Сдерживание глобальной инфляции: Почему сдерживание инфляции стало для России приоритетной задачей

Содержание

Инфляционная волна накрывает Россию / Экономика / Независимая газета

Рост цен будет иметь разрушительные последствия для уязвимых слоев

Председатель ЦБ Эльвира Набиуллина оценивает возможности сдерживания глобальной инфляции с помощью увеличения ключевой ставки в РФ. Фото фонда «Росконгресс»

Правительство РФ надеется, что инфляция замедлится, когда в магазины начнут поступать овощи нового урожая. Ранее чиновники уверяли, что пик инфляции будет пройден в марте. Но российские и мировые цены не слушаются наших министров. Западные эксперты пишут, что мировая инфляционная волна становится главным дестабилизирующим фактором, от которого пострадают самые уязвимые слои населения в разных странах. Потенциал роста цен в РФ демонстрируют, в частности, строительные материалы, которые стали дороже за последний год больше чем на 16%. В ближайшую пятницу российский ЦБ скорее всего поднимет свою ключевую ставку.

Американские финансовые власти считают, что весенний всплеск инфляции был временным явлением. Однако так думают далеко не все. Высокая инфляция скорее всего сохранится и приведет к кризису, считают аналитики Deutsche Bank (DB). «Последствия могут быть разрушительными, особенно для наиболее уязвимых слоев общества», – цитирует выводы банка новостной канал CNBC. Банкиры называют начавшийся период высокой инфляции бомбой замедленного действия. Игнорирование опасности высокой инфляции специалистами Федерального резерва США в DB называют ошибкой, которая проявится если не в ближайшем будущем, то в 2023 году или позднее. Игнорирование опасности высокой инфляции «может вызвать значительную рецессию и цепочку финансовых бедствий по всему миру, особенно на развивающихся рынках», считает главный экономист Deutsche Дэвид Фолкертс-Ландау.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Инфляция из-за роста мировых цен на сырье может приобрести более устойчивый характер, сообщает Reuters. Рост цен на сырьевые товары в мире омрачает перспективы восстановления глобальной экономики, нанося ущерб как предприятиям, так и домохозяйствам и усиливая опасения, что инфляция может приобрести более устойчивый характер, пишет Wall Street Journal (WSJ). По данным издания, такого повсеместного подорожания сырьевых товаров не наблюдалось с начала мирового финансового кризиса и до этого, в 1970-х годах. Цены на пиломатериалы, железную руду и медь достигли рекордов. Кукуруза, соевые бобы и пшеница подскочили в цене до максимальных уровней за последние восемь лет. Цены на нефть на днях обновили двухлетний максимум.

Между тем инвесторы делают ставку на подорожание нефти до 100 долл. за баррель к концу 2022 года, сообщает WSJ.

Скачок цен на сырье – это раннее предупреждение о будущей инфляции, поскольку сырьевые рынки быстрее реагируют на изменения в экономике, чем цены на конечную продукцию.

Вечером в понедельник Росстат сообщил, что годовая инфляция в нашей стране превысила 6%, что соответствует пятилетнему максимуму. Аналитики считают, что новый отчет Росстата повышает шансы нового увеличения ключевой ставки в ближайшую пятницу.

Все больше аналитиков также склоняются к тому, что пределом в повышении ключевой ставки станет 6% вместо предыдущей оценки в 5,75%, сообщило агентство Reuters изменения прогнозов российских экспертов. Все больше наблюдателей теперь считают, что ЦБ поднимет ставку с нынешних 5 не до 5,25%, а сразу до 5,5%.

«При 6-процентной инфляции и отсутствии признаков ее замедления у ЦБ просто нет вариантов. Ставку нужно как можно быстрее поднимать как минимум до 6%», – цитирует Reuters Евгения Суворова, экономист банка «ЦентроКредит». Однако на такое повышение ЦБ не решится. Поэтому можно ждать повышения ставки до 5,5%, говорит эксперт.

Понимают ли российские власти, что мир погружается в период высокой инфляции, и не переоценивают ли они свои инструменты влияния на цены – пока неясно. Еще недавно чиновники Минэкономразвития уверяли, что пик инфляции будет пройден в марте. А сегодня они же рассуждают о новом урожае или об укреплении рубля.

Строительные материалы подорожали
в России за последний год на 16,4%. 
Фото Reuters
Минэкономразвития (МЭР) ожидает замедления годовой инфляции в РФ в апреле до 5,5–5,6% после пика в марте на уровне 5,8%, отмечалось в апрельском прогнозе ведомства Максима Решетникова. Сегодня о прохождении инфляционного пика чиновники уже не вспоминают.

Сохраняющаяся негативная ценовая ситуация на мировом рынке, стабилизация курса рубля и сезонное поступление на рынок овощей и фруктов – это те разнонаправленные факторы, которые будут влиять на динамику инфляции в РФ в июне 2021 года, сообщается в новом обзоре Минэкономразвития.

«Возможно некоторое замедление годовой инфляции к концу 2021-го, но в основном за счет высокой базы показателя в предыдущем году. В результате она может составить 5,2–5,6%», – прогнозирует Дмитрий Бабин, эксперт «БКС Мир инвестиций».

По его словам, подорожание инвестиционных товаров и увеличение стоимости кредита могут несколько замедлить рост экономики РФ. «Но основной вклад в ее динамику по-прежнему будет вносить конъюнктура сырьевого рынка и геополитическая обстановка в плане возможности более жестких санкций, направленных на отдельные сектора российской экономики или крупного бизнеса», – считает Бабин.

«Мировые цены на нефть, металлы, древесину, а также на зерновые культуры и почти всю пищевую линейку скорее могут заметно увеличиться до конца года», – считает шеф-аналитик компании TeleTrade Петр Пушкарев. Основная причина этой инфляции – в изменении оценок той самой денежной массы, которую искусственно накачали триллионами долларов и евро. «Попросту говоря, сами деньги стали стоить и цениться меньше, чем до кризиса. А значит, российской экономике нужна стойкая защита хотя бы от импортированной к нам извне составляющей инфляции: нам хватает здесь и собственных подобных же проблем с высокой стоимостью производства сельхозпродукции, с аграриями, переработчиками и малым бизнесом, которые задавлены накопившимися за 10–15 лет кредитами под слишком высокий процент», – рассуждает Пушкарев. Он считает, что увеличение ключевой ставки ЦБ «никаких проблем с инфляцией не решит». «Наоборот, увеличение стоимости и снижение доступности кредитов для реального сектора может усугубить проблему роста цен, замедлив не только темпы инвестирования в развитие, но и возможности перекредитования тех же аграрных предприятий под более низкий процент», – говорит Пушкарев.

Выход же мировых сырьевых цен на более высокое плато эксперт ожидает не раньше середины следующего года.

«Не стоит ожидать существенного влияния действий ЦБ на инфляцию», – считает Екатерина Федюкович, доцент университета «Синергия». Нынешний рост цен, по ее словам, обусловлен мировым спросом, вызванным восстановлением крупных экономик – США, Европы и Китая. И этот рост цен только отчасти связан с ростом внутреннего потребления, вызванного тем же самым восстановлением в России. 

ожидания и реальность — ECONS.ONLINE

Ожидания людей относительно будущей инфляции могут влиять на ее траекторию – в экономической науке это общепризнанный факт, поэтому центральные банки обращают большое внимание на инфляционные ожидания при принятии решений по денежно-кредитной политике. Если фирмы и домохозяйства ожидают более высокой инфляции, то первые с большей вероятностью будут повышать цены, а вторые – требовать повышения зарплат. Рост цен и зарплат может, в свою очередь, увеличивать инфляцию, и, видя, что инфляция растет, фирмы будут закладывать ожидаемое ускорение инфляции в цены, а домохозяйства – требовать соответствующей индексации зарплат. Однако долгосрочные инфляционные ожидания могут не расти, если люди считают всплеск инфляции временным, – подобная заякоренность инфляционных ожиданий основывается на доверии к политике центрального банка: когда фирмы и домохозяйства считают, что денежно-кредитная политика вернет инфляцию к цели, они меньше беспокоятся о росте цен в будущем.

Инфляционные ожидания, как и инфляция, за 2021 г. значительно выросли. В США в ноябре – декабре 2021 г. краткосрочные (на год вперед) и среднесрочные (до трех лет) инфляционные ожидания подскочили до 6% и 4% соответственно – для сравнения, за год до этого, в декабре 2020 г., краткосрочные и среднесрочные инфляционные ожидания находились на уровне 3%. В то же время долгосрочные (на пять лет вперед) инфляционные ожидания в 2021 – начале 2022 г. остаются стабильными (вблизи 3%), что позволяет ФРС США говорить о том, что инфляционные ожидания хорошо заякорены.

Исторически домохозяйства в предсказании инфляции не очень точны, проанализировал Джон О’Тракун, старший экономист отдела исследований Федерального резервного банка Ричмонда, данные по инфляции и инфляционным ожиданиям в США с конца 1970-х гг. до настоящего момента. Например, в середине 2008 г. ожидания предсказывали, что через год инфляция составит 4,5%, – а по факту через год произошла дефляция минус 2%; в середине 2010 г. ожидания показывали инфляцию через год на уровне 2% – а летом 2011 г. она составила почти 4%. С 2007 г. корреляция между показателями инфляционных ожиданий и фактической инфляции отрицательна, что, казалось бы, должно ставить под сомнение информативность подобных опросов. Но это не так, пишет О’Тракун.

Если сопоставить график инфляционных ожиданий на год вперед с графиком фактической инфляции в США в период опросов, будет очевидна корреляция между тем, какая инфляция сейчас, и тем, какую люди ожидают в будущем: это выглядит так, что, когда люди сообщают об ожидаемой инфляции в будущем, они в действительности сообщают, какую инфляцию пережили недавно.

Есть и еще одна закономерность. На протяжении практически всего десятилетия 2010–2020 гг. инфляционные ожидания в США почти не менялись, при этом инфляция колебалась в пределах 0–2%, то увеличиваясь, то снижаясь. Это может означать, что, когда инфляция относительно низкая и колеблется в узком диапазоне, люди не особо обращают на нее внимания.

В среднем с 1978 г. на вопросы об инфляции не дали ответа 9% респондентов. В декабре 2021 и январе 2022 г. таких было только 5–6%, отмечает О’Тракун. Повышенное внимание со стороны домохозяйств к динамике цен усиливает влияние инфляционных ожиданий на будущую инфляцию, показали расчеты. Этот эффект проявляется и для базового индекса потребительских цен, который не учитывает цены на продовольствие и энергоносители, и для усеченного индекса, из которого исключаются компоненты, показавшие самые резкие изменения цен.

Поскольку цель ФРС – обеспечить стабильность цен, можно предположить, что рост внимания к инфляции можно только приветствовать, рассуждает автор. Но на самом деле рост доли домохозяйств, уделяющих повышенное внимание динамике цен, может стать предвестником роста инфляционных ожиданий, которые перестают быть заякоренными, заключает он. Чем дольше текущая инфляция остается высокой, тем выше вероятность, что это приведет к росту долгосрочных инфляционных ожиданий, то есть к их «откреплению» от цели, установленной центральным банком.

Страны с формирующимся рынком должны подготовиться к ужесточению политики Федеральной резервной системой США

Страны с формирующимся рынком должны подготовиться к ужесточению политики Федеральной резервной системой США

(Фото: tobiasjo/iStock by Getty Images)

10 января 2022 г.

В качестве ответной меры директивным органам может понадобиться задействовать несколько рычагов экономической политики в зависимости от действий Федеральной резервной системы США и своих внутренних задач.

Большую часть прошлого года инвесторы исходили из ожиданий временного повышения инфляции в США с учетом неустойчивого восстановления экономического роста и медленного преодоления узких мест в сфере предложения.

Сейчас настроения изменились. Цены повышаются наиболее быстрыми темпами почти за сорок лет, а ограниченность рынка трудовых ресурсов начала способствовать росту заработных плат. Из-за нового штамма «омикрон» возникают дополнительные опасения по поводу давления на инфляцию со стороны предложения. Руководство Федеральной резервной системы США назвало динамику инфляции в числе основных факторов при принятии решения об ускорении сворачивания покупок активов в прошлом месяце.

