Задачи на инфляцию: Математическое Бюро. Страница 404

Содержание

Подборка задач по теме «Инфляция»

Структура

Пояснения

1

Вид ДМ

Подборка задач

2

Раздел программы/тема

Модуль1: «Деньги и инфляция»/ «Измерение инфляции»

3

Класс

9

4

Дидактическая цель

Предметные ожидаемые результаты:

-учащиеся научатся определять ценовые индексы

Метапредметные результаты:

-ученик научится устанавливать причинно-следственные связи.

5

Этап урока

Осознание, осмысление;

Этап контроля (самостоятельная работа на следующем уроке)

6

Необходимое время

См. в ДМ

7

Форма организации

Индивидуально, пары, группы

8

Необходимые ресурсы

Карточки с задачами

9

Содержание ДМ

Приложение 1

10

Методика организации деятельности с использованием ДМ

На этапе осознания и осмысления и отработке навыка первые типовые задачи решаются всем классом (фронтальная работа), при решении последующих — в «слабом» классе можно выбрать групповую работу, в «среднем» — парную, в «сильном» — индивидуальную

На этапе контроля знаний для сильных учеников – индивидуальная работа, для остальных – парная или групповая

У многих детей возникает необходимость исправления или получения дополнительной оценки: карточки с задачами – прекрасный шанс: ученик выбирает задачу на соответствующую оценку (уровень тройки, четвёрки или пятёрки)

11

Возможность использования данного ДМ с учащимися разного уровня подготовки или в разных классах.

При составлении карточек используется дифференциация по индивидуальным особенностям учащихся (внутренняя дифференциация)

Каждая карточка содержит три разноуровневые задачи. Таким образом, даже очень слабому ребёнку даётся шанс удовлетворительно справиться с заданием. Задача1 оценивается в 3, задача2 – в 4, задача 3 – в 5

Также, исходя из индивидуальных особенностей учащихся, возможна групповая или парная работа

2.Задачи первого и второго типа можно использовать и в 7 классе (только сильные классы) при изучении темы и «Измерение инфляции» в модуле5 «Инфляция»

Приложение 1

Подборка задач по теме «Измерение инфляции»

9 класс

Задачи типа 1 (обязательный уровень) иллюстрируют перевод процентного изменения цен в индекс цен– 3-5 минут на решение задачи, в зависимости от уровня класса

  1. Цены в стране выросли на 20%. Найдите индекс цен в долях и в %

  2. Дефляция в стране составила 5%. Найдите индекс цен в долях и в %

  3. Инфляция в стране составила 12%. Найдите индекс цен в долях и в %

  4. Цены в стране выросли в 2 раза. Найдите индекс цен в долях и в %

  5. Цены в стране снизились в 2 раза. Найдите индекс цен в долях и в %

  6. Цены в стране снизились на 10%. Найдите индекс цен в долях и в %

Задачи типа 2 (обязательный уровень) иллюстрируют перевод индекса цен в процентное изменение (задача, обратная к предыдущей) – 3-5 минут на решение задачи, в зависимости от уровня класса

  1. Индекс цен составил 100%. Как при этом изменились цены? (в разах и в процентах).

  2. Индекс цен равен 1. Как при этом изменились цены? (в разах и в процентах).

  3. Индекс цен составил 110%. Как при этом изменились цены? (в разах и в процентах).

  4. Индекс цен составил 90%. Как при этом изменились цены? (в разах и в процентах).

  5. Индекс цен равен 1,12. Как при этом изменились цены? (в разах и в процентах).

  6. Индекс цен равен 0,83. Как при этом изменились цены? (в разах и в процентах).

Задачи типа 3 (средний уровень) иллюстрируют нахождение индекса цен, если известна инфляция за несколько периодов времени – 5-7 минут на решение задачи, в зависимости от уровня класса

  1. Изменение цен по годам составило:

1 год – инфляция 12%

2 год – инфляция 5%

3 год – дефляция 3%

Найдите индекс цен за три года; определите, как изменятся цены в %; определите, инфляция это или дефляция, если инфляция, то определите её вид.

  1. Изменение цен по годам составило:

1 год – дефляция 8%

2 год – дефляция 2%

3 год – инфляция 3%

Найдите индекс цен за три года; определите, как изменятся цены в %; определите, инфляция это или дефляция, если инфляция, то определите её вид.

  1. Изменение цен по годам составило:

1 год – дефляция 1%

2 год – инфляция 5%

3 год – инфляция 10%

Найдите индекс цен за три года; определите, как изменятся цены в %; определите, инфляция это или дефляция, если инфляция, то определите её вид.

Карточки с задачами

Вариант 1 (15-20 мин.)

  1. Цены в стране снизились на 10%. Найдите индекс цен в долях и в %

  2. Индекс цен составил 90%. Как при этом изменились цены? (в разах и в процентах).

  3. Изменение цен по годам составило:

1 год – инфляция 12%

2 год – инфляция 5%

3 год – дефляция 3%

Найдите индекс цен за три года; определите, как изменятся цены в %; определите, инфляция это или дефляция, если инфляция, то определите её вид.

Вариант 2 (15-20 мин.)

  1. Цены в стране выросли в 2 раза. Найдите индекс цен в долях и в %

  2. Индекс цен равен 1,12. Как при этом изменились цены? (в разах и в процентах).

  3. Изменение цен по годам составило:

1 год – дефляция 8%

2 год – дефляция 2%

3 год – инфляция 3%

Найдите индекс цен за три года; определите, как изменятся цены в %; определите, инфляция это или дефляция, если инфляция, то определите её вид.

Вариант 3 (15-20 мин.)

  1. Дефляция в стране составила 5%. Найдите индекс цен в долях и в %

  2. Индекс цен равен 0,83. Как при этом изменились цены? (в разах и в процентах).

  3. Изменение цен по годам составило:

1 год – дефляция 1%

2 год – инфляция 5%

3 год – инфляция 10%

Найдите индекс цен за три года; определите, как изменятся цены в %; определите, инфляция это или дефляция, если инфляция, то определите её вид.

На старт, внимание, вниз: к концу года инфляцию прогнозируют на уровне 5,6% | Статьи

Инфляция к концу года в России снизится до 5,6% — таковы результаты консенсус-прогноза «Известий», в котором приняли участие ведущие аналитики из крупнейших банков и рейтинговых агентств. Ожидаемый показатель превышает официальные прогнозы Центробанка и Минэкономразвития. При этом пик роста цен в РФ будет пройден в течение I квартала 2022-го, приблизившись к значению 9% год к году, считают эксперты. Главными факторами усиления инфляции они называют рост стоимости продовольствия. По их оценкам, снижения ценового давления стоит ждать лишь после того, как наступит новый сезон сбора урожая, стабилизируются мировые цены на продовольствие и проявится влияние рычагов центральных банков.

Пик роста

К концу первого полугодия 2022-го цены в среднем увеличатся на 7,7%, следует из результатов опроса аналитиков 13 финансовых институтов. Самый высокий уровень инфляции спрогнозировали в Альфа-банке. Этот показатель до лета сохранится на уровне 9% год к году, отметила руководитель центра макроэкономического анализа банка Наталия Орлова: в основном это связано с инерцией инфляции и с продолжающимся ростом мировых цен на продовольствие. Сейчас сохранение повышенных темпов продовольственной инфляции — главный повод для беспокойства, считает она.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Коньков

Рост цен в пределах 8,5–8,7% к этому периоду предрекают аналитики НКР и ЕАБР. По словам старшего управляющего директора НКР Александра Проклова, наиболее «инфляционным» месяцем года стал январь, в котором месячный показатель превысил 1,1%. Тем не менее значение годовой инфляции достигнет своего максимума не ранее марта, а после начнет снижаться. К концу первого полугодия стоит ожидать уровня 8,7% в годовом выражении, полагает эксперт.

— Ожидаем, что пик инфляции будет вблизи 9% год к году в течение I квартала 2022-го, а к концу полугодия сложится в районе 8–8,5%. Сохраняется давление со стороны логистических разрывов и возросших мировых цен на продовольствие и сырье. Инфляционное влияние в ближайшие месяцы может оказать и курс рубля, — подчеркнул руководитель центра странового анализа ЕАБР Алексей Кузнецов.

Главным драйвером ускорения инфляции остаются мировые цены на продовольствие, а недавнее ослабление нацвалюты лишь усилило их рост в рублевом эквиваленте, согласился старший экономист «Открытие Research» Максим Петроневич. За последние три месяца рост цен составил 16% в долларовом выражении и 24% — в рублевом

, добавил он. Рост цен на товары стал следствием «вертолетных» денег, закачанных в экономики развитых стран в рамках программ количественного смягчения, добавил управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин.

Инфляцию в пределах 7,5–8,2% к началу июля ожидают представители ПСБ, Газпромбанка и Совкомбанка. К середине года этот показатель сложится в диапазоне 7,9–8,2%, полагает главный аналитик ПСБ Денис Попов. Более заметное снижение цен будет видно во второй половине года, так как начнет действовать эффект базы, отметила главный аналитик Совкомбанка Наталья Ващелюк.

На наименьшее значение инфляции (6–6,5%) к середине года рассчитывают в «Эксперт РА». По словам главного экономиста агентства Антона Табаха, на нее уже начали оказывать давление повышение ставок и стабилизация мировых цен на продовольствие. Он уверен: снижения стоит ждать уже в ближайшее время, поскольку есть все предпосылки для этого, а 11 февраля к ним добавится еще и повышение ключевой ставки на 100 б.п.

Выше таргета

В среднем уровень роста цен к концу года составит 5,6%, следует из оценок аналитиков. Наибольшее значение инфляции в диапазоне 6,5–7% приведено в прогнозах Газпромбанка, «Открытия» и НКР. В марте-апреле рост цен составит около 9,5%, к концу года начнет снижаться до 6,5–7%, отметил Максим Петроневич. По его оценкам, предпосылками для этого служит заметная стабилизация мировых цен на зерно, сахар и подсолнечное масло, а также ужесточение политики ФРС.

Кроме того, повлияет смягчение антиковидных ограничений, которые в 2020–2021 годах привели к нехватке мигрантов, занятых на сельхозработах, и дополнительно подстегнули рост цен на продовольствие, напомнил старший экономист «Открытие Research». Стабилизировать инфляцию может и укрепление рубля в течение года до 73 за доллар и ниже, так как фундаментальные факторы поддержки нацвалюты сейчас крепки как никогда, подытожил он.

Уровень инфляции в коридоре 5,7–6% ожидают в Альфа-банке, АКРА и ПСБ. Оценка в 5,9% на период декабрь 2022-го к декабрю 2021 года укладывается в верхний диапазон снижения инфляции, если геополитическая напряженность сохранится на высоком уровне в течение года, подчеркнул генеральный директор АКРА Михаил Сухов.

Фото: РИА Новости/Илья Питалев

По оценке экспертов ВТБ, «Санкт-Петербурга», Совкомбанка, ЕАБР и НРА, к концу 2022-го цены в среднем увеличатся на 5–5,6%. По мнению аналитика банка «Санкт-Петербург» Виктора Григорьева, существенного снижения инфляции в первом полугодии ждать не стоит, так как одним из основных факторов, разгоняющих цены в России, служит удорожание продовольствия и особенно плодоовощной продукции. Начало сбора урожая может ускорить ослабление роста цен, отметил он. Вместе с тем более низкой инфляции в диапазоне 5,4–5,6% к концу года поспособствует улучшение ситуации с дефицитом полупроводников в мире, влияющим на удорожание автомобилей, уверен эксперт.

Инфляцию ближе к прогнозу ЦБ — 4,5% — ожидают только в «Эксперт РА» и Юникредитбанке. На фоне высокого уровня процентных ставок и стабилизации темпов роста потребительского спроса месячные темпы инфляции начнут замедляться, уверен аналитик Ариэл Черный. По мнению Сергея Гришунина из НРА, для снижения показателя необходимы ужесточение денежно-кредитных политик в развитых экономиках и снижение нагрузки на бизнес от новой коронавирусной инфекции. Эти факторы начнут действовать не раньше лета 2022-го, а может быть, и позже вследствие инерционности экономической системы.

Согласно прогнозу ЦБ, инфляция в России в конце года будет находиться в диапазоне 4–4,5%. По оценкам Минэкономразвития, этот показатель достигнет целевого значения в 4%. Однако, по данным СМИ, ведомство пересмотрело прогноз по темпам инфляции в 2022-м в сторону увеличения до 5,9%.

В пресс-службах Банка России и Минэка не ответили на запросы «Известий» о планах пересмотреть прогноз на текущий год.

Цель поражена досрочно – Экономика – Коммерсантъ

О формальном достижении цели Банка России по инфляции в 4% первым успел заявить не Росстат, а Минэкономики, предположив это в выпущенном в понедельник бюллетене «Инфляционная картина». По мнению ведомства, цель достигнута 15 мая, а к концу 2017 года инфляция может снизиться до 3% год к году. ЦБ не опровергает достижение «таргета». Хороша досрочная победа над инфляцией или опасна — единого мнения у правительства и ЦБ нет. Минэкономики считает, что показатель вернет на заданную траекторию постоянно ожидаемое, но не происходящее ослабление рубля. В ЦБ же не уверены, что достигнутые успехи надежны, но в полезность слабого рубля для достижения целей правительства в любом случае не верят.

Документ Минэкономики посвящен в основном анализу апрельского краткосрочного всплеска инфляции, который уже ранее исследовал Банк России. Происходившее (в основном на продовольственном рынке) признано преимущественно случайностью, компенсационным ростом цен на овощную продукцию после нетипичного его замедления в феврале—марте. Апрельское снижение инфляции (по Росстату — до 4,1%) продолжилось и в мае. «По нашим оценкам, инфляция уже достигла 4% по состоянию на 15 мая»,— полагают в Минэкономики.

Мнение Минэкономики, по сути, подтвердил и в ЦБ. Целевой показатель по инфляции в РФ «почти достигнут», но произошло это в основном за счет временных факторов, которые могут развернуться в обратную сторону, заявил глава департамента денежно-кредитной политики ЦБ РФ Игорь Дмитриев на заседании Ассоциации региональных банков. Он признал, что четыре пятых регионов РФ уже живут в условиях низкой инфляции. Господин Дмитриев сделал несколько оговорок, описывающих, какие факторы могут «оттащить» инфляцию от таргета в 4% — это динамика курса рубля, инфляционные ожидания и ситуация на внутреннем продовольственном рынке. Отклонение инфляции от таргета потребует, по его словам, соответствующих действий ЦБ.

