. Фактически, одна из моих любимых линий, чем больше остров знаний, тем длиннее береговая линия тайн. Вы немного помогли нам накапливать наши знания, но у меня осталось, вероятно, еще больше вопросов и знаний, которые мы никогда не сможем обсудить в одном подкасте. Но я действительно хочу поблагодарить тебя, Олен, потому что я думаю, что на этой неделе мы получим несколько хороших вопросов по почте.Опять же, наша электронная почта, [email protected], напишите нам в Твиттере @RBIPodcast. Олен, если я смогу оттащить тебя назад, я мог бы попросить тебя немного поговорить на следующей неделе, чтобы ответить на некоторые вопросы, которые мы неизбежно вызывали в подкасте этой недели. Но прежде чем я вас отпущу, мы раньше делали одно, что вы знаете из нашего радио-шоу, потому что когда-то слушали его, — мы спрашивали людей: покупайте, продавайте или держите, но мы бы не стали спрашивать их об акциях. Мы спрашивали их о том, что происходит в мире, о продуктах или услугах, моде, тенденциях, и говорили, что если бы это были акции, вы бы купили, продали или держали бы?

Дуглас: Понятно.Я помню ту игру. Я хорошо это помню, и мне это понравилось, Дэвид.

Гарднер: Я знаю, что ты собираешься сыграть со мной в игру, Оллен, у меня здесь для тебя три. Первый, ну, мы только что говорили об этом, криптовалюты. Купить, продать или удержать капитал C, криптовалюту?

Дуглас: Дэвид, я собираюсь купить там. Это было интересно. На самом деле у меня есть биткойнов , потому что я открыл крипто-счет просто в качестве эксперимента. Как тостер, они дали мне биткойн на 5 долларов.

Гарднер: Вау, когда это было?

Дуглас: К сожалению, это было тогда, когда цена была 40 000 долларов.

Гарднер: Понятно, я надеялся, что это было лет восемь назад.

Дуглас: Нет, я думаю, это около восьми недель назад. Я держу криптовалюту, потому что открыл счет.

Гарднер: Ага. Но это о чем-то говорит само по себе. У вас есть интерес, и мы любим, мы всегда хотим, чтобы вы исследовали новые миры, так что это здорово.Оллен купи, продай или держи, HelloFresh . HelloFresh — одна из таких служб доставки еды. Я просто думаю об этом, потому что люди в моей семье любят эту вещь. Мне любопытно, используете ли вы HelloFresh или нет. Я даже не знаю, публичные они или нет? Blue Apron , похоже, не очень хорошо себя чувствовал в качестве публичной компании: покупать, продавать или удерживать; HelloFresh?

Дуглас: Я продаю HelloFresh, Дэвид, потому что в нашем портфолио есть компания под названием Territory Foods, которая, как мне кажется, является конкурентом, и поэтому я ненавижу HelloFresh.

Гарднер: HelloFresh, кстати, немец. Это публично торгуемый. Они добились огромных успехов в США, но это немецкая компания. Последний.

Дуглас: Я друг, Дэйв.

Гарднер: Я слышу твой последний вопрос, Оллен. Работа из дома, гибкость, покупка, продажа или удержание?

Дуглас: Я покупаю на это, Дэвид. Я думаю, что гибкость будет иметь первостепенное значение, и работа из дома станет частью того, что мы делаем, как мы всегда смотрим на бизнес.Мы не вернемся.

Gardner: Я уверен, что это уже часть нашего портфеля Motley Fool Ventures. Ну, мы немного потянулись, потому что я думаю, что это такая увлекательная тема. Как я сказал Олену, Олен, нам не следовало ждать до седьмого года, чтобы начать этот разговор. У меня такое чувство, что мы снова услышим от вас здесь в 2021 году. Такая интересная тема, я знаю, что многие дураки и будущие дураки заинтересованы в этом. Я рад узнать, что с каждым днем ​​он становится все более демократичным.Оллен, и продолжай в том же духе.

Дуглас: Большое спасибо, Дэвид. Если бы я мог задать вам один быстрый вопрос. Покупай, продавай, держись, пройдет ли семь лет, прежде чем я вернусь?

Гарднер: Я собираюсь продать это. Не пройдет еще семь лет, прежде чем вы вернетесь к этому подкасту. Большое вам спасибо за ваш вклад. Я надеюсь, что у всех будет глупая неделя. На следующей неделе, конечно же, наш почтовый ящик [email protected], как я уже упоминал несколько раз, с нетерпением жду ваших вопросов, комментариев, рассказов, стихов и всего, что у вас есть для нас в конце июля.А пока продолжайте дурачиться.

Эта статья представляет мнение автора, который может не согласиться с «официальной» позицией рекомендаций премиальной консультационной службы Motley Fool. Мы разношерстные! Ставка под сомнение по поводу инвестиционного тезиса — даже нашего собственного — помогает нам всем критически относиться к инвестированию и принимать решения, которые помогают нам стать умнее, счастливее и богаче.

Венчурный капитал — обзор

Венчурный капитал и инновации

Способствует ли венчурный капитал инновациям? Есть три популярных аргумента:

(1)

венчурный капитал дает толчок инновациям.Венчурные капиталисты освобождают инновационные фирмы от нехватки капитала и добавляют реальную ценность, которая помогает им добиться успеха;

(2)

венчурный капитал нейтрален по отношению к инновациям. Венчурные капиталисты определяют лучшие новые предприятия и являются посредниками для получения финансирования;

(3)

венчурный капитал подавляет инновации. Венчурные капиталисты поддерживают только традиционные идеи. Нетрадиционные инновационные предприятия считаются слишком рискованными и никогда не получают финансирования.

На сегодняшний день исследования неубедительны.По этому очень важному вопросу еще нет жюри.

Исследование венчурного капитала ясно в одном отношении: фирмы с венчурным капиталом более успешны, чем фирмы без венчурного капитала, как до, так и после IPO. Фирмы, поддерживаемые венчурными фондами, быстрее выводят продукт на рынок (Hellman & Puri, 2000b), раньше «профессионализируются», вводя планы опционов на акции и нанимая внешних бизнес-менеджеров (Hellman & Puri, 2000a), вовлекая IPO более эффективно на рынок (Lerner, 1994). ) и иметь более высокую оценку по крайней мере через пять лет после IPO (Gompers & Brav, 1997).IPO с венчурным капиталом платят меньше и дешевле. (Megginson & Weiss 1991).

Причинно-следственную связь установить труднее. Добавляют ли венчурные капиталисты стоимость, повышающую вероятность успеха их портфельных фирм, или они просто хорошо умеют выбирать победителей?

