Венчур это: Что такое венчур. Объясняем простыми словами — Секрет фирмы

Содержание

«Венчур в квадрате», или 13:0 в пользу инвестора / Хабр

Прошла неделя с

первого поста в нашем блоге

, из которого хабропублика узнала, что «есть такая партия» — платформа коллективных инвестиций

VCStart.

Для проекта этот пост стал и первым выходом в свет, поскольку никакой рекламной деятельности мы пока не вели, решив сначала поинтересоваться мнением о нашем «стартапе для стартапов» читателей Хабра. О взыскательности и дотошности хабровчан ходят легенды — мы знали, на что шли, предвидели вопросы и критику, и побаивались, в случае полного неприятия, шквала тухлых яиц и помидоров. Но с другой стороны, была надежда (и даже некоторая внутренняя уверенность), что мы пришли по адресу и именно здесь оценят, поймут и поддержат.

В итоге получили полный комплект всего, чего ждали. Проект вызвал реакцию, закономерные вопросы и вангование скептиков, что хоть и огорчило, но вместе с тем и вызвало уверенность, что «нас заметили». Яично-помидорного залпа, слава Богу, не последовало, но некоторые одиночные броски были довольно меткими.

«Венчур — по определению очень рисковое занятие. Данная площадка — это венчур в квадрате», — такую оценку проекту дал один из комментаторов.

Разумеется, поначалу она не особо воодушевила, пока не стали видны результаты нашего эксклюзивного анонса для пользователей Хабра. И, судя по ним, эта формула имеет для многих (условно назовем эту группу оптимистами) другой, прямо противоположный вложенному автором смысл.

Реакция оказалась крайне неоднозначной, несмотря на довольно скептический общий настрой комментаторов — за несколько дней на VCStart было зарегистрировано 112 стартапов (а не было ни одного, до первого хабратопика платформа была закрыта для пользователей), из них к концу недели прошли модерацию и были одобрены к показу 13.

Оппоненты (условно назовем их пессимистами), скажут, что цифра эта — так себе, в классических Success Story должно быть еще, как минимум, несколько нулей в конце. На что оптимисты возразят им, что число 13 в эзотерике и нумерологии означает трансформацию, переход из одного качественного состояния в другое. В то, что число это счастливое, верили древние египтяне и китайцы, майя и масоны, да и сегодня верит множество людей современных и предрассудков чуждых.

Мы же в нумерологию не верим, а верим в Google Analytics и Яндекс. Метрику, данные которой намного превзошли наши ожидания.

Первый пост на «Хабре» для нас был, скорее, пробным шаром, чем началом рекламной кампании по привлечению к платформе стартаперов и инвесторов. Сейчас платформа работает в демо-режиме, срок которого составляет 42 дня. Главная его задача – собрать энное количество интересных и привлекательных для инвестиций проектов. Масштабная пиар-кампания по привлечению инвесторов также запланирована, но стартует она позже, и сразу в нескольких медийных сегментах, от социальных сетей до кампании на Яндекс.Директ. Главная стратегическая задача на данном этапе — привлечение в коммьюнити каждого проекта, по меньшей мере, по тысяче бэкеров, которые станут ядром своих инвестиционных групп на последующем этапе финансирования.

В итоге риск оправдался: помимо размещенных стартапов, на стадии демо-запуска желающих в них инвестировать тоже оказалось немало – к настоящему времени на VCstart зарегистрировалось порядка 2 тысяч новых пользователей и некоторые из них уже успели сделать свои первые инвестиции.

Несколько тысяч юзеров – само по себе не предмет для гордости. Но как показатель того, что российская интернет-аудитория подсознательно ждала сервис для коллективного инвестирования и уже к этому виду деятельности готова, расценивать эту цифру можно.

Гордость вызывает другое – уже прошедшие модерацию и размещенные стартапы в большинстве своем — интересные и достойные IT-проекты со свежими и нужными идеями. Какие-то из них уже успешно функционируют, привлекая инвестиции на дальнейшее развитие, другие, только зародившиеся, обращаются за финансированием для полноценного старта. И хотя все они довольно разные, имеются и общие черты, такие как высокий потенциал развития и польза, которую они могут принести конечному потребителю и вложившимся в них инвесторам.

В качестве примера приведу проект «Грузопоиск», который представляет собой работающую с 2012 года информационно-логистическую платформу по грузоперевозкам, ее услугами уже пользуются более 75 тысяч человек из этой профессиональной сферы. Кроме нее, среди соискателей представлены независимые СМИ, мобильные и облачные сервисы, агрегаторы распродаж, платежных систем и многое другое. Такое разнообразие и энтузиазм, с которым к нашему запуску отнеслись создатели стартапов, не может не радовать, ведь для этого все и затевалось.

В будущем мы планируем регулярно знакомить читателей нашего Хаброблога с самыми интересными проектами, чтобы помочь им обрести финансовую поддержку инвесторов и привлечь целевую группу – таких же энтузиастов, как и их авторы. И очень рассчитываем в этом на поддержку хабровчан, как аудитории наиболее подкованной и прогрессивной.

Подписывайтесь на заинтересовавшие вас проекты, а шаринг ссылок на них в социальных сетях очень помог бы их авторам собрать необходимую для финансирования аудиторию. Кроме того, мы обращаемся к вам за советом по раскрутке нашего сервиса коллективных венчурных инвестиций в России и будем благодарны за помощь.

«Самый большой риск — никак не рисковать. В мире, который очень быстро меняется, единственная стратегия, которая гарантированно потерпит провал — не рисковать».

Марк Цукерберг

Венчур собрал фонды – Газета Коммерсантъ № 229 (6709) от 12.12.2019

Венчурный рынок России продолжает оживать, а слухи об оттоке инвесторов из страны «сильно преувеличены», говорится в ежегодном исследовании «Венчурный барометр 2019». Из неоправдавшихся надежд участников рынка в нем отмечаются завышенные ожидания арабских, азиатских и государственных денег. Скептики же считают, что основная проблема венчурного рынка в России — «в его отсутствии».

Венчурный рынок России «продолжает оживать», говорится в ежегодном исследовании «Венчурный барометр 2019» (есть у “Ъ”), проведенном венчурным инвестором Алексеем Соловьевым в партнерстве с Российской венчурной компанией при участии MTS Corporate VC, EY и DS Law. Инвесторы в 2019 году оправдали планы по привлечению внешнего капитала в фонды — 75% респондентов привлекли новые вложения, что говорит о «здоровом состоянии рынка». В 2020 году привлекать деньги планируют больше опрошенных инвесторов, чем в 2019-м: 86% против 72%. Впрочем, по-прежнему разочаровывает инвесторов возможность выхода из проектов: в 2019 году их не случилось у 49% опрошенных, в 2018 году — у 59%.

Также не оправдались прошлогодние ожидания инвесторов инвестиций из азиатских и арабских стран: 32% опрошенных считали их перспективными, но в реальности привлекли таких инвесторов в 2019 году только 2% опрошенных. Кроме того, не оправдались надежды на то, что госкомпании станут активными стратегическими инвесторами и будут покупать стартапы, отмечает Алексей Соловьев, добавляя, что, возможно, «госкорпорациям нужно больше времени для разгона».

Существенное влияние на венчурный рынок продолжают оказывать внешние факторы, отмечается в исследовании.

Если в 2018 году главным событием для рынка была санкционная политика, то в 2019-м она уступила первенство делу основателя Baring Vostok Майкла Калви. Впрочем, заявления о почти полном оттоке инвесторов из страны в последние годы «сильно преувеличены», сообщается в исследовании: лишь около 5% от всей базы его потенциальных участников уехали из России и перестали заниматься венчурными инвестициями или инвестировать в российские проекты. Среди позитивных событий исследование называет успешное IPO «частного единорога» Headhunter в мае 2019 года.

Впрочем, многие аналитики со скепсисом относятся к оценкам рынка. Основной проблемой российского венчурного рынка остается его отсутствие, считает управляющий партнер фонда Impulse VC Кирилл Белов. «Это рынок, где всем участникам нужно уметь играть вдолгую, постепенно понимая правила игры и запросы друг друга. В условиях сжимающегося спроса и стагнирующей экономики всем профессиональным участникам интереснее искать себя на рынках вне России»,— уверен он, отмечая также, что на рынке мало потенциальных стратегов и все они — окологосударственные.