Полемика ЦБ и Минэкономики о «почти» и «точно» достигнутой цели по инфляции и о точном учете влияния цен «борщевого набора» на будущий индекс потребительских цен собственного смысла, видимо, не имеет — позиции ведомств расходятся в среднесрочной, а не краткосрочной перспективе. Наиболее важное в публикации Минэкономики — вновь сделанное с расчетами на руках предположение о снижении уровня инфляции существенно ниже таргета — до 2,9% к концу 2017 года «при сохранении текущего курса рубля». При этом Минэкономики также делает оговорку: ЦБ вряд ли допустит снижение годового индекса потребительских цен ниже 3% год к году, ему придется досрочно снижать ключевую ставку, что снизит курс рубля и вернет инфляцию к целевому уровню.

Напомним, в значительной мере скрытая полемика властных структур вокруг курса рубля — важный элемент общеэкономической дискуссии в Белом доме, в которой участвует альянс Минэкономики и Минфина, с одной стороны, и ЦБ — с другой. С точки зрения ЦБ, плавающий курс рубля без вмешательства в курсообразование — основной механизм достижения равновесия в экономике и условие органического роста ВВП. Накануне департамент исследований и прогнозирования ЦБ выпустил аналитическую записку (см. “Ъ” от 15 мая), в которой в целом обосновывал необходимость отказа от политики занижения курса рубля. Минфин и Минэкономики никогда официально не провозглашали такой политики, но оба ведомства исходят (в том числе в бюджетных прогнозах) из того, что в настоящее время укрепление реального обменного курса рубля — результат стечения обстоятельств и в дальнейшем оно сменится его плавным ослаблением до 2019 года.

Пока факты на стороне ЦБ — ослабление реального курса рубля было даже при краткосрочном снижении цен на нефть ниже $50 за баррель в начале мая.

Валютная волатильность на рынке с начала года снизилась, текущий номинальный курс выглядит стабильным. Публикации оценок ЦБ платежного баланса за апрель 2017 года на деле — аргумент в пользу того, что в расчетах Минфина и Минэкономики равновесный курс рубля занижен: ЦБ ориентируется в своих расчетах (не касающихся курса) на отток капитала из РФ в 2017 года порядка $20 млрд, реально зафиксированные (предварительные) цифры оттока в первые четыре месяца 2017 года — $21 млрд, но отклонения реального и номинального курса рубля вниз не наблюдается. «Экспериментально проверить» теорию Минэкономики о случайном отклонении курса рубля от расчетного через шок нефтяных цен в июне 2017 года, видимо, не удастся — рынок ждет продления еще на полгода соглашений ОПЕК с экспортерами вне картеля, включая РФ, поэтому шансы на снижение номинального курса и локальный всплеск инфляции в рамках эффекта переноса минимальны. Слабый урожай же может вернуть инфляцию на расчетную траекторию ЦБ, но вряд ли кто-либо в России будет видеть в таком развитии событий что-либо позитивное.

Дело осложняется еще и тем, что по факту без девальвации рубля, действиями только ЦБ и только ключевой ставкой, повышение инфляции с 3% до «таргета» в 4% в 2017 году — дело, видимо, почти безнадежное. Если эффект переноса действует на ИПЦ с лагом в полтора месяца, то ключевая ставка — инструмент более инерционный. Текущее снижение инфляции до цели в 4%, по сути, результат политики ЦБ летом-осенью 2016 года. Сомнения в том, что более быстрое снижение ЦБ ключевой ставки летом 2017 года, на что надеется Минэкономики, приведет к росту промпроизводства, высказывались неоднократно, последнее снижение ЦБ ставки не оказало видимого влияния и на курс рубля. В сущности, в ситуации, когда для ЦБ важно закрепление инфляционных ожиданий, соответствующих годовой динамике ИПЦ на уровне 4%, у него нет эффективных инструментов для краткосрочной коррекции «заниженной» инфляции: задача управления ожиданиями будет конфликтовать с задачей «возврата» инфляции на заданную константу. Еще одной проблемой ЦБ в таком сценарии будет борьба с возможным изменением потребительских ожиданий и снижением нормы сбережений — сейчас их тормозит растущая (вместе со снижением ИПЦ) реальная ставка по кредитам.

Сама по себе ситуация, при которой с весьма высокой вероятностью «перелет» по инфляции таргета неизбежен, вряд ли несет какие-то существенные угрозы. Напомним, в 2014–2015 годах ЦБ вообще предполагал по достижении таргета по ИПЦ в 4% годовых постепенно переходить к таргету на уровне стран ЕС, 2% годовых, но во второй половине 2016 года отказался от этой идеи, дав довольно туманные объяснения о неких угрозах дефляции в отдельных секторах. Отметим, если прогнозы Минэкономики по достижению динамики ИПЦ в 2,9% год к году к декабрю окажутся верны, то в начале 2018 года у страны есть шанс на практике оценить эти угрозы секторальной дефляции, по описанию ЦБ, скрывающие в себе вызовы продовольственной безопасности.

Дмитрий Бутрин, Алексей Шаповалов

Путин поставил правительству задачи на 2022 год

Каждый член правительства чувствует свою личную ответственность за вверенный участок работы​​​. Необходимо продолжать работу в интересах граждан России, заявил президент Владимир Путин на совещании с членами правительства. Запись совещания доступна на медиаплатформе «Смотрим».

Путин поручил уделить особое внимание в наступающем году программам занятости молодежи, а также работе с регионами, в которых вопросы безработицы стоят наиболее остро​​​.

Прежде всего нужно заняться моногородами. «Нужны специальные выверенные решения для каждого субъекта России», – отметил Путин.

Правительство должно в 2022 г. задействовать на полную мощность все факторы роста. Речь идет о развитии инфраструктуры, цифровизации и технологическом обновлении всех отраслей.

Первый этап восстановления экономики пройден. «В условиях пандемии, сложных мировых вызовов экономика России показала свою устойчивость. На повестке дня стоят задачи следующего уровня. Необходимо без пауз обеспечить качественный и долгосрочный экономический рост», – подчеркнул президент.

Для такого рывка есть мощные ресурсы государства и мощный инвестиционный потенциал частного бизнеса.

В новом году предстоит повысить энергоэффективность экономики, внедрить передовые экологические стандарты, нарастить несырьевой экспорт, продолжить подготовку кадров и поддержку деловой инициативы граждан.

«Экономический рост – не самоцель. Он должен создавать рабочие места, современную среду для жизни по всей стране.., вести к повышению доходов людей, российских семей», – заявил Путин.

Одна из главных задач в новом году – обуздание инфляции. Она подросла, но выросли и реальные располагаемые доходы граждан​​​.

Нужно подавлять инфляцию, а располагаемые доходы россиян должны расти. Нужно защитить людей от резких ценовых колебаний, которые чаще всего бьют по гражданам с небольшими доходами, заявил Путин.

Правительство при стимулировании занятости и деловой активности должно переходить от экстренных антикризисных мер к системным действиям.

Речь идет о привлечении долгосрочных инвестиций и технологий в перспективные проекты, которые важны для обеспечения достойной жизни людей, заключил Путин.

Известия. Цель — 4%: инфляции обозначили порог на 2022 год

Инфляция вышла из-под контроля в 2021 году, и вернуть уровень в следующем году необходимо, и чем раньше, тем лучше, говорит управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин.

 

— Тем не менее мы полагаем, что регулятору не удастся вернуть инфляцию в установленный диапазон в указанные сроки. Это связано с тем, что большинство проинфляционных факторов находится вне контроля Банка России. Это в первую очередь общий тренд на повышение глобальной инфляции, связанный с диспропорциями в большинстве экономик, возникшими благодаря сверхмягкой кредитно-денежной политике и дефициту рабочей силы в большинстве развитых экономик. Кроме того, глобальный переход к низкоуглеродной экономике также ведет к слому привычных трендов на рынке сырья и к очень высокому инвестиционному спросу, что также влечет за собой рост цен.

 

По мнению аналитика, эти факторы невозможно преодолеть простым повышением процентных ставок.

 

— Наоборот, давление на совокупный спрос в отдельно взятой стране, например, в России, не приведет к снижению инфляции, а чревато стагфляцией, — заключает эксперт.

 

По оценкам рейтинговой службы НРА, инфляция в 2021 году составит 8,2%, а в 2022 году — 6,5%.

 

 

По мнению экспертов, у государства есть все необходимые инструменты для решения этой трудной задачи

 

Президент России Владимир Путин на совещании в формате видеоконференции призвал кабмин принять меры по возврату инфляции к «комфортным» 4%. По мнению экспертов, у государства есть все необходимые инструменты для достижения поставленной цели. Подробности — в материале «Известий».

 

Владимир Путин в обращении к министрам назвал высокую инфляцию проблемой, которая волнует бизнес и людей. За 11 месяцев 2021 года годовой уровень инфляции в России составил 8,4%. Однако это не показатель кризиса в России, это общемировая тенденция, которая объясняется «чрезвычайно мягкой политикой зарубежных экономик развитых стран».

 

Среди мер, которые могут победить неконтролируемый рост цен, президент назвал стимулирование предложения товаров и услуг на внутреннем рынке. Меры поддержки, которые разработает правительство, в частности, должны помочь небольшим предприятиям — производителям мяса, сахара и овощей.

 

Глава Центробанка РФ Эльвира Набиуллина заявила, что вернуть инфляцию к 4–4,5% возможно, несмотря на то, что существующий показатель выше прогнозного уровня. При этом она не исключила очередного решения по увеличению ключевой ставки в декабре.

 

Фактор коронавируса

На инфляцию в 2022 году повлияет множество факторов, и давать прогноз о достижимости 4% сложно, утверждает управляющий партнер аналитического агентства WMT Consult Екатерина Косарева.

 

— Впрочем, государство, поставившее такую цель, располагает множеством инструментов. Например, поднять ключевую ставку, предоставить преференции бизнесу, разработать новые меры поддержки малого и среднего бизнеса.

 

Президент рассказал об экономических достижениях и проблемах, с которыми в кризис сталкивается страна

Самой нестабильной переменной, напрямую охватывающей все сферы жизни от экономики до культуры, эксперт называет распространение коронавируса в России и ответ властей на уровне регионов и Москвы.

 

— Данных по «омикрону» пока немного, однако, если верить информации, поступающей от научного сообщества, новый штамм более заразен, но менее опасен, а это значит, что происходит трансформация вируса. То есть велика вероятность, что каждый новый штамм будет менее агрессивным по сравнению с предыдущим. Логичное следствие — постепенный перевод заболевания коронавирусной инфекцией в разряд сезонных. Это позитивная новость для пострадавших экономик и фактор, который будет сдерживать инфляцию в мире и, как следствие, в отдельных странах.

 

Предложение решит

В 2021 году инфляция более чем вдвое превысит целевой уровень ЦБ, что связано с общемировой тенденцией дисбаланса между спросом и предложением, считает руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «Финам» Ольга Беленькая.

 

Почему оценки аналитиков не совпали с ожиданиями ЦБ и Минэка и когда стоит ждать возврата показателя к таргету в 4%

— По нашим оценкам, в годовом выражении инфляция сейчас близка к пиковым значениям и может начать снижаться из-за эффекта высокой базы прошлого года, а также эффекта от ужесточения ДКП.

 

По мнению эксперта, дальнейший сценарий зависит от того, когда инфляция достигнет пика.

 

— По итогам 2021 года мы ожидаем инфляцию в диапазоне 8,3–8,4% на конец года, ключевую ставку ЦБ 8,5%. Если пик инфляции будет пройден в 2021 году, то и пик ключевой ставки достижим в декабре; если нет — то ключевую ставку повысят и в начале 2022 года.

 

Согласно базовому сценарию, рост мировой экономики продолжится.

 

Среди рисков аналитик отмечает вероятность сохранения инфляционного давления со стороны мировых цен на сырье, продовольствие, энергоресурсы и перевозки, а также рост зарплат.

 

По прогнозу «Финама», в течение большей части будущего года инфляция будет выше 5% YoY (от года к году. — Прим. ред.), а к концу года в лучшем случае составит 4,5–4,8%.

 

Эксперты не отрицают, что Банк России может снизить ставку в декабре

— Напомним, ЦБ намерен достичь уровня инфляции 4–4,5% к концу 2022 года за счет относительно жесткой ДКП. Постепенно повышение ключевой ставки ЦБ приведет к ужесточению финансовых условий, что будет тормозить «избыточный», по мнению Центробанка РФ, спрос в экономике. Замедлится рост кредитования, потребления и инвестиций, что ослабит темпы экономического роста и уберет часть инфляционного давления, однако если добиваться снижения инфляции к цели во что бы то ни стало к определенному сроку в условиях, когда ДКП в принципе не очень эффективна, можно «задушить» экономический рост.

 

Тем не менее государство может повлиять на ситуацию, если разработает дополнительные меры, способствующие расширению предложения по стимулированию конкуренции и снижению издержек.

 

— Это отвечает требованиям, которые озвучил президент, — резюмирует Ольга Беленькая.

 

Нормальная инфляция — первый признак восстановления

Возвращение к «нормальному» уровню инфляции в следующем году — долгожданная новость, считают эксперты, опрошенные «Известиями».

 

— В 2021 году рост цен на продукты питания в крупных розничных сетях и в магазинах «у дома» был скачкообразный и неравномерный, по некоторым позициям — двузначный. Это ударило по кошельку россиян. Однако в следующем году есть надежда на стабилизацию цен на продукты, — считает глава дистрибьютора кондитерских изделий «Главторг» Карен Налбандян.

 

Выиграют от сдерживания инфляции, по мнению эксперта, все участники рынка:

 

— Производители смогут планировать ассортимент, закупки, держа в голове эту цифру, вкладывать средства в модернизацию без риска кассового разрыва из-за внезапно дорожающего сырья или оборудования. Перед дистрибьюторами стоит задача максимально эффективно использовать имеющиеся ресурсы, чтобы увеличить скорость доставки, снизить время хранения на складе, нанять дополнительный персонал и т. д. Граждане смогут планировать покупки.

 

Если в следующем году инфляцию зажмут в диапазон 4,0–7,0%, то на фоне даже слабо укрепляющегося рубля рост цен, например, на кондитерские изделия не превысит в рознице 2–3%, отметил Карен Налбандян.

