Положительные стороны инфляции: Плюсы и минусы инфляции

Содержание

Почему инфляция не перестает расти — Российская газета

Инфляция в июне в годовом выражении ускорилась до 6,5%, побив пятилетний рекорд. Последний раз потребительские цены так выросли в августе 2016-го. Месячная инфляция составила 0,69%, недельная — с 29 июня по 5 июля — составила 0,46%, сообщил Росстат. Это довольно сильное отклонение от цели Банка России в 4%.

Из продуктов больше всего в июне подорожали свекла, морковь и картофель — на 58,4%, 37% и 20,3% соответственно. Подешевели больше всего тоже овощи — огурцы на 21,8%, помидоры — на 16,2%.

На рост цен влияют разные факторы, и прежде всего это сезонный спрос, рассказала доктор экономических наук, ведущий специалист Центра экспертизы образовательных программ РАНХиГС Наталья Булетова. По этой причине в июне выросли цены на транспортные услуги и туристические путевки. Например, стоимость отдыха в Турции увеличилась на 38,9%.

«В условиях рыночной экономики и свободного ценообразования под влиянием спроса и предложения избавиться от инфляции нельзя, но со стороны государства всегда реализуется политика регулирования процессов ценообразования, особенно на товары первой необходимости», — говорит эксперт. Также на цены влияют ограниченные ресурсы, к потреблению которых привыкли граждане. В результате по законам рынка покупатель сталкивается с инфляцией. Усугубляется ситуация и кризисными явлениями в мировой экономике, внутреннее производство просто не справляется с растущим спросом на фоне менее доступного импорта. Производителям приходится повышать цены на фоне растущей стоимости оборудования и сырья. В итоге это отражается на конечной стоимости для потребителя.

В целом ситуация не внушает беспокойства. «Политика государства, в том числе ЦБ, по сдерживанию инфляции через финансовые инструменты дает положительные результаты», — отметила экономист.

По словам замглавы минэкономразвития Полины Крючковой, пока инфляция сохраняется на повышенном уровне из-за ускорения роста цен преимущественно в непродовольственном сегменте, например, товаров с высокой долей импортных составляющих и стройматериалов, а также в сезонном секторе. «Что касается продовольственного сектора, то здесь в основном фиксируется улучшение ситуации, за исключением плодоовощной продукции, где пока сказывается сокращение внутренних запасов в преддверии нового урожая», — сказала Крючкова.

Она добавила, что в течение месяца ожидается сезонная нормализация цен на овощи и фрукты.

На мировом рынке цены на продовольствие в июне впервые после 12 месяцев неуклонного роста снизились на 2,5% в сравнении с маем, сообщили в Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО). Стоимость растительных масел упала сразу на 9,8% по отношению к маю, что является самым низким показателем за последние четыре месяца. Зерно в июне подешевело на 2,6%. При этом цены на кукурузу, еще месяц назад достигшие максимума с начала 2013 года, в июне рухнули сразу на 5%. Однако пока они все равно на 72% выше, чем в июне 2020 года. На 2,2% снизились цены на ячмень. Цены на рис в июне также снизились и достигли самого низкого значения за 15 месяцев. «Благоприятный общемировой прогноз, а также улучшение видов на урожай во многих ключевых странах-производителях нивелировали тенденцию к повышению цен, обусловленную засушливой погодой в Северной Америке», — поясняют эксперты ФАО.

В минэкономразвития ранеее отмечали наметившийся тренд на снижение инфляции, уже в августе в РФ ожидается дефляция. Позитивный прогноз дал и Евразийский банк развития — по его данным, к концу года инфляция в России замедлится и окажется на уровне около 5%.

1. ЦЕЛИ И ПРИНЦИПЫ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ НА СРЕДНЕСРОЧНУЮ ПЕРСПЕКТИВУ / КонсультантПлюс

1. ЦЕЛИ И ПРИНЦИПЫ ДЕНЕЖНО-КРЕДИТНОЙ ПОЛИТИКИ НА СРЕДНЕСРОЧНУЮ ПЕРСПЕКТИВУ

В настоящее время, когда в целом удалось обеспечить стабилизацию ситуации в российской экономике после второй волны нефтяных шоков середины 2015 — начала 2016 г. и наметились признаки ее адаптации к изменившимся внешним условиям, первостепенной задачей государственной макроэкономической политики становится создание условий и стимулов для поступательного и устойчивого экономического развития России. Сохранение модели экономического роста, основанной на экспорте сырьевых товаров и стимулировании потребления, даст лишь краткосрочный эффект, поскольку ее потенциал во многом исчерпан в предшествующие годы. В настоящее время востребованной является стратегия, направленная на преодоление структурных проблем российской экономики, улучшение качества функционирования социально-экономических институтов, обеспечение макроэкономической, в том числе финансовой и ценовой, стабильности. При этом важно сформировать у всех членов общества, в первую очередь участников экономических отношений, понимание того, что источники экстенсивного роста во многом исчерпаны. Для того чтобы за фазой восстановления экономической активности последовал переход к устойчивому росту экономики и благосостояния населения, необходимы создание внутренних источников развития, стимулов для повышения производительности и эффективности экономической деятельности, улучшение качества управления на всех уровнях как в государственном, так и в частном секторе. На формирование такой долгосрочной стратегии и на создание у всех хозяйствующих субъектов стимулов к интенсивному развитию должны быть направлены скоординированные действия всех ветвей власти, контрольно-регулирующих органов и системы государственного управления в целом.

При выполнении своих законодательно определенных функций и задач Банк России исходит из того, что цели его политики и подходы к ее реализации должны способствовать обеспечению устойчивого экономического развития. В части своей компетенции Банк России формирует ряд необходимых для этого условий, обеспечивая ценовую и финансовую стабильность, предупреждая накопление финансовых дисбалансов и амортизируя воздействие на экономику негативных внешних шоков и процессов. Банк России также принимает меры по развитию национальной платежной системы, конкурентоспособного, устойчивого и заслуживающего доверия финансового рынка, использующего передовые технологии, предоставляющего широкий спектр финансовых услуг населению и бизнесу и в наибольшей степени отвечающего потребностям развития экономики. Комплексность и многофакторность стоящих перед Банком России задач требует четкости и согласованности действий по всем направлениям его деятельности, тесного взаимодействия с органами законодательной и исполнительной власти. Именно координация мер Правительства Российской Федерации и Банка России сыграли важную роль в преодолении острой фазы кризиса конца 2014 — начала 2015 г. и последующей стабилизации ситуации.

При этом успешное выполнение Банком России своих функций формирует далеко не все, а лишь некоторые условия экономического благополучия и само по себе не может стать основным драйвером экономического роста. Будущее экономики в решающей степени будет зависеть от перспектив преодоления структурных ограничений. Структурная, налоговая и бюджетная политика государства должна определять степень, формы и условия его влияния на движение материальных и финансовых ресурсов в экономике, содействовать появлению новых отраслей и отраслевой диверсификации, оптимизации территориального размещения факторов производства, технологическому перевооружению, развитию всех видов экономической и социальной инфраструктуры, повышению конкурентоспособности российских товаров до мирового уровня. От выбора вектора общей макроэкономической политики будет во многом зависеть эффективность принимаемых Банком России мер и их влияние на благосостояние российских граждан.