Эти изменения повысили неопределенность в отношении перспектив развития стран с формирующимся рынком. В этих странах также наблюдается повышенная инфляция и значительное увеличение государственного долга. С 2019 года средний уровень валового государственного долга в странах с формирующимся рынком возрос почти на 10 процентных пунктов и, по оценкам, к концу 2021 года достиг 64 процентов ВВП, при этом показатели существенно различаются в разных странах. Однако в отличие от США восстановление их экономики и ситуация на рынках труда являются менее устойчивыми. Хотя стоимость заимствований в долларах США для многих остается низкой, в прошлом году опасения относительно внутренней инфляции и стабильности иностранного финансирования заставили несколько стран с формирующимся рынком, включая Бразилию, Россию и Южную Африку, начать повышение процентных ставок.

 

Новые риски для восстановления экономики

Мы по-прежнему ожидаем уверенный экономический рост в США. Скорее всего, инфляция снизится позднее в этом году, когда сократятся перебои в поставках и сокращение бюджетных расходов окажет влияние на спрос. Указания ФРС относительно курса политики на более быстрое повышение стоимости заимствования не привели к значительной переоценке рынком перспектив развития экономики. Как показывает прошлый опыт, в случае повышения директивных ставок и снижения инфляции в соответствии с прогнозами, это,  скорее всего, не окажет негативного влияния на страны с формирующимся рынком при условии, что ужесточение денежно-кредитной политики будет проводиться постепенно, четко разъясняться и предприниматься в ответ на укрепление экономического роста. Валюты стран с формирующимся рынком все же могут ослабнуть, но внешний спрос компенсирует последствия роста стоимости финансирования.

Тем не менее вторичные эффекты для стран с формирующимся рынком также могут оказаться менее благоприятными. Широкий масштаб инфляции, вызванной увеличением заработной платы в США, или сохранение узких мест в сфере предложения может привести к большему, чем ожидается, росту цен и подогреть ожидания ускорения инфляции. Ответное более быстрое увеличение ставок ФРС может вызвать потрясение на финансовых рынках и привести к ужесточению финансовых условий в мире. Эти изменения могут быть сопровождаться замедлением спроса и торговли в США и привести к оттоку капитала и снижению курса валюты в странах с формирующимся рынком.

При таком сценарии последствия ужесточения денежно-кредитной политики ФРС могут быть более тяжелыми для уязвимых стран. В последние месяцы в странах с формирующимся рынком с высоким уровнем государственного долга и долга частного сектора, открытыми валютными позициями и более низким сальдо счета текущих операций уже наблюдались более значительные изменения курса их валют по отношению к доллару США. Сочетание замедления экономического роста и повышенной уязвимости может создать цикл негативной обратной связи для таких стран, как отмечал МВФ в октябрьских выпусках своих докладов «Перспективы развития мировой экономики» и «Доклад по вопросам глобальной финансовой стабильности».

 

Трудные компромиссы

Некоторые страны с формирующимся рынком уже приступили к корректировке денежно-кредитной политики и подготовке к сокращению бюджетной поддержки в целях противодействия росту задолженности и инфляции. В ответ на ужесточение условий финансирования странам с формирующимся рынком следует адаптировать принимаемые меры с учетом их обстоятельств и уязвимых мест. Страны, в которых меры политики по сдерживанию инфляции пользуются доверием, могут проводить ужесточение денежно-кредитной политики более плавно, тогда как страны, которые испытывают более сильное инфляционное давление или имеют более слабые институты, должны действовать оперативно и комплексно. В обоих случаях ответные меры должны включать отсутствие противодействия снижению курса валюты и повышение эталонных процентных ставок. При возникновении нарушений в функционировании валютных рынков центральные банки, располагающие достаточными резервами, могут осуществить интервенции при условии, что они не станут заменой необходимой макроэкономической корректировки.

Тем не менее такие меры могут поставить страны с формирующимся рынком перед трудным выбором, поскольку они представляют собой компромисс между поддержкой слабой национальной экономики и поддержанием ценовой и внешнеэкономической стабильности. Аналогичным образом, оказание поддержки предприятиям в дополнение к существующим мерам может увеличить кредитные риски и ослабить долгосрочное благополучие финансовых организаций ввиду отсрочки признания убытков. При этом свертывание этих мер может привести к еще большему ужесточению финансовых условий, ослабляя восстановление экономики.

В целях урегулирования этих трудностей страны с формирующимся рынком могут уже сейчас принять меры по укреплению основ экономической политики и сокращению факторов уязвимости. В случае ужесточения денежно-кредитной политики центральными банками для сдерживания инфляционного давления четкое и последовательное информирование о планах в отношении политики может укрепить понимание общественностью необходимости достижения ценовой стабильности. Странам с высокими уровнями долга, выраженного в иностранной валюте, следует стремиться к сокращению этих дисбалансов и по возможности хеджировать свои открытые позиции. Для того чтобы снизить риски в отношении пролонгации кредита, следует увеличить сроки погашения обязательств, даже если это приведет к увеличению издержек. Странам с высоким уровнем задолженности также может потребоваться начать процесс бюджетной корректировки в более ранние сроки и более высокими темпами.

Следует оценить целесообразность продолжения политики финансовой поддержки предприятий и тщательно выверить планы по нормализации такой поддержки с учетом перспектив развития и в целях сохранения финансовой стабильности. В странах, в которых еще до пандемии наблюдались высокие уровни долга корпораций и безнадежных кредитов, некоторые более слабые банки и небанковские кредитные организации могут столкнуться с проблемами платежеспособности при возникновении трудностей с финансированием. Следует подготовить механизмы режима окончательного урегулирования.

В дополнение к этим незамедлительным мерам, формированию устойчивости к шокам могут способствовать меры налогово-бюджетной политики. Демонстрация внушающей доверие приверженности среднесрочной бюджетной стратегии поможет повысить доверие инвесторов и восстановить возможности для оказания бюджетной поддержки при экономическом спаде. Такая стратегия может включать объявление комплексного плана постепенного увеличения налоговых доходов, повышения эффективности расходов или реализации структурных бюджетных реформ, таких как реорганизация пенсионного обеспечения и субсидирования (описанная в октябрьском выпуске доклада МВФ «Бюджетный вестник»).

Наконец, несмотря на ожидаемое восстановление экономического роста, некоторые страны могут быть вынуждены полагаться на глобальную систему финансовой безопасности. Это может включать использование своповых кредитных линий, региональных соглашений о финансировании и многосторонних источников. МВФ внес свой вклад в виде крупнейшего в истории распределения специальных прав заимствования в размере 650 млрд долларов США в прошлом году.

Несмотря на то что такие ресурсы увеличивают буферные резервы на случай возможных экономических спадов, прошлые эпизоды показывают, что некоторым странам может потребоваться дополнительный финансовый простор. В связи с этим МВФ адаптировал свой набор финансовых инструментов кредитования для государств-членов. Страны с прочными основами политики могут использовать превентивные кредитные линии для содействия предотвращению кризисов. Другие страны могут получить доступ к кредитованию с учетом их уровня доходов, хотя программы должны быть ориентированы на прочные меры политики, которые способствуют восстановлению экономической стабильности и устойчивому экономическому росту.

Хотя, согласно прогнозам, в этом и следующем годах мировая экономика продолжит восстанавливаться, риски для экономического роста остаются повышенными из-за неослабевающих волн пандемии. Учитывая риск того, что они могут совпасть с более быстрым ужесточением денежно-кредитной политики ФРС, странам с формирующимся рынком следует подготовиться к возможным всплескам экономической нестабильности.

 

*****

Стефан Даннингер — начальник Отдела макроэкономической политики в Департаменте стратегии, политики и анализа МВФ. Он поступил на работу в МВФ в 2000 году и ранее возглавлял отделы, занимающиеся вопросами экономики Японии и США. Во время глобального финансового кризиса он был исследователем в Отделе международных экономических исследований МВФ и отвечал за публикацию доклада «Перспективы развития мировой экономики». Его исследования охватывают множество тем, среди которых рост трудовых ресурсов, определяющие факторы инфляции и производительности, межстрановые вторичные эффекты, связанные с финансовыми активами, и структурные реформы, способствующие усилению экономического роста. Он имеет докторскую степень Колумбийского университета в Нью-Йорке.

Кеннет Кан — заместитель директора Департамента стратегии, политики и анализа Международного валютного фонда, который занимается вопросами, связанными с надзором за мировой экономикой и цифровыми деньгами. Ранее он работал в Департаменте стран Азиатско-Тихоокеанского региона и Европейском департаменте, где занимался вопросами экономики зоны евро, Италии, Китая, Кореи, Нидерландов и Японии. Он занимал должность постоянного представителя МВФ в Корее в 2003–2006 годах. Имеет докторскую степень Гарвардского университета и степень бакалавра естественных наук Йельского университета.

Элен Пуарсон — заместитель начальника Отдела макроэкономической политики в Департаменте стратегии, политики и анализа МВФ. Она поступила на работу в МВФ в 1999 году и занимается главным образом вопросами надзора в странах с формирующимся рынком, в том числе Бразилии, Индии, Малайзии, Таиланде, Турции и Южной Африке, и вопросами экономики стран Группы семи, включая Германию, Италию, Соединенное Королевство, США, Францию и Японию, а также зоны евро. Кроме того, она работала в Инвестиционном отделе МВФ в должности старшего сотрудника по инвестициям и в Отделе по вопросам льготного финансирования Финансового департамента. Ее исследования посвящены различным макрофинансовым вопросам. Г-жа Пуарсон имеет диплом финансового аналитика (CFA) и докторскую степень в области прикладной макроэкономики, полученную в Парижской школе экономики (исследовательском центре DELTA). 

глобальные рынки в опасности? — Клуб «Валдай»

Мы можем ожидать резкого падения международной торговли, вызванного механизмом санкций/контрсанкций, что усугубит дефицит и сделает инфляцию сырьевых товаров ещё более болезненной, чем сейчас. На фоне кризиса COVID-19 это может быть опасным для сильно зависящих от глобализации стран с развитой экономикой, Германии или США, пишет Жак Сапир, профессор экономики Парижской Высшей школы социальных наук (EHESS).

По мере того как мир с трудом выходит из пандемии COVID-19, мировыми рынками, похоже, овладевают новые тревоги. Быстрое распространение штамма «омикрон» привело к возобновлению ограничений на мобильность населения и нехватке рабочей силы во многих странах. Глобальная пандемия пока не ушла в прошлое, пусть даже худшие опасения по поводу последнего штамма не оправдались.

Новые проблемы также весьма разнообразны. Некоторые из них являются следствием пандемии и того, как разные экономики отреагировали на вызовы в области здравоохранения. Это касается значительного роста долга (государственного и корпоративного), а также инфляции. Ряд проблем не имеет прямой связи с пандемией. Они порождены геополитическими конфликтами и напряжённостью, которые уже были в центре внимания до пандемии, но проявляются сейчас, в постпандемическом контексте, с новой остротой.

Все эти вызовы не существуют отдельно друг от друга и могут – и, вполне вероятно, будут – пересекаться друг с другом. 

Рискованный экономический взлёт после COVID-19 

Первое, что нужно учитывать, это то, что радужная ситуация на мировых финансовых рынках является прямым следствием управления пандемическими рисками, которое осуществляют центробанки.

 

Рисунок 1

 

Источник: МВФ, «Перспективы развития мировой экономики», обновление за январь 2022 года.

Все позиции выше 0,0 подразумевают ужесточение; все позиции ниже 0,0 ослабление.

 

Даже если и существуют некоторые различия в том, как центральные банки реагировали на ситуацию, вызванную распространением COVID-19, и на экономические последствия немедикаментозных мер, принятых для сдерживания пандемии (локдаунов и ограничений на внутренние и международные поездки), текущая ситуация в целом определяется огромным объёмом ликвидности, вбрасываемой центральными банками. Эти вливания, вероятно, спасли мировую экономику в 2020 году, но сейчас их последствия начинают ощущаться.

Однако есть один крупный центральный банк, который не пошёл на ослабление общей политики, и это Центральный банк Китая. Его решение может оказаться значительным, поскольку он в настоящее время движется в направлении, обратном глобальной тенденции на ужесточение.

Остальные центральные банки находятся на пути к пересмотру своей политики. В Канаде и Сингапуре это уже произошло, в США должно произойти в ближайшем будущем – заседание ФРС в марте может объявить как об ужесточении кредитных условий, так и о повышении ставки, в Европе – в не столь ближайшем будущем. Финансовые рынки во всём мире взлетели вверх из-за предыдущих вливаний ликвидности. Интересно, что индекс волатильности акций значительно снизился во время кризиса COVID-19, но индекс волатильности процентных ставок возрос с октября 2021 года, когда начали просачиваться новости о будущем тейперинге.

 

Рисунок 2

 

Источник: МВФ, «Перспективы развития мировой экономики», обновление за январь 2022 года.