 

Екатерина Косарева согласна с ним. В первую очередь это понятные правила игры, считает эксперт.

 

— Изменение цен на транспортные расходы, услуги, а также сопутствующие товары и различные расходные материалы в течение года сильно бьет по бизнесу. Планировать сложно, а иногда, как в случае с непредвиденной ситуацией в мире из-за пандемии, просто невозможно, — отметила Екатерина Косарева.

 

Сохранится ли тренд в 2022-м и как на ситуацию смотрят власти

 

Трудная задача

Инфляция вышла из-под контроля в 2021 году, и вернуть уровень в следующем году необходимо, и чем раньше, тем лучше, говорит управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин.

 

— Тем не менее мы полагаем, что регулятору не удастся вернуть инфляцию в установленный диапазон в указанные сроки. Это связано с тем, что большинство проинфляционных факторов находится вне контроля Банка России. Это в первую очередь общий тренд на повышение глобальной инфляции, связанный с диспропорциями в большинстве экономик, возникшими благодаря сверхмягкой кредитно-денежной политике и дефициту рабочей силы в большинстве развитых экономик. Кроме того, глобальный переход к низкоуглеродной экономике также ведет к слому привычных трендов на рынке сырья и к очень высокому инвестиционному спросу, что также влечет за собой рост цен.

 

По мнению аналитика, эти факторы невозможно преодолеть простым повышением процентных ставок.

 

— Наоборот, давление на совокупный спрос в отдельно взятой стране, например, в России, не приведет к снижению инфляции, а чревато стагфляцией, — заключает эксперт.

 

По оценкам рейтинговой службы НРА, инфляция в 2021 году составит 8,2%, а в 2022 году — 6,5%.

 

Президент: В списке приоритетных задач должны стоять вопросы инфляции

На расширенном заседании правительства президент Касым-Жомарт Токаев дал поручения главе Нацбанка Ерболату Досаеву, которые касаются вопросов инфляции и активов Нацфонда, передает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

«В списке приоритетных задач должны стоять вопросы инфляции, включая продовольственную инфляцию. Все мы понимаем, что рост инфляции в Казахстане, правда эта тенденция наблюдается и во всех сопредельных странах… Тем не менее, мы живем здесь, рост инфляции в Казахстане — это серьезнешная угроза дальнейшего экономического развития нашей страны и социального благополучия. Нацбанк и, конечно же, правительство должны вплотную заниматься этими вопросами», — отметил он.

Президент подчеркнул, что задача Нацбанка — постоянно держать в поле зрения состояние Национального фонда.

«Мы совершенно обоснованно в период пандемии использовали средства Нацфонда, а также вопросы поддержания бюджета. Но задача стратегического плана — пополнять резервы Нацфонда, тем более цены на энергоресурсы имеют тенденцию к росту. Эти две задачи должны постоянно быть в ваших портфелях в порядке приоритетных», — сказал глава государства.

Экономика

18151

Инфляция вернется в целевой коридор 4-6% в 2022 году – Нацбанк

Сейчас главный приоритет правительства и НБРК — «обуздание» продовольственной инфляции

Ранее Ерболат Досаев сообщил, что в июне в Казахстане инфляция ускорилась до 7,9% из-за роста на 10,6% цен на продовольствие. «В результате учащающиеся дисбалансы на рынках продовольствия придают устойчивый характер инфляционным ожиданиям, которые в июне повысились до исторического максимума – 59%. Рост цен на продукты питания выделили 87% респондентов. В этой связи, на фоне резкого роста цен главным приоритетом для Правительства, Национального Банка и местных исполнительных органов является «обуздание» продовольственной инфляции», — сказал Ерболат Досаев. Учитывая ускорение роста цен, Национальный Банк ожидает, что по итогам 2021 года инфляция превысит установленный таргет и вернется в целевой коридор 4-6% во 2 половине 2022 года.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Правление Центрального банка на заседании 9 декабря 2021 года приняло решение сохранить основную ставку без изменений

Принимая во внимание что наряду со снижением годовых показателей инфляции, в глобальной и внутренней экономике сохраняется ряд проинфляционных рисков, а также для обеспечения соответсвующих достижению прогноза инфляции в 2022 году денежно-кредитных условий, Центральный банк сохранил основную ставку без изменений на уровне 14% годовых.

Инфляция и инфляционные ожидания. В ноябре 2021 года годовой уровень инфляции составил 10,3%. Вместе с тем, учитывая эффект высокой базы, во всех группах за исключением топлива и транспорта темпы инфляции замедлились по сравнению с прошлыми месяцами.

По итогам ноября годовой рост цен продовольственных товаров находился на уровне 13,4%, а в группах непродовольственных товаров и услуг 7,9% и 8,1% соответственно.

Базовая инфляция, рассчитываемая с исключением изменений сезонно колеблющихся цен фруктов и овощей, а также регулируемых цен (тарифов), снизилась до 8,9%. При этом, отмечено самое низкое с 2018 года значение вклада базовой инфляции в общую инфляцию, которое составило 6,8 процентных пункта.

Согласно проведенным в ноябре опросам, инфляционные ожидания населения и субъектов предпринимательства на следующие 12 месяцев сформировались на уровне 16,5% и 15,6% соответственно. В качестве основных факторов инфляционных ожиданий респонденты приводят удорожание топливных продуктов и услуг транспорта, а также влияние неопределенностей связанных с пандемией на производство и поставки товаров (импорт).

Экономическая активность и совокупный спрос. Учитывая положительную динамику экономической активности и роста отраслей за первые 11 месяцев, по итогам года ожидаются темпы экономического роста около 6,5-7,2%.

По результатам проведенного в ноябре опроса среди предприятий реального сектора, индекс экономической активности проявляя небольшую сезонную тенденцию снижения, сформировался на положительном уровне, составив 53,4 (среднегодовой 52,9).

Осуществление со второй половины 2021 больших масштабов фискального стимулирования и текущие условия денежно-кредитной политики, будут одним из основных факторов, поддерживающих потребительский спрос и инвестиционную активность в первой половине 2022 года. Согласно расчетам, со второй половины 2022 года темпы экономического роста приблизятся к своему долгосрочному тренду, а экономика выйдет на потенциальный уровень.

В результате сохранения кредитной активности объем выделенных кредитов в экономику в январе-ноябре увеличился на 31% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, а уровень возвратности улучшился на 14 процентных пунктов до 72%.

Внешние экономические условия. С начала года внешнеэкономическая ситуация формировались в условиях ускорения инфляционных процессов на фоне значительного роста цен на основные продовольственные товары и энергоресурсы, а также ответного ужесточения денежно-кредитных условий во многих развивающихся странах.

Вместе с тем, хотя первоначально большинство центральных банков утверждало, что инфляционные процессы, связанные с ценами на продовольствие и энергоресурсы, носят временный характер, теперь предполагается, что инфляционные риски могут сохраняться в течение более длительного периода времени.

В течение января-ноября обменный курс сума колебался в пределах 10449-10787 сумов за доллар США. В то же время, в ноябре в связи с изменением внешних условий темпы девальвации курса сума несколько ускорились, и с начала года он ослабился на 3%.

Объем поступающих в страну трансграничных денежных переводов, за 11 месяцев вырос на 35% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и достиг 7,3 млрд долларов, что является одним из факторов, поддерживающих потребительский спрос населения.

Денежно-кредитные условия. Развитие ситуации на межбанковском денежном рынке соответствует умеренно жестким денежно-кредитным условиям. При этом, средние процентные ставки, в сегменте краткосрочных ресурсов, в ноябре составили 13%, сформировавшись на реальном положительном уровне 2,4% относительно инфляции.

Средневзвешенные процентные ставки по срочным депозитам в национальной валюте, в октябре показали небольшую снижающуюся динамику, сформировавшись на уровне 19,6% для физических лиц и 15,1% для юридических лиц, что обеспечило реальные положительные ставки 8,1% и 4,1% соответственно.

Это, в свою очередь, способствовало увеличению в январе-ноябре совокупных срочных депозитов в национальной валюте на 42%, в том числе депозитов населения на 63,3%.

Существенных изменений в динамике процентных ставок по кредитам не наблюдалось. При этом средневзвешенные процентные ставки по кредитам физическим лицам в октябре остались на прежнем уровне 21,5%, а по кредитам юридическим лицам были равны 21%.

Инфляционные риски. В то время как текущая снижающаяся динамика инфляции повышает уверенность в достижении целевого 10% показателя инфляции к концу года, начало бюджетной консолидации в следующем году, сохранение умеренно жестких денежно-кредитных условий и меры по снижению немонетарных факторов, влияющих на цены, являются ключевыми факторами достижения 9% прогноза инфляции в 2022 году.

Одновременно, на фоне глобальной инфляции, важно продолжить меры по смягчению эффекта переноса роста цен основных продовольственных и импортных товаров на цены внутреннего рынка.

Значительный рост цен на топливно-энергетические товары за последние три месяца, также привел к повышению цен на транспортные, пассажирские и логистические услуги. Это, в свою очередь, приобретает серьезную роль в повышении инфляционных ожиданий населения. В будущем, задачи снижения инфляционных рисков, прежде всего, потребуют решения вопросов предотвращения роста цен на данную продукцию.

Кроме того, системное решение задач уравновешивания цен на основные продовольственные товары, снижения сезонности этой группы и увеличения предложения продукции, является важным фактором обеспечения стабильности цен и повышения покупательной способности населения.

Ситуация на внутреннем валютном рынке, динамика реального эффективного обменного курса сума и отсутствие высокого давления на него вместе с наличием у Центрального банка достаточных возможностей для предотвращения резких колебаний обменного курса национальной валюты, свидетельствует об отсутствии оснований для высоких девальвационных ожиданий в ближайшие месяцы.

Центральный банк продолжит анализировать инфляционные факторы и риски возникающие под влиянием внешних и внутренних экономических условий и принимать соответствующие решения по их устранению.

Очередное опорное заседание Правления Центрального банка по рассмотрению основной ставки назначено на 20 января 2022 года.

Определение таргетирования инфляции

Что такое таргетирование инфляции?

Таргетирование инфляции — это политика центрального банка, которая направлена ​​на корректировку денежно-кредитной политики для достижения определенного годового уровня инфляции. Принцип инфляционного таргетирования основан на убеждении, что долгосрочный экономический рост лучше всего достигается за счет поддержания стабильности цен, а стабильность цен достигается за счет контроля над инфляцией.

Ключевые выводы

  • Таргетирование инфляции — это стратегия центрального банка, определяющая уровень инфляции в качестве цели и корректирующая денежно-кредитную политику для достижения этого уровня.
  • Таргетирование инфляции в первую очередь направлено на поддержание стабильности цен, но его сторонники также считают, что оно поддерживает экономический рост и стабильность.
  • Таргетирование инфляции можно противопоставить другим возможным целям политики центрального банка, включая таргетирование валютных курсов, безработицы или национального дохода.

Понимание таргетирования инфляции

В качестве стратегии таргетирование инфляции рассматривает основную цель центрального банка как поддержание ценовой стабильности.Все инструменты денежно-кредитной политики, которыми располагает центральный банк, включая операции на открытом рынке и дисконтное кредитование, можно использовать в общей стратегии таргетирования инфляции. Таргетирование инфляции можно противопоставить стратегиям центральных банков, направленным на другие показатели экономической эффективности в качестве их основных целей, таких как таргетирование обменных курсов валют, уровня безработицы или темпов роста номинального валового внутреннего продукта (ВВП).

Процентные ставки могут быть промежуточной целью, которую центральные банки используют для таргетирования инфляции.Центральный банк будет снижать или повышать процентные ставки в зависимости от того, считает ли он инфляцию ниже или выше целевого порога. Говорят, что повышение процентных ставок замедляет инфляцию и, следовательно, замедляет экономический рост. Считается, что снижение процентных ставок повышает инфляцию и ускоряет экономический рост.

Ориентиром, используемым для таргетирования инфляции, обычно является индекс цен на корзину потребительских товаров, например индекс цен на личные потребительские расходы, который используется Федеральной резервной системой США.

Наряду с принятием целевых показателей инфляции и календарных дат в качестве показателей эффективности, политика таргетирования инфляции может также предусматривать шаги, которые должны быть предприняты в зависимости от того, насколько фактический уровень инфляции отличается от целевого уровня, например, снижение кредитных ставок или добавление ликвидности к экономика.

27 августа 2020 года Федеральная резервная система объявила, что больше не будет повышать процентные ставки из-за падения безработицы ниже определенного уровня, если инфляция останется низкой.Он также изменил целевой показатель инфляции на средний, а это означает, что он позволит инфляции подняться несколько выше целевого уровня в 2%, чтобы компенсировать периоды, когда она была ниже 2%.

Плюсы и минусы таргетирования инфляции

Таргетирование инфляции позволяет центральным банкам реагировать на шоки внутренней экономики и сосредоточиться на внутренних соображениях. Стабильная инфляция снижает неопределенность инвесторов, позволяет инвесторам прогнозировать изменения процентных ставок и закрепляет инфляционные ожидания.Если цель опубликована, таргетирование инфляции также позволяет повысить прозрачность денежно-кредитной политики.

Однако некоторые аналитики считают, что сосредоточение внимания на таргетировании инфляции для обеспечения стабильности цен создает атмосферу, в которой неустойчивые спекулятивные пузыри и другие искажения в экономике, такие как те, которые привели к финансовому кризису 2008 года, могут беспрепятственно процветать (по крайней мере, до тех пор, пока инфляция не снизится). из цен активов в розничные потребительские цены).

Другие критики таргетирования инфляции считают, что оно поощряет неадекватную реакцию на шоки условий торговли или шоки предложения.Критики утверждают, что таргетирование обменного курса или номинального ВВП создаст большую экономическую стабильность.

С 2012 года Федеральная резервная система США установила цель инфляции на уровне 2%, измеряемую инфляцией PCE. Поддержание инфляции на низком уровне является одной из целей двойного мандата Федеральной резервной системы наряду со стабильным низким уровнем безработицы. Уровень инфляции от 1% до 2% в год обычно считается приемлемым, в то время как уровень инфляции выше 3% представляет собой опасную зону, которая может привести к обесцениванию валюты.Правило Тейлора — это эконометрическая модель, согласно которой Федеральная резервная система должна повышать процентные ставки, когда инфляция или темпы роста ВВП выше желаемого.