Денежно-кредитная политика Банка России играет основную роль в формировании таких важных условий экономического развития и социальной стабильности, как низкие темпы инфляции, предсказуемый уровень процентных ставок, защищающий сбережения от инфляционного обесценения и необходимый для планирования инвестиций. Эти условия обеспечиваются прежде всего через сдерживание инфляционных процессов. Денежно-кредитная политика нацелена на постепенное снижение годовой инфляции до 4% и поддержание ее вблизи этого уровня в дальнейшем. При стабильно низкой инфляции предприятия и домашние хозяйства могут более уверенно строить производственные и семейные планы, принимать решения о расходах, сбережениях и инвестициях. Напротив, высокая инфляция, как правило, подвержена сильным колебаниям, увеличивает неопределенность и хозяйственные риски, осложняет расчеты на будущее, сокращает горизонт планирования, снижая стимулы к сбережениям и инвестициям, усиливает социальную дифференциацию. Высокая и волатильная инфляция, как правило, закладывается в процентные ставки, становясь дополнительным бременем для домашних хозяйств и предприятий. При прочих равных условиях высокая инфляция способствует усилению социального неравенства, росту дифференциации доходов, отражаясь наиболее негативно на благополучии людей со средним и низким уровнем достатка, номинальные доходы которых, как правило, относительно стабильны. В ходе социологических опросов российские граждане не случайно называют высокую инфляцию одной из самых острых для себя проблем (см. приложение 2). Ценовая стабильность является неотъемлемым элементом благоприятной среды для жизни людей и ведения бизнеса, для устойчивого экономического роста.

Экономика может расти и на фоне относительно высокой инфляции. Но такая инфляция, как правило, нестабильна и таит в себе угрозу дальнейшего ускорения и перехода к быстрому росту цен даже под влиянием временных факторов. В этих условиях возникают риски накопления диспропорций в финансовой сфере, реальном секторе, обострения социальной напряженности, при которых невозможно устойчивое экономическое развитие.

Целевой уровень инфляции 4% выбран с учетом особенностей ценообразования и структуры экономики в нашей стране. Это несколько выше, чем в странах с развитыми рыночными механизмами, многолетним опытом сохранения ценовой стабильности, укрепившимся доверием к денежным властям и низкими инфляционными ожиданиями. В таких странах цель по инфляции обычно устанавливается на уровне от 1 до 3%. Постоянное поддержание инфляции в России вблизи этих значений мерами денежно-кредитной политики сильно затруднено из-за структурных экономических проблем: повышенного уровня монополизации и относительной неразвитости рыночных механизмов, низкой эффективности и недостаточной отраслевой диверсификации экономики. Кроме того, устойчивой стабилизации инфляции на исторически нехарактерном, низком для России уровне на начальном этапе будет также мешать инертность инфляционных ожиданий — укоренившаяся за многие годы привычка населения и бизнеса вести хозяйство в условиях высокой инфляции.

Наряду с указанными факторами выбор в пользу 4% продиктован необходимостью минимизации рисков возникновения дефляционных тенденций на рынках отдельных товаров. В условиях существующей структуры российской экономики изменение цен на различные группы товаров происходит неравномерно, в потребительской корзине довольно высока доля товаров и услуг, цены на которые могут сильно колебаться. Поэтому при общем уровне инфляции существенно ниже 4% возникает риск продолжительного снижения цен, то есть дефляции, на рынках различных групп товаров. Дефляция, охватывающая широкий круг товаров, может повлечь за собой не менее негативные последствия, чем высокая инфляция. Для того чтобы процесс выравнивания относительных цен не приводил к дефляционным явлениям, целевой показатель прироста общего индекса потребительских цен в нашей стране должен устанавливаться с некоторым «запасом». В то же время этот «запас» не должен быть слишком большим, поскольку при более высокой инфляции (например, около 10%), как правило, возрастает амплитуда ее колебаний и становится сложнее обеспечить ее стабильность и предсказуемость в случае реализации различных шоков, чем при инфляции около 4%. Это особенно проявляется, когда значительная доля потребительской корзины приходится на товары, цены которых могут существенно изменяться. В России такой группой товаров является продовольствие, составляющее более трети потребительской корзины. Динамика цен продовольственных товаров сильно зависит от итогов сбора урожая, конъюнктуры мировых товарных рынков. При невысоком целевом уровне инфляции снижается и потенциал роста цен на эту социально значимую группу товаров в случае действия неблагоприятных факторов. Устойчивость, предсказуемость темпов роста потребительских цен имеют не менее важное значение для экономического развития и благополучной жизни людей, чем их абсолютный низкий уровень.

Банк России проводит денежно-кредитную политику в рамках режима таргетирования инфляции, основанного на управлении внутренним спросом. Поэтапный переход к нему начался после кризиса 2008 — 2009 гг. и был завершен в конце 2014 года. При данном подходе основным каналом влияния центрального банка на денежно-кредитные условия в экономике и в конечном счете на инфляцию становятся процентные ставки. Изменяя ключевую ставку, Банк России воздействует на краткосрочные ставки денежного рынка, а через них — на весь спектр процентных ставок в финансовом секторе экономики по всей длине кривой доходности (от процентных ставок по рыночным облигациям до ставок по депозитам и кредитам банков). Повышение процентных ставок при прочих равных условиях стимулирует сбережения, ослабляет кредитную активность, ограничивая, таким образом, спрос на товары и услуги и сдерживая инфляционное давление. Снижение процентных ставок действует в обратном направлении: оказывает стимулирующее влияние на внутренний спрос, создавая мотивацию к сокращению сбережений и повышая доступность кредита. Таким образом, воздействуя через процентные ставки на спрос на товары и услуги, центральный банк оказывает влияние на темпы роста цен в экономике. Повышение или снижение процентных ставок также отражается на динамике курса национальной валюты, который может изменяться и под воздействием других факторов, оказывая влияние в первую очередь на цены импортных товаров и через них на инфляцию в целом. Косвенный эффект динамики валютного курса связан с изменением ценовой привлекательности отечественной продукции относительно импортной, которое приводит к изменению спроса и цен на эти группы товаров. Чувствительность инфляции к изменениям валютного курса зависит не только от доли импорта в потребительской корзине, но и от характера инфляционных ожиданий, а также доверия общества к проводимой денежно-кредитной политике. Если центральный банк последовательно обеспечивает ценовую стабильность, то укрепляется уверенность домашних хозяйств и бизнеса в сохранении низкой инфляции. Участники экономических отношений становятся менее чувствительными к действию проинфляционных факторов, а также курсовой динамике. В обществе формируется уверенность, что центральный банк не допустит существенных колебаний потребительских цен или их продолжительного и устойчивого роста. В такой ситуации инфляционные ожидания остаются стабильно низкими и при этом чутко реагируют не только на действия, но и заявления центрального банка. В этих условиях большое значение приобретают информационная открытость центрального банка, разъяснение им широкой общественности целей и ожидаемых результатов денежно-кредитной политики, публикация оценок текущей ситуации и прогноза. Это позволяет повысить прозрачность и предсказуемость проводимой политики, тем самым снижая степень экономической неопределенности, и вносит вклад в укрепление доверия к центральному банку.