Венчурный рынок в России «практически отсутствует», и его главная проблема — отсутствие IPO в России, согласен инвестиционный менеджер компании «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин. По его мнению, зарубежные IPO российских компаний, как правило, результат «удачного стечения обстоятельств». «Российская экономика занимает 2% от мировой, у нас есть геополитические проблемы, законодательные, проблемы стагнации — все это повышает риски. Инвестор может за одну и ту же цену инвестировать в разные страны, но в России риски очень высокие, плюс вы потом не сможете перепродать компанию, так как в России нет IPO и другие инвесторы могут не захотеть рисковать»,— скептичен аналитик. Он отмечает, что в такой ситуации стартапам зачастую остается делать продукт под конкретного заказчика — например, «Яндекс», Mail.ru Group и Сбербанк.

Юлия Степанова

Андрей АГИШЕВ: «ВЕНЧУР – ТЕРМИН, ЛАСКАЮЩИЙ СЛУХ…»

Поделиться

Твитнуть

На прошлой неделе в местных деловых кругах активно обсуждалась информация о том, что в Пермской области вскоре появятся сразу три венчурных фонда. О планах по созданию такого фонда в структуре ИБГ «Парма», которая в начале 2003 года стала полным членом Российской ассоциации венчурного инвестирования, официально заявил генеральный директор компании Андрей Агишев. Администрация Пермской области также ведет предварительное обсуждение аналогичного проекта, который будет реализован на бюджетные деньги. По мнению компетентных источников, адрес третьего венчурного фонда следует искать в непосредственной близости к инвестиционной компании «Ермак».

С одной стороны, это, безусловно, веяние времени и определенная «мода». С другой — стремление к этой идее самого бизнеса. Инициатива создания венчурного фонда в Пермской области родилась под влиянием предстоящей 4–й Российской венчурной ярмарки, которая состоится в Прикамье нынешней осенью.

Андрей АГИШЕВ, генеральный директор ИБГ «Парма»:

— В России само это словосочетание появилось в 2000 году, после выхода распоряжения правительства о создании Российского венчурного инвестиционного фонда. Это событие, по сути, и положило начало отечественной венчурной индустрии. Хотя, по оценкам специалистов, венчурными проектами в нашей стране уже занимается около 40 управляющих компаний, в совокупности в их руках сосредоточено $1,5 млрд.

Это много с точки зрения иностранных инвестиций, осуществляемых в России. Оценки суммарных инвестиций могут несколько расходиться, но в любом случае это очень приличные деньги на сегодняшнем этапе развития российской экономики.

— Порой складывается впечатление, что понятие «венчурные инвестиции» трактуется достаточно произвольно. Это — безотносительно к Пермской области…

— «Венчурное инвестирование» — термин, ласкающий слух — на самом деле все понимают по–разному. Для кого–то венчурные, значит — рискованные. Для других это инвестиции в новые технологии, high–tech. Некоторые понимают термин как долгосрочные инвестиции (срок в пять лет по нашим меркам вообще из разряда невероятных). Если сегодня не принять общую канву, не выверить глоссарий, то разговоры на тему венчурного инвестирования всякий раз будут превращаться в бессмысленный и безрезультатный митинг.

— Насколько способствуют выяснению терминологии иностранные инвесторы?

— Специфика России в том, что на ее территории и сейчас действуют примерно 12 венчурных фондов. Из них — ни одного российского. То есть, формально фонды российские, но деньги в них иностранные, управляющие компании сформированы из представителей крупнейших зарубежных компаний. Они наблюдают за развитием российского бизнеса, в каких–то проектах понемногу участвуют.

В прошлом году был проведен первый конкурс на создание венчурного фонда среди соискателей–российских компаний. Победила российская компания, но деньги в Фонде — западные. Поэтому для РАВИ создание российского фонда сегодня очень актуально.

С одной стороны — «за державу обидно». С другой — за результат могут и спросить: чего насоздавали, чьими деньгами, руками, головами? Поэтому я думаю, что приурочить к 4–й Российской венчурной ярмарке создание венчурного фонда было бы правильно. Это было бы «гвоздем», знаковым событием.

Если говорить о слухах по поводу количества создаваемых венчурных фондов, то почему три, а не пять? Если каждый из нас словосочетание «венчурное инвестирование» будет понимать по-своему, то цифра может быть и больше. Тем более, что венчурным инвестированием можно заниматься, не называясь фондом. ИБГ «Парма», скажем, ведет венчурные проекты, не называясь ни фондом, ни управляющей компанией.

— Тогда, может быть, стоит прояснить терминологию?

— Венчурный капиталист инвестирует средства в капитал. Он определяет предприятие, интересное ему в силу каких–то особенностей и перспектив, договаривается с действующими акционерами, входит в капитал. А дальше участвует в деятельности этого предприятия, будучи в составе совета директоров. Венчурный капиталист, — как правило, это человек с большими связями и опытом, он не просто вносит деньги, а сам содействует продвижению предприятия на рынок.

Инвестиции вносятся на срок, достаточно длительный по российским меркам. И профит свой венчурный капиталист получает за счет того, что стоимость предприятия за это время резко увеличивается (если он сделал правильный выбор и оказал правильное содействие). Через означенное в договоре время он выходит из этого бизнеса, продавая свой пакет (долю) за деньги, значительно большие, чем он когда–то вкладывал.

Возьмем, к примеру, Соединенные Штаты. Это огромный рынок капитала, большое количество посредников и людей с деньгами. К капиталу тянутся со всех сторон люди как суперпрактичные, так и с разной долей «сумасшествия» со своими идеями и предложениями. Соответственно, всегда можно найти достойную идею, инвестировать деньги в организацию предприятия. Потом, воспользовавшись услугами рынка капитала, чрезвычайно развитого и многообразного, подготовить выпуск ценных бумаг, разместить его и получить баснословную прибыль. К примеру, вложить $1 млн, а эмиссию реализовать за $100 млн. И довольным и счастливым отправиться искать новые идеи.

В Европе все проще. Там нет такого развитого фондового рынка. Поэтому там венчурные проекты и капиталисты осторожнее. Инвестор не так уповает на первичное размещение ценных бумаг, биржевые и внебиржевые рынки акций. Там инвестор сразу намечает, кто приобретет его пакет, и старается «на берегу» подписать документ. Он наверняка знает, что через пять лет его пакет купит кто–нибудь либо внутри компании, либо извне, из числа стратегических инвесторов. При общей цивилизованности рынка это все вполне реально. Хотя при этом венчурный капиталист получает меньше, чем его американский коллега.

— А что происходит сегодня в России?

— В России рынка капитала нет. Смешно говорить, что мы найдем сумасшедшую идею, и за срок от трех до пяти лет мало того что производство запустим, но и организуем выпуск ценных бумаг и продажу их на ММВБ. Таких примеров нет. К этому не готово ни законодательство, ни инвесторы, ни сами предприятия.

Зато у нас есть специфика: любое российское предприятие имеет достаточно серьезные возможности роста. А это — основа для того, чтобы венчурный капиталист выбрал его в качестве объекта инвестиций. О чем сегодня говорят наши западные коллеги, которые пришли на российский рынок и учат нас? Предприятие должно иметь интересное ноу–хау, команду профессиональных менеджеров, историю успеха, важную для инвесторов. Это некий идеальный вариант.

Предприятия, живущие на нашем небогатом рынке, практически все имеют потенциал роста. Рынок очень большой, и нельзя сказать точно, что «выстрелит» в тот или иной момент. Это может быть и «нефтянка», и современные технологии.

— Можно ли стимулировать этот процесс?

— Появление здесь венчурных капиталистов объяснимо, оправданно, позиция обладминистрации понятна. Региональная власть стремится привлечь в Пермскую область капитал. Банкирам, приходящим сюда, предлагается поучаствовать в создании венчурного фонда. Администрация поняла, что венчурный фонд — это нормальный инструмент, дающий возможность говорить с инвесторами на одном языке. Первые деньги в проект местная власть готова вложить сама.

Организационные вопросы можно обсуждать, выбирать оптимальные формы. Но самое главное, что делает обладминистрация, создавая венчурный фонд, — она обращается к потенциальным инвесторам. Для них в России самое главное — гарантии. Обо всем остальном инвестор сам позаботится. А в Пермской области ему власть говорит: мы сами создаем фонд и сами в нем участвуем. Хотите — присоединяйтесь. Это означает, что мы будем говорить с вами на одном языке и делить риски.