 

Геополитические риски наносят ответный удар

 

Многие сильно удивляются, столкнувшись с геополитической напряжённостью, о которой успели забыть во время пандемии. По мнению около 700 респондентов глобального опроса Markets Live Global Survey, проведённого Bloomberg, самыми большими рисками для рынков в 2022 году являются инфляция, коронавирус и геополитическая напряжённость. Более 30 процентов назвали инфляцию одной из важнейших проблем. Респонденты часто связывали риски более высокой инфляции с неуместными действиями центральных банков – слишком быстрыми или слишком медленными. Более четверти были встревожены коронавирусом, причём почти половина из них сосредоточилась на новом штамме. В более подробных ответах респонденты ссылались на новые ограничения, вводимые правительствами, и на ответные меры центробанков.

Однако около 23 процентов сослались на геополитическую напряжённость, а 16 процентов использовали термины «война», «вторжение» или «конфликт». Это подтверждает чувствительность мирового рынка к геополитическим рискам. Основными приведёнными примерами были рост напряжённости между Китаем и Тайванем, а также между Россией и Украиной, особенно вероятность вторжения. Любая эскалация в любом случае рассматривалась как путь к ещё большему конфликту с участием большего числа стран. Говоря о Китае, респонденты отмечали как геополитические, так и внутренние риски. Часто упоминались проблемы, связанные с экономической ситуацией в Китае, потенциально способные замедлить рост и повлиять на рынок жилья.

 

Рисунок 3

 

Источник: База данных Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН

 

Надо сказать, что эта напряжённость далеко не нова. США (и их союзники по НАТО) ведут сразу две конфронтации – одну с Китаем по поводу Южно-Китайского моря и Тайваня, а другую с Россией, по поводу Украины. Эти противоречия развивались со временем, но всегда оставались весьма значительными. Противостояние с Китаем потеряло часть своей привлекательности для средств массовой информации, что, вероятно, связано с зимними Олимпийскими играми в Пекине, которые должны пройти с 4 по 20 февраля. Внимание сосредоточилось на Украине, которая вышла на первый план из-за требований России по поводу собственной безопасности.

Последствия противостояния НАТО и России уже ощущаются. Рост напряжённости в отношениях между Россией, США и НАТО из-за Украины вызвал резкие продажи акций на мировых фондовых рынках 18 января. Несмотря на рост цен на нефть, которые превысили 88 долларов за баррель Brent, индекс РТС в России закрылся 19 января снижением курса на 7,3 процента до 1367,5 пунктов – это самый низкий уровень с декабря 2020 года (1355,25 пункта). Обесценивание российских акций распространилось и на мировые фондовые рынки, особенно на развивающиеся. Совершенно очевидно, что любой шаг, приближающий нас к открытию огня, может привести к падению мировых рынков, какие бы действия центральных банков ни предпринимались. Однако также важно, что инвесторы переориентировались на данные по инфляции в Великобритании и Германии к среде 20 января. Это показывает, что чувствительность к геополитическим рискам также тесно связана с чувствительностью к «чистым» экономическим рискам, инфляции и ужесточению кредитных правил.

Глава ФРБ Нью-Йорка высказался в защиту стратегии ФРС в отношении инфляции

19 ноября. FINMARKET.RU — Президент Федерального резервного банка (ФРБ) Нью-Йорка Джон Уильямс высказался в защиту новой стратегии Федеральной резервной системы (ФРС) в отношении инфляции, которая, по мнению ее критиков, мешает Федрезерву принимать очевидные меры для сдерживания инфляции в США. «Думаю ли я, что фундаментальные факторы, которые подтолкнули нас к изменению стратегии, изменились? Ответ очень четкий — нет», — заявил Уильямс в ходе онлайн-мероприятия, проведенного Еврокомиссией. В августе 2020 года Федрезерв обнародовал новую стратегию, в соответствии с которой допускает подъем инфляции выше 2-процентной цели. Такая стратегия фактически положила конец практике, использовавшейся американским ЦБ более трех десятилетий — превентивному подъему базовой ставки с целью предотвращения усиления инфляции. Поскольку в этом году инфляция в США существенно ускорилась, новая стратегия ФРС часто подвергается критике, отмечает Market Watch. В октябре потребительские цены в Штатах увеличились до 6,2%, максимума почти за 31 год. Экономический обозреватель газеты Financial Times Мартин Вольф в своей колонке в четверг назвал новую стратегию Федрезерва «бессмысленной». «Мне всегда казалось бессмысленным, что крупнейший мировой Центробанк должен отвечать за прошлые ошибки, намеренно делая противоположные ошибки в будущем», — написал он. Бывший глава Резервного банка Индии Рагурам Раджан, который в настоящее время является профессором Школы бизнеса имени Бута при Чикагском университете, заявил в четверг, что новая политика ФРС привела к отходу от практик, долгое время считавшихся основным путем борьбы с инфляцией. В прошлом, когда ФРС видела усиление инфляции, вне зависимости от того, что его спровоцировало, она быстро принимали меры для снижения этого давления, отметил Раджан. В этот раз, однако, руководители Федрезерва «находят оправдания для инфляции, называя ее временной и рассчитывая на ее ослабление», добавил он. «Прошлое поведение сейчас выглядит агрессивным. Но сейчас есть риск, что мы придерживаемся неверного подхода при неверном режиме, если предположить, что эра низкой инфляции в глобальной экономике осталась позади», — заявил Раджан. Уильямс признал, что инфляционное давление в США в этом году затрагивает не только отдельные категории, а, скорее, является всеобъемлющим. «Мы действительно видим усиление базовой инфляции в США, и мы внимательно следим за этим», — сказал он. При этом Уильямс отметил, что Федрезерв имеет дело с «уникальным набором факторов», включая высокий спрос на товары и услуги, а также проблемы в цепочках поставок и их последствия для рынка труда. «Я думаю, наша стратегия хорошо подходит к этой ситуации, поскольку она исходит из того, что мы хотим прочного закрепления инфляционных ожиданий на 2-процентном уровне, — заявил он. — Нам лишь нужно делать то же, что и всегда, — все необходимое для достижения ценовой стабильности и максимальной занятости». «Хорошая новость в том, что экономика США быстро восстанавливается», — добавил он.

Сдерживание инфляции

Роль сдерживания инфляции

Часто инфляционные процессы оказывают негативное влияние на экономику страны.

Замечание 1

Неконтролируемая инфляция может грозить серьезными социально-экономическими проблема стране. А высокая инфляция, сдерживание которой осуществлялось неэффективно, может привести к дефолту у в стране, последствия которого очень негативны и отражаются на всех аспектах государственной деятельности, экономики, социальной сфере и населении.

Также планирование в условиях инфляции становится очень трудным процессом, требующих высоких стратегических, экономических навыков. Поэтому в условиях неконтролируемой инфляции заинтересованность в дальнейшем планировании у организаций в стране достаточно низкая, а все ресурсы компании аккумулируются вокруг решения текущих, краткосрочных задач.

Также и население предпочитает в условиях неконтролируемой инфляции меньше сберегать средства либо совсем отказаться от сбережений, а больше расходовать денежные средства в текущем периоде. Такой процесс еще больше увеличивает инфляцию, так как повышенный спрос снова формирует рост цен, а значит инфляцию.

При этом ситуация усиливается инфляционными ожиданиями, так население и организации, ожидая высокую инфляцию, сами создают ситуацию, когда такая инфляция наступает.

Поэтому очень важно контролировать и сдерживать инфляцию в стране. Такое сдерживание инфляции осуществляется на государственном уровне. Рассмотрим основные особенности и мероприятия.

Методы, применяемые государством

Рассмотрим основные методы, которые могут применяться государством:

  • сдерживание и снижение инфляционных ожиданий;
  • укрепление рыночной системы;
  • установление доверия населения к государственной политике;
  • курс на сокращение бюджетного дефицита;
  • приватизация государственной собственности;
  • снижение или повышение ставки рефинансирования;
  • контроль денежной массы, находящейся в обращении.

Готовые работы на аналогичную тему

Итак, можно выделить два основных метода из вышеперечисленной классификации.

Первый – это проведение денежных реформ, второй – курс на антиинфляционную политику. На рисунке 1 ниже представлены главные методы регулирования и сдерживания инфляции.

Подходы: кейсианский и монетаризм

Так, в научной среде есть классические подходы к сдерживанию инфляции. Так, считается, что, чтобы сократить и сдерживать инфляцию, необходимо постоянно устранять причины, вызывающие инфляцию.

  1. Кейсианский подход предполагает, что на рынке существует дефицит благ, при этом становится меньше и предложение товаров и услуг, из-за того, что производственные мощности загружены не полностью.

    В таком случае главным методом сдерживающем инфляцию должно стать стимулирование инвестиций, инвестиционного спроса. Так, благодаря запуску такого процесса, должно увеличиться и предложение на рынке ввиду увеличения производственных мощностей, вследствие действия инвестиций и эффекта мультипликатора. Так при увеличении национального дохода и производства, будет снижаться инфляция. Такие методы были эффективно внедрены в различных странах после второй мировой войны. Однако, негативным аспектом такой политики выступает рост дефицита бюджетных средств, а соответственно и государственного долга.

  2. Монетаризм использует идеи неоклассиков. В таком подходе считается, что участие государства должно быть минимальным. Такое вмешательство должно осуществляться лишь на уровне контроля денежной сферы.

Замечание 2

Так главным методом, сдерживающим инфляцию, при данном подходе является ограничение и контроль за денежной массой в стране. Так при росте инфляции, государство может увеличить процентную ставку, тем самым снизив денежную массу. Так должен сократиться и общий совокупный спрос, что приведет к снижению инфляции. Но важный момент, при сокращении совокупного спроса должно расти равномерное совокупное предложение. В такой концепции важна открытость экономики государства.

Нацбанк сохранил базовую ставку на уровне 9,75%

Комитет по денежно-кредитной политике Национального банка принял решение установить базовую ставку на уровне 9,75% годовых с процентным коридором +/– 1,00 п.п. Соответственно, ставка по операциям постоянного доступа по предоставлению ликвидности составит 10,75%, а по операциям постоянного доступа по изъятию ликвидности – 8,75%, сообщает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz со ссылкой на пресс-службу НБРК. 

Решение принято с учетом наблюдаемых признаков замедления общей инфляции, а также возросшей неопределенности относительно нового штамма коронавируса – омикрон и его влияния на инфляционные процессы, внешний и внутренний спрос.

В результате опережающего роста спроса над возможностями предложения тренд на ускорение инфляции во многих странах сохраняется, несмотря на принимаемые меры по сдерживанию роста цен. В странах – основных торговых партнерах, за исключением Китая, инфляция формируется на исторических максимумах. Рост цен в Казахстане также находится на высоких уровнях. Некоторое замедление продовольственной инфляции и инфляции платных услуг компенсировалось ускорением цен на непродовольственные товары. Повышенные инфляционные ожидания населения усиливают имеющийся инфляционный фон. Внутренняя экономика продолжает активно восстанавливаться на фоне относительно высоких цен на сырьевых рынках и смягчения карантинных ограничений.

Проинфляционные процессы в мировой экономике нарастают. Это происходит в связи с быстрым восстановлением глобального потребительского спроса, которое стимулируется ослаблением карантинных мер, высокими накопленными сбережениями, а также реализацией отложенного спроса. Рост предложения все еще уступает быстрорастущему спросу в связи с наличием проблем с поставками и дефицитом материалов.

Среди внешних факторов следует выделить растущие цены на энергоносители и нарушение глобальных цепочек поставок, которые, несмотря на некоторое улучшение ситуации в морских портах, все еще далеки от доковидных уровней. В ноябре 2021 года Baltic Dry Index снизился с пикового уровня в октябре. Однако он по-прежнему в 6 раз превышает уровень мая 2020 года. Дополнительный вклад в ускорение глобальной инфляции вносят также дорожающие цены на продовольствие, что связано со снижением предложения, ухудшением погодных условий в странах – экспортерах, а также выросшими ценами на фрахт. Индекс продовольственных цен ФАО в ноябре вырос на 1,2% в месячном выражении, достигнув максимального уровня с июня 2011 года.

Все эти факторы приводят к дальнейшему ускорению инфляции в мире, в том числе торговых партнерах Казахстана. Инфляция в ЕС и России находится на исторически максимальных уровнях, составив в октябре 2021 года 4,4% и 8,1%, соответственно.

