Варианты стартапов: Страница не найдена — Бизнес-журнал B-MAG

Содержание

Десять тем WordPress, необходимых для малого бизнеса и стартапов — Новости

Если сайт внешне будет привлекать пользователей, то благодаря этому могут увеличиться и продажи. Хорошая готовая тема может помочь сделать ресурс намного более успешным. Достаточно подобрать удачный вариант с нужными функциями, чтобы развивать стартап или малый бизнес.

Be Theme подходит как для стартапов, так и для малого бизнеса. Она получила массу полезных функций. Здесь есть более двухсот предварительно созданных ресурсов. Они охватывают множество актуальных ниш. Также в теме присутствует множество шорткодов, которые избавят от надобности кодировать. Они могут пригодиться пользователю для работы.

The Core — это отличный вариант для ВордПресс. В нем есть 20 примеров веб-сайтов, а также он подходит и для веб-дизайнеров. Пользователь вместе с темой получает доступ к урокам в виде видео в немалом количестве, хорошей документации и возможности связываться с техподдержкой круглосуточно через электронную почту.

Тема Oshine предлагает пользователям множество возможностей. Она идет с 27 демонстрационными видео. С ее помощью намного проще создать веб-сайт не только действительно впечатляющий, но еще и актуальный. Все действия делаются в один щелчок.

Для малого бизнеса или стартапа Houzez является отличным вариантом, так как тема отличается гибкостью и функциональностью. Она обязательно приглянется риелторам или агентствам недвижимости. В теме собраны все необходимые функции, которые будут полезны при работе.

Uncode приглянется широкой аудитории пользователей. Она хороша для электронной коммерции, блогов, журналов, агентств и других категорий. Эта тема представляет собой многофункциональный инструмент.

Для малого бизнеса и стартапов также можно обратить внимание и на тему под названием Ultra. С ее помощью создать веб-сайт можно довольно просто. Здесь используется модульный подход, а также готовые дизайны строк.

Тема The Gem позволяет создавать не просто веб-сайты для начинающих, но еще и бизнес-сайты. Здесь пользователя ожидает отлично проработанный набор инструментов, который понадобится при работе. Здесь есть более ста демонстрационных страниц, настройки навигации, гибкие макеты страниц и многое другое.

Kleo пригодится для создания сайта для малого бизнеса или стартапа. Можно начать использовать бесплатно, перед тем как оплачивать, чтобы ознакомиться с темой. С ней легко работать всего в один щелчок мыши. Тема многоцелевая и очень актуальная.

Не стоит обходить вниманием и Kallyas. Ведь тема всегда была одной из самой продаваемых для ВордПресс. Она предлагает пользователю массу возможностей и функций, которые весьма актуальны.

Большим плюсом Infinite можно считать то, что сперва доступно ознакомиться с его демоверсией. Для этого можно просмотреть несколько демонстраций. Тема предполагает комплексное решение для каждого разработчика, поэтому стоит обратить на нее внимание.

Вывод

В данной подборке есть немало хороших вариантов, которые могут стать весьма полезны. Достаточно подобрать одну из них, чтобы она помогла в работе и приносила только самый лучший результат.

Если вы не хотите вникать во все тонкости создания сайта и развития бизнеса, то команда NixSolutions готова помочь в этом. Благодаря специалистам высочайшего уровня смогут оперативно выполнить необходимые задачи, использую передовые технологии и свой богатый опыт. Также здесь вы найдете услуги IT-консалтинга, техподдержки, бизнес-анализа и др.

От Кипра до США. Куда переезжать российским предпринимателям со своим стартапом (и что для этого нужно): Выживание — Секрет фирмы

Фасилитаторы получают ежедневно целую гору писем и запросов и просто не читают длинные письма или не смотрят длинные презентации. Поэтому советую сделать короткий и внятный питч, в котором будет отражена вся суть проекта в пяти-шести слайдах.

Написать короткий текст, не более одного листа, где будет указана основная идея, задумка и главное конкурентное преимущество проекта. Именно его и рассылать вложением в письме к фасилитаторам. Если вам всё равно не отвечают — идите в LinkedIn: большинство компаний-фасилитаторов обитают именно там и отвечают на запросы охотнее.


США: американская мечта для состоявшихся стартапов

Большинство ведущих технологических компаний родились в Америке. Кремниевая долина — мечта многих предпринимателей. В 2021 году американские стартапы получили инвестиции на сумму $330 млрд, поставив новый рекорд: в 2020 году цифра была в два раза меньше. Перспективность рынка очевидна.

Но у американской мечты есть подводные камни: высокие расходы на бизнес и жизнь, включая поиск и оплату труда местных сотрудников. Система налогообложения сложна, и в целом с едва-едва зарождающимся стартапом релоцироваться в Штаты неразумно. Только если бизнес-модель уже протестирована на международных рынках и показала отличную жизнеспособность.

Перебраться в США можно двумя способами. Первый — Visa О-1: для талантливых специалистов, у которых есть награды, победы в профессиональных конкурсах, упоминания в СМИ и собственные публикации в профильных журналах, значимая должность в крупной компании. Виза O-1 выдаётся на 3 года и позволяет развивать собственный стартап. Владелец такой визы может перевезти с собой семью: супруг(а) и дети младше 21 года должны получить визы O-3. Важно: права работать в Штатах O-3 не даёт — только учиться. Решение по визе O-1 госорганы принимают в течение 2–3 месяцев.

Требования: для визы O-1 нужно соответствовать хотя бы трём из восьми обязательных критериев. Зато квот нет, поэтому не нужно переживать за конкуренцию. Также необходим работодатель, который подтвердит, что приглашает вас как соискателя. Но для фаундера достаточно зарегистрировать в США компанию на своё имя.

Документы на визу O-1:

Второй способ релокации в Штаты — виза EB-1: она бессрочная, предназначается для предпринимателей с бизнес-опытом. Сразу после получения EB-1 человек получает грин-карту (фактически это ПМЖ), оплатив сбор в размере $220. И через 5 лет можно претендовать на американское гражданство. Супруги обладателя EB-1 получают право на работу в США по иммигрантскому статусу E-14 или E-15. Но средний срок рассмотрения заявки на EB-1 — 6–12 месяцев.

Требования: необходимо соответствовать 3 из 10 критериев — например, опубликованные материалы о вас в профессиональных отраслевых изданиях или крупных СМИ, награды на профессиональных мероприятиях или премиях, доказательства членства в релевантных сообществах. А также необходимо подтвердить, что вы планируете работать в области своей профессиональной компетенции. Можно податься на эту визу уже после получения O-1.

Документы на визу E-1:

Плюсы: венчурные инвестиции в США ежегодно бьют рекорды — столько денег в условной Европе привлечь сложнее. Крупнейшие фонды — Sequoia Capital, Andreessen Horowitz, Benchmark, Index Ventures — также американские. И в целом стартап-экосистема развита до сумасшедшего уровня.

Особенности: помимо того что полёты в Америку сейчас, в условиях закрытого неба, превращаются в целое приключение, в России больше не выдают визы в США. Подавать заявление придётся в другой стране. Также стоит досконально изучить правила ведения бизнеса в каждом штате, потому что от этого зависят, например, налоги.

Испания: комфортные условия, но строгий отбор

По уровню развития стартап-культуры Испания пока уступает Великобритании и Франции, но правительство стремится привлекать таланты и инновации. В 2021 году появился закон о стартапах, который облегчил административные процедуры и снизил бюрократию для предпринимателей. В общих чертах он сократил налоговую ставку на прибыль, увеличил базу вычета для инвестиций в стартапы.

Согласно закону, под стартапом понимают компании с годовым оборотом до €5 млн и не старше 7 лет. В Барселоне развиваются в основном EdTech, FoodTech, IT, в Мадриде — HealthTech, MedTech, FinTech, IoT.

Испания предлагает фаундерам получить визу предпринимателя, которая позволяет жить в стране 2 года и развивать инновационный проект, полезный для локальной экономики. Получить её может как уже состоявшийся бизнесмен, так и высококвалифицированный специалист.

Оформление занимает в среднем 3 месяца. Визовый сбор — €80. После прибытия в Испанию также понадобится оформить удостоверение личности иностранца (TIE).

Требования: необходимо предоставить бизнес-план, который показывает инновационность и масштабируемость проекта, а также приложить информацию о бизнес-опыте фаундера.

Дополнительно требуется одобрение от Главного управления по торговле и инвестициям, Dirección General de Comercio e Inversiones.

Документы на визу:

Плюсы: основное преимущество Испании с прошлого года — налоговые преференции. На первые 4 года снижена ставка налога на прибыль с 25% до 15%, 45 000 опционов освобождены от налогообложения. Правда, нужно, чтобы половина сотрудников в стартапе были испанцами.

Для «цифровых кочевников» есть спецрежим подоходного налога нерезидентов, который действует 10 лет вместо 5. Кроме того, переезжающие в Испанию для работы в иностранной компании могут получить «визу фрилансера».

Особенности: испанский язык нужен для коммуникации с местными в быту, а в бизнесе он существует наравне с английским. Но, если хочется снизить риски в бизнес-коммуникациях, лучше релоцироваться в Барселону — здесь доля англоязычных людей выше. Кроме того, здесь есть «город внутри города» для IT-специалистов: квартал «[email protected]» — технологический полюс южной части Европы. Но при этом пока что назвать Испанию IT-хабом нельзя. Стоимость жизни ниже средней, дорого только квартиру снимать (€500–1500 в месяц), однако контракты долгосрочные и в течение условных 5 лет цена не поднимется, как рассказывают релоцировавшиеся россияне.

Инвесторы в стартапы в России: где искать, варианты инвестиций

Слово «стартап» уже прочно вошло в нашу жизнь, заменив привычные бизнес-проекты и прочие понятия. Хотя для многих оно остается частью сленга, показывающего осведомлённость в современных течениях, но за ним скрываются значительные инвестиции и миллионные прибыли инвесторов.

Бизнес по-русски

Мировой рынок стартапов стремительно развивается, давая шанс любому генерирующему идеи человеку построить свой бизнес. В России всё обстоит иначе. Инвесторы в стартапы не охотно вкладывают средства, опасаясь финансовых потерь.

Такая система сложилась по нескольким причинам:

  • нестабильность налогового законодательства;
  • сложность предсказания прибыльности проекта;
  • возможность более «спокойного» заработка за счёт нефти, другие.

Зарубежные инвесторы порой готовы вкладывать в отечественный бизнес больше, чем родные предприниматели.

Потенциально в качестве вкладчика могут выступать частные лиц или организации, обладающие достаточным капиталом.

Инвестирование же может происходить непосредственно или через сторонние организации, которыми выступают Паевые инвестиционные фонды или клубы инвесторов. Последний вариант позволяет разделить сумму необходимых вложений между всеми участниками, а значит и риск.

Ещё одна особенность российского рынка стартапов – поиск инвесторов через форумы с непосредственным общением. Если во всём мире весьма популярны базы стартапов, то в отечественной системе инвестирования они занимают далеко не первое место.

Гораздо больше возможностей встретить потенциального инвестора в стартапы в России на экономических мероприятиях, где происходит обсуждение проблем, перераспределение финансовых потоков.

Семейный вклад акселераторов

Несмотря на достаточное наличие на отечественном рынке крупных бизнес-компаний, не они лучшие российские инвесторы в стартапы, а Венчурные фонды и акселераторы.

Первые представляют различные ПИФы, вкладывая средства их участников в перспективные проекты. Вкладчиками фондов могут выступать частные лица или различные организации.

Задача венчурного фонда – получить максимальную прибыль от приобретенных акций и при этом не потерять средства вкладчиков. Чаще они готовы инвестироваться в стартапы с высокой долей доходности и средней или высокой долей риска, отыскивая проекты на сайтах инвесторов для стартапов.

Акселераторы занимаются тем, что помогают стартапам выйти с этапа идеи на этап первых инвестиций. На отечественном рынке наиболее популярны акселераторы:

  • Акселератор ФРИИ, набирающий опытные команды от 2 человек и более, зарегистрированных как юрлицо, имеющих чёткую бизнес-модель, а объём рынка не меньше 10 млн. долларов.
  • «МетаБета» предпочитает финансировать команды с конкурентной технологией, глобальными амбициями, знанием английского. Она предлагает свои инвестиции и «ангелам» для совместных вложений, помогая им с экспертизой сторонних проектов, организуя консультации для компаний. «МетаБета» предпочитает отбирать стартапы на открытом рынке, помогая создавать экосистему корпоративных инноваций, консультируя корпоративные стартапы.
  • GVA LaunchGurus — это система поддержки инновационного предпринимательства, объединяющая сразу несколько направлений: акселератор, программа сотрудничества и соинвестирования, посевной фонд, образовательные мероприятия и консалтинг.
  • Стартап-академия является частью школы управления «Сколково», имеет более двухсот предпринимателей, из которых четверть привлекли инвестиции на сумму более 20 млн. долларов.

Краудфандинг

На втором месте отечественного рынка стартапов – группа family, friends&fools, то есть средства друзей, близких, помогающих собрать средства на проект. Процесс обычно происходит через стартап-площадки и другие инвестиционные площадки, например биржа стартапов «Деловой Петербург».

Краудфандинг или сбор средств «всем миром», позволяет набрать достаточное количество для организации собственного бизнеса. Частные инвесторы готовы вкладываться в чужую идею, возможно, надеясь позже тоже получить от кого-то помощь. Наиболее популярные отечественные платформы, где можно найти инвесторов:

  • Planeta.ru;
  • «С миру по нитке»;
  • Стартмен;
  • CrowdPress;
  • Naparapet
  • Kroogi
  • Русини;
  • Стартиум и другие.

Гранты

На третьем месте стоят субсидии и гранты. Преимущественно они происходят в рамках реализации программ по поддержке малого и среднего бизнеса. В обоих случаях нужно представить бизнес-план, доказать будущую эффективность проекта.

Проблема государственных субсидий в том, что они ограничены по объёму средств, поэтому на них нельзя раскрутить высокотехнологичный бизнес. А вот гранты, особенно если они от «богатых» госкорпораций, таких, как Газпром или Роснефть, могут быть весьма объёмными и разносторонними. Однако, перечень успешных стартапов, достигших высокого уровня и больших прибылей, не так высок, что говорит о не самом успешном выборе проектов и оценки их доходности.

Бизнес-ангелы

Бизнес–ангелы, хотя и не входят в число лидеров по финансированию стартапов, вкладывают средства более эффективно, получая хорошие прибыли.

В России эта категория инвесторов не очень распространена, однако с десяток известных инвесторов для стартапов назвать можно:

  • Игорь Мацанюк, предпочитающий вкладывать средства в поддержку игровых и мобильных приложений, выступил бизнес-ангелом для проектов MyWardrobe и Proberry.
  • Александр Румянцев успешно реализовал 11 проектов на сумму от 15 до 30 тыс. долларов.
  • Борис Жилин за год заключил 13 сделок.
  • Александр Бородич интересуется мобильными приложениями, интернет-образованием, торговыми сервисами.
  • Алексей Басов предпочитает интересные проекты, в которые он готов вкладывать внушительные суммы – до 300 тыс. долларов.
  • Виталий Полехин работает как инвестор со сферами здравоохранения, интернет-образования и технологий.
  • Эдуард Фияксель инвестирует в энергосбережение, коммуникации и IT-технологии.
  • Андрей Головин один из известнейших инвесторов России, в его портфеле: сервисы «Рублевка», IMP Commerce и MyCreditInfo.
  • Павел Черкашин работает с проектами социальных сетей, развлекательных и социальных сервисов.
  • Игорь Рябенький участвовал как инвестор в реализации таких проектов как LinguaLeo, «Онлайнбилет.рф» и Eruditor.

Архитектура для стартапов — Azure Architecture Center

  • Статья
  • Чтение занимает 4 мин
  • Участники: 5

Были ли сведения на этой странице полезными?

Да Нет

Хотите оставить дополнительный отзыв?

Отзывы будут отправляться в корпорацию Майкрософт. Нажав кнопку «Отправить», вы разрешаете использовать свой отзыв для улучшения продуктов и служб Майкрософт. Политика конфиденциальности.

