Внутренняя ликвидность страны определение: концептуальные аспекты формирования, измерения и управления – тема научной статьи по экономике и бизнесу читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

концептуальные аспекты формирования, измерения и управления – тема научной статьи по экономике и бизнесу читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

ISSN 2311-8709 (Online) Денежно-кредитное регулирование

ISSN 2071-4688 (Print)

ГЛОБАЛЬНАЯ ЛИКВИДНОСТЬ: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ, ИЗМЕРЕНИЯ И УПРАВЛЕНИЯ

Ирина Анатольевна РЫКОВА

кандидат экономических наук, доцент кафедры финансов и кредита,

Орловский государственный университет экономики и торговли, г. Орёл, Российская Федерация [email protected]

История статьи:

Принята 19.08.2016 Принята в доработанном виде 02.09.2016 Одобрена 16.09.2016

УДК 336.74

JEL: Е52, Е58, F33, F34

Ключевые слова: глобальная ликвидность, официальная и частная ликвидность, непрофильный финансовый сектор, монетарная политика, международные финансовые организации

Аннотация

Предмет. В условиях нарастания кризисных явлений и глобальной неустойчивости в мировой экономике актуализировались вопросы измерения и управления так называемой глобальной ликвидностью, неконтролируемый рост которой может нарушить причинно-следственные связи в монетарной сфере и спровоцировать новые потрясения как в финансовом, так и в реальном секторе.

Цели. Выработка адекватных подходов к концепции глобальной ликвидности, методике ее измерения и создания на этой основе действенных механизмов ее управления на международном уровне.

Методология. Использование общенаучных методов и приемов (научная абстракция, индукция и дедукция, синтез, элементы статистического анализа, сравнительный и сопоставительный анализ) для оценки механизма формирования глобальной ликвидности, а также количественного измерения официальной и частной ликвидности. Результаты. Системный анализ исследований вопросов глобальной ликвидности на уровне международных финансовых структур и в научной среде показал: отсутствие общепризнанного единого определения глобальной ликвидности; снижение роли официальных монетарных рычагов и повышение влияния частной ликвидности в условиях финансиализации мировой экономики; неадекватность количественной оценки «непрофильного сектора» глобальной ликвидности в развитых и формирующихся экономиках.

Выводы. В условиях высокой размытости процессов формирования глобальной ликвидности и неопределенности подходов по ее измерению в рамках отдельных экономик должна возрасти роль авторитетных международных финансовых организаций, которым необходимо концентрировать всю информацию национальных монетарных властей и прогнозировать на этой основе изменение объемов денежных и финансовых активов для раннего обнаружения кризисных явлений.

© Издательский дом ФИНАНСЫ и КРЕДИТ, 2016

Мировое экономическое пространство претерпевает сегодня значительные изменения ввиду меняющейся геополитической ситуации и формирования нового миропорядка. Глобальная экономика сейчас в шесть раз больше, чем была полвека назад, и в течение этого периода она росла ежегодными темпами в 4%. Однако наиболее заметный скачок можно наблюдать в объеме международных финансовых потоков. По данным МВФ, совокупные финансовые активы в мире за 40 лет выросли почти в 280 раз — с 250 млрд долл. США в 1970 г. до почти 70 трлн долл. США в 2010 г. [1]. За этот же период мировая экономика познала около 400 финансовых кризисов, которые вели к существенным сбоям в экономическом росте. Роль финансового капитала стала определяющей для состояния реального сектора экономики и общественного развития в целом.

В связи с этим в последнее время актуализировались вопросы измерения и управления так называемой глобальной

ликвидностью, которая оказалась в фокусе общественно-экономических дебатов в период разрастания кризисных процессов 2008 г. Сегодня общепризнанным стал тот факт, что важнейший источник современных кризисных явлений кроется в области монетарной политики. Ускорение роста глобальной задолженности на фоне проводимой большинством развитых стран политики «дешевых денег» и эмиссии гигантских объемов денежной массы, продолжавшейся много лет, привело к ее избыточности и нарушило привычные причинно-следственные связи в монетарной сфере. Это во многом и спровоцировало в 2008 г. мировой финансовый кризис, переросший в глобальную экономическую неустойчивость.

Данная тема приобрела огромное значение для международной финансовой стабильности, и ее изучению было уделено пристальное внимание как со стороны официальных структур и международных исследовательских институтов

(Банк международных расчетов, МВФ, Европейский центральный банк), так и авторитетных мировых экономических изданий (The Economist, Well’s Capital Management) и ведущих зарубежных и отечественных ученых (D. Domanski, B. Mandelbrot, S. Eickmeier, J. Caruana, J.M. Sousa, A. Zaghini, R. Ruffer, L. Stracca [2-5], С.М. Дробышевский, А.Д. Смирнов, М.И. Столбов и др. [6-8]).

Однако в текущих условиях, характеризующихся замедлением темпов роста мировой экономики и высокой неопределенностью, встал вопрос о том, как перезапустить механизмы стимулирования экономического роста и оживить мировое производство. При этом речь идет о тех же самых монетарных рычагах и эмиссионной политике центральных банков, которые, по сути, и определяют масштабы глобальной ликвидности. Особую сложность составляет то, что сегодня весьма существенны различия денежно-кредитных условий в основных мировых экономиках, в связи с чем асинхронные изменения в денежно-кредитной политике США, Европы и Японии могут спровоцировать продолжение волатильности.

В то же время в экономических источниках не существует общепризнанной единой трактовки глобальной ликвидности, и подобная неопределенность может привести к нео бо снованным и потенциально дестабилизирующим общественно-экономическим инициативам.

Ликвидность как таковая является многогранным понятием, и в общем виде под ней подразумевается «легкость или доступность финансирования». В традиционной интерпретации на макроуровне ликвидность предполагает некий объем денежных средств в той или иной форме, вливаемых в экономику монетарными властями.

Однако в процессе эволюции современного финансового мира понятие ликвидности далеко вышло за рамки его классической трактовки. В связи с этим в условиях высокой мобильности денежного и финансового капитала к глобальной ликвидности нельзя подходить так, как это было несколько десятилетий назад.

Сегодня данным вопросам посвящены многочисленные исследования на уровне международных финансовых структур и в научной среде. Так, например, Международный валютный фонд изучает взаимозависимость глобальной ликвидности и глобальной экономической

активности [9]. Банк Англии разрабатывает тему глобальной ликвидности и ее влияния на финансовую стабильность в контексте мирового финансового кризиса 2008 г. [10]. Эксперты Базельского комитета рассматривают понятие глобальной ликвидности с точки зрения совокупного трансграничного кредитования через банковский сектор1.

Однако несмотря на столь масштабный подход к проблемам количественной оценки и регулирования глобальной ликвидности, на сегодняшний день даже сам термин «глобальная ликвидность» еще до конца не вошел в научный лексикон.

Таким образом, в современных реалиях представляется очевидной необходимость выработки адекватных подходов к концепции глобальной ликвидности, методике ее измерения и создания на этой основе действенных механизмов управления ею на международном уровне.

Для обоснования указанного тезиса следует обратиться прежде всего к имеющимся на сегодня научно-практическим наработкам в данной области.

В частности, в рамках исследований, проведенных Банком Англии, подчеркивается существенное различие между так называемой официальной ликвидностью, которая создается в государственном секторе, и частной ликвидностью, образующейся, соответственно, в частном секторе.

Официальная ликвидность формируется посредством действий монетарных властей, когда центральные банки в рамках своих регулярных денежных операций создают ликвидность в национальной валюте. Кроме того, официальная ликвидность существует и в традиционной форме валютных резервов. В качестве инструмента мобилизации официальной ликвидности рассматриваются также так называемые своп-линии между центральными банками и специализированные технические средства международных финансовых организаций, такие как, например, программы МВФ или специальные права заимствования (SDR).

В стабильных условиях центральные банки играют достаточно пассивную роль в процессе формирования ликвидности и удовлетворяют

1 Повышение устойчивости банковского сектора. Базельский Комитет по банковскому надзору. Консультативный материал. URL: http://www.cbr.ru/today/ms/bn71.pdf

спрос на ликвидность по установленным процентным ставкам с применением традиционных инструментов денежно-кредитной политики [11]. Активно же монетарные власти включаются в регулирование ликвидности только на этапе кризиса. Центральные банки создают деньги «повышенной эффективности», что находит отражение в механизме денежного

мультипликатора и ведет к расширению кредитной

» 2

активности внутри отдельной страны .

Кроме того, международные финансовые организации оказывают помощь национальным банковским системам в виде программ помощи МВФ и других международных финансовых институтов, а также путем предоставления специальных прав заимствования. Эти инструменты могут значительно расширить объемы официальной международной ликвидности [12]. Однако на развитых рынках в условиях свободного перелива капитала национальные центральные банки мерами денежно-кредитного регулирования экономики способны удержать уровень ставок только внутри отдельной страны и могут частично терять контроль над объемами внутреннего кредитования, когда экономические агенты (крупные банки, финансовые и нефинансовые корпорации) выходят на внешние рынки.

В связи с этим определяющую роль в процессе формирования ликвидности играют частные инвесторы. Понятие частной ликвидности приобрело свою значимость в концепции глобальной ликвидности по причине повышения мобильности капитала на международном уровне и усиления процессов интеграции финансовых рынков. Сегодня частную ликвидность формируют различные финансовые институты в таких сегментах, как рынок ценных бумаг, банковский рынок и рынок деривативов.

В настоящее время поведение финансового сектора является ключевым фактором, определяющим глобальную ликвидность, в силу своей способности оказывать трансграничное воздействие на международные экономические процессы [13]. Именно от частных инвесторов -их финансового состояния, сферы интересов, склонности к риску, потребностей в ресурсах -зависят объемы международного кредита и операций на мировых рынках капитала. При этом с точки зрения влияния на финансовую

2Алехин Б.И. Кредитно-денежная политика: учеб. пособие для студентов вузов. 2-е изд., пер. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2012. 135 с.

стабильность частная ликвидность

характеризуется определенными признаками.

Во-первых, частная ликвидность высокомобильна и может выходить за пределы национальных рынков. Многие частные финансовые учреждения создают ликвидность не только внутри страны, но и за рубежом с помощью операций между резидентами в различных юрисдикциях и/или в разных валютах. Эти эффекты могут идти в двух направлениях: внутренняя ликвидность может перетекать на мировые рынки, и в то же время находиться под влиянием глобальных изменений.

Во-вторых, процессы формирования и движения частной ликвидности все активнее приобретают циклический характер. Это связано с ростом использования заемных средств частными учреждениями. В зависимости от уровня заемных средств финансовые институты могут как ослабить, так и усилить денежные стимулы, предоставляемые монетарными властями, или даже создавать подобные стимулы самостоятельно. Облегченные условия кредитования способствуют ускоренному росту кредитов, сжатию премии за риск и росту цен на финансовые активы.

В свою очередь рост цен и снижение кредитных ограничений повышают риски, а процессы финансовой интеграции и внедрения финансовых инноваций способствуют перетоку частной ликвидности на наднациональный уровень. Аналогично, когда цикл меняется, частный финансовый сектор сокращает долю заемных средств, эндогенно снижая уровень глобальной ликвидности и усиливая международные дисбалансы. Несмотря на то что объемы частной глобальной ликвидности определяются транснациональными участниками мирового финансового рынка и их возможностями перенаправить международные кредитно-финансовые потоки, потребности в переливе ликвидности в большей степени диктуются внутренними условиями национальных экономик (проводниками официальной ликвидности).

Таким образом, условия формирования глобальной ликвидности являются результатом взаимодействия трех основных факторов:

1) макроэкономические факторы, в том числе темпы экономического роста; денежно-кредитная политика и режим денежно-кредитного регулирования; валютный режим и обменный курс национальной валюты; счета операций с капиталом и состояние платежного баланса и т.д.;

2) государственное, в том числе финансовое, регулирование (дерегулирование), включая условия надзора за банками, небанковскими финансовыми институтами, финансовыми рынками;

3) рыночные финансовые факторы, которые определяют поведение участников финансового рынка (степень финансовой интеграции в мировую экономику, уровень развития финансовых рынков, объемы использования финансовых инноваций и степень их влияния на поведение национальных экономических агентов, склонность к риску).

Первые два фактора непосредственно воздействуют на традиционный инструментарий центральных банков, формирующих так называемую официальную ликвидность. Макроэкономические факторы влияют на объемы перелива глобальной ликвидности, а также на установление уровня доступности местной ликвидности для нерезидентов и допустимого уровня затрат по ее привлечению, на восприятие рисков различными экономическими агентами. Денежно-кредитная политика устанавливает внутренний уровень процентных ставок, воздействует на уровень доходности внутренних финансовых операций, кроме того, она определяет динамику инфляционных ожиданий и стимулирует экономический рост. Денежно-кредитная политика может способствовать как притокам глобального кредита, так и оттокам ликвидности. Когда в открытой экономике условия для внутренних сбережений и инвестиционных проектов оказываются хуже зарубежных аналогов, капитал начинает утекать из страны.

Последний комплекс факторов вызывает появление особых финансовых инструментов и технологий, формирующих надстройку частной ликвидности. Финансовая интеграция способствует усилению трансграничных потоков финансирования и облегчает доступ участников рынка к новым финансовым продуктам в разных юрисдикциях. Степень финансовой интеграции, следовательно, воздействует на глобальную ликвидность за счет переноса внешних эффектов на экономику других стран. Кроме того, появление глобальных банков, глобальных фондов инвестиций и других высокоактивных участников международных рынков приводит к увеличению количества трансграничных операций и потенциальному росту ликвидности рынка. В то же время наблюдается эффект положительной

обратной связи, когда увеличение ликвидности рынка само привлекает новых участников [14].

Секьюритизация как инновационная техника финансирования и рефинансирования способствует формированию так называемой надстройки ликвидности не только непосредственно в финансовом, но и в материальном секторе экономики. Образование новой ликвидности способна создать сама конструкция секьюритизированной сделки, которая предусматривает трансформацию активов различной степени ликвидности в высоколиквидные активы. При этом речь может идти даже о превращении малоликвидного, не обращающегося на рынке имущества (выступавшего, например, в качестве залога по первичной кредитной сделке) в форму тех или иных финансовых инструментов денежного рынка или рынка капиталов не только национального, но и международного масштаба [15]. Использование операций секьюритизации значительно расширило возможности мировых финансовых игроков по трансформации своих балансов и привлечению значительных объемов капитала, увеличив их финансовые рычаги.

Эволюция финансовой системы, в том числе секьюритизация, в гораздо большей степени, чем эволюция денежной системы, повлияла на изменение глобальной ликвидности за счет стирания границ и различий между деньгами и долгами. Если денежная эмиссия обеспечивает нормальное обращение товаров, а выдача кредитов — это эмиссия так называемых кредитных денег, то выпуск (эмиссия) ценных бумаг в форме первичных кредитных обязательств (закладных, облигаций с ипотечным покрытием) и затем переоформление их уже во вторичные производные финансовые инструменты (гибридные, структурированные финансовые продукты) формируют последующие уровни ликвидности.