Таргетирование инфляции стало центральной целью Федеральной резервной системы в январе 2012 года после последствий финансового кризиса 2008-2009 годов. Обозначив темпы инфляции как явную цель, Федеральная резервная система надеялась, что это поможет продвинуть их двойной мандат: низкий уровень безработицы, поддерживающий стабильные цены. Несмотря на все усилия Федеральной резервной системы, инфляция все еще колеблется вокруг целевого уровня в 2% в течение большинства лет.

Таргетирование инфляции: удержание линии

Сборник «Назад к основам»  | Финансы и развитие | PDF-версия

IV. Экономика в действии

Таргетирование инфляции: удержание линии

Центральные банки используют процентные ставки, чтобы направить рост цен на публично объявленную цель

Сарват Джахан

В последние годы многие центральные банки, определяющие денежно-кредитную политику, приняли метод, называемый , нацеленным на инфляцию , чтобы контролировать общий рост уровня цен.В этой структуре центральный банк оценивает и публикует прогнозируемый или «целевой» уровень инфляции, а затем пытается направить фактическую инфляцию к этой цели, используя такие инструменты, как изменение процентной ставки. Поскольку процентные ставки и темпы инфляции имеют тенденцию двигаться в противоположных направлениях, вероятные действия центрального банка по повышению или понижению процентных ставок становятся более прозрачными при проведении политики таргетирования инфляции. Сторонники таргетирования инфляции считают, что это ведет к повышению экономической стабильности.

Почему инфляционное таргетирование?

В общем, основа денежно-кредитной политики обеспечивает номинальную опору для экономики. Номинальный якорь — это переменная, которую директивные органы могут использовать для привязки уровня цен. Одним из номинальных якорей, использовавшихся центральными банками в прошлом, была валютная привязка, которая связывала стоимость национальной валюты со стоимостью валюты страны с низким уровнем инфляции. Но этот подход означал, что денежно-кредитная политика страны по существу была политикой страны, к которой она была привязана, и ограничивала способность центрального банка реагировать на такие потрясения, как изменения условий торговли (стоимость экспорта страны по отношению к стоимости экспорта страны). его импорта) или изменения реальной процентной ставки.В результате многие страны начали переходить на гибкие обменные курсы, что вынудило их искать новый якорь.

Затем многие центральные банки начали ориентироваться на рост денежной массы, чтобы контролировать инфляцию. Этот подход работает, если центральный банк может достаточно хорошо контролировать денежную массу и если рост денежной массы стабильно связан с инфляцией во времени. В конечном счете монетарное таргетирование имело ограниченный успех, поскольку спрос на деньги стал нестабильным — часто из-за нововведений на финансовых рынках.В результате многие страны с гибкими обменными курсами начали более непосредственно таргетировать инфляцию, исходя из своего понимания связей или «механизма передачи» от инструментов политики центрального банка (таких как процентные ставки) к инфляции.

Как работает таргетирование инфляции?

Таргетирование инфляции является простым, по крайней мере, в теории. Центральный банк прогнозирует будущую траекторию инфляции и сравнивает ее с целевым уровнем инфляции (тем уровнем, который, по мнению правительства, соответствует экономике).Разница между прогнозом и целью определяет степень корректировки денежно-кредитной политики. Некоторые страны выбрали целевые показатели инфляции с симметричными диапазонами вокруг средней точки, в то время как другие определили только целевой уровень или верхний предел инфляции. Большинство стран установили свои целевые показатели инфляции в виде низких однозначных цифр. Основным преимуществом таргетирования инфляции является то, что оно сочетает в себе элементы как «правил», так и «усмотрения» в денежно-кредитной политике. Эта схема «ограниченной свободы действий» сочетает в себе два отдельных элемента: точный количественный целевой показатель инфляции в среднесрочной перспективе и реакцию на экономические потрясения в краткосрочной перспективе.

Вместо того, чтобы постоянно фокусироваться на достижении цели, этот подход делает упор на достижение цели в среднесрочной перспективе — обычно в течение двух-трех лет. Это позволяет политике решать другие задачи, такие как сглаживание результатов, в краткосрочной перспективе. Таким образом, таргетирование инфляции обеспечивает подобную правилам структуру, в рамках которой центральный банк может по своему усмотрению реагировать на потрясения. Из-за того, что таргетирование инфляции нацелено на среднесрочную перспективу, директивные органы не должны чувствовать себя обязанными делать все возможное для достижения целевых показателей на периодической основе.

Что требуется?

Таргетирование инфляции требует двух вещей. Первый — это центральный банк, способный проводить денежно-кредитную политику с определенной степенью независимости. Ни один центральный банк не может быть полностью независимым от влияния правительства, но он должен быть свободен в выборе инструментов для достижения уровня инфляции, который правительство считает приемлемым. Соображения фискальной политики не могут диктовать денежно-кредитную политику. Второе требование – готовность и способность органов денежно-кредитного регулирования не ориентироваться на другие показатели, такие как заработная плата, уровень занятости или обменный курс.

Выполнив эти два основных требования, страна теоретически может проводить денежно-кредитную политику, ориентированную на таргетирование инфляции. На практике власти могут также предпринять определенные предварительные шаги:

• Установить четкие количественные целевые показатели инфляции на определенное количество периодов вперед.

• Четко и недвусмысленно указать общественности, что достижение целевого показателя инфляции имеет приоритет над всеми другими целями денежно-кредитной политики.

• Разработать модель или методологию прогнозирования инфляции, в которой используется ряд показателей, содержащих информацию о будущей инфляции.

• Разработайте перспективную операционную процедуру, с помощью которой инструменты денежно-кредитной политики корректируются (в соответствии с оценкой будущей инфляции) для достижения выбранной цели.

Нацелиться на практикующих?

Центральные банки стран с развитой экономикой, стран с формирующимся рынком и развивающихся стран, а также всех континентов приняли таргетирование инфляции (см. таблицу). Полноценные таргетеры инфляции — это страны, которые берут на себя четкое обязательство поддерживать определенный уровень инфляции или диапазон в течение определенного периода времени, регулярно объявляют свои целевые показатели общественности и имеют институциональные механизмы, обеспечивающие ответственность центрального банка за достижение целевого показателя. .

Первой страной, применившей таргетирование инфляции, стала Новая Зеландия. Единственными центральными банками, которые прекратили таргетирование инфляции после того, как они его начали, являются Финляндия, Испания и Словацкая Республика — в каждом случае после того, как они приняли евро в качестве своей национальной валюты. Армения, Чешская Республика, Венгрия и Польша ввели таргетирование инфляции в период перехода от централизованно планируемой к рыночной экономике. Несколько стран с формирующимся рынком перешли на таргетирование инфляции после кризиса 1997 года, который вынудил ряд стран отказаться от фиксированной привязки обменного курса.

Существует также ряд центральных банков в странах с более развитой экономикой, включая Европейский центральный банк и Федеральную резервную систему США, которые приняли многие из основных элементов таргетирования инфляции, но официально не называют себя таргетирующими инфляцию. Эти центральные банки привержены достижению низкой инфляции, но некоторые из них не объявляют четких количественных целевых показателей (есть исключения, например США, которые в 2012 г. занятость и умеренные долгосрочные процентные ставки в дополнение к стабильным ценам.

В цель?

Трудно провести различие между конкретным воздействием таргетирования инфляции и общим воздействием более далеко идущих одновременных экономических реформ. Тем не менее эмпирические данные об эффективности таргетирования инфляции в целом, хотя и не полностью, подтверждают эффективность системы в обеспечении низкой инфляции, закреплении инфляционных ожиданий и снижении волатильности инфляции. Кроме того, эти улучшения показателей инфляции были достигнуты без каких-либо негативных последствий для объема производства и волатильности процентных ставок.

Таргетинг на инфляцию также оказался более устойчивым в турбулентных условиях. Недавние исследования показали, что в странах с формирующимся рынком таргетирование инфляции оказалось более эффективным, чем альтернативные основы денежно-кредитной политики, в закреплении инфляционных ожиданий населения. В некоторых странах, особенно в Латинской Америке, внедрение таргетирования инфляции сопровождалось более эффективной налогово-бюджетной политикой. Часто это также сопровождалось усилением технических возможностей центрального банка и улучшением макроэкономических данных.Поскольку таргетирование инфляции также в значительной степени зависит от канала процентной ставки для передачи денежно-кредитной политики, некоторые страны с формирующимся рынком также предприняли шаги по укреплению и развитию финансового сектора. Таким образом, результаты денежно-кредитной политики после введения таргетирования инфляции могут отражать улучшение более широкой экономической, а не только денежно-кредитной политики.

Не панацея

За последние 20 лет таргетирование инфляции успешно применялось во все большем числе стран, и многие другие страны переходят к этой системе.Со временем таргетирование инфляции показало себя как гибкая система, устойчивая к изменяющимся обстоятельствам, в том числе во время недавнего глобального финансового кризиса. Однако отдельные страны должны оценить свою экономику, чтобы определить, подходит ли им таргетирование инфляции или его можно адаптировать к их потребностям.

САРВАТ ДЖАХАН — старший экономист Азиатско-Тихоокеанского департамента МВФ.

Каталожные номера

Хаммонд, Гилл.2011. «Современное состояние таргетирования инфляции». Справочник Центра центральных банковских исследований № 29 . Лондон: Банк Англии.

Роджер, Скотт. 2010. «Таргетингу на инфляцию исполняется 20 лет». Финансы и развитие т. Март: 46–49.

Как работает таргетирование инфляции

Таргетирование инфляции — это денежно-кредитная политика, при которой центральный банк устанавливает в качестве своей цели конкретный уровень инфляции. Центральный банк делает это, чтобы заставить вас поверить, что цены будут продолжать расти.Это подстегивает экономику, заставляя вас покупать вещи сейчас, прежде чем они подорожают.

Большинство центральных банков используют целевой уровень инфляции 2%. Федеральный комитет по открытым рынкам (FOMC) объявил 27 августа 2020 года, что он допустит целевой уровень инфляции более 2%, если это поможет обеспечить максимальную занятость. Он по-прежнему стремится к 2% инфляции с течением времени, но готов разрешить более высокие ставки, если инфляция какое-то время была низкой.

Таргетирование инфляции стало важной денежно-кредитной политикой в ​​США.S. после дефляции, которая привела в замешательство жилищную отрасль в 2008 году. Этот кризис мог привести к экономическому коллапсу, если бы ФРС не вмешалась, предоставив помощь финансовому сектору.

Ключевые выводы

  • Политика таргетирования инфляции — это денежно-кредитный инструмент, который ищет золотую середину инфляции на уровне 2%. Это стимулирует потребительский спрос, когда цены растут такими идеальными темпами.
  • Экономический рост ускоряется, когда покупатели покупают сейчас, чтобы потом не повышать цены.
  • Таргетирование инфляции также снижает уровень безработицы и удерживает цены на стабильном уровне, когда оно используется с другими инструментами ФРС.
  • ФРС должна четко сигнализировать о своих намерениях повысить или понизить процентные ставки, чтобы таргетирование инфляции сработало.

Целевой уровень инфляции и базовый уровень инфляции

Целевой уровень инфляции применяется к базовому уровню инфляции. Это устраняет влияние цен на продукты питания и энергию. Эти цены нестабильны и сильно колеблются из месяца в месяц. Но инструменты денежно-кредитной политики действуют медленно. Центральные банки не хотят основывать свои медленные действия на индикаторах, которые меняются слишком быстро.

Федеральная резервная система использует индекс цен расходов на личное потребление (PCE) для измерения инфляции, поскольку он измеряет широкий диапазон расходов домохозяйств. В январе 2012 года ФРС впервые объявила о явном целевом уровне инфляции PCE на уровне 2%.

У ФРС также есть прогнозы экономического роста и уровня безработицы при условии соответствующей денежно-кредитной политики. Идеальный темп роста ВВП составляет от 2% до 3%. Естественный уровень безработицы составляет от 3,5% до 4,5%.

Как работает таргетирование инфляции

Зачем ФРС или любому центральному банку инфляция? Вы могли бы подумать, что экономика будет работать лучше без какого-либо повышения цен.Но низкий и управляемый уровень инфляции предпочтительнее дефляции. Это когда цены падают. Люди будут откладывать покупку домов, автомобилей и других дорогостоящих товаров, если позже цены будут ниже.

Трудность заключается в создании правильного экономического климата для роста цен. Вот где вступает в действие таргетирование инфляции. Федеральное правительство стимулирует экономический рост, добавляя ликвидность, кредит и рабочие места в экономику. Спрос превышает предложение, если есть достаточный рост. Инфляция возникает, когда цены растут.

Есть два способа создать рост. ФРС делает это посредством кредитно-денежной политики, направленной на снижение процентных ставок. Конгресс делает это с помощью дискреционной фискальной политики. Это снижает налоги или увеличивает расходы.

Умеренная инфляция лучше, если вам нужно выбирать между инфляцией и дефляцией.

Об опасности дефляции свидетельствует обвал рынка жилья в 2006 году. Из-за падения цен домовладельцы потеряли капитал и даже свои дома. Новые потенциальные покупатели арендовали вместо этого.Они боялись, что потеряют деньги на покупке дома. Все, включая инвесторов, ждали восстановления рынка жилья.

Отсутствие спроса заставило цены на жилье пойти по нисходящей спирали. Покупатели не поверили в рынок жилья, пока не узнали, что цены будут расти. Так обстоит дело с любым другим рынком, на котором закрепилась дефляция.

Почему таргетирование инфляции работает

Инфляционное таргетирование работает, обучая потребителей ожидать более высоких цен в будущем.Здоровая экономика работает лучше, когда люди думают, что цены всегда будут расти. Сейчас они купят больше, пока цены еще низкие. Философия «покупай больше сейчас» стимулирует спрос, необходимый для экономического роста.

Таргетирование инфляции — это противоядие от кредитно-денежной политики прошлого. Инфляция выросла с 3,6% в январе до 8,7% в декабре 1973 года. В ответ ФРС повысила ставку по федеральным фондам с 5,94 пункта в январе 1973 года до 12,92 пункта к июлю 1974 года. Но затем политики потребовали снижения процентных ставок.К январю 1975 года ФРС снизила ставки до 7,13 пункта. С февраля 1974 года по апрель 1975 года инфляция достигла двузначных цифр.