Отправить

В этой статье

Создание запуска — это уникальная задача. Основная задача состоит в том, чтобы найти место для инноваций в виде продукта или услуги на рынке. Этот процесс требует тестирования нескольких допущений, встроенных в инновации. Успешный запуск должен выполнять итерации по этим допущениям, а также увеличивать и масштабировать по мере роста продукта и рынка. После того как вы найдете это, запуск должен масштабироваться в соответствии с потребностями рынка.

В разных стадиях запуска, разработчики, архитекторы и главный технический директор (руководителям) обрабатывали различные этапы разработки. Для этих этапов требуются фундаментально отличающиеся подходы и различные варианты технологий. Часть задачи заключается в том, чтобы определить, в какой фазе находится запуск. Выберите технологии и архитектуры, соответствующие этому этапу.

Этапы инноваций

Кент Бека описывает процесс внедрения программного продукта в три этапа . Эти этапы являются обзором, разворачиваниеми извлечением. Вы можете подумать о различных частях этого процесса в виде графа:

Диаграмма, показывающая кривую сигмоидальной, построенную по оси y «Защита/инвестиции/риск изменения» и ось x «Time». На диаграмме выделены три области: начальная часть, предшествующая пропускной приросту, с меткой «исследовать», высокая часть сигмоидальной кривой с меткой «Expand» и плато с меткой «Extract».

  • Этап исследования начинается с низкой наклонной, где вы пытаетесь найти то, что работает. Низкий уровень уверенности, вы можете использовать только небольшие объемы, и риск от любых внесенных вами изменений также невелик.

  • На некоторый момент граф быстро растет. Этот быстрый рост является стадией развертывания . Ваша уверенность существенно повышается, вы вкладываете гораздо больше, и вы гораздо более осведомлены о рисках.

  • Наконец, по мере выравнивания графа вы достигли этапа извлечения . Степень уверенности, инвестиции и риск от изменения все очень высока, но скорость роста достигла плато.

Анализ

Когда вы намерены запустить на этапе исследования, ваш императивный способ — вкладывать небольшое количество времени и усилий на множество различных идей продукта. Тот факт, что большинство идей не будет иметь прав на изучение. Только по итерациям и обучению вы можете подобрать продукцию и маркетинг. Сделав множество небольших элементов, вы намерены найти концепцию продукта, которая выплачивается.

Для этого этапа требуется дисциплина. Вы можете легко допустить идею, которую можно протестировать с меньшим временем и энергопотреблением. Технолог легко попадает в эту ловушку. Чтобы выбрать архитектуру для упрощения исследования, помните, что вы изучаете. Вы еще не знаете, будет ли текущая идея продукта масштабироваться.

С точки зрения архитектуры выберите службы, оптимизирующие скорость, стоимость и параметры. Используйте управляемые службы и платформы как службу (PaaS), например службу приложений Azure, чтобы быстро приступить к работе, не беспокоясь о сложной инфраструктуре. Управляйте затратами, выбрав небольшие размеры экземпляров во время изучения. Контейнеры поддерживают разработку с использованием любых средств, которые имеют смысл.

Создание первого стека

Как и в случае с первой версией продукта, ваш первый стек технологий должен быть надежно корневым для изучения. Это означает, что технологический стек должен упростить итерацию продукта, не тратя усилий. Вы не хотите тратить время или усилия на инфраструктуру или архитектуру, которые не требуются для ответа на текущие вопросы.

На этапе исследования необходимо оптимизировать скорость, стоимость и необязательность. Скорость заключается в том, насколько быстро можно выполнять сборку и переход вперед с идеи или переходить к следующей идее. Стоимость — это то, сколько вы тратите на выполнение инфраструктуры. Необязательность описывает, насколько быстро можно изменить направления, заданные текущей архитектурой.

Важно сбалансировать стоимость, скорость и необязательность. Слишком большое внимание уделяется скорости и необязательности. Слишком много внимания на скорости могут привести к увеличению затрат и уменьшению числа вариантов. Разработка для слишком большого числа вариантов усложняет сборку, что повышает затраты и сокращает скорость.

Разверните

После того, как ваш запуск обнаружит рост, вы переходите к расширению. Вы можете сосредоточиться на удалении всех блокирований для продукта и непрерывного роста компании. С технической точки зрения вы решаете проблемы масштабирования инфраструктуры и повышаете скорость разработки. Цель заключается в том, чтобы удовлетворить потребности ваших новых клиентов и продвинуть план развития продукта.

Расширьте архитектуру

При итерации по продукту неизбежно будут найдены области, в которых требуется расширить архитектуру. Возможно, вам потребуется выполнить длительные задачи в фоновом режиме или управлять частыми обновлениями с устройств Интернета вещей (IoT). Может потребоваться добавить в продукт полнотекстовый поиск или искусственный интеллект.

Для размещения элементов в вашей стратегии вам могут потребоваться изменения архитектуры. Искушения, чтобы сделать эти изменения слишком далекоми. Расширения могут усложнить повышение затрат на архитектуру и инфраструктуру в балансе.

На ранних стадиях запуска любое расширение архитектуры должно быть JIT-временем. Для проверки следующей гипотезы расширение должно занимать столько времени и энергии, сколько требуется. Будьте готовы удалить расширения, чтобы снизить сложность. Найдите компоненты продукта, которые клиенты не используют в качестве возможностей для упрощения архитектуры и снижения расходов на инфраструктуру.

Извлечение

На этапе извлечения скорость роста снижается по мере достижения ограничений возможностей рынка. Так как вы развернули предыдущий этап, теперь можно потерять большой объем, чтобы вы могли воспользоваться более осторожным подходом. Развертывание полей, снижение затрат и повышение эффективности характеризуют фазу извлечения. На этапе извлечения следует избегать компрометации продукта для клиентов, которые вы выиграли на этапе расширения.

Увеличение и развитие стека

По мере того, как продукт достигает продукта и рынка, многие требования применяют свою архитектуру. Увеличение использования может потребовать масштабирования инфраструктуры для работы с нагрузкой. Для новых требований соответствия требованиям предприятия может потребоваться более высокий уровень изоляции. Эти изменения являются общими действиями в совершенствующейсяи успешного приложения.

Изменения, вносимые в обработку роста и добавление зрелости, отличаются от расширения архитектуры. Эти изменения не являются функциональными требованиями, но имеют отношение к разблокированию шкалы. Увеличение масштаба может поступить от новых клиентов, повышенного использования существующих клиентов и клиентов с более высокими нормативными требованиями.

Доискушениясь к преждевременному оптимизации. Обязательно ознакомьтесь со статьей рост и созревания действий, которые помогут продолжить итерацию и улучшить продукт.

Дальнейшие действия

«Мы стартап внутри Сбера» | 01.02.22

– Вы помните, когда и как была сформулировала для разработчиков задача по созданию собственной HR-платформы Сбера? – Андрей Трифонов (А. Т.): Речь про разработку своей HR-системы зашла в 2019 году, когда семимильными шагами шла цифровизация всего Сбера (ПАО «Сбербанк»). Было понятно, что необходимый банку темп изменений бизнес-систем не сможет выдержать ни один внешний продукт. Основная система, которую мы несколько лет до этого использовали, превратилась в лоскутное одеяло, потому что каждому были нужны к ней свои приложения, закладки, чтобы автоматизировать и улучшить свои процессы. В результате во множестве окошек и приложений было очень сложно ориентироваться. Это имело какой-то накопительный эффект, и мы поняли, что нужно что-то менять. Плюс это в целом сходилось со стратегией банка и IT в плане отказа от вендорских решений. Так родилась идея собственной разработки, и руководство компании дало зеленый свет. – Какие у вас были ориентиры? – А. Т.: Можно выделить три. Первый — успешные на рынке продукты, опыт изучения которых позволил нам понять их плюсы и минусы, чего не хватает, а что, наоборот, здорово реализовано. Было много крупных зарубежных решений уровня «интепрайс», на которые мы ориентировались, поскольку это соизмеримый со Сбером опыт. Второй фокус был на HR tech стартапы. Мы ездили в Калифорнию, анализировали, что интересного есть в Кремниевой долине, вместе с нашим венчурным фондом даже рассматривали варианты покупки иностранных и российских стартапов в этой сфере. И третье — у нас уже был опыт использования SAP HСM системы. Она, так или иначе, трансформировалась из чистой бэк-системы во «фронты», которые позволяли включить те или иные приложения. Поэтому в итоге мы поняли, что надо собирать свою команду и начинать с чистого листа. – Дмитрий Рокотян (Д. Р.): Одними из самых сложных были архитектурные изыскания: что взять от платформ, которыми мы пользовались, что переделать, что создать с нуля. – Как вы формировали команду для собственной разработки? – А. Т.: Команда на тот момент в основном сформировалась из ребят «снаружи». Это было одновременно и плюсом, и минусом, потому что, с одной стороны, они знали, как нужно делать, имели опыт работы и в стартапах, и в крупных компаниях, что давало симбиоз мыслей и разных идей. Но они не знали сам Сбер, его механизмы. Помогло, что в команде была небольшая группа людей из банка, которые знали все процессы и функционал платформы, которая сейчас пронизывает весь банк. Так что, по сути, мы стартап внутри Сбера. Конечно, у нас было большое количество разработанных в группе IT компонентов и наработок, которые мы использовали, и, кроме того, agile-формат работы Сбера позволил двигаться очень быстро. – Какой была первая реакция потенциальных клиентов, а также ваших конкурентов на «Пульс»? – А. Т.: – Кто может позволить себе ваш продукт? – А. Т.: Начиная разработку «Пульса», мы договорились с руководством о том, что, когда мы сделаем хорошо для Сбера, пойдем на рынок к таким же, как мы, то есть к крупнейшим корпорациям как минимум, ведь что хорошо для нас, подходит и им. Но это не значит, что остальные сегменты закрыты для нас. Это означает, что «под капотом» у нее большое количество проводов, розеток, всякого рода стандартизаций и переиспользуемых элементов и «интерпрайс» — класса управляемой архитектуры, которая позволяет систему быстро наращивать. Каждые две-три недели у нас происходит усовершенствование системы. И такой скорости мы, конечно, никогда бы в жизни не достигли ни с каким внешним вендором. – Д. Р.: – Насколько сильно клиенты хотят изменить «Пульс» под себя и в чем? – Д. Р.: Наш базовый подход — продавать «Пульс» с минимальной кастомизацией. Но, учитывая, что у нас микросервисная архитектура, в нашем решении есть механизмы, позволяющие кастомизировать модуль под индивидуальные потребности, это можем сделать мы или сам партнер. Наши первые внедрения показывают, что это правильный подход: клиенты ориентируются на то, что мы предлагаем. – А. Т.: Чаще всего нас просят интегрировать платформу и собственные кадровые системы заказчика, порталы, из которых берется базовая кадровая информация. Требуется миграция определенных исторических данных в части профиля сотрудника, например истории трудоустройства, оценок, истории обучения, все, что в терминологии нашей платформы «Пульс» создает понятие «цифровой профиль» сотрудника. Очевидно, будет нужна кастомизация в части справочника корпоративных компетенций, например производственных ролей, которые есть в реальном секторе. Мы создаем инструментарий, позволяющий снизить стоимость и сроки внедрения таких изменений. Надеюсь, что именно эта простота конфигурирования даст нам возможность выйти и на менее крупных заказчиков. Читайте также: * На правах рекламы ** Agile (англ.) – гибкий
Чтобы прочитать статью полностью, пройдите по ссылке «finanz,ru»

как не повторить ошибки неудачников и остаться на плаву

Продолжаем цикл материалов о запуске своего стартапа для программистов и других ИТ-специалистов, которые задумываются о том, чтобы бросить офисную работу и отправиться в свободное плавание по бескрайним просторам ИТ-индустрии на собственном маленьком, но гордом кораблике. В первой части мы разобрали плюсы и минусы запуска своего стартапа для программистов, а также поговорили о том, почему 90% стартапов заканчиваются провалом. В этом материале речь пойдет о наиболее распространенных трудностях, с которыми большинству основателей стартапов придется столкнуться в разработке, управлении и продвижении своего продукта, и вариантах их преодоления. Также разберем наиболее интересные советы новичкам от опытных ИТ-предпринимателей и инвесторов. “В тот момент, когда вы готовы сдаться, вы находитесь ближе к успеху, чем думаете.” Боб Парсонс, основатель GoDaddy

Свой стартап — проблемы и решения

Проблема #1. Недостаток финансов

Финансовый вопрос всегда стоит на первом месте для любого бизнеса, а для стартапов в особенности, так как количество денег для старта, как правило, ограничено, а существенный доход новый бизнес начинает приносить только спустя какое-то время. Поэтому с проблемой недостатка финансов на том или ином этапе склонны сталкиваться практически все стартапы. Недостаток финансов на этапе роста может стать, и часто становится, фатальным для многих стартапов, не давая им развиваться, будь то запуск новых функций, найм компетентных специалистов или переезд в подходящий офис.

Решение

Убедитесь в том, что денег на развитие стартапа достаточно, прежде чем начинать. Это достаточно очевидная рекомендация, однако на удивление большое количество создателей новых компаний ею пренебрегают, и в большинстве случаев это приводит к провалу стартапа. “Работа лидера в том и заключается, чтобы рассчитывать время и деньги, необходимые для достижения стартапом нового уровня. Если вам не удалось это сделать, значит вы плохой лидер,” — сказал Дэвид Рот (David Roth), известный предприниматель и венчурный инвестор. Многие эксперты и опытные предприниматели рекомендуют основателям стартапов думать об управлении финансами с самого начала, стараясь по возможности минимизировать расходы. Однако экономия не должна идти во вред — сокращение расходов на разработку или оплату труда профессионалов чаще навредит стартапу, чем наоборот. А вот на чем не грех и сэкономить — это на офисе. Стартапам на начальной стадии почти всегда имеет смысл выбирать наиболее простые и дешевые офисы для размещения, а многие так и вообще коворкингами не брезгуют, и совершенно правильно делают. Что касается операционной деятельности, типичной ошибкой является непонимание основателями базовой экономики бизнеса и отсутствие подробного бизнес-плана с ожидаемым выходом на безубыточность через определенное количество месяцев. Чем отличаются доход от оборота компании, и можно ли брать деньги на повседневные нужды из оборота (спойлер: нет, нельзя) — многие молодые стартаперы прокалываются именно на этом.

Проблема #2. Недостаток планирования

Еще одной распространенной ошибкой многих основателей стартапов является недостаток планирования. Как отмечают опытные инвесторы, слишком поверхностное и общее планирование до запуска стартапа совершенно типично, и является базовой причиной провала большинства стартапов, даже тех, которые создавались на базе действительно неплохих инновационных идей полными энтузиазма и готовыми к напряженной работе основателями.

Решение

В тщательном и подробном планировании нуждаются все ключевые аспекты функционирования стартапа, включая разработку продукта, продажи, найм рабочей силы. При этом, планированием нужно заниматься заранее, а не уже после запуска стартапа на одном лишь энтузиазме из-за оригинальной идеи. В ходе планирования также следует учитывать потенциальные проблемы, неурядицы и просто расходы, к которым невозможно подготовиться заранее, но с которыми любой бизнес неизбежно сталкивается рано или поздно. Опытные предприниматели советуют уделить максимум внимания, времени и средств подготовке бизнес-плана, предшествовать которому должны исследования ключевых аспектов будущего бизнеса. Для более эффективного управления финансами существует масса инструментов. Вот лишь некоторые из них для примера: Xero (облачная платформа для ведения бухгалтерии), Startup Financial Model (удобная платформа специально для финансового планирования стартапа), Quickbooks (упрощенное решения для бухгалтерии и финансового планирования). “Ощущения от управления стартапом — это как будто тебя изо дня в день бьют по лицу. Но работа в крупной компании ощущается так, будто вас хотят утопить.” Пол Грэм, создатель Y Combinator

Проблема #3. Игнорирование маркетинга и работы над продажами

Основатели некоторых технологических стартапов предпочитают игнорировать активный маркетинг, надеясь, что качественный продукт говорит сам за себя и вскоре хорошая репутация сделает свое дело. В случае с сервисными SaaS-компаниями, их основатели могут считать, что таким же образом органически вырастут продажи. И то и другое часто является ошибкой. На самом деле, исследования показывают, что правильно реализованная и тщательно спланированная маркетинговая кампания вместе с постоянной работой над повышением продаж делают результат намного чаще, чем продукт без рекламы, каким бы качественным он ни был.