Проинфляционное давление со стороны внешнего сектора находит отражение в росте внутренних цен. По итогам ноября 2021 года годовая инфляция в Казахстане немного замедлилась и составила 8,7% по сравнению с 8,9% в октябре текущего года. Данная динамика была обусловлена замедлением роста цен на продовольственные товары с 11,3% до 10,9% и платных услуг с 6,9% до 6,4%. Существенный вклад в текущее замедление роста продовольственной компоненты внесла дезинфляция на масла и жиры, сахар и яйца в условиях стабилизации месячной динамики и высокой базы предыдущего года. При этом в ноябре 2021 года продолжился рост цен на хлебобулочные изделия и крупы, мясную продукцию, что связано с возросшими издержками производителей, снижением валового сбора урожая зерновых культур.

В ноябре 2021 года годовая непродовольственная инфляция ускорилась с 7,8% до 8,3% в результате продолжающегося роста цен на ГСМ, твердое топливо. Годовой рост потребительских цен на ГСМ составил 22,3% (месячный рост – 4,3%): стоимость бензина выросла на 18,4% (2,4%), дизельного топлива – на 46,6% (14,6%). Удорожание топлива происходит в условиях роста цен производителей.

Годовые темпы роста цен на платные услуги в ноябре 2021 года замедлились до 6,4%. Это связано с замедлением роста цен на коммунальные регулируемые услуги, услуги общественного питания, парикмахерских и заведений личного обслуживания. Вместе с тем ускорился рост тарифов на аренду жилья.

По оценкам Национального банка, сезонно-очищенный аннуализированный рост потребительских цен в последние месяцы демонстрирует замедление с пикового значения в июне, составив 5,6% в ноябре 2021 года (в октябре – 7,1%). Месячные оценки аннуализированной базовой инфляции свидетельствуют о формировании инфляционных процессов второй месяц подряд в пределах целевого коридора 4-6%. Важно, как динамика устойчивых компонент закрепится в целевом коридоре в декабре 2021 года и в 2022 году. В этой связи имеется высокая неопределенность относительно устойчивости данной динамики при нестабильных и высоких инфляционных ожиданиях. 

Инфляционные ожидания населения повысились, оказывая дополнительное давление на цены. Количественная оценка инфляции на год вперед в ноябре 2021 года достигла 10,8%. 35% респондентов ожидает ускорения роста цен в следующие 12 месяцев, что стало максимальным значением за время наблюдений. Восприятие инфляции за последние месяцы также сохраняется на высоком уровне.

Динамика экономической активности складывается согласно оптимистичному сценарию предыдущего прогнозного раунда, восстанавливаясь быстрыми темпами. Это происходит на фоне высоких мировых цен на сырьевых рынках и смягчения карантинных ограничений. Рост ВВП в Казахстане в январе-октябре 2021 года составил 3,5% при цене на нефть 69,3 доллара за баррель за аналогичный период. Положительный вклад внесли горнодобывающая и обрабатывающая промышленности, торговля, строительство, информация и связь, транспорт и государственный сектор. Сдерживающее влияние на рост экономики оказывает сельское хозяйство, которое показало сокращение производства по итогам 10 месяцев 2021 года. Основной причиной такой динамики стало снижение валового сбора урожая зерновых культур.

Поддержку экономической активности оказывает процесс восстановления реального спроса домашних хозяйств. Во втором квартале 2021 года потребление домохозяйств выросло на 8,1% в условиях реализации отложенного спроса на непродовольственные товары и услуги. Дополнительным фактором такого роста спроса населения служит эффект статистической базы второго квартала 2020 года, когда спрос ограничивался жёсткими карантинными мерами, и падение составило порядка 16%. Индикатором продолжающейся положительной динамики спроса выступает текущее расширение розничного товарооборота (на 6,1% за 10 месяцев 2021 года) и повышение реальных доходов населения (на 5,8% в третьем квартале 2021 года). При этом полноценное восстановление спроса продолжают ограничивать периодические всплески распространения COVID-19, как это наблюдалось в конце июля и начале сентября 2021 года.

На мировом рынке нефти после продолжительного роста цен наблюдается определенная коррекция. В конце ноября-начале декабря произошло снижение цен до 65-66 долларов за баррель в связи с опасениями по распространению нового штамма коронавируса. Несмотря на появление тех или иных событий, оказывающих влияние на рост волатильности на рынке, баланс рисков не смещается в сторону ухудшения. На заседании ОПЕК+ 2 декабря  было принято решение сохранить текущие параметры сделки, предусматривающие плановое увеличение добычи на 400 тыс. баррелей в сутки.

По оценкам EIA, мировой спрос на нефть останется сильным до середины 2022 года. Предложение нефти будет расти более умеренными темпами. На рынке будет превалировать дефицит черного золота. Начиная со второй половины 2022 года, рост предложения нефти начнет опережать рост спроса в связи со снижением объема сокращений со стороны ОПЕК+ и повышением добычи странами вне ОПЕК. Тем не менее, по оценкам международных организаций, рынок нефти в целом будет характеризоваться позитивной динамикой. Это в основном будет обусловлено нормализацией темпов роста мировой экономики по мере постковидного восстановления. Саудовская Аравия увеличила отпускные цены на нефть с поставками в январе 2022 года для Азии и США, что сигнализирует об уверенности крупнейшего производителя в мире в перспективах высокого спроса на рынке нефти, несмотря на распространение нового штамма коронавируса.

Финансы

22378

Нацбанк осторожно повышает ставку

Можно ли было поступить иначе?

Учитывая текущую ситуацию и прогнозы международных организаций, базовый сценарий развития экономики был повышен с 60 до 70 долларов за баррель, оптимистичный – до 80 долларов за баррель, пессимистичный – до 60 долларов за баррель.

Согласно обновленному базовому сценарию, ожидаемый рост ВВП Казахстана к концу 2021 года сохраняется на уровне 3,7-4,0%. Основной вклад ожидается со стороны внутреннего спроса и экспорта. Потребление домашних хозяйств продолжит дальнейшее восстановление в условиях растущих доходов населения и оживленных темпов роста выдач потребительских кредитов. Рост валового накопления будет связан с ростом инвестиций предприятий в основных секторах экономики. Дополнительную поддержку окажут инвестиции в жилищное строительство. При этом на фоне увеличения внутреннего спроса импорт будет сдерживать более быстрый рост ВВП. Будет наблюдаться восстановительная динамика экспорта в условиях постепенного ослабления ограничений ОПЕК+ по суточной добыче нефти, а также роста экономической активности в странах – торговых партнерах. Отрицательный вклад будет наблюдаться со стороны потребления органов госуправления ввиду замедления расходов государства на оплату труда и приобретение товаров и услуг.

Темпы роста ВВП в 2022 году были пересмотрены в сторону незначительного снижения и ожидаются на уровне 3,9-4,2%. Пересмотр связан с умеренным ростом экономической активности в странах – торговых партнерах Казахстана и более негативным влиянием на экономику РК перебоев в глобальных и локальных цепочках поставок. Экономическому росту будут способствовать постепенное улучшение эпидемиологической ситуации и наращивание объемов добычи энергоресурсов по сравнению с 2021 годом.

Траектория разрыва выпуска по сравнению с предыдущим прогнозным раундом пересмотрена в сторону снижения. Это связано с более низкими оценками по росту компонентов совокупного спроса и экономической активности в целом.  В среднесрочном периоде разрыв выпуска будет находиться на околонулевых отметках.

С учетом текущей динамики роста цен Национальный банк ожидает, что инфляция сложится в пределах 8,5-8,7% по итогам 2021 года. При дальнейшей эффективной реализации правительством и местными исполнительными органами Комплекса мер антиинфляционного реагирования инфляция сформируется близко к нижней границе прогнозного диапазона.

На краткосрочном горизонте ожидаемое ускорение инфляции непродовольственных товаров и услуг будет нивелировано дальнейшим замедлением темпов роста цен на продукты питания. Предполагается умеренный рост стоимости платных услуг, который будет обусловлен сохранением текущего ценообразования на рынке жилищно-коммунальных регулируемых услуг. Повышательное давление на цены будут оказывать сохранение внешнего инфляционного фона, ускорение инфляционных процессов на непродовольственных рынках, восстановление потребительской активности, высокие инфляционные ожидания и косвенный эффект от повышения цен на ГСМ через рост себестоимости товаров и услуг. Также имеются риски дальнейшего роста тарифов на электроэнергию на фоне ожидаемого увеличения цен на уголь. Пик инфляции ожидается в первом квартале 2022 года, после чего будет наблюдаться постепенное ее замедление.

На среднесрочном горизонте ожидается более высокий внешний инфляционный фон по сравнению с предыдущими оценками. Это связано с пересмотром в сторону повышения инфляции в странах – торговых партнерах Казахстана и более высокой динамикой внешних продовольственных цен. Более сдержанная траектория разрыва выпуска будет компенсировать влияние внешних факторов на среднесрочную динамику инфляции.

В 2022 году ожидается постепенное замедление инфляции до 6,0-6,5% с учетом продолжения реализации Комплекса мер антиинфляционного реагирования. Снижение инфляции будет поддерживаться высокой базой, сложившейся в 2021 году. Вместе с тем реализация проинфляционных рисков, связанных с дисбалансами на отдельных рынках товаров и услуг, перебоями глобальных и локальных цепочек поставок и сохранением высоких инфляционных ожиданий, может привести к формированию инфляции выше прогнозного значения в 2022 году.

Следующее решение Национальный банк примет с учетом динамики инфляционных ожиданий, устойчивых компонентов инфляции, а также влияния эпидемиологической ситуации на внешний и внутренний спрос. При нестабильном замедлении инфляции и ее устойчивых компонентов Национальный банк продолжит более решительное ужесточение монетарных условий.

Очередное плановое решение Комитета по денежно-кредитной политике Национального банка Республики Казахстан по базовой ставке будет объявлено 24 января 2022 года в 15:00 нст.

Финансы

11203

Почему Нацбанк в третий раз подряд повысил базовую ставку

Основные причины прокомментировал заместитель председателя Национального банка Акылжан Баймагамбетов

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Возвращение глобальной инфляции Кармен М. Рейнхарт и Клеменс Граф фон Люкнер

Сегодняшний всплеск инфляции ощущается не только в странах с развитой экономикой, но и в большинстве стран с формирующимся рынком и развивающихся странах. И хотя его причины различаются в разных странах, задача решения проблемы в конечном итоге ляжет на плечи крупнейших мировых центральных банков.

ВАШИНГТОН, округ Колумбия – Инфляция вернулась быстрее, ее скачки стали более заметными, и она оказалась более упорной и устойчивой, чем первоначально предполагалось крупными центральными банками.Сначала эта проблема широко освещалась в заголовках газет США, но затем стала центральной темой политических дискуссий во многих других странах с развитой экономикой. В 15 из 34 стран, классифицированных Международным валютным фондом как страны с развитой экономикой World Economic Outlook , 12-месячная инфляция до декабря 2021 года превышала 5%. Такого внезапного общего скачка высокой (по современным меркам) инфляции не было уже более 20 лет.

Этот всплеск инфляции не ограничивается только богатыми странами.Аналогичная волна ударила по странам с формирующимся рынком и развивающимся странам: 78 из 109 EMDE также столкнулись с годовым уровнем инфляции выше 5%. Эта доля EMDEs (71%) примерно в два раза больше, чем в конце 2020 года. Таким образом, инфляция стала глобальной проблемой — или почти таковой, а Азия до сих пор невосприимчива.

Основные факторы резкого роста инфляции неодинаковы для разных стран, особенно при сравнении СРЭ и СФРР. Диагнозы «перегрева», распространенные в дискурсе США, неприменимы ко многим EMDE, где фискальные и монетарные стимулы в ответ на COVID-19 были ограничены, а восстановление экономики в 2021 году значительно отставало от подъема AE.

Кроме того, модели спада и восстановления, вызванные пандемией, заметно различаются по группам стран с уровнем дохода, при этом восстановление определяется как возвращение экономики к уровню дохода на душу населения 2019 года. По состоянию на конец 2021 г. этому пороговому показателю соответствовали около 41 % СР с высоким уровнем дохода по сравнению с 28 % EMDE со средним уровнем дохода и всего 23 % стран с низким уровнем дохода.

  1. Какова цель Запада в Украине? Укринформ/Future Publishing через Getty Images

Но разница между странами с развитой экономикой и развивающимися странами даже больше, чем предполагает это сравнение, потому что многие СФРР уже испытывали снижение дохода на душу населения до пандемии, в то время как страны с развитой экономикой в ​​основном достигли новых максимумов.Несмотря на то, что многие страны EMDE занизили свои оценки потенциального объема производства за последние два года, мало что указывает на то, что их инфляционное давление в первую очередь вызвано перегревом после значительных политических стимулов.