Я вижу основную цель создания венчурного фонда Пермской области не в том чтобы инвестировать high–tech, а в том, чтобы в очередной раз пригласить инвесторов, показать готовность к диалогу.

Подпишитесь на наш Telegram-канал и будьте в курсе главных новостей.

Поделиться

Твитнуть

Макс Скибинский: венчур должен умереть

Я живу в Кремниевой долине с середины 90-х годов: приехал в самую раннюю волну доткомов и с интересом прожил ее формирующий период. За это время увидел все силовые точки Долины и прошел все стадии: от мелких стартапов — до инвестиционных фондов. А потом по гегелевской спирали на новом витке развития, вернулся обратно в стартапы. Я считаю, что самое лучшее обучение венчурного капиталиста — это сделать свой стартап, а самое лучшее обучение стартапа — это быть венчурным капиталистом.

Начиная делать стартап, думаешь, что было бы интересно сначала его самому проинвестировать, то есть взглянуть на него с другой стороны. И только поняв точку зрения людей, которые вкладывают деньги, приступить к созданию своего стартапа.

Нужно понимать, что в Кремниевой долине успешный предприниматель воспринимается в 100 раз круче, чем успешный венчурный капиталист: в местном табеле о рангах он на много позиций выше самых топовых венчурных инвесторов.

Однако, если вы молодой начинающий предприниматель, который только приступил к созданию своего стартапа, вы находитесь ниже, чем прослойка венчурных капиталистов. В категории начинающих стартаперов находятся десятки тысяч людей и в ней нет никакой уникальности. Прослойка венчурных капиталистов имеет более интересную позицию, потому что позволяет инвесторам смотреть на тысячи стартапов.

За 2 года работы в Andreessen Horowitz я посмотрел порядка 2–3 тысяч стартапов. В то время deal flow внутри фонда мы называли пожарным шлангом — количество сделок было такое, что все партнерские встречи проходили два раза в неделю. И посмотрев, как это происходит на уровне посевных инкубаторов типа Y Combinator, мне захотелось проследить за процессом на «верхнем» уровне.

Мой совет: перед тем, как делать свой первый стартап — при возможности поработайте в венчурном фонде на любой позиции и посмотрите, как это делают другие. То есть поработайте в «поле», «выучите» все уроки и только после этого отправляйтесь создавать свой стартап. 

С течением времени венчур будет меняться, а деятельность AngelList и подобных инвестиций просто превратится в глагол, как например, «to google». Ко всему прочему появится такое понятие, как «to AngelList» свою идею.

Изменения на венчурном рынке происходят уже прямо сейчас: ведь мы прошли около 40% пути, который начался примерно в 2010 году. Но надо понимать, что до сих пор никто не знает, как именно работает венчур и не изменятся ли в будущем его правила игры.

В Кремниевой долине все ратуют за постоянный прогресс и поэтому в венчурной сфере там нет никакой стабильности: все структуры постепенно оптимизируются. И структура формирования современного венчурного капитала — это структура emergence.

Сейчас запустить продукт стоит $100, а два бородатых хакера профессионально пишут код без контроля СЕО и колоссальных сумм на Series B. Раньше нужно было получить степень МВА для полного понимания всех процессов, чтобы работать в венчурном фонде. Теперь все наоборот: бизнес-школы изучают стартапы, чтобы понять, что произошло с их любимым бизнесом и как им избежать пособия по безработице.

Вся сила принятия решения от традиционного бизнеса перешла к digital-стартапам: они создают правила, а бизнес-школы их копируют. Другими словами, если реальность изобретается заново каждые 10 лет, то школы, где можно получить все актуальные знания в бизнесе — нет.

Собственно, Andreessen Horowitz был одним из первых фондов, для вступления в который не нужна была степень МВА, а предпочитаемой квалификацией стало создание успешного стартапа.

На данный момент венчурные фонды фокусируются на том, чтобы собрать 50 гениальных партнеров вместе и на совете решить, в какие стартапы стоит инвестировать. Однако в будущем по каждой интересующей индустрии будет собираться экспертная группа из профессионалов, которые смогут дать оценку стартапам. В этом случае профессиональный эксперт потратит на это около 5 часов своего времени в неделю и получит basis point фонда, при этом не покидая свою основную работу.

Мир, к которому мы стремимся, — это место, где через 20 лет каждый из нас сможет быть работником своего стартапа. К примеру, любой блогер на платформе Youtube — это личный стартап.

Благодаря технологиям человек больше не нуждается во вспомогательных структурах и найме сотрудников, которым необходимо платить зарплату. Все программы для бухгалтерского учета, юридических вопросов и развития бизнеса будут находиться в облачных хранилищах. Поэтому мир, в котором будет 3 миллиарда предпринимателей, не станет зависеть от инвестиций 50 партнеров одного венчурного фонда.

Каждый из нас сможет инвестировать друг в друга. Следовательно, уже сейчас необходимо вкладывать собственные деньги в те стартапы, которые вы бы хотели видеть реализованными в ближайшем будущем. Будучи криптоанархистом скажу, что я больше предпочитаю мир, в котором огромное количество людей получают какую-то существенную, но не безумную прибыль от вложенных средств и возвращают их себе, вместо того, чтобы 10 олигархических инвесторов венчурного фонда получали весь доход от сделок.

В моем представлении, мы все станем венчурными капиталистами — только инвестиции слегка мутируют и будут в несколько иной форме. Так, например, подростки с удовольствием вложат деньги в того же PewDiePie или подкастера Ninja вместо инвестирования крайне технологического стартапа.

Представьте себе, что в медиапространстве появляется новый геймер-подкастер, которому необходимо $50 000 на оборудование, раскрутку и так далее, и он сразу показывает структуру распределения доходов между потенциальными инвесторами. Таким образом, у любого заинтересованного появится возможность проинвестировать его как стартап.

Я считаю, что в наше время все идет к гражданскому инвестированию, где каждый сможет вложить деньги в стартап.

У венчурных фондов остро стоит проблема их специализации. Каждый специфический фонд живет в среднем около 10 лет — за это время нужно осуществить exit и возврат вложенных средств.

Так, специализация практически убила один из первых венчурных фондов, созданных Kleiner Perkins, когда в начале 2000-х инвесторы из Sequoia Capital провозгласили, что будущее лежит за солнечной энергией.

Фонд полностью специализировался на вложение денег в альтернативные источники энергии и в результате пропустил Uber, Facebook и другие успешные проекты, которые создали современный «облачный интернет». Со временем специализация перестала приносить деньги, пенсионные фонды отказались от сотрудничества и фонду пришлось изменить фокус инвестиций.

Очень хорошо, если вы угадали со специализацией — в случае же неудачи можно пропустить сделки во всех сопряженных областях. Никто не скажет, какая область «выстрелит». К примеру, сейчас начался тренд на BioTech, в котором необходимы глубокие знания — стать экспертом за неделю невозможно. Поэтому на мой взгляд, движение в специализацию — абсолютно затухающая волна.

Исторически каждая модель умирает. Сейчас у венчурных фондов довольно беспроблемная жизнь: каждый год они получают 2% на содержание и 20% возврата вложенных средств — такая модель пришла в венчурный капитализм от Private Equity. И, естественно, что свои 2% фондам приходится защищать до последней капли крови инвесторов.

В будущем, конечно, 20% от прибыли сохранятся, но в целом данная модель перестанет существовать. Поскольку умные люди не будут платить только за то, что инвесторы читают Pitch deck, смотрят трекшн и делают вывод, куда вкладывать деньги — это просто того не стоит.

На данный момент единственным преимуществом, а в будущем — еще и защитой, крупных инвесторов венчурного фонда является наличие огромных миллиардных средств, которые они могут вложить в стартап на последнем раунде. Поскольку для гражданских инвесторов — это чуть сложнее.

Основной задачей фондов является подтверждение того, что ежегодно потраченные 2% на свое содержание абсолютно оправданы. Однако гражданские инвесторы уже сегодня делают ровно то же, что и фонды, благодаря представленным инструментам в виде AngelList.

AngelList — это категория software-продуктов, которые заменяют всю программно-аппаратную часть венчурного офиса. Проще заплатить веб-сайту $3 000 за сделку, распределенную между 20 людьми и никому не отдавать 2%.