Решение

Стартапы как никакие другие компании нуждаются в рекламе и маркетинге, чтобы донести до людей, что собой представляет их продукт или сервис, и в чем его преимущество. Очень часто это проще сказать, чем сделать, ведь реальная ценность продукта зачастую сильно отличается от таковой в глазах разработчиков-создателей стартапа. Именно для этого нужны маркетинговые исследования, которые помогают понять, как строить отношения бренда с потребителем, как “упаковать” продукт в красивую обертку, и на какие функции продукта есть реальный спрос, а какие по большому счету никому не нужны. Хорошая маркетинговая стратегия должна быть комплексной и включать в себя краткосрочные и долгосрочные задачи в соответствие с видением основателя и миссией компании. Реклама должна объяснять, какую роль и позицию продукты или услуги компании займут на рынке. Правильный маркетинг приводит к тому, что компания все эффективнее и быстрее приобретает новых клиентов, многие из которых становятся лояльными бренду. Одним из классических примеров чрезвычайно успешного маркетинга в технологической сфере является компания Apple. Ей удалось привлечь к себе огромную базу лояльных клиентов, сделав свои продукты дружелюбными к пользователю и интуитивно понятными. Все потому, что у старины Стива Джобса было видение: люди должны не использовать продукты Apple, а переживать (experience) их.

Проблема #4. Отсутствие нужной команды

Некоторые умения и навыки являются ключевыми для выживания стартапа и его успешного роста. Поэтому зачастую судьба стартапа зависит от того, знает ли его основатель, люди с какими навыками должны быть в его команде, и как их привлечь. Проблемы из-за отсутствия в команде необходимых людей бывают самые разные: поиск сотрудников занимает время и силы, которые иначе можно было бы потратить на продуктивную работу, однако недостаток людей создает переизбыток работы, из-за чего запуск новых продуктов или сервисов может задерживаться. А большинство стартапов не могут позволить себе терять время зря.

Решение

Решение у данной проблемы достаточно тривиальное — очень важно иметь заранее продуманную стратегию в том числе и в том, что касается формирования команды, которая будет работать над стартапом. Основателю нужно фокусироваться на найме ключевых исполнителей и внимательно относиться к претендентам на нужные в команде роли, подбирая тех людей, которые подходят компании и мотивированы помогать ей достичь поставленных целей. Ключевое отличие поиска членов команды для стартапа от найма сотрудников в полноценную компанию состоит в нескольких нюансах. Во-первых, работающие в стартапе люди часто должны быть многофункциональными, то есть способными выполнять разную работу, потому что нанимать отдельного сотрудника под каждую важную функцию большинство стартапов позволить себе не могут. Во-вторых, на работу в стартап нужно брать людей, которые могут и хотят показывать фактические результаты и обладают реальными навыками в своем деле, а не просто пресловутыми soft skills, наличие которых часто помогает типичным офисным бездарностям занимать важные позиции в крупных компаниях годами, порой еще и добиваясь завидного карьерного роста. Ну и в-третьих, в идеале каждый член команды стартапа должен быть мотивирован на участие в становлении и развитии компании, а не просто выполнении той работы, которая отведена именно ему. “Есть только одна вещь хуже, чем начать и потерпеть поражение — вообще не начинать.” Сет Годин, серийный предприниматель, основатель Squidoo.

Проблема #5. Конкуренция

Конкуренция — это еще одна проблема, с которой любому стартапу придется столкнуться рано или поздно. Те стартапы, которых не убило плохое планирование или неправильный маркетинг, может потопить конкуренция. При этом, стартапам приходится бороться с конкуренцией на двух уровнях: с одной стороны они конкурируют с крупными компаниями, которые доминируют на рынке и повышают порог входа в бизнес, а с другой стартапы соревнуются друг с другом, ведь каждый год на рынке появляется масса новых компаний с инновационными идеями и амбициями отвоевать себе место под солнцем.

Решение

Впрочем, конкуренция — вещь полезная, ведь именно она заставляет бизнес совершенствовать свои продукты, чтобы завоевать доверие потребителей. На рынке регулярно появляются все новые возможности для предпринимателей именно потому, что потребители устают от привычных им продуктов или сервисов и готовы пробовать новое. Поэтому лучшим оружием для победы над конкурентами чаще всего являются тщательные исследования и анализ рынка, своей ниши и целевой группы потребителей. Разобраться с конкурентным полем лучше всего сразу, на этапе планирования. Для этого не обязательно сходу формировать отдел маркетинга. Если с этим на первых порах наблюдаются проблемы, неплохим решением будет обратиться в стороннее агентство или к индивидуальному специалисту, который как раз занимается стратегическим анализом и планированием для стартапов. “Креативность появляется из-за необходимости преодолевать ограничения.” Биз Стоун, один из основателей Twitter

Советы успешных предпринимателей

Ну и напоследок подборка наиболее удачных советов начинающим стартаперам от опытных и успешных предпринимателей.
  • Не обращайте внимания на шум в медиа

    “Игнорируйте шум в прессе о других стартапах. Обычно как минимум 50% всего этого — ложь, и половина этих стартапов умрет через год. Сосредоточьтесь на работе над собственным бизнесом, чтобы быть среди тех, кто выживет.”

    Жюль Пьери (Jules Pieri), один из основателей и СЕО компании The Grommet.

  • Показывайте, а не рассказывайте

    “Для стартапа очень важно постоянно подтверждать ценность своего продукта или сервиса на деле. Многие стартапы заявляют о цели стать “убийцами” Facebook или еще какого-нибудь громкого бренда, крайне преждевременно позиционируя себя одним из мега гигантов. Если вместо этого говорить о том, чем ваша компания занимается и чего достигла, это поможет сделать посыл вашего стартапа более честным, содержательным и правдоподобным. Старайтесь, чтобы у вас всегда была возможность продемонстрировать доказательства того, что вы действительно делаете сейчас, а не того, чем надеетесь стать.”

    Шон Джонсон (Shaun Johnson), один из основателей Startup Institute.

  • Иногда дело не в вас

    “Хорошим советом будет не хвалить себя слишком сильно, когда все идет хорошо, и не винить себя чрезмерно, когда все плохо. Как только вы поймете, что удача всегда играет свою роль в успехе, это сделает вас одновременно более скромным и более уверенным в себе.”

    Итан Остин (Ethan Austin), президент и один из основателей Give Forward.

  • Стремитесь к балансу

    “Проводите глубокие исследования ваших идей, но доверяйте своим инстинктам. Спрашивайте мнения опытных предпринимателей, но помните, что советы могут противоречить друг другу, так что полагайтесь на свое суждение. Что касается пользователей, давайте, прежде чем получите от них что-то. Работая над продуктом, думайте масштабно, но затем возвращайтесь к базовым вещам. Гордитесь тем, чего достигли, но помните, что вам никогда не удастся достичь совершенства. Помните о конкуренции, но не волнуйтесь насчет нее. Поймите, что мир может и не принять вашу идею, поэтому знайте, когда нужно все бросить и двигаться дальше. Удача и стойкость так же важны, как идеи и талант. Не принимайте себя слишком всерьез, даже если вы пытаетесь изменить мир.”

    Джеймин Эдис (Jamyn Edis), основатель и глава Dash Lab.

  • Принимайте решения самостоятельно

    “Нам повезло иметь множество отличных наставников во время работы над нашим стартапом EverTrue. Но зачастую эти наставники давали противоречащие друг другу советы. “Ориентируйтесь на крупных клиентов!” “Нет, ориентируйтесь на мелких клиентов!” “Используйте модель B2C!” “Нет, используйте модель B2B!’ Наставники просто дают советы на основании собственного профессионального опыта и ограниченного понимания вашего рынка и ваших клиентов. На каком-то этапе я понял, что, хотя мнения наставников могут быть очень полезными, в итоге все решения должны принимать основатели стартапа, и никто иной.”

    Брент Гринна (Brent Grinna), основатель EverTrue.

“Стремитесь к частым провалам, чтобы достичь успеха как можно скорее.” Том Келли, глава компании IDEO

Перед запуском стартапа продумайте худшие варианты развития событий

В книге «Свет и тени: в поисках секретов адаптивного принятия решений» психолог Гэри Клейн советует продумывать все самые неприятные варианты развития событий.

«После провала проекта руководители проводят совещание, на котором разбирают, что же пошло не так, — пишет он. — Но слишком поздно. Проект уже провалился. Зачем ждать конца, чтобы разобраться в причине неудач? Лучше обсудить худший исход заранее, чтобы быть готовым к проблемам и относиться к трудностям более трезво».

Как проводить такие обсуждения

Возьмем, к примеру, технологические стартапы. Согласно отчету CB Insights 2017 года, почти 70% технологических стартапов неизбежно проваливаются. Задача вашей команды — с самого начала разобраться, что может пойти не так и как это можно предотвратить.

Во время обсуждения нужно задавать самые разные вопросы, в зависимости от характера вашего продукта, сервиса или проекта. Но для начала подойдут эти четыре варианта.

Что может пойти не так?

В исследовании CB Insights приведены самые популярные причины провала стартапа, например, невостребованность на рынке, нехватка денег, неудачная команда или проигрыш конкуренту.

Иногда бывает так, что технология вашего продукта оказывается слишком ненадежной или дорогой. Или вы заключили договор с поставщиком, а потом резко выросли цены. Или же вы слишком сильно положились на кого-то из членов команды, а тот ушел из стартапа. Обсудите, что может пойти не так, со всеми из вашей команды.

Что, если мы не уложимся в дедлайн?

У каждого проекта есть дедлайны. Маркетинговую кампанию нужно запустить к концу недели, новый сайт — к концу месяца, новую линейку продуктов — к концу квартала. И так далее.

Обсудите, что случится, если вы не уложитесь в срок, и как вы объясните ситуацию ключевым участникам проекта и клиентам.

Что, если никто не купит ваш продукт?

В 1985 году Coca-Cola попыталась обойти своего конкурента в лице Pepsi и выпустила «новую колу». По вкусу напиток был ближе к Пепси… и клиенты его возненавидели.

Позже бывший операционный директор компании Дональд Кеоф произнес знаменитые слова: «Критики скажут, что Coca-Cola сделала маркетинговую ошибку, а циники — что мы все подстроили. Но правда в том, что мы не настолько глупые, и не настолько умные». Всего за несколько месяцев компания полностью закрыла производство нового напитка.

Подумайте, что будет, если покупателям не понравится ваш новый продукт или его никто не купит? Есть ли у вас план Б?

Что, если продукт будет слишком дорогим?

Первый автомобиль Tesla Roadster стоил $110 тысяч. Стоимость была значительно выше приемлемой для среднестатистического жителя США. Однако руководство Tesla в первую очередь думало о продаже первой версии своего электрокара, а не о том, как сделать ее доступной по цене.

Оно хотело завоевать доверие на рынке и планировала выпустить более доступные электрокары позже. Сейчас вы можете приобрести Model S примерно за $62700.

Готова ли ваша компания к выпуску слишком дорогого продукта? Если да, то какого успеха вы добьетесь?

Что, если конкурент окажется лучше вас?

Самый яркий пример продукта, который был лучше своих конкурентов, это первый айфон. Другие производители уже продавали смартфоны и телефоны с тачскрином. А Стив Джобс и Apple объединили эти наработки уникальным образом.

Samsung и прочим компаниям понадобились годы, чтобы догнать Apple, а некоторые производители вроде Nokia навсегда выбыли из гонки.

Есть ли у вашей команды план на тот случай, если конкурент выпустит свой аналог айфона?

После того как вы найдете ответы на эти вопросы, вы сможете составить план действий, которые помогут вам предотвратить худшие варианты событий.

Понимание стартовых опционов на акции | Y Combinator

Бенджамин Бельцер — один из первых инженеров Berbix (S18), стартапа, разрабатывающего проверку личности и защиту от мошенничества как услугу. Ранее он основал собственную компанию и работал как в Apple, так и в других стартапах.

Бен написал отличный ресурс о понимании и оценке опционов на акции. С его разрешения мы поделились отрывком из его статьи, посвященной основам. Если вы хотите узнать больше об опционах на акции, включая их оценку, вопросы, которые можно задать своему работодателю, и многое другое.Полную статью читайте на его Medium.

Найдите Бена в Твиттере @benbeltzer7 и работайте с ним в Berbix.


Отказ от ответственности: Это не юридическая или налоговая консультация. Прежде чем принимать какие-либо решения, проконсультируйтесь со своими профессионалами.

Если вы недавно получили опционы на акции в стартапе, думаете о присоединении к стартапу или в настоящее время ведете переговоры о предложении, вы попали в нужное место. Собственный капитал может быть огромным стимулом для раннего присоединения к стартапу, но знание того, когда использовать свои варианты, как получить оплату, сколько вы заработаете и сколько вы будете облагаться налогом, вовсе не очевидно.Важно иметь четкое представление о том, как работают опционы, потому что то, как вы их используете, может иметь огромные финансовые последствия.

Что такое опцион на акции?

Опцион на акции — это контракт, который дает вам право, но не обязательство, купить акции по согласованной цене и в согласованную дату. Цена, по которой вы можете купить акции, называется ценой исполнения или ценой исполнения. Таким образом, если ваш работодатель предоставляет вам 100 опционов, вы не владеете 100 акциями. Вместо этого у вас есть возможность купить 100 акций по вышеупомянутой цене исполнения.Это называется исполнением вашего опциона.

Большинство стартапов предоставляют сотрудникам поощрительные опционы на акции (ISO), хотя некоторые используют неквалифицированные опционы на акции (NSO). В этом посте мы предполагаем, что имеем дело только с ISO, но вы можете прочитать о разнице здесь.

Понимание компонента капитала предложения

Есть несколько ключевых компонентов предложения акций, на которые всегда следует обращать внимание.

  • Количество опций. Количество акций, которое вы имеете право приобрести.
  • Доля собственности. Ваша процентная доля владения общим непогашенным капиталом компании при условии, что вы реализуете все свои опционы. Это рассчитывается как (количество опционов) / (общее количество акций, выпущенных компанией).
  • Цена реализации. Цена за акцию, которую вы платите за исполнение своих опционов.
  • График вестинга. Как правило, ваш грант на акции подлежит передаче, что означает, что вы не получите все свои опционы сразу, но вы получите их со временем.Типичный график наделения правами составляет четыре года с однолетним обрывом. Это означает, что если вы покинете компанию в течение первого года, вы уйдете ни с чем. Если вы останетесь, 1/4 часть ваших акций будет передана вам в годовщину вашего существования, после чего ежемесячно будет передаваться 1/48 часть ваших акций. Также существует множество других графиков вестинга. У некоторых компаний есть пятилетний жилет с шестимесячным обрывом. В Amazon 5% ваших акций переходят после первого года, 15% — через второй год, затем 40% — через третий и четвертый годы.
  • Окно после завершения работы (PTE). Если вы уйдете с работы, у вас часто будет всего 90 дней, чтобы решить, хотите ли вы воспользоваться своими возможностями. По истечении этих 90 дней вы теряете все свои возможности, в результате чего многие сотрудники оказываются в «золотых наручниках». К счастью, некоторые компании, такие как Pinterest и Asana, начинают делать окна PTE на 5, 7 или 10 лет. Имейте в виду, однако, что даже если ваше окно PTE составляет более 90 дней, ваши ISO будут преобразованы в NSO через 90 дней.

Когда я должен использовать свои опционы?

Исполнение опционов может быть дорогостоящим, поэтому решение о сроках исполнения будет зависеть от вашего личного финансового положения. Однако важно понимать все возможности и огромные налоговые последствия, связанные с каждой из них. После объяснения каждого сценария я рассмотрю набор примеров.

Исполнение за год до IPO

Один из лучших периодов для реализации ваших опционов — за год до IPO, как описано Wealthfront здесь.Если вы реализуете свои опционы за год до продажи, а дата вашего предоставления была как минимум за два года до даты продажи, вам придется платить только долгосрочный налог на прирост капитала с вашей прибыли, а не гораздо более высокую обычную ставку подоходного налога. .