Исследования показывают, что венчурные капиталисты действительно имеют некоторое влияние на их портфельные фирмы. Hsu (2000) сравнивает группу стартапов, поддерживаемых венчурным капиталом, с контрольной группой стартапов, получивших государственное финансирование через США.S. Программа инновационных исследований малого бизнеса (SBIR), которая не влияет на собственность или управление. В исследовании делается вывод о том, что венчурный капитал меняет направление финансируемых проектов, изменяя стратегию коммерциализации и делая фирму более чувствительной к деловой среде.

Другие исследования предполагают, что существуют ограничения на добавленную стоимость за счет влияния венчурного капитала. Ruhnka, Feldman & Dean (1992) исследовали стратегии, используемые 80 фирмами венчурного капитала для работы с «живыми мертвыми» инвестициями в их портфелях — предприятиями, которые были самодостаточными, но не смогли достичь уровней роста или прибыльности, необходимых для привлекательных выходов, таких как как IPO или приобретение.Венчурным менеджерам удавалось добиться успеха в 55,9% случаев «живых мертвецов», независимо от возраста венчурных фирм, их размера или относительной доступности персонала инвесторов для наблюдения за объектами инвестиций. Исходя из неизменности этого результата, авторы утверждают, что причинные факторы находятся вне контроля ВК.

Некоторые многообещающие недавние работы подтверждают идею причинно-следственной связи между венчурным капиталом и инновациями. Кортум и Лернер (2000) исследовали тенденции изменения количества патентов как показателя инноваций.Статистический анализ показал, что скорость подачи заявок на патенты в США коррелировала с выплатами венчурного капитала на ранних стадиях при контроле корпоративных расходов на исследования и разработки. В частности, количество патентных заявок снизилось в 1970-х и начале 1980-х годов, в то время как корпоративные расходы на исследования и разработки неуклонно росли. После 1985 г. количество патентных заявок неуклонно росло после быстрого роста начальных выплат венчурного капитала в конце 1970-х — начале 1980-х годов.

Однако некоторые анекдотические рассказы представляют иную картину. Согласно Tredennick (2001), венчурные капиталисты и их технические эксперты на самом деле отдают предпочтение очень традиционным и проверенным идеям: «Если вы отойдете слишком далеко от традиций, (венчурные капиталисты) не поймут или не оценят ваш подход…. Точно так же, как Голливуд предпочел бы снять сиквел, чем создать оригинальный фильм, венчурные капиталисты ищут формулу, которая принесет успех ».

Согласно Бхиде (2000):

Предприниматели с венчурным капиталом сталкиваются с тщательной проверкой своих планов и постоянным мониторингом их результатов со стороны поставщиков капитала.Эти отличительные начальные условия побуждают их искать возможности с большими инвестициями и меньшей неопределенностью, больше полагаться на предвидение и планирование и меньше на импровизацию и адаптацию, использовать разные стратегии для обеспечения ресурсов и сталкиваться с разными требованиями для достижения успеха.

Обе версии предполагают, что процесс венчурного капитала может фактически отсеивать наиболее значимые инновации в пользу незначительных изменений того, что было раньше.

Другое исследование показывает, что венчурные капиталисты часто занимаются «скотоводством» — вкладывая средства, очень похожие на инвестиции других фирм, — или то, что Треденник (2001) называет «верхом на гребне увлечения».Девенов и Велч (1996) показывают, что к плохой работе инвесторов может привести множество факторов. Социальное благосостояние может пострадать из-за игнорирования инвестиций в создание стоимости в менее популярные технологические области.

Во время «пузыря» Интернета и доткомов в конце 1990-х — начале 2000 года многие начинающие предприятия получали крупные выплаты венчурного капитала на очень раннем этапе. После краха пузыря появились анекдоты, описывающие разрушительные эффекты таких больших сумм ранних денег.Бизнес-модель стартапов похожа на непроверенную гипотезу: настоящая проверка — получение прибыли за счет оплаты покупателям. Наличие ранних денег может скрыть проблемы в бизнесе, откладывая такой тест. Некоторые стартапы на очень ранних стадиях переопределяли успех с точки зрения финансирования — достижение первого (или следующего) раунда венчурных инвестиций. Бутстреппинг, создание крупного бизнеса без значительного внешнего финансирования, снова становится популярным из-за относительно ограниченного предложения венчурных денег — и, возможно, это неплохой результат.Важные истории успеха включают такие известные имена, как Dell, Gillette, Heinz, HP, Mattel, Nike, Oracle, UPS и Walt Disney.

Различия между самонастраиваемыми стартапами и стартапами с «большими деньгами» суммированы в Таблице 6. Силы начальной загрузки сосредоточены на движении денежных средств и насущных потребностях клиентов на нишевых адресных рынках. Освобожденные от ограничений денежных потоков, стартапы с большими деньгами могут попытаться реализовать тщательно спроектированный продукт с целью разбогатеть и обналичить его. Большие деньги позволяют получать значительные компенсационные пакеты, поэтому личные жертвы руководителей могут быть очень низкими.Когда читаешь о крупных стартапах, новости слишком часто сосредотачиваются на их финансовом прогрессе, а не на успехе у реальных клиентов.

Таблица 6. Различия между бутстрап-стартапами и стартапами с большими деньгами.

Выход полностью Выход Источник: Презентация Кена Шарбонно, партнера, КПМГ, Оттава, Карлтонский университет, Magic from a Hat , серия лекций по предпринимательству, 11 ноября 2002 г.

Copyright © 2002

В заключение, венчурный капитал, по крайней мере, может помочь вывести инновации на рынок. Однако в процессе отбора не всегда можно выявить и профинансировать наиболее значимые инновации, и особенно во времена изобилия предложения «большие деньги» могут иметь недостатки. В целом, венчурный капитал может быть положительной силой для стимулирования инноваций, но все еще остается открытым.

Значительный объем финансовых и эконометрических исследований дает мало информации об инновациях.Необходима дополнительная работа, чтобы конкретно изолировать и отделить влияние венчурного капитала от влияния других рыночных сил и связать это влияние с инновациями и общественным благом. Отдельные рассказы опытных практиков и наблюдателей о возможных ограничениях и недостатках венчурного финансирования остаются непроверенными с помощью принятых методов исследования.

Как утверждает Зидер (1998):

(Система венчурного капитала) хорошо работает для игроков, которых она обслуживает: предпринимателей, институциональных инвесторов, инвестиционных банкиров и самих венчурных капиталистов.Он также обслуживает вспомогательный состав юристов, консультантов и бухгалтеров. Удовлетворяет ли это потребности инвесторов — вопрос открытый.