Таким образом, благодаря секьюритизации активов и использованию различных инновационных форм финансирования в мировой экономике многократно увеличились размеры вмененного долга и активизировался процесс замещения старых долгов на новые. Следствием этих явлений стало ускорение роста глобальной задолженности, усугубившееся проводимой некоторыми странами политикой «дешевых денег».

Отсюда становится очевидным тот факт, что за достаточно длительный путь развития денежной и кредитно-финансовой сферы ее роль, значение и структура кардинально изменились, а в последние десятилетия ученые говорят о процессе финансиализации экономики3. Из рядового механизма обслуживания экономических процессов финансовые рынки превратились, с одной стороны, в мощнейший драйвер современного развития экономики и общества, а с другой — в потенциальный источник кризисных явлений. При этом наибольшие угрозы сосредоточивает в себе именно неконтролируемый растущий сегмент частной ликвидности. Сегодня эта надстройка многократно превышает уровень базисной официальной ликвидности4. Однако существует множество разночтений ее количественной оценки даже на уровне международных финансовых структур, не говоря уже о национальных особенностях классификации и подсчета денежных и финансовых активов, а также публикации подобных сведений в открытых источниках.

По данным МВФ, рассчитанным для четырех ведущих мировых экономик (G4 economies) — зона евро, Япония, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты Америки, — общая ликвидность (Total G4 Liquidity) определяется как сумма базовых и непрофильных обязательств финансового сектора5. При этом базовая (основная) ликвидность, по сути, представлена «широкими деньгами» или денежным агрегатом M3 и определяется как общий объем депозитов резидентов в коммерческих банках и других депозитных финансовых институтах. Соответственно, так называемая непрофильная ликвидность определяется как сумма депозитов нерезидентов в коммерческих банках.

Глобальная ликвидность в номинальном выражении выросла более чем в два раза с 1999 г. (рис. 1) [16]. При этом две трети роста обеспечила непрофильная ликвидность, или в терминологии МВФ — «теневой сектор финансово-банковских услуг».

3 Рыкова И.А., Гопайдо И.М. Финансиализация как основная тенденция развития современной мировой экономики // Problemi attuali dell economia. Conferenza internazionale scientifica (Roma-Rimini 20-27 aprile 2011). C. 95-98.

4 Гринберг Р.С. Нам осталось 5-7 лет. Примитивная экономика может умереть и без всякого кризиса. Из выступления на круглом столе, организованном «Новой газетой» // Новая газета. 2008. № 85. С. 15.

5 Global Liquidity — Concept, Measurement and Policy Implications. Bank for International Settlements. CGFS Papers, 2011. Available at: http://www.bis.org/publ/cgfs45.pdf

Вплоть до финансового кризиса именно этот сектор являлся основным драйвером формирования глобальной ликвидности, поскольку в нем максимально проявляется эффект рычага. В результате проведенных исследований МВФ был сделан вывод о том, что поскольку глобальная ликвидность имеет проциклический характер, возрастая в фазе экономического подъема и сжимаясь в кризисные периоды, то отслеживание динамики изменений «непрофильного сектора» может дать полезную информацию о развитии ситуации в финансовой сфере в целом и последствиях такого развития для реальной экономики.

Однако главную сложность в этом контексте, на наш взгляд, представляет проблема адекватной количественной оценки так называемого непрофильного сектора (в интерпретации МВФ) или, что более отвечает структуре глобальной ликвидности, — оценки частной ликвидности. Для сравнения можно привести введенную в свое время МВФ практику представления данных по международным резервам и ликвидности в иностранной валюте, предписываемую категорией Специальных стандартов на распространение данных (ССРД), к которым различные страны могут присоединяться на добровольной основе

[17].

Речь идет о предоставлении информации об официальных активах стран в иностранной валюте и обязательствах официальных органов в иностранной валюте, которая была призвана повысить подотчетность национальных регуляторов о проводимых ими мерах денежно-кредитной политики и подверженности рискам, а также более своевременной корректировке такой политики и ограничению неблагоприятных эффектов в периоды финансовых потрясений.

Повышение прозрачности данных должно было способствовать лучшему прогнозированию возникающих потребностей различных стран, а также формировать более точное представление об уязвимости отдельных регионов и о возможных международных последствиях, тем самым ограничивалась неопределенность и связанная с ней неустойчивость на финансовых рынках.

Инициативы в отношении подобных стандартов были созданы в середине 1990-х гг. в целях повышения степени прозрачности сведений государств и содействия развитию надежных статистических систем. Необходимость в сборе и распространении такой информации была

обусловлена глобализацией финансовых рынков и финансовых нововведений, а также стала очевидной в результате финансовых кризисов в середине 1990-х гг., а затем и в конце 2000-х гг., в которых, как считается, свою роль сыграли и недостатки в области информации, поскольку слабости и диспропорции финансовой системы оставались скрытыми.

В частности, во многих странах отсутствовала открытая информация о забалансовых операциях официальных органов с производными финансовыми инструментами; неполными были данные об активах, предоставленных в залог; неадекватной была информация о депозитах, размещенных в слабых в финансовом отношении отечественных банках и их иностранных филиалах и т.д.

Безусловно, работа по устранению информационных разрывов, проведенная Банком международных расчетов, Форумом по проблемам финансовой стабильности, МВФ и другими международными органами, способствовала повышению качества собираемых данных, однако, как показала практика, оказалась недостаточно эффективной с точки зрения прогнозирования и преодоления глобальных кризисных процессов.

В конце 2014 г. для содействия в устранении пробелов в информации, выявленных во время глобального кризиса, более высокие стандарты экономических и финансовых статистических сведений были заложены в Специальный стандарт распространения данных плюс (ССРД-плюс)6. Он включает стандарты по девяти дополнительным категориям информации по различным секторам экономики, которые заинтересованная страна обязуется полностью соблюдать к концу 2019 г. Нововведения, коснувшиеся сведений по небанковским финансовым институтам, а также различным видам производных ценных бумаг, бесспорно, способствуют повышению прозрачности и открытости информации, особенно для стран, имеющих системно значимые финансовые секторы.

Однако финансовые инновации не везде получили такое развитие, как в США и Европе, поэтому в настоящее время многие национальные финансовые системы находятся на разных стадиях экономического развития, а значит не в полной

6 The Special Data Dissemination Standard Plus. Guide for Adherents and Users, 2015, IMF.

Available at: http://www.imf.org/external/pubs/ft/sdds/guide/plus /2015/sddsplus15.pdf

мере способны обеспечить необходимый охват и предоставление данных по активам и обязательствам частного сектора. В связи с этим странам с формирующимися рынками еще потребуются значительные усилия по выстраиванию собственной системы идентификации, измерения и учета финансовых активов, особенно в секторе так называемых финансовых инноваций.

В силу высокой размытости процессов формирования глобальной ликвидности и неопределенности подходов по ее измерению в рамках отдельных экономик весьма сложным является и механизм выявления рисков и управления денежно-финансовыми потоками на наднациональном уровне. Отсюда, безусловно, возрастает роль авторитетных международных финансовых организаций, которые должны концентрировать всю информацию монетарных властей и прогнозировать изменение объемов денежных и финансовых активов. Это в свою очередь предполагает известную степень автономности и независимости, а значит равноправного участия стран как с развитой, так и развивающейся экономикой. По этому пути сейчас и идет МВФ, реформируя квоты и систему

7

управления .

В то же время национальным учреждениям финансового надзора и центральным банкам необходимо иметь в своем арсенале упреждающие стратегии для преодоления финансовой нестабильности, вызванной неликвидностью рынка. Для этого они должны уделять большое внимание мониторингу ликвидности на рынке для широкого диапазона классов активов на регулярной основе и применению широкого круга показателей, охватывающих объемы ликвидности, ее стоимость и временные аспекты.

Сегодня сотрудничество в совершенствовании всемирной системы финансовой защиты и общего режима регулирования имеет насущное значение для создания устойчивой международной валютно-финансовой системы. Международная координация директивных органов денежно-кредитного регулирования могла бы существенно облегчить процесс мониторинга и управления глобальной ликвидностью.

7 Исторические реформы увеличивают вдвое ресурсы по квотам и расширяют права голоса стран с формирующимся рынком и развивающихся стран. Обзор МВФ. Available at: http://www.imf.org/external/russian/pubs/ft/survey/so/2016 /pol012716br.htm#

Рисунок 1

Динамика общей ликвидности G4 (зона евро, Япония, Соединенное Королевство, Соединенные Штаты Америки) в 1999-2011 гг., трлн долл. США

Figure 1

Dynamics of G4 Overall Liquidity (the Euro area, Japan, United Kingdom, United States of America) in 1999-2011, trn USD

140

1999 2000 2001 2002 200? 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011

Источник: [17] Source: [17]

Список литературы

1. Aйхан Кёсе М., Озтюрк Э. О. Мир изменений. Подведение итогов последних пятидесяти лет // Финансы и Развитие. 2014. № 3. С. 6-11. URL: http://www.imf.org/extemal/russian/pubs/ft/fandd/ 2014/09/pdf/fd0914r.pdf.

2. Domanski D., Fender I., McGuire P. Assessing Global Liquidity. BIS Quarterly Review, 2011. URL: http://www.bis.org/publ/qtrpdf/r_qt1112g.pdf.

3. Eickmeier S., Gambacorta L., Hofmann B. Understanding Global Liquidity. BIS Working Papers, 2013, no. 402. URL: http://www.bis.org/publ/work402.pdf.

4. Amihud Y, Mendelson H., Pedersen L. Liquidity and Asset Prices. Foundations and Trends® in Finance, 2005, vol. 1, no. 4, pp. 269-364. URL: http://people.stern.nyu.edu/lpederse/papers/LiquidityAssetPricing.pdf.

5. Caruana J. Global Liquidity: Where It Stands, and Why It Matters. IMFS Distinguished Lecture at the Goethe University. Frankfurt, Germany, March, 2014. URL: http://www.bis.org/speeches/sp140305.pdf.

6. Дробышевский С., Кузьмичева Г., Синельникова Е., Трунин П. Моделирование спроса на деньги в российской экономике в 1999-2008 гг. М.: ИЭПП, 2010. 144 с.

7. Смирнов А.Д. Кредитный «пузырь» и перколяция финансового рынка // Вопросы экономики. 2008. № 10. С. 4-31.

8. Столбов М.И. Эволюция монетарных теорий деловых циклов // Вопросы экономики. 2009. № 7. С. 119-131.

9. Kyuil Chung, Jong-Eun Lee, Loukoianova E., Park H., Hyun Song Shin. Global Liquidity through the Lens of Monetary Aggregates. IMF Working Paper, 2014, no. WP/14/9. URL: http://www.imf.org/external/pubs/ft/wp/2014/wp1409.pdf.

10. Gieve J. Coping with Financial Distress in a More Market-Oriented Environment. URL: http://www.bis.org/events/brunnen07/gieveremarks.pdf.

11. Gali J., Gertler M. Macroeconomic Modeling for Monetary Policy Evaluation. Journal of Economic Perspectives, 2007, vol. 21, no. 4, pp. 25-45. URL: http://pubs.aeaweb.org/doi/pdfplus/10.1257/jep.2L4.25

12. Красавина Л.Н. Международные валютно-кредитные и финансовые отношения. М.: Финансы и статистика, 2005. 576 с.

13. Андрюшин С., Бурлачков В. Денежно-кредитная политика центральных банков в условиях глобального финансового кризиса. URL: http://institutiones.com/general/971-denezhno-kreditnaya-politika.html.

14. Christiano L.J., Motto R., Rostagno M. Financial factors in economic fluctuations. European Central Bank Working Paper Series, 2010, no. 1192. URL: http://www.ecb.europa.eu/pub/pdf/scpwps/ecbwp1192.pdf.

15. Туктаров Ю. Синтетическая секьюритизация // Рынок ценных бумаг. 2007. № 11. URL: http://www.rcb.ru/rcb/2007-11/8382/?phrase_id=.

16. Кестер Э.У. Международные резервы и ликвидность в иностранной валюте. Форма представления данных: руководящие принципы. URL: http://www.imf.org/external/pubs/FT/IRFCL/rus/guideR.pdf.

17. Chen S., Liu Ph., Maechler A., Marsh C., Saksonovs S., Hyun Song Shin. Exploring the Dynamics of Global Liquidity. IMF Working Paper, 2012, no. WP/12/246. URL: http://www.imf.org/external/pubs/ft/wp/2012/wp12246.pdf.

ISSN 2311-8709 (Online) Monetary Accommodation

ISSN 2071-4688 (Print)

GLOBAL LIQUIDITY: CONCEPTUAL ASPECTS OF FORMATION, MEASUREMENT AND CONTROL Irina A. RYKOVA

Orel State University of Economy and Trade, Orel, Russian Federation [email protected]

Article history:

Received 19 August 2016 Received in revised form 2 September 2016 Accepted 16 September 2016

JEL classification: E52, E58, F33, F34

Keywords: global liquidity, official liquidity, private sector liquidity, monetary policy, international financial institutions

Abstract

Importance The increasing crisis and global instability in the world economy refreshed the issues of measurement and management of the so-called global liquidity, as its uncontrolled growth may impair causal relationships in the monetary sphere and instigate new shocks in both the financial and real sector.

Objectives The aim of the study is to develop adequate approaches to the concept of global liquidity, a methodology of its measurement, and create effective mechanisms to manage it at the international level.

Methods In the study, I apply general scientific methods and techniques (scientific abstraction, induction and deduction, synthesis, elements of statistical analysis, comparative analysis and benchmarking) to assess the mechanism of global liquidity formation and to quantify official and private sector liquidity.

Results The system analysis of global liquidity at the level of international financial institutions and the scientific community shows the absence of generally accepted single definition of global liquidity; a declining power of official monetary instruments and increasing influence of private sector liquidity under the world economy financialization; inadequate assessment of ‘non-core sector’ of global liquidity in developed and emerging economies.

Conclusions Reputable international financial organizations should concentrate all information from national monetary authorities and predict on this basis a change in cash and financial assets for early detection of crisis.

© Publishing house FINANCE and CREDIT, 2016

References

1. Kose M. Ayhan, Ozturk E.O. [A World of Changes. Taking Stock of the Past Half Century]. Finansy i Razvitie = Finance and Development, 2014, vol. 3, iss. 51, pp. 6-11. Available at: http://www.imf.org/external/russian/pubs/ft/fandd/2014/09/pdf/fd0914r.pdf. (In Russ.)

2. Domanski D., Fender I., McGuire P. Assessing Global Liquidity. BIS Quarterly Review, 2011. Available at: http://www.bis.org/publ/qtrpdf/r_qt1112g.pdf.

3. Eickmeier S., Gambacorta L., Hofmann B. Understanding Global Liquidity. BIS Working Papers, 2013, no. 402. Available at: http://www.bis.org/publ/work402.pdf.