Если справедливая рыночная стоимость (определенная последней оценкой 409a) акций вашей компании превысила цену исполнения, вам, возможно, также придется заплатить Альтернативный минимальный налог (AMT) во время реализации ваших опционов. Федеральная ставка AMT составляет 28% от спреда между справедливой рыночной стоимостью ваших акций и стоимостью ваших акций по цене исполнения.

Проблема, мешающая многим людям использовать этот подход, заключается в том, что для реализации опционов часто требуется вложение значительной суммы наличных денег. Если это так, вы можете подождать до окончания IPO, чтобы реализовать свои опционы.

Исполнение и продажа после IPO

Если вы не можете позволить себе реализовать свои опционы на акции, но ваша компания уже стала публичной, вы можете организовать безналичное исполнение. При безналичном расчете ваш работодатель или брокерская фирма предоставит вам кредит для реализации опционов, а затем немедленно продаст акции по рыночной цене.Затем вы используете выручку от продажи для погашения кредита. Это довольно распространено в стартапах, где сотрудники не могут позволить себе реализовать свои возможности. Обычно механика процесса получения кредита, продажи акций и погашения кредита скрыта от работника, и он или она просто получит выручку после завершения всей сделки. Недостатком этого подхода является то, что ваша прибыль от продажи акций будет облагаться налогом как обычный доход, поскольку вы владеете акциями менее года.

Ранняя тренировка

Многие стартапы позволяют своим сотрудникам реализовать свои опционы до того, как они их инвестируют, что называется ранним исполнением. Раннее исполнение является хорошей идеей, когда вы либо уверены в успешном выходе компании, либо когда общая стоимость исполнения является доступной. Этот подход имеет 2 основных преимущества:


Читать полную статью Бена Medium.

Варианты запуска v. наличные

Варианты запуска v.cash Я пробую несколько экспериментальных уровней на Patreon , чтобы посмотреть, смогу ли я достичь уровней финансовой поддержки этого блога, подобных подстеку, не переходя на подстек!
Варианты запуска по сравнению с наличными

Я часто разговариваю со стартапами, которые утверждают, что их компенсационный пакет имеет более высокую ожидаемую стоимость, чем эквивалентный пакет в таких местах, как Facebook, Google, Twitter или Snapchat. Одна вещь, которую я не понимаю в этом утверждении, заключается в том, что, если утверждение верно, почему бы стартапу не обратиться к инвестору, продать свои опционы по той цене, которую они утверждают, а затем заплатить мне наличными? Неочевидная ценность вариантов в сочетании с их изменчивостью является препятствием для найма.

Кроме того, учитывая мою функцию управления рисками и функцию управления рисками венчурных капиталистов, эта сделка кажется более выгодной для всех. Как и у большинства людей, дополнительный доход дает мне убывающую полезность, но венчурные инвесторы, возможно, имеют почти линейную полезность в доходе. Более того, даже если бы венчурные капиталисты разделили мою функцию управления рисками, поскольку венчурные капиталисты владеют диверсифицированным портфелем инвестиций, одни и те же опционы были бы для них более ценными, чем для меня, потому что они могут гораздо эффективнее диверсифицировать риск убытков, чем я. Если эти стартапы действительно заявляют о ценности своих опционов, то здесь должна быть сделка, которая пойдет на пользу всем сторонам.

В классической серии эссе, написанных десять лет назад и призванных убедить людей либо создавать стартапы, либо присоединяться к ним, Пол Грэм заявил: «Риск и вознаграждение всегда пропорциональны». Это утверждение используется для поддержки утверждения о том, что люди могут заработать больше денег в ожидании, присоединяясь к стартапам и беря рискованные пакеты акций, чем они могут получить работу, за которую платят наличными или наличными плюс акционерный капитал. Однако посылка о том, что риск и вознаграждение всегда пропорциональны , в общем случае неверна.Только активы, риск которых не может быть диверсифицирован, имеют премию за риск (в среднем). Поскольку венчурные капиталисты могут и действительно диверсифицируют риск, нет никаких оснований полагать, что отдельный сотрудник, который «инвестирует» в варианты стартапа, работая в стартапе, получает сделку из-за связанного с этим риска. И, кстати, если посмотреть на исторические показатели доходности, венчурные фонды, похоже, не превосходят другие инвестиционные классы, даже несмотря на то, что они могут купить своего рода стартовый капитал, который имеет меньший риск убытка, чем опционы, которые вы получаете как обычный сотрудник.

Так почему же стартапы не могут или не хотят вкладывать больше средств и платить своим сотрудникам наличными? Давайте начнем с рассмотрения некоторых циничных причин, за которыми следуют менее циничные причины.

Циничные причины

Один из возможных ответов, возможно, самый простой из возможных, заключается в том, что опционы не стоят того, что стартапы заявляют о своей ценности, и стартапы предпочитают опционы, потому что их бесполезность менее очевидна, чем в случае с наличными. Упрощенный аргумент в пользу того, что это может иметь место, состоит в том, что если вы посмотрите на сумму, которую инвесторы платят за часть стартапа на ранней или средней стадии, и посмотрите на дополнительные деньги, которые компания смогла бы привлечь, если бы они вложили свои деньги. пул опционов сотрудников инвесторам, обычно этого недостаточно, чтобы выплачивать сотрудникам конкурентоспособные компенсационные пакеты.Учитывая, что венчурные капиталисты в среднем не приносят слишком большой прибыли, это, по-видимому, означает, что опционы для сотрудников не стоят столько, сколько часто заявляют стартапы. Компенсация будет намного дешевле, если вы сможете убедить людей брать произвольное количество лотерейных билетов в лотерее неизвестной стоимости вместо наличных.

Некоторые распространенные способы искажения опционов сотрудников:

Цена исполнения как стоимость

Компания, которая предлагает вам 1 миллион опционов с ценой исполнения 10 долларов, может заявить, что они «стоят» 10 миллионов долларов.Однако, если цена акции останется на уровне 10 долларов в течение срока действия опциона, опционы в конечном итоге будут стоить 0 долларов, потому что опцион с ценой исполнения 10 долларов — это опцион на покупку акций по 10 долларов, что не то же самое, что грант. фактических акций на сумму 10 долларов за штуку.

Публичная оценка как стоимость

Предположим, компания привлекла 300 миллионов долларов, продав 30% компании, что дало компании предполагаемую оценку в 1 миллиард долларов. Наиболее распространенное искажение, которое я вижу, заключается в том, что компания будет утверждать это, потому что они дают возможность, скажем, 0.1% компании, ваш опцион стоит 1 миллиард долларов * 0,001 = 1 миллион долларов. Связанное с этим распространенное заблуждение заключается в том, что компания привлекла деньги в прошлом году и с тех пор выросла в цене, например, с тех пор стоимость компании удвоилась, поэтому ваш опцион стоит 2 миллиона долларов. Даже если вы предполагаете, что страйк-цена была равна 0 долларов, и исходите из последней оценки, по которой компания привлекла деньги, подразумеваемая стоимость вашего опциона не составляет 1 миллион долларов, потому что инвесторы покупают акции другого класса, чем вы, как наемный работник.

Существует много различий между привилегированными акциями, которые получают венчурные капиталисты, и обыкновенными акциями, которые получают наемные работники; давайте рассмотрим пару конкретных сценариев.

Предположим, что те инвесторы, которые заплатили 300 миллионов долларов за 30% компании, имеют прямое (1x) преимущество при ликвидации, и компания продается за 500 миллионов долларов. Преференция ликвидации 1x означает, что инвесторы получат 1x обратно своих инвестиций до того, как мелкие держатели обыкновенных акций получат что-либо, поэтому инвесторы получат 300 миллионов долларов за свои 30% компании. Остальные 70% капитала разделят 200 миллионов долларов: ваш опцион на 0,1% обыкновенных акций с ценой исполнения 0 долларов стоит 285 тысяч долларов (вместо 500 тысяч долларов, которые вы могли бы ожидать, если умножить 500 миллионов долларов на 0).001).

Привилегированные акции, которые получают венчурные капиталисты, обычно имеют по крайней мере привилегию ликвидации 1x. Предположим, что в приведенном выше сценарии у инвесторов было двукратное предпочтение ликвидации. Они вернут в 2 раза больше своих вложений до того, как обычные акционеры разделят остальную часть компании. Поскольку 2 * 300 миллионов долларов больше, чем 500 миллионов долларов, инвесторы получат все, а остальные акционеры получат 0 долларов.

Еще одно различие между вашими обыкновенными акциями и привилегированными акциями заключается в том, что привилегированные акции иногда поставляются с оговоркой о предотвращении разводнения, которую вы не можете получить, как обычный наем инженера.Давайте посмотрим на реальный пример разводнения в реальной компании. Mayhar получил 0,4% компании, когда она оценивалась в 5 миллионов долларов. К тому времени, когда компания стоила 1 миллиард долларов, доля Мейхара в компании была размыта в 8 раз, в результате чего его доля в компании стоила менее 500 тысяч долларов (за вычетом стоимости исполнения его опционов) вместо 4 миллионов долларов (за вычетом стоимости реализации опционов). реализации своих опционов).

В этой истории есть несколько дополнительных осложнений, которые иллюстрируют другие причины, по которым опционы часто стоят меньше, чем кажутся.Майхар не мог позволить себе реализовать свои опционы (заплатив цену реализации, умноженную на количество акций, на которые у него был опцион), когда он присоединился к компании, что характерно для людей, которые устраиваются на работу в стартапе после колледжа, которые не происходят из богатых семей. . Когда он ушел четыре года спустя, он мог позволить себе оплатить стоимость исполнения опционов, но из-за причудливого налогового законодательства США он либо не мог позволить себе оплатить налоговый счет, либо не хотел платить эту стоимость за то, что было все еще лотерейный билет — когда вы реализуете свои опционы, вы фактически облагаетесь налогом на разницу между текущей оценкой и ценой исполнения.Даже если компания проведет успешное IPO в 10 раз больше за несколько лет, вы все равно будете нести ответственность за уплату налогов в том году, когда будете осуществлять деятельность (и если компания останется частной на неопределенный срок или потерпит неудачу, вы не получите ничего, кроме будущего налогового вычета). . Поскольку, как и большинство опционов, опцион Майхара имеет 90-дневное окно исполнения, он ничего не получил от своих опционов.

Хотя это больше, чем средний уровень разводнения, бывают и гораздо худшие случаи, например, случаи, когда инвесторы и высшее руководство в основном сохраняют свой капитал, а все остальные разбавляются до такой степени, что их капитал обесценивается.

Это лишь некоторые из многих способов, которыми различия между привилегированными и обыкновенными акциями могут привести к тому, что стоимость опционов сильно отличается от стоимости, наивно рассчитанной на основе публичной оценки. Я часто вижу, как компании и сотрудники используют публичные оценки привилегированных акций в качестве эталона для точной оценки опционов на обыкновенные акции, но это невозможно, даже в принципе, без доступа к таблице капитализации компании (которая показывает, какая часть компании разные инвесторы), а также доступ к конкретным деталям каждой инвестиции.Даже если вы можете получить это (чего вы обычно не можете), определение подходящих чисел для включения в модель, которая даст вам ожидаемую ценность, нетривиально, потому что это требует ответов на такие вопросы, как «какова вероятность того, что при приобретении , высшее руководство будет вступать в сговор с инвесторами, чтобы сохранить все и оставить сотрудников ни с чем?»

Оценка Блэка-Шоулза как стоимость

Из-за проблем, перечисленных выше, люди иногда пытаются использовать модель для оценки стоимости опционов.Модель Блэка-Шоулза широко используется, потому что она хорошо известна и имеет простое в использовании решение в закрытой форме, это наиболее часто используемая модель. К сожалению, большинство основных предположений Блэка-Шоулза неверны для вариантов стартапа, что делает неочевидной взаимосвязь между выходом Блэка-Шоулза и фактической ценностью ваших вариантов.

Опционы часто бесплатны для компании

Большая часть опционов возвращается в пул опционов сотрудников, когда сотрудники увольняются добровольно или недобровольно.Я не смог найти полные данные по этому вопросу, но, как ни странно, я слышал, что более 50% вариантов в конечном итоге забираются у сотрудников и возвращаются в общий пул. Дэн МакКинли указывает на (непроверенный) анализ, который показывает, что используется только 5% грантов сотрудников. Даже по самым скромным подсчетам скидка 50% на предоставленные опционы звучит неплохо. 20-кратная скидка звучит потрясающе и объясняет, почему компании так любят опционы.

Текущая стоимость будущей суммы денег

Когда кто-то говорит, что компенсационный пакет стартапа стоит столько же, сколько пакет Facebook, они часто имеют в виду, что общая стоимость, выплаченная за N лет, одинакова.Но фиксированная номинальная сумма денег стоит тем больше, чем раньше вы ее получите, потому что вы можете (как минимум) инвестировать ее в актив с низким уровнем риска, такой как казначейские облигации, и получить некоторую прибыль на деньги.

Это абстрактный аргумент, который вы услышите на уроках экономики 101, но на практике, если вы живете где-то с относительно высокой стоимостью жизни, например, в Сан-Франциско или Нью-Йорке, получение оплаты раньше, чем позже, имеет еще большую ценность, потому что это позволяет вам жить в относительно хорошем месте (как бы вы его ни определяли) без необходимости втискиваться в пространство с большим количеством соседей по комнате, чем это считается разумным в другом месте в США.S. Похоже, что многие стартапы последних двух поколений откладывают свои IPO; для людей в тех компаниях с контрактами, которые не позволяют им продавать опционы на вторичном рынке, это может легко означать, что большая часть их потенциального богатства заблокирована в течение первого десятилетия их трудовой жизни. Даже если компенсационный пакет стартапа стоит больше с поправкой на инфляцию и проценты, неясно, является ли это отличным выбором для большинства людей, которые уже не являются достаточно обеспеченными.

Нециничные причины

Мы рассмотрели некоторые циничные причины, по которым компании могут захотеть предлагать опционы вместо денег, а именно то, что они могут утверждать, что их опционы стоят больше, чем они стоят на самом деле. Теперь давайте рассмотрим некоторые нециничные причины, по которым компании могут захотеть раздавать опционы на акции.

С точки зрения сотрудников, одной из нециничных причин могло быть предоставление опционов на акции задним числом, по крайней мере до тех пор, пока эта лазейка не была в основном закрыта. Вплоть до конца начала 2000-х годов многие компании устанавливали даты предоставления опционов задним числом.Давайте посмотрим на этот пример, объясненный Джесси М. Фрид

Опционы на 1,2 миллиона акций были переданы Рейесу. Сообщается, что дата предоставления была 1 октября 2001 года, когда акции фирмы торговались по цене около 13 долларов за акцию, что является самой низкой ценой закрытия за год. Неделю спустя акции торговались по 20 долларов за акцию, а через месяц акции закрылись почти по 26 долларов за акцию.

Компания Brocade сообщила об этом гранте инвесторам в своем официальном заявлении за 2002 год в таблице под названием «Опционные гранты за последний финансовый год», подготовленной в формате, установленном правилами SEC.Помимо прочего, в таблице описаны детали этого и других грантов для руководителей, включая количество акций, на которые распространяются гранты опционов, цену исполнения и дату истечения срока действия опционов. Информация в этой таблице используется аналитиками, в том числе теми, кто составляет известную базу данных ExecuComp Standard & Poor’s, для расчета стоимости Блэка-Шоулза для каждого предоставленного опциона на дату предоставления. При расчете стоимости аналитики исходили из заявлений фирмы о ее процедуре установления цен исполнения, что опционы были предоставлены при деньгах.Рассчитанное значение затем широко использовалось акционерами, исследователями и средствами массовой информации для оценки общей заработной платы генерального директора. Стоимость Блэка Скоулза, рассчитанная для гранта Рейеса на опционы на акции в размере 1,2 миллиона долларов, который, по мнению аналитиков, был при деньгах, составила 13,2 миллиона долларов.