FOMC объявил, что снова поднимет ставку по федеральным фондам на 25 базисных пунктов или 0,25% в марте 2022 года.

ФРС сбила с толку ценоустановщиков своей политикой, так сильно изменив процентные ставки. Предприятия боялись снижать цены, когда ставка падала. Они не были уверены, что ФРС просто не развернется и снова не поднимет ставки.

Опыт 1970-х научил председателя Федеральной резервной системы Бена Бернанке тому, что управление инфляционными ожиданиями является критическим фактором в контроле самой инфляции.Это дает людям понять, что ФРС будет продолжать экспансионистскую денежно-кредитную политику до тех пор, пока инфляция не достигнет целевого уровня в 2%.

Люди покупают больше по мере роста цен, потому что хотят избежать еще более высоких цен на потребительские товары позже. Они инвестируют, потому что уверены, что это даст им более высокую прибыль, когда они продадут позже. Цены растут ровно настолько, чтобы побудить людей покупать раньше, чем позже, когда таргетирование инфляции осуществляется правильно. Таргетирование инфляции работает, потому что оно достаточно стимулирует спрос.

Как началось таргетирование инфляции

Центральные банки Германии и Швейцарии впервые применили таргетирование инфляции в середине 1970-х годов. Им пришлось это сделать после того, как рухнула Бреттон-Вудская международная валютная система. Стоимость доллара США упала, подняв другие валюты. Германия всегда старалась избежать повторения гиперинфляции, которую она пережила в 1920-х годах. Его успех побудил другие страны использовать таргетирование инфляции.

Новая Зеландия, Канада, Англия, Швеция и Австралия приняли эту политику в 1990-х годах.С тех пор многие страны с формирующимся рынком также перешли на таргетирование инфляции: Бразилия, Чили, Чехия, Венгрия, Израиль, Корея, Мексика, Польша, Филиппины, Южная Африка и Таиланд. Ни одна страна, принявшая его, не отказалась от него. Это свидетельство его успеха.

Часто задаваемые вопросы (FAQ)

Сколько времени требуется, чтобы изменение процентной ставки повлияло на экономику?

Требуется от 18 до 24 месяцев, прежде чем изменение процентной ставки повлияет на экономику.

Когда США начали использовать таргетирование инфляции?

Председатель Федеральной резервной системы Бен Бернанке ввел таргетирование инфляции в США в 2012 году.

Превышение целевого уровня инфляции | Федеральный резерв Сент-Луиса

Хотя экономисты считают, что центральные банки справедливо контролируют среднюю инфляцию в течение длительных периодов, изменения цен могут быть неустойчивыми в краткосрочной перспективе, особенно в необычных условиях ведения бизнеса. Кризис COVID-19, начавшийся в феврале 2020 года, создал очень необычные условия.На рисунке 1 показано, что предпочтительный показатель инфляции ФРС, инфляция расходов на личное потребление (PCE), составлял около 4,2 процента в июле 2021 года; это намного выше целевого показателя в 2 процента и уровня, невиданного с июля 2008 года, непосредственно перед пиком Великого финансового кризиса. Инфляция индекса потребительских цен (ИПЦ) была еще выше, более 5 процентов в год в июле 2021 года. 1  

Рисунок 1
Уровень инфляции ИПЦ и PCE в США

ИСТОЧНИК: FRED ® , Федеральный резервный банк Сент-Луиса.Луи; https://fred.stlouisfed.org/graph/?g=GySS, по состоянию на 9 сентября 2021 г.

Переходные факторы, действия Федеральной резервной системы и государственные расходы способствовали высокой инфляции. В этом эссе объясняется, как недавние изменения в политике ФРС могли сыграть роль в политике расширения, которая смягчила воздействие мер сдерживания COVID-19 на экономику и спровоцировала недавний рост цен.

«Базовые эффекты» сильно повысили недавнюю инфляцию PCE и CPI.То есть вспышка кризиса COVID-19 в 2020 году резко снизила спрос на многие виды товаров, таких как путешествия и энергия, что привело к падению цен на них. На Рисунке 1 показано угнетающее влияние этих низких цен на совокупную инфляцию весной и летом 2020 года. Поскольку инфляция рассчитывается как процентное изменение цен за 12 месяцев, низкие «базовые» цены в середине 2020 года привели к большим положительным значениям инфляции в середине 2021 года. . Например, цена на энергию выросла почти на 24 процента в годовом исчислении в ИПЦ за июль 2021 года (BLS, 2021).Другие немонетарные факторы, такие как сбои в цепочках поставок в автомобильном секторе, также способствовали недавней инфляции. Поскольку прошлые падения цен и перебои с поставками не могут постоянно повышать уровень инфляции в будущем, их последствия будут временными.

Недавнее изменение в рамках денежно-кредитной политики ФРС также, возможно, сыграло ограниченную роль в скачке инфляции. В январе 2012 года ФРС официально начала таргетировать инфляцию PCE (Bernanke, 2012). Этот переход приблизил рамки политики Федеральной резервной системы к политикам аналогичных органов денежно-кредитного регулирования, большинство из которых имеют официальные обязательства по достижению заданного целевого показателя инфляции, обычно около 2 процентов. 2  

Однако ФРС не подошла так близко, как хотелось бы, к достижению целевого показателя инфляции. С 2012 года годовая инфляция PCE в США обычно была значительно ниже целевого уровня в 2 процента, составляя в среднем всего 1,63 процента. Хотя может показаться странным, что центральный банк беспокоится о слишком низкой инфляции, постоянное отставание от заявленного целевого уровня инфляции имеет свои издержки. В частности, если люди заключают долгосрочные контракты, такие как ипотечные кредиты с фиксированной процентной ставкой, исходя из предположения, что инфляция составит в среднем 2 процента, то более низкий уровень инфляции в течение длительного периода будет означать, что заемщики будут платить более высокую реальную (т.е., с поправкой на инфляцию) процентная ставка для кредиторов, чем ожидала любая из сторон. Это позволит перевести ресурсы от заемщиков к кредиторам. Кроме того, слишком низкий уровень ожидаемой инфляции снизит средние номинальные процентные ставки, препятствуя снижению ставок центральным банком, призванному стимулировать экономику. Когда процентные ставки низкие, говорят, что у центрального банка мало «пространства для маневра».

В связи со структурными экономическими изменениями, которые привели к снижению средних процентных ставок и постоянному недостижению целевого уровня инфляции, FOMC начал пересматривать основы своей денежно-кредитной политики в начале 2019 года.В конечном итоге комитет решил установить целевой уровень инфляции, который в среднем составляет 2 процента с течением времени, а не период за периодом. Председатель Федеральной резервной системы Пауэлл (2020 г.) охарактеризовал новую структуру как «гибкую форму таргетирования средней инфляции». Если инфляция на какое-то время отстает от цели, FOMC компенсирует такие отклонения, допустив небольшое превышение. Теоретические и практические трудности, связанные с поддержанием средней инфляции на слишком низком уровне, способствовали этим изменениям (Powell, 2020).

В контексте такой политики «таргетирования средней инфляции» нежелательно низкая инфляция PCE в 2012–2020 годах могла послужить мотивом для проведения более экспансионистской денежно-кредитной политики в 2020–2021 годах.Таким образом, хотя недавний рост инфляции, вероятно, в значительной степени был вызван временными факторами, свою роль также сыграла экспансионистская политика, направленная на облегчение необычных экономических условий. Количественная оценка относительных вкладов выходит за рамки этого эссе.

Рисунок 2
Уровень инфляции в США, зоне евро, Канаде и Великобритании

ИСТОЧНИК: FRED ® , Федеральный резервный банк Сент-Луиса; https://fred.stlouisfed.org/graph/?g=Gz3c, по состоянию на 9 сентября 2021 г.

Модели международных темпов инфляции, кажется, согласуются с интерпретацией того, что внутренние факторы, такие как экспансионистская политика, сыграли свою роль. Рисунок 2 показывает, что темпы инфляции в зоне евро, Канаде и Соединенном Королевстве также недавно выросли, но не так сильно, как инфляция в США. Однако эта разница лишь наводящая на размышления.

Примечания

1 С 1990 года годовая инфляция PCE составляла 2,01 процента, а инфляция ИПЦ — 2.44 процента. Инфляция PCE и CPI измеряет вес товаров и услуг по-разному (Haubrich and Millington, 2014). Автор использовал данные FRED ® для расчета всех средних темпов инфляции, приведенных в этом эссе.

2 В конце 1980-х годов Резервный банк Новой Зеландии стал первым центральным банком современной эпохи, принявшим четкое таргетирование инфляции (Reddell, 1999).

Ссылки

Бернанке, Бенджамин. Стенограмма пресс-конференции председателя Бернанке, 25 января 2012 г.; https://www.Federalreserve.gov/mediacenter/files/fomcpresconf20120125.pdf.

Бюро трудовой статистики. «Процентное изменение за 12 месяцев, индекс потребительских цен, отдельные категории». Графика для выпусков экономических новостей, 2021 г.; https://www.bls.gov/charts/consumer-price-index/consumer-price-index-by-category.htm.

Хобрих, Джозеф Г. и Миллингтон, Сара. «Инфляция PCE и CPI: в чем разница?» Экономические тенденции , 17 апреля 2014 г .; https://www.clevelandfed.org/newsroom-and-events/publications/economic-trends/2014-economic-trends/et-20140417-pce-and-cpi-inflation-whats-the-difference.

Пауэлл, Джером Х. «Новые экономические вызовы и обзор денежно-кредитной политики ФРС». Выступление на симпозиуме по экономической политике, организованном Федеральным резервным банком Канзас-Сити, Джексон-Хоул, Вайоминг, 27 августа 2020 г.; https://www.federalreserve.gov/newsevents/speech/powell20200827a.htm.

Редделл, Майкл. «Истоки и раннее развитие целевого показателя инфляции». Бюллетень Резервного банка Новой Зеландии , сентябрь 1999 г., 62 (3), стр. 63–71; https://www.rbnz.govt.nz/-/media/ReserveBank/Files/Publications/Bulletins/1999/1999sep62-3reddell.pdf.

© 2021, Федеральный резервный банк Сент-Луиса. Выраженные взгляды принадлежат автору (авторам) и не обязательно отражают официальную позицию Федерального резервного банка Сент-Луиса или Федеральной резервной системы.

Почему ФРС заботится об инфляции?

Какое отношение Федеральная резервная система имеет к инфляции?

Центральные банки, как и Федеральная резервная система, создаются для содействия экономическому процветанию и социальному благосостоянию.Как и в случае с центральными банками во многих других странах, перед Федеральной резервной системой правительство поставило более конкретные задачи, в том числе связанные с инфляцией, для достижения этих целей.

Что такое «двойной мандат» Федеральной резервной системы?

Конгресс специально возлагает на Федеральную резервную систему задачи, которые были первоначально установлены в Законе о Федеральной резервной системе 1913 года. Эти цели были уточнены в 1977 году поправкой к Закону о Федеральной резервной системе, которая обязывала Федеральную резервную систему «эффективно продвигать цели ». максимальная занятость, стабильные цены и умеренные долгосрочные процентные ставки.Цели максимальной занятости и стабильных цен часто называют «двойным мандатом».

Есть ли у Федеральной резервной системы конкретная цель по инфляции?

В январе 2012 года Федеральный комитет по открытым рынкам (FOMC) — орган Федеральной резервной системы, определяющий национальную денежно-кредитную политику, — впервые опубликовал свое «Заявление о долгосрочных целях и стратегии денежно-кредитной политики». В своем заявлении FOMC объявил, что, по его мнению, «инфляция на уровне 2 процентов, измеряемая ежегодным изменением индекса цен на расходы на личное потребление, в долгосрочной перспективе наиболее соответствует уставному мандату Федеральной резервной системы.Таким образом, родилась цель FOMC по инфляции PCE на уровне 2 процентов. Ряд центральных банков со всего мира имеют цели по инфляции, и многие из них также нацелены на уровень инфляции около 2 процентов. Уровни инфляции около этих уровней часто связаны с хорошие экономические показатели: более высокий уровень инфляции может помешать обществу принимать точные долгосрочные экономические и финансовые решения и может повлечь за собой различные затраты, как описано выше, в то время как более низкий уровень может затруднить предотвращение падения экономики в дефляцию, если экономические условия становятся слабыми.

Публикация заявления о долгосрочных целях является частью акцента FOMC на четкой коммуникации и прозрачности. Это заявление подтверждалось FOMC каждый год до 2020 года. В августе 2020 года FOMC опубликовало пересмотренное заявление, в котором описывается новый подход к достижению целей по инфляции и занятости. FOMC по-прежнему рассматривает 2-процентную инфляцию в долгосрочной перспективе как определение ценовой стабильности. Для достижения этой долгосрочной цели и обеспечения максимальной занятости FOMC указал, что теперь он будет стремиться к достижению инфляции, которая в среднем составит 2 процента с течением времени.С практической точки зрения это означает, что, когда инфляция устойчиво находится ниже 2 процентов, FOMC, вероятно, будет стремиться к тому, чтобы в течение некоторого времени достичь инфляции немного выше целевого уровня в 2 процента, чтобы вернуть средний показатель к 2 процентам. Эта стратегия получила название «гибкое таргетирование средней инфляции» или FAIT.

Почему Федеральная резервная система не устанавливает цель инфляции 0 процентов?

Несмотря на то, что инфляция влечет за собой различные издержки для общества, большинство центральных банков, включая Федеральную резервную систему, не стремятся к нулевой инфляции.Экономисты склонны сосредотачиваться на двух преимуществах небольшой, но положительной инфляции в экономике. Первое преимущество низкой положительной инфляции заключается в том, что она помогает защитить экономику от дефляции, которая влечет за собой столько же проблем, сколько и инфляция, если не больше. Второе преимущество небольшого уровня инфляции заключается в том, что она может повысить эффективность рынка труда за счет снижения потребности работодателей в снижении номинальной заработной платы работников в условиях неблагоприятных экономических условий. Именно это подразумевается под умеренным уровнем инфляции, служащей для «смазывания колес» рынка труда путем сокращения реальной заработной платы.

Сосредотачивается ли ФРС на базовой инфляции, потому что ее не волнуют определенные изменения цен?

Лица, определяющие денежно-кредитную политику, обычно уделяют значительное время обсуждению показателей базовой инфляции, и это внимание иногда интерпретируется как отсутствие осведомленности или озабоченности с их стороны определенными изменениями цен, например цен на продукты питания или энергоносители. Но политиков интересуют все изменения цен, и они обращают внимание на большое количество показателей, решая, какие действия предпринять для достижения своих целей.