4. Amihud Ya., Mendelson H., Pedersen L. Liquidity and Asset Prices. Foundations and Trends® in Finance, 2005, vol. 1, iss. 4, pp. 269-364. Available at: http://people.stern.nyu.edu/lpederse/papers/LiquidityAssetPricing.pdf.

5. Caruana J. Global Liquidity: Where It Stands, and Why It Matters. IMFS Distinguished Lecture at the Goethe University. Frankfurt, Germany, March, 2014. Available at: http://www.bis.org/speeches/sp140305.pdf.

6. Drobyshevskii S., Kuz’micheva G., Sinel’nikova E., Trunin P. Modelirovanie sprosa na den’gi v rossiiskoi ekonomike v 1999-2008 gg [Modeling the demand for money in the Russian economy in 1999-2008]. Moscow, IET Publ., 2010, 144 p.

7. Smirnov A.D. [A credit ‘bubble’ and percolation of financial markets]. Voprosy Ekonomiki, 2008, no. 10, pp. 4-31. (In Russ.)

8. Stolbov M.I. [The evolution of monetary theories of business cycles]. Voprosy Ekonomiki, 2009, no. 7, pp. 119-131. (In Russ.)

9. Kyuil Chung, Jong-Eun Lee, Loukoianova E., Park H., Hyun Song Shin. Global Liquidity through the Lens of Monetary Aggregates. IMF Working Paper, 2014, no. WP/14/9. Available at: http://www.imf.org/external/pubs/ft/wp/2014/wp1409.pdf.

10. Gieve J. Coping with Financial Distress in a More Markets-Oriented Environment. Available at: http://www.bis.org/events/brunnen07/gieveremarks.pdf.

11. Gali J., Gertler M. Macroeconomic Modeling for Monetary Policy Evaluation. Journal of Economic Perspectives, 2007, vol. 21, iss. 4, pp. 25-45. Available at: http://pubs.aeaweb.org/doi/pdfplus/ 10.1257/jep.21.4.25.

12. Krasavina L.N. Mezhdunarodnye valyutno-kreditnye i finansovye otnosheniya [International monetary and financial relations]. Moscow, Finansy i statistika Publ., 2005, 576 p.

13. Andryushin S., Burlachkov V. Denezhno-kreditnayapolitika tsentral’nykh bankov v usloviyakh global’nogo finansovogo krizisa [The monetary policy of central banks under the global financial crisis]. Available at: http://institutiones.com/general/971-denezhno-kreditnaya-politika.html. (In Russ.)

14. Christiano L.J., Motto R., Rostagno M. Financial Factors in Economic Fluctuations. European Central Bank Working Paper Series, 2010, no. 1192. Available at: http://www.ecb.europa.eu/pub/pdf/scpwps/ecbwp1192.pdf.

15. Tuktarov Yu. [Synthetic securitization]. Rynok tsennykh bumag = Securities Market, 2007, no. 11. Available at: http://www.rcb.ru/rcb/2007-11/8382/?phrase_id=. (In Russ.)

16. Kester A.Y. Mezhdunarodnye rezervy i likvidnost’ v inostrannoi valyute. Forma predstavleniya dannykh: rukovodyashchie printsipy [International Reserves and Foreign Currency Liquidity: Guidelines for a Data Template]. Available at: http://www.imf.org/external/pubs/FT/IRFCL/rus/guideR.pdf. (In Russ.)

17. Chen S., Liu Ph., Maechler A., Marsh C., Saksonovs S., Hyun Song Shin. Exploring the Dynamics of Global Liquidity. IMF Working Paper, 2012, no. WP/12/246. Available at: http://www.imf.org/external/pubs/ft/wp/2012/wp12246.pdf.

Следы государства на частных рынках — Россия в глобальной политике

В 1953 году, за 8 лет до обретения независимости от Соединенного
Королевства, Кувейт учредил Кувейтский совет по инвестициям, чтобы
вкладывать свои накопления от торговли нефтью в ценные бумаги. Эта
организация стала, пожалуй, самым первым «фондом национального
благосостояния» (ФНБ, sovereign wealth fund – SWF), хотя сам термин
появился лишь полвека спустя. Речь идет о крупных резервных фондах
капиталов, контролируемых правительством и инвестируемых в частные
рынки за границей. В настоящее время число и размеры подобных
фондов растут быстрыми темпами.     С 2005-го
учреждено 12 ФНБ, в общей сложности контролирующих около 2,5 трлн
долларов. Этот показатель растет, по некоторым оценкам, на 1 трлн
долларов в год.

Данное обстоятельство не должно вызывать тревогу, но возникают
вполне правомерные вопросы. Правительствам следует подробно и без
спешки проанализировать последствия возрастающего значения этих
фондов. Озабоченность, о которой часто говорят в политических
дискуссиях и особенно в СМИ, во многом преувеличена – отчасти из-за
непонимания природы ФНБ и других способов государственного
инвестирования. Нужна более полная картина данного явления,
включающая историю ФНБ, преследуемые ими цели, размеры, динамику
роста и системные последствия, к которым приведет их дальнейшее
функционирование. Осмысление всего этого, выработка четких
принципов поведения по отношению к ФНБ и странам, в которые они
инвестируют, помогут сохранить мир по-прежнему открытым для
иностранных инвестиций и финансово стабильным.

ЧЕТЫРЕ ВИДА ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ

Прежде чем определиться с форматом дискуссии на данную тему,
необходимо уяснить различия между четырьмя видами государственного
инвестирования: международными резервами, государственными
пенсионными фондами, государственными предприятиями и ФНБ.

Международные резервы, согласно классификации Международного
валютного фонда (МВФ), – это финансовые активы за границей, целиком
и полностью контролируемые министерствами финансов и центральными
банками и используемые для прямого погашения дисбаланса платежей по
международным расчетам. Страны, как правило, держат эти резервы под
рукой, чтобы смягчить  экспортный дефицит или осуществить
интервенцию для защиты своей валюты в случае финансового кризиса.
Резервы по определению инвестируются в легко реализуемые и надежные
ценные бумаги – обычно это высококотирующиеся государственные
облигации индустриально развитой страны.

Государственные пенсионные фонды – это механизмы инвестирования
из активов, отложенных правительством для выполнения своих будущих
обязательств по пенсионному страхованию граждан. Государственные
пенсионные фонды отличаются от ФНБ тем, что они оцениваются и
финансируются в местной валюте и, как правило, относительно мало
зависят от иностранных активов. Однако ожидается, что пенсионные
фонды всё больше будут инвестировать за границей, в некоторых
случаях прибегая к услугам отечественных ФНБ для управления своими
активами.

Государственные предприятия (ГП) – это компании, в значительной
степени находящиеся под контролем государства, которое либо владеет
ими полностью, либо через контрольный пакет или через
сколько-нибудь ощутимое количество акций миноритариев. ГП может
самостоятельно инвестировать за границей. Эта категория включает в
себя широкий спектр экономических объектов, в том числе
производственные и финансовые фирмы.

Что же касается фондов национального благосостояния, то им
обычно дается следующее определение: ФНБ – государственные
механизмы инвестирования из активов в иностранной валюте,
управление которыми осуществляется независимо от официальных
резервов. Менеджеры таких фондов отличаются, как правило, большей
готовностью к риску и стремлением к получению более высокой прибыли
по сравнению с менеджерами официальных резервов.

ФНБ обычно подразделяются на две категории в зависимости от
источника активов в иностранной валюте. Товарные ФНБ финансируются
за счет экспорта товаров, который либо находится в непосредственном
распоряжении государства, либо облагается налогами. Эти фонды
преследуют различные цели, в том числе для стабилизации бюджетных
доходов, создания сбережений в фонд будущих поколений, а также для
стерилизации платежного баланса (то есть они призваны предотвращать
инфляционный приток иностранной валюты). В условиях нынешнего
повсеместного роста цен на товары многие фонды, изначально
учрежденные для бюджетной стабилизации либо стерилизации платежного
баланса, превратились в сберегательные фонды будущих поколений.

Нетоварные ФНБ, как правило, учреждаются путем перевода активов
из официальных резервов иностранной валюты. Большое активное сальдо
платежных балансов позволило нетоварным экспортерам перевести
«излишки» иностранной валюты в самостоятельные инвестиционные
фонды, способные приносить более высокую прибыль. Нетоварные фонды
часто образуются в результате валютной интервенции,
сопровождающейся ростом внутренней ликвидности. Этот рост можно
«нейтрализовать» объявлением внутреннего долга, чтобы предотвратить
нежелательную инфляцию. Чистая прибыль таких фондов зависит от
разницы между доходами от инвестиций и процентными выплатами по
внутреннему долгу. Соответственно активы данной категории ФНБ могут
рассматриваться скорее как заем, а не как накопление избытка в
обычном смысле.

Почему же, несмотря на то, что государственное инвестирование
принимает различные формы, столь пристальное внимание уделяется
именно ФНБ?

Во-первых, они, по всей вероятности, нацелены на быстрый и
продолжительный рост.

Во-вторых, деятельность ФНБ затрагивает проблемы с другими
видами государственного инвестирования – как вложениями на
финансовом рынке, которые также имеют отношение к международным
резервам и государственным пенсионным фондам, так и инвестициями
государственных предприятий.

ФНБ И СВЯЗАННЫЕ С НИМИ ПРОБЛЕМЫ

Фонды национального благосостояния существуют более 25 лет не
только в Кувейте, но и в Абу-Даби и Сингапуре. Но – что
примечательно – они получают все большее распространение и
увеличиваются в размерах. По некоторым оценкам, в настоящее
время    функционируют уже 40 различных ФНБ.
Определению подлинных масштабов ФНБ препятствует то, что они
зачастую непрозрачны.

По данным МВФ, активы фондов на сегодняшний день достигают от
1,9 до 2,9 трлн долларов. Прогнозы относительно их роста в будущем
также неопределенны, поскольку стоимость ФНБ во многом зависит от
цен на товары и от политики в области обменного курса. Тем не
менее, согласно оценкам ряда частных финансовых институтов, активы
этих фондов к 2015 году достигнут 10–15 трлн долларов.

Насколько значительны или незначительны эти цифры, зависит от
системы подсчета. Если по каким-то причинам удобнее показать
масштабность ФНБ, достаточно указать на данные индекса популярности
S&P 500 (представляет 70 % всех компаний США, акции которых
торгуются на бирже. – Ред.), согласно которым текущая рыночная
капитализация ФНБ составляет приблизительно 12 трлн долларов. Если
же выгоднее показать скромные масштабы ФНБ, достаточно сказать, что
12 трлн долларов – это лишь малая толика из 190 трлн долларов, в
которые оцениваются все финансовые активы мира. Точно так же можно
поступить, если сравнивать ФНБ с другими классами инвесторов. В
одном случае стоит сослаться на то, что активы хедж-фондов
оцениваются в 1,5 трлн долларов, в другом – отметить, что активы,
принадлежащие учреждениям-вкладчикам давно сложившегося рынка –
пенсионным фондам и дарственным фондам, – достигают 53 трлн
долларов.

Однако независимо от системы подсчета два момента неизменно
важны.

Во-первых, ФНБ уже достаточно богаты, чтобы играть серьезную
роль в системном плане.

Во-вторых, со временем они, вероятно, будут расти как в
абсолютных, так и в относительных цифрах, и это обстоятельство
делает необходимым обсуждение темы последствий роста ФНБ для
международной финансовой системы.

Первая проблема, которую следует обсудить, – закрепляет ли сам
факт создания ФНБ лежащую в их основе нежелательную
макроэкономическую и финансовую политику. Очевидно, крайне важно,
чтобы нетоварные фонды, которые созданы за счет избыточных
резервов, накопленных путем валютных интервенций, не использовались
только как механизм накопления активов в иностранной валюте,
противодействующий повышению курса национальной валюты. Меньшую
озабоченность подобная политика вызывает, когда речь идет о
товарных фондах, поскольку правительства в основном заменяют
реальный основной капитал в своей стране финансовыми активами на
банковских счетах, предназначенных для будущих поколений.

Однако даже странам – экспортерам товаров необходимо быть
уверенными в том, что функционирование их ФНБ происходит в условиях
стабильности внутренней фискальной, кредитной и валютной
политики.

Вторая проблема. Поскольку ФНБ – продукт внутренней и
международной экономической и финансовой политики, имеет смысл
рассматривать эти фонды в контексте их потенциального воздействия
на финансовую стабильность. Здесь есть веские основания для
оптимизма. ФНБ в принципе – долгосрочные инвесторы, которые, как
правило, не подвержены отклонениям от стратегического курса в
распределении своих активов из-за краткосрочных колебаний. Доля
заемного капитала у них невелика, и трудно представить себе, каким
образом их можно вынудить в короткие сроки закрыть свои позиции
путем регуляторных мер либо внезапного отзыва (активов)
инвестором.

Поэтому фонды национального благосостояния можно считать
фактором финансовой стабильности, привносящим ликвидность на рынки,
поднимающим цену активов и снижающим процент на займы в странах, в
которые они инвестируют. Впрочем, ответственная государственная
политика требует тщательно проанализировать потенциальное
воздействие ФНБ на финансовые рынки. Фонды национального
благосостояния занимают обширные, концентрированные и зачастую
непрозрачные позиции (по срочным сделкам) на финансовых рынках.
Внезапное изменение этих позиций на неликвидных рынках способно
привести к колебаниям цен. Более того, поскольку многие ФНБ не
склонны раскрывать свою инвестиционную политику, то даже слухи о
предстоящих сдвигах могут спровоцировать реакцию на частных
рынках.

Третья и, пожалуй, особо важная группа проблем связана с
инвестициями ФНБ, осуществление которых предполагает активный
контроль над частными фирмами. Здесь на первый план выступают
соображения национальной безопасности. Как и во всех прочих случаях
иностранного инвестирования, страны, в которые инвестируют ФНБ,
должны учитывать интересы национальной безопасности, но так, чтобы
при этом без особой необходимости не ограничивались преимущества
открытой экономики. Угроза интересам национальной безопасности
возникает не только когда фонд национального благосостояния
овладевает контрольным пакетом акций компании, но и когда инвестор
получает места в совете директоров или обеспечивает себя
количеством голосов, не соответствующим его активам. То есть во
всех тех случаях, когда он выходит за рамки исключительно
пассивного инвестирования.

В США соблюдение баланса между открытым инвестированием и
защитой национальной безопасности находится в ведении Комитета по
иностранным инвестициям в Соединенные Штаты (CFIUS). Комитет обязан
следить за иностранными инвестициями с точки зрения интересов
национальной безопасности, не чиня искусственных либо
контрпродуктивных препятствий присутствию иностранного капитала на
рынке США. CFIUS обеспечивает почву для открытых инвестиций,
концентрируя внимание лишь на тех сделках, которые затрагивают
вопросы национальной безопасности.

Даже после таких из ряда вон выходящих правовых споров, как
попытка приобретения американской нефтяной компании китайской CNOOC
или вероятное получение подряда на работы в американских портах
компанией Dubai Ports World, огромное большинство иностранных
капиталовложений, подпадающих под юрисдикцию CFIUS, по-прежнему
рассматриваются быстро, на бесконфликтной правовой основе в течение
30-дневного срока. В 2006 году в Соединенных Штатах имели место
приблизительно 10 тыс. слияний и приобретений. Из них 1 730 сделок
совершено иностранными компаниями, и только 113, или примерно 6,5
%, рассматривались CFIUS. Ни одна из этих сделок не была
заблокирована.