Тем не менее, Комиссия по ценным бумагам и биржам пришла к выводу, что предоставление опциона Рейесу было датировано задним числом, а рыночная цена на фактическую дату предоставления могла составлять около 26 долларов за акцию. Предположим, что акции действительно торговались по 26 долларов за акцию, когда опционы были фактически предоставлены.Таким образом, если бы Brocade придерживалась своей политики предоставления опционов только по цене, она должна была бы предоставить Рейесу опционы с ценой исполнения 26 долларов за акцию. Вместо этого Рейесу были предоставлены опционы со страйком в 13 долларов за акцию, так что опционы приносили 13 долларов в деньгах. И он сообщил о гранте, как если бы он давал Рейесу опционы «при деньгах», когда цена акций составляла 13 долларов за акцию.

Если бы компания Brocade предоставила Рейесу опционы «при деньгах» по цене исполнения 26 долларов за акцию, стоимость предоставленного опциона Блэком Скоулзом составила бы примерно 26 миллионов долларов.Но поскольку опционы стоили 13 миллионов долларов, они были еще более ценными. По одной оценке, они стоили 28 миллионов долларов. Таким образом, если бы аналитикам сказали, что Рейес получил опционы со страйком 13 долларов, когда акции торговались по 26 долларов, они бы сообщили об их стоимости как 28 миллионов долларов, а не 13,2 миллиона долларов. Короче говоря, задним числом этот конкретный опционный грант в только что описанном сценарии позволил бы Brocade предоставить Рейесу опционов на 2 миллиона долларов больше (стоимость Блэка Скоулза), сообщая при этом сумму на 15 миллионов долларов меньше.

Хотя опционы на акции задним числом больше (легко) невозможны, могут быть другие лазейки или последствия налогового законодательства, которые делают опционы более выгодной сделкой, чем наличные. Я мог придумать только одну причину навскидку, поэтому я провел пару недель, расспрашивая людей (включая нескольких основателей) об их нециничных причинах, почему стартапы могут предпочесть опционы эквивалентной сумме денег.

Налоговые льготы ISO

В США опционы на поощрительные акции (ISO) обладают тем свойством, что, если они удерживаются в течение одного года после даты исполнения и двух лет после даты предоставления, владелец опциона выплачивает долгосрочный капитал налог на прибыль вместо обычного подоходного налога с разницы между ценой исполнения и ценой исполнения.Как правило, прирост капитала облагается более низкой налоговой ставкой, чем обычный доход.

Это не так хорошо, как кажется, потому что разница между ценой исполнения и ценой исполнения облагается альтернативным минимальным налогом (АМТ). Я не считаю это важным для себя, поскольку я предпочитаю продавать акции работодателя как можно быстрее, чтобы быть как можно более диверсифицированным, но если вам интересно выяснить, как AMT влияет на ваш налоговый счет при использовании ISO, см. это объяснение для более подробной информации.Для людей в Калифорнии, Калифорния также имеет относительно плохое отношение к приросту капитала на уровне штата, что также делает эту разницу меньше, чем вы могли бы ожидать, глядя на прирост капитала по сравнению с обычными ставками подоходного налога.

Налоговая льгота QSBS

Существует определенный класс акций, который освобождается от федерального налога на прирост капитала и налога штата во многих штатах (но не в Калифорнии). Это интересно, но похоже, что люди редко пользуются этим, когда имеют право, а многие стартапы не имеют права.

Налоговая выгода от других опционов

Налоговое управление сообщает:

Большинство неустановленных законом опционов не имеют легко определяемой справедливой рыночной стоимости. Для неустановленных законом опционов без легко определяемой справедливой рыночной стоимости не возникает налогооблагаемого события, когда опцион предоставляется, но вы должны включить в доход справедливую рыночную стоимость акций, полученных при исполнении, за вычетом суммы, уплаченной при реализации опциона. У вас есть налогооблагаемый доход или вычитаемый убыток, когда вы продаете акции, полученные в результате исполнения опциона.Обычно вы рассматриваете эту сумму как прирост капитала или убыток.

Оценки неверны

Одной из особенностей опционов на акции является то, что для того, чтобы их можно было квалифицировать как ISO, цена исполнения должна быть не ниже справедливой рыночной стоимости. Это легко определить для публичных компаний, но справедливая рыночная стоимость доли в частной компании несколько произвольна. Что касается ISO, мое понимание требования заключается в том, что компании должны предпринять «добросовестные попытки» определить справедливую рыночную стоимость. Для других типов опционов существуют другие правила, которые определяют определение справедливой рыночной стоимости.В любом случае стартапы обычно обращаются к сторонней фирме от 1 до N раз в год, чтобы получить оценку справедливой рыночной стоимости своих обыкновенных акций. Это приводит как минимум к двум возможным разрывам между гипотетической «реальной» оценкой и справедливой рыночной стоимостью для целей опционов.

Во-первых, оценка обновляется относительно редко. Я часто слышал, что оценка компании не обновлялась целую вечность, и сейчас она стоит в два раза больше, так что вы, по сути, получаете двойную скидку.

Во-вторых, фирмы, проводящие оценки, слабо заинтересованы в проведении «правильных» оценок. Фирмы получают деньги от стартапов, которые что-то выигрывают, когда юридическая оценка настолько низка, насколько это возможно.

Я не очень верю, что эти вещи делают варианты удивительными, потому что я слышу именно это от стартапов и основателей, а это значит, что их предложения учитывают это и оцениваются соответственно. Однако, если существует большой разрыв между юридической оценкой и «истинной» оценкой, и это позволяет компаниям фактически выплачивать более высокую компенсацию, как это было с опционами на акции задним числом, я мог видеть, как это склоняет компании в пользу опционов.

Контроль

Даже если работники получат тот же класс акций, что и венчурные капиталисты, учредители сохранят меньший контроль, если они передадут капитал от работников венчурным капиталистам, потому что капитал, принадлежащий работникам, распределяется между относительно большим числом людей.

Удержание

Этот ответ обычно давался мне как нециничная причина. Идея состоит в том, что если вы предлагаете сотрудникам опционы и имеете пункт, запрещающий им продавать опционы на вторичном рынке, многие сотрудники не смогут уйти, не отказавшись от большей части своей компенсации.Лично мне это кажется циничной причиной, но не все видят это так. Например, управляющий партнер Andreessen Horowitz Скотт Купор недавно предложил схему, в соответствии с которой сотрудники теряют свои опционы при любых обстоятельствах, если они уходят до наступления события ликвидности, якобы для того, чтобы помочь сотрудникам.

Независимо от того, считаете ли вы, что работодатели могут удерживать сотрудников на неопределенный период времени, как хорошо или плохо, блокировка опционов, по-видимому, является плохим механизмом удержания — компании, которые платят наличными, имеют лучшее удержание.Например, Netflix выплачивает зарплату, сравнимую с общей компенсацией в старшей группе в таких местах, как Google, и, как ни странно, у них меньше убытков, чем у модных стартапов Bay Area. На самом деле, несмотря на то, что Netflix поднимает много шума, показывая людям дверь, если они не подходят, у них, похоже, не более высокий уровень непреднамеренного ухода, чем у модных стартапов Bay Area — они просто кажутся более честными в этом отношении. , то, что они могут сделать, потому что их рекрутинговое предложение не предполагает, что вы уйдете с компенсацией ниже рыночной, если уйдете.Если вы считаете, что это сравнение несправедливо, потому что Netflix в последнее время не был стартапом, вы можете сравнить с финансовыми стартапами, например. Headlands, которая была основана в ту же эпоху, что и Uber, Airbnb и Stripe. Они (и некоторые другие финансовые стартапы) выплачивают огромные суммы наличными, и это, по-видимому, не приводит к более высокому оттоку, чем стартапы того же возраста, которые выдают неликвидные опционные гранты.

В тех случаях, когда это приводит к тому, что сотрудник остается дольше, чем в противном случае, блокировка опционов часто является плохой сделкой для всех вовлеченных сторон.Ситуация явно плохая для сотрудников, и в среднем компаниям не нужны несчастные люди, которые просто ждут обрыва или события ликвидности.

Согласование со стимулами

Еще одна распространенная причина заключается в том, что если вы дадите людям выбор, они будут работать усерднее, потому что они будут преуспевать, когда преуспевает компания. Это была причина, которая была приведена наиболее яростно («вы не должны доверять тому, кто заинтересован только в зарплате» и т. д.)

Однако, насколько я могу судить, оплата опционов почти полностью разделяет производительность труда и компенсацию. .Если вы посмотрите на компании, которые сделали многих людей богатыми, такие как Microsoft, Google, Apple и Facebook, почти ни один из разбогатевших сотрудников не сыграл важной роли в успехе компании. Google и Microsoft сделали тысячи людей богатыми, но подавляющее большинство этих людей просто оказались в нужном месте в нужное время и могли так же легко устроиться на другую работу, где они не разбогатели. И наоборот, подавляющее большинство пакетов опций для стартапа в конечном итоге практически ничего не стоят, но почти ни один из сотрудников, чьи варианты в конечном итоге оказались бесполезными, не способствовал тому, чтобы их варианты стали бесполезными.4 человек разбогатели к концу 90-х. Подавляющее большинство этих людей ничем не отличались от людей, занимавших аналогичные должности у конкурентов Microsoft. Они просто случайно выбрали выигрышный лотерейный билет. Это противоположно тому, что основатели утверждают, что они получают от предоставления опционов. Как и выше, компании, которые платят наличными, такие как Netflix, похоже, не имеют проблем с производительностью сотрудников.

Между прочим, значительная часть людей, разбогатевших на работе в Microsoft, присоединилась к ней после IPO, которое было в 1986 году.То же самое относится и к Google, и, хотя Facebook слишком молод, чтобы мы могли иметь хорошее представление о долгосрочной истории после IPO, люди, которые присоединились к нам через год или два после IPO (5 лет назад, в 2012 г.) неплохо себя зарекомендовали. Люди, которые присоединились к пред-IPO, добились большего успеха, но, как упоминалось выше, у большинства людей отдача от личного богатства снижается. То же самое распределение по степенному закону, которое заставляет венчурный капитал работать, также означает, что вполне вероятно, что только Microsoft сделала богаче людей после IPO с 1986 по 1999 год, чем все технологические компании до IPO вместе взятые за этот период.Что-то похожее верно для Google с 2004 года до IPO FB в 2012 году, даже включая людей, разбогатевших на IPO FB, как людей, разбогатевших благодаря компании до IPO, и вы можете сделать аналогичный расчет для Apple.

Фирмы венчурного капитала по сравнению с рынком

Существует несколько потенциальных контраргументов утверждению о том, что доходность венчурного капитала (и, следовательно, стартовый капитал) не превосходит рынок.

Один из аргументов заключается в том, что когда люди говорят это, они обычно имеют в виду, что после того, как венчурные капиталисты получат свои комиссионные, доходность венчурных фондов не превысит рынок.Как сотрудник, который получает опционы на запуск, вы (напрямую) не платите венчурные сборы, а это значит, что вы можете превзойти рынок, оставив венчурные сборы себе.

Еще один аргумент заключается в том, что некоторые инвесторы (такие как YC) стабильно преуспевают. Если вы присоединитесь к стартапу, финансируемому опытными инвесторами, вы тоже можете неплохо заработать. Чтобы это имело смысл, вы должны понимать, что компания стоит больше, чем «ожидалось», в то время как у компании нет такой же реализации, потому что вам нужно, чтобы компания предоставила вам пакет опционов без надлежащего учета его стоимости.Для того, чтобы у вас были такие ожидания и вы могли получить выгодную сделку, основатели должны не только не быть слишком уверенными в вероятности успеха компании, но и быть недостаточно уверенными в себе. Хотя это не невозможно, большинство предложений стартапов, о которых я слышал, имеют противоположную проблему.

Инвестирование

Этот раздел представляет собой обновление, написанное в 2020 году. Этот пост был первоначально написан, когда я не осознавал, что не очень богатые люди могут инвестировать в стартапы.Но как только я переехал в НФ, я обнаружил, что на самом деле очень легко инвестировать в стартапы и что для этого не нужно быть особенно богатым (для программиста) — люди часто берут небольшие чеки (всего 5 тысяч долларов). а иногда и меньше) в посевных раундах. Если вы можете напрямую инвестировать в посевной раунд, это будет намного выгоднее, чем присоединиться к команде в качестве первого сотрудника.

На момент написания этой статьи компании довольно часто привлекали начальный раунд при оценке в 10 миллионов долларов. Это означает, что вам придется инвестировать 100 тысяч долларов, чтобы получить 1%, или примерно столько же капитала, сколько вы ожидаете получить в качестве очень раннего сотрудника.Однако, если вы присоединитесь к компании, ваш капитал будет передан в течение четырех лет, вы получите худший класс капитала и (как правило) получите гораздо меньше информации о структуре акций компании. Как инвестору, вам нужно всего лишь инвестировать 25 000 долларов, чтобы получить годовой доход от раннего капитала сотрудников. Кроме того, вы можете инвестировать в несколько компаний, что дает вам более высокую доходность с поправкой на риск. По ставкам, которые сегодня платят большие компании (средний диапазон, возможно, 380 тысяч долларов в год для старшего инженера, 600 тысяч долларов в год для штатного инженера), работа в крупной компании и трата 25 тысяч долларов в год на инвестиции в стартапы строго лучше, чем работа в стартап с точки зрения финансовой отдачи.

Заключение

Существует ряд факторов, которые могут сделать опционы более или менее ценными, чем они кажутся. С точки зрения работника, факторы, которые делают опционы более ценными, чем кажутся, могут привести к тому, что собственный капитал будет стоить на десятки процентов больше, чем в наивных расчетах. Факторы, которые делают опционы менее ценными, чем кажутся, делают это способами, которые в большинстве случаев нелегко поддаются количественной оценке.

Доминируют ли факторы, которые делают опционы относительно более ценными, или факторы, которые делают опционы относительно менее ценными, является эмпирическим вопросом.Моя интуиция подсказывает, что факторы, которые делают опционы относительно менее ценными, сильнее, но это всего лишь предположение. Чтобы получить представление об этом из общедоступных данных, можно пройти через успешную регистрацию запуска S-1. Поскольку в этом посте уже ~5 тысяч слов, я оставлю его для другого поста, но отмечу, что в моем предварительном просмотре нескольких 99%-ных выходов (> 1 млрд долларов) средний сотрудник, похоже, работает хуже. чем тот, кто находится на стандартной карьерной траектории Facebook/Google/Amazon.

С точки зрения компании, есть несколько факторов, которые позволяют компаниям сохранять больше рычагов/контроля, предоставляя относительно больше возможностей для сотрудников и относительно меньше капитала для инвесторов.

Все это звучит хорошо для учредителей и инвесторов, но я не понимаю, что в этом хорошего для сотрудников. Если у вас есть дополнительные причины, которые мне не хватает, я бы хотел их услышать.

_Если вам понравился этот пост, вам может понравиться и другой пост о компромиссе между работой в крупной компании и работой в стартапе.

Приложение: предостережения

Многие стартапы не заявляют, что их предложения финансово конкурентоспособны. Со временем я все реже слышу: «Если бы ты хотел разбогатеть, как бы ты это сделал? Я думаю, что вам лучше всего было бы начать или присоединиться к стартапу.Это был надежный способ разбогатеть на протяжении сотен лет». (это реальная цитата Пола Грэма) и многое другое: «Мы не можем конкурировать с Facebook в финансовом плане, но…». Я слышал от нескольких основателей, что вступление в компанию в качестве первого сотрудника — невероятно плохая сделка, если сравнивать капитал и рабочую нагрузку первых сотрудников с капиталом и рабочей нагрузкой основателя.

Некоторые стартапы предлагают предложения, которые фактически конкурируют с предложениями крупных компаний. Что-то, что я видел от стартапов, которые пытаются раздавать привлекательные предложения, это то, что для «старших» людей они готовы платить значительно более высокие зарплаты, чем публичные компании, потому что понимают, что варианты не очень хороши для сотрудников из-за их сроки, профиль риска и ожидаемая ценность.

Существует огромное количество предложений, многие из которых фактически случайны. Я знаю случаи, когда человек получал более выгодное предложение от стартапа (который, как правило, не дает особенно сильных предложений), чем от Google, и если вы спросите, вы услышите о многих подобных случаях. Не всегда верно, что предложения стартапов ниже, чем предложения Google/Facebook/Amazon, даже для стартапов, которые не платят конкурентоспособно (в среднем).