Для директивных органов Федеральной резервной системы важно признать, что показатели базовой инфляции служат руководством для проведения политики, а не целью политики. Одной из целей денежно-кредитной политики является 2-процентная общая инфляция, измеряемая индексом цен PCE, и эта цель включает продовольствие и энергию. Но при принятии решения о том, какие действия предпринять для достижения этой цели, директивным органам необходимо понимать, какие изменения цен, скорее всего, будут кратковременными, а какие, вероятно, сохранятся, чтобы выбрать соответствующие меры политики.Показатели базовой инфляции дают лицам, определяющим политику, понимание того, какие изменения совокупной инфляции могут быть преходящими, и тем самым помогают им предпринимать действия, наиболее подходящие для достижения желаемых результатов.

Альтернатив целевому показателю инфляции ФРС на уровне 2%

Конгресс возлагает на Федеральную резервную систему обязанность добиваться «максимальной занятости» и «стабильных цен», но оставляет на усмотрение ФРС определение этих условий. Когда Алан Гринспен был председателем ФРС, он однажды определил ценовую стабильность как «такое состояние, при котором ожидаемые изменения общего уровня цен не влияют эффективно на решения бизнеса и домохозяйств.Другими словами, он имел в виду, что инфляция (изменение цен на товары и услуги) должна быть достаточно низкой, чтобы люди не думали об этом в своей экономической жизни. За последние пару десятилетий центральные банки по всему миру оценили этот уровень инфляции примерно в 2 процента. Считалось, что этот показатель достаточно близок к нулю, чтобы его можно было правдоподобно определить как стабильность цен, особенно с учетом тенденции официальных показателей цен завышать рост стоимости жизни, но достаточно высок, чтобы предотвратить нежелательные приступы дефляции или падения цен.Как только несколько центральных банков приняли цель в 2 процента, остальным тоже было легче выбрать это число. («Целевой показатель в 2 процента приобрел большое преимущество условности: центральные банки нельзя было легко обвинить в безответственных действиях, когда у них была такая же цель по инфляции, как и у всех остальных», — заметил экономист Пол Кругман.)

В 1996 году политики ФРС в частном порядке договорились, что их целевой показатель инфляции составляет 2 процента, но по настоянию Гринспена они никому об этом не сказали.В 2012 году, по настоянию тогдашнего председателя Бена Бернанке, ФРС официально и публично объявила, что они нацелены на уровень инфляции в 2 процента. Стратегия ФРС, ежегодно утверждаемая ее директивным комитетом Федерального комитета по открытым рынкам и немного корректируемая с 2012 года, гласит:

«Комитет подтверждает свое мнение о том, что инфляция на уровне 2 процентов, измеряемая годовым изменением индекса цен на расходы на личное потребление, в долгосрочной перспективе наиболее соответствует уставному мандату Федеральной резервной системы.Комитет был бы обеспокоен, если бы инфляция постоянно превышала или отставала от этой цели. Четкое информирование общественности об этой симметричной цели по инфляции помогает надежно закрепить долгосрочные инфляционные ожидания, тем самым способствуя ценовой стабильности и умеренным долгосрочным процентным ставкам, а также расширяя возможности Комитета по содействию максимальной занятости перед лицом значительных экономических потрясений».

На самом деле, инфляция не достигла целевого показателя ФРС в 2 процента на протяжении большей части последнего десятилетия.

Через три года после того, как Бернанке убедил своих коллег принять цель, он сказал: «Я не вижу ничего волшебного в том, чтобы установить цель на уровне 2 процентов инфляции. Моя защита целевых показателей инфляции как ученого и управляющего ФРС основывалась в большей степени на прозрачности и коммуникативных преимуществах подхода, а не на конкретном выборе цели».

Сегодня целевой показатель инфляции в 2 процента находится под пристальным вниманием, отчасти из-за опасений, что эта система будет препятствовать способности ФРС бороться с будущими рецессиями.В начале 2000-х экономисты из ФРС и других организаций подсчитали, что скорректированная на инфляцию (или реальная) нейтральная процентная ставка краткосрочная процентная ставка, которая, как ожидается, преобладает, когда экономика находится в условиях полной занятости и цены стабильны— составлял около 3 процентов. Таким образом, при 2-процентной инфляции и 3-процентной реальной нейтральной ставке номинальные ставки будут колебаться около 5 процентов, когда все будет спокойно. Во время рецессии у ФРС будет достаточно возможностей для снижения процентных ставок на 4 или 5 процентных пунктов, как это часто бывает во время рецессии.

Последние прогнозы долгосрочной нейтральной реальной ставки намного ниже — возможно, 1 процент или даже меньше. Большинство чиновников ФРС прогнозируют, что номинальная краткосрочная процентная ставка, на которую ФРС оказывает самое непосредственное влияние, в долгосрочной перспективе будет составлять от 2,8 до 3,0%, что намного ниже среднего показателя 1960–2007 годов, составлявшего 6%. Поскольку процентные ставки намного ниже нуля невозможно, ФРС не сможет снизить ставки на 4 или 5 процентных пунктов, когда наступит следующая рецессия, и это может продлить боль любого спада.

ФРС снизила краткосрочные процентные ставки до нуля в 2008 году и, к удивлению почти всех, удерживала их на этом уровне в течение семи лет. Президент Федерального резервного банка Бостона Эрик Розенгрен говорит, что, когда была заложена интеллектуальная основа для цели в 2 процента, он и другие «не думали, что мы будем очень часто достигать нулевой нижней границы, и мы не думали, что это произойдет. будет очень трудно выйти за эту нулевую нижнюю границу». Сегодня политики ФРС и сторонние экономисты ожидают, что процентные ставки, вероятно, неоднократно будут достигать нуля в течение следующих нескольких десятилетий

Отказаться от целевого показателя инфляции в 2 процента в пользу более высокого целевого показателя или другого режима будет нелегко.«Мы не начинаем с чистого листа, — говорит Бернанке. «У нас есть структура, 2-процентная цель, в которую вложены огромные средства в смысле коммуникации, многолетнего опыта и закрепления ожиданий вокруг 2-процентной цели по инфляции. Аргумент, который говорит: «Что мы будем делать, если начнем с нуля?» интересен для ученых, но, возможно, не самый актуальный вопрос, если исходить из того, где мы находимся».

Сегодня целевой показатель инфляции в 2 процента находится под пристальным вниманием, отчасти из-за опасений, что эта структура помешает ФРС бороться с будущими рецессиями.

Тем не менее, несколько нынешних и бывших политиков ФРС выступают за изучение преимуществ сохранения, изменения или замены целевого уровня инфляции в 2 процента, чтобы ФРС могла лучше управлять экономикой в ​​предстоящие годы. Выбор имеет значение: структура помогает чиновникам ФРС решать, когда и на сколько менять процентные ставки. С другой структурой ФРС, возможно, не повышала бы краткосрочные процентные ставки так сильно в 2017 и 2018 годах. Структура влияет на ожидания финансового рынка и, таким образом, на уровень долгосрочных процентных ставок и на фондовый рынок.Если система вызывает доверие, она дает предприятиям и потребителям, заемщикам и кредиторам представление о том, какую степень инфляции следует учитывать при принятии ими решений. И, что важно в условиях демократии, хорошо объясненная структура дает гражданам и их избранным представителям критерий, по которому можно оценивать работу ФРС.

Этот отчет пытается пролить свет на два вопроса: каковы аргументы в пользу сохранения, изменения или замены целевого уровня инфляции в 2 процента? И если его заменить, то чем заменить?

Повысить целевой уровень инфляции

Одной из альтернатив нынешнему подходу ФРС может быть продолжение таргетирования уровня инфляции, но повышение целевого показателя с нынешних 2 процентов, возможно, до 3 или 4 процентов.Объяснение этому простое: когда финансовые рынки ожидают большей инфляции, номинальные процентные ставки, как правило, выше. А когда номинальные процентные ставки выше, у ФРС больше возможностей для их снижения в периоды, когда экономика слишком замедляется или приближается к рецессии. Это снизит вероятность того, что краткосрочные процентные ставки упадут до нуля, — обстоятельство, которого ФРС предпочла бы избежать, поскольку оно затрудняет использование денежно-кредитной политики для оживления экономики, переживающей трудности.

Выбор 2 процентов в качестве целевого показателя инфляции, возможно, был мудрым, когда он был сделан несколько десятилетий назад, но, возможно, это не лучший выбор для сегодняшней экономики.«Даже если 2 процента были точно правильным числом, исходя из того, что мы знали в 2006 году, оно не может быть правильным сегодня», — говорит Оливье Бланшар, почетный профессор экономики Массачусетского технологического института, ныне работающий в Институте международной экономики Петерсона, который подвергся критике в 2010 году, когда , как главный экономист Международного валютного фонда, он публично предложил отменить цель. Что изменилось? Реальная нейтральная процентная ставка (та, которая будет преобладать, когда все будет спокойно, безработица будет низкой, а цены стабильными) считается ниже, чем она была раньше, что увеличивает риск того, что номинальные процентные ставки будут ограничены нулем. нижняя граница.Прогнозировать долгосрочную реальную нейтральную процентную ставку сложно; он может оказаться выше или ниже текущего консенсус-прогноза. Бланшар утверждает, что ФРС было бы разумно больше беспокоиться о возможности того, что нейтральная ставка окажется ниже ожидаемой, чем о том, что она окажется выше ожидаемой; первое создает гораздо более серьезные проблемы для лиц, определяющих денежно-кредитную политику, говорит он. И, добавляет он, нет надежных экономических исследований, которые показывают, что 2 процента являются экономически оптимальным уровнем инфляции, или демонстрируют, что затраты на экономическую эффективность 3-процентной или 4-процентной инфляции значительно превышают затраты на 2-процентную инфляцию.

Эти аргументы не вызывают всеобщих аплодисментов. Как отмечалось ранее, Бернанке признает, что, возможно, было бы лучше изначально выбрать более высокое число, но теперь, когда 2 процента широко рассматриваются как определение «ценовой стабильности», было бы неразумно и трудно изменить его. «Федеральная резервная система не собирается принимать цель по инфляции в 4 процента. Этого просто не будет», — прямо говорит он. Некоторые члены Конгресса считают все, что выше 2 процентов, нарушением мандата ФРС о «стабильности цен» и предполагают, что любое движение вверх потребует изменения закона.Уильям Дадли, бывший президент Федерального резервного банка Нью-Йорка, соглашается: «Я сомневаюсь, что более высокий целевой показатель инфляции будет рассматриваться как соответствующий мандату Федерального резерва Конгресса по обеспечению ценовой стабильности», — сказал он.

Сам Бланшар признает, что отмена целевого показателя пожертвовала бы большим преимуществом целевого показателя в 2 процента: инфляция больше не играет существенной роли в экономической жизни американцев. «Мы думали об инфляции, когда нам приходилось брать ипотечные кредиты, а инфляция составляла 5 или 10 процентов, и нам действительно приходилось думать об этом, и всем приходилось думать об этом в той или иной степени», — говорит он.«Я думаю, что большинство из нас как отдельные личности, а не как профессиональные экономисты, в последние несколько лет мало задумывались об инфляции. Просто она очень низкая, и именно поэтому Гринспен хотел, чтобы уровень инфляции был достаточно низким, чтобы всем было наплевать». В результате ФРС может уверенно снижать процентные ставки, когда это необходимо, не побуждая потребителей, предприятия или рынки ожидать увеличения инфляции в будущем. «Я подозреваю, что если мы перейдем к 4 процентам, — добавляет Бланшар, — тогда люди будут лучше осведомлены о движениях инфляции, а затем попадут в то, что мы видели в прошлом: ожидания инфляции быстрее приспосабливаются к изменениям инфляции и заставляют работа центрального банка усложнилась.

Некоторые экономисты утверждают, что повышение целевого показателя инфляции на один или два процентных пункта может привести к еще большему росту инфляции. «Действительно труднее стабилизировать инфляцию на уровне 4%, чем на уровне 2%, — говорит Фредерик Мишкин, бывший управляющий ФРС, ныне работающий в бизнес-школе Колумбийского университета. Бернанке добавляет: «Люди сказали бы, что если мы пойдем на 4 процента, почему бы не перейти на 6 процентов. Было бы очень сложно связать ожидания на уровне 4 процентов».

Некоторые экономисты утверждают, что повышение целевого показателя инфляции на один или два процентных пункта может привести к еще большему росту инфляции.

Лоуренс Болл из Университета Джонса Хопкинса не согласен. «История не говорит о том, что будет «трудно связать ожидания», если инфляция будет расти скромно. Инфляционные ожидания, измеряемые опросами, обычно следовали за фактической инфляцией с отставанием. Они следили за ростом инфляции в 1960-х и 1970-х годах, а затем следовали за инфляцией вниз. Если инфляция поднимется до 4 процентов, маловероятно, что ожидания превысят этот уровень».

Третьи скептически относятся к ценности всей концепции целевого показателя инфляции, потому что ФРС в течение стольких лет не могла обеспечить 2-процентную инфляцию даже с этим 2-процентным целевым показателем.Действительно, было бы легко высмеять ФРС за то, что она обещала 3-процентную инфляцию, когда у ФРС было так много проблем с повышением инфляции до 2 процентов. «Независимо от того, была ли цель снизить инфляцию, как это было в 80-х, или повысить инфляцию, как это было в последнее время, все наши модели исходят из того, что если бы центральные банки были чисты сердцем или, в противном случае, если бы у них были связаны руки, то волшебным образом ожидания всей экономики трансформировались бы, и вы могли бы делать такие вещи, как повышать или понижать инфляцию, не оплачивая издержки производства», — говорит Джеффри Франкель из Гарвардского университета.«Я не думаю, что эта дискуссия среди экономистов-монетаристов достаточно адекватно признала, в какой степени это потерпело неудачу. Они были чисты сердцем, они действительно имели в виду цель в 2 процента, но не достигли ее. Я думаю, нам нужно больше это учитывать». (Излюбленный показатель инфляции ФРС, индекс цен расходов на личное потребление, поднялся в среднем на 1,8% в год с тех пор, как ФРС Гринспена согласовал целевой показатель в 2% в 1996 году, и в среднем на 1,4% в год за последнее десятилетие.)