Одним из общих явлений в странах с развитой и развивающейся экономикой является рост цен на сырьевые товары наряду с ростом мирового спроса. По состоянию на январь 2022 года цены на нефть выросли на 77% по сравнению с уровнем декабря 2020 года.

Еще одной серьезной проблемой, затрагивающей как развитые, так и развивающиеся страны, являются глобальные цепочки поставок, на которые по-прежнему сильно влияют события последних двух лет.Транспортные расходы резко выросли. И в отличие от шока предложения нефти в 1970-х годах, шоки предложения COVID-19 более разнообразны и непрозрачны, а потому более неопределенны, как подчеркивается в последнем выпуске Global Economic Prospects Всемирного банка.

В странах EMDE обесценивание валюты (из-за сокращения притока иностранного капитала и понижения суверенных кредитных рейтингов) способствовало росту инфляции импортных товаров. А поскольку инфляционные ожидания в странах с формирующимся рынком сбыта менее привязаны и в большей степени связаны с колебаниями валюты, чем в странах с развитой экономикой, переход от обменных курсов к ценам имеет тенденцию быть более быстрым и более выраженным.

Другим важным фактором является взвинчивание цен на продукты питания. В течение 2021 года 12-месячный рост цен на продукты питания превысил 5% в 79% (86 из 109) СФРР. В то время как AE не были застрахованы от роста цен на продукты питания, только 27% из них столкнулись с повышением цен более чем на 5%.

PS События: Финансы 3.0

PS События: Финансы 3.0

Криптовалюты и технологии на основе блокчейна никуда не денутся.Но как будет выглядеть их следующая глава?

Присоединяйтесь к нам на нашем живом виртуальном мероприятии Finance 3.0 , чтобы услышать, как ведущие мировые эксперты обсуждают, как максимизировать преимущества и снизить риски растущей новой криптоиндустрии.

Зарегистрируйтесь сейчас

Хуже того, инфляция цен на продовольствие, как правило, особенно сильно ударяет по странам с низким доходом (и домохозяйствам с низким доходом во всем мире), что делает ее равносильной регрессивному налогу.На долю продуктов питания приходится гораздо большая доля средней потребительской корзины домохозяйств в странах с формирующимся рынком сбыта, а это означает, что инфляция в этих странах, вероятно, окажется устойчивой. Сегодняшние более высокие цены на энергоносители завтра напрямую перерастут в более высокие цены на продукты питания (за счет более высоких затрат на удобрения, транспорт и т. д.).

Хотя большинство СФРР больше не имеют фиксированных обменных курсов, как это было в подверженных инфляции 1970-х годах, возможности для «действительно независимой» денежно-кредитной политики в небольших странах с открытой экономикой остаются ограниченными, несмотря на плавающие обменные курсы.Риск того, что они импортируют инфляцию из мировых финансовых центров, не является пережитком прошлого.

Действительно, наиболее заметной чертой сегодняшней инфляции является ее повсеместное распространение. В отсутствие вариантов глобальной политики для устранения сбоев в цепочке поставок задача борьбы с инфляцией остается за крупными центральными банками. Хотя в 2022 году в США ожидается небольшое ужесточение (по историческим меркам), этого вряд ли будет достаточно, чтобы обуздать рост цен. Как Кеннет Рогофф и я зафиксировали в статье 2013 года, постоянная инфляция 1970-х годов во многом была связана с тенденцией Федеральной резервной системы США делать слишком мало и слишком поздно (до прихода Пола Волкера).

Безусловно, более своевременная и жесткая политическая реакция со стороны крупных центральных банков в краткосрочной перспективе не станет хорошей новостью для развивающихся рынков сбыта. Большинство из них столкнутся с более высокими затратами на финансирование, а для некоторых может стать значительно более вероятным долговой кризис. Тем не менее долгосрочные издержки отсрочки действий будут выше. Поскольку США и другие страны с развитой экономикой не смогли быстро справиться с инфляцией в 1970-е годы, им в конечном итоге потребовалась гораздо более драконовская политика, что привело к второй по глубине послевоенной рецессии в Америке, наряду с долговым кризисом в развивающихся странах.

Как говорится в старой поговорке: «Вовремя сделанный стежок спасает девять». Тем временем новый всплеск инфляции будет продолжать усиливать неравенство как внутри стран, так и между ними.

Возвращение глобальной инфляции

*Эта статья первоначально появилась в Project Syndicate 11 февраля 2022 г.


Сегодняшний всплеск инфляции ощущается не только в странах с развитой экономикой, но и в большинстве стран с формирующимся рынком и развивающихся странах.И хотя его причины различаются в разных странах, задача решения проблемы в конечном итоге ляжет на плечи крупнейших мировых центральных банков.

Инфляция вернулась быстрее, ее скачки стали более заметными, и она оказалась более упорной и устойчивой, чем первоначально предполагалось крупными центральными банками. После того, как эта проблема первоначально доминировала в заголовках в Соединенных Штатах, она стала центральной темой политических дискуссий во многих других странах с развитой экономикой. В 15 из 34 стран, классифицированных Международным валютным фондом как страны с развитой экономикой, инфляция за 12 месяцев до декабря 2021 года превышала 5%.Такого внезапного общего скачка высокой (по современным меркам) инфляции не было уже более 20 лет.

Этот всплеск инфляции не ограничивается только богатыми странами. Аналогичная волна ударила по странам с формирующимся рынком и развивающимся странам: 78 из 109 EMDE также столкнулись с годовым уровнем инфляции выше 5%. Эта доля EMDEs (71%) примерно в два раза больше, чем в конце 2020 года. Таким образом, инфляция стала глобальной проблемой — или почти таковой, а Азия до сих пор невосприимчива.

 

Основные факторы резкого скачка инфляции неодинаковы для разных стран, особенно при сравнении AE и EMDEs.Диагнозы «перегрева», распространенные в дискурсе США, неприменимы ко многим EMDE, где фискальные и монетарные стимулы в ответ на COVID-19 были ограничены, а восстановление экономики в 2021 году значительно отставало от подъема AE.

 

 Тем временем возобновление инфляции будет продолжать усиливать неравенство как внутри стран, так и между ними.

Более того, модели спада и восстановления, вызванные пандемией, заметно различаются по группам стран с уровнем дохода, при этом восстановление определяется как возвращение экономики к уровню дохода на душу населения 2019 года.По состоянию на конец 2021 г. этому пороговому показателю соответствовали около 41 % СР с высоким уровнем дохода по сравнению с 28 % EMDE со средним уровнем дохода и всего 23 % стран с низким уровнем дохода.

Но разница между странами с развитой экономикой и развивающимися странами даже больше, чем предполагает это сравнение, потому что во многих СФРР уже наблюдалось снижение дохода на душу населения до пандемии, в то время как страны с развитой экономикой в ​​основном достигли новых максимумов. Несмотря на то, что многие страны EMDE занизили свои оценки потенциального объема производства за последние два года, мало что указывает на то, что их инфляционное давление в первую очередь вызвано перегревом после значительных политических стимулов.

Одним из общих явлений в странах с развитой и развивающейся экономикой является рост цен на сырьевые товары наряду с ростом мирового спроса. По состоянию на январь 2022 года цены на нефть выросли на 77% по сравнению с уровнем декабря 2020 года.

Еще одной серьезной проблемой, затрагивающей как развитые, так и развивающиеся страны, являются глобальные цепочки поставок, на которые по-прежнему сильно влияют события последних двух лет. Транспортные расходы резко выросли. И в отличие от шока предложения нефти в 1970-х годах, шок предложения COVID-19 более разнообразен и непрозрачен, а потому более неопределенен, как подчеркивается в последнем докладе Всемирного банка «Глобальные экономические перспективы».

В странах EMDE обесценивание валюты (из-за сокращения притока иностранного капитала и понижения суверенных кредитных рейтингов) способствовало росту инфляции импортных товаров. А поскольку инфляционные ожидания в странах с формирующимся рынком сбыта менее привязаны и в большей степени связаны с колебаниями валюты, чем в странах с развитой экономикой, переход от обменных курсов к ценам имеет тенденцию быть более быстрым и более выраженным.

Другим важным фактором является взвинчивание цен на продукты питания. В течение 2021 года 12-месячный рост цен на продукты питания превысил 5% в 79% (86 из 109) СФРР. В то время как AE не были застрахованы от роста цен на продукты питания, только 27% из них столкнулись с повышением цен более чем на 5%.

Хуже того, инфляция цен на продовольствие, как правило, особенно сильно ударяет по странам с низким доходом (и домохозяйствам с низким доходом во всем мире), что делает ее равносильной регрессивному налогу. На долю продуктов питания приходится гораздо большая доля средней потребительской корзины домохозяйств в странах с формирующимся рынком сбыта, а это означает, что инфляция в этих странах, вероятно, окажется устойчивой. Сегодняшние более высокие цены на энергоносители завтра напрямую перерастут в более высокие цены на продукты питания (за счет более высоких затрат на удобрения, транспорт и т. д.).

Хотя большинство СФРР больше не имеют фиксированных обменных курсов, как это было в подверженных инфляции 1970-х годах, возможности для «действительно независимой» денежно-кредитной политики в небольших странах с открытой экономикой остаются ограниченными, несмотря на плавающие обменные курсы. Риск того, что они импортируют инфляцию из мировых финансовых центров, не является пережитком прошлого.

Действительно, наиболее заметной чертой сегодняшней инфляции является ее повсеместное распространение. В отсутствие вариантов глобальной политики для устранения сбоев в цепочке поставок задача борьбы с инфляцией остается за крупными центральными банками. Хотя в США в 2022 году ожидается умеренное ужесточение (по историческим меркам), этого вряд ли будет достаточно, чтобы обуздать рост цен. Как Кеннет Рогофф и я зафиксировали в статье 2013 года, постоянная инфляция 1970-х годов во многом была связана с тенденцией Федеральной резервной системы США делать слишком мало и слишком поздно (до прихода Пола Волкера).

Безусловно, более своевременная и жесткая политическая реакция со стороны крупных центральных банков не будет хорошей новостью для развивающихся рынков сбыта в краткосрочной перспективе.Большинство из них столкнутся с более высокими затратами на финансирование, а для некоторых может стать значительно более вероятным долговой кризис. Тем не менее долгосрочные издержки отсрочки действий будут выше. Поскольку США и другие страны с развитой экономикой не смогли быстро справиться с инфляцией в 1970-е годы, им в конечном итоге потребовалась гораздо более драконовская политика, что привело к второй по глубине послевоенной рецессии в Америке, наряду с долговым кризисом в развивающихся странах.

Как говорится в старой поговорке: «Вовремя сделанный стежок спасает девять.Тем временем всплеск инфляции будет продолжать усиливать неравенство как внутри стран, так и между ними.

Дисбаланс предложения приводит к повышению инфляции и снижению глобального экономического роста

Пандемия COVID-19, переход энергетики с углеводородов к возобновляемым источникам энергии, и связанные с этим государственные вмешательства нарушают рынки по всему миру. Основные изменения в расходах домохозяйств модели, работа на дому, фискальные и монетарные стимулы и консолидация отрасли способствует рыночному дисбалансу.С участием спрос постоянно превышает нарушенное предложение, цены растут сбалансировать рынки. Так, октябрьский глобальный прогноз IHS Markit характеризуется более низким краткосрочным ростом выпуска, более высокой ценой инфляция и более раннее повышение процентной ставки по сравнению с Сентябрьский прогноз.

После снижения на 3,4% в 2020 г. прогнозируется, что мировой реальный ВВП увеличится на 5,5% в 2021 г. и на 4,3% в 2022 г. благодаря восстановлению потребительские расходы и инвестиции в бизнес. Этот прогноз был изменено на 0.1 процентный пункт в 2021 году и 0,2 процента точки в 2022 году, что отражает более слабые перспективы для Северной Америки, Западная Европа, материковый Китай и Япония. Глобальный рост будет установится на уровне 3,4% в 2023 г. и 3,2% в 2024 г., поскольку неудовлетворенный спрос удовлетворены, крупные экономики достигают полной занятости, а фискальные и денежно-кредитная политика ужесточается.