Руководство по стратегии портфеля венчурного капитала

Краткое содержание

Новички часто неправильно понимают стратегию портфеля венчурного капитала в отличие от других классов финансовых активов.
  • Индустрия венчурного капитала быстро выросла как по популярности, так и по активности: в 2017 году в США было заключено венчурных сделок на сумму 82,9 миллиарда долларов по сравнению с 27 миллиардами долларов в 2009 году.
  • Почему ВК популярен? Последние достижения в области технологий делают открытие нового бизнеса более доступным и дешевым, что, в свою очередь, увеличивает возможности финансирования. Кроме того, венчурные капиталисты инвестируют в стартапы, с которыми взаимодействуют обычные люди (например, в приложения), в отличие, скажем, от фонда прямых инвестиций, который инвестирует в электростанции.
  • Тем не менее, доходность венчурных инвестиций постоянно ниже, чем у публичных рынков и других альтернативных активов. С 1997 года венчурным инвесторам было возвращено меньше капитала, чем вложено в его фонды.
  • Своеобразный, субъективный и почти артистический характер венчурного инвестирования отличается от традиционных сфер финансов, откуда приходят многие новые профессионалы венчурного инвестирования.
  • Венчурные сделки и доходность фондов венчурного капитала отражают распределение по степенному закону. Характеристики этой кривой с толстым хвостом означают, что небольшое количество возвратов является огромным, но подавляющее большинство не впечатляет (хвост).
Урок 1: Home Runs Matter — Вкладывайтесь в каждую сделку изолированно, как если бы она была вашей последней.
  • 65% венчурных сделок приносит меньше вложенного в них капитала.
  • Большая часть всех доходов фонда, как правило, происходит от единичных, невероятно успешных, «домашних» инвестиций. Для наиболее эффективных фондов 90% прибыли приходится на менее 20% инвестиций.
  • Фортуна делает ставку на смелых в венчурном капитале. Возврат имеет двоичный результат: либо вы «потеряете» свои вложения, либо выиграете с хоум-раном. Каждая инвестиция должна быть сделана с особым пониманием того, может ли это быть выгодной сделкой.
  • Качели для заборов — значит промахнуться. Но безнадежные (плохая доходность) инвестиции не имеют значения, если удастся добиться успеха. У наиболее эффективных фондов на самом деле больше убыточных сделок, чем у средних фондов.
Урок 2: Поиск хоумранов — есть ли в этом наука или искусство?
  • Шансы на успех: вложения в компанию-единорога в 50 раз окупаются — это сложно. Вероятности колеблются от 0,07% до 2%, и не существует «сценария» для их поиска.

1) Наука

  • Воспользуйтесь шансами и инвестируйте в МНОГИЕ стартапы. С этой философией вам нужно будет инвестировать в 50 предприятий, чтобы получить 2% шанс найти единорога.
  • Этот подход был опробован акселераторами, однако предприятия, прошедшие акселерацию, имеют менее успешные последующие результаты (18% по сравнению со средним показателем 50%), намекая на то, что в венчурном инвестировании существует компромисс между качеством и количеством.

2) Арт.

  • Следуйте философии классического венчурного инвестирования, делая противоположные ставки на стартапы, которые демонстрируют сильные характеристики команды, доступный рынок, масштабируемость, несправедливое преимущество и совпадение сроков.
Урок 3: Дальнейшие действия имеют решающее значение. Как и в случае с удвоением ставок в блэкджеке, вы должны нажимать на своих победителей.
  • 66% денег в венчурном фонде должны быть зарезервированы для последующего использования. Это процесс инвестирования в будущие раунды существующих портфельных инвестиций.
  • В дальнейшем инвестор может сохранить свою долю владения в стартапе без разбавления. Это обеспечивает преимущества управления и абсолютную доходность в долларах на выходе.
  • Последующие проекты — это настоящее испытание для венчурного менеджера, который сталкивается с ошибкой невозвратных затрат, когда он решает вложить больше денег после неудачных вложений или поддержать победителя.
  • Ошибка, которую могут совершить многие венчурные фонды, — это быстро инвестировать весь свой капитал и не оставлять сухой порошок для последующих инвестиций.
  • Andreessen Horowitz за два года заработал 312-кратную прибыль от своих инвестиций в Instagram. С точки зрения IRR, это было неплохо, но поскольку он инвестировал только один раз, на сумму 250 000 долларов, 78 миллионов долларов выручки от выхода не были значительными в контексте всего его портфеля размером 1,5 миллиарда долларов.

VC — класс активов En Vogue

Начав скромно, индустрия венчурного капитала (ВК) превратилась в один из самых значительных и, безусловно, самых известных классов активов в пространстве прямых инвестиций.Стартапы, поддерживаемые венчурным капиталом, полностью изменили концепцию отрасли, и некоторые из первопроходцев узурпировали традиционных нефтяных и банковских гигантов, чтобы стать самыми ценными компаниями на земле. Поддерживающие их венчурные капиталисты также заняли свое место в центре внимания, и такие, как Марк Андриссен, Фред Уилсон и Билл Герли, получили признание далеко за пределами Sand Hill Road. Этот культ личности можно сравнить с культом эпохи «корпоративных рейдеров» 1980-х годов, когда Майкл Милкен и др. стали катализаторами начала бума LBO и бросовых облигаций.

Частично в результате этого в пространство венчурного капитала наблюдается приток участников и профессионалов. Начинающие управляющие фондами продолжают привлекать новые венчурные фонды в здоровых условиях, и когда-то четкие границы, отделяющие венчурный капитал от частного капитала, капитала роста и других классов частных активов, начали стираться. Корпорации также переместились в сферу деятельности, создав венчурные подразделения и участвуя в финансировании стартапов на постоянно растущих уровнях. И, пожалуй, величайшая примета времени: знаменитости все чаще бросают шляпы в кольцо инвестиций в стартапы.По словам Джона МакДулинга,

Венчурный капитал стал [одним из] самых гламурных и захватывающих уголков финансов. Раньше богатые наследники открывали звукозаписывающие компании или пробовали свои силы в производстве фильмов, теперь они вкладываются в стартапы.

Доходность венчурного капитала: не все, что блестит, золото

Преуспеть в венчурном капитале непросто. Фактически, хотя данных, оценивающих класс активов в целом, мало (а данные об эффективности отдельных фондов получить еще труднее), очевидно, что класс активов не всегда оправдал ожидания.Как отмечает Фонд Кауфмана,

С конца 1990-х годов доходность

венчурных капиталовложений не была значительно выше, чем у публичного рынка, а с 1997 года инвесторам было возвращено меньше денежных средств, чем было вложено в венчурные капиталы.

Даже самые известные венчурные фонды подверглись тщательной проверке на предмет их результатов: в конце 2016 года утечка данных показала, что результаты первых трех фондов Андреессена Горовица менее чем впечатляющие.