Летом 2007-го Конгресс США принял новый закон о CFIUS,
предписывающий дополнительное инспектирование и необходимость визы
более высоких инстанций для контрактов, контролируемых иностранными
правительствами. Однако эта мера вводится в контексте мероприятий
по укреплению доверия инвесторов, усилению ответственности
американской администрации и совершенствованию взаимодействия между
CFIUS и Конгрессом. Закон также закрепляет строгий порядок
прохождения процедуры, позволяющий CFIUS сосредоточиться на очень
небольшой категории случаев, действительно вызывающих озабоченность
с точки зрения национальной безопасности.

Существуют также проблемы, не связанные с национальной
безопасностью, такие, как потенциальный рост числа частных фирм,
переходящих в собственность иностранных государств.

Во-первых, американской экономикой движет
убеждение, что частные фирмы распоряжаются капиталом более
эффективно, чем правительства.

Во-вторых, не исключено, что иностранные
правительства могут использовать крупные капиталы в некоммерческих
целях, что затрагивает государственные интересы, даже если эти
капиталы не оказывают прямого влияния на национальную безопасность.
Есть примеры инвестиционных решений, принятых для продвижения
определенного внешнеполитического либо социального курса.

В-третьих, предположительно или вполне реально
создаются конкурентные преимущества перед частным сектором, как
таковым. Например, правительство может использовать свои службы
разведки либо безопасности для сбора информации, недосягаемой для
коммерческого инвестора. Под государственные гарантии ФНБ могут
получать или предоставлять финансовые средства (если это
необходимо) по процентным ставкам, что также недоступно
коммерческому инвестору. Фондам национального благосостояния вполне
по силам направлять иностранную валюту непрямым путем – через
государственные предприятия своих стран, которые в свою очередь
осуществляют инвестиции за границей.

ПРЕЖДЕ ВСЕГО – НЕ НАВРЕДИТЬ

Как Соединенным Штатам и другим странам – получателям инвестиций
ФНБ реагировать на возрастающее значение последних? Прежде всего
они должны постараться не навредить. Следует признать, что ФНБ не
причинили значительного ущерба финансовым рынкам и подавляющее
большинство инвестиций, осущест-вляемых ФНБ, отнюдь не то же самое,
что частичный либо полный контроль над фирмами. И даже если
инвестиции создают определенные возможности для осуществления
контроля, практически нельзя доказать, что за этим стоят скрытые
внешнеполитические мотивы.

Государства-получатели должны недвусмысленно поддерживать
практику международных инвестиций. Президент Джордж Буш вновь
подтвердил эту долговременную политику США в своем «Заявлении об
открытой экономике» 10 мая 2007 года, первом выступлении такого
рода за 16 лет. Движение свободных инвестиций в условиях рынка
имеет много преимуществ. Есть выгоды постоянного характера,
позволяющие американскому бизнесу расширяться за счет
международного капитала. В макроэкономическом плане притоки
инвестиций способствуют погашению дефицита по текущему платежному
балансу. Благодаря конкуренции происходит повышение деловой
активности. Снижаются цены на товары и услуги, которые становятся
более доступны и разнообразны. При этом растут как внутренняя
производительность, так и эффективность работы предприятий.

Благотворное воздействие на экономику Соединенных Штатов
оказывают внутренние и внешние прямые иностранные инвестиции.
Многонациональные компании со штаб-квартирами в США путем
заграничных инвестиций во многом способствовали общему росту
производительности и тем самым повышению уровня жизни американцев.
Так, в период с 1977 по 2000 год рост производительности в США
более чем на 50 % проиходил благодаря этим многонациональным
компаниям, а с 1995 по 2000 год – на 50 % повысились темпы роста. В
этот пятилетний период производительность многонациональных
компаний Соединенных Штатов возрастала на 6 % в год.

Исследования показывают, что на фирмах, принадлежащих
иностранцам, в США занято 4,5 % всей рабочей силы. На эти
предприятия приходится 5,7 % выпускаемой продукции, 19 %
американского экспорта, 13 % расходов на исследования и разработки
и 10 % всех инвестиций в предприятия и оборудование. На этих фирмах
вознаграждения (в виде зарплаты и пособий) в среднем на 30 % выше,
чем во всех остальных компаниях. И 30 % рабочих мест относятся к
сектору производства, в то время как в целом в этом секторе занято
менее 10 % всех работников страны.

Самой большой угрозой для преимуществ, вытекающих из прямых
иностранных инвестиций, было бы сползание к протекционизму. Как
отметил министр финансов Генри Полсон, протекционизм как в
инвестировании, так и в торговле нанес бы урон росту американской
экономики и созданию рабочих мест. Протекционизм – предмет
озабоченности не только Соединенных Штатов: рост данной тенденции
наблюдается в европейских и других индустриально развитых странах,
а также на новых рынках. Часто протекционизм в области
капиталовложений маскируется заявлениями об интересах национальной
безопасности. Кроме того, за ним стоят отдельные фирмы, которые
могли бы понести убытки, заключая договоры, связанные с
инвестициями.

ПРИНЦИПЫ ПОВЕДЕНИЯ

Из всей дискуссии можно сделать один недвусмысленный вывод:
выгоды стран-получателей от инвестиций ФНБ зависят от того,
насколько поведение фондов мотивировано экономически. Если за
инвестициями стоят экономические, а не политические интересы, то
страны-получатели должны быть весьма и весьма заинтересованы в
обеспечении открытых, прозрачных и предсказуемых условий.

Очевидно, что и страны – реципиенты инвестиций, и сами ФНБ несут
определенную ответственность. Обеим сторонам следует выработать
соответствующие принципы поведения. Американское правительство
сейчас вплотную занимается установлением прямых контактов на
двусторонней основе как со странами, создавшими у себя фонды
национального благосостояния, так и со странами – получателями
инвестиций.

Государства, размещающие инвестиции ФНБ, должны следовать
четырем базовым принципам.

Во-первых, не допускать
протекционизма
. На пути инвестиций недопустимо воздвигать
какие-либо барьеры, независимо от того, владеет ли инвестор
контрольным пакетом акций в национальной фирме или нет.

Во-вторых, поддерживать справедливые и
прозрачные условия инвестирования
. Политика в области
инвестирования и связанные с ней процессы, особенно если
затрагиваются интересы национальной безопасности, должны носить
открытый, внятный, предсказуемый и вместе с тем недискриминационный
характер.

В-третьих, учитывая все это, уважать
решения инвестора
. Сформулировав основополагающие правила,
страны-получатели не должны указывать ФНБ, как распорядиться своими
деньгами. Распределение инвестиций по странам и классам активов –
прерогатива исключительно менеджеров соответствующих фондов,
особенно если учитывать перспективу не только прибылей, но и
убытков.

Наконец, в-четвертых, к инвесторам следует относиться
одинаково
. Налоговая и регуляторная политика не должна
различать иностранных и внутренних экономических субъектов.
Принцип взаимности (то есть взаимная открытость для инвестиций) не
включен в этот список, несмотря на то, что многие страны,
обладающие фондами национального благосостояния, сами чрезвычайно
закрыты для иностранных инвестиций. Дело в том, что в интересах
Соединенных Штатов, пусть даже вопреки примеру других стран,
практиковать открытость для рыночных инвестиций как из частных, так
и государственных источников. Однако это вовсе не означает, что
взаимность совсем не берется в расчет: реальность такова, что
решения в области инвестиционной политики принимаются в более
широком политическом контексте, учитывающем как взаимность, так и
защиту интеллектуальной и материальной собственности.

ФНБ в свою очередь обязаны придерживаться следующих пяти
принципов.

Во-первых, инвестировать, исходя из коммерческих, а не
политических интересов.
Решения по инвестициям должны
приниматься исключительно на экономической основе, а не из
политических или внешнеполитических соображений. Фондам
национального благосостояния необходимо сделать этот принцип
официальной частью своей базовой политики по управлению
инвестициями.
Во-вторых, подавать пример надежности на уровне лучших
мировых стандартов.
Этому способствуют прозрачность в
инвестиционной политике и надежная система управления рисками,
четкая структура управления и система внутреннего контроля. Между
тем доля заемного капитала ФНБ невелика и они в принципе являются
долгосрочными инвесторами, имеют крупные, концентрированные и
непрозрачные структуры и тем самым вызывают опасения в связи с
возможностью риска системного характера.

В-третьих, поддерживать атмосферу здоровой конкуренции с
частным сектором.
Фондам национального благосостояния
следует постараться не навлекать на себя подозрений в том, что они
обладают некими незаконными преимуществами по сравнению с част-ным
сектором в конкуренции за сделки, в том числе за счет
финансирования приобретений по ценам ниже рыночных.

В-четвертых, способствовать международной финансовой
стабильности.
В той мере, в какой компаниям
государственного сектора выгодно надежное функционирование мировых
рынков, ФНБ нуждаются в международной финансовой стабильности и
несут за нее ответственность. В периоды напряженности на рынках от
них требуется эффективное сотрудничество с госсектором в решении
проблем финансового рынка.

Наконец, в-пятых, ФНБ должны уважать правила страны –
получателя инвестиций
, то есть соблюдать все регуляторные
требования и выполнять обязательства по предоставлению информации о
своей деятельности в странах, в которые они инвестируют.

В основе вышеперечисленных принципов лежит прежде всего тот
факт, что накопление активов ФНБ имеет практическое применение. Тем
не менее такие ресурсы фондов, как макроэкономические программы,
должны постоянно пересматриваться, чтобы оставаться практически
применимыми и в странах с ФНБ, и на уровне международной финансовой
системы в целом.

Стоит также затронуть тему прозрачности хедж-фондов и фондов
национального благосостояния – параметр, по которому их часто
сравнивают. Прозрачность очень важна в обоих случаях, но в каждом
требуется свой подход. В отличие от ФНБ хедж-фонды – субъекты
частного сектора. Обязательство предоставлять всю информацию
касательно деятельности компании имеет большое значение для
укрепления рыночной дисциплины, что помогает смягчать системные
риски. Основные пути обеспечения прозрачности хедж-фондов пролегают
между хедж-фондами и их инвесторами, хедж-фондами, их
контр-агентами и кредиторами, а также между контрагентами,
кредиторами и их регуляторными органами. Данные проблемы решаются
через добровольное совершенствование методов организации,
практикуемое группами частного сектора по обе стороны
Атлантики.

Сответствующие рамки рыночной дисциплины для смягчения риска
системного характера отнюдь не применимы к ФНБ. Фонды национального
благосостояния – это экономические субъекты госсектора, управляющие
государственными капиталами, и получение максимальной прибыли не
считается их основной целью. Дисциплина институционального
инвестора зависит от граждан и правительства, а не от него самого.
Контрагенты ФНБ, возможно, и не будут соблюдать рыночную
дисциплину, ограничивая предоставление информации либо ужесточая
финансовые условия, поскольку предполагают, что государственные
гарантии обеспечат полную оплату. Следовательно, в целях смягчения
системного риска фондам национального благосостояния подобает быть
публично открытыми и предоставлять сведения о своей
деятельности.

СТРУКТУРНЫЙ СДВИГ

Министерство финансов играет ведущую роль среди американских
правительственных ведомств в совершенствовании договоренностей и
обмена информацией с ФНБ. Рабочая группа по финансовым рынкам при
президенте, объединяющая представителей ведущих финансовых
регулирующих агентств и других государственных органов США под
председательством министра финансов Полсона, выступила с
инициативой проверки деятельности ФНБ. Министерство финансов
осуществляет также регулярные контакты и проводит неформальные
переговоры с ФНБ и участниками рынка, чтобы лучше понять тенденции,
равно как и в целях мониторинга государственных инвестиций и
приобретений. Кроме того, оно выступило с инициативой проведения
углубленного анализа деятельности ФНБ и регулярных отчетов в
Конгрессе.

Министерство финансов полагает, что изложенные выше принципы
послужат стимулом для того, чтобы совершенствовать добровольные
многосторонние методы организации работы в двух направлениях –
обеспечении более приемлемых условий функционирования ФНБ и
получателей их инвестиций соответственно. Большой опыт и
разнообразие стратегий инвестирования, накопленные фондами
национального благосостояния, наряду с многообразием режимов
регулирования внутренних инвестиций свидетельствуют о необходимости
дальнейшего обсуждения и важности применения наиболее совершенных
методов управления.

Первое. Организация экономического
сотрудничества и развития (ОЭСР) могла бы выявить и установить
наилучшие методы управления в странах – получателях инвестиций,
контролируемых иностранными правительствами, в том числе инвестиций
ФНБ. Страны-получатели обязаны поддерживать режим открытости, а
ОЭСР, в свою очередь, имеет за плечами длительный опыт содействия
режимам открытого инвестирования.

Второе. МВФ при помощи Всемирного банка мог бы
выработать свод наилучших методов организации работы ФНБ,
обобщающий существующую практику управления резервными фондами
иностранной валюты. Этот свод мог бы обобщить информацию о целях и
принципах ФНБ, их институциональном устройстве, о структурах по
управлению рисками, их прозрачности и отчетности, в том числе об их
обязанности предоставлять данные о своей деятельности. Такой свод
стал бы руководством к действию для новых фондов, которые хотят
принимать разумные решения по созданию своих структур и смягчению
потенциальных рисков системного характера. Тем самым можно было бы
доказать критикам ФНБ, что фонды и впредь будут конструктивными,
ответственными участниками международной финансовой системы. Даже
давно существующие ФНБ осознают, что рост их численности и размеров
поставил (справедливо или нет) вопросы их общей репутации.

В октябре 2007 года, открывая серию дискуссий на высоком уровне
о влиянии ФНБ, министр Полсон дал обед в Министерстве финансов, на
котором присутствовали министры финансов G7 (группа промышленно
развитых стран), главы МВФ, ОЭСР и Всемирного банка, а также
министры финансов и главы ФНБ из восьми стран: Китая, Кувейта,
Норвегии, России, Саудовской Аравии, Сингапура, Южной Кореи и
Объединенных Арабских Эмиратов. Все приглашенные выразили общую
заинтересованность в поддержании открытости инвестирования и
содействии финансовой стабильности. На следующий день Международный
валютный и финансовый комитет (структура, в которой представлены
все 185 государств – членов МВФ на уровне министров) поручил МВФ
определить стандарты совершенствования работы ФНБ. Одновременно
ОЭСР ускоренными темпами разрабатывает стандарты, призванные
совершенствовать методы организации инвестиционных режимов
стран-получателей.