Все в этом посте, что связано с налогами, U.С. специфический. Например, мне сказали, что в Канаде «вы можете отсрочить уплату налогов при исполнении опционов, цена исполнения которых намного ниже справедливой рыночной стоимости, до реализации, если компания контролируется Канадой и работает в Канаде».

Вы можете возразить, что те же рассуждения, которые мы рассматривали для опционов, могут быть применены к RSU, даже RSU для публичных компаний. Это правда, хотя самые большие недостатки вариантов стартапа смягчены или отсутствуют, наличные по-прежнему имеют значительные преимущества для сотрудников по сравнению с RSU.К сожалению, единственная известная мне нефинансовая компания, которая использует это в своих интересах при наборе персонала, — это Netflix; пожалуйста, дайте мне знать, если вы можете вспомнить другие технологические компании, которые используют ту же модель вознаграждения.

В некоторых стартапах есть скользящая шкала, позволяющая выбирать различные суммы опционов/зарплаты. Я не видел предложения, которое позволило бы вам установить ползунок на 100% наличными и 0% опционов (или 100% опционов и 0% наличных), но кто-то там, вероятно, захочет сделать вам предложение полностью наличными.

В текущих условиях просмотр публичных выходов может сместить данные в сторону менее успешных компаний. Самые успешные стартапы из последних нескольких поколений стартапов, которые не ушли в результате поглощения, до сих пор предпочитали не выходить на IPO. Вполне возможно, что после того, как все данные будут собраны, средний доход от присоединения к стартапу будет выглядеть совсем по-другому (хотя я сомневаюсь, что средний доход сильно изменится).

Кстати, я ничего не имею против принятия стартового предложения, даже если оно низкое.Когда я закончил колледж, я согласился на самое низкое предложение, которое у меня было, а моя партнерша недавно приняла самое низкое предложение, которое она получила (почти в 2 раза больше, чем самое высокое предложение). Существует множество причин, по которым вы можете захотеть принять предложение, которое не является наилучшим финансовым предложением. Тем не менее, я думаю, вы должны знать, во что ввязываетесь, и не принимать предложение, которое вы считаете выгодным с финансовой точки зрения, когда оно просто посредственное или даже плохое.

Приложение: непротиворечивые аргументы

Наиболее распространенное возражение, которое я слышал по этому поводу, заключается в том, что у большинства стартапов недостаточно денег, чтобы заплатить эквивалент наличными, и они не могут собрать столько денег, продав то, что «обычно» было бы их пул опционов для сотрудников.Может быть и так, но это не контраргумент — это аргумент, что у большинства стартапов нет опционов, достаточно ценных, чтобы их можно было обменять на эквивалентную сумму денег, т. е. опционы просто не так ценны, как заявлено. . Этот аргумент можно сформулировать по-разному (например, выплата зарплаты вместо опционов увеличивает скорость выгорания, сокращает взлетно-посадочную полосу, делает запуск по умолчанию мертвым и т. д.), но аргументы в этой форме в основном эквивалентны признанию того, что варианты запуска не не стоит много, потому что они не выдержали бы, если бы варианты были достаточно ценными, чтобы типичный компенсационный пакет стоил столько же, сколько типичное предложение «старшего» в Google или Facebook.

Если вы не купите это, представьте себе стартап с типичной оценкой, который находится на стадии, когда они раздают 0,1% акций опционов новым сотрудникам. Теперь представьте, что какой-то иррациональный сторонний наблюдатель хочет заключить сделку, по которой он берет 0,1% компании за 1 миллиард долларов. Стоит ли брать деньги и платить людям из денежного пула в 1 миллиард долларов вместо того, чтобы платить людям 0,1% доли опционного пула? Ваш ответ должен быть положительным, если только вы не считаете, что соотношение между стоимостью наличных денег и собственным капиталом почти бесконечно.Абсолютные заявления типа «опционы предпочтительнее наличных, потому что оплата наличными увеличивает скорость сжигания, делая стартап по умолчанию мертвым» при любой оценке эквивалентны утверждению, что правильное соотношение равно бесконечности. Это явно бессмысленно; есть какое-то правильное соотношение, и мы можем не согласиться с тем, что такое правильное соотношение, но для типичных стартапов правильное соотношение не должно быть бесконечным. Поскольку это было таким распространенным возражением, если у вас есть это возражение, мой вопрос к вам: почему вы не утверждаете, что стартапы должны платить еще меньше наличными и еще больше возможностей? Является ли аргумент, что коэффициент текущей ликвидности точно оптимален, и если да, то почему? Кроме того, почему соотношение так сильно различается между разными компаниями на одном и том же этапе, которые привлекли примерно одинаковую сумму денег? Все ли эти компании предлагают оптимальные предложения?

Второе наиболее распространенное возражение состоит в том, что варианты стартапа на самом деле многого стоят, если выбрать правильный стартап и использовать правильную модель для оценки вариантов.Возможно, но если это правда, почему они не могли собрать немного больше денег, отдав больше акций венчурным капиталистам по их истинной стоимости, а затем заплатив наличными?

Еще одно распространенное возражение звучит примерно так: «Я знаю много людей, которые заработали миллион долларов на стартапах». Я тоже, но я также знаю многих людей, которые заработали гораздо больше, работая в публичных компаниях. Этот пост посвящен относительной стоимости компенсационных пакетов, а не абсолютной.

Благодарности

Благодарности Лии Хэнсон, Бену Куну, Тиму Эбботту, Дэвиду Тернеру, Нику Бергсон-Шилкоку, Питеру Френкелю, Джо Арденту, Крису Боллу, Антону Дюбро, Шону Тальтсу, Даниэль Сачер, Дэну МакКинли, Берту Муталали, Дэну Паттику , Indradhanush Gupta и Gaxun за комментарии и исправления.

Параметры запуска Windows (включая безопасный режим)

Безопасный режим запускает Windows с минимальным набором драйверов и служб для устранения неполадок. Если проблема не появляется снова, когда вы запускаете компьютер в безопасном режиме, вы можете исключить настройки по умолчанию, а также основные драйверы устройств и службы в качестве возможных причин. Есть три разных варианта безопасного режима:

  • Включить безопасный режим. Запускает Windows с минимальным набором драйверов и служб.

  • Включить безопасный режим с поддержкой сети. Запускает Windows в безопасном режиме и включает сетевые драйверы и службы, необходимые для доступа в Интернет или к другим компьютерам в вашей сети.

  • Включить безопасный режим с помощью командной строки. Запускает Windows в безопасном режиме с окном командной строки вместо обычного интерфейса Windows.Эта опция предназначена для ИТ-специалистов и системных администраторов.

Если проблема не возникает при перезагрузке компьютера в безопасном режиме, маловероятно, что причиной проблемы являются базовые настройки, файлы и драйверы в Windows. Попробуйте запустить все приложения на рабочем столе, которые вы обычно используете, одно за другим (включая приложения в папке «Автозагрузка»), чтобы увидеть, может ли конкретное приложение вызывать проблему. Если проблема связана с одним из приложений, удалите его или обратитесь к издателю программного обеспечения.Если проблема возникает в безопасном режиме или вы по-прежнему не можете найти проблему, попробуйте обновить или перезагрузить компьютер. Дополнительные сведения см. в разделе Как обновить, перезагрузить или восстановить компьютер.

 

Как сделать опционы на акции стартапов выгоднее для сотрудников

Когда в 1957 году группа инженеров запустила Fairchild Semiconductors — первый стартап по производству микросхем в Силиконовой долине, — инвесторы предложили основателям относительно новый вид вознаграждения: опционы на акции.

К середине 1970-х годов инвесторы в стартапы, финансируемые венчурным капиталом, начали предоставлять опционы на акции всем своим сотрудникам. На первый взгляд это была довольно радикальная идея. Инвесторы раздавали часть своей доли в компании не только учредителям, но и всем сотрудникам.

Зачем им это делать?

Опционы на акции для всех сотрудников стартапов служили нескольким целям:

  • Поскольку у стартапов не было много наличных денег и они не могли конкурировать с крупными компаниями в предложениях заработной платы, опционы на акции, предлагаемые потенциальному сотруднику, были похожи на предложение лотерейного билета в обмен на более низкую зарплату.Сотрудники стартапов подсчитали, что: а) их тяжелая работа может изменить шансы и б) когда-нибудь опционы на акции, которыми они распоряжаются, могут сделать их миллионерами.
  • Инвесторы делают ставку на то, что, предлагая потенциальным сотрудникам долю в будущем росте компании — с видимым временным горизонтом выплаты — сотрудники будут действовать как владельцы и работать усерднее, и это приведет в соответствие интересы сотрудников с интересами инвесторов. И ставка сработала. Это привело к неустанной культуре Кремниевой долины 20   века «делай, что нужно».Мы спали под столами и работали всю ночь, чтобы отгружать продукцию и получать ежеквартальную прибыль — и все потому, что это была «наша» компания.
  • Хотя у учредителей было больше акций, чем у других сотрудников, у них были те же опционы на акции, что и у остальных сотрудников, и они зарабатывали деньги только тогда, когда это делали все остальные (хотя они зарабатывали гораздо больше). В то время, когда ранее не существовало ангельского и начального финансирования для запуска компании, основатели ставили на карту гораздо больше — обходились без зарплаты, закладывали свои дома и т. д.Эта фраза «мы все вместе» увязывала учредителей и сотрудников в плане стимулов.

Механически опцион на акции был простой идеей: сотрудник получил опцион (предложение) купить часть компании через обычных опционов на акции (называемых ISO или NSO) по низкой цене («цена исполнения» ). Если компания была успешной, сотрудник мог продать акции по гораздо более высокой цене, когда компания разместила свои акции на фондовой бирже («первичное публичное предложение») или была приобретена.

Работники не могли одновременно владеть своими опционами на акции. Акции тратились в течение четырех лет, так как каждый месяц «распоряжался» 1/48 опционного гранта. И просто чтобы убедиться, что вы остались, с большинством планов опционов на акции, если вы не остались на целый год, вы не станете инвестировать акции.

Все сотрудники — учредители, ранние сотрудники (которые получили гораздо меньше опционов, чем основатели, но больше, чем нанятые позже), и более поздние сотрудники — все имели одинаковую сделку с наделением правами, и никто не зарабатывал на опционах на акции до «события ликвидности».Обоснование заключалось в том, что, поскольку до этого момента у инвесторов не было возможности зарабатывать деньги, никто другой не должен был этого делать. Все — инвесторы, основатели и сотрудники стартапа — были в одной лодке.

Таким образом, время до события ликвидности имело решающее значение. В 20 903–29  годах лучшие компании выходили на IPO через шесть-восемь лет после запуска; во время пузыря доткомов 1996–1999 годов это могло быть всего 2–3 года. Из четырех стартапов, в которых я работал, которые вышли на биржу, на это ушло от шести до трех лет.

Как изменилась компенсация при запуске

Многое изменилось в экономике стартапов за последние два десятилетия. А у Марка Састера из Upfront Capital есть отличный пост, в котором резюмируются эти изменения.

Первая большая идея заключается в том, что в отличие от 20 го века, когда было две фазы финансирования стартапов – Посевной капитал и Венчурный капитал – сегодня есть новая, третья фаза. Называется Рост Капитал.Вместо того, чтобы стартап становиться публичным через шесть-восемь лет после своего основания, чтобы привлечь капитал для развития компании, сегодня компании могут сделать частные сборы на сумму более 50 миллионов долларов в этот момент, отложив необходимость IPO до 10 или более лет после запуска.

Вся предпосылка капитала роста заключается в том, что, оставаясь частной дольше, весь потенциал роста, который раньше доставался инвесторам открытого рынка (Уолл-Стрит), вместо этого мог быть получен частными инвесторами (венчурными капиталистами и инвесторами роста).

Три примера, которые использует Састер — Salesforce, Google и Amazon — показывают, насколько более ценными стали компании после IPO.До того, как эти трое вышли на биржу, они не были единорогами — то есть их рыночная капитализация составляла менее 1 миллиарда долларов. Двенадцать лет спустя рыночная капитализация Salesforce составила 18 миллиардов долларов, Google — 162 миллиарда долларов, а Amazon — 17 миллиардов долларов. По мнению Састера, стартапы сегодня не могут собрать деньги, став публичными; дело в том, что их инвесторы могут заработать больше денег, оставив их частными и сделав их публичными позже — сейчас 10-12 лет . И в настоящее время для этого существует приток капитала.

Появление растущего капитала и отсрочка IPO на десять или более лет привели к резкому изменению баланса сил между учредителями и инвесторами.В течение трех десятилетий, с середины 1970-х до начала 2000-х, правила игры заключались в том, что компания должна стать прибыльной и нанять профессионального генерального директора до IPO.

Это имело смысл. Компании 20-го века, конкурирующие на менее динамичных рынках, могли долгое время процветать благодаря одной-единственной инновации. Если венчурные капиталисты вышвырнули основателя, то вступивший на его место профессиональный генеральный директор мог вырастить компанию, не создавая ничего нового. В тех условиях замена основателя была рациональным решением.Но компании 21 -го -го века сталкиваются со сжатыми технологическими циклами, которые создают потребность в непрерывных инновациях в течение более длительного периода времени. Кто лучше всего руководит этим процессом? Часто именно основатели, чей творческий подход, спокойствие в беспорядке и принятие риска более ценны в то время, когда компаниям необходимо сохранять культуру стартапов, даже когда они становятся большими.

Заметив, что учредители добавляли стоимость в течение долгого времени на этапе роста, венчурные капиталисты начали уступать компенсацию и контроль над советом основателям.

Хотя у основателей в 20 -м веке было больше акций, чем у остальных их сотрудников, у них были одинаковые опционы на акции. Сегодня это неправда. Скорее, когда стартап только формируется, его основатели присуждают себе вознаграждения в виде ограниченных акций (RSA) вместо опционов на обыкновенные акции. По сути, компания продает им акции по нулевой стоимости.

В 20-м -м веке основатели рисковали своей зарплатой, ставя на кон свою ипотеку и будущее.Сегодня это менее верно. Основатели берут на себя гораздо меньший риск, собирают многомиллионные начальные раунды и имеют возможность обналичить деньги задолго до наступления ликвидности.

Ранние сотрудники в равной степени рискуют тем, что компания рухнет, и часто работают одинаково усердно. Однако сегодня основатели владеют в 30-50 раз больше, чем первые сотрудники стартапа.

Вдобавок к несоответствию акций учредителей и первых сотрудников, венчурные капиталисты изменили целевые показатели ликвидности, но не изменили целевые показатели наделения правами для неоснователей . Учтите, что средний срок пребывания сотрудника в стартапе составляет 2 года. К третьему году 50% сотрудников уйдут. Если вы являетесь одним из первых сотрудников, сегодня компания может стать публичной только через восемь лет после того, как вы наделите ее полномочиями.

Так почему же это должно волновать сотрудников стартапов, не являющихся учредителями? Вы по-прежнему будете владеть своими акциями и сможете уйти и присоединиться к другому стартапу. Есть четыре проблемы:

  • Во-первых, по мере того, как компания привлекает больше денег, стоимость вашего первоначального гранта по опциону на акции размывается новыми деньгами.(У венчурных капиталистов обычно есть пропорциональные права на сохранение своей доли собственности, а у сотрудников — нет.) Таким образом, в то время как венчурные капиталисты выигрывают от сохранения конфиденциальности стартапа, сотрудники получают обратную сторону.
  • Во-вторых, когда первичное публичное размещение акций больше не происходит в ближайшем временном горизонте пребывания сотрудника в должности, первоначальный смысл опционов на акции исчезает. Теперь мало финансовых причин оставаться дольше, чем первоначальный грант, дающий .
  • В-третьих, поскольку справедливая рыночная стоимость акций растет (до той суммы, которую платят инвесторы роста), высокая цена исполнения не является привлекательной для найма новых сотрудников, особенно если они обеспокоены тем, что им придется уйти и заплатить высокую цену исполнения. чтобы сохранить акции.
  • И, наконец, во многих дорогостоящих стартапах сегодняшние основатели продают часть принадлежащих им акций при каждом раунде финансирования. (Иногда эта возможность предоставляется всем сотрудникам в «вторичном» предложении.) «Вторичное» обычно происходит, когда стартап достиг значительного дохода или оборота и рассматривается как «лидер» в своем рыночном пространстве, на пути к успеху. IPO или крупная продажа

Венчурные капиталисты намеренно изменили более чем 50-летний социальный контракт с сотрудниками стартапа.В то же время они, возможно, убрали один из ключевых стимулов, который отличал стартапы от работы в крупной компании.