С некоторыми критическими нехватками поставок и узкими местами доставки сохранится и в 2022 году, инфляционное давление останется повышенным в течение нескольких месяцев и стихают более постепенно, чем раньше ожидал.Мировая инфляция потребительских цен, по прогнозам, ускорится с 2,2% в 2020 году до 3,7% в этом году, что является самым высоким показателем с 5,0% в 2008 году. Поскольку цены на сельскохозяйственные и промышленные товары отступление, инфляция потребительских цен снизится до 3,2% в 2022 году и 2,7% в 2023 и 2024 годах. Прогноз инфляции в этом месяце был пересмотрен на 0,1 процентного пункта в этом году и на 0,3 процентного пункта в 2022

Опасения, связанные с COVID-19, и усиление нехватки задержать некоторый рост США после 2021 года.

Прогноз роста реального ВВП был понижен 0.3 процента пункта до 5,4% в 2021 году и на 0,2 процентного пункта до 4,3% в 2022. Пересмотры отражают более осторожные потребительские расходы, меньше сборки легковых автомобилей и слабый экспорт в третьем квартале. На положительная сторона, хороший отчет о розничных продажах в сентябре указывает на устойчивость расходов в связи с заражением вирусом COVID-19 отклонить. Прогноз предполагает прохождение Инфраструктуры Закон об инвестициях и рабочих местах, но не о восстановлении лучше законопроект о примирении со значительным увеличением социальных расходов и налоги.Благодаря устойчивому росту потребительских расходов на услуги, инвестиции в бизнес и экспорт, реальный ВВП, по прогнозам, увеличится 2,8% в 2023 г. и 2,7% в 2024 г.

Предложение рабочей силы в США является возникающим препятствием для рост.

Несмотря на рост заработной платы и рекордное количество вакансий, уровень участия в сентябре составил 61,6%, что значительно ниже допандемический уровень 63,3%. Рабочие не спешат возвращаться различные причины, в том числе соображения безопасности, отсутствие ухода за детьми доступность, щедрые пособия по безработице, накопленные сбережения, и ранний выход на пенсию.По прогнозу IHS Markit, США Уровень безработицы падает с 4,8% в сентябре до 3,6% в сентябре. 2023-24, что окажет повышательное давление на ставки заработной платы. С восходящим пересмотр прогноза инфляции, Федеральной резервной «взлет» ставки по федеральным фондам переносится на шесть месяцев вперед Март 2023 г.

Всплеск роста Западной Европы в середине 2021 г. затухает, и нехватка ресурсов сдерживает производство.

С ослаблением ограничений, связанных с пандемией, реальный ВВП вероятно, продемонстрировал еще один сильный темп роста в третьем квартале, что привело по потребительским расходам.Тем не менее, опросы IHS Markit PMI™ показывают что нехватка электронных компонентов и сырья ограничение производства. Между тем, спрос остывает по мере роста инфляция снижает реальные доходы населения. После снижения на 6,4% 2020 г., реальный ВВП еврозоны должен увеличиться на 5,0% в 2021 г., на 4,0% в 2022 г., и 2,2% в 2023 году. Хотя перспективы роста развивающихся стран Европы чуть сильнее, краткосрочному росту угрожают новые волны Случаи COVID-19 в нескольких странах, включая Россию, Румынию и Прибалтика.

Ускорение инфляции потребительских цен в Европе продолжится в последние месяцы 2021 года.

Цены на природный газ в регионе выросли, что способствовало повышение других цен на энергоносители. С инфляцией, доказывающей больше повышенный и стойкий, чем предполагалось, риск повторного влияние на заработную плату и удельные затраты на рабочую силу возросло. Труд и навыки нехватка появляется в некоторых странах, в том числе Соединенных Королевство, где Brexit сократил иммиграцию.В ответ на опасения по поводу инфляции, Банк Англии, скорее всего, станет первый крупный центральный банк, поднявший процентные ставки к февралю 2022 г. самое позднее. Европейский центральный банк будет более осторожен, поскольку инфляционные ожидания остаются ниже 2%; его первая процентная ставка рост ожидается в 2024 году.

Материковый Китай сталкивается с проблемами со стороны рынка недвижимости спад и нехватка электроэнергии.

Рост реального ВВП замедлился с 7,9% в годовом исчислении (г/г) в вторая четверть до 4.9% в третьем квартале, как сдерживание Вспышки COVID-19 в августе негативно сказались на розничных продажах. Дальше замедление реального ВВП ожидается в четвертом квартале. Рост промышленного производства замедлился до 3,1% г/г в сентябре с 5,3% в августе, с энергоемкими товарами, такими как металлы, химикаты и строительные материалы больше всего пострадали от электроэнергии ограничения. Угольная теплоэнергетика, на долю которой приходится 70% производство электроэнергии в стране сдерживается Политика Пекина по декарбонизации и прекращение импорта угля из Австралии в 2021 году.Между тем, сокращение доли заемных средств правительством Кампания, нацеленная на застройщиков, обесценивает недвижимость и строительная деятельность. Реальный рост ВВП материкового Китая составляет прогнозируется снижение с 8,2% в 2021 году до 5,7% в 2022 году и 5,5% в 2023.

Экономика Азиатско-Тихоокеанского региона восстанавливается после третьего квартала неудачи.

Экономисты IHS Markit подсчитали, что реальный ВВП сократился на квартал на квартал в течение третьего квартала в Австралии, Индонезии, Малайзия, Филиппины, Таиланд и Вьетнам.С новым COVID-19 случаев падения с недавних пиков, чему способствовал быстрый рост уровень вакцинации, Азиатско-Тихоокеанский регион готов к сильному конец 2021 г. – начало 2022 г. Восстановление промышленного производства поможет постепенно ослабить глобальные сбои в цепочке поставок. После снижение на 1,0% в 2020 году, прогнозируется, что реальный ВВП региона увеличатся на 6,0% в 2021 г. и на 4,8% в 2022 г.

Нехватка поставок, задержки доставки и первая буря энергетического перехода взвинчивает цены и сдерживание глобального экономического роста.Некоторые из этих нарушений будут сохранится до 2022 года. Инвестиции в новые мощности являются средними или долгосрочное решение дефицита предложения, но в ближайшей перспективе замедление роста спроса будет необходимо, чтобы привести рынки в остаток средств. Учитывая, что инфляция продолжает удивлять с положительной стороны, глобальная экономическая экспансия будет продолжаться с замедлением темпов в 2022-23.

Опубликовано 21 октября 2021 г. Сара Джонсон, исполнительный директор по глобальной экономике, IHS Markit

Мнение | Инфляционный риск реален

Это и очень хорошая новость, и дань уважения агрессивной политике сдерживания covid-19 в последние месяцы, а также сильной фискальной и денежно-кредитной политике с начала пандемии.Наша экономика превзошла экономику других промышленно развитых стран. Американские политики могут получить от этого удовлетворение.

Но новые условия требуют новых подходов. Теперь основным риском для экономики США является перегрев и инфляция.

История продолжается под рекламой

Еще полгода назад было разумно считать медленный рост, высокий уровень безработицы и дефляционное давление основным риском для экономики. Сегодня, несмотря на важность продолжения усилий по оказанию помощи, необходимо изменить направленность нашей макроэкономической политики.

Инфляционное давление усиливается из-за повышения спроса, вызванного более чем 2 триллионами долларов сбережений, которые американцы накопили во время пандемии; от крупномасштабных покупок долговых обязательств Федеральной резервной системой, наряду с прогнозами Федеральной резервной системы о практически нулевых процентных ставках в 2024 году; примерно на 3 триллиона долларов в виде бюджетных стимулов, принятых Конгрессом; и от резкого роста цен на акции и недвижимость.

Это не просто предположение. Индекс потребительских цен вырос на 7,5% в годовом исчислении в первом квартале, а инфляционные ожидания подскочили самыми быстрыми темпами с тех пор, как поколение назад были введены индексированные на инфляцию облигации.Уже сейчас потребительские цены выросли почти так, как прогнозировала ФРС на весь год.

История продолжается под рекламой

«Мы наблюдаем очень значительную инфляцию», — недавно заметил Уоррен Баффет в своих замечаниях, типичных для руководителей бизнеса по всей стране. «Мы поднимаем цены. Люди поднимают нам цены, и это принимается».

Представители ФРС и администрации Байдена совершенно правы, указывая на то, что часть этой инфляции, например рост цен на подержанные автомобили в прошлом месяце, носит временный характер.Но не все, что мы видим, вероятно, будет временным. Ряд факторов предполагает, что инфляция может еще ускориться, включая дальнейшее ценовое давление, поскольку рост спроса опережает рост предложения; рост стоимости материалов и сокращение запасов; более высокие цены на жилье, которые до сих пор вообще не отражались в официальных индексах цен; влияние инфляционных ожиданий на покупательское поведение.

Более высокая минимальная заработная плата, усиление профсоюзов, повышение вознаграждений работникам и усиление регулирования — все это желательно, но все они также приводят к росту издержек и цен бизнеса.

История продолжается под рекламой

Вполне возможно, что ФРС может сдержать инфляционное давление путем повышения процентных ставок без ущерба для экономики. Но в нынешних условиях, когда рынки по всему миру были настроены на то, что ставки останутся очень низкими в обозримом будущем, это будет очень сложно, особенно с учетом нового обязательства ФРС ждать, пока устойчивая инфляция не станет очевидной, прежде чем действовать. История здесь не утешительна.Каждый раз, когда ФРС нажимала на тормоза достаточно сильно, чтобы существенно замедлить рост, экономика впадала в рецессию.

Какое значение имеет ускорение инфляции? В целом рост инфляции несоразмерно вредит малоимущим и связан со снижением доверия к правительству. Прогрессисты могли бы подумать о той роли, которую сыграла инфляция в избрании Ричарда М. Никсона в 1968 году и Рональда Рейгана в 1980 году. момент», заявляя: «Я не знаю ни одного экономиста, который рекомендовал бы что-то масштабное, что было сделано.«Чрезмерное стимулирование, вызванное политическими соображениями, было последовательной политической ошибкой, которая трагически усугубилась бы, если бы обоснованные опасения по поводу перегрева экономики не позволили Конгрессу сделать необходимые государственные инвестиции, которые находятся в центре внимания планов президента Байдена по трудоустройству и семье.

Продолжение истории ниже рекламного объявления

Итак, как лучше всего мы можем сдерживать риски перегрева и способствовать устойчивому росту, а также делать необходимые инвестиции в инфраструктуру, экологизировать экономику и помогать семьям с низким и средним уровнем дохода?

Во-первых, начиная с ФРС, директивные органы должны помочь сдержать инфляционные ожидания и снизить риск серьезного шока сокращения, четко признав, что перегрев, а не чрезмерная слабость, является преобладающим краткосрочным риском для экономики.Ужесточение, вероятно, будет необходимо, и очень важно подготовить почву для этого деликатного процесса. Между тем, администрация должна продолжать уважать независимость ФРС, поскольку она меняет курс. Четкие заявления о том, что Соединенные Штаты желают сильного доллара, также помогут закрепить инфляционные ожидания.

Во-вторых, политика в отношении рабочих должна быть направлена ​​на нехватку рабочей силы, которая является нашей нынешней реальностью. Пособия по безработице, позволяющие работникам зарабатывать больше, не работая, чем работая, безусловно, должны закончиться в сентябре; в некоторых частях страны они должны закончиться раньше.Следует учитывать бонусы при повторном трудоустройстве, и основное внимание следует уделять содействию мобильности и обучению работников профессиям, где не хватает рабочей силы. Там, где требования «сделано в Америке» усугубляют нехватку рабочей силы и повышают цены, их следует пересмотреть.

Продолжение истории ниже объявления

В-третьих, важно делать долгосрочные государственные инвестиции, чтобы повысить производительность и дать возможность большему количеству людей работать. Было бы серьезной ошибкой чрезмерно урезать амбиции государственных инвестиций из соображений инфляции.Это происходит не из-за непосредственных рабочих мест, которые они создают, а из-за долгосрочного увеличения производственного потенциала, устойчивости и инклюзивности. Но там, где это возможно, инвестиции в инфраструктуру должны финансироваться за счет перераспределения средств Плана спасения, таких как те, которые сейчас используются некоторыми штатами для финансирования снижения налогов. Кроме того, текущие расходы, финансируемые за счет будущих налогов, могут дополнительно стимулировать и без того перегретую экономику. Обратное — рост доходов опережает расходы или, по крайней мере, параллельно с расходами — может обеспечить более устойчивый рост.

Завершение кризиса, вызванного COVID-19, дает историческую возможность сделать следующий шаг к обеспечению всех американцев еще более эффективным и инклюзивным способом. Но чтобы не упустить эту возможность, политикам необходимо принять экономическую реальность. Настал момент отказаться от политики чрезвычайного положения и бороться за долгосрочное будущее нашей страны.