Причины такой низкой производительности, конечно, разнообразны и сложны.Некоторые постоянно считают, что мы, возможно, находимся в пузыре, что, если это правда, могло бы объяснить неудовлетворительные результаты многих фондов (завышенные значения, замедляющие стремление к выходу и снижающие IRR). Другие утверждают, что текущая структура фондов не настроена должным образом для стимулирования хорошей работы. Скотт Купор описал просочившиеся результаты Andreesen Horowitz, что отсутствие более широкого понимания эффективности класса активов венчурного капитала приводит к негативной риторике.

Но хотя все это может быть правдой, а может и нет, еще одна потенциальная причина низкой производительности многих фондов заключается в том, что они не следуют некоторым фундаментальным принципам венчурного инвестирования. .По мере того как бывшие банкиры и консультанты превращаются в венчурных капиталистов, они не могут усвоить некоторые ключевые различия, которые отделяют более устоявшуюся финансовую и инвестиционную деятельность от более отчетливой формы венчурного инвестирования.

Для ясности, я твердо нахожусь в этом лагере. Как человек, перешедший из более традиционных сфер финансов в мир венчурного инвестирования, я воочию убедился в различиях между этими видами деятельности. Я никоим образом не раздражаю себя как мудрец венчурного капитала, но благодаря постоянному обучению я признаю и уважаю некоторые важные нюансы, которые отличают венчурный капитал от другой инвестиционной деятельности.Поэтому цель этой статьи — выделить три из наиболее важных тактик портфеля венчурного капитала, которые многие участники рынка не могут усвоить.

1. Венчурный капитал — это игра хоум-ранов, а не средних

Первая и, пожалуй, самая важная концепция, которую мы должны понять, заключается в том, что венчурный капитал — это игра, в которой выигрывают, а не усредняют. Под этим мы подразумеваем, что, думая о создании портфеля венчурного капитала, , абсолютно необходимо понимать, что подавляющая часть прибыли фонда будет генерироваться очень небольшим количеством компаний в портфеле .Это имеет два очень важных значения для повседневной деятельности венчурного инвестора:

  1. Неудачные инвестиции не имеют значения.
  2. Каждое ваше вложение должно иметь потенциал, чтобы приносить прибыль.

Для многих, особенно тех, кто занимается традиционными финансами, такой образ мышления вызывает недоумение и противоречит здравому смыслу. Традиционная стратегия управления финансовым портфелем предполагает, что доходность активов обычно распределяется в соответствии с гипотезой эффективного рынка, и что из-за этого большая часть портфеля генерирует доходность равномерно по всем направлениям.66-летний выборочный анализ однодневной доходности от S&P 500 фактически соответствует этому эффекту колоколообразной кривой, когда режим портфеля более или менее соответствовал его среднему значению.

Отказ от более ликвидных публичных рынков, инвестиционные стратегии на частных рынках также сильно подчеркивают необходимость тщательного балансирования портфеля и управления рисками снижения. В интервью Bloomberg легендарный частный инвестор Генри Кравис сказал следующее:

Когда мне было около 30 в Bear Stearns, я пил после работы с другом моего отца, который был предпринимателем и владел несколькими компаниями.«Никогда не беспокойтесь о том, что вы можете заработать в плюсе», — говорил он. Всегда беспокойтесь о том, что вы можете потерять в результате. И это был большой урок для меня, потому что я был молод. Все, о чем я беспокоился, это попытка заключить сделку для моих инвесторов и, надеюсь, для себя. Но знаете, когда вы молоды, часто вы не беспокоитесь о том, что что-то идет не так. Думаю, когда вы становитесь старше, вы беспокоитесь об этом, потому что у вас много вещей пошло не так.

И если полностью отбросить то, чему нас учат из финансовой теории, венчурный капиталист Крис Диксон упоминает, что противодействие потерям может быть встроенным человеческим механизмом:

Бихевиористские экономисты хорошо продемонстрировали, что люди гораздо хуже относятся к потерям определенного размера, чем к прибыли такого же размера.Потерять деньги — это плохо, даже если это часть инвестиционной стратегии, которая в целом приносит успех.

Но суть проблемы венчурного инвестирования заключается в том, что приведенный выше образ мышления совершенно неверен и контрпродуктивен. Давайте разберемся, почему это так.

Вычеркивание не имеет значения в VC

Большинство новых компаний вымирают. Нравится нам это или нет, но это случается часто. И, к сожалению, данных, подтверждающих это, предостаточно. По оценкам Министерства труда США, например, выживаемость всех малых предприятий через пять лет составляет примерно 50%, а с течением времени резко падает до минимума в 20%.Когда дело доходит до инвестиций венчурных фондов в стартапы, данные неутешительны. Исследование Correlation Ventures, в котором участвовало 21 640 финансовых сделок за период 2004-2013 гг., Показало, что 65% сделок с венчурным капиталом приносят меньше вложенного в них капитала, что подтверждается аналогичным набором данных из Horsley Bridge, значительного LP в нескольких странах. Фонды венчурного капитала США, которые просмотрели 7000 своих инвестиций в течение 1975-2014 гг.

Внимательные читатели, конечно, могут указать, что количество неудачных инвестиций в стартапы может быть просто искажено в сторону повышения из-за количества плохих фондов, которые инвестировали плохо.И им простительно, если они так думают. Но удивительный результат данных по мосту Хорсли состоит в том, что на самом деле это неверно. Напротив, лучшие фонды имели больше вычеркиваний, чем посредственные фонды . И даже по сумме вложений в сделку картина не меняется.

Другими словами, данные показывают, что количество неудачных инвестиций венчурных капиталистов, похоже, не умаляет общей прибыли фонда. На самом деле это говорит о том, что эти два значения могут быть обратно пропорционально коррелированы.Но если это так, то что же влияет на результаты венчурного фонда?

Что такое хоум-раны

Важна и обратная сторона медали: хоум-раны. И в подавляющем большинстве случаев так. Возвращаясь к данным Horsley Bridge, можно отметить, что доходность его наиболее эффективных средств в основном достигается за счет нескольких избранных инвестиций, которые в конечном итоге дают огромные результаты. Для фондов с доходностью выше 5x менее 20% сделок принесли примерно 90% прибыли фондов. Это является наглядным примером закона Парето о принципе 80/20, существующего в ВК.

Но дело идет дальше: у лучших фондов не только больше хоум-ранов (и, как мы видели выше, больше вычеркиваний), но и , еще больших, хоум-ранов. Как говорит Крис Диксон: «У великих фондов не только больше хоум-ранов, но и больше хоум-ранов», или, как говорит Бен Эванс, «у лучших венчурных фондов не только больше неудач и больше крупных выигрышей — у них есть большие большие победы ».