Стратегия таргетирования инфляции в наибольшей степени подходит для России на современном этапе, особенно в условиях неблагоприятной и изменчивой конъюнктуры мировых рынков, ограниченного доступа российской экономики к внешнему финансированию. В рамках данного подхода центральный банк нацелен на обеспечение внутренней экономической стабильности, в первую очередь стабильности цен и предсказуемости изменения процентных ставок. Такая модель денежно-кредитной политики в наибольшей степени соответствует задаче создания благоприятных внутренних условий для развития экономики. Применяемый с конца 2014 г. режим плавающего валютного курса позволяет не только сохранить валютные резервы, но и формирует стимулы к правильной реакции всех участников экономических отношений на изменение внешних условий, обеспечивая оптимальную подстройку к ним экономики. Таким образом, плавающий валютный курс защищает экономическую систему от накопления дисбалансов, в том числе избыточного наращивания внешнего долга, и делает ее более устойчивой в долгосрочном плане к колебаниям внешнеэкономической конъюнктуры. Попытки регулирования валютного курса в условиях внешних шоков, напротив, заканчивались финансовыми и экономическими кризисами, что подтверждает опыт России и других стран. Значительные изменения валютного курса в ответ на динамику мировых товарных рынков связаны с сильной сырьевой ориентацией экономики и, безусловно, негативно влияют как на реальный сектор, так и на инфляцию. Однако эти курсовые колебания не связаны непосредственно с использованием режима таргетирования инфляции, а вызваны резким ухудшением внешних условий для российской экономики при ее сохраняющихся структурных проблемах. Вследствие колебаний цен на мировых товарных рынках резкие и болезненные перепады испытывают не только валютный курс и цены, но и темпы экономического роста, уровень жизни населения в сырьевой, слабо диверсифицированной экономике. Долговременная стабилизация валютного курса, снижение его реакции на изменения внешних условий, при которых он будет подвержен лишь небольшим колебаниям, а также уменьшение влияния валютного курса на инфляцию, настроения и ожидания населения и бизнеса, состояние экономики в целом станут по-настоящему возможны только после преодоления ее сырьевой зависимости.

Воздействуя через процентные ставки на спрос и инфляцию, центральный банк неизбежно влияет и на экономическую активность. Эффективность влияния денежно-кредитной политики на инфляцию, а также степень, в которой меры по снижению инфляции будут отражаться на деловой активности, зависят от того, насколько чувствительна реакция экономической системы на изменение ключевой ставки центрального банка, то есть от того, насколько хорошо работает трансмиссионный механизм денежно-кредитной политики. Это определяется множеством разнообразных факторов на уровне как финансового, так и реального сектора, а также особенностями макроэкономической политики в целом.

Четкость передачи сигнала от ключевой ставки к финансовой сфере и его влияние на деятельность предприятий и домашних хозяйств во многом зависят от роли финансового сектора в движении денежных ресурсов в экономике, в формировании сбережений и кредита. При этом важным условием является доверие населения и бизнеса к финансовым посредникам. Большое значение имеют также технологии и сложившиеся практики осуществления платежей и расчетов в экономике. В России сохраняется большой потенциал для качественного изменения и усиления роли финансовых институтов в обслуживании экономической деятельности. Последовательная политика Банка России в сфере надзора, регулирования и развития всех сегментов финансовой системы, нацеленная на укрепление финансовых институтов, будет создавать условия для сбалансированного развития финансовой системы. Это также улучшает условия реализации денежно-кредитной политики, увеличивая эффективность трансмиссионного механизма. Повышение качества финансового посредничества окажет позитивное влияние на доступность услуг организациям, которые способны выступать надежными заемщиками и эмитентами ценных бумаг в целях осуществления инвестиционной деятельности. Развитие широкого спектра инструментов с различным соотношением риска и доходности будет повышать инвестиционную привлекательность российского финансового рынка и его институтов.

Эффективность влияния центрального банка на динамику потребительских цен, как отмечено выше, в значительной мере зависит и от характера инфляционных ожиданий, уровень которых в России пока довольно высок (при заметной тенденции к их снижению). Более чем за два десятилетия, в которые Россия пережила не один экономический кризис, домашние хозяйства и бизнес привыкли к тому, что цены могут заметно и непредсказуемо расти, и закладывают это на будущее. Но такая ситуация, сложившаяся в России, не уникальна: многие страны, имевшие высокую и нестабильную инфляцию, столкнулись с этой проблемой и постепенно решили ее. Последовательная политика Банка России, направленная на замедление инфляции, со временем стабилизирует инфляционные ожидания на низком уровне, существенно облегчая задачу поддержания ее около целевого уровня в дальнейшем.

Действенность мер денежно-кредитной политики Банка России определяется и структурными особенностями российской экономики. Динамика цен зависит не только от изменений платежеспособного спроса, на регулирование которого в основном ориентирована денежно-кредитная политика, но и факторами на стороне товарного предложения. Можно выделить целый ряд причин структурного характера, которые тормозят расширение и снижают гибкость товарного предложения, а также уменьшают чувствительность производства и потребления к изменению уровня цен. Это существенно усложняет задачу регулирования инфляции мерами денежно-кредитной политики, а также препятствует экономическому росту. В числе таких факторов — высокая степень монополизации во многих отраслях экономики. При низкой конкуренции естественные монополии, другие крупные предприятия и торговые посредники не имеют достаточных стимулов к повышению операционной эффективности и снижению издержек производства, перекладывая их в значительной мере на плечи потребителя. В таких условиях отсутствует гибкая реакция со стороны производителей на изменение спроса, в том числе и под влиянием мер денежно-кредитной политики. Кроме того, возможности компаний наращивать производство в ответ на увеличение платежеспособного спроса ограничены накопившимися диспропорциями, которые затрудняют увеличение экономического потенциала. Эти диспропорции в том числе связаны с сильным физическим и моральным износом парка машин и оборудования, низким уровнем внедрения передовых технологий, недостаточной развитостью транспортной и логистической инфраструктуры.

Другим фактором, который может привести к ограничению возможностей центрального банка влиять на цены через платежеспособный спрос, является высокий уровень социального неравенства, который выражается в неравномерном распределении доходов и богатства в обществе. Резкая дифференциация доходов и сбережений может быть причиной слабой ценовой эластичности спроса. С одной стороны, семьи с низкими доходами, в основном покупающие товары первой необходимости, не могут в ответ на рост цен сокращать потребление большинства товаров ниже минимально необходимого для жизни уровня. Как правило, такие семьи не имеют сбережений, а их возможности получения кредита сильно ограничены. Расходы этих домашних хозяйств на потребление почти не реагируют на изменения процентных ставок в экономике. С другой стороны, состоятельные домашние хозяйства тратят небольшую долю своих высоких доходов на покупку основных товаров потребительской корзины, поэтому изменения цен большинства товаров существенно не влияют на объемы их потребления. Семьи со средним уровнем дохода наиболее чутко реагируют на изменение процентных ставок и потребительских цен, что, в свою очередь, стимулирует производителей подстраиваться под изменения их спроса. Неравномерность распределения сбережений при прочих равных условиях препятствует их трансформации в инвестиции и негативно влияет на экономический рост. Значительная часть российского населения имеет небольшие сбережения, а наиболее состоятельные семьи в современных реалиях склонны к формам накопления, не способствующим экономическому развитию страны (в основном в виде вкладов в зарубежных банках, приобретения дорогой недвижимости за границей и импортных предметов роскоши). Экономическая политика, способствующая более равномерному распределению доходов в обществе, будет формировать условия не только для сбалансированного развития и социальной стабильности, но и для усиления действенности сигналов денежно-кредитной политики, которые в зависимости от обстоятельств направлены на повышение склонности людей к потреблению или сбережению.