Бернанке, среди прочего, сомневается, что более высокий целевой показатель инфляции является хорошим решением проблемы, которую его сторонники пытаются решить. «Во-первых, потому что это дает вам более высокую инфляцию все время, независимо от того, близки ли вы к нулевой нижней границе или нет», — говорит Бернанке. «И, во-вторых, когда вы находитесь у нулевой нижней границы, это не дает вам особого дополнительного толчка, чтобы выйти за нулевую нижнюю границу».

Подобные опасения побудили Розенгрена, президента ФРБ Бостона, предложить альтернативу постоянно более высокому целевому показателю инфляции.Он хотел бы, чтобы ФРС определила диапазон уровней инфляции — скажем, от 1,5 до 3 процентов, — который она сочла бы приемлемым. ФРС установит среднесрочную цель в пределах этого диапазона, возможно, ежегодно пересматривая ее, чтобы учесть меняющиеся экономические обстоятельства. Он называет это «диапазоном инфляции с регулируемой целью инфляции». Его подход дал бы ФРС больше гибкости, но породил бы нежелательную неопределенность в отношении того, куда движется инфляция. Розенгрен считает, что пока ФРС удерживает инфляцию в пределах 1.В диапазоне от 5 до 3 процентов неопределенность не представляет большой проблемы. Уильям Дадли, бывший президент Федерального резервного банка Нью-Йорка, также выступал за переход к диапазону инфляции, возможно, от 1,5% до 2,5%: «Во-первых, это можно было бы рассматривать как более реалистичное, учитывая, что измеряемая инфляция всегда будет случайным образом колебаться относительно ее базового уровня. тенденция. Другими словами, даже если FOMC выполняет свою работу чрезвычайно хорошо, очень редко уровень инфляции, измеряемый индексом цен PCE, будет точно на уровне 2 процентов.Во-вторых, наличие относительно узкого диапазона посылает сигнал о том, что FOMC различает два режима: один, в котором инфляция находится в пределах диапазона, а опасения по поводу инфляции низки, по сравнению с другим, в котором инфляция находится за пределами диапазона, а опасения по поводу инфляции более повышены. ».

Целевой уровень цен

При установлении цели по инфляции ФРС стремится к определенной скорости изменения цен. Альтернативой является таргетирование общего уровня цен. Например, ФРС может объявить, что будет стремиться поддерживать рост уровня цен в среднем на уровне 2% в год в течение нескольких лет.По сути, при таком подходе ФРС будет ориентироваться на средний уровень инфляции за длительный период, а не на квартал за кварталом. Денежно-кредитная политика, следовательно, будет направлена ​​на то, чтобы компенсировать периоды, когда инфляция ниже 2 процентов, периодами, когда инфляция превышает 2 процента, так что со временем цены вырастут в среднем на 2 процента. Точно так же периоды инфляции выше целевого уровня будут сопровождаться периодами инфляции ниже 2 процентов.

Переключение на целевой уровень цен было бы значительным изменением.В настоящее время ФРС смотрит только вперед. Его структура не учитывает, была ли инфляция выше или ниже целевого уровня в прошлом. Он позволяет прошлому остаться в прошлом. Целевой уровень цен, напротив, смотрит как назад, так и вперед.

Замена целевого показателя годовой инфляции в 2 процента целевым показателем уровня цен в 2 процента, вероятно, полностью соответствует юридическим полномочиям ФРС; на самом деле, многие американцы, вероятно, не заметят большой разницы. Один из сторонников, Джон Уильямс, нынешний президент ФРБ Нью-Йорка, утверждает, что целевой уровень цен был бы лучше, если бы цены со временем росли на уровне 2 процентов.«С целью инфляции вы будете упускать свою цель в течение длительного периода времени», — говорит он. (В хорошие времена ФРС сможет достичь 2 процентов, но в плохие времена она, скорее всего, потерпит неудачу, поэтому средний уровень инфляции будет, как правило, ниже 2 процентов.) «Правило таргетирования уровня цен отмечает, что мы отстаем от нашей цели по инфляции примерно из года в год и поэтому сохраняем процентные ставки ниже на более длительный срок после очень серьезной рецессии, когда инфляция была очень низкой. По сути, это обещает дополнительные стимулы, которые помогут направить экономику вверх, а также вернуть инфляцию», — говорит Уильямс.

В случае успеха целевой уровень цен может оказаться более полезным для простых американцев, чем текущий целевой показатель инфляции, который ФРС достигает в одни годы и не достигает в другие. «Когда вы планируете будущее, если вы покупаете машину, покупаете дом, откладываете на пенсию или образование своих детей, вы понимаете, какой будет инфляция в среднем в следующие 10, 20, 30 лет. лет», — говорит Уильямс. «Это те горизонты, о которых часто думают домашние хозяйства и предприятия».

Да, но…

Когда инфляция была ниже целевого уровня в течение почти десяти лет, как это было в последнее время, все, что побуждает ФРС сохранять номинальные процентные ставки на низком уровне и какое-то время приветствовать инфляцию выше целевого уровня, может показаться привлекательным, особенно для заемщиков, которые получают более выгодные условия. иметь дело с автокредитом или рабочими, которые находят работу более многочисленной, чем в противном случае.Но рассмотрим противоположное обстоятельство: после периода инфляции выше целевого уровня ФРС обещает поддерживать процентные ставки и безработицу на высоком уровне, чтобы спровоцировать период инфляции ниже целевого уровня. Представьте себе молодую покупательницу автомобиля, которая узнает, что ФРС повышает ставку по ее кредиту, чтобы компенсировать более высокую инфляцию, которая произошла, когда она еще каталась на велосипеде. Или возьмем реакцию новичка в Совете управляющих Федеральной резервной системы, которому говорят: «Ну, поскольку последняя команда допустила слишком высокую инфляцию, вы должны проголосовать за повышение ставок, чтобы замедлить экономику и снизить инфляцию до 1 процента».

Сторонники таргетирования уровня цен говорят, что эта политика может помочь стабилизировать экономику, если она испытает шок спроса. Скажите, что по какой-то причине потребители и предприятия сокращают расходы, подталкивая экономику к рецессии и опуская траекторию цен ниже целевого показателя ФРС. При достоверном целевом уровне цен люди ожидают, что ФРС обеспечит временное повышение уровня инфляции выше 2 процентов, чтобы цены вернулись на целевую траекторию. «Это увеличивает ожидаемую инфляцию, а это означает, что реальные процентные ставки (номинальные ставки за вычетом ожидаемой инфляции) ниже, что дает стимул нуждающейся в этом экономике», — утверждает экономист из Колумбийского университета Мишкин.Он отмечает, что этот метод особенно хорошо работает при нулевой нижней границе.

С другой стороны, если экономика пострадала от шока предложения, такого как рост цен на нефть, может быть более разумным просто принять единовременное увеличение инфляции. Как отмечает Бернанке, «прошлое не осталось в прошлом» в этом подходе — палка о двух концах. При таргетировании уровня цен центральный банк не может «просматривать» шоки предложения, которые временно вызывают инфляцию, но должен взять на себя обязательства по ужесточению, чтобы обратить вспять последствия шока на уровне цен.«Учитывая, что это может отрицательно сказаться на занятости и объемах производства, у ФРС могут возникнуть проблемы с убеждением людей в том, что она действительно будет придерживаться такого подхода.

Таргетирование уровня цен будет работать хорошо только в том случае, если общественность и рынки сочтут ФРС заслуживающими доверия и верят, что периоды низкой инфляции будут компенсированы периодами более высокой инфляции. Пример Японии иллюстрирует сложность этого; Банк Японии обнаружил, что изменить общественные инфляционные ожидания очень сложно. Бернанке возражает, что главной целью являются финансовые рынки, а не средний потребитель, и их ожидания действительно меняются, когда центральный банк дает им повод для этого.Влиятельный шведский экономист Кнут Викселль предложил таргетировать уровень цен в 1898 году, а шведский Риксбанк экспериментировал с ним в 1930-х годах, но в последнее время ни один крупный центральный банк не пробовал его. Банк Канады недавно рассмотрел и отклонил его. С улыбкой Бернанке говорит: «В идеале [было бы] просто убедить Новую Зеландию, которая ввела таргетирование инфляции в 1990 году, ввести таргетирование уровня цен на три или четыре года, чтобы мы все могли узнать, как это работает. Это было бы огромной пользой для остального мира.

Некоторым наблюдателям не нравится замена целевого показателя инфляции целевым показателем уровня цен, но на практике они выступают за нечто подобное. Например, Мишкин, бывший управляющий ФРС, ныне работающий в Колумбийском университете, предлагает переопределить цель как достижение уровня инфляции в 2 процента в течение некоторого периода, скажем, пяти лет. «Вы очень четко даете понять, что на самом деле стремитесь к 2-процентной долгосрочной цели, поэтому вы продолжаете закреплять эти ожидания». он говорит. Уильям Дадли, бывший президент ФРБ Нью-Йорка, соглашается: «Мы должны дополнительно изучить, как система таргетирования уровня цен может работать на практике.Но вполне возможно, что более простой подход к поддержанию среднего уровня инфляции на уровне около 2 процентов в среднесрочной перспективе может быть столь же привлекательным».

Таргетирование уровня цен будет работать хорошо только в том случае, если общественность и рынки сочтут ФРС заслуживающими доверия и верят, что периоды низкой инфляции будут компенсированы периодами более высокой инфляции.

Бернанке, среди прочих, отстаивал вариант таргетинга на уровне цен: он называет его «временным таргетингом на уровне цен».«В обычное время, когда краткосрочные процентные ставки комфортно выше нуля, ФРС придерживалась бы целевого уровня инфляции в 2 процента. Но ФРС заранее объявит , что если ставки упадут до нуля и застрянут на этом уровне на какое-то время, то она временно будет добиваться целевого уровня цен. Другими словами, после периода нулевых процентных ставок ФРС пообещает удерживать ставки на низком уровне в течение длительного времени и стремиться к периоду инфляции выше целевого уровня. Бернанке утверждает, что если бы общественность поняла это обещание, поверила и предвидела его, встречи с нулевой нижней границей были бы «более короткими, менее серьезными и менее частыми».

Бернанке приводит два преимущества своего подхода по сравнению с простым таргетированием уровня цен: во-первых, когда процентные ставки далеки от нуля, текущая структура целевых показателей инфляции остается в силе, сохраняя преимущества, которые дает этот подход. Во-вторых, он утверждает, что его подход будет легче объяснить публике; «коммуникация может оставаться полностью с точки зрения целей инфляции, концепции, с которой общественность и участники рынка уже знакомы».

Оливье Бланшар, например, не убежден.«Я бы предпочел иметь инфляцию именно тогда, когда она нам нужна, но я немного скептически отношусь к тому, что это можно сделать».

Номинальный целевой показатель ВВП

Альтернативой таргетированию инфляции или уровня цен может быть таргетирование либо темпов роста, либо уровня номинального валового внутреннего продукта, долларовой стоимости всех товаров и услуг, произведенных в экономике. Это объединит ценовую стабильность и требования ФРС в отношении занятости в единый показатель.

Структура, ориентированная на темпы роста ВВП, будет определять некоторый темп — скажем, 4 ½ процента — для роста номинального ВВП.Если рост ВВП окажется ниже этого уровня, ФРС ослабит политику, а если выше этого уровня, ФРС ужесточит. В качестве альтернативы ФРС может ориентироваться на уровень номинального ВВП. Это будет иметь ту же функцию «оглядываться назад», что и таргетинг на уровне цен. Скажем, ФРС выбрала цель роста ВВП на 4½ процента, начиная с 2007 года. Тогда ФРС ожидает, что номинальный ВВП со временем вырастет на 4½ процента. Если рост не достигнет целевого уровня, как это было в 2009 и 2010 годах, ФРС будет стимулировать экономику и будет продолжать монетарное стимулирование до тех пор, пока номинальный ВВП не вернется на траекторию, подразумеваемую 4,5-процентным ежегодным ростом с 2007 года.Аналогичным образом, за периодом, когда ВВП превысит намеченную траекторию, последуют более высокие процентные ставки, чтобы вернуть номинальный ВВП на прежнюю траекторию.

Идея таргетирования номинального ВВП не нова. Впервые он был предложен в 1977 году лауреатом Нобелевской премии Джеймсом Мидом и особенно понравился некоторым экономистам, которые искали альтернативу идее Милтона Фридмана о том, что ФРС должна ориентироваться на рост денежной массы. Ни один центральный банк официально не принял целевой показатель номинального ВВП.

Ориентация на темпы роста номинального ВВП позволила бы ФРС сообщать и решать только одну цель вместо текущих двух, инфляции и занятости.«Если центральные банки хотят сообщить о своих намерениях на горизонте от одного до двух лет, было бы более эффективно, если бы они отслеживали это обязательство… или это руководство с точки зрения номинального ВВП, а не с точки зрения инфляции ИПЦ», — говорит Франкель. Гарвардский экономист. Во многих отношениях номинальный ВВП легче отслеживать, чем многие другие экономические показатели. Как только ФРС определилась с целью роста уровня номинального ВВП, ей больше не нужно было бы оценивать уровень безработицы в соответствии со стабильностью цен или разрывом между потенциальным и фактическим ВВП или нейтральной реальной процентной ставкой.Другими словами, ФРС потребуется меньше информации для принятия решений. «Цель номинального ВВП отвлечет внимание от инфляции и от того, каким должно быть ее соответствующее значение. Таким образом, если для возврата номинального ВВП к намеченной траектории роста потребуется некоторая догоняющая инфляция и номинальные расходы, ФРС может сделать это с меньшим политическим давлением», — говорит Дэвид Бекворт из Центра Меркатус в Университете Джорджа Мейсона.

Ориентация на темпы роста номинального ВВП позволила бы ФРС сообщать и решать только одну цель вместо текущих двух, инфляции и занятости.

Целевой показатель номинального ВВП почти автоматически заставит ФРС снижать процентные ставки в плохие времена — будь то плохие с точки зрения экономического роста или слишком низкой инфляции — и повышать их в хорошие времена. Ему не нужно было бы в режиме реального времени диагностировать причины отклонения от цели. Этот подход был бы особенно полезен в периоды, когда экономика проседает, как это было в 2011 году, когда Кристина Ромер из Калифорнийского университета в Беркли заявила: «Пообещав сделать все возможное, чтобы вернуть номинальный ВВП на докризисную траекторию, ФРС может улучшить уверенность и ожидания будущего роста.Такие ожидания могут увеличить расходы и рост сегодня: потребители, которые более уверены, что у них будет работа в следующем году, будут меньше колебаться в тратах, а компании, которые верят, что продажи будут расти, с большей вероятностью будут инвестировать».