Хотя уникальная технология или знание рынка являются одним из компонентов успешного стартапа, все согласны с тем, что привлечение и удержание высококлассных специалистов отличает победителей от проигравших. Пытаясь дольше сохранять конфиденциальность компаний, но не передавать эту новую ценность сотрудникам, венчурные капиталисты могут убить золотого гуся.

Что должны делать сотрудники?

В прошлом учредители и сотрудники получали гранты на обыкновенные акции одного и того же типа, и именно венчурные капиталисты пользовались льготным режимом акций.Сегодня, если вы работаете по найму, вы находитесь в самом низу списка предпочтительных акций. Основатели и самые ранние сотрудники пользуются привилегированными акциями, а венчурные капиталисты имеют привилегированные акции. И вы так же усердно работаете. Добавьте к этому все другие известные недостатки стартапов: отсутствие баланса между работой и личной жизнью, сумасшедший рабочий день, неопытный менеджмент, риск банкротства и т. д.

Тем не менее, присоединение к стартапу по-прежнему имеет много преимуществ для сотрудников, которые хотят работать в высокопроизводительных командах с небольшой структурой.Ваше влияние, скорее всего, будет ощущаться. Постоянные возможности обучения, ответственность и продвижение есть для тех, кто принимает это.

Если вы один из первых нанятых старших сотрудников, нет ничего плохого в том, чтобы просить о таких же соглашениях об ограничении акций (RSA), как и у основателей. И если вы присоединяетесь к более крупному стартапу, вы можете рассмотреть те, которые предлагают ограниченные акции (RSU), а не обыкновенные акции.  

Что делать инвесторам?

Одна из возможностей состоит в том, чтобы заменить опционы на акции первых сотрудников (первые ~10 сотрудников) теми же соглашениями об ограничении акций (RSA), что и у учредителей.

Для более поздних сотрудников предложите так называемые единицы ограниченного запаса (RSU). Ограниченные акции — это обещание компании предоставить вам акции компании. В отличие от опциона на акции, у которого цена исполнения (покупки) всегда выше 0 долларов, RSU — это опцион с покупной ценой 0 долларов. Чем ниже страйк-цена, тем меньше вы должны заплатить за владение акциями компании . Как и опционы на акции, жилет RSU. Но чтобы сотрудники были вовлечены, им должно быть разрешено покупать принадлежащие им акции RSU и продавать их каждый раз, когда компания привлекает новый раунд финансирования.

Структуры венчурного капитала были созданы для мира, в котором успешные компании уходили через шесть-восемь лет и не привлекали слишком много капитала. Сегодня фонды роста венчурного капитала теперь дают стартапам деньги, которые они получили бы на IPO. Это отодвинуло необходимость проведения IPO еще на пять лет, позволив венчурным капиталистам воспользоваться увеличением рыночной капитализации компании. А рыночная капитализация во время IPO превысит все, что когда-либо было у стартапов.

Инвесторы и учредители изменили модель в свою пользу, но никто не изменил модель для сотрудников.Перемещение целей по ликвидности, возможно, устранило стимул для тех, кто не является учредителем, хотеть работать в стартапе, а не в крупной компании. Опционы на акции с четырехлетним периодом перехода больше не подходят для сотрудников, поскольку для того, чтобы компания стала публичной или была приобретена, может потребоваться от 10 до 12 лет.

Венчурным инвесторам необходимо рассмотреть новую модель поощрения акциями — RSA для первых ключевых сотрудников, а затем RSU — ограниченные акции для всех остальных.

3 вещи, которые должны знать сотрудники стартапов об опционах на акции и снижении рисков

Мнения, выраженные участниками Entrepreneur , являются их собственными.

Опционы на акции стали обычным явлением среди стартапов, финансируемых венчурным капиталом, в середине 70-х годов, когда борющиеся стартапы преуспели в привлечении талантов и заинтересованности своих сотрудников, предложив им опционы на акции. Основатели начали раздавать часть собственности компании всем сотрудникам вместо высоких зарплат для настоящих талантов в виде денежных выплат, что сделало это спасением для многих компаний.

Шаттерсток

Многие сотрудники получили золото благодаря опционам на акции.Существует растущая тенденция к тому, чтобы стартапы, особенно технологические стартапы, превращали сотрудников в миллионеров. Потрясающие истории успеха, такие как Facebook и Twitter, объявляющие процент своей компании в своем акционерном капитале, сделали акционерный капитал привлекательным вариантом.

Компенсационные пакеты со встроенными в них опционами на акции могут быть беспроигрышными для обеих сторон и эффективным способом привести таланты в соответствие с целью и видением.

Однако не все работники могут заработать на возможности заработать на предложенных им опционах на акции.

Связано с этим: 16 лучших карьерных решений, когда фондовый рынок колеблется

Что заставляет их отказываться от преимуществ наличия опционов на акции компании? Что побуждает сотрудников оставлять деньги на столе, уходя из компании? Что им нужно знать, чтобы превратить свои опционы в реальное богатство?

Вот три вещи об опционах на акции, которые должен знать каждый сотрудник: 

1. Часы тикают.

Опционы на акции — это соглашения между компанией и ее сотрудниками, которые дают сотрудникам право купить определенное количество акций компании по установленной цене — также называемой ценой исполнения — в течение установленного периода времени, обычно в течение 90 дней.Когда сотрудник решает покинуть компанию, он может реализовать свои возможности только путем внесения значительного капитала в течение установленного срока.

Скотт Чоу, основатель ESO Fund, компании, которая помогает сотрудникам с легкостью реализовывать и ликвидировать свои опционы на акции, отмечает, что стоимость реализации опционов на акции для сотрудников может превышать годовую зарплату с учетом налогов. Большинство сотрудников выбивают и оставляют деньги на столе.

2. Они могут превратиться в пресловутые золотые наручники.

Исполнительная команда не обязана — и часто не мотивирована — делиться всем с более широкой аудиторией. Общая политика заключается в том, чтобы не рассказывать людям слишком много, особенно увольняющимся сотрудникам, тенденция, очевидная в Силиконовой долине и других штатах с высокопроизводительным бизнесом с высоким капиталом. В случае раунда инвестиций или слияния сотрудники обычно получают пакеты раскрытия информации, известные как Список исключений , в которых, как правило, преобладают аннулированные соглашения об опционах на акции, чтобы избежать судебных исков со стороны сотрудников.

Главный юрисконсульт и генеральный директор решают, какой объем информации может фактически передаваться сотрудникам, что затрудняет для сотрудников решение о том, тратить ли наличные деньги для исполнения своих опционов на акции. Это особенно важно в условиях ограниченного времени.

3. Налоги могут быть огромным препятствием.

Опционный грант — прекрасный финансовый инструмент, разумный и эффективный с точки зрения налогообложения, но он может стать вошедшими в поговорку золотыми наручниками для работника. Потенциальная стоимость акций делает их золотыми, но высокая стоимость покупки опционов может быть ограничивающей.

Если работник решит воспользоваться опционами, когда цена выше, чем цена акции, ему также придется иметь дело с огромными налогами. При типичном четырехлетнем периоде перехода на стандартный опцион на акции увеличение стоимости акций приводит к обременительным налогам, а снижение стоимости акций означает прямые убытки для работника.

По теме: 3 ключевых момента, которые компании должны учитывать в отношении опционов на акции прямо сейчас финансовое благополучие компании — помогает бесплатно вернуть возможности, если сотрудник решит уйти или его уволят.

Чжоу отмечает, что количество людей, которые не реализуют свои опционы на акции, ошеломляет: 55%, 75%, а иногда даже 80% предоставленных опционов на акции остаются неисполненными. Плохая работа компании является причиной примерно половины из них, но основной причиной того, что сотрудники отказываются от своих опционов на акции, является отсутствие средств и доступа к своевременной информации.

Снижение рисков для сотрудников

Поскольку компании масштабируются быстрее, чем когда-либо, сотрудники должны иметь возможность реализовать свои возможности, имея доступ к нужной информации.Такие компании, как ESO Fund, предлагают снизить риск сотрудников тремя способами:

  1. Снизить риск сотрудников за счет финансирования реализации опционов на акции
  2. Помочь сотрудникам управлять своими налогами
  3. цена исполнения

Имея безрисковую возможность погасить свои опционы на акции, сотрудники могут рассчитывать на прочную основу для накопления богатства.

Как думать об опционах на акции, когда вы получили предложение о работе от стартапа

Стартапы все чаще предлагают новым сотрудникам опционы на акции (акции) как часть своего компенсационного пакета.Существует много непонимания того, как работают опционы и как вы должны думать об их ценности. После прочтения этого, я надеюсь, у вас будет лучшее понимание.

На эту тему можно многое осветить, так что это длинная статья. Я написал резюме в конце, если вам нужны быстрые изюминки.

Важное примечание: я не финансовый консультант, поэтому следующая информация предназначена только для информационных целей. Всегда лучше искать квалифицированных консультантов по конкретным вопросам.

Почему важно понимать параметры?

Большинство стартапов включают опционы как часть предлагаемой компенсации. Если вы не понимаете, как они работают или как оценивать их ценность, вам будет сложно оценить ваше предложение или сравнить его с другими возможностями. В то же время стартапы часто дают вам выбор между различными пакетами зарплаты/опций (например, более низкая зарплата и более высокие опции против более высокой зарплаты и более низких опций). В этом посте я хочу дать вам понять ценность вариантов, чтобы вы могли сделать более осознанный выбор.

Что такое вариант?

Опцион на акции — это контракт, который дает вам возможность купить акции компании. В этом контракте есть три важных элемента:

  1. Количество опционов . Это означает количество акций, которое вы можете купить
  2. Цена исполнения (иногда называемая ценой исполнения) . Это заранее установленная цена, которую вы заплатите при покупке акций с использованием вашего опционного контракта.
  3. График наделения правами. Большинство компаний выдают вам опционы, которые со временем переходят. Вестинг — более сложная концепция, поэтому я написал об этом целый раздел ниже

. Часто используется слово «исполнение», это просто еще одно слово для обозначения действия опционного контракта, когда вы покупаете по цене исполнения и продаете опционы. на акции, которые можно продать.

Почему вам вообще предлагают варианты?

  1. Основатели хотят привлечь вас к работе в их бизнесе: Вы идете на риск, присоединяясь к компании на ранней стадии.Это интересные места для работы (я написал пост о том, что стартапы могут быть идеальным местом для людей в начале своей карьеры), но они чаще терпят неудачу, чем более авторитетные компании. Я думаю, что предложение вариантов — отличный способ привлечь таланты по двум причинам: а) вы чувствуете себя частью бизнеса, который строите, и б) есть возможность разделить вознаграждение, если бизнес будет успешным
  2. Основатели хотят мотивировать вас усердно работать, пока вы там: Ваши возможности в бизнесе будут чего-то стоить только в том случае, если бизнес будет иметь большой успех.Для компаний на ранней стадии жизненно важно, чтобы все сотрудники были мотивированы на усердную работу. Если вы получаете финансовую выгоду, когда компания преуспевает, вы, скорее всего, будете усердно работать, пока вы там.
  3. Основатели хотят, чтобы вы оставались там: Как вы прочтете ниже, вам не просто даются ваши опционы в первый день, вы зарабатываете их в течение нескольких лет, работая в компании. Если компания быстро растет, опционы, которые вы зарабатываете, могут начать иметь серьезную ценность, и поэтому вы, скорее всего, останетесь

Что такое наделение правами?

Когда вы присоединяетесь к стартапу, компания не сразу предоставит вам все ваши возможности в первый же день.Основная причина заключается в том, что если вы уйдете на следующей неделе, вы уйдете с большим количеством вариантов, не добавив ценности компании. Вестинг — это механизм, с помощью которого вы со временем зарабатываете опционы, гарантируя, что ваши интересы совпадают с интересами компании.

Стандартный график наделения прав, используемый в стартапах в Великобритании и США, таков: «4 года с 1-летним обрывом». Вот как может выглядеть ваш график наделения правами, если вам предоставлено 10 000 опционов и вы работаете в компании в течение 4 лет:

  • День 1: 0 переданных опционов
  • 6 месяцев: 0 переданных опционов 1-летний обрыв означает, что вы не передаете никаких опционов, пока не проработаете в компании 12 месяцев; это побуждает сотрудников оставаться в компании как минимум на год
  • 12 месяцев: 2500 опционов. На отметке в один год вы прошли ¼ пути за 4 года и преодолели свой 1-летний обрыв, поэтому вы получаете первые 25% вариантов
  • 15 месяцев: 3125 опционов. Как только вы преодолеете отметку в 1 год, вы, как правило, будете ежемесячно размещать опционы.Через 15 месяцев вы заработаете 31% ваших опционов
  • 36 месяцев: 7 500 опционов
  • 48 месяцев: 10 000 опционов. На отметке 4 года вы заработали все свои варианты из первоначального гранта, так что больше никаких вариантов для накопления нет.

Важно понимать, что если вы думаете, что проработаете в компании всего 18 месяцев, вы заработаете только 38% своих опционов.

Обратите внимание, что это всего лишь пример.Я также слышал о 4-летних графиках наделения правами, при которых вы зарабатываете только 10 % своих опционов в первый год, 20 % — во второй, 30 % — в третий и 40 % — в четвертый (более агрессивный подход, который побуждает сотрудников останься подольше). Важно понимать свой график наделения полномочиями, поэтому обязательно задавайте вопросы своему потенциальному работодателю. Может быть полезно запросить рабочий пример, подобный приведенному выше.

Как оценивать ваши опционы

Стоимость ваших опционов зависит от разницы между ценой исполнения и стоимостью акций, в которые конвертируется опцион (определяется ценой акции).Стоит отметить, что страйк-цена зависит от множества различных факторов, в том числе от правил опционной схемы, на которую подписана ваша компания, и от стадии, на которой находится бизнес. Цены исполнения могут составлять всего 0,00001 фунта стерлингов, что делает их практически «бесплатными» для исполнения (за исключением любого налога, который вы можете понести). Точно так же цена исполнения может составлять 0,30 фунта стерлингов, а это означает, что вам, возможно, потребуется найти наличные деньги, чтобы реализовать свои опционы.

Сколько стоят мои опционы сегодня?

Предположим, вам предоставлено 10 000 опций в быстрорастущем (воображаемом) стартапе ABC.Цена исполнения составляет 0,01 фунта стерлингов. Если бы вы вложили все свои 10 000 опционов в ABC, вы могли бы реализовать свои опционы, заплатив 100 фунтов стерлингов.

Если цена акции составляет 0,50 фунтов стерлингов, ваши акции стоят 5000 фунтов стерлингов. Если бы произошло событие выхода (подробнее об этом ниже) и вы продали свои акции, вы бы заработали 4900 фунтов стерлингов (стоимость ваших акций за вычетом цены, которую вы заплатили за исполнение своих опционов).

Установить текущую цену акций, как правило, несложно: вы делите стоимость компании по последнему раунду сбора средств на общее количество акций.Ваша компания должна быть рада сообщить вам текущую цену акций.

Сколько могут стоить мои опционы в будущем?

Будущая стоимость ваших опционов зависит от того, что произойдет с ценой акций. Если цена акций поднимется до 5 фунтов стерлингов, ваши акции будут стоить 50 000 фунтов стерлингов, а на выходе вы заработаете 49 900 фунтов стерлингов.

Стоит отметить, что если сегодня стартап стоит 20 миллионов фунтов стерлингов, а цена акций составляет 0,50 фунтов стерлингов, не так просто сказать, что при оценке в 200 миллионов фунтов стерлингов акции стоят 5 фунтов стерлингов.00 каждый. Это связано с тем, что новые акции выпускаются каждый раз, когда компания привлекает деньги, увеличивая общее количество акций (это называется разводнением).