Структурные проблемы и особенности российской экономики не делают замедление инфляции в России невозможным, но они снижают действенность мер денежно-кредитной политики, увеличивая риски недостижения целевого показателя по инфляции или его достижения неприемлемой ценой «переохлаждения» экономики, снижения потенциала ее роста. Процесс замедления инфляции становится более болезненным и сложным, а Центральный банк для достижения цели по инфляции при прочих равных условиях вынужден проводить более жесткую денежно-кредитную политику, чем это было бы необходимо в отсутствие структурных ограничений. С учетом указанных факторов Банк России следует стратегии постепенного замедления инфляции до 4% в течение нескольких лет, выбирая скорость ее снижения с учетом экономических условий. В частности, при резком изменении внешнеэкономической ситуации в 2014 г., которое негативно отразилось на российской экономике, горизонт достижения целевого уровня инфляции был расширен с 2016 г. до конца 2017 года.

Учитывая, что решения по ключевой ставке оказывают влияние на экономическую систему в целом, Банк России наряду с инфляционными рисками в равной степени оценивает и учитывает возможные последствия принятых решений для реального и финансового секторов экономики, чтобы своими действиями не создавать угроз для финансовой стабильности и не спровоцировать ухудшение экономической ситуации. Принимая меры и просчитывая их ожидаемые последствия, Банк России придерживается взвешенного подхода, придавая большое значение сбалансированности своих решений. Это обеспечивается в том числе через разработку макроэкономического прогноза на три года вперед, в рамках которого проводится всесторонний анализ факторов и перспектив экономического развития с учетом последних тенденций, заявленных мер макроэкономической политики и потенциальных источников рисков. Банк России принимает решения, опираясь в первую очередь на долговременные устойчивые экономические тенденции, в меньшей степени реагируя на проявления краткосрочных факторов, которые могут оказать лишь временное влияние на инфляцию и экономическую динамику. Это позволяет избежать неоправданно частых изменений ключевой ставки, обеспечивая стабильность процентных ставок в экономике, и достичь с помощью проводимой политики более сбалансированного в среднесрочном плане результата.

В то же время эффективность денежно-кредитной политики, как и макроэкономической политики в целом, в решающей степени зависит от согласованности действий всех органов государственного управления. Банк России учитывает особенности проведения денежно-кредитной политики в условиях существующих структурных проблем и координирует свои действия с усилиями Правительства Российской Федерации по преодолению структурных ограничений в экономике. Координация денежно-кредитной и бюджетной политики важна и в вопросах формирования суверенных фондов, которые позволяют сгладить воздействие изменений конъюнктуры мировых товарных рынков на экономику, в том числе на реальный валютный курс и конкурентоспособность российских товаров и услуг. Пополнение и расходование суверенных фондов в рамках бюджетного правила, возможность применения которого рассматривается уже с 2017 г. <1>, обеспечит устойчивость государственных финансов и предсказуемость макроэкономической политики в целом.

———————————

<1> Подход к применению бюджетного правила представлен в проекте «Основных направлений бюджетной политики на 2017 год и на плановый период 2018 — 2019 годов». Применение бюджетного правила планируется начать с 2020 года. В 2017 — 2019 гг. предполагается использование переходных положений бюджетного правила.

Учитывая многоплановость решаемых Банком России задач, большое значение приобретают выверенность и взаимная согласованность мер, принимаемых по различным направлениям его деятельности, а также учет их влияния на условия реализации денежно-кредитной политики и макроэкономической политики в целом. При этом важно комплексное применение инструментов, имеющихся в распоряжении Центрального банка. В частности, ключевая ставка имеет широкий спектр влияния и не может быть инструментом точечного воздействия. Банк России имеет в своем арсенале инструменты макропруденциального регулирования для предупреждения возникновения финансовых дисбалансов, перегрева отдельных сегментов финансового рынка, которые могут угрожать ценовой стабильности и негативно повлиять на экономическую ситуацию.

В текущих условиях при накопившихся структурных дисбалансах и негативном воздействии внешних факторов денежно-кредитная политика, по сути, выполняет функцию стабилизатора экономики. При объективной невозможности в силу характера решаемых задач стать основным двигателем экономического развития Банк России наряду с замедлением инфляции сосредоточивает свои усилия на поддержании стабильности внутренних финансовых условий, создании стимулов к формированию сбережений и снижению долговой нагрузки, уровень которой в отдельных секторах экономики весьма высок (с точки зрения отношения платежей по обслуживанию долга к получаемым доходам). Решение этих задач вместе со снижением инфляции требует от Центрального банка проведения умеренно жесткой денежно-кредитной политики для формирования номинальных процентных ставок на уровне, обеспечивающем положительные реальные ставки процента. На среднесрочном горизонте такой подход сохранится, делая возможным постепенное снижение инфляции, а также номинальных ставок процента при сохранении в положительной области реальных ставок процента. Это делает банковские депозиты и иные рублевые сберегательные продукты привлекательными для населения, защищая их от инфляционного обесценения и поддерживая склонность к сбережениям. В этих условиях кредитные ставки также формируются на уровнях, превышающих инфляцию, стимулируя производителей и торговых посредников повышать операционную эффективность и предупреждая избыточное накопление долговой нагрузки, что способствует повышению устойчивости балансов реального и финансового секторов. Стабильность процентных ставок, защищающих сбережения от инфляции, и их предсказуемое постепенное снижение по мере замедления темпов роста потребительских цен представляются существенным фактором стабилизации экономики, одним из условий ее перехода к фазе устойчивого роста.

Альтернативные подходы к проведению денежно-кредитной политики, в основном предполагающие ее резкое смягчение через ускоренное снижение процентных ставок и увеличение объемов банковского кредитования, в текущих условиях могут создать системные риски для экономической стабильности и социального благополучия. Безусловно, в настоящее время важным вектором государственной экономической политики должно стать создание условий и стимулов для инвестиций, технологического перевооружения промышленности для направления имеющихся в экономике ресурсов в приоритетные отрасли и проекты, которые могут стать катализатором экономического роста. Однако за попыткой решения данной задачи посредством масштабного расширения денежной эмиссии последует существенное ускорение инфляции при одновременном снижении реальных процентных ставок с их переходом в отрицательную область. Это приведет к инфляционному обесценению сбережений и доходов основной массы населения. По существу, предлагается метод стимулирования промышленности за счет инфляционного налога, снижающего благополучие большинства домашних хозяйств, особенно социально незащищенных слоев населения. Такой подход создает очевидные угрозы для социальной и экономической стабильности, но при этом не решает поставленную задачу как минимум по двум причинам. Во-первых, усиление роли государства в выборе направлений кредитования потребовало бы подготовительных мер по перестройке государственных институтов как на уровне национальной экономики, так и на уровне отдельных отраслей. Произвольное, вне системы эффективного государственного управления, удовлетворение заявок на получение дешевых кредитов не обеспечит поступательного экономического развития. Во-вторых, банковский кредит не является основным источником инвестиций для большинства организаций. В предыдущие годы многие российские предприятия накопили высокий уровень задолженности, и в текущих условиях, напротив, необходимо снижение долговой нагрузки, которая для некоторых отраслей корпоративного сектора уже находится на уровне, близком к максимальным значениям для стран с формирующимися рынками. Дальнейшее ее повышение даже под низкий процент приведет к накоплению системных рисков, что идет вразрез с задачей повышения устойчивости экономики.