Каким бы способом это ни выразилось, вывод очевиден.Доходность венчурного капитала на уровне фонда чрезвычайно смещена в сторону доходности нескольких выдающихся успешных инвестиций в портфель. Эти инвестиции в конечном итоге составляют большую часть общих показателей фонда. Это дарвиновское существование , где нет времени обрезать портфель с помощью приказов стоп-лосс и тейк-профит, как это видно на традиционных аренах управления активами.

Пожалуй, лучший способ резюмировать все это дает Билл Герли, один из самых успешных венчурных капиталистов в мире.Он заявил: «Венчурный капитал — это даже не домашний бизнес. Это бизнес большого шлема ».

Эффект Бейба Рут в инвестировании стартапов

Вышесказанное привело к тому, что в сфере венчурного капитала обычно называют «эффектом Бейба Рут» для инвестирования в стартапы. Для тех, кто не знаком с Бэйбом Рутом, он считается одним из величайших бейсболистов всех времен. В частности, то, что сделало его таким знаменитым и привлекающим внимание публикой, было его умением отбивать мяч. Бэйб Рут установил несколько рекордов ватина, в том числе «карьерные хоум-раны (714), пробежки с битами в (ИКР) (2213), базы по мячам (2062), процент попаданий (.6897) и на базе плюс пробивка (OPS) (1.164) ».

Но что удивительно и менее известно, так это то, что Бейб Рут также часто промахивался. Другими словами, он вычеркнул. Много. Его прозвище долгие годы было Королем выстрелов. Но как примирить эти две вещи? Ответ кроется в стиле Рут. По его собственным словам:

Как отбивать хоум-ран: я качаюсь изо всех сил и стараюсь пройти сквозь мяч […] Чем сильнее вы сжимаете биту, тем сильнее вы можете провести ее сквозь мяч, и тем дальше мяч будет идти.Я качаюсь по-крупному, со всем, что у меня есть. Я попадаю по-крупному или сильно промахиваюсь. Мне нравится жить настолько широко, насколько я могу.

Причина, по которой Бейб Рут имеет эту абстрактную ассоциацию со стратегией портфеля венчурного капитала, состоит в том, что те же принципы, лежащие в основе стиля Рут, могут и должны применяться к инвестированию в стартапы. Если вычеркивания (неудачные инвестиции) не имеют значения и если большая часть прибыли от венчурного капитала достигается за счет нескольких хоум-ранов (успешных инвестиций, дающих чрезмерные результаты), то успешный венчурный капиталист должен вкладывать средства в те компании, которые демонстрируют потенциал. для действительно выдающихся результатов и не беспокойтесь, если они не пройдут .Вопреки мнению Генри Крависа об инвестициях в частный капитал, в венчурном капитале не следует беспокоиться о недостатках, а просто сосредоточиться на преимуществах.

Джефф Безос развивает эту аналогию еще дальше, противопоставляя потолок бейсбольного турнира Большого шлема с 4 ранами бесконечным возможностям успешной финансовой сделки:

Однако разница между бейсболом и бизнесом состоит в том, что в бейсболе распределение результатов усечено. Когда вы замахиваетесь, независимо от того, насколько хорошо вы играете с мячом, максимальное количество пробежек — четыре.В бизнесе время от времени, когда вы подходите к тарелке, вы можете набрать 1000 пробежек.

2. Как максимально увеличить ваши шансы на хоумран

Учитывая все вышесказанное, логичным последующим вопросом должно быть следующее: как венчурные капиталисты могут максимизировать свои шансы на получение собственных инвестиций? Это спорная тема, на которую нужно ответить, и я собираюсь выделить ее в две области, на которые стоит обратить внимание.

  1. Как оценить каждую инвестиционную возможность, чтобы убедиться в ее потенциальной доходности.
  2. Общая портфельная стратегия: какое количество инвестиций требуется, чтобы максимизировать шансы получить хоум-ран в вашем портфеле венчурного капитала.

Я рассмотрю их отдельно, начиная с последнего:

а) Больше атлетов = больше хоумранов?

Если мы проследим за вероятностями, изложенными выше в отношении процентов достижения хоумрана, мы заметим, что независимо от того, какой набор данных выбран, вероятности очень низкие. Данные Correlation Ventures показывают, что менее 5% инвестиций приносят доход выше 10x, и из них лишь небольшая часть относится к категории 50x +.Точно так же данные Horsley Bridge показывают, что только 6% сделок приносят доход более чем в 10 раз.

Следуя этой логике, разумным выводом может быть следующее: Чтобы максимизировать ваши шансы на успех, вам нужно иметь больше битов .

Несколько венчурных капиталистов пошли по этому пути. Наиболее известным и откровенным сторонником этой инвестиционной стратегии является Дэйв МакКлюр, формально представитель 500 Startups. В широко читаемом сообщении в блоге МакКлюр четко излагает свой тезис:

Большинство венчурных фондов слишком сконцентрированы в небольшом количестве (<20-40) компаний.Для отрасли было бы лучше удвоить или утроить среднее [количество] инвестиций в портфеле, особенно для инвесторов на ранних стадиях, где отток стартапов еще больше. Если единороги встречаются только в 1-2% случаев, из этого логически следует, что размер портфеля должен включать минимум 50-100 + компаний, чтобы иметь разумный шанс поиметь этих неуловимых и мифических существ.

Его тезис подкреплен несколькими иллюстративными примерами портфолио, которые он использует, чтобы показать важность размера портфеля, и которые мы воспроизвели ниже.

Его числа в значительной степени полагаются на концепцию, которая, возможно, упускается из виду, когда дело доходит до портфельной стратегии: закон округления . Он, конечно, прав в том, что нельзя иметь долю от стартапа. Это означает, что, если предположить, что вероятность, которую он использует, верна (она высока по сравнению с другими наблюдениями, которые колеблются от 0,07% до 1,28%), если вы действительно хотите быть «уверены» в том, что приземлились на единорога, вам необходимо инвестировать как минимум в 50 стартапов, чтобы это произошло (с учетом его вероятности появления единорога в 2%).

Общая точка зрения МакКлюра интересна. Это напоминает инвестиционную тактику «денежного шара», которая успешно перешла из спорта в различные области финансов. Как уже упоминалось, несколько других фондов использовали аналогичный подход. В некотором смысле, это фундаментальная философия, лежащая в основе всех программ ускорителей.

И все же большинство венчурных фондов не следуют этой стратегии. Хотя трудно найти информацию о размере фонда, я привел данные из Entrepreneur.com в рейтинге венчурных инвесторов за 2014 год, и, показывая трехстороннюю перекрестную ссылку количества сделок (x), среднего размера сделки (y) и активов фонда под управлением (z), возникла интересная сегментация рынка.