Сам собой напрашивается вывод: продолжающийся рост иностранного
инвестирования фондов национального благосостояния предвещает
потенциальный структурный сдвиг в мировой экономике. Разработчики
экономической политики во всех странах обязаны проанализировать
последствия грядущих изменений и обдумать способы реагирования.
Собранные на настоящий момент факты позволяют предположить, что ФНБ
стремятся к получению более высоких прибылей на свои инвестиции, не
вызывая политических разногласий. При этом крайне важно, чтобы
правительство США продолжало неослабно следить за развитием
событий. Однако до тех пор пока фонды национального благосостояния
осуществляют свою деятельность в духе свободной и справедливой
конкуренции на основе согласованных стандартов совершенствования
методов управления, проведение Соединенными Штатами политики
открытых дверей для инвестиций ФНБ будет и впредь способствовать
росту и процветанию как самой страны, так и всего мира.

Как торговать на премаркете и постмаркете

Ранее мы рассказывали, что такое премаркет и постмаркет.
Теперь рассмотрим практическую часть этого вопроса: как инвестору получить выгоду, торгуя перед основной сессией и после нее — и стоит ли вообще это делать. Материал особенно пригодится новичкам, но будет полезен и опытным инвесторам.

Если вы пропустили первую часть статьи, рекомендуем прочесть:
От рассвета до заката. Премаркет, постмаркет — что это и почему важно. Версия 1.0

Ключевые особенности премаркета и постмаркета

• В отличие от основной торговой сессии, во время премаркета и постмаркета ликвидность может быть низкой, особенно при отсутствии новостей

• В то же время в США четыре раза в год проходит сезон отчетности. Большинство отчетов публикуются как раз во время премаркета и постмаркета, что сразу же находит отражение в ценах

• Высокая волатильность

• В этих торгах в основном участвуют крупные фонды. Их заявки имеют широкие спреды, а значит, заявки рядового инвестора могут проскользнуть, то есть получить цену хуже запланированной или не исполниться ввиду незначительного объема

• Для долгосрочных инвесторов «ловить цены» во время проведения аукционов — не лучшая затея. Данный процесс больше подходит трейдерам как очень краткосрочная идея.

Санкт-Петербургская биржа

С 1 марта 2021 г. на СПБ бирже появилась утренняя сессия: торги теперь начинаются с 7 утра МСК. Таким образом, СПБ начинает торги на 4 или 5 часов (летнее/зимнее время) раньше, чем стартует премаркет в Нью-Йорке.

Как в этом случае происходит ценообразование?

По сути, ничего не изменилось: маркетмейкеры поддерживают цены, спрос и предложение, а также объемы торгов. Ориентиром являются цены закрытия на иностранных площадках, заданные биржей параметры, а также производные инструменты. В совокупности это максимально исключает гэпы к открытию торгов в США.

Существуют также динамические лимиты, которые устанавливают максимальные и минимальные цены сделок. Они применяются в течение торгового дня и имеют ограничения для исключения нерыночных ценовых движений. При этом биржа может их расширить, если будут объективные причины: публикация отчетов, раскрытие информации или корпоративные события.

Биржа разными способами сближает ценообразование с рынком США, даже когда торги на нем еще не начались. Это гарантирует инвестору, что его сделка исполнится, при этом манипуляция с ценой исключается.

Как это сопоставить с торговлей?

Цены в момент окончания торгов на СПБ бирже примерно схожи с ценами на постмаркете на рынках США. Ниже на двух часовых графиках мы видим акции Apple на СПБ бирже и на NASDAQ.

• Фиолетовая зона. В ней находятся 2 свечи.

На первой свече на графике СПБ показан момент окончания торгов у нас — 02:00 МСК. В Нью-Йорке в это время 18:00/19:00 часов вечера, идут торги на постмаркете.

Вторая Питерская свеча — старт торгов следующей сессии в 7 утра МСК, цена ее закрытия примерно схожа со второй свечой на NASDAQ — это цена, которая была последней на постмаркете в США.

Далее СПБ биржа находится в «свободном плавании» — следующие три свечи, пока не начнется премаркет в США.

• Красная зона. Это 11 утра МСК, когда в США начинается премаркет и котировки на СПБ начинают становиться все больше похожими на NASDAQ.

• Оранжевая зона. 23:00/00:00 МСК — в это время на рынке США начинается основная торговая сессия, а на СПБ поступает дополнительная ликвидность, цены уже практически в полной мере схожи с NASDAQ.

Таким образом, время торгов в Санкт-Петербурге и Нью-Йорке соотносится так:


Как видим, цены всегда достаточно схожи, но между ними может быть небольшая разница, которую трейдер может использовать в своих интересах. Например, понять настроение СПБ в первые часы торгов, а с открытием торгов в США скорректировать его для более выгодной сделки.

Инвесторам на рынке СПБ можно посоветовать следующее:

• Перед началом торгов посмотреть на постмаркет в США. Исходя из этой информации, можно предположить, как будут двигаться акции на СПБ.

Например, есть информация о том, что акции Tesla продолжили рост после окончания торгов на СПБ. К моменту открытия СПБ биржи цена может демонстрировать сильные скачки в обе стороны, но в итоге она будет максимально приближена к Нью-Йоркской цене.

• Далее до 14:30/15:30 МСК — открытия премаркета на рынке США — нужно быть осторожным в сделках, так как работает только внутренняя ликвидность. В это время можно войти в позицию по интересным ценам, но в то же время есть и риски попасть в непривлекательный диапазон. Более консервативный подход — совершать операции с началом торгов на премаркете в США.

Московская биржа

Если во время основной сессии цена формируется просто: исходя из спроса и предложения, то во время аукционов алгоритм гораздо сложнее, так как в это время выполняется их самая важная функция — формирование цены открытия и закрытия.

Алгоритм следующий (нелюбознательному инвестору можно не читать этот блок):

— На основе лимитных заявок, в порядке убывания цены нарастающим итогом для каждого значения цены, рассчитывается агрегированный спрос (количество ценных бумаг) и, в порядке возрастания цены нарастающим итогом для каждого значения цены, рассчитывается агрегированное предложение (количество ценных бумаг). К каждому агрегированному спросу/предложению добавляется имеющийся объем рыночных заявок по текущей цене.

— Для каждого значения цены определяется возможное количество ценных бумаг, которые могут быть предметом сделок, как минимальное из двух значений — величины агрегированного спроса и величины агрегированного предложения, определенных на первом шаге.

— Определяется значение цены, которое обеспечивает заключение максимально возможного объема сделок в лотах.

— Если указанным условиям удовлетворяет несколько значений цены, то выбирается цена, при которой объем дисбаланса (в лотах) минимален.

— Если указанным условиям удовлетворяет несколько значений цены, то из них выбирается цена с учетом «рыночного давления» (знака дисбаланса):
при дисбалансе в сторону спроса — максимальная цена, при дисбалансе в сторону предложения — минимальная цена.

— Если указанным условиям удовлетворяют несколько значений цены, то из них выбирается цена, наиболее близкая к цене закрытия предыдущего дня. Если таких цен несколько, то берется большая цена.

Рассмотрим ситуацию на примере минутного графика Сбербанка. На нем видно, что открытие торгов произошло с гэпом вниз, а значит, в биржевом стакане во время аукциона открытия было больше заявок на продажу и с большим объемом. Зная это, трейдер мог зайти в короткую позицию и заработать на снижении.


Важно понимать, что ситуация на рынке меняется мгновенно. При наличии драйверов цена Сбербанка могла бы развернуться вверх.

Во время аукционов можно использовать не только лимитированные, но и рыночные заявки, которые в свою очередь имеют наивысший приоритет.

Как и в случае с СПБ биржей, трейдерам нужно учитывать цены закрытия прошлой торговой сессии, а также правильно прогнозировать дальнейшие события для акций.

Самое главное для инвестора

• «Рыбалка» в аукционах является очень рискованной и требует повышенного внимания.

• Можно войти или выйти из позиции по выгодным ценам. Но торговле в это время свойственна высокая волатильность и низкая ликвидность.

• Если трейдер хочет получить выгоду, ему потребуется понимание ограничений и рисков, оперативное поступление новостей и правильное прогнозирование.

• Если ваша стратегия не подразумевает заработка на небольших и быстрых сделках, то за премаркетом можно просто наблюдать, чтобы понимать настроение рынка в первые минуты торгов. Аукцион закрытия будет происходить аналогичным образом.

БКС Мир инвестиций

Международная ликвидность: значение и аспекты

В этой статье мы обсудим: 1. Значение международной ликвидности 2. Аспекты международной ликвидности 3. Роль МВФ в увеличении международной ликвидности.

Значение международной ликвидности:

Академические круги всего мира по-прежнему серьезно озабочены проблемой международной ликвидности.

Проблема отнюдь не нового происхождения. Одним из основных факторов краха золотого стандарта в 1931 г. была неспособность ведущих стран золотого стандарта эффективно справиться с проблемой международной ликвидности, которая была создана неадекватностью золотых резервов у стран-должников и у тех, которые имели дефицит платежного баланса в сочетании с нежеланием давать взаймы со стороны тех, кто занимал прочные позиции в вопросе международных расчетов.

Острота проблемы недостаточности золотовалютных резервов особенно остро ощущалась в послевоенный период, когда европейские страны развернули программы оздоровления и реконструкции своей экономики, а развивающийся мир инициировал программы экономического развития. Возникший в результате дефицит платежного баланса почти хронического характера усилил давление спроса на международные валютные средства.

Споры об эволюции приемлемой международной платежной системы стали гораздо более интенсивными в 1950-х и 1960-х годах.Без сомнения, система специальных прав заимствования была разработана МВФ, однако международный экономический мир остается неудовлетворенным, а регулирование платежей и доступность иностранной валюты все еще остаются нерешенными проблемами.

Термин «международная ликвидность» означает все финансовые ресурсы и средства, которые имеются в распоряжении органов денежно-кредитного регулирования отдельных стран для финансирования дефицита их международного платежного баланса, когда все другие источники поступления иностранных средств оказываются недостаточными для обеспечения баланса в международные платежи.

По словам Брахамананда, «термин «международная ликвидность» относится к поставке определенных категорий финансовых активов или требований, которые создаются всеми различными странами и международными финансовыми организациями в международном сообществе в качестве вместилищ исчисляемой готовой покупательной способности. над всеми национальными валютами в моде».

Международную ликвидность можно отличить от внутренней ликвидности. В то время как последнее включает, кроме денег, срочные депозиты, почтовые сбережения, депозиты кооперативных обществ, казначейские векселя, краткосрочные облигации, первое относится к различным путям, которыми различные страны могут повысить свою готовую покупательную способность. над товарами других стран, первоначально не влияя на их собственный торговый баланс, включает официальные резервы, а именно золото, хранящиеся в центральных банках и казначействах разных стран.

Международная ликвидность, однако, не включает значительной части финансирования международной торговли, а именно обширного комплекса частных валютных запасов, банковских и торговых кредитов. Кредиты, предоставляемые международными организациями, такими как Экспортно-импортный банк, Всемирный банк, Международная финансовая корпорация и Международная ассоциация развития, для конкретных целей торговли, также остаются исключенными из международной ликвидности.

С точки зрения отдельной страны международная ликвидность имеет аспекты спроса и предложения.Спрос на международную ликвидность возникает из-за спроса на импортные товары и услуги, оттока капитала и односторонних переводов. Предложение ликвидности касается источников международной ликвидности.

Эти источники включают золотые прииски в стране, экспортные поступления, приток капитала и односторонние переводы. Превышение спроса над предложением вызывает истощение или нехватку международных резервов ликвидности. Наоборот, превышение предложения над спросом пополнило бы международные резервы ликвидности данной страны.

Различают безусловную и условную ликвидность. Безусловная международная ликвидность состоит из официального золотого запаса страны, ее владения иностранной валютой и СДР, ее чистой позиции в МВФ и частного владения международными активами. В случае всех таких резервов нет никаких условий или ограничений на право пользователя брать взаймы.

Условная международная ликвидность состоит из заемных средств страны у других стран или международных кредитных организаций.Кредиторы налагают определенные условия или ограничения на использование средств заемщиками. Условия могут касаться конкретных проектов или программ, положений о погашении и определенной экономической политики. Целью соблюдения этих условий является предотвращение нецелевого использования ликвидности страной-заемщиком.

При отсутствии достаточного количества международной ликвидности, необходимой для поддержания равновесия платежного баланса, придется прибегнуть к дефляции доходов или сохранению прямого контроля над торговлей и платежами.В современной мировой экономике, полностью приверженной достижению полной занятости и высоких темпов экономического роста, восстановление платежного равновесия посредством дефляционной политики невообразимо.

Аналогичным образом обращение к средствам контроля и провоцирование ответных мер со стороны других стран может оказаться самокомпенсирующим. Надлежащее решение этой проблемы состоит в том, чтобы обеспечить международную экономику адекватным объемом ликвидности. Но, к сожалению, общие золотовалютные резервы со странами, кроме США, сильно сократились за послевоенные десятилетия.На самом деле именно истощение международных резервов вынуждает многие страны сохранять прямой контроль над торговлей и платежами.

Аспекты международной ликвидности:

Существует три основных аспекта международной ликвидности:

1. Природа:

Непогашенный внешний долг страны может быть погашен тремя различными способами.

Во-первых, долги могут быть погашены посредством передачи золота или какой-либо валюты, общеприемлемой и конвертируемой стране-кредитору.На протяжении второй половины XIX века фунт стерлингов, конвертируемый в золото, служил общепризнанной валютой и наряду с золотом составлял международный резерв. С 1930-х годов преобладающую роль в урегулировании внешнего дефицита стал играть доллар США.

Любая валюта, которая должна удовлетворительно служить в качестве резервной валюты, должна удовлетворять требованиям В.М. Мошенничество на следующих условиях:

(i) Это должна быть валюта какой-нибудь крупной торговой нации, которая может быть легко заработана посредством обычной торговли и балансы которой обещают, что они могут быть обменены на товары, как желательные сами по себе, так и для удовлетворения существующего на них мирового спроса. .

(ii) Валюта должна быть относительно более стабильной, чем другие валюты.

(iii) Валюта должна поддерживаться в своей стране крупными и опытными банковскими учреждениями, обладающими навыками и добросовестностью.

(iv) Валюта не должна иметь постоянного дефицита.

Ни одна валюта мира строго не соответствует этим критериям. По словам Скаммеля, «это строгие критерии, которым должна соответствовать международная валюта, и сомнительно, чтобы им соответствовал именно фунт стерлингов в период его расцвета, а тем более послевоенный доллар.Но любая валюта, которая является кандидатом на международное использование, должна соответствовать этим критериям, и степень ее соответствия, вероятно, определит ее успех».

Во-вторых, международные платежи могут осуществляться через то, что мы можем назвать «накопительными средствами». При этом методе урегулирования задолженности страна принимает платежи по долгам в валюте должника, что позволяет накапливать выручку в стране-должнике в виде банковских депозитов или краткосрочных активов. Однако эта форма урегулирования долга ограничена степенью, в которой иностранные страны готовы накапливать валюту страны-должника.