Необходимы иные решения, позволяющие активизировать роль государства в стимулировании экономического развития, но не приводящие к ускорению инфляции и накоплению дисбалансов, а также не создающие угроз для социальной стабильности. Финансирование приоритетных для экономического развития проектов и программ может осуществляться прежде всего через привлечение капитала на принципах государственно-частного партнерства, а также через использование иных рыночных, налоговых, бюджетных и регуляторных механизмов и мотиваций в целях перераспределения уже созданных денежных накоплений между предприятиями, отраслями и сегментами экономики без существенного увеличения банковского кредитования и долговой нагрузки. Динамика банковского кредитования и соответствующее увеличение денежной массы представляют собой производную от потребностей экономики, формируемых наличием материальных, людских, управленческих ресурсов для увеличения производства товаров и услуг. Применение любых методов льготного снижения процентной ставки по банковским кредитам ниже рыночного уровня (помимо бюджетных субсидий) для создания более мягких условий кредитования отдельных проектов и программ должно быть ограниченным. При прочих равных условиях это приводит к удорожанию стоимости кредитов для экономики в целом за счет ухудшения условий кредитования отраслей, не получающих государственных льгот. Это основная причина, по которой Банк России ограничивает объемы предоставления средств в рамках своих специализированных инструментов рефинансирования <1>.

———————————

<1> Информация о специализированных инструментах рефинансирования Банка России представлена в разделах 2, 4 и в таблице 9 приложения 5.

Как показывает мировой опыт, существуют различные примеры распределения ролей между государственными институтами при проведении политики стимулирования экономического развития. Наиболее успешным зарекомендовал себя подход, при котором центральный банк и министерство финансов отвечают за ценовую и финансовую стабильность на макроуровне, а другие государственные институты создают условия и стимулы к перераспределению финансовых потоков между отраслями, секторами и сегментами экономики (при соблюдении общего ограничения по ресурсам) в рамках согласованной системы государственного стратегического и оперативного управления. Основные цели и принципы денежно-кредитной политики, которая является неотъемлемым элементом общей государственной экономической политики, достаточно универсальны для любой модели экономики. Ценовая и финансовая стабильность при любых формах взаимодействия государства с бизнесом способствует экономическому и социальному благополучию. Последовательная денежно-кредитная политика, нацеленная на сохранение внутренней экономической стабильности, снижает неопределенность, создает для всех участников экономических отношений четкие ориентиры, понятные «правила игры», что важно как для ведения текущей деятельности, так и для составления планов на будущее всеми участниками экономических отношений.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ-Высказывания первого зампреда ЦБР Ксении Юдаевой на Саммите Рейтер

By Reuters Staff, Рейтер

Елена Фабричная

МОСКВА, 2 окт (Рейтер) — Первый зампред Банка России Ксения Юдаева в беседе с журналистами Рейтер назвала факторы, препятствующие быстрому снижению ставки, оценила влияние погодных аномалий на инфляцию, прокомментировала основные структурные реформы, предложенные главой Минэкономразвития Максимом Орешкиным, и подтвердила готовность регулятора предоставлять валюту банкам в случае ее дефицита в конце 2017 года.

Ниже следуют развернутые высказывания первого зампреда.

О ЦИКЛЕ СМЯГЧЕНИЯ ПОЛИТИКИ

“При принятии решения у нас уже на протяжении нескольких лет действует достаточно стандартная процедура: обсуждаем прогноз, смотрим на прогнозные траектории инфляции и на то, как должна складываться денежно-кредитная политика для того, чтобы инфляция на горизонте, на котором на нее влияет ЦБ – то есть несколько месяцев, – была бы вблизи 4 процентов. Анализируем факторы, влияющие на экономику и инфляцию. Обсуждаем статистику, которая вышла за время с предыдущего заседания, — как она повлияла на наше понимание процессов, которые происходят в экономике, на прогноз будущих тенденций. На этой основе мы принимаем решение.

Естественно, информация об инфляционных ожиданиях – это один из факторов, за которым мы достаточно внимательно следим. Если инфляционные ожидания завышены, то реальные процентные ставки, которые все любят считать как номинальная ставка минус инфляция, все экономические агенты воспринимают по-другому, сравнивая номинальную ставку со своими инфляционными ожиданиями. В результате экономические агенты воспринимают реальную ставку как более низкую, чем рассчитанную по сравнению с инфляцией, и строят свои планы, исходя именно из таких представлений о реальных ставках. Мы должны это учитывать при принятии решения, это очень важно.

Второй момент, почему важна заякоренность: чем более заякорены инфляционные ожидания, тем меньше необходимости у ЦБ учитывать при принятии решений временные колебания инфляции и больше возможностей реагировать только на вторичные инфляционные эффекты или на долгосрочные инфляционные факторы”.

“Сейчас мы находимся в периоде, который, по аналогии с другими странами, я бы назвала периодом нормализации политики. До этого у нас был период дезинфляции, сейчас мы достигли цели по инфляции, теперь у нас должна политика нормализоваться, то есть приблизиться к долгосрочному равновесию. Процентная ставка в условиях, когда инфляция будет стабильна вблизи 4 процентов, должна быть примерно на уровне равновесной, или нейтральной ставки, не несущей рисков ускорения инфляции. Эту ставку мы оцениваем в 6,5-7,0 процентов. Но сейчас, когда инфляционные ожидания повышенные, быстро снизить ставку до этого уровня нельзя, это чревато существенными рисками. Поэтому в рамках процесса нормализации политики мы снижаем процентную ставку постепенно, учитывая динамику инфляционных ожиданий и других факторов, влияющих на экономику и инфляцию”.

О ЗАЯКОРИВАНИИ ОЖИДАНИЙ

“Люди в большинстве своем переоценивают инфляцию – даже в странах, где была маленькая дефляция в течение последних нескольких лет, в потребительских опросах люди отмечали, что инфляция составляла 1-2 процента. Какая-то небольшая систематическая ошибка в потребительской инфляции практически всегда есть, в бизнес-оценках она меньше. Аналитики на то и аналитики, чтобы правильно оперировать цифрами. Поэтому, когда мы говорим про заякоренность, это необязательно инфляционные ожидания в 4 процента по опросам. Вполне возможно, что это будет цифра чуть выше 4-х. Важно, чтобы потребители ощущали такую инфляцию как устойчиво низкую, и их потребительское поведение, поведение на рынке труда и на финансовом рынке соответствовало такому представлению об инфляции.

В случае заякоренных ожиданий люди понимают: если есть какие-то отклонения от цели, то инфляция будет возвращаться назад, а не уходить все дальше и дальше, и выше и выше – как у нас раньше происходило. Раньше инфляционный шок воспринимался как сигнал, что инфляция будет раскручиваться дальше, люди действовали соответственно, то есть пытались защитить себя от продолжающихся инфляционных шоков. В результате, Банку России приходилось предпринимать достаточно серьезные меры, чтобы ситуацию стабилизировать. Сейчас наша задача – приучить всех к тому, что если инфляция отклоняется, она все равно будет возвращаться к целевому уровню (4 процента). Это сделает более стабильным и будущую денежно-кредитную политику”.

СКОЛЬКО ЛЕТ ПОНАДОБИТСЯ?

“Это какое-то гадание на кофейной гуще. Мы знаем, что в других странах на это уходило несколько лет. Чем более будут заякориваться инфляционные ожидания, тем менее выраженной может быть наша реакция на разовые шоки”.

ПОЧЕМУ НЕ ИЗМЕНИЛИ ТАРГЕТ?