Самая высокая инфляция производителей в Китае за более чем 12 лет подчеркивает давление мировых цен

  • Индекс цен производителей за май +9.0% г/г против +8,5% опроса, +6,8% в апреле
  • Май ИПЦ +1,3% г/г против +1,6% опроса, +0,9% в апреле
  • ИПЦ демонстрирует самый большой рост г/г за восемь месяцев в Май

ПЕКИН, 9 июня (Рейтер) — Заводские цены в Китае в мае выросли самыми быстрыми годовыми темпами за более чем 12 лет из-за роста цен на сырьевые товары, что подчеркивает глобальное инфляционное давление в то время, когда политики пытаются оживить рост, пострадавший от COVID .

Инвесторы все больше беспокоятся о том, что стимулирующие меры, вызванные пандемией, могут привести к ускорению глобальной инфляции и вынудить центральные банки ужесточить политику, что может сдержать восстановление экономики.

Индекс цен производителей Китая (PPI) вырос на 9,0%, сообщило в среду Национальное бюро статистики (NBS) после того, как цены восстановились после прошлогоднего минимума пандемии.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

Рост индекса цен производителей в мае — самый быстрый годовой прирост за любой месяц с сентября 2008 года — был обусловлен значительным ростом цен на сырую нефть, железную руду и другие -черные металлы, говорится в сообщении НБС.

Аналитики, участвовавшие в опросе Reuters, ожидали, что индекс цен производителей вырастет на 8.5% после роста на 6,8% в апреле.

Вскоре после данных по инфляции Национальная комиссия по развитию и реформам заявила, что Китай будет внимательно следить за динамикой цен на сырьевые товары и активизировать прогнозы цен для поддержания рыночного порядка.

«Беспокоит то, что PPI может колебаться на повышенном уровне в течение длительного периода времени, что создаст экономические проблемы, если компании среднего или нижнего звена не смогут покрыть более высокие затраты», — сказал Ни Вен, главный экономист Hwabao Trust.

Всплеск индекса потребительских цен еще не оказал существенного влияния на потребительскую инфляцию, а это означает, что Народный банк Китая пока вряд ли будет беспокоиться.

Потребительские цены выросли на 1,3% в мае — самый большой рост в годовом исчислении за восемь месяцев — но оказались ниже ожиданий роста на 1,6%. Потребительская инфляция оставалась значительно ниже официальной цели правительства, составляющей около 3%.

«Инфляция цен производителей, вероятно, близка к пику… мы не ожидаем, что (инфляция потребительских цен) вырастет намного выше 2% в ближайшие кварталы. Таким образом, (данные) вряд ли вызовут какие-либо сдвиги в денежно-кредитной политики», — сказал Джулиан Эванс-Причард, старший экономист по Китаю в Capital Economics.

Но есть некоторые признаки того, что китайские фабрики, которые уже столкнулись с низкой рентабельностью, перекладывают более высокие затраты на сырье на зарубежных клиентов, что может усилить глобальную инфляционную петлю. читать далее

Этот релиз вышел в связи с тем, что инвесторы внимательно следят за данными по инфляции в США в четверг, которые опасаются, что еще один высокий показатель может оказать давление на Федеральную резервную систему, чтобы она начала думать о сокращении своих стимулов.

Китайские акции угля и полезных ископаемых выросли после данных NBS по инфляции цен производителей, что привело к росту фондового рынка в целом (.ССЕК), (.CSI300). L2N2NR08S

ЦЕНЫ НА ТОВАРЫ

В месячном исчислении ИЦП вырос на 1,6% по сравнению с ростом на 0,9% в апреле.

Электростанции также запаслись энергетическим углем, чтобы удовлетворить растущий спрос на электроэнергию летом, что привело к росту цен на 10,6% в месячном исчислении в секторе добычи и обогащения угля по сравнению с 2,8% в предыдущем месяце, сказал Дун Лицзюань. , старший статистик НБС.

Цены на сырьевые товары, включая уголь, сталь, железную руду и медь, которые влияют на индекс цен производителей, выросли в этом году, чему способствовало восстановление спроса после карантина и достаточная глобальная ликвидность.

Импорт Китая в стоимостном выражении вырос в мае самыми быстрыми темпами за 10 лет, чему способствовали закупки сырья Китаем. читать дальше

Китайские политики обязались принять меры по снижению цен на сырьевые товары и предотвратить их передачу потребителям. читать дальше

Недавний рост юаня вызвал слухи о том, что политики хотят, чтобы более сильная валюта компенсировала растущее ценовое давление на импорт, но на этой неделе центральный банк заявил агентству Рейтер, что не будет использовать обменный курс в качестве инструмента.

Данные NBS также показали, что инфляция продуктов питания выросла на 0,3% в мае по сравнению с годом ранее из-за повышения цен на пресноводную рыбу и яйца, несмотря на все еще падающие цены на свинину. Это по сравнению с падением цен на продукты питания на 0,7% в апреле.

Цены на непродовольственные товары, включая авиабилеты, цены на бензин и дизельное топливо, ускорились до 5,5%, вероятно, благодаря празднованию Дня труда в Китае в начале мая. читать далее

Ежемесячно растущие производственные затраты начали перекладываться на потребителей при продаже холодильников, телевизоров, ноутбуков, строительных материалов и летней одежды, но их рост цен оставался умеренным, сказал Донг из NBS.

Зарегистрируйтесь сейчас и получите БЕСПЛАТНЫЙ неограниченный доступ к Reuters.com

Зарегистрируйтесь

Репортажи Лянпин Гао, Стеллы Цю и Райана Ву; Под редакцией Аны Николачи да Коста

Наши стандарты: Принципы доверия Thomson Reuters.

Что стоит за недавним ростом мировых цен на продовольствие?

3 августа 2021 г.

Когда в начале 2020 года разразилась пандемия Covid-19, в глобальных цепочках поставок продуктов питания начал нарастать страх. Нехватка супермаркетов в Соединенных Штатах, вызванная паническими закупками и переоснащением цепочек поставок от учреждений и ресторанов до розничных продавцов, вызвала ранние опасения по поводу скачков цен на продукты питания внутри страны, в то время как меры по сдерживанию распространения вируса и неопределенность в отношении мировой торговли сырьевыми товарами вызвали обеспокоенность во всем мире.

Сразу же были проведены параллели с глобальным кризисом цен на продовольствие 2007–2008 годов, когда некоторые страны начали вводить экспортные ограничения для защиты запасов продовольствия для своего населения перед лицом пандемии. В 2007–2008 годах крупные связанные с климатом потери урожая в житницах в сочетании со стремительным ростом цен на нефть и глобальной рецессией привели к рекордно высоким ценам на продовольствие, усугубленным набором экспортных ограничений. Это произошло за счет стран, полагающихся на импорт продуктов питания, что привело к массовым социальным волнениям.

Но, несмотря на эти опасения (и, действительно, некоторое раннее протекционистское поведение), мировая торговля сельскохозяйственной продукцией не остановилась во время пандемии Covid-19, а цены на основные продукты питания, такие как кукуруза, пшеница и рис, оставались стабильными в большинстве стран мира. рынки. Цены на продовольствие даже немного упали в начале пандемии, а экспортные ограничения достигли своего пика примерно в 22 странах, что составляет менее 5 процентов мировой торговли зерном, что составляет небольшую часть сбоев, имевших место более десяти лет назад.

Сегодня на глобальном уровне не наблюдается нехватки продовольствия. На самом деле, международные организации прогнозируют рекордные урожаи зерна на 2021 год. Таким образом, этот момент не напоминает 2007–2008 годы. Тем не менее медленно, в течение последних 12 месяцев, цены на продовольствие начали расти. Индекс цен на продукты питания Организации Объединенных Наций по вопросам продовольствия и сельского хозяйства (ФАО) — мерило цен на широко продаваемые продукты питания — вырос почти на 5 процентов в период с апреля по май, достигнув уровня почти на 40 процентов выше, чем в это же время в прошлом году.Это самый большой месячный и годовой прирост за десятилетие.

Итак, что движет нынешним ростом цен на продовольствие и как это влияет на наиболее уязвимых людей в мире?

Затянувшиеся потрясения цепочки поставок Covid-19

Длительные последствия сбоев в цепочках поставок из-за Covid-19 продолжают оказывать негативное влияние на глобальную продовольственную систему. Хотя эти проблемы с цепочками поставок никогда не удавалось полностью остановить торговлю продуктами питания, резервные копии и замедления на пограничных переходах из-за ужесточения ограничений, связанных с пандемией, все еще имеют место.Соответственно, стоимость фрахта растет, поскольку ожидание перевозчиков и транспортных контейнеров продолжает расти во многих транспортных коридорах.

Дело не в том, что существует глобальная нехватка этих вещей, а в том, что многие из них находятся не в том месте, хранясь в портах страны-импортера после того, как Covid-19 вынудил многие корабли швартоваться. Поскольку размещение судов и контейнеров проходит болезненный (и медленный) процесс согласования со спросом и предложением, стоимость перемещения зерна между основными рынками выросла более чем вдвое по сравнению с допандемическим уровнем.Некоторые называют одновременный рост цен на продовольствие и транспортировку «двойным ударом» по странам, зависящим от импорта продовольствия.

Страны Северной Африки и Ближнего Востока импортируют более 90 процентов своих продуктов питания, в то время как страны Африки к югу от Сахары могут похвастаться годовым объемом импорта продовольствия почти на 45 миллиардов долларов. Глобальная рецессия, вызванная пандемией, несоразмерно затронула развивающиеся страны, которые полагаются на добывающие ресурсы, такие как нефть и газ или туризм, для поддержания своей экономики. Плохие макроэкономические условия повлияли на ВВП во многих развивающихся странах и привели к обесцениванию местных валют и повышению цен на импортные продукты питания.

Таким образом, развивающиеся страны страдают от тройного удара: более высоких цен на сырьевые товары, увеличения стоимости перевозки и времени ожидания, а также снижения покупательной способности.

Повышенный спрос

Несмотря на усиление нагрузки на фрахт и судоходство, некоторые крупные экономики начинают с ревом возвращаться к жизни по мере того, как пандемия угасает. Повышенный спрос (особенно на мясо и зерно, необходимое для его производства) со стороны основных стран-импортеров продовольствия оказал повышательное давление на цены на зерновые корма для животных, такие как кукуруза и соя.Китай, например, восстанавливается после вспышки африканской чумы свиней, которая в прошлом году убила большую часть поголовья свиней и привела к росту цен на свинину.

Между тем, по мере того, как водители возвращаются на дороги в США и Европе, спрос на биотопливо быстро растет, поскольку глобальная транспортная экономика начинает перезапускаться. Этому всплеску особенно способствовали низкие запасы пальмового масла, источника биодизеля, из-за плохих погодных условий и изменений в производстве, связанных с Covid-19.

Рыночные признаки устойчивого спроса в каждом из этих секторов продуктов питания, кормов и топлива сигнализируют трейдерам о том, что возможно дальнейшее повышение цен, что привело к недавним спекулятивным покупкам, подтолкнувшим цены вверх.

Сбои в снабжении, связанные с погодными условиями

Эта экономическая динамика проявляется на фоне усиливающегося климатического кризиса. Есть некоторые опасения по поводу потерь урожая и производства из-за засухи в основных житницах. Бразилия недавно сократила свой прогноз урожая кукурузы почти на 10 процентов в разгар самой сильной засухи почти за столетие, которая не показывает никаких признаков ослабления.

Тем временем в Соединенных Штатах Северная и Южная Дакота, как правило, испытывают не по сезону высокие температуры и отсутствие дождей, когда начинается сезон сбора урожая.В своем ежемесячном отчете об урожае за июль Министерство сельского хозяйства США (USDA) оценивает, что производство пшеницы в этом году упадет на 40 процентов на северных равнинах и северо-западе Тихого океана. Урожай твердой пшеницы (обычно используемой в макаронах) в Соединенных Штатах, вероятно, упадет с 69 миллионов бушелей в прошлом году до 37 миллионов в этом году.

Это произошло после того, как Техас потрясла зимняя буря, которая затронула как продовольственные культуры, так и домашний скот. Одна страховая компания считает, что продовольствие на сумму 600 миллионов долларов было уничтожено, а шторм уничтожил листовую зелень, лук и цитрусовые, включая лимоны, лаймы и грейпфруты.