Данная платформа создает то, чего венчурные капиталисты боялись всю свою жизнь — конкуренцию. И венчурным капиталистам приходится отвечать за те самые 2%. Существует реальный факт, что за всю историю Кремниевой долины было порядка 200–300 венчурных фондов и только Топ-20 из них вернули деньги инвесторам.

Изначально скаутинг был изобретен Sequoia Capital. Значение скаутинга подразумевает, что венчурный фонд выплачивает небольшую сумму молодым предпринимателям за то, чтобы те приводили перспективные для инвестирования стартапы.

Как правило, молодые талантливые предприниматели занимаются скаутингом в фонде один — два года, после чего уходят на AngelList, показывают свой синдикат — и теперь эти 20%, которые уходили фонду, сразу идут к ним за сделки.

Я всегда предупреждаю начинающего фаундера о том, что не нужно отправлять свои updates инвесторам каждую неделю. Сообщайте только важные новости, поскольку им, в первую очередь, интересно знать только то, что двигает ваш стартап вперед.

Используйте своих инвесторов на полную: пишите конкретно, что вам необходимо. Постоянно просите ваших инвесторов о помощи, чтобы каждый из них знал, чего именно вы хотите. Ведь самое худшее, что может произойти — они удалят ваш еmail. Но всегда найдутся те самые 5% инвесторов, которые пересекутся с вашей экспертизой.

Кликните на картинку, чтобы присоединиться к investclub.vc

Корпоративный венчур – в центре внимания Казанской Венчурной Ярмарки

25 апреля на Казанской венчурной ярмарке состоялся коллоквиум «Корпоративные фонды – есть ли будущее у России», ведущими которого выступили Директор по стратегическим инвестициям ОАО «РВК» Ян Рязанцев и Инвестиционный директор Bright Capital Илья Павлов.

Основной задачей мероприятия, организованного Клубом директоров по науке и инновациям при участии Российской венчурной компании стал обмен экспертными мнениями о востребованности корпоративных венчурных фондов в России и текущих шагах ведущих корпораций России по их развитию. Кроме того, была представлена программа Клуба по подготовке пилотных команд управляющих корпоративными венчурными инвестициями, которая состоится в этом году в рамках совместного проекта с РВК «Практика создания корпоративных венчурных фондов в российских корпорациях».

Директор по инвестициям Фонда «ВЭБ Инновации», координатор секции «Малый бизнес и инвестиции» Клуба Анна Ненахова рассказала о текущей деятельности Клуба и о результатах опроса более 30 компаний по теме корпоративных венчурных фондов. По данным этого опроса только треть из ведущих корпораций России рассматривают возможность создания корпоративных венчурных фондов. Причина отсутствия мотивации – недостаточность конкурентного давления, неприоритетность задачи быстрого инновационного развития. Корпорации, даже уже задумывающиеся о создании фондов, не имеют представления по какой методике и как создавать фонд, в какой организационно-правовой форме и юрисдикции, как построить отбор проектов.

В помощь таким компаниям и будет развернута программа Клуба по подготовке пилотных команд, в рамках которой корпоративным менеджерам будет предоставлена подробная информация о создании и работе фондов, даны готовые методики, будет транслирован положительный опыт корпоративного венчуринга мировых компаний.

По мнению инвестиционного директора Bright Capital Ильи Павлова, корпоративные венчурные фонды в мировой практике уже входят в джентельменский набор корпоративных инструментов создания конкурентных преимуществ и являются действенным инструментом конкурентной борьбы. Не стоит забывать, что ресурсы на создание и поддержку корпоративного фонда ничтожны по сравнению с теми, что тратятся на внутренние проекты корпорации. Например, в венчурном фонде корпорации Total работает всего 6 человек, но зато они очень плотно входят в экосистему инноваций и в курсе всех мировых трендов, возможностей и перспективных направлений. У них разветвленная сеть связей, позволяющая найти «правильные» стартапы. По этим же принципам работают фонды и других корпораций, притом, что основные их внутренние контрагенты – даже не R&D директора, а скорее отделы стратегии и маркетинга. То есть они ближе к бизнесу, чем к науке. По сути, это корпоративный спецназ и инструмент встройки новых бизнесов в действующую компанию. По словам Павлова, в России надо начинать встраивать венчуринг в архитектуру ведущих корпораций уже сейчас, поскольку на отладку механизмов корпоративного венчуринга неминуемо потребуется время.

Директор консалтинговой группы VCG, бизнес-консультант и руководитель проекта НИУ ВШЭ Александр Семенов поделился своим взглядом на тренды развития отрасли венчурного инвестирования. Корпоративный венчуринг – это часть всей венчурной индустрии, поскольку, если стартап не поглощается самой корпорацией, то корпоративный фонд как и любой другой рано или поздно сделает «выход» из портфельной компании, а до этого привлекает раунды соинвестиций со стороны, то есть действует как и любой другой венчурный фонд. И поэтому, чтобы лучше понять тренд, надо смотреть на развитие отрасли венчуринга в целом. По его мнению в России отрасль венчурных инвестиций разделилась на два сегмента – ИТ и телеком, где «взрыв» уже происходит, и «промтех», где развитие медленное и поступательное. Поэтому и в корпоративном венчуринге будет наблюдаться трансфер инвестиционных подходов из ИТ сектора в сектор крупных промышленных корпораций, причем, трендмейкерами станут находящиеся на стыке этих двух сегментов Ростелеком и мобильные компании.

Директор по стратегическим инвестициям РВК Ян Рязанцев обозначил, что на сегодня не существует единого мнения относительно развитости венчурной индустрии в России – по его мнению, с одной стороны, привлечь деньги во многие проекты весьма сложно, тогда как с другой, эксперты говорят о большом прогрессе и росте числа сделок. Как итог, он предложил участникам более пристально рассмотреть динамику «посевных» инвестиций и их связь с корпоративным сектором, и попросил других участников охарактеризовать уровень развития «посевных» инвестиций.

Управляющий партнер компании AdjConsulting Андрей Зотов, считает, что с учетом страновых рисков, и рисков, органически присущих «посевной» стадии, эта форма инвестирования для России едва ли не наиболее сложна, эти риски – объективное препятствие к росту сектора «посева». Что же касается венчуринга в целом, то показатели сделок растут, принципиальное  намерение повышать конкурентоспособность страны в технологическом плане – явно реализуемая политика власти. Корпорации же не хотят создавать венчурные фонды  из-за того, что нет механизмов, которые позволили бы корпорациям видеть преимущества структурирования своих инвестиций в виде фондов. Сам механизм венчурного инвестирования российский бизнес понимает и принимает – предприниматели (главы корпораций и компаний)  делают рискованные инвестиции и без фондов.

Для того, чтобы решится на создание фонда, крупная компания должна увидеть, что от реализации проектов фонда могут снизиться затраты и вырасти прибыль. В тех же инвестиционных конструкциях, что возможно реализовать уже сейчас, эффекты слишком отложены, корпорация не видит прибылей в приемлемые сроки. В качестве эффектного примера был указан опыт Sumitomo – партнера ADJ. Опыт данной компании, которая имеет автономный венчурный фонд и где процент поглощения самой компанией проектов фонда меньше 10%, показывает выгодность такого механизма. По мнению Андрея Зотова, для российской корпорации создание одного венчурного фонда недостаточно. Нужен и корпоративный механизм «посевного» инвестирования, механизм внедрения инноваций в серийное производство. Только так корпорация сможет выиграть от инноваций.

Директор инвестиционной службы «Сколково» Эдуард Каналош порекомендовал обратиться за историями успеха к частному бизнесу. Он указал на то, что наукоемкий бизнес, занимающийся исследованиями и разработками и поставивший наукоемкую продукцию на поток, часто приходит к созданию собственного фонда с целью генерации новых идей. Он привел эффектный пример компании «Даурия», работающей  в сфере космических технологий, которая после нескольких лет обзавелась своим собственным венчурным подразделением Dauria Airspace.

На мероприятии также присутствовали представители фондов – Директор по венчурным инвестициям Дирекции инвестиционных проектов и программ ЗАО «Лидер» Константин Надененко и Директор Фонда региональных инновационных проектов АИРР Динар Насыров.

По мнению Константина Надененко, многие научно-поисковые задачи могут решаться обычными корпоративными подразделениями, и их роль не надо недооценивать. Корпоративный венчуринг нужен там, где разработка и инновации могут вырасти в самостоятельный бизнес. Динар Насыров рассказал о фонде, созданном с АИРР (у него есть корпоративный соинвестор), и о возможности применения новых механизмов финансирования, как, например, гарантийное обеспечение инвестиций.