Целевой показатель номинального ВВП привел бы ФРС к увеличению инфляции в период рецессии или периода очень медленного роста. Во время рецессии общественность может приветствовать более низкие процентные ставки и более высокую инфляцию, если это снизит безработицу. Но если бы экономический рост был вялым в течение длительного периода, как это было после Великой рецессии, таргетирование роста номинального ВВП означало бы постоянное повышение целевого показателя инфляции.Экономисты, отстаивающие этот подход, говорят, что это особенность, а не ошибка; по сути, ожидания более высокой инфляции будут повышать номинальные процентные ставки в периоды, когда реальные ставки низки, уменьшая вероятность того, что денежно-кредитная политика будет ограничена нулевой нижней границей. Общественность, однако, может быть недовольна длительным периодом медленного экономического роста и высокой инфляции.

Ориентация на уровень, а не на темпы роста номинального ВВП поднимает некоторые из тех же вопросов, что и при таргетинге на уровень цен: ФРС должна была бы объяснить, почему она повышает или понижает процентные ставки сегодня из-за того, что произошло вчера.Эта структура заставила бы ФРС замедлить экономику — и повысить безработицу — на время после периода, когда экономика выросла выше целевого показателя. Это может быть трудной задачей: сегодня вы безработный, потому что в прошлом году у нас работало слишком много людей, или вы сегодня платите больше за автокредит, потому что в прошлом году слишком много людей брали взаймы для покупки автомобилей.

Далее идет техническая задача. Хотя номинальный ВВП в принципе поддается наблюдению (в отличие, скажем, от таких понятий, как естественный уровень безработицы), на практике данные о номинальном ВВП многократно пересматриваются, прежде чем стать окончательными, иногда существенно.Средняя разница между первоначальным отчетом о номинальном ВВП и отчетом, опубликованным двумя месяцами позже, превышает 1,2 процентных пункта. Цифры снова пересматриваются при получении окончательных данных. Значительные изменения исторических данных могут усложнить ситуацию для ФРС, если она использует таргетирование номинального ВВП.

Что такое «таргетирование средней инфляции»?

Во-первых, что такое целевой показатель инфляции и почему он важен?

Конгресс поручил Федеральной резервной системе поддерживать стабильность цен и максимальную устойчивую занятость.ФРС определяет «ценовую стабильность» как инфляцию на уровне 2 процентов. В своем последнем ежегодном заявлении о своих целях и стратегии денежно-кредитной политики Федеральный комитет по открытым рынкам — руководящий орган ФРС — заявил: «Инфляция на уровне 2 процентов, измеряемая годовым изменением индекса цен на личное потребление расходов, в долгосрочной перспективе наиболее соответствует уставному мандату Федеральной резервной системы. Комитет был бы обеспокоен, если бы инфляция постоянно превышала или отставала от этой цели.

Основа для объявления целевого показателя инфляции и установления его на уровне 2 процентов была заложена в 1980-х годах, когда центральные банки по всему миру стремились снизить инфляцию — тогда значительно превышающую 2 процента — и видели преимущества в принятии четкого, четко определенного, и общественная цель. В 1996 году, когда инфляция составляла около 3 процентов, представители Федерального резерва за закрытыми дверями пришли к общему мнению, что 2 процента — это хорошее определение ценовой стабильности. В 2012 году ФРС сделала 2 процента официальной публичной целью.

ФРС использует прогнозы инфляции по отношению к целевому уровню в 2 процента, наряду с показателями безработицы и другими экономическими индикаторами, чтобы решить, повышать или понижать краткосрочные процентные ставки. В соответствии с этой структурой ФРС нацелена на 2-процентную инфляцию в будущем и не компенсирует периоды, когда инфляция либо выше, либо (что более актуально в последнее время) ниже 2 процентов. Он позволяет прошлому остаться в прошлом. (Подробнее о 2-процентной цели и альтернативах ей см. «Переосмысление 2-процентной цели ФРС по инфляции», отчет о конференции Центра Хатчинса, январь 2018 года.)

В настоящее время ФРС проводит обзор своей стратегии денежно-кредитной политики, инструментов и методов коммуникации. Этот пересмотр не будет рассматривать изменение уставного мандата ФРС, а также не будет рассматривать изменение целевого уровня инфляции в 2 процента. «Он рассмотрит, — говорит ФРС, — сможет ли ФРС наилучшим образом выполнить свой мандат «с помощью своей существующей стратегии денежно-кредитной политики, адекватны ли существующие инструменты денежно-кредитной политики для достижения и поддержания двойного мандата, и будут ли сообщения о стратегии политики и инструменты могут быть улучшены.

Что побудило ФРС оценить эту структуру?

Во-первых, инфляция в основном была ниже целевого уровня в 2 процента в течение нескольких лет.

Во-вторых, широко распространено мнение, что нейтральная процентная ставка — краткосрочная реальная (с поправкой на инфляцию) процентная ставка, соответствующая экономике, функционирующей при полной занятости и низкой и стабильной инфляции, — за последние пару десятилетий снизилась. В 1990-х годах типичная оценка нейтральной ставки составляла 2 или 2 процента.5 процентов. Сегодня чиновники ФРС оценивают его где-то между 0,5% и 1,5%.

Когда инфляционные ожидания «хорошо закреплены», как говорят центральные банки, ФРС может лучше управлять экономикой… потребители, предприятия и рынки будут вести себя так, как будто ФРС будет поддерживать стабильную инфляцию, даже если будут случайные подъемы и падения.

Добавьте уровень инфляции в 2 процента к этому реальному нейтральному уровню, и номинальный нейтральный уровень составит где-то между 2,5 и 3 процентами.5 процентов. Это не дает ФРС возможности снизить процентные ставки на 4 или 5 процентных пунктов, как это часто бывает во время рецессий. Постоянно низкая нейтральная ставка предполагает, что ФРС, скорее всего, будет чаще сталкиваться с «нулевой нижней границей» в будущем, чем в прошлом. Как только номинальные ставки достигнут нуля, ФРС, возможно, не сможет снизить реальные процентные ставки ниже нуля, как это обычно делается, чтобы стимулировать заимствование и вывести экономику из рецессии. (При 2-процентной инфляции нулевая номинальная процентная ставка равна минус 2 процентам реальной ставки.) Центробанки уделяют пристальное внимание не только показателям текущей инфляции, но и инфляционным ожиданиям. Когда инфляционные ожидания «хорошо закреплены», как говорят центральные банки, ФРС может лучше управлять экономикой в ​​периоды, когда, например, цены на нефть резко растут или падают; потребители, предприятия и рынки будут вести себя так, как будто ФРС будет поддерживать стабильную инфляцию, даже если время от времени будут взлеты и падения.

Вот как видит проблему Джон Уильямс, президент Федерального резервного банка Нью-Йорка:

«Скажем, в 80% случаев нижняя граница процентных ставок не ограничивает политику, и центральный банк стремится к целевому уровню инфляции в 2%.В эти «хорошие» времена центральный банк, таргетирующий инфляцию, стремится удерживать инфляцию на уровне около 2 процентов. Но в 20% случаев экономика впадает в рецессию, настолько серьезную, что нижняя граница ограничивает политику. Предположим, что в эти периоды инфляция в среднем составляет всего 1 процент. Таким образом, в 80% случаев инфляция составляет в среднем 2%, а в 20% случаев инфляция составляет в среднем 1%. В результате средний уровень инфляции составляет около 1,8 процента. Как следствие, инфляционные ожидания, вероятно, закрепятся на долгосрочном среднем уровне 1.8 процентов, что ниже желаемой цели в 2 процента».

И если инфляционные ожидания упадут до 1,8 процента, то, когда ФРС снизит номинальные ставки до нуля, реальная ставка составит всего минус 1,8 процента.

Итак, каковы альтернативы целевому показателю 2-процентной инфляции ?

Есть несколько. (См. «Переосмысление целевого показателя инфляции ФРС в 2 процента».) ФРС исключила некоторые из них, например повышение целевого показателя с 2 до 3 или 4 процентов.Это размышления о других.

Один из вариантов, который в последнее время привлекает все большее внимание, называется «таргетирование средней инфляции». Основное различие между этим подходом и нынешним заключается в том, что он обязывает ФРС принимать во внимание как прошлое, так и будущее. Например, он обещает нацеливаться на период, когда инфляция превышает 2 процента, чтобы компенсировать период, когда инфляция ниже 2 процентов. Прошлое больше не будет прошлым.

Как определяет это Джон Уильямс:

«Центральный банк целенаправленно стремится достичь уровня инфляции выше целевого в «хорошие» времена, когда нижняя граница не является ограничением.При правильном планировании и реализации такое превышение может компенсировать отставание инфляции в «плохие» времена, чтобы долгосрочный средний уровень инфляции и инфляционные ожидания соответствовали целевому показателю».

Таргетирование средней инфляции имеет некоторое сходство с таргетированием уровня цен, которое уже давно пользуется популярностью у некоторых академических экономистов. Ставя цель по инфляции, ФРС стремится к определенной скорости изменения цен. Целью уровня цен является общий уровень цен.ФРС может объявить, например, что она будет стремиться поддерживать рост уровня цен в среднем на 2 процента в год в течение длительного периода. Денежно-кредитная политика, следовательно, будет направлена ​​на то, чтобы компенсировать периоды, когда инфляция ниже 2 процентов, периодами, когда инфляция превышает 2 процента, чтобы со временем цены выросли в среднем на 2 процента. Точно так же периоды инфляции выше целевого уровня будут сопровождаться периодами инфляции ниже 2 процентов. В настоящее время ни один центральный банк не использует таргетирование уровня цен.Швеция попробовала это в 1930-х годах. Дополнительную информацию о таргетинге на уровне цен см. в дискуссионном документе Банка Канады 2007 года «Ценовой таргетинг» и в презентации Джеймса Булларда, президента Федерального резервного банка Сент-Луиса. Бывший председатель ФРС Бен Бернанке предложил вариант, который он называет временным таргетированием уровня цен, который будет срабатывать, когда краткосрочные процентные ставки достигнут нуля.

Таргетирование средней инфляции тесно связано, но вместо того, чтобы возвращаться к тому моменту, когда целевой показатель был первоначально установлен для компенсации недобросов и превышений, таргетирование средней инфляции восходит только к заданному периоду времени.При таргетировании средней инфляции выбор периода времени, за который рассчитывается среднее значение, является важной деталью. Инфляция была ниже цели ФРС на протяжении большей части последнего десятилетия; если бы он сказал, что будет стремиться к инфляции выше целевого уровня в течение следующего десятилетия, как это было бы при таргетировании уровня цен, это могло бы подорвать доверие к целевому уровню в 2 процента. Предприятия, инвесторы, рынки и потребители могут прийти к выводу, что инфляция всегда будет выше 2 процентов, и ФРС хочет избежать такого исхода.Вместо этого ФРС может сказать, что собирается оглянуться на два или три года назад, чтобы рассчитать среднее значение. Или, как недавно сказала глава ФРС Лаэль Брейнард, она может стремиться к достижению 2-процентной инфляции в течение делового цикла. «Поэтому, если инфляция упадет во время рецессии, Федеральная резервная система будет стремиться к тому, чтобы инфляция превышала целевой показатель во время восстановления и расширения», — сказала она. Одна проблема с этим: трудно узнать в режиме реального времени, где мы находимся в бизнес-цикле.

Единственным крупным центральным банком, принявшим подход к целевому показателю средней инфляции, является австралийский.В нем говорится, что он стремится удерживать «инфляцию потребительских цен в среднем на уровне от 2 до 3 процентов с течением времени». (Обзор опыта Австралии в отношении целевых показателей инфляции см. в выступлении заместителя управляющего Гая Дебеля в 2018 году на конференции Резервного банка.)

В какой бы период времени ФРС ни переключилась на средний целевой показатель инфляции, в такие времена, как сегодня, она сделала бы больше, чем допустила бы инфляцию выше 2 процентов на какое-то время. Это будет направлено на более высокую инфляцию, что подразумевает удержание процентных ставок на более низком уровне, чем в противном случае, на какое-то время.

Каковы недостатки среднего таргетирования инфляции?

Учитывая, что ФРС не смогла постоянно поддерживать инфляцию на уровне 2 процентов, ей может быть трудно убедить людей в том, что она может получить и удерживать инфляцию выше 2 процентов на какое-то время.

Учитывая, что ФРС не удалось постоянно поддерживать инфляцию на уровне 2 процентов, ей может быть трудно убедить людей в том, что она может добиться и удерживать инфляцию на уровне выше 2 процентов на какое-то время. А если бы это было так, то ей было бы трудно убедить людей в том, что она не нацелена на постоянно более высокие темпы инфляции.«Существует некоторый скептицизм в отношении того, что центральный банк действительно сможет поддерживать инфляцию выше целевого уровня в течение длительного периода, не беспокоясь о том, что инфляция может ускориться, а инфляционные ожидания могут вырасти слишком высоко», — заявил недавно губернатор Брейнард. ФРС, по-видимому, должна была бы объяснить, насколько выше 2 процентов она была готова позволить инфляции уйти, чтобы компенсировать период инфляции ниже целевого уровня; это может быть сложно. Еще более серьезной проблемой будут периоды инфляции выше целевого уровня, после которых ФРС, предположительно, будет проводить период инфляции ниже целевого уровня.Представьте себе, как председатель ФРС объясняет на пресс-конференции, что ФРС собирается поднять процентные ставки и увеличить безработицу, чтобы компенсировать период, когда инфляция была слишком высокой, а безработица слишком низкой.

Средняя инфляция в последнее время привлекает большое внимание наблюдателей ФРС. Почему?

Несмотря на то, что ученые с энтузиазмом относятся к внесению более радикальных изменений в структуру ФРС, официальные лица ФРС сигнализируют о нежелании вносить какие-либо серьезные изменения. «Наш обзор, скорее всего, приведет к эволюции, а не революции в том, как мы проводим денежно-кредитную политику», — сказал вице-председатель ФРС Ричард Кларида в своей речи в апреле 2019 года.

Отставить комментарий

Обязательные для заполнения поля отмечены*