Цены на продукты питания для потребителей в США, измеряемые индексом потребительских цен, еще не вернулись к допандемическим уровням, удерживаясь на уровне почти на 2,5 процента выше, чем в это же время в прошлом году, и особенно благодаря росту цен на мясо. На самом деле, предвидя еще более высокие цены на продукты питания, крупнейший оптовый торговец Соединенных Штатов, насчитывающий около 3000 продуктовых магазинов, Associated Wholesale Grocers, недавно закупил на 15–20 процентов больше запасов, чтобы застраховаться от будущего роста цен.

Рынок находится в спекулятивном режиме, фьючерсы на фермы растут, поскольку наблюдатели отмечают, что производство зерна может быть всего лишь одним важным событием от стремительного роста цен.

Глобальный не является локальным

Индекс цен на продовольствие ФАО следует рассматривать таким, какой он есть: оценкой мировых торговых цен. Эти глобальные тенденции скрывают местные рыночные условия, поскольку большая часть продуктов питания, производимых на планете, не продается на международном уровне. То, что фиксирует индекс ФАО — мировая торговля, — дает нам общее представление о тенденциях, хотя им легко манипулировать крупные покупатели сырьевых товаров, такие как Китай.

Местные продовольственные системы могут быть защищены от этих тенденций, к лучшему или к худшему.Только 20 процентов цепочек поставок продовольствия в Африке и Южной Азии работают так же, как в Соединенных Штатах, где коммерческие фермеры доставляют продукты питания по сложным каналам, предназначенным для современных супермаркетов. Вместо этого продовольствие в основном обеспечивают мелкие фермеры, перемещающие продовольствие через неформальные рынки, полагаясь на сложную сеть малых предприятий.

Ранее, во время пандемии Covid-19, когда мировые цены на продукты питания падали на торговых рынках, в некоторых местах наблюдался резкий скачок цен из-за разрывов местных цепочек поставок, блокировок и карантинных мер, которые затронули неформальный сектор — продавцов, торговцев, владельцев магазинов, и тому подобное.Согласно оценкам местных рынков Всемирной продовольственной программы ООН, цены на продукты питания выросли более чем на 10 процентов в 15 развивающихся странах в первом квартале 2020 года.

Местные цепочки поставок продовольствия, таким образом, будут либо увеличивать этот глобальный рост цен, либо изолировать от него местные сообщества. Для большинства стран, зависящих от импорта продовольствия, будет первое.

Глобальный кризис стабильности

В 1857 году немецкий статистик Эрнст Энгель сделал простое, но убедительное наблюдение: бедные люди тратят большую часть своего дохода на еду.Это наблюдение, известное как закон Энгеля, означает, что даже скромное повышение цен сегодня нежелательно, учитывая влияние, которое Covid-19 оказывает на доходы домохозяйств, особенно в развивающихся странах.

В 2020 году мировая экономика сократилась примерно на 5 процентов, что привело к сокращению эквивалента 500 миллионов рабочих мест с полной занятостью, многие из которых связаны с неформальной экономикой в ​​развивающихся странах. Потери доходов и средств к существованию стали определяющими для эпохи Covid-19.

Основная история Covid-19 связана с тем, что большое количество людей в городских районах внезапно столкнулись с голодом из-за пандемии, в основном из-за потери рабочих мест в неформальном секторе и в таких секторах, как туризм, транспорт и гостиничный бизнес.Традиционно голод считался сельским явлением; но этот кризис был кризисом доступа к продовольствию, поскольку неспособность людей позволить себе продукты питания на рынках привела к усилению отсутствия продовольственной безопасности в большей степени, чем проблемы с наличием или поставками.

Это серьезный риск: это городское население с низким и средним уровнем доходов относится к числу групп населения, которые с наибольшей вероятностью будут участвовать в беспорядках и демонстрациях, связанных с повышением цен на продукты питания. Именно эти группы вышли на улицы более чем в 40 странах в 2007–2008 годах и привели к свержению как минимум двух правительств.Таким образом, Covid-19 создал пороховую бочку потенциальной нестабильности, которая может быть вызвана недавним скачком цен на продукты питания.

На самом деле, были ранние признаки беспорядков, вызванных скачком цен на продовольствие. Например, в феврале семь регионов Судана объявили чрезвычайное положение из-за беспорядков, связанных с голодом. Тем временем группы фермеров в Аргентине протестуют против запрета на экспорт мяса, направленного на сдерживание быстрой внутренней инфляции. А на Кубе вспыхнули массовые протесты из-за нехватки продовольствия и лекарств.

Беспрецедентный кризис

Сохраняющиеся проблемы с цепочками поставок, повышенный спрос на основных рынках и связанные с погодными условиями производственные потери в регионах-житницах могут привести к катастрофе для уязвимых групп населения по всей планете. В то время как последний кризис цен на продовольствие был вызван только потрясениями предложения, нынешний кризис является кризисом как предложения, так и спроса.

Ядовитая смесь конфликта, изменения климата и Covid-19 привела к тому, что число людей, страдающих от хронического голода, увеличилось на 161 миллион за последний год и даже на 2 человека.37 миллиардов человек — каждый третий на планете — не имели доступа к достаточному питанию в 2020 году.

Учитывая, что почти 41 миллион человек рискует столкнуться с голодом, а по крайней мере 600 000 человек уже столкнулись с такими условиями, следующий год может оказаться опасным переломным моментом для глобального процветания и стабильности.

Чейз Сова — старший научный сотрудник Глобальной программы продовольственной безопасности Центра стратегических и международных исследований (CSIS) в Вашингтоне, округ Колумбия.C. Он также является старшим директором отдела общественной политики и идейного лидерства Всемирной продовольственной программы США (ВПП США). Человек-христианин является руководителем политических действий по справедливому переходу к сельской местности и внештатным научным сотрудником (нерезидентом) Глобальной программы продовольственной безопасности CSIS.

Комментарий подготовлен Центром стратегических и международных исследований (CSIS), частной, освобожденной от налогов организацией, занимающейся вопросами международной государственной политики. Его исследования носят беспристрастный и некоммерческий характер.CSIS не занимает конкретных политических позиций. Соответственно, все взгляды, позиции и выводы, выраженные в данной публикации, следует понимать как принадлежащие исключительно автору (авторам).

© 2021 Центр стратегических и международных исследований. Все права защищены.

Рост Латинской Америки и Карибского бассейна замедлится до 2,1% в 2022 году на фоне значительной асимметрии между развитыми и развивающимися странами | Пресс-релиз

В регионе Латинской Америки и Карибского бассейна темпы роста снизятся в 2022 году до 2.1% после достижения в среднем 6,2% в прошлом году, согласно новым прогнозам, опубликованным сегодня ЭКЛАК. Это замедление происходит в контексте значительной асимметрии между развитыми, развивающимися и развивающимися странами в отношении способности проводить фискальную, социальную, денежно-кредитную политику, а также политику в области здравоохранения и вакцинации для устойчивого восстановления после кризиса, вызванного пандемией COVID-19.

Об этом говорится в годовом отчете Экономической комиссии для Латинской Америки и Карибского бассейна (ЭКЛАК) под названием Предварительный обзор экономик Латинской Америки и Карибского бассейна за 2021 год , который был представлен сегодня во время виртуальной пресс-конференции. из Мехико Исполнительный секретарь Организации Объединенных Наций Алисия Барсена.

В документе указывается, что регион столкнется с очень сложным 2022 годом: неопределенность в отношении продолжающейся эволюции пандемии, резкое замедление роста, сохранение низкого уровня инвестиций и производительности и медленное восстановление занятости, сохранение социальных последствий, вызванных кризисом , сокращение фискального пространства, усиление инфляционного давления и финансовых диспропорций.

«Ожидаемое замедление темпов роста в регионе в 2022 году в сочетании с проблемами низких инвестиций и производительности, бедности и неравенства требует, чтобы рост и создание рабочих мест были центральными элементами государственной политики при одновременном устранении инфляционного давления», Алисия — заявил Барсена.

По данным ЭКЛАК, средний рост на 2,1%, прогнозируемый на этот год, отражает значительную неоднородность стран и субрегионов: в Карибском бассейне рост составит 6,1% (исключая Гайану), в Центральной Америке — 4,5%, а в Южной Америке — 1,4%. Между тем, в 2021 году в регионе наблюдался более высокий, чем ожидалось, рост, составивший в среднем 6,2%, благодаря низкому базовому уровню, установленному в 2020 году, большей мобильности и благоприятному внешнему контексту.

Согласно предварительному обзору 2021 , оценки указывают на рост стран с развитой экономикой на 4.2% в 2022 году, будучи единственными, кто возобновил траекторию роста, предусмотренную до пандемии, в течение этого года. В то же время в странах с формирующимся рынком ожидается рост на 5,1% в 2022 году, но они возобновят траекторию роста, прогнозируемую до пандемии, только в 2025 году. В 2021 году 11 странам Латинской Америки и Карибского бассейна удалось восстановить уровни ВВП, наблюдавшиеся до кризиса. . В 2022 году к ним присоединятся еще три страны, что составит в общей сложности 14 стран из 33, входящих в регион.

Крайне важно, чтобы сочетание денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики отдавало приоритет стимулированию роста, а также сдерживанию инфляции, добавляет ЭКЛАК. Это влечет за собой необходимость скоординированной фискальной и денежно-кредитной политики и использования всех доступных инструментов для адекватного определения приоритетов задач роста при денежно-финансовой стабильности.

С точки зрения рынка труда, занятость восстанавливалась более медленными темпами, чем экономическая активность в прошлом году: 30% рабочих мест, потерянных в 2020 году, не были восстановлены к 2021 году.Кроме того, обострилось неравенство между мужчинами и женщинами, отражающее большую нагрузку по уходу, лежащую на женщинах, и меньший динамизм в секторах, в которых сосредоточена женская занятость, таких как услуги. В 2022 году ЭКЛАК прогнозирует уровень безработицы среди женщин на уровне 11,5%, что немного ниже 11,8%, зарегистрированных в 2021 году, но все же намного выше 9,5%, существовавших до пандемии в 2019 году, в то время как безработица среди мужчин прогнозируется на уровне 8,0% в этом году, что почти идентично. до уровня 2021 года (8,1%) и все еще намного выше 6.8% в 2019 году.

В отчете также рассматривается одна из самых тревожных экономических проблем сегодняшнего дня на региональном и глобальном уровне: рост цен на продукты и услуги. В 2021 году инфляционное давление наблюдалось в большинстве стран региона, главным образом за счет роста цен на продукты питания и энергоносители (к ноябрю инфляция достигла в среднем 7,1%, за исключением Аргентины, Гаити, Суринама и Венесуэлы), и ожидается, что это давление продолжится. в 2022 году. Центральные банки стран ожидают, что уровни инфляции останутся выше установленного целевого диапазона, хотя они будут иметь тенденцию к сближению к концу 2022 или началу 2023 года.Опять же, цены на энергоносители и продукты питания на международных рынках, наряду с изменением обменного курса, будут иметь решающее значение для определения будущей динамики цен.

ЭКЛАК подчеркивает, что инфляция является многопричинным явлением, а это означает, что органы денежно-кредитного регулирования должны продолжать использовать весь спектр имеющихся у них инструментов (монетарных, валютных и макропруденциальных), помимо процентной ставки, для противодействия инфляционному давлению, не препятствуя импульсу для восстановления роста и занятости и достижения устойчивого, инклюзивного и более равноправного роста, указывается в документе.

Кроме того, Организация Объединенных Наций подчеркивает, что крайне важно повысить уровень собираемости налогов и улучшить налоговую структуру, чтобы обеспечить фискальную устойчивость растущей траектории потребностей в расходах. Проблемы, ожидаемые в 2022 году, в том числе замедление экономического роста, риски повышения процентных ставок, обесценение валюты и возможное ослабление суверенных кредитных рейтингов, усложняют управление налогово-бюджетной политикой. Вот почему требуется стратегическое видение государственных расходов, которое связывало бы краткосрочные потребности с долгосрочными инвестициями и способствовало бы устранению социального разрыва.Кроме того, фискальное пространство должно быть расширено за счет устранения уклонения от уплаты налогов (что составляет 325 млрд долларов США, или 6,1% регионального ВВП), консолидации подоходных налогов с физических и юридических лиц, расширения сферы налогообложения активов и имущества, установления налогов на цифровая экономика, экологические сборы и другие, связанные с проблемами общественного здравоохранения, а также постепенный пересмотр и обновление роялти за эксплуатацию невозобновляемых ресурсов.

В другой области финансирование развития также играет ключевую роль в поддержке политического пространства и инвестиций.