Мы можем видеть на диаграмме выше, что большая часть фондов имеет тенденцию делать 1-20 инвестиций в год, при этом более крупные фонды (за исключением нескольких выбросов) сосредоточены на нижнем конце диапазона. В контексте 4-5-летнего инвестиционного периода это приводит к предполагаемому размеру портфеля, который меньше предложенного МакКлюром числа.Из вышесказанного ясно, что стратегия инвестирования во многие компании, а не в меньшее, не является нормой. Но если анализ МакКлюра верен, то почему большинство венчурных фондов не последовало этому подходу? Вот что он сказал:

Я предполагаю, что это происходит из-за ошибочного убеждения традиционных венчурных капиталистов в том, что им необходимо работать в советах директоров напрямую, а не просто обеспечивать необходимые права голоса и контроль, которые они хотят получить, как правило, при наличии мест в совете директоров. Или, может быть, они думают, что они просто лучше, чем все мы, не высокие, не белые, не мужчины или не ходившие в нужную школу.Или кто не носит хаки. Или, может быть, это из-за того, что все вышло на первое место, я не совсем уверен.

Это красочный аргумент, заслуживающий доверия на основе его опыта, но, конечно, субъективный и трудный для оценки. К сожалению, основанный на данных подход к оценке некапитальной «добавленной стоимости», которую венчурные капиталисты приносят стартапам, практически невозможен. Добавленная стоимость VC будет происходить за счет сочетания передачи знаний, управления, связей, преимуществ платформы и положительных сигнальных свойств .

Тем не менее, есть несколько данных, которые, кажется, противоречат тезису МакКлюра. Если мы посмотрим на бастионы прямого инвестирования, программы акселераторов, данные CB Insights показывают, что вероятность успеха компаний, финансируемых акселераторами, в достижении последующего раунда финансирования значительно ниже, чем в среднем по рынку. И если обозреватель Forbes Брайан Соломон прав, говоря, что «только 2% компаний, вышедших из топ-20 акселераторов, пока имеют успешный выход», то это снова будет означать результаты ниже среднего.

Соединение всего этого вместе показывает, что, вероятно, существует компромисс между размером портфеля и качеством . Несмотря на то, что в последние годы наблюдается огромный рост активности стартапов (это означает, что выборка для выбора сильно выросла), трудно поверить, что выбор более 100 компаний в портфеле позволяет поддерживать стандарты качества. Но правда, в конечном итоге, откроется со временем, когда данные станут более общедоступными и потребуется время для недавних выпусков фондов.

б) Эффективный выбор победителей

Итак, если мы отвергнем подход в стиле денежного шара и вместо этого примем более традиционную доктрину, согласно которой венчурные фирмы должны выбирать меньше компаний и «развивать» их для достижения успеха, тогда возникает вопрос: Как вы можете разумно выбирать свои инвестиции по порядку чтобы максимизировать шансы приземлиться на хоумран?

Это, конечно, ящик Пандоры, который отличает успешных венчурных инвесторов от остальных.В конце концов, если бы это было так просто, доходность венчурного капитала была бы намного выше, чем она есть на самом деле. Практика выбора стартапов для инвестирования — это больше искусство, чем наука, и поэтому невозможно составить окончательный план действий. Тем не менее, есть несколько общих моментов, которые можно понять из писаний лучших инвесторов.

Команда

При принятии инвестиционного решения оцениваются два фактора: идея и люди, стоящие за ней. Больше внимания следует уделять оценке команды.Поддержите жокея, а не лошадь, так сказать. По словам одного из первых инвесторов Apple и Intel Артура Рока:

Я инвестирую в людей, а не в идеи […] Если вы можете найти хороших людей, если они ошибаются в отношении продукта, они сделают переход, так что в этом пользы разбираться в продукте, который они создают в первую очередь ?

Идеи податливее людей. Изменить чью-то личность гораздо сложнее, чем произвести вираж продукта. Видение и талант основателя — это движущая сила всего в компании, а в наши дни основателей-знаменитостей это еще и упражнение по брендингу.

В настоящее время публикуются эмпирические данные, подтверждающие эту теорию. Исследование, проведенное профессорами Шаем Бернстайном и Артуром Кортевегом с Кевином Лоусом из AngelList, показало, что на платформе последнего тизеры о новых ангельских сделках, в которых содержалась более важная информация о команде основателей, увеличивали количество кликов на 14%.

Адресный размер рынка

Если каждая сделанная инвестиция должна иметь потенциал для получения чрезмерной прибыли, то очевидным аспектом этих компаний является то, что они имеют большой размер рынка, на который можно рассчитывать.Слайды Total Addressable Market теперь являются основой презентаций (и, в равной степени, источником насмешек, когда все они содержат теперь, казалось бы, обязательную рыночную возможность в размере 1 триллиона долларов).

Для того, чтобы понять, насколько действительно обращаемы на этот рынок, необходимо более глубокое понимание динамики рынка. Этот пример от Ли Хоулера хорошо резюмирует это заблуждение:

Ежегодно на авиабилеты, отели и аренду автомобилей в США тратится более 100 миллиардов долларов. прокат машин, и куча отелей

Инвесторы хотят видеть предпринимателей, которые глубоко понимают цепочки создания стоимости и динамику конкуренции на рынке, с которым они работают.Кроме того, стартап должен показать четкую дорожную карту и УТП того, как они могут занять в ней начальную нишу и расти или двигаться в горизонтальные вертикали.

Масштабируемость / высокий операционный рычаг

Хорошие венчурные инвесторы ищут стартапы, которые растут в геометрической прогрессии с уменьшающимися предельными затратами, а затраты на производство дополнительных единиц постоянно сокращаются. Эффект операционного левериджа позволяет компаниям быстрее масштабироваться, привлекать больше клиентов с минимальными операционными изменениями или вообще без них, а увеличившиеся денежные потоки могут быть возвращены для инвестирования для еще большего роста.Как инвестор оценит это в день 0? Стив Бланк дает четкое определение масштабируемого стартапа:

Масштабируемый стартап с первого дня создается с намерением стать крупной компанией. Основатели считают, что у них есть грандиозная идея — та, которая может вырасти до 100 миллионов долларов или более годового дохода, — либо разрушив существующий рынок и забрав клиентов у существующих компаний, либо создав новый рынок. Масштабируемые стартапы стремятся обеспечить непристойную прибыль своим основателям и инвесторам, используя все доступные внешние ресурсы

Считайте, что Tesla открыла источники своих патентов.Это не было чисто доброжелательным жестом Илона Маска; вместо этого это была его попытка ускорить инновации в области электромобилей, поощряя внешние стороны к инновациям на его арене. Дополнительные усилия по созданию более совершенных технологий (например, аккумуляторов с более длительным сроком службы) в конечном итоге помогут Tesla быстрее сократить свои предельные затраты.