“Если мы каждый раз будем менять таргет в зависимости от колебаний инфляции, то доверия к политике мы не получим. Каждый раз все будут думать: сейчас инфляция опустилась до 3 процентов, значит они поменяют таргет и будет 3. А потом она вырастет до 5 процентов, и они опять поменяют таргет. Мне кажется, что это нерационально, и нам есть смысл какое-то время пожить с этим таргетом и не менять его ситуативно.

Есть прецеденты, да – например, Бразилия недавно поменяла таргет. Но в Бразилии таргет в 4,5 процента был давно, достигали они его, правда, не очень успешно. При этом таргет в 4,5 процента все-таки был высоковат по сравнению с соседями и стандартами. И он был снижен до 4, но не до 3 или 2,8, например (решение о пересмотре таргета было принято в тот момент, когда инфляция опустилась до 2,8 процента).

Сейчас нам имеет смысл закрепить инфляционные ожидания на этом таргете (4 процента), добиться четкого понимания рынка того, как денежно-кредитная политика работает в условиях такого таргета – и, может быть, когда-нибудь в будущем, когда российский финансовый рынок станет еще более развитым, мы вернемся к вопросу о том, соответствует ли наш текущий таргет по инфляции экономике с более развитыми рынками, или нет”.

ПОВОД ДЛЯ БОЛЕЕ РЕЗКОГО СНИЖЕНИЯ СТАВКИ

“Нужно не только анализировать инфляцию, но и ситуацию в экономике. Ситуацию в России сейчас часто сравнивают с Бразилией. Бразильский центральный банк быстрее, чем мы, снижал процентную ставку в последнее время, правда, и с более высокого уровня. Но у них в экономике до недавнего времени продолжался спад. То есть инфляция быстро замедлялась на фоне продолжения экономического спада. Поэтому можно сказать, что снижение инфляции в Бразилии сопровождалось определенными негативными процессами с точки зрения экономического роста.

В российской экономике все наоборот: она не устает нас удивлять в положительную сторону в последнее время, мы уже несколько раз в течение года повышали свой прогноз экономического роста. Не знаю, как лучше сказать – экономика восстанавливается, или она уже восстановилась, или она просто растет темпами, близкими или чуть-чуть превышающими наши оценки потенциальных темпов экономического роста.

Мы не видим дезинфляционного давления и со стороны рынка труда: нет большой безработицы, наоборот, безработица — на естественном уровне для нашей страны. Таким образом, существенное замедление инфляции (до 3,3 процента в августе) не препятствует (а может быть даже и способствует) восстановлению экономического роста. С другой стороны, на инфляцию влияет очень много факторов разового характера – и продовольственный рынок очень волатилен, и влияние укрепления рубля достаточно серьезно чувствуется.

Замедление инфляции позволило нам снижать процентные ставки несколько быстрее, чем мы ожидали год назад. Но, исходя из анализа ситуации в экономике, у нас нет оснований считать, что это отклонение от 4 процентов произошло за счет длительных факторов, которые требуют гораздо более серьезной реакции денежно-кредитной политики. Да, инфляция ниже 4-х, но в целом — в рамках разумных значений. И ее снижение произошло преимущественно за счет разовых факторов. При этом инфляционные ожидания остаются высокими, что требует сдержанности в ослаблении денежно-кредитной политики”.

ПОЧЕМУ ЦЕЛЬ НЕ В ВИДЕ ДИАПАЗОНА

“Одна из двух причин, по которой мы решили не вводить коридор: введение коридора может заякоривать инфляцию на границе (обычно верхней), а не на середине диапазона, мы это видели в той же Бразилии.

Вторая: формальный коридор либо требует поздней реакции, когда нужна реакция более ранняя (если высоки риски отклонения инфляции от цели), либо наоборот – требует реакции там, где она, может, и не нужна (если отклонение от 4 процентов является краткосрочным и действуют факторы, возвращающие инфляцию к цели).

В целом коридор не улучшает понимание того, как должна работать денежно-кредитная политика. Мы решили, что может быть вернемся к этому вопросу в следующие годы, а сейчас вводить коридор нерационально”.

ОПЫТ КАКИХ СТРАН ВАЖЕН ЦБР

“В основном смотрим на страны с развивающимися рынками, но, впрочем, и на страны с развитыми рынками, но не в нынешней ситуации, а скажем, в 80-90-е годы, когда они сталкивались с проблемами, аналогичными нашим. Те проблемы, которые у них сейчас, они для нас не очень актуальны.

В рамках подготовки к последнему решению по ключевой ставке мы смотрели, как достигали цели в первые годы инфляционного таргетирования и в развитых, и в развивающихся странах.

Мы увидели, что инфляция достаточно часто в первый год оказывается ниже точечного целевого значения и достаточно быстро возвращается к этому уровню в последующие годы.

Более того, в первое время во многих странах инфляция достаточно волатильна, и не только потому, что действуют разовые факторы, но и потому, что рынки не привыкли к новому режиму ДКП. Сравнение с другими странами показало: то, что у нас происходит, не является какой-то особенностью, это в целом нормальный процесс”.

КАКИЕ МОГУТ БЫТЬ ОТСКОКИ ИНФЛЯЦИИ В РАМКАХ ЦЕЛИ – ПОТОЛОК 5-6 ПРОЦЕНТОВ?

“Еще раз хочу подчеркнуть, что дело не в том, какой потолок, а в том, какие факторы определяют будущую траекторию инфляции. Если мы видим, что инфляционное давление сильно выросло и ожидается рост инфляции, то ДКП нужно менять. И наоборот, если понятно, что инфляция вернется к 4 процентам без изменения политики, то можно не реагировать в случае отклонений”.

О НОВОЙ ФАЗЕ КРЕДИТНОГО ЦИКЛА, КОТОРАЯ, ПО МНЕНИЮ ОРЕШКИНА, ПОДДЕРЖИТ РОСТ ЭКОНОМИКИ

“У меня смешанное отношение к этому аргументу. Действительно, экономика вступает в новую волну кредитного цикла. Это видно из того, что доля плохих активов снижается, неплатежи по кредитам сокращаются, многие кредиты уже реструктурированы, и кредитование начинает расти, на некоторых рынках оно уже достаточно давно растет, например, в ипотеке.

С другой стороны, просто ставить на рост исключительно за счет кредитного бума достаточно опасно, особенно если в экономике есть какие-то другие структурные проблемы, которые ограничивают ее потенциальный рост.

То есть развитие кредитования будет способствовать росту только в том случае, если одновременно будут сниматься структурные проблемы для роста. Тогда это будет естественный процесс, со всех сторон способствующий развитию.

Но если просто полагаться на рост кредитования при наличии структурных барьеров, мы очень быстро столкнемся либо с пузырями на различных рынках, либо с ростом инфляционного давления, либо с тем и другим. В общем, просто полагаться на кредитный цикл – этим добиться устойчивого роста нельзя”.

О СТРУКТУРНЫХ РЕФОРМАХ МИНЭКА

“Идея проектного финансирования несколько лет уже витает в воздухе. Основное в этой идее – это повысить квалификацию компаний с точки зрения планирования и структурирования такого рода проектов, что позволит привлечь в них больше финансирования. Идея хорошая и достойная. Ей и G20 уже несколько лет занимается, был создан инфраструктурный хаб в Австралии, который должен консультировать по проектному финансированию. Поэтому определенный эффект от нее (на экономический рост) может быть.