Участники коллоквиума сошлись на том, что ведущим российским корпорациям необходимо пристальнее присмотреться к схеме корпоративного венчуринга и изучить все плюсы от запуска этой схемы. И если плюсы перевесят минусы – то запустить механизмы финансирования и начинать накапливать опыт. В качестве итога было отмечено, что Клуб директоров по науке и инновациям будет выступать в роли площадки для обсуждения проблематики корпоративного венчуринга, обмена мнениями между основными участниками рынка, для проведения мероприятий, нацеленных на повышения мотивации к венчурной деятельности среди менеджмента корпораций.

Что нужно знать бизнес-ангелу перед тем, как отдать деньги ​стартаперу → Roem.ru

«Венчур» в буквальном смысле означает «риск», и чтобы защитить свои вложения, начинающие инвесторы порой созывают едва ли не всех знакомых юристов и финансистов. Но, во-первых, такая свита с легкостью поглотит весь ожидаемый доход по сделке, попутно распугав стартаперов. А во-вторых, личное погружение в проекты не раз помогало нарастить прибыль. Вместе с инвесторами StartTrack мы составили список из семи вещей, которые необходимо четко знать до того, как вручить основателю стартапа первые деньги.

Как учесть специфику молодых компаний

В венчурные инвестиции приходят очень разными путями. Из 700 инвесторов, зарегистрированных на площадке StartTrack, большинство успели создать хотя бы один успешный бизнес или проработать несколько лет в финансовой сфере. Но почти все они, приходя в венчур, стараются приобрести дополнительные специфические компетенции. Если вы хотите получить все бонусы от взрывного роста стартапов, придется оценивать не столько текущее состояние бизнеса, сколько потенциал идеи и компетенции ее авторов. А это далеко не то же самое, что оперировать ценными бумагами или запускать компании в традиционных отраслях.

Какова ваша личная стратегия

От «перспективных» проектов на рынке разбегаются глаза. И чтобы не распылять внимание и деньги, на «нулевом» этапе стоит, прежде всего, определить свою инвестиционную стратегию. А именно – сколько денег планируется инвестировать, и проекты какой тематики в целом интересуют. Обычно даже опытные игроки выбирают то, что ближе лично им, то в чем они хорошо разбираются. И если вы изначально никогда не интересовались и не занимались, например, разработкой игр, не стоит так просто одному инвестировать в такие проекты. Если проект действительно вызвал живой интерес, лучше присоединиться к более опытному инвестору, следуя его логике. Он будет защищать свои деньги, а заодно поможет и вам.

Как создать «воронку» потенциальных инвестиций

Предварительный отбор проектов – задача не столько сложная, сколько трудоемкая. «Воронку», через которую к инвестору будут поступать заявки, необходимо правильно организовать и систематизировать ее работу. Отсматривать тизеры проектов и производить первичный отсев можно и самостоятельно – многие наши инвесторы успешно с этим справлялись и до появления площадки StartTrack, хотя и тратили на это значительно больше времени.

Где же лучше искать проекты? Для этого есть смысл задействовать свои старые деловые связи и непрерывно расширять список контактов участвуя в специализированных мероприятиях, форумах и конференциях, их сегодня проходит довольно много, в том числе и в онлайн. Но стоит быть готовым к тому, что 99% заявок на разных этапах отправится в корзину, а до заключения сделки дойдет в самом лучшем случае 1%. И, скорее всего, самые интересные проекты вы найдете с помощью других инвесторов.

Как оценить «проект будущего»

Инвестор просто обязан сам уметь считать, в противном случае кто-нибудь посчитает за него. Элементарные навыки финансового моделирования и оценки рынков необходимы любому участнику венчурного рынка. Но, поскольку зачастую речь идет о принципиально новых продуктах и нишах, нужно быть готовым двигаться в некотором смысле на ощупь. И при необходимости оценивать не только привычные, базовые финансовые показатели, но и буквально все, что только можно посчитать в проекте на текущий момент, и одновременно с этим лучше самостоятельно смоделировать варианты будущего этого проекта, и положительные и негативные сценарии. Скажем, часто игроки принципиально не интересуются проектами, рассчитанными на маленькие рынки: если инвестор ждет взрывного роста, ему нужен фаундер с соответствующими амбициями, он должен сам это понимать, видеть больше чем на год-полтора вперед.

Кто получит ваши деньги

В венчуре «человеческий фактор» на порядок важнее, чем в любой корпорации. Это первое, что замечают инвесторы, которых мы на вечерних курсах знакомим с алгоритмами работы с проектами. Чем опытнее игрок, тем он дотошнее к персоналиям. Некоторые, например, откажутся давать займ, если узнают, что фаундера регулярно штрафуют за превышение скорости. Стандартный due dill в венчуре – это довольно глобальная проверка на честность. Идет не просто анализ управленческой и финансовой отчетности. Нужно разбираться, какой бэкграунд у основателя, нет ли у него склонностей что-то скрыть или переврать, а у проекта – некомфортных инвесторов.

Как жить с фаундером

На этапе структурирования сделки инвестор и фаундер фиксируют свою систему взаимоотношений сразу на несколько лет вперед. Причем в условиях довольно высокой неопределенности. Поэтому права и обязанности сторон прописываются до мелочей: как согласовывается текущий бюджет и контролируется состояние счета, куда направляется выручка, и, что особенно важно, какие полномочия получает инвестор в управлении проектом, в каком и виде и когда он получает отчетность.

Здесь, с одной стороны, не обойтись без сильного юриста. С другой – свод правил лучше строить исходя из собственного здравого смысла и представления о том, как и в чем инвестор и фаундер могут помочь друг другу. Но если вы не готовы действительно заниматься операционной деятельностью проекта, то и не обещайте этого, иначе сами потом пожалеете, получая вполне обоснованные претензии о невыполненных обещаниях от основателей.

Как попрощаться с проектом

Тут возможно несколько ситуаций. Так как большинство проектов в большой бизнес не превращаются, то вам нужно заранее подумать как и в каком формате вы спишите эту инвестицию. Просто откажетесь от доли, или примите участие в продаже мебели и оборудования, «технологии» или клиентской базы, пытаясь вернуть хоть что-то. Берегите нервы, решите это заранее.

Ну а в случае успешного роста, вы тоже можете оказаться в разных ситуациях. Например, вы профинансировали компанию на ранней стадии, когда еще совсем маленькая, а после вас через год зашел фонд, размыл вашу долю и навязал такие условия, что в финале он может забрать почти всю прибыль как у вас так и основателей. Чтобы этого избежать, нужно сразу работать с очень опытными юристами, помогающими оформить сделку, хорошо понимающими текущую практику и механизмы венчурного рынка.

На практике вы можете рассчитывать на несколько вариантов успешного выхода. Самые распространённые и вероятные, когда вас выкупит крупный инвестор следующего раунда, — что возможно при уверенном и значительном росте проекта, — или когда вам предложит выкупить вашу долю сам основатель. Возможно, и это тоже не редко бывает, в том числе на российском рынке, проект выкупит стратег – крупная компания заинтересованная в покупке технологий или компетенций. Так уже поступали такие компании как Qiwi, «Яндекс», Ростелеком, АФК «Система», крупные страховые компании. Сегодня это становится очень популярной идеей в большом бизнесе. И конечно не стоит верить в рассказы про IPO, если только вы не инвестируете в глобальную компанию активно захватывающую американский рынок, в России механизм выхода на биржу работает очень редко, сказывается незрелость нашего фондового рынка.

Чтобы быстрее понять особенности венчурного финансирования, лучше присоединяться к другим инвесторам и синдикаторам. Это с огромной долей вероятности снизит ваши риски и принесет лучшие результаты.

Недостаточно верить в венчур — надо развивать инфраструктуру

— Наталья, давайте начнем с цифр. Сколько всего проектов отобрано на первой стадии и сколько попало на акселерацию в Москве?

— Поскольку ранее Сбербанк не занимался акселерацией, мы думали, что первая волна соберет максимум 500 заявок, но поступило более 800. После первичного отбора осталось 160 заявок, которые прошли оценку инвестиционными департаментами Сбербанка и подразделениями, развивающими экосистему Сбербанка, воронку 500 Startups и анализ со стороны наших партнеров, которые смотрели на компании с точки зрения дальнейшего сотрудничества, а именно возможности войти в капитал или сделать совместный проект. Также мы привлекли локального партнера — бизнес-инкубатор НИУ-ВШЭ, они оценивали каждую команду с точки зрения финансовой аналитики. В финале у нас получился топ-30.