Главным примером этого является накопление остатков в фунтах стерлингов в Англии на поставку военных материалов и услуг во время Второй мировой войны. Такое накопление можно ликвидировать различными способами. Владелец накоплений может использовать их для покупки товаров или услуг в стране, где он накоплен. Они могут использоваться страной-держателем в третьей стране, что может обеспечить возможность конвертации в другую валюту или во все валюты. Другой альтернативой является то, что они могут стать постоянно финансируемыми долгами, удерживаемыми кредиторами в стране-должнике.

В-третьих, международные долги могут быть урегулированы посредством прав заимствования в иностранной валюте. Они могут быть в форме иностранных займов стране-должнику или в форме прямых подарков, таких как те, которые были сделаны Соединенными Штатами Америки в рамках Европейской программы восстановления. К ним также могут относиться права заимствования в Международном валютном фонде, который, по сути, представляет собой не что иное, как пул валют, предоставляющий дополнительные права заимствования странам-членам и, таким образом, увеличивающий мировой запас международной ликвидности.

2. Размер:

Учет размера запаса международной ликвидности очень важен, поскольку он представляет собой ресурсы, посредством которых поддерживается существующий обменный курс. В этой связи необходимо проводить различие между резервами, которые страна должна иметь для покрытия дефицита платежного баланса, и резервами, необходимыми для поддержания высокого излишка импорта, связанного с программой экономического развития.

В настоящее время нас больше всего беспокоят трудности с платежами.Но все же необходимость международной ликвидности нельзя обсуждать в отрыве от ее требований для развития. Страна, имеющая резервы, достаточные только для облегчения трудностей с платежами, может столкнуться с трудностями при удовлетворении большого спроса на ликвидность для финансирования экономического развития.

Совокупные мировые резервы международной ликвидности, необходимые для бесперебойной работы мировых платежей, зависят от следующих трех факторов:

(i) Важное значение имеет политика ведущих экономик в отношении обменных курсов.При режиме фиксированных обменных курсов потребуется больший мировой запас международной ликвидности. В такой ситуации даже при равновесных уровнях потребуется больше резервов, чем в случае гибких обменных курсов.

(ii) Политика ведущих экономик в отношении контроля над уровнем их доходов и занятости также помогает определить оптимальный уровень резервов. В экономике с полной занятостью дефицит платежного баланса может быть покрыт за счет дефляции доходов.

Если правительство в этой стране привержено поддержанию высокого уровня доходов и занятости, дефицит должен быть покрыт за счет использования резервов. «Пока, — говорит Скаммель, — крупные экономики отказываются от дефляции как средства корректировки баланса, они должны быть готовы к повторяющимся требованиям к резервам в национальной валюте и должны накапливать достаточно большие резервы, чтобы покрыть их».

(iii) Характер международной торговли — двусторонней или многосторонней — также влияет на оптимальный размер международных резервов.Если существует механизм полностью конвертируемых валют, наличие единого национального резерва золота и валюты будет способно погасить обязательства в любой стране. Если, наоборот, валюты неконвертируемы, страна должна иметь резерв валюты каждой страны (или группы стран), с которыми она торгует и с которыми у нее может возникнуть дефицит.

На самом деле очень трудно точно оценить объем международной ликвидности, которой располагает страна.Опубликованные данные включают только золото и иностранную валюту в руках монетарных властей как единственные известные категории резервов. Невозможно точно оценить количество резервов, на которые страна может опереться в ситуации острой нужды.

Например, когда осенью 1956 г. спекулятивное давление на фунт стерлингов стало угрожать резервам, стало известно, что британское правительство может собрать фактические резервы, значительно превышающие опубликованные данные о золоте и долларах на счете выравнивания валютных курсов.

3. Распространение:

Мировой запас международной ликвидности должен быть идеально распределен между странами в соответствии с их потребностями, которые могут определяться степенью колебаний, которым подвержен платежный баланс страны, объемом ее торговли и потребностями ее развития. . Нынешнее состояние распределения ликвидности отнюдь не идеально.

Слаборазвитый мир остро нуждается в ликвидности как для корректировки платежей, так и для экономического развития.Но имеющихся у них ресурсов совершенно недостаточно по сравнению с чрезмерными запасами ликвидности, которыми располагают более развитые страны.

Проблема неадекватности международной ликвидности очевидна из растущих трудностей платежного баланса и бедности отдельных стран. Это также полностью впечатляет тот факт, что средства международных платежей — золотовалютные резервы — не смогли расти такими быстрыми темпами, чтобы удовлетворить растущий спрос на них.Это нашло отражение в постоянно низком отношении резервов к импорту в мире в целом с начала 1950-х гг. В среднем это соотношение составляло около 31,5 процента в 1970-х и 1980-х годах. Это отражает общий дефицит ликвидности, с которым сталкивается мировое сообщество.

Хотя международные резервы (в пересчете на СДР) значительно увеличились с 46 миллиардов долларов в 1949 году до 2170 миллиардов СПЗ в 2009 году, тем не менее как развитые, так и слаборазвитые страны продолжают ощущать свою недостаточность.

Проблема международных резервов стала настолько острой, что даже ведущие страны мира сегодня испытывают чрезмерное напряжение. О серьезности ситуации можно судить по тому факту, что вынужденные платежные балансы вынудили даже Соединенные Штаты дважды девальвировать свою валюту в течение короткого промежутка в 14 месяцев между декабрем 1971 г. и мартом 1973 г.

.
Роль МВФ в E nlarging International L ликвидность:

Нет сомнений в том, что готовность развитых стран сократить активное сальдо торгового баланса является реальным долгосрочным и постоянным решением проблемы нехватки международной ликвидности.Но пока не заключены справедливые торговые соглашения, необходимо найти удовлетворительное краткосрочное решение.

Поскольку МВФ был основным источником мировой ликвидности, он играет очень важную роль в удовлетворительном решении этой проблемы. Чтобы увеличить мировые ресурсы ликвидности, МВФ время от времени принимает различные меры.

(i) Увеличение квот МВФ:

С целью обеспечения большей доступности валютных резервов для стран-членов МВФ время от времени повышал квоты для стран-членов.До конца 1988 г. квоты МВФ пересматривались восемь раз. Квота стран-членов, которая первоначально составляла всего 3,5 миллиарда долларов США, была увеличена до 205 миллиардов долларов или 145 миллиардов СДР к концу 1993 года. 213,7 млрд СДР.

В 2009 г. квота стран-членов составляла 217 млрд СДР, из которых доля Индии составляла 4,16 млрд СДР. Из них около 21 процента было выделено только Соединенным Штатам и 44 процента — пяти ведущим развитым странам.Доступ к международной ликвидности для остального мира все еще был недостаточным.

(ii) Финансовое жилье:

МВФ пытается удовлетворить краткосрочные кредитные потребности членов для корректировки дефицита платежного баланса. Страны-члены могут заимствовать до 25 процентов своей квоты почти автоматически без каких-либо ограничений. Он называется золотым траншем. В последующие годы они могут каждый раз занимать 25 процентов своей квоты, что называется кредитным траншем.На такие заимствования распространяются все более высокие процентные ставки наряду с некоторыми другими условиями. Выплаты должны быть произведены в течение трех-пяти лет.

(iii) Повышение лимита заимствования по кредитному траншу:

Лимит заимствования для стран-членов в рамках кредитного транша с годами постепенно повышался. В настоящее время члены могут использовать до 450 процентов своих новых квот от общего чистого использования ресурсов Фонда.Лимит заимствования должен пересматриваться каждый год. Повышение лимита заимствований — это шаг в правильном направлении для уменьшения нехватки международной ликвидности.

(iv) Резервные механизмы:

В 1952 году были введены резервные соглашения, позволяющие странам-членам гарантировать дополнительные резервы в случае необходимости или чрезвычайной ситуации. Англия получила помощь по этому соглашению в 1956 году после Суэцкого кризиса. Другие страны тоже время от времени пользовались этими договоренностями.

(v) Сделки по обмену:

Центральные банки Группы десяти (Группа 10 ведущих промышленно развитых стран) заключили соглашение в начале 1960-х годов, в соответствии с которым они могли обменивать валюты друг друга, а также предоставлять краткосрочные кредиты для преодоления временного дисбаланса платежного баланса. . Такая договоренность одобрена МВФ, но не находится в его непосредственном ведении. Эта схема очень ограничена и не может помочь уменьшить нехватку ликвидности, с которой сталкиваются страны, кроме тех, которые входят в привилегированную Группу десяти.

(vi) Новые кредитные линии:

С целью облегчения нехватки международной ликвидности МВФ расширяет кредитные линии с 1960-х годов. Новые кредитные механизмы, созданные им, включают Механизм компенсационного финансирования (CFF), Механизм финансирования буферного запаса (BSFF), Механизм расширенного финансирования (EFF), Механизм дополнительного финансирования (SFF), Механизм нефтяного фонда и Целевой фонд.

(vii) Специальные права заимствования:

Революционным нововведением, сделанным МВФ для решения проблемы международной ликвидности, стало введение схемы специальных прав заимствования (СДР) в начале 1970-х годов.Эта схема предназначена для создания и выпуска СДР в качестве безусловных резервных активов.

МВФ создает СПЗ через регулярные промежутки времени и распределяет их среди стран-членов на основе квоты каждого члена. Для этой цели в Фонде открыт специальный счет для заимствований. Страна может иметь свободный доступ к резервам любой валюты по соглашению и при посредничестве МВФ.

Перевод резервов от одного члена к другому в пределах квоты страны-заемщика облегчается посредством проводок по специальным счетам заимствования стран-заемщиков и стран-заемщиков.Во всех этих сделках МВФ действует как расчетная палата.

Первоначально Фонд создал 9,3 миллиарда СПЗ за три года с 1970 по 1972 год, распределив их среди 112 участников схемы СДР. В 1978 году Фонд решил увеличить их на 4 миллиарда СПЗ в каждом из 1979, 1980 и 1981 годов. В 2009 году распределение СДР МВФ среди стран-членов составило 217 миллиардов СДР.

Хотя МВФ выступал в качестве основного источника создания и распределения международной ликвидности и добился определенных успехов, проблема международной ликвидности все еще далека от разрешения.Страны с положительным сальдо даже в настоящее время не желают признать, что накопление ими больших валютных резервов является первопричиной всей проблемы, и что решение проблемы неадекватности международной ликвидности в основе своей лежит в сокращении их профицита.

Если они не признают этот факт и не сократят свои профициты, НРС не смогут избавиться от своих дефицитов, и проблема международной ликвидности будет продолжать досаждать международным торговым отношениям.

Связанные статьи

Международная ликвидность: значение, потребность и особенности

В этой статье мы обсудим: — 1. Значение международной ликвидности 2. Необходимость и проблема международной ликвидности 3. Особенности 4. Меры по решению проблемы 5. МВФ и международная ликвидность.

Значение международной ликвидности:

Международная ликвидность определяется как совокупный запас внутренне приемлемых активов, удерживаемых центральным банком для погашения дефицита платежного баланса страны.Другими словами, международная ликвидность обеспечивает меру способности страны финансировать свой дефицит платежного баланса, не прибегая к корректирующим мерам. Нехватка ликвидности препятствует расширению мировой торговли, а ее профицит ведет к глобальному инфляционному давлению.

Международная ликвидность обычно используется как синоним международных резервов. Такие резервы включают официальные запасы золота страны, ее конвертируемую иностранную валюту, СДР и ее чистую резервную позицию в МВФ.Такие экономисты, как Хеллер и Маккиннон, используют более широкое определение международной ликвидности, включающее международные заимствования, коммерческие кредитные операции и международную финансовую структуру в резервах страны.

Это определение подразумевает международную доступность ликвидности и возможность получения кредита от финансовых учреждений, работающих на международных финансовых рынках. Таким образом, в более широком смысле международная ликвидность включает как частные, так и официальные авуары международных ликвидных активов.

В литературе по международной ликвидности различают собственные и заемные резервы, а также условные и безусловные резервы. Излишки иностранной валюты после выполнения всех текущих и капитальных обязательств страны перед остальным миром являются «собственными» резервами.

Точно так же официальный золотой запас страны составляет ее собственные резервы. Импорт капитала в виде заимствований из-за рубежа и прямых инвестиций зарубежных стран составляют заемные резервы.Как собственные, так и заемные резервы являются источником международной ликвидности.

Безусловная международная ликвидность состоит из официального золотого запаса страны, ее авуаров в иностранной валюте и СДР, ее чистой позиции в МВФ и частного владения международными активами. Во всех таких случаях ликвидные активы предоставляются стране без каких-либо условий или ограничений на их использование. Но в случае заемных резервов страна-кредитор может налагать условия или ограничения на использование ликвидных активов страной-заемщиком.

Многие международные финансовые учреждения предоставляют средства на условной основе для конкретных проектов и на определенных условиях погашения. Все это случаи условной ликвидности. Это делается для того, чтобы избежать нецелевого использования ликвидности страной-заемщиком.

Потребность и проблема международной ликвидности:

Проблема (необходимость или) международной ликвидности возникает из-за того, что спрос на международную ликвидность растет больше, чем ее предложение, что подразумевает нехватку международной ликвидности.

Основными причинами нехватки международной ликвидности являются следующие:

1. Дефицит платежного баланса:

В большинстве стран мира наблюдается рост дефицита платежного баланса. В частности, после открытия НРС для мировых рынков эти страны столкнулись с постоянным дефицитом платежного баланса. Слишком большая зависимость от экспорта сделала эти страны уязвимыми перед международными колебаниями спроса и цен на их продукцию.

Они стали нестабильными из-за международной циклической нестабильности. С другой стороны, их потребности в импорте увеличивались, чтобы развиваться. В результате они сталкиваются с валютными ограничениями. Это потребовало увеличения притока помощи и иностранных инвестиций.

Следовательно, обслуживание долга и проценты по долгу выросли, а выплаты дивидендов, прибыли и роялти по частным прямым иностранным инвестициям выросли, что привело к сокращению чистого притока иностранного капитала.Все это привело к дальнейшему дефициту валютных резервов.

2. Высокие тарифные барьеры:

Экспорт НРС в развитые страны не увеличивается, что отрицательно сказывается на их экспортных доходах. Одной из причин нерасширения их экспорта были высокие тарифные барьеры, установленные развитыми странами для их экспорта, особенно их региональными группами, такими как ЕЭС.

В то же время НРС пытаются сократить свой основной импорт из развитых стран с помощью валютного контроля, высоких тарифов, импортных квот и подобных протекционистских механизмов в целях сохранения иностранной валюты.Это отрицательно сказалось на процессе их развития.

3. Отношение развитых стран:

Большинство развитых стран имеют положительное сальдо платежного баланса. Они являются кредиторами НРС и не заинтересованы в том, чтобы избавиться от их излишков, чтобы увеличить международную ликвидность.

4. Неравномерное распределение международных резервов:

Распределение международных резервов необъективно и благоприятствует развитым странам.В первую очередь они основаны на их квотах в МВФ. Всякий раз, когда квоты МВФ пересматриваются, большая доля достается развитым странам. Именно развивающиеся страны, нуждающиеся в международной ликвидности гораздо больше, страдают от ее нехватки.