Но пока мы этот эффект, в отличие от Минэкономразвития, ни в какие прогнозы в качестве дополнительного фактора роста не закладываем, потому что конкретных документально оформленных решений пока нет, и до конца не понятно, как этот механизм будет работать. Хотя в целом эффект на экономический рост это может оказать.

То же самое можно сказать и про инфраструктурную ипотеку – это, в принципе, проект похожий по духу на проектное финансирование. Но в этой части я бы посмотрела не только на доступ к финансированию. Мы недавно анализировали немонетарные факторы инфляции, и в рамках этой работы посмотрели на рынок хранения овощей. Там есть и проблема с мощностями, и проблема доверия между производителями и владельцами мощностей по хранению. Им сложно договориться о том, кто несет ответственность за порчу урожая во время хранения. Видимо, нужно изучить зарубежный опыт и подумать о том, как наилучшим образом написать соответствующий контракт и какие дополнительные инструменты разделения рисков использовать. Я бы предусмотрела такого рода меры в рамках проекта про развитие инфраструктуры в сельском хозяйстве и пищевой промышленности.

Следующий проект, который готовится — реформа контрольно-надзорных органов. В принципе, если она действительно реализуется таким образом, что давление на бизнес снизится, и бизнес поймет, что это устойчиво, то, конечно, это может дать эффект на экономический рост. Но опять же — небыстрый, потому что здесь нужно и снизить давление, и создать представление о том, что это не разовое мероприятие”.

О РИСКАХ ДЛЯ ИНФЛЯЦИИ ИЗ-ЗА КАЧЕСТВА УРОЖАЯ

“Волатильность продовольственных цен — это важнейшая тема этого года: в значительной степени по этой причине в первой половине года цены снижались достаточно быстро, потом они резко подскочили, теперь они опять ускоренно снижаются.

Повышенная волатильность в этом году была во многом связана с погодой, — благодаря этому фактору несколько сместилась сезонность инфляции. Важная проблема – мощности для хранения урожая. Когда урожай плохо хранится, то, как нам объясняют компании, они его могут “скидывать” быстрее. Соответственно, сначала это оказывает понижательное влияние на цены, а потом, когда урожай заканчивается, идет переход на импорт, и, соответственно, цены подскакивают.

Были случаи, что на отдельные товары цена подскакивала за месяц на 60 процентов, потом падала на 40. Пока не решена проблема с сохранностью урожая, такие сильные колебания могут происходить и в будущем, и мы это принимаем во внимание в наших прогнозах.

Риск возможного всплеска продовольственной инфляции весной уже влияет на наши решения в этом году. Политика настроена так, чтобы инфляция могла колебаться вокруг 4 процента, оставаясь, тем не менее, вблизи этого значения”.

О ВЕРОЯТНОСТИ ПАУЗЫ НА ОСТАВШИХСЯ В 17Г ДВУХ ЗАСЕДАНИЯХ О СТАВКЕ (ОПОРНЫМ БУДЕТ ДЕКАБРЬСКОЕ)

“Да, мы говорили, что ключевые решения по ставке мы будем стараться принимать на опорных заседаниях. Мы пытались перейти к этой системе, она принята во многих странах. Я думаю, может быть, когда-то и перейдем к этому. Высокая волатильность нам пока помешала это сделать, но посмотрим. Сейчас мы не исключаем принятие решений и на промежуточных заседаниях”.

О РИСКАХ ДЛЯ СТАБИЛЬНОСТИ ОТ САНАЦИИ ЧАСТНЫХ БАНКОВ

“Рисков от решения санировать банк ФК Открытие для банковского сектора не вижу никаких. Вкладчики спокойны, на рынке акций в банковских бумагах особых изменений нет, по облигациям доходности выросли, но в рамках волатильности доходностей, которую мы наблюдаем на этом рынке, он все-таки не очень ликвидный ко всему прочему, то есть здесь тоже не видно кардинальных изменений. Больше всего затронут рынок субординированных облигаций, что достаточно логично”.

ОПРЕДЕЛИЛСЯ ЛИ ЦБ С “ДЫРОЙ” ОТКРЫТИЯ, БУДЕТ БЛИЖЕ К 400 МЛРД Р ИЛИ К 250, ЕСТЬ ЛИ ЗДЕСЬ РИСКИ ДЛЯ ИНФЛЯЦИИ?

“Это я не могу вам прокомментировать. Но влияния на инфляцию в любом случае не будет. Конечно, увеличивается структурный профицит. Но эта сумма будет так или иначе стерилизована через депозитные операции, и эффекта на инфляцию не будет. Размер структурного профицита не мешает нам в проведении денежно-кредитной политики и в достижении цели. По результатам это видно: цель достигнута, несмотря на то, что перешли от достаточно большого структурного дефицита к структурному профициту. И рыночные ставки мало отклоняются от ключевой”.

ЕСЛИ НЕТ СИСТЕМНОГО ЭФФЕКТА У СЛУЧАЯ ОТКРЫТИЯ, ПОЧЕМУ ЭТО СОВПАЛО С ВВЕДЕНИЕМ МЭПЛ?

“МЭПЛ (механизм экстренного предоставления ликвидности) мы обсуждали много лет. Более того, я должна сказать, что в 2014 году и в начале 2015 года, когда был структурный дефицит и поэтому действовала очень разветвленная система обычных инструментов рефинансирования, он может и меньше был нужен, чем сейчас.

Теперь в рамках контрциклического подхода к формированию обеспечения по стандартным инструментам рефинансирования в условиях структурного профицита мы предпринимаем действия по сужению ломбардного списка, выставляем в стандартных инструментах более жесткие требования к обеспечению.

Соответственно, это создает необходимость дополнить систему инструментов рефинансирования, ввести специальные инструменты с более широким кругом обеспечения, которые можно было бы задействовать экстренных случаях при возникновении проблем у отдельных банков. Введение МЭПЛ необходимо именно для этого”.

О ДОВЕРИИ К ДАННЫМ РОССТАТА

“Во-первых, альтернативы тому, чтобы пользоваться данными Росстата нет, все другие источники гораздо более фрагментарны. Во-вторых, на мой взгляд, качество статистики Росстата вполне сравнимо с качеством статистики других стран, в первую очередь развитых. Да, Росстат по мере получения данных пересматривает свои оценки, скажем по ВВП, но такое происходит и в других странах, и переоценки могут быть достаточно существенными. Сейчас есть определенные проблемы, связанные с недавней сменой классификаторов, но со временем они будут снижаться.

Росстату есть, конечно, что совершенствовать, и некоторые вещи исторически еще восходят к советской системе статистики. Скажем, иностранные инвесторы мне говорят, что только в России ВВП считается по производству. Все остальные страны его считают только по потреблению. В-третьих, методы сбора и расчета статистических данных во всем мире постоянно совершенствуются, и важно, чтобы Росстат оперативно использовал лучшие мировые наработки.

В ЦБ мы также занимаемся разработкой статистики, и нацелены на ее постоянное совершенствование. По этим вопросам активно сотрудничаем с Росстатом и готовы и дальше продолжать и расширять наше сотрудничество.