 

Наталья Магидей, Сбербанк. Фото: Сбербанк

 

— В США поедет только семь проектов. Это ваша квота или таков потолок инвестиций, на которые готов Сбербанк в этой программе?

— Это условие для естественной конкуренции. Если бы мы решили выбрать 15 или 20 победителей, то каждая команда могла бы подумать: «Наверняка я попаду в Долину, ведь шанс два к одному». Сейчас они понимают, что только четверть поедет в США, и это их стимулирует работать лучше, выкладываться по полной. Если достойными поездки в Кремниевую долину окажутся 10 команд и мы не сможем выбрать из них лучших, то поедут все 10, и наоборот, если лучшими станут 6, а не 7, то полетят шесть… Мы сфокусированы не на количестве, а на качестве.

— Хотелось бы услышать разбивку по анонсированным направлениям. Чем вызвана популярность некоторых?

— В большей части проектов предлагают решения на базе искусственного интеллекта. Второе место занимают облачные b2b-решения. Дальше примерно в одинаковой пропорции, идут проекты из сферы e-commerce, e-health, Интернета вещей. Также интерес вызывают маркетплейсы.

 

 

— Реально ли было вступить в программу с производственным стартапом?

— Конечно, реально, и у нас на площадке есть несколько команд, которые занимаются разработкой подобных решений. Например, устройство, похожее на напольные весы, которое благодаря сканированию тела человека, позволяет создать его 3D-клон. У такого 3D-клона масса вариантов использования, и сначала ребята из команды думали над тем, чтобы на основании 3D-клона анализировать спортивную форму каждого человека и в зависимости от этого давать рекомендации. Но в течение акселерации у проекта случился пивот (так называется изменение продукта: его сути, целевой аудитории, бизнес-модели и т.д.), и сейчас команда склоняется к тому, чтобы благодаря устройству клиент мог подгружать свою 3D-проекцию на сайты одежды и перед покупкой оценивать, как эти вещи смотрятся на нем, чтобы не потратить деньги зря. Texel, «Умная примерочная» — так сейчас называется этот проект. Он входит в топ-10 лучших сканеров тела в мире, по версии французского агентства Aniwaa.

Еще есть проект «i-Brain», нейроинтерфейс с искусственным интеллектом для восстановления движений после инсульта и травм мозга. Интерфейс распознает воображаемые движения по сигналам мозга и превращает их в реальные движения у героев в специальных компьютерных играх. Таким образом, человек тренирует и восстанавливает нарушенные двигательные функции. Запущены пилотные коммерческие проекты в нескольких клиниках Москвы и Санкт-Петербурга.

— Обязательна ли интеграция в экосистему Сбербанка для участников акселератора?

— Найти точки соприкосновения за время акселерации крайне желательно для обеих сторон: и для стартапа, так как для него Сбербанк — крупный заказчик и инвестор, и для Сбербанка, потому что ему интересны новые направления и продукты для собственной экосистемы. При этом, если не получится найти точки соприкосновения со Сбербанком, мы готовы помочь стартапам в поиске потенциального заказчика среди партнеров акселератора, а это — более 20 крупных корпораций. Конечно, оптимальным будет вариант, когда стартапом заинтересуются и Сбербанк, и корпоративные партнеры акселератора.

Банк всегда считает деньги, но в венчурной индустрии «период подсчета» зачастую наступает через 7–10 лет

Мы много работаем в этом направлении и помимо обучающей программы каждую неделю устраиваем какие-то необычные мероприятия, связанные с нетворкингом и развитием проектов наших стартапов. Например, две недели назад мы устроили вечер партнеров. Все партнеры акселератора, например Департамент информационных технологий Москвы, «Вымпелком», «Магнит», «Северсталь», «Рамблер», МТС, слушали 30-секундные питчи команд и после этого подходили знакомиться с ребятами поближе. В итоге кто-то уже договорился о сотрудничестве, и это очень важная часть нашего проекта: в акселераторе Сбербанка и 500 Startups импульс для развития бизнеса получают не только финалисты, а все участники.

— А какой главный интерес у Сбербанка в этом мероприятии? Ведь банк всегда считает деньги.

— Банк считает деньги, но в венчурной индустрии «период подсчета» зачастую наступает через 7–10 лет. Мы это прекрасно понимаем и соглашаемся с условиями и потенциальными рисками. Мы хотим вывести предпринимательство в России на новый уровень и считаем, что Сбербанку это под силу. Вполне возможно, что первые несколько лет у нас, скорее всего, будут высокие издержки с минимальным результатом, но мы хотим дать нашим участникам уверенность в том, что в стране есть сильный игрок, который поможет развиваться и с точки зрения образования, и с точки зрения расширения дистрибуции через собственную систему и экосистему партнеров, и с точки зрения поиска сильных инвесторов.

— По какой методике вы оцениваете потенциал монетизации?

— Основным условием было наличие MVP-продукта и реальных продаж. Оригинальная программа 500 Startups рассчитана именно на масштабирование продукта, а не на его разработку. Соответственно нам было очень важно, чтобы спрос на продукты команд был подтвержден на рынке и чтобы в рамках акселератора стартапы могли сосредоточиться именно на масштабировании.

— Сколько отсеялось стартапов именно из-за отсутствия первых клиентов и MVP?

— У нас было обязательное условие, чтобы MVP имелось хотя бы в зачатке. Из 843 заявок только 87 команд еще не выпустили минимальную версию работающего продукта, у остальных они уже были запущены.

— Что можно посоветовать тем, кого вы отсеяли на этом этапе?

— Пройти акселератор для стартапов, находящихся на более ранней стадии развития, в других институтах, например в бизнес-инкубаторе ВШЭ. Такие программы очень сильно меняют сознание команд. Многие понимают, что нужно развернуться на 180 градусов.

 

Наталья Магидей, Сбербанк. Фото: Сбербанк

 

— Проект 500 Startups во многом опирается на посевных инвесторов и бизнес-ангелов. В России этот тип инвесторов очень скромно распространен по сравнению с Западом. Почему? Как изменить ситуацию?

— Для того чтобы продвинуть тему акселерации и венчурных инвестиций на уровне страны, недостаточно самому стать лидером в этой индустрии. Нужно создать благоприятную среду, на которой будет расти и развиваться эта область. Не хочу забегать вперед, но мы планируем вовлекать в историю венчурных инвестиций все больше игроков. Уже сейчас помимо работы в рамках акселерации 500 Startups проводят программу обучения по венчурным инвестициям для наших 20 топ-менеджеров.

— Реально ли в перспективе организовать в России площадку-акселератор, аналогичную американской? Какие препятствия могут быть на этом пути?

— Сейчас рано об этом говорить, потому что в России пока не готова инфраструктура. Чтобы подобный акселератор хорошо работал в нашей стране, нужен такой же спрос на стартапы, как сейчас, например, в США. В Америке в год заключается несколько тысяч венчурных сделок, а у нас — несколько сотен. Чтобы подобную программу сделать в России, нужно в несколько раз увеличить количество активных инвесторов и бизнес-ангелов и уже после этого создавать действительно классный акселератор, выпускников которого эти инвесторы разбирали бы.

— Вы интересовались у 500 Startups, как они оценивают текущий уровень наших стартапов?

— Это был первый вопрос, который мы им задали. Стартапы, которые сейчас в топ-30, сильно превзошли их ожидания. У российских стартапов очень мощная IТ-составляющая, но значительные проблемы в маркетинге и продажах.

В Америке в год заключается несколько тысяч венчурных сделок, а у нас — несколько сотен

Судите сами: только собираясь знакомить рынок с нашими стартапами, мы попросили все команды описать свой проект в одном предложении и потом долго доказывали им, что формулировка «Мы — автоматизированная система для персонализации инновационных бизнес-процессов…» инвестора не зацепит. После нескольких недель акселерации у команд наблюдается значительный прогресс в самопозиционировании и разговоре с инвесторами и заказчиками на одном языке.

— Все стартапы физически располагаются в одном большом коворкинге. Возможны ли какие-то формы кооперации между ними?