Особенности международной ликвидности:

Основными характеристиками международных резервов или международной ликвидности были:

1. Золотые резервы стран мира увеличились с 33 долларов.9 млрд в 1951 г. до 224,1 млрд СДР в 1997 г.

2. Заметное увеличение доли валютных резервов с 13,7 млрд долл. в 1951 г. до 1078,2 млрд СПЗ в 1997 г.

3. Увеличение резервной позиции в МВФ с 1,7 долл. млрд в 1951 г. до 36,2 млрд СДР в 1997 г.

4. Появление СДР с 1972 г., которые увеличились с 8,7 млрд СДР до 18,7 млрд СДР в 1997 г.3 млрд до 1357,2 млрд СДР в 1997 году.

Несомненно, международные резервы росли, но они росли не так сильно, как рос объем и стоимость мировой торговли. В большей степени это касается НРС, чьи потребности более значительны и насущны, чем потребности развитых стран.

Меры по решению проблемы международной ликвидности :

Для решения проблемы международной ликвидности были предложены следующие меры:

1.Содействие расширению экспорта:

Развивающиеся страны должны сократить дефицит платежного баланса путем содействия расширению экспорта. Выбор заключается в концентрации расширения первичных или вторичных продуктов или обоих. Расширение вторичных продуктов требует импортозамещения для расширения экспорта. Эта политика принесет им иностранную валюту.

2. Ограничение экспорта:

Они должны запретить второстепенные потребительские товары и ограничить импорт определенных товаров с помощью выборочных тарифов, физических квот и т. д.Эта политика позволит им экономить иностранную валюту.

3. Изменение официального обменного курса:

Развивающаяся страна может изменить свой официальный обменный курс, девальвировав свою валюту так, чтобы ее экспортные цены снизились, а импортные цены повысились. Это поможет в получении иностранной валюты.

4. Ограничительная денежно-кредитная политика:

Следуя ограничительной денежно-кредитной и фискальной политике, развивающаяся страна может снизить внутренний спрос на продукцию, что приведет к снижению импортных цен, снижению инфляционного давления и дефицита платежного баланса.

5. Сокращение профицита платежного баланса:

Большинство развитых стран имеют профицит платежного баланса, который они должны сократить на:

(a) Прием национальных валют развивающихся стран для платежей;

b) устранение торговых барьеров для товаров из развивающихся стран; и

(c) Принятие продукции развивающихся стран в обмен на их продукцию, как это было сделано в бывшем СССР.

6. Увеличение международных резервов:

МВФ следует увеличить международные резервы путем нового выделения более крупных квот странам-членам.В частности, все новые выпуски СПЗ должны распространяться среди развивающихся стран, чтобы они могли затем платить развитым странам за решение своей проблемы с иностранной валютой.

МВФ и международная ликвидность:

До 1970 года не было проблем с международной ликвидностью. Это было связано с тем, что в соответствии с Бреттон-Вудским соглашением обменные курсы стран были зафиксированы в пересчете на золото или доллар США на уровне 35 долларов за унцию. из золота. Странам-членам запрещалось вводить ограничения на платежи и торговлю, за исключением переходного периода.Им было разрешено хранить свои денежные резервы частично в золоте, а частично в долларах и фунтах стерлингов.

Эти резервы предназначались для временного дефицита стран-членов при сохранении стабильного обменного курса. МВФ настаивал на политике сокращения расходов и девальвации, чтобы скорректировать дефицит платежного баланса.

«Поэтому, помимо специальных кредитов, предоставленных МВФ, рост ликвидности, необходимой для финансирования расширения мировой торговли, должен был быть найден в ликвидности, необходимой для финансирования расширения мировой торговли, должен был быть найден в расширении золота и предложение доллара и фунта стерлингов.Но физическое предложение золота практически ограничено добычей на рудниках в Южной Африке и Советском Союзе».

Поскольку доллар выступал в качестве средства обмена, расчетной единицы и средства сбережения в системе МВФ, каждая страна хотела увеличить свои долларовые резервы, что привело к накоплению долларовых резервов в большей степени, чем это было необходимо. Следовательно, золотой запас США продолжал снижаться, а платежный баланс США продолжал ухудшаться. Роберт Триффин предупредил в 1959 году, что спрос на мировую ликвидность растет быстрее, чем предложение, потому что прирост предложения золота увеличивается незначительно.Поскольку доллар можно было конвертировать в золото, предложение долларов США было бы недостаточным по сравнению с потребностями стран в ликвидности.

Это может ввести торговые барьеры для стран, чтобы иметь положительное сальдо платежного баланса и наращивать резервы. Таким образом, по мнению Триффина, растущий дефицит ликвидности вызовет сильные сдерживающие силы, которые будут угрожать расширению мировой экономики и приведут к мировой рецессии типа 1931 года.

Кризис доверия уже разразился.Фунт был девальвирован в ноябре 1967 года. Не было никакого контроля над мировым рынком золота с появлением отдельной цены на открытом рынке. 15 августа 1970 года Соединенные Штаты приостановили конвертацию долларов в золото и отказались от интервенций на валютных рынках для поддержания стабильности обменного курса.

«Группа десяти» промышленно развитых стран встретилась в Смитсоновском институте в Вашингтоне в декабре 1971 года и договорилась о переориентации основных валют путем девальвации доллара на 10 процентов и переоценки своих валют.Смитсоновское соглашение было нарушено после очередной девальвации доллара США в феврале 1973 г., и в марте 1973 г. в ряде стран были плавающие обменные курсы, а в странах ЕЭС было «совместное плавание» своих валют.

Ямайское соглашение от января 1976 г. закрепило режим плавающих обменных курсов. Согласно Второй поправке к Уставу МВФ в 1978 году, страны-члены не должны поддерживать и устанавливать паритетную стоимость золота или доллара. Фонд не контролирует политику корректировки обменного курса стран-членов.Система гибких обменных курсов, как правило, снижает потребность в дополнительных резервах.

Роль МВФ в увеличении мировой ликвидности:

МВФ — международная валютно-финансовая организация, которая является основным источником мировой ликвидности для своих 182 членов. За прошедшие годы он принял следующие меры для увеличения международной ликвидности.

СПЗ. В начале 1970 года он ввел схему создания и выпуска специальных прав заимствования (СДР) в качестве безусловных резервных активов, чтобы влиять на уровень мировых резервов и решать проблему международной ликвидности.На Общем счете Фонда находится 146 млрд СПЗ.

Фонд также создает СПЗ и распределяет их между членами пропорционально их квотам. С этой целью в Фонде открыт Специальный счет заимствований. Являясь международным валютным активом, СПЗ хранятся в международных резервах центральных банков и правительств для финансирования улучшения международной ликвидности, с тем чтобы скорректировать фундаментальные дисбалансы в платежных балансах членов Фонда. Участники схемы СДР получают СДР по «сделкам с указанием» и «сделкам по договоренности» безоговорочно.МВФ выступает в качестве расчетной палаты в этих сделках. С 1981 года в Фонде имеется 21,4 миллиарда СПЗ.

Квоты:

Основную часть финансовых ресурсов Фонда составляют подписки на квоты стран-членов. Чтобы удовлетворить глобальный спрос на ликвидность, он увеличивает квоты членов каждые четыре года в рамках Общего обзора квот. В результате он увеличил членские квоты с 7,6 млрд в 1947 году до 212 млрд СДР в 1998 году.

Займы:

Он занимает у правительств, центральных банков или частных учреждений промышленно развитых стран, Банка международных расчетов и даже у стран ОПЕК, таких как Саудовская Аравия.

Резервный транш:

Фонд имеет различные возможности для кредитования своих ресурсов странам-членам. Кредитование Фонда связано с временной помощью членам в финансировании неравновесия в их платежном балансе по текущему счету.Если у члена меньше валюты в Фонде, чем его квота, разница называется золотым или резервным траншем.

Он может использовать до 25 процентов своего резервного транша автоматически после представления в Фонд для нужд платежного баланса. По таким заимствованиям не взимаются проценты, но требуется погасить их в течение периода от трех до пяти лет.

Кредитный транш:

Участник может получать дополнительные средства из балансовой квоты 4 частями на 100 процентов своей квоты из кредитного транша ежегодно.Получение средств из кредитного транша является условным, поскольку участники должны убедить Фонд в принятии жизнеспособной программы для обеспечения финансовой стабильности.

Для решения серьезных проблем с платежным балансом Фонд постепенно повышал лимит заимствований своих членов на протяжении многих лет в рамках кредитного транша. Теперь члены могут использовать до 300 процентов своих новых квот от общего чистого использования ресурсов Фонда. Ограничения не включают чертежи из CCFF, BSAF, SAF, STF и ESAF.Закупки осуществляются по резервным соглашениям, а не напрямую.

Новые кредитные линии:

С 1960-х годов Фонд создал несколько новых кредитных линий для своих членов. Кредиты по этим кредитам предоставляются отдельно от траншей и предоставляются на более длительный срок. К ним относятся: BSFF (Механизм финансирования резервного фонда), EFF (Механизм расширенного фонда), SFF (Механизм дополнительного финансирования), SAF (Фонд структурной перестройки), ESAF (Фонд расширенной структурной перестройки), CCFF (Фонд компенсационного и непредвиденного финансирования), STF (Фонд систематических преобразований), ESAL (Чрезвычайные кредиты на структурную перестройку) и CCL (Кредитная линия на случай непредвиденных обстоятельств). 1 Эти средства предоставляют членам ежегодный доступ к ресурсам Фонда в размере до 150% их квот или до 450% в течение трехлетнего периода.

Пополнения МАР:

Другим важным источником увеличения мировой ликвидности является пополнение МАР бедным развивающимся странам в течение трех лет развивающимися странами. За последние годы IDA-9 Replenishment дала 15,55 миллиардов долларов в 1990 году, IDA-10 дала 18 миллиардов долларов в 1993 году, а IDA-11 дала 22 миллиарда долларов в 1996 году на три года.

Критика МВФ:

Различные схемы Фонда по увеличению глобальной ликвидности подвергались критике за то, что отдавали предпочтение развитым странам. Они несправедливы, что, как правило, свидетельствует о несправедливом распределении международной ликвидности. Например, распределение SDR странам-участницам пропорционально их квотам. В этом смысле выделение СДР развивающимся странам слишком мало по сравнению с их потребностями. Низкое распределение СДР снижает кредитоспособность таких стран.

Кроме того, схема СДР не увязывает создание международных резервов в форме СДР с необходимостью финансирования развития со стороны развивающихся стран. Потребность в ликвидности со стороны развивающихся стран велика. Следовательно, необходимо создать больше СПЗ со справедливым распределением, чтобы предоставить больше безусловной ликвидности для удовлетворения более широких потребностей развивающихся стран.

К сожалению, из-за жесткой позиции США и некоторых других развитых стран Фонд не смог возобновить размещение СПЗ с января 1982 года, несмотря на неоднократные просьбы развивающихся стран в течение этих лет.

Итак, Фонду не удалось достичь своей цели увеличения международной ликвидности за счет СПЗ. Следовательно, столкнувшись с рецессией, неадекватным потоком льготной помощи и падением цен на товары и сырье, развивающиеся страны столкнулись с серьезными проблемами платежного баланса и задолженности. Для решения этой проблемы существует острая необходимость в новом распределении СДР, которые должны распространяться только среди развивающихся стран.

(PDF) Внешние и внутренние дисбалансы в странах Южного Средиземноморья

<900)80140/)0/2)A0773137)#9/07,3.39,37)

Балдаччи, Э., Гупта, С., и Мати, А. (2011). Политические и фискальные факторы, определяющие суверенные

спреды на развивающихся рынках. Обзор экономики развития, 15(2), 251-263.

Балдаччи, Э., Гупта, С., и Муклас-Гранадос, К. (2012). Переоценка структуры бюджета для успешного сокращения долга

. Economic Policy, 27(71, 361-406.

Barro, R. J. (1976). Воспринимаемое богатство в облигациях и социальном обеспечении и рикардианская эквивалентность

теорема: Ответ Фельдштейну и Бьюкенену.Журнал политической экономии, 84 (2), 343-349.

Баум, А., Чечерита-Вестфаль, К., и Ротер, П. (2013). Долг и рост: новые данные для еврозоны

. Journal of International Money and Finance, 32, 809–821

Биггс М., Майер Т. и Пик А. (2010). Кредит и экономическое восстановление: демистификация феникса

чудес.

Бланшар, О. Дж. (1985). Долг, дефицит и конечные горизонты. Журнал политической экономии, 93(2), 223-

247.

Бланшар О. и Джавацци Ф. (2002). Дефицит счета текущих операций в зоне евро: конец головоломки

Фельдштейна-Хориока? Документы Брукингса об экономической деятельности, 2002(2), 147-209.

Блит, М., (2013), Жесткая экономия: история опасной идеи, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Бон, Х. (1998). Поведение государственного долга и дефицита США, Quarterly Journal of

Economics,

113(3), 949-963.Дои.

10.1162/003355398555793

Бон, Х. (2005). Устойчивость фискальной политики в Соединенных Штатах, CESIFO Working

Paper,

No.1446

Bollano, Jonida (2015), «Детерминанты счета текущих операций в Центральной и Восточной Европе», выпускник

Института международных исследований и развития, Департамент международной экономики,

Рабочий документ № HEIDWP0022-2015

Bonizzi, B., Ласкаридис, К., и Топоровски, Дж. (2015). Внешний долг развивающихся стран и

международная финансовая интеграция (№ wpaper121).

Будлал, Ю. (2015). МВФ СУВЕРИ: Марокканская экономика на правильном пути. МВФ, 4-10

Бойер, Р., (2012), «Четыре заблуждения современной политики жесткой экономии: утраченное кейнсианское наследие»,

Cambridge Journal of Economics 36(1): 283-312.

Брэди, Г. Л., и Магаццино, К. (2017). Устойчивость итальянского государственного долга и

дефицита.Международные достижения в области экономических исследований, 23(1), 9-20.

Браво, А., и Сильвестр, А. (2002). межвременная устойчивость фискальной политики: некоторые тесты для

европейских стран, Европейский журнал политической экономии, 18(3), 517-528.

Doi:

10.1016/S0176-2680(02)00103-9

Кальдерон, К.А., Чонг, А., и Лоайза, Н.В. (2002). Детерминанты дефицита счета текущих операций в

развивающихся странах.Вклады в макроэкономику, 2 (1).

CAPAMS – Центральное агентство общественной мобилизации и статистики, Статистический ежегодник 2016.

Caporale, G. (1995). Финансовый пузырь и устойчивость долга: проверка бюджетных ограничений правительства, Applied Economics, 27(12), 1135-1143.

Дои.