Стартапы часто говорят вам, сколько может стоить ваш капитал, если компания получит выход на 500 миллионов или 1 миллиард фунтов стерлингов. Думать о том, сколько компания будет стоить в будущем, действительно сложно. Нелегко предсказать будущую стоимость быстрорастущего стартапа (многие люди получают большие деньги, пытаясь выбрать победителей, таких как Airbnb или Facebook!).Важно понимать, что большой успех маловероятен для бизнеса на ранней стадии.

Ваша компания должна помочь вам понять различные результаты и то, какую прибыль вы можете получить от своих опционов, но всегда лучше смотреть на их прогнозы с долей цинизма. Компании всегда будут пытаться нарисовать несколько оптимистичную картину, чтобы вы были в восторге от присоединения!

Я бы рекомендовал считать большой успех маловероятным и приятным сюрпризом, если он сбудется.Такой ход мыслей затрудняет определение денежной стоимости опционов.

Если вы рассматриваете опционы как потенциальный приятный сюрприз, то вы хотите убедиться, что у вас есть по крайней мере потенциал роста, если бизнес пойдет хорошо. Если ваши 10 000 опционов будут стоить всего 3 000 фунтов стерлингов, если компания продаст их за 200 миллионов фунтов стерлингов, то вам, вероятно, не следует придавать большого значения опционной части вашего пакета.

Какой бы будущей стоимостью, по вашему мнению, они не обладали, вы никогда не должны полагаться на получение наличных денег из своих опционов до тех пор, пока компания не окажется на пути к выходу.Лично я не думаю, что разумно рассматривать такие варианты, как ваша пенсия или путь к покупке дома. Когда я работал в стартапе, я считал свою зарплату единственным заработком. Если вы думаете, что ваши опционы будут стоить 1 миллион фунтов стерлингов, поэтому вам не нужно беспокоиться о сбережениях на дом, вы можете быть очень разочарованы, если стартап не выйдет через 10 лет, а у вас нет сбережений!

Когда я получу деньги от опционов?

Как объяснялось выше, опционы обычно чего-то стоят только тогда, когда компания добивается большого успеха и имеет успешный выход.Выход иначе известен как событие ликвидности для компании. Это называется так, потому что событие конвертирует доли участия в компании в наличные деньги (ликвидность). Для успешных стартапов событие ликвидности обычно происходит, когда компания приобретается более крупной компанией или если компания выходит на фондовый рынок через IPO.

Если вы не присоединяетесь к компании на очень позднем этапе, маловероятно, что вы будете уверены в том, когда произойдет это событие ликвидации (и произойдет ли оно вообще).Это еще одна причина, по которой трудно полагаться на получение наличных для определенной цели. Uber недавно стал публичным после 10 лет сбора денег на частных рынках, поэтому сотрудники, которые присоединились к компании 8–9 лет назад, только сейчас могут получить полную денежную стоимость своих опционов.

Некоторые расширения позволяют своим сотрудникам продавать часть своих акций на более поздних стадиях сбора средств. Это типично для сотрудников на ранней стадии, которые могут иметь большую часть своего богатства, связанного с опционами. Например, сотруднику № 20 при масштабировании, который собирается привлечь 200 миллионов фунтов стерлингов при оценке в 2 миллиарда фунтов стерлингов, может быть разрешено продать 10% своих опционов.

Существуют дополнительные сложности, связанные со сроками получения наличных. Например, вам может быть назначен период блокировки, если компания проходит IPO, когда сотрудникам и бывшим сотрудникам не разрешается продавать акции в течение определенного периода времени после IPO.

Другим важным соображением, когда дело доходит до события выхода, является наличие у компании «привилегированных акций». Фирмы венчурного капитала (VC) почти всегда получают привилегированные акции, когда инвестируют в компании.У привилегированных акций есть несколько особенностей, но ключевой здесь является то, что при выходе они получают свои деньги раньше других акционеров (в некоторых случаях держатели привилегированных акций имеют право на возврат своих денег плюс определенный доход сверху). Остальные «обычные» акционеры затем делят то, что осталось. Например, рассмотрим компанию, которая привлекла 500 миллионов фунтов стерлингов с помощью привилегированных акций, что дает венчурным инвесторам право на доход в 1,5 раза. Если компания будет продана за 750 миллионов фунтов стерлингов, сотрудники не получат никаких денег, несмотря на ценность бизнеса.

Причина, по которой я это объясняю, заключается в том, что бывают случаи, когда компании продают за большие суммы (например, 1 миллиард фунтов стерлингов), но сотрудники ничего не получают, потому что выручка идет в первую очередь венчурным фирмам и учредителям. Ценность ваших опционов продолжает становиться все более запутанной и неопределенной!

Что думать о сравнении пакетов зарплаты/опций в одной и той же компании

Часто вам придется выбирать между комбинацией пакетов зарплаты и опций. Например, ваш стартап мог сказать, что вы можете выбрать между зарплатой 30 тысяч фунтов стерлингов + 5000 вариантов или зарплатой 33 тысячи фунтов стерлингов + 3000 вариантов.Чтобы принять решение, вам нужно найти компромисс между определенными деньгами сейчас и потенциальными деньгами позже.

Некоторые люди беспокоятся о том, как они будут выглядеть, если они возьмут более высокую зарплату и более низкий пакет опций, но это не должно быть проблемой. Каждый находится в разной финансовой ситуации, и вам нужно принять решение, которое подходит именно вам. Я считаю, что обсуждение компенсаций не должно вызывать такого позора, и эти разговоры всегда забываются к тому времени, когда вы присоединяетесь.

На мой взгляд, вы должны сосредоточиться на том, достаточна ли зарплата сама по себе, чтобы удовлетворить вас.Если вы твердо убеждены в том, что компания будет иметь огромный успех и сможет справиться с более низкой зарплатой, вы можете быть более склонны взять пакет с более высокими возможностями.

Что думать о сравнении пакетов зарплаты/опций в разных компаниях

Сравнение предложений зарплаты/опций в разных компаниях может быть особенно трудным. Представьте, что у вас есть предложения от масштабного проекта стоимостью 2 миллиарда фунтов стерлингов и стартапа серии А стоимостью 50 миллионов фунтов стерлингов.

Скажем, масштабирование предлагает вам опционы на сумму 20 000 фунтов стерлингов сегодня, а стартап серии A предлагает вам опционы на сумму 6 000 фунтов стерлингов сегодня.Необходимо найти компромисс между риском и вознаграждением:

  • Вероятность того, что вы осознаете ценность своих опционов при увеличении масштаба, гораздо выше, но потенциальный потенциал роста намного ниже (насколько может оценить стоимость увеличение бизнеса на 2 миллиарда фунтов стерлингов (более чем в 3-5 раз маловероятно).
  • При стартапе серии А ваши опционы могут увеличиться в 20–30 раз, если им удастся достичь оценки в 2 млрд фунтов стерлингов (это не просто 40-кратное увеличение, так как вам нужно учитывать разводнение из-за сбора средств на этом пути), поэтому ваши опционы могут стоить 120–180 тысяч фунтов стерлингов.Тем не менее, очень немногие стартапы переходят от серии А к оценке в 2 миллиарда фунтов стерлингов. Возможно, стартап даст вам более быстрый темп обучения, и это важно для вас. Или, возможно, рост заработной платы имеет решающее значение, и это будет более вероятным при масштабировании.

    Другие важные соображения

    Есть и другие сложности, связанные с налогами, которые я не буду рассматривать в этом посте.Если у вас есть значительное количество вариантов, и у вашей компании на горизонте есть событие выхода, стоит потратить время, чтобы понять налоговые последствия. Компания должна быть в состоянии дать вам совет, или вы можете обратиться за советом к бухгалтеру.

    Связь с налогами связана с знанием того, когда использовать свои опционы. Это различается для разных схем опционов, поэтому я не хочу вдаваться в подробности, но важно знать даты, когда вы должны это сделать, чтобы убедиться, что вы не страдаете от налоговых последствий. Кроме того, если вы вообще забудете реализовать свои опционы, срок действия контракта может истечь, и вы останетесь ни с чем!

    И последнее, но не менее важное: я бы посоветовал вам внимательно прочитать ваш опционный контракт и убедиться, что вы понимаете все ключевые моменты.Если вы чего-то не понимаете, спросите своего потенциального работодателя и попросите его объяснить это на простом английском языке. Я видел один опционный контракт, в котором человек не мог реализовать свои опционы после того, как покидал компанию, даже несмотря на то, что он передал их все. По сути, это сделало опционный контракт бесполезным для тех, кто не хотел оставаться в компании в течение очень долгого времени!

    Резюме

    После того, как вы поняли механизмы опционов, вот краткое изложение моих советов:

    1. Убедитесь, что вы можете справляться со своей зарплатой из стартапа
    2. Посмотрите на будущие преимущества опционов как приятный сюрприз, но событие с низкой вероятностью .Существует так много неопределенности в отношении того, будут ли они чего-либо стоить, и даже в этом случае может не быть выходного события, из которого вы могли бы извлечь выгоду
    3. Подумайте, будут ли ваши опционы много стоить, если бизнес будет большим успехом . Как правило, я рекомендую получить оценку выхода в 200 миллионов фунтов стерлингов и 1 миллиард фунтов стерлингов. Ваш работодатель должен быть в состоянии помочь вам. Если они мало стоят, когда бизнес стоит 1 миллиард фунтов стерлингов, то лучше их игнорировать
    4. Если вы выбираете между двумя предложениями, подумайте о своей склонности к риску. Вам нужен большой потенциал роста (запустите стартап) или вы хотите больше определенности (запустите масштабирование)?

    В Otta мы восстанавливаем систему поиска работы. Наш продукт — самый умный способ поиска работы начального уровня в стартапах в Лондоне. Найдите свою следующую должность в быстрорастущей компании, посетив наш веб-сайт.

    Если вам нужна помощь в том, как обдумать ваше предложение опционов, или что-то еще, связанное с вашим следующим шагом, напишите мне по адресу [email protected]

    Почему акции стартапов могут показаться мошенничеством — и как это исправить

    Компенсационные пакеты стартапов включают акции — в виде опционов на акции — чтобы предоставить сотрудникам право собственности на компанию, которую они создают.Это также создает стимул вознаграждать всех за их тяжелую работу и согласовывать цели роста компании. Если все идет хорошо, компания процветает, и в результате сотрудники получают финансовую прибыль, которая меняет их жизнь.

    Но все не так просто, и, к сожалению, сотрудники стартапов не всегда получают заслуженную выгоду. Мы считаем, что компании несут ответственность за активизацию и обучение своих сотрудников, чтобы помочь своей команде избежать общих ловушек справедливости.

    Собственный капитал со временем дорожает

    Сотрудники присоединяются к стартапу из личного стремления строить заново и оказывать большое влияние своей работой.Во многих случаях они соглашаются на сокращение зарплаты в пользу опционов на акции в виде акций компании — захватывающий момент с огромным потенциалом. Но на самом деле они наклоняются, тратят часы, усердно работают и упускают из виду тот факт, что им нужно принять меры в отношении своего капитала. Другими словами, им нужно «использовать свои возможности». Это означает, что им нужно выйти из своего кармана, чтобы купить опционы на акции.

    В первые дни с низкими страйк-ценами и оценкой компании это может не оказать серьезного финансового влияния.Но многие откладывают исполнение своих опционов по двум причинам: во-первых, они не понимают экономики, лежащей в основе того, как работают опционы на акции, поскольку существуют значительные налоговые льготы, которые удешевляют исполнение опционов на акции в начале, и, во-вторых, они еще не реализованы. готов нести связанные с этим риски и расходы с компанией на ранней стадии.

    Со временем сюжет сгущается. Компания растет, и ее рост подтверждается более высокими оценками 409A. Можно даже говорить о будущем выходе в форме IPO, приобретения, прямого листинга или SPAC.И это вызывает много вопросов у сотрудников относительно ценности и стоимости их опционов на акции.

    Именно здесь начинается разочарование многих сотрудников стартапов. Чем успешнее и ценнее становится компания, тем дороже обходится реализация опционов из-за налогообложения. Налоги определяются разницей между ценой реализации (стоимостью исполнения одного опциона на акции) и оценкой 409A (оценка стоимости одной акции компании) на момент исполнения.

    Только в 2020 году сотрудники стартапов оставили после себя 4,9 миллиарда долларов, не воспользовавшись своими опционами до IPO. Причина номер один заключалась в том, что они не могли себе этого позволить. Стоимость упражнений в среднем вдвое превышает годовой доход среднего сотрудника на поздней стадии стартапа. И в основном из-за налогов. На самом деле 85% затрат на осуществление составляют налоги.

    Многие сотрудники теряют свой капитал, когда увольняются из компании

    Сотрудники решают уйти с работы по многим причинам — новая возможность, изменение карьеры или даже переезд в новое место.Но многие с удивлением узнают, что у них есть 90 дней на то, чтобы воспользоваться любым правом, когда они уходят.

    Если они по-прежнему настроены оптимистично в отношении своей компании, а многие увольняющиеся сотрудники настроены оптимистично, они внезапно обнаруживают, что изо всех сил пытаются получить как можно больше наличных денег, чтобы завладеть своими акциями. Но есть многие, которые, как бы они ни старались, просто никогда не смогут заработать десятки или сотни тысяч долларов за 90 дней.

    Некоторые также считают, что краткосрочная боль не стоит долговременного вознаграждения.Может быть, они собираются внести первоначальный взнос за дом или боятся потерять все свои сбережения на случай чрезвычайной ситуации. Итак, они позволяют им истечь и надеются, что это не было ошибкой. На Snowflake, одном из самых успешных IPO за последние годы, опционы на акции на сумму более 1,2 миллиарда долларов остались неисполненными.

    Некоторые стартапы борются с последней проблемой, удлиняя окна тренировок. Вместо 90 дней сотрудники могут тренироваться 5, 7 или даже 10 лет. В недавнем выпуске подкаста Founder’s Field Guide Спенсер Скейтс, генеральный директор Amplitude, рассказал, как он лично участвовал в расширении их окна до 10 лет.

    Но этот обходной путь по-прежнему имеет крайний срок в 90 дней. Это связано с тем, что по закону поощрительные опционы на акции (ISO) автоматически конвертируются в неквалифицированные опционы на акции (NSO) через 90 дней после ухода из компании. Большинству сотрудников предоставляются ISO, которые имеют более благоприятный налоговый режим, чем NSO. Так что, хотя это фантастика, что все больше стартапов расширяют окно, сотрудники, которые воспользуются им, скорее всего, в конечном итоге будут платить еще больше, чтобы реализовать свои возможности.

    Компании должны предоставлять больше информации о справедливости

     Все эти разговоры о затратах, налогах и планировании показывают, насколько сложным является справедливость.Большинство сотрудников чувствуют себя потерянными и не знают, куда или к кому обратиться. Первое место, куда сотрудники, скорее всего, пойдут, когда у них действительно возникнет вопрос, — это их работодатель. На самом деле, 82% сотрудников хотят, чтобы их компания помогла им понять их собственный капитал.

    Основатели и руководители хотят, чтобы сотрудники оценивали свои опционы на акции. Многие просто не знают, как помочь. По закону компании не могут давать финансовые советы сотрудникам, но они могут предлагать полезные инструменты и ресурсы. Более активное обучение и помощь своим сотрудникам в обеспечении справедливости также принесет пользу компании.

    Во-первых, это способствовало бы развитию культуры прозрачности и открытости. Культура — важная составляющая любой успешной компании. Активное информирование об опционах на акции может способствовать формированию позитивной культуры. И это может помочь во многих вещах, от найма и удержания до общей удовлетворенности сотрудников. Не секрет, что счастливые сотрудники часто продуктивны.

    Во-вторых, стать публичной компанией непросто. Вот почему компании привлекают в помощь команды по управлению акциями — это большая работа. Опережение вопросов сотрудников может упростить этот процесс, чтобы исполнительная команда могла сосредоточиться на публикации информации.От успешного IPO выиграют все. То же самое касается приобретения. Опередив опасения сотрудников, вы избавитесь от ненужной работы.

    Выход на биржу — повод для радости, но вести финансовые разговоры нелегко.

Отставить комментарий

Обязательные для заполнения поля отмечены*