— У нас со стартапами традиция каждую пятницу собираться и обсуждать новости: планы и достижения за прошедшую неделю, вызовы и неудачи, ошибки и уроки. Через две недели после старта мы заметили, как команды начали предлагать друг другу помощь, если что-то не получается. Например, CIO предлагают разобраться в багах кода. Или один из со-основателей стартапа в прошлом был юристом по международным сделкам, он консультирует команды по вопросам, связанным с международным правом. Ну и, конечно, многие стартапы обзавелись новыми клиентами в лице друг друга.

Кроме кооперации между стартапами мы стараемся развивать коллаборацию между двумя IT-проектами Сбербанка: «Акселератором» и «Школой21». Мы находимся в одном здании с громким проектом Сбербанка — всемирно известной школой программирования «Школа21. По понедельникам, когда в «Акселераторе» проходят лекции, мы зовем на них студентов «Школы21» — ведь это уникальная возможность вживую послушать таких интересных и известных специалистов, как, например, Тристан Поллок, американский предприниматель, венчурный инвестор, который входит в мировой список Forbes «30 до 30». Студенты из «Школы21» приходят с удовольствием, и мы думаем, что стартапы скоро будут «приглашать» к себе в команды самых талантливых ребят.

— Когда определятся финалисты?

— На демо-дне, который пройдет в феврале в Москве. На него мы пригласим большое количество партнеров, инвесторов, бизнес-ангелов, а также журналистов.

Сейчас стартапы ушли на каникулы (на каникулы они ушли с большой домашней работой по развитию собственных проектов), а в январе их ждет вторая часть обучения. В финале программы каждая команда подготовит двухминутный питч о себе и расскажет, каких результатов они сумели достичь за время акселерации. Команды поборются за внимание и заказы крупных корпораций и деньги многочисленных инвесторов.

СПРАВКА

В 2018 году Сбербанк запустил свой акселератор стартапов. Партнерами в проекте стали известные американские эксперты из акселератора 500 Startups и еще 25 крупных компаний и инвестиционных фондов. 500 startups является признанным международным акселератором, который выпустил уже более 2000 команд, среди них всемирно известные «единороги» Dropbox, Grab, Credit Karma, Twilio, MakerBot, WildFire, Be, Simple. В рамках проекта 500 Startups обучают российских IT-предпринимателей бизнес-практикам мирового уровня.

Конкурс новых предприятий мощностью

ГВт | Университет Джорджа Вашингтона

 

Создавайте свои идеи, общайтесь с экспертами и отправляйтесь в финал.

Выиграйте 500 000 долларов наличными и призами.

500 000 долларов США

Призовой фонд более полумиллиона долларов

125 000 долларов США

Денежные призы нескольким победителям

 

 


Подайте заявку на участие в конкурсе новых предприятий 2022 года

Конкурс GW New Venture (NVC) предоставляет каждому студенту, преподавателю, персоналу и выпускникам GW реальный образовательный опыт в области разработки, тестирования и запуска собственных стартапов, бизнеса и социальных предприятий.Конкурс открыт для каждого студента GW по одному из трех направлений: New Ventures, Technology Ventures и Social Ventures.

В 2022 году мы присудим победителям более 500 000 долларов США в виде призов , в том числе 125 000 долларов США наличными  .

Заявки принимаются до 2 февраля 2022 г., в 13:00 по восточноевропейскому времени.

 

2022 Заявки закрыты

 

 

 


Открыто для всех студентов GW! Да, каждый студент!

Команда, занявшая 4-е место в 2018 году — Sassy Paints

Независимо от того, обучаетесь ли вы по программе на полный или неполный рабочий день, учитесь на бакалавриате или магистратуре или являетесь иностранным студентом, вы можете стать частью GW NVC! Предварительный опыт не требуется.

Узнайте, каково это участвовать, посмотрев видеоролик NVC Experiment Video .

 

 

 

 

 

 

 

Узнайте больше о GW NVC         

Как это работает

Являетесь ли вы опытным предпринимателем или просто мечтаете о новой идее, в нашем конкурсе найдется маршрут для всех. Узнайте, как работает NVC, планируйте успех, получайте отзывы и соревнуйтесь, чтобы победить.

Призы и признание

Ваше видение вашего бизнеса может стать реальностью с этими невероятными призами. Возможность выиграть денежные призы, получить признание от GW, подтверждение от экспертов-предпринимателей и сеть контактов, которую вы собираетесь построить, помогут воплотить вашу идею в жизнь.

Истории успеха

Наши прошлые победители и участники преуспели в области предпринимательства, бизнеса и социального предпринимательства.Узнайте больше об их историях и получите мотивацию, чтобы стать одним из следующих великих наследников конкурса!

Не готов? Мы получим это.

Может быть пугающе начинать разрабатывать бизнес-план, если вы никогда раньше этого не делали!

К счастью, у нас есть увлеченная и преданная своему делу команда сотрудников и тренеров, которые готовы ответить на ваши вопросы и помочь вам решить, подходит ли вам возможность этого года.

 

У нас есть ресурсы, чтобы помочь вам

Узнайте, что значит участвовать 

Узнайте, каково это участвовать в конкурсе GW New Venture.

 

 

Cooks Venture объявляет о привлечении 50 миллионов долларов от PIUS

DECATUR, Арканзас. – (BUSINESS WIRE) – Cooks Venture, независимая генетическая компания, занимающаяся птицеводством, выходит на рынок, где потребители требуют более качественного мяса, сегодня объявила о привлечении 50 миллионов долларов финансирования от пионера застрахованного финансирования технологий PIUS. . Cooks Venture также является крупнейшей птицеводческой компанией в Америке, занимающейся регенеративными методами ведения сельского хозяйства, и единственной птицеводческой компанией, интегрированной в собственную племенную линию.Объект, созданный PIUS и основанный на его оценке интеллектуальной собственности (ИС) Cooks Venture, в первую очередь собственной породы бройлеров, позволит компании расширить свою генетическую программу и продолжить создание инфраструктуры.

«Работая с PIUS и используя его финансирование, поддерживаемое интеллектуальной собственностью, Cooks Venture имеет возможность стать ведущим медленно растущим производителем бройлеров в мире и самой привлекательной и конкурентоспособной компанией в области генетики птицы», — сказал Мэтью Вадиак, генеральный директор и основатель Cooks Venture. .«Финансирование в размере 50 миллионов долларов поможет Cooks Venture значительно увеличить наши генетические активы и стратегическую реализацию, что является кульминацией 12-летних исследований и разработок, улучшая тем самым благополучие животных и поставляя более питательную и ароматную курицу, наиболее потребляемое мясо в США. мир.»

Cooks Venture борется с отсутствием генетического разнообразия и последующими проблемами со здоровьем и благополучием, вызванными системным инбридингом коммерческих цыплят-бройлеров. Запатентованная племенная линия компании, Pioneer, специально выведена таким образом, чтобы расти медленнее, с более сильной иммунной системой, чем у обычных птиц, при этом отдавая предпочтение питательным качествам и вкусу, в результате чего получаются крепкие цыплята-бройлеры с эффективным обменом корма за счет улучшения здоровья кишечника.

Крупнейшее независимое научное исследование бройлеров, недавно проведенное Университетом Гвельфа, включает бройлерную линию и родительское поголовье Pioneer от Cooks Venture в краткий список пород, соответствующих новым стандартам Глобального партнерства по защите животных. Список включает лишь небольшое количество пород, что составляет менее 1% производства в США. Cooks Venture Pioneer — единственная коммерчески жизнеспособная порода в списке и единственная одобренная порода, не принадлежащая к двум объединенным генетическим конгломератам, которые доминируют более чем на 99% рынка США.Эти новые стандарты GAP и последующий список утвержденных пород бройлеров являются в настоящее время единственными породами, одобренными для участия в программе Better Chicken Commitment, которую подписали более 200 крупных пищевых компаний. Генетическое разнообразие в линиях домашней птицы через финансируемые независимые селекционные компании становится все более важным из-за чрезмерной консолидации индустрии генетики домашней птицы.

«Из обширной оценки Cooks Venture, проведенной PIUS, становится ясно, что интеллектуальная собственность компании может конкурировать только с ее потенциалом долгосрочного устойчивого воздействия», — сказал Джо Агиато, генеральный директор PIUS.«Благодаря более чем десятилетним исследованиям породы пионеров Cooks Venture доказывает, что пища, которую мы едим, может и должна питать как наш организм, так и планету. Команде PIUS выпала честь сыграть роль на следующем этапе роста Cooks Venture, и мы все с нетерпением ждем, как они произведут революцию в птицеводстве».