Важность операционного рычага является одной из основных причин, среди прочего, почему венчурные капиталисты часто сосредотачиваются на технологических компаниях.Они, как правило, масштабируются быстрее и легче, чем компании, которые не полагаются на технологии.

«Несправедливое» преимущество

Стартапы сталкиваются с более богатыми и опытными сотрудниками с целью узурпировать их. В этом сценарии «Давид против Голиафа», чтобы выиграть, стартапы должны использовать нетрадиционные тактики, которые сложно воспроизвести действующим игрокам. Инвестор должен посмотреть, какие инновационные стратегии использует стартап для борьбы с более крупными конкурентами. Аарон Леви из Box суммирует это в трех формах несправедливого преимущества: через продукт, бизнес-модель и культуру.Давайте рассмотрим три примера этого.

Несправедливый продукт: Waze переворачивает гео-картографию с ног на голову, направляя реальных пользователей для создания своих карт бесплатно. Экспоненциально быстрее и высмеивает невозвратные расходы, понесенные такими традиционными операторами, как TomTom.

Несправедливая бизнес-модель: Dollar Shave Club понимает, что большинство бритв мало заботятся о том, что Роджер Федерер использует Gillette, и создает экономную вирусную маркетинговую кампанию, предлагающую качественные бритвы за небольшую часть цены.Для должностных лиц было невозможно ответить на это, не каннибализируя свои существующие линии.

Несправедливая культура: Два первых пункта будут определяться культурой стартапа, более ориентированной на лазер, чем действующий игрок. Рассмотрим этот пример компании Dashlane, которая построила единую культуру, отказавшись от традиционных льгот для стартапов и использовав инновационные видеотехнологии для объединения своих французских и американских офисов.

Сроки

Изучив причины успеха различных стартапов, Билл Гросс из Idealab пришел к выводу, что время составляет 42% разницы между успехом и неудачей.Это был самый важный элемент его исследования, в котором также учитывались команда, идея, бизнес-модель и финансирование.

Чтобы дать пример того, как он это определил, он упомянул Airbnb во время своего выступления на TED:

[Airbnb], как известно, передали многие умные инвесторы, потому что люди думали: «Никто не будет сдавать место в своем доме незнакомцу». Конечно, люди доказали, что это не так. Но одна из причин успеха, помимо хорошей бизнес-модели, хорошей идеи и отличного исполнения, — это время.

Используя рецессию 2009 года в то время, чтобы сформулировать это:

[Это было в то время], когда люди действительно нуждались в дополнительных деньгах, и это, возможно, помогло людям преодолеть их возражение сдавать свой дом в аренду незнакомцу.

Венчурный инвестор будет рассматривать сроки стартапов как часть своего инвестиционного процесса. Заключается ли сделка в оптимальное время, и находится ли эта бизнес-модель на макроэкономической или культурной волне? У инвесторов Airbnb было видение того, как отвести эти инвестиции от преобладающих предрассудков времени и рассматривать их как уникальную возможность, появившуюся в идеальный момент.Те, кто прошел через Airbnb, возможно, думали в рамках существующих парадигм «приспособления», с желанием найти другую Expedia.

3. Дополнительные стратегии: удвоение числа победителей

Последняя стратегия портфеля венчурного капитала, которую я хочу выделить и которую многие новички в венчурном инвестировании не учитывают, относится к последующей стратегии. Под последующим я подразумеваю способность и готовность инвестировать дополнительный капитал в будущие раунды сбора средств для компаний, которые уже находятся в портфеле.

Важность продолжения была проиллюстрирована Питером Тилем в своей книге «От нуля к единице». В нем он приводит следующий пример:

Andreessen Horowitz инвестировал 250 000 долларов в Instagram в 2010 году. Когда Facebook купил Instagram всего два года спустя за 1 миллиард долларов, Andreessen получил 78 миллионов долларов — 312-кратный доход менее чем за два года. Это феноменальная прибыль, соответствующая репутации компании как одной из лучших в Долине. Но, как ни странно, этого недостаточно, потому что у Андреессена Горовица есть 1 доллар.Фонд в 5 миллиардов: если бы они выписали только чеки на 250 000 долларов, им нужно было бы найти 19 Instagrams, чтобы окупиться. Вот почему инвесторы обычно вкладывают гораздо больше денег в любую компанию, достойную финансирования. (И, честно говоря, Андреессен инвестировал бы больше в последующие раунды Instagram, если бы предыдущие инвестиции не противоречили этому). Венчурные капиталисты должны найти горстку компаний, которые успешно пройдут путь от 0 до 1, а затем поддержать их каждым ресурсом.

Пример выше наглядно демонстрирует важность продолжения.Если только несколько инвестиций в конечном итоге окажутся хоум-ранами, успешный фонд определит это и удвоит долю своих победителей, чтобы максимизировать доходность фонда.

Однако фактическое решение о том, когда удвоить ставку, не так просто, как может показаться. В общих чертах приведенная ниже диаграмма показывает, как венчурный инвестор должен выбирать свои последующие цели, используя аналогию с удвоением «на локте». Как поясняется на слайде за этим графиком: «1) Инвестируйте в« Флет », когда цены низкие, 2) Удвойте, если / когда вы обнаружите« Локоть »(если оценка не является сумасшедшей), и 3) Дон. • инвестируйте в «Стену», если только капитал не бесконечен — если оценка начинает убывать, вы обычно не можете купить какую-либо значимую собственность по сравнению с существующей.””

Тем не менее, в реальной жизни различить Startup W, Startup K и Startup L не так-то просто. Марк Састер написал полезный пост, в котором изложил свой взгляд на эту проблему, но факт остается фактом: решение не всегда бывает однозначным. Но, конечно же, именно здесь лучшие венчурные капиталисты будут отличаться от других. Успешное завершение дела — это серьезная проверка способностей менеджера предприятия, когда он принимает ошибочное решение о невозвратных затратах, вкладывая больше денег в проигравшего в надежде, что оно исправится, или позволяя инвестициям умереть.

Тем не менее, несмотря на эти риски, дальнейшее продвижение действительно дает инвестору выгодные информационные преимущества. В отличие от новичков, у которых есть только чистая колода из десяти слайдов, существующие инвесторы уже знают все тонкости бизнеса и все такое; протоколы заседаний, нижние бюджеты и культурная динамика. Как и в случае с блэкджеком, когда вы удваиваете ставку на одиннадцать, потому что у дилера сядет на тройку, вы на короткое время получаете потенциальное преимущество, которое было бы разумно использовать.