10.1080/00036849500000096

Страновой риск и риск ликвидности на финансовых рынках и в учреждениях | ФИН 310

1.Риск а. Суверенный риск – риск того, что выплаты иностранными заемщиками могут быть прерваны из-за вмешательства со стороны иностранных правительств или других политических организаций i. Страновой или суверенный риск – это риск того, что выплаты иностранных заемщиков могут быть прерваны из-за вмешательства со стороны иностранных правительств. ii. отличается от кредитного риска внутренних активов ФУ iii. с внутренними активами, ФУ обычно могут обратиться за помощью в суды по делам о банкротстве, т. е. ФУ могут возместить часть своих убытков при ликвидации или реструктуризации неплатежеспособных фирм. iv.иностранные корпорации могут быть не в состоянии выплатить основную сумму долга и проценты, даже если они захотят это сделать v. иностранные правительства могут ограничить или запретить погашение долга из-за нехватки иностранной валюты или неблагоприятных политических событий vi. Страновой или суверенный риск (продолжение) vii. Таким образом, у держателя требования FI может быть мало возможностей для обращения в местные суды по делам о банкротстве или в международный суд по рассмотрению претензий viii. Измерение суверенного риска включает анализ: ix. торговая политика иностранного правительства x. фискальная позиция иностранного правительства xi.потенциальное вмешательство государства в экономику xii. денежно-кредитная политика иностранного правительства xiii. потоки капитала и иностранные инвестиции xiv. текущие и ожидаемые темпы инфляции в иностранном государстве xv. структура финансовой системы иностранного государства b. Риск ликвидности – это риск того, что внезапное и неожиданное увеличение количества снятий обязательств или непредвиденный спрос на кредиты могут потребовать от финансовой организации ликвидировать активы в очень короткие сроки и по низким ценам, т.е. Ежедневное снятие средств и спрос на кредит в целом предсказуемы. ii.ФО могут иметь ликвидные активы и/или полагаться на приобретенные средства iii. Приобретенные средства включают краткосрочные займы, такие как займы из федеральных фондов и депозиты при посредничестве. iv. Риск ликвидности (продолжение) v. Необычно крупные изъятия держателями обязательств могут создать проблемы с ликвидностью в следующих случаях: vi. Стоимость приобретаемых и/или заемных средств увеличивается для ФУ vii. Предложение купленных или заемных средств снижается viii. ФО могут быть вынуждены продавать менее ликвидные активы по ценам «скидки» c. Кредитный риск – это риск того, что обещанные денежные потоки по кредитам и ценным бумагам, которыми владеют финансовые учреждения, могут быть не выплачены в полном объеме i.ФО, которые предоставляют кредиты или покупают облигации, обеспеченные небольшим процентом капитала ii. Таким образом, банки, сберегательные кассы и страховые компании могут серьезно пострадать даже от незначительных сумм убытков по кредитам. iii. Многие финансовые требования, выданные отдельными лицами или корпорациями, имеют: iv. ограниченный потенциал роста v. большой риск снижения с низкой вероятностью vi. Ключевая роль финансовых учреждений заключается в проверке и мониторинге заявителей на получение кредита, чтобы гарантировать получение кредита только кредитоспособными лицами. vii. ФО также взимают процентные ставки, соответствующие степени риска заемщика. viii.воздействие кредитного риска подтверждается чистыми списаниями ix. Закон о реформе банкротства 2005 г. затрудняет для потребителей процедуру объявления банкротства x. ФО могут диверсифицировать определенный кредитный риск, характерный для конкретной фирмы, но не систематический кредитный риск xi. Кредитный риск, характерный для конкретной фирмы, представляет собой риск дефолта для фирмы-заемщика, связанный с определенными типами проектного риска, принимаемого на себя этой фирмой xii. систематический кредитный риск – это риск дефолта, связанный с общеэкономическими или макроэкономическими условиями, влияющими на всех заемщиков; d.операционный риск I. Технологический риск и операционный риск тесно связаны между собой ii. Технологический риск – это риск, которому подвергается финансовая организация, когда ее технологические инвестиции не приносят ожидаемой экономии средств. iii. Основные цели технологического расширения состоят в том, чтобы позволить ФО использовать потенциальную экономию за счет масштаба и охвата за счет: iv. снижение эксплуатационных расходов v. увеличение прибыли vi. захват новых рынков vii. Операционный риск – это риск того, что существующие технологии или вспомогательные системы могут выйти из строя или выйти из строя. viii.BIS определяет операционный риск как «риск убытков в результате неадекватных или сбойных внутренних процессов, людей и систем или внешних событий». e. как они относятся к финансовым учреждениям 2. Рассчитайте реальную стоимость кредита a. Заявленная ставка по сравнению с компенсирующим остатком 3. Неработающий кредит 4. Имея балансовый отчет FI, иметь возможность рассчитать чистый процентный доход с учетом определенного изменения процентных ставок с использованием модели разрыва переоценки (2 вопроса по этому вопросу) 5. Рассчитать все аспекты продолжительности Модель гэпа с учетом баланса финансового учреждения a.Можно использовать Excel 6. Разница между положительной и отрицательной разницей в переоценке 7. Критерии кредита GDS и TDS a. Рассчитать и то, и другое и определить квалификацию потенциального заемщика по кредиту

Технологические стартапы обращаются к блокчейнам, чтобы изменить будущее недвижимости

Нейт Гипсон еще в феврале получил уведомление о том, что одному из его сдаваемых в аренду домов в Мемфисе, штат Теннесси, нужен новый потолочный вентилятор . Как домовладелец, он думал, что просьба была достаточно разумной.

Но прежде чем работа могла быть продолжена, ему пришлось обсудить ее с группой других людей, которые, как и он, приобрели долю в собственности через криптовалютный веб-сайт под названием Lofty AI.И некоторые из них нуждались в убеждении.

«Было широкое обсуждение вопроса: «Не обманывает ли нас управляющий недвижимостью?», — сказал Гипсон. «Они сказали: «Я могу пойти на Amazon и купить один за 35 долларов».

Добро пожаловать в следующую фазу криптоэкономики, в которой право собственности на сдаваемую в аренду недвижимость делится на цифровые токены, которые продаются по всему миру, а держатели токенов превращают бизнес арендодателя в серию онлайн-продаж. опросы — система, о которой арендатор может даже не знать.

Lofty AI — один из нескольких технологических стартапов, стремящихся использовать технологию блокчейна для создания новой формы инвестиций в недвижимость. Они дополняют растущее движение, основанное на совместном владении и сотрудничестве, которое часто называют распределенными автономными организациями или DAO.

DAO часто формируются вокруг конкретных проектов, таких как краудсорсинг денег для покупки первого издания Конституции США, и участники получают право голоса, если они купили токен в Интернете.

Концепция инвестирования в недвижимость для обычного человека не нова.Такие веб-сайты, как Fundrise и RoofStock, в течение многих лет предлагали возможность купить доли в домах и коммерческих объектах в отдаленных местах, но они часто требуют минимальных инвестиций в размере 1000 долларов или более и ограничивают скорость вывода средств инвестором.

Lofty AI идет дальше, создавая в основном нерегулируемый онлайн-рынок, в котором почти любой взрослый человек в мире может инвестировать всего 50 долларов, чтобы купить цифровой токен, эквивалентный доле в аренде одного объекта недвижимости. Каждый токен представляет собой долю собственности в компании с ограниченной ответственностью, расположенной в Делавэре.

«Недвижимость исторически считалась скучной отраслью, устойчивой к изменениям, и теперь мы наблюдаем всевозможные технологические проекты и проекты в сфере недвижимости», — сказала Дезире Филдс, доцент кафедры географии и глобальных городских исследований в Калифорнийский университет, Беркли.

Она сказала, что появление новых рынков недвижимости отражает то, насколько горячим стал рынок жилья, привлекая все больше инвесторов и снижая цены для многих потенциальных домовладельцев.

«Вы не можете позволить себе купить дом самостоятельно, но, возможно, вы можете стать 1/50 домовладельцем», — сказал Филдс.

Высокий ИИ все еще мал. Его онлайн-рынок начал свою работу в прошлом году и на данный момент насчитывает около 90 объектов сдаваемой в аренду недвижимости, в основном в штатах Ржавого пояса, таких как Иллинойс, Мичиган, Миссури и Огайо. Компании по управлению недвижимостью занимаются повседневными операциями по аренде.

«Мы просто подумали: «Можем ли мы сделать инвестиции в недвижимость более доступными, чтобы любой, у кого есть подключение к Интернету, мог начать создавать инвестиционный портфель сдаваемой в аренду недвижимости?», — сказал Джерри Чу, генеральный директор Lofty AI. .Стартап получил финансирование от Y Combinator, известной инвестиционной компании Кремниевой долины.

«Мы хотим получить выгоду от приобретения этих отдельных свойств самостоятельно, не сталкиваясь с проблемами», — сказал он.

24-летний Гипсон не типичный домовладелец Мемфиса. Будучи студентом в районе залива Сан-Франциско, он также владеет токенизированными акциями сдаваемой в аренду недвижимости в Чикаго и регулярно голосует по вопросам, касающимся его недвижимости, например, по поводу нового потолочного вентилятора, который владельцы одобрили.

«Я чувствую себя домовладельцем, принимающим эти решения», — сказал он. В конечном итоге он планирует продать свои токены за первоначальный взнос за собственный дом.

Покупка и продажа токенов регистрируются в блокчейне, системе, в которой множество компьютеров вносят свой вклад в общую базу данных или реестр, который не контролируется ни одной организацией. Чу сказал, что реестры блокчейнов подходят для замены старомодного учета в сфере недвижимости, поскольку транзакции прозрачны.

«Покупатель и продавец иногда не могут доверять друг другу, и поэтому у вас есть весь этот процесс условного депонирования и расчетов», — сказал он.«У нас расчет занимает четыре секунды».

Но неясно, будет ли идея демократизации инвестиций в сдаваемую в аренду недвижимость хорошо вписываться в ограниченный рынок жилья, который уже претерпевает огромные изменения благодаря другим технологическим стартапам.

Гипсон сказал, что стартап начал говорить инвесторам не связываться со своими арендаторами напрямую после того, как на раннем этапе арендатор узнал о Lofty AI и подумал, что это настолько необычно, что это, должно быть, мошенничество.

«Было бы нарушением этикета, если бы к арендатору обратились 30-40 разных людей со словами: «О, я владею недвижимостью», — сказал он.

Аренда домов на одну семью исторически была неформальной договоренностью, когда отдельные домовладельцы сдавали в аренду свои вторые дома или имущество, унаследованное ими. Но все изменилось во время Великой рецессии, начавшейся в 2007 году, когда крупные инвестиционные фирмы начали скупать дома, на которые было обращено взыскание.

Это открыло дорогу мелким инвесторам для привлечения краудсорсинга, сказал Джордж Ратиу, старший экономист Realtor.com.

«Аренда на одну семью становится чем-то вроде стандартизированного класса инвесторов», — сказал он.«Мы только начинаем ощущать и видеть влияние, которое оказывают технологии».

Ратиу сказал, что инвесторы были привлечены к арендной плате отчасти из-за низкого уровня нового строительства, ограничивающего национальное предложение жилья и повышающего цены и арендную плату. По его словам, рост процентных ставок в этом году также удержит некоторых потенциальных покупателей жилья на рынке аренды дольше, что повысит спрос в краткосрочной перспективе.

«Риск таков: что происходит на падающем рынке? Будут ли их позиции достаточно хорошо застрахованы, чтобы они могли выдержать этот шок?» он сказал.

Недвижимость на Lofty AI имеет резервные фонды на техническое обслуживание, и владельцы токенов ведут оживленные дискуссии на онлайн-форумах о том, как справиться с выселением и не стать отсутствующими арендодателями или чем-то похуже.

«Краткосрочные инвесторы всегда будут выбирать самый дешевый ремонт, потому что они не хотят, чтобы их CoC затронул», — написал в этом месяце один инвестор на доске объявлений Lofty AI в Discord, имея в виду «наличные на возврат наличных», меру инвестиций. спектакль.

В прошлом году новый инвестор мрачно пошутил в Discord: «Я вступил в клуб и владею токенами.Я не уверен, должна ли моя визитная карточка быть озаглавлена ​​«дядя толстосум» или «хозяин трущоб». Пожалуйста, порекомендуйте.»

Филдс, профессор Беркли, сказал, что сложные и анонимные механизмы владения могут затруднить привлечение домовладельцев к ответственности.

«Хозяин может быть где угодно. Это географически растянутые отношения», — сказала она.

«Отсутствующие арендодатели — явление не новое, но они не обязательно имеют доли в Кливленде, штат Огайо, и в людях, которые там живут.” 

Преобразование домов, занимаемых владельцами, в сдаваемые в аренду вызывает отторжение в некоторых районах, где ни арендаторы, ни внешние инвесторы особенно не приветствуются. В этом месяце The Wall Street Journal сообщила, что ассоциации домовладельцев ужесточают ограничения на аренду.

Но концепция токенизированной недвижимости все еще испытывается в других местах, в том числе в конкурирующих стартапах, таких как Arrived Homes, которая предлагает доли в арендной собственности по цене от 100 долларов, и Vesta Equity, которая позволяет домовладельцам конвертировать капитал в невзаимозаменяемые токены, вид уникального цифрового актива.(Жетоны Lofty AI являются взаимозаменяемыми токенами, то есть они взаимозаменяемы с токенами в той же собственности.) 

В горном городке Аспен, штат Колорадо, отель St. Regis продает доли собственности с помощью цифровой валюты под названием Aspen Coin. По данным tZero, онлайн-площадки, на которой монета торгуется, по состоянию на прошлый месяц монету держали 826 инвесторов.

Для инвесторов появление этих торговых площадок может решить то, что долгое время было недостатком недвижимости: люди обычно не могут быстро продать, если им нужны наличные деньги для другой цели.

«Мы считаем, что технология блокчейна и ее постепенное внедрение обеспечивают важный путь для облегчения ликвидности», — сказал Алан Коневски, исполнительный вице-президент tZero. «Это открытая книга, которую видят инвесторы».

Но государственное регулирование остается под вопросом для рынков криптовалют. Lofty AI заняла позицию, согласно которой ее токены не соответствуют федеральному юридическому определению «ценной бумаги» и что ее торговая площадка не соответствует определению «биржи», что позволяет стартапу избегать большинства правил со стороны ценных бумаг и бирж. комиссия.

Председатель Комиссии по ценным бумагам и биржам США Гэри Генслер заявил, что большинство крипто-токенов имеют признаки регулируемых ценных бумаг, но комиссия до сих пор не выпускала правила выпуска, пока администрация Байдена изучает различные вопросы, связанные с криптовалютой.

SEC не ответила на запрос о комментарии к Lofty AI.

Но Лофти ИИ уже столкнулся с регулятивной стеной в Калифорнии, где закон штата определяет ценную бумагу более широко, чем федеральный закон. В феврале Lofty AI запретил инвесторам из Калифорнии покупать новые токены.

Калифорнийский департамент финансовой защиты и инноваций отказался от комментариев.

В отсутствие правительственных постановлений Лофти ИИ разработал собственные правила, например, запретить кому-либо владеть более чем 15 процентами собственности. Компания получает 8 процентов от продажной цены недвижимости, если инвесторы покупают все токены.

— Мы надеемся, что он станет как можно больше, — сказал Чу.

Отставить комментарий

Обязательные для заполнения поля отмечены*