PIUS предоставляет собственный страховой продукт технологическим компаниям на стадии роста, чтобы обеспечить лучшие и более гибкие варианты финансирования без разводнения путем страхования стоимости долга на основе оценки PIUS интеллектуальной собственности компании.Общая стоимость капитала обычно составляет менее 10%, включая стоимость страховки, без гарантий, дополнительных комиссий или штрафов за досрочное погашение. В рамках программы PIUS Clip Notes PIUS обеспечивает страхование, привлекает источник капитала через институциональных инвесторов и отслеживает транзакцию, предоставляя комплексное решение.

О предприятии Cooks

Cooks Venture — вертикально интегрированная компания, занимающаяся племенным животноводством и сельскохозяйственными технологиями AgTech, которая занимается более здоровыми животными и регенеративным сельским хозяйством, включая действительно прозрачную цепочку поставок для потребителей во всем мире.Компания Cooks Venture, основанная Мэтью Вадиаком, стремится переосмыслить животноводство и птицеводство, продвигая регенеративное сельское хозяйство на всех уровнях, предоставляя семьям более здоровую пищу исключительного качества и вкуса. Cooks Venture — сертифицированная компания Global Animal Partnership, сертифицированная гуманная и проверенная компания, не содержащая ГМО. Cooks Venture работает с Food ID, чтобы подтвердить их заявление об отсутствии антибиотиков с помощью научных данных, а не письменных показаний. Для получения дополнительной информации посетите сайт cooksventure.com.

О PIUS

PIUS Limited, LLC предлагает собственный страховой продукт для растущих технологических компаний, который использует интеллектуальную собственность (ИС) компании в качестве залога.Застраховав кредит на основе оценки ИС компании, PIUS помогает увеличить сумму кредита по более выгодным ставкам, перекладывая риск с кредитора на страховщика. PIUS является управляющим генеральным агентом (MGA) и обеспечивает более полное покрытие, чем другие полисы, благодаря своей программе страхования остаточной стоимости. Для получения дополнительной информации посетите https://piusre.com.

Около

Институт региональных исследований Силиконовой долины является исследовательским подразделением совместного предприятия Силиконовой долины и находится в организации.Темы исследований сосредоточены на экономических проблемах и проблемах общественного здравоохранения в Силиконовой долине и районе Большого залива, а также на более широких региональных проблемах.

Институт проводит исследования, которые поддерживают программные области совместного предприятия, управляет различными региональными ресурсами в интересах общества и регулярно предоставляет сообществу поток исследовательских продуктов. Институт также проводит работы на договорной основе, начиная от запросов на заказные данные и заканчивая полноценными исследованиями.

Публикации

Индекс Силиконовой долины — это ежегодная центральная публикация совместного предприятия.Он подготовлен Институтом при участии дополнительных организаций, руководителей и академических партнеров. Индекс Кремниевой долины доступен в двух форматах: в виде статического документа в формате PDF и в виде интерактивной панели данных на веб-сайте индикаторов Кремниевой долины.

Институт также регулярно распространяет новые данные через выпуски новостей и постоянно публикует исследовательские обзоры и отчеты по различным темам. Публикации Института доступны на странице «Публикации» веб-сайта Совместного предприятия и в разделе «Специальные отчеты» веб-сайта «Показатели».

Лидерство

Рассел Хэнкок, доктор философии, одновременно является президентом и генеральным директором совместного предприятия Silicon Valley, а также президентом Института региональных исследований Кремниевой долины. Он также работает на факультете программы государственной политики в Стэнфордском университете. Рэйчел Массаро является директором по исследованиям Института, и ей помогает сеть филиалов с широким спектром знаний, включая рабочую силу, региональную экономику, транспорт, государственную политику, чистую энергию, динамику бизнеса и многое другое.

Для получения дополнительной информации о группе исследователей Института посетите страницу сотрудников совместного предприятия.

Вступить в институт

Институт можно нанять для работы над большими и малыми проектами, включая сбор пользовательских данных, анализ и отчетность.

Отчеты об исследованиях

Отчеты об исследованиях создаются на основе беспристрастной независимой экспертизы, включая строгий процесс рецензирования.

Команда предлагает идеи по различным темам, в том числе:

  • Демография
  • Тенденции занятости
  • Доход, богатство и самодостаточность
  • Венчурный капитал, слияния и поглощения и IPO
  • Внедрение чистых технологий
  • Жилищная и нежилая застройка
  • Транспорт
  • Образование
  • Общественная безопасность
  • Здоровье и благополучие
  • Землепользование
  • Финансы местных органов власти (города Силиконовой долины, 2007 г. – настоящее время)
Исследования экономического воздействия

Институт также предлагает подробные исследования экономического воздействия запланированных проектов, политик или существующей коммерческой деятельности.Узнайте больше об этих исследованиях.

Запросить дополнительную информацию

Связаться с институтом

Свяжитесь с Институтом по основному телефону совместного предприятия или по телефону (408) 298-9330.

Venture Academy

+ Каков демографический состав студентов и сотрудников?

Venture состоит из 95% малообеспеченных, 33% изучающих английский язык, 25% sp. Эд. Демография студентов: 60% латиноамериканцы, 8% американцы. В., 25 % афроамериканцы, 5 % европеоиды, 2 % 2 и более рас.

+ КАКОВ СРЕДНИЙ НАБОР КЛАССА?

В классе 30–35 учеников, есть возможность обучения в небольших группах. Как правило, на каждые 15 учеников приходится 2 учителя, а в некоторых классах — 3 учителя на 10 учеников.

+ ПРЕДОСТАВЛЯЕТЕ ЛИ ВЫ ТЕХНОЛОГИИ СТУДЕНТАМ?

Каждый учащийся может получить компьютер IE Chromebook или Lenovo.

+ МОГУ ЛИ МНЕ ПОСЕТИТЬ ЗДАНИЕ?

Да, в настоящее время мы предлагаем личные туры, безопасные для COVID-19, а также виртуальные туры по объектам.

+ КАКИЕ ВАШИ ПЛАНЫ НА ОСЕНЬ? РАССТОЯНИЕ? ГИБРИДНЫЙ?

Venture будет проходить дистанционное обучение (remote) в течение первых 5 недель.

+ ПРЕДЛАГАЕТЕ ЛИ ВЫ АВТОБУСНЫЕ УСЛУГИ?

Да, в дополнение к другим местам проживания в индивидуальном порядке, а также бесплатным проездным на автобус/поезд для общественного транспорта.

+ ВЫ ПРЕДЛАГАЕТЕ БЕСПЛАТНЫЙ ОБЕД?

Да

+ ВЫ ПРЕДЛАГАЕТЕ ОБЕД ВНЕ КАМПУСА?

Да, для квалификационных юниоров и взрослых.

+ ПРЕДОСТАВЛЯЕТЕ ЛИ ВЫ СПЕЦИАЛЬНЫЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ УСЛУГИ?

Да.

+ ПРЕДОСТАВЛЯЕТЕ ЛИ ВЫ ТЕРАПЕВТИЧЕСКУЮ ПОДДЕРЖКУ ДЛЯ СТУДЕНТОВ SPEED, ТАКАЯ, КАК ТРУДОТЕРАПИЯ, ЛЕГО?

Да.

+ ПРЕДЛАГАЕТЕ ЛИ ВЫ СИСТЕМУ ДЛЯ ВОЗМЕЩЕНИЯ КРЕДИТОВ?

Да, мы предлагаем индивидуальную программу восстановления кредита.

+ КАК РАБОТАЮТ СТАЖИРОВКИ?

Учащиеся посещают факультативные занятия, которые обучают их профессиональным навыкам и помогают им раскрыть свои интересы. У них есть возможность выйти в сообщество и учиться у работающих профессионалов.Оттуда они могут искать стажировку, если захотят!

Средняя школа: театр, физкультура, искусство, бесплатные внеклассные программы

Средняя школа: искусство, дизайн, здоровье, тренажерный зал, театр, тренажерный зал, театр, продвинутое искусство размещения, звукозапись, кинопроизводство, информатика и множество других основных предметов по выбору.

Отставить комментарий

Обязательные для заполнения поля отмечены*