Важность последующей деятельности для общей доходности фонда подчеркивается в общедоступных данных. Расчетная внутренняя доходность фонда Union Square Ventures в 2010 году составляла 60,59% (Pitchbook), что делало его чрезвычайно успешным фондом венчурного капитала. Если мы посмотрим на последующие тенденции (CB Insights) для USV после этого периода, большинство его инвестиционных выборов проходили как продолжение их победителей. Они удваивались, и результаты фонда показывают, что это действительно была прибыльная стратегия.

Этот пост посвящен некоторым часто игнорируемым стратегиям портфеля венчурного капитала, которые служат для максимизации производительности.И этот последний пункт, связанный с продолжением, не следует рассматривать в последнюю очередь. Фред Уилсон из USV резюмирует:

Одна из самых распространенных ошибок, которые, как мне кажется, совершают начинающие венчурные менеджеры, заключается в том, что у них недостаточно резервов для последующих инвестиций. Они не возвращаются в новый фонд, пока не вложат от 70 до 80% своего первого фонда, а затем у них закончатся деньги и они не смогут участвовать в последующих раундах. Они вкладывают слишком много компаний в портфель и не могут поддержать их все.Это причиняет им боль, потому что их разбавляют те раунды, в которых они не могут участвовать. Но это также вредит их портфельным компаниям, потому что основатель и / или генеральный директор должен объяснять, почему некоторые из их венчурных инвесторов не участвуют в раунде финансирования.

Большинство людей думают, что венчурный капитал — это все о первоначальном построении портфеля, выборе компаний для инвестирования. Но правда в том, что это только половина дела. Что происходит с портфолио после того, как вы его выбрали, это вторая половина. Это включает в себя активное управление портфелем (работа с советом директоров, добавление стоимости и т. Д.) и включает в себя размещение капитала в портфеле в последующих раундах, а также работу по выходу. И именно эту вторую часть труднее научиться делать. Лучшие венчурные фирмы делают это невероятно хорошо и получают от этого огромную выгоду.

В начале этого раздела я сказал, что продолжение было упущенной частью VC. Это потому, что первоначальные вложения и связанный с ними гламур колоды и кофейных встреч — это верхушка айсберга. За хоум-ранами следят за пределами парка с 66% капитала фонда, который зарезервирован для последующих .Для новых инвесторов венчурного капитала они переживают грубое пробуждение, когда они быстро исчерпывают свой сухой порошок и понимают, что нет ликвидных вторичных рынков, которые можно было бы пополнять и поддерживать.

Оптимизация по степенному закону

В начале статьи я упомянул, что индустрия венчурного капитала, как класс активов, в целом показывала неудовлетворительную доходность. Увлекательный отчет Фонда Кауфмана пролил дополнительный свет на проблему с некоторыми важными данными. В отчете под названием Мы встретили врага, а он — Мы Фонд обнаружил, что, глядя на коллекцию венчурных фондов, только некоторые из них несут ответственность за большую часть прибыли по классу активов в целом.

Во многих отношениях эффективность венчурных фондов как отрасли аналогична венчурным сделкам: несколько хоум-ранов и много вычеркиваний . Форма доходности на уровне фонда аналогична распределению доходности от отдельных сделок из исследования Correlation Ventures из начала статьи, в котором сделки 50x составляют крошечную часть выборки, но со значительной величиной абсолютной доходности. .

Значение вышесказанного очень важно.Читатели вспомнят, как доходность публичных акций, по-видимому, подчиняется нормальному распределению. В этой статье мы надеемся показать, что доходность венчурного капитала как на уровне сделки, так и на уровне фонда не соответствует нормальному распределению. Скорее, они, кажется, следуют распределению по степенному закону, кривой с длинным хвостом, где большая часть прибыли сосредоточена в небольшом количестве фондов. На рисунке ниже показана разница между степенным распределением и более распространенным нормальным распределением.

Концепция индустрии венчурного капитала, соответствующей степенному закону распределения, была сделана популярной Питером Тилем в своей книге «От нуля к единице». В нем он сказал:

Степенной закон становится видимым, когда вы следите за деньгами: в венчурном капитале, где инвесторы пытаются получить прибыль от экспоненциального роста в компаниях на ранних стадиях, некоторые компании достигают экспоненциально большей стоимости, чем все другие. […] Мы живем не в нормальном мире, мы живем по степенному закону.

На эмпирическом уровне появляются доказательства в поддержку этого утверждения.Дарио Пренсипи из Европейского инвестиционного фонда провел подробный статистический анализ доходов фонда от венчурного капитала, который показал предварительных доказательств, подтверждающих принцип степенного закона. Инвестор Джерри Нойман также предлагает углубленный взгляд на концепцию степенного закона, существующую в венчурном капитале.

Все это подразумевает, что инвесторы, стремящиеся к успеху в сфере венчурного капитала, должны усвоить концепции и последствия степенного закона. Возможно, все еще вопрос, является ли эмпирически и математически правильным, что доходность венчурного капитала распределяется согласно степенному закону, но концептуально совершенно очевидно, что пространство венчурного капитала в значительной степени является отраслью, ориентированной на выбросы.

Не только это, но как только мы усвоили концепции, лежащие в основе степенного закона, нам нужно подумать о том, как тактически использовать это с выгодой. Изложенные выше концепции относительно количества летучих мышей и важности последующих действий являются одними из наиболее важных способов воспользоваться этим.

Более глубокое понимание стратегии портфеля венчурного капитала может помочь стартапам

Распространение «культуры» стартапов и венчурного инвестирования во всем мире, возможно, является положительным явлением для всего мира.Перефразируя Питера Релана:

[Мир] нуждается в новых идеях, и граждане не могут ожидать, что правительство будет способствовать разрушению завтрашнего дня […] [Стартапы] стали средством достижения этого подхода; они дают людям возможность осуществить свои мечты. И даже если большинство из этих идей потерпят неудачу, они все равно будут создавать инновации, которые могут быть отражены в технологиях продукта в других областях.

Итак, приток новых профессионалов в пространство венчурного капитала — это хорошо.Но для того, чтобы все это продолжалось и преуспевало, LP должны видеть положительные результаты своих инвестиций. Если только несколько фондов венчурного капитала действительно знают, что они делают, и обеспечивают большую часть прибыли от класса активов, то, возможно, решением будет уменьшение количества фондов венчурного капитала. Но, следуя вышесказанному, это может нанести ущерб обществу. Вместо этого мы хотели бы думать, что решение должно быть наоборот: больше венчурных фондов должны знать, что они делают.

Отставить комментарий

Обязательные для заполнения поля отмечены*

©2019 КлинБиз. Все права защищены.
Bootstrap Большие деньги
Деньги заработать чужие
Первоначальный фокус клиентов
Рынки ниша 1 млрд долл.
Орг.Структура жидкость жесткая
Горизонт времени в ближайшей перспективе долгосрочная
Медиа-профиль низкая высокая
Личная жертва