Должна также отметить, что кроме показателей Росстата мы в своих аналитических работах пытаемся использовать и другие показатели: у нас есть опережающие индикаторы, построенные на опросах, сейчас пытаемся начать работать с Big Data. Например, посчитали индекс интернет-инфляции, и оказалось, что он ведет себя не так, как индекс инфляции Росстата. Видимо, это связано с тем, что продукты в интернет-магазинах в основном импортные, поэтому в них цены той же картошки так не скачут, как у Росстата, в статистике которого учтены и цены на рынках. Мы сейчас даже не стали использовать и публиковать этот индекс ровно по той причине, что его прогнозные характеристики оказались довольно слабыми. Мы смотрим на возможные применения этой технологии к другим показателям, скажем, к ВВП”.

ДЕПОЗИТНЫЕ ОПЕРАЦИИ ИЛИ ОБР

“Объем может постепенно нарастать по мере увеличения структурного профицита ликвидности. С экономической точки зрения депозитные операции и выпуск ОБР абсолютно эквивалентны. То есть можно за счет депозитов абсорбировать ликвидность, можно большую часть — за счет КОБР. С экономической точки зрения разницы никакой нет. Просто КОБР для рынка, и для нас самих удобнее. Выпустил бумагу на три месяца, и не надо ее каждую неделю рефинансировать. При этом она торгуется на рынке, что удобнее банкам с точки зрения управления ликвидностью”.

О ПУБЛИКАЦИИ ПРОТОКОЛОВ ЗАСЕДАНИЙ

“Мы эту идею обсуждали и пришли к тому выводу, что в этом нет особой необходимости. Наши пресс-релизы уже и так достаточно подробны и очень часто по содержанию похожи на те самые “минутки”, которые выпускают другие банки. Поэтому пока мы не планируем публикацию протоколов. Может быть, когда-нибудь вернемся к этой идее, если посчитаем это важным для понимания нашей политики”.

ОБ ИНТЕРЕСЕ ОБЩЕСТВЕННОСТИ К СПОРАМ НА СОВЕТАХ

“Дискуссии и споры есть всегда. Важно, дает ли их публикация большее понимание политики или наоборот, является информационным шумом и затрудняет восприятие информации. Нам важно, чтобы рынок правильно понимал нашу политику”.

О ДЕФИЦИТЕ ТЕКУЩЕГО СЧЕТА

“Мне кажется, в общественных дискуссиях есть какая-то драматизация платежного баланса и текущего счета, причем непонятно, кто чего боится. С одной стороны, все боятся оттока капитала, не понимая того, что отток капитала при плавающем курсе неизбежен, если есть профицит текущего счета. Мне кажется, что обеспокоенность за дефицит текущего счета, также как и за отток капитала, идет со времен, когда во многих странах были жесткие ограничения по капитальному счету.

В те годы отток капитала чаще всего был связан с нелегальными операциями и принимал форму “бегства” капитала из страны. Рост такого рода оттоков действительно сигнализировал наличие проблем в экономике. Видимо, оттуда идет путаница между бегством капитала и нелегальными операциями, с одной стороны, и соответствующим сальдо по финансовому счету, который мы называем оттоком капитала, с другой. Когда говорят про отток капитала, сразу идет интерпретация, что это почти все нелегально, хотя в условиях плавающих курсов и отсутствия ограничений по потокам капитала отток или вывоз капитала всего лишь зеркалирует сальдо текущего счета.

Точно так же и с дефицитом текущего счета: мне кажется, что чрезмерное внимание к нему тоже восходит ко временам, когда существовала система фиксированных курсов. Действительно, при фиксированном курсе существование дефицита по текущему счету в течение определенного периода ведет к потере резервов и риску девальвации. Но при плавающем курсе дефицит текущего счета может быть связан с притоком капитала, и если этот приток устойчив, то курс может и дальше дорожать. Нет такого, чтобы дефицит текущего счета сам по себе сигнализировал о проблеме. С дефицитом текущего счета малая открытая экономика может жить бесконечно, в целом это может быть для многих стран нормально.

Для нас, нефтяной страны, при относительно высоких ценах на нефть дефицит текущего счета — это ненормально, ну просто потому, что это значит, что страна не накапливает, а тратит и всю свою нефтяную ренту и еще дополнительные заемные средства, и это может закончиться сильным снижением благосостояния, если цена на нефть упадет.

Сейчас, когда цена на нефть находится недалеко от того уровня, который мы рассматриваем как долгосрочное равновесие, сальдо текущего счета близко к нулю и для России при близких к среднесрочному равновесию ценах на нефть это нормально. Это было бы скорее характеристикой каких-то болезней в экономике, если бы сальдо так и осталось 6 процентов ВВП, как было 10 лет назад, при быстрорастущих ценах на нефть. Поэтому сальдо снизилось. Кроме того, есть определенная сезонность — всегда в первом квартале сальдо выше, в третьем – ниже.

При этом потери резервов не происходит, они у нас даже увеличиваются. Сальдо финансируется за счет притока капитала”.

ОЖИДАЕТЕ ВЛИЯНИЯ НА РУБЛЬ ОТ РЕШЕНИЯ ФРС США ИЛИ ОТ ЕЦБ, КОТОРЫЙ ДУМАЕТ НАД СОКРАЩЕНИЕМ БАЛАНСА?

“Меня всегда учили, и жизнь учит тому же, что на волатильность влияют новости, а не действия. Бернанке сильно поменял в свое время настроения рынков: рынки считали, что количественное смягчение будет продолжаться еще достаточно долго, а их поставили перед фактом, что оно, оказывается, заканчивается. Рынок этого не ожидал, что и привело к волатильности.

Сейчас мы видим обратную ситуацию: ФРС США некоторое время назад объявила, что будет сокращать баланс. Рынки почти не отреагировали, как будто это и не новость. Похожая ситуация и с ЕЦБ: все обсуждают будущий выход из политики количественного смягчения, но влияние на рынок небольшое. Сейчас рынки гораздо спокойнее все воспринимают, чем раньше.

Но никогда не говори никогда. И волатильность может несколько повыситься. Но финансовые системы сейчас тоже спокойнее воспринимают волатильность, чем раньше. Хороший показатель этого – реакция рынков на неожиданные события. Что могло быть более неожиданным, чем Brexit? И, в общем-то, определенная реакция была, но сказать, что произошло нечто колоссальное – нет. Банк Англии немного отложил повышение процентных ставок и отменил увеличение кредитного буфера, которое даже еще не успело вступить в силу. Основные последствия этим и закончились, рынки спокойно и достаточно быстро Brexit переварили.

Банк России, конечно, все время наблюдает за ситуацией, следит за тем, что происходит, но пока все складывается так, что положительные для мировой экономики новости доминируют над негативными, в том числе, геополитическими новостями. Появился даже новый термин – новое great moderation (первое было примерно с 1985 по 2006 год)”.

ОБ УВЕЛИЧЕНИИ РЕЗЕРВОВ В ПРОГНОЗАХ ЦБР

“Мы переоценку обычно в прогнозах не учитываем, в данном случае, мы отразили только операции Минфина по покупке валюты. Поэтому в прогнозе прирост резервов нулевой при цене нефти около $40-42 и ненулевой при более высоких ценах, потому что бюджетное правило устроено таким образом.

Цель по резервам носит скорее желательный, чем необходимый характер. В предыдущие годы наша страна столкнулась с рядом негативных внешних факторов и вынуждена была потратить значительные резервы, что вызывало некоторое беспокойство на рынке. Но, с другой стороны, сейчас экономика адаптировалась к этим негативным факторам, резервов достаточно много, и в рамках стандартных операций они не тратятся, так как курс плавающий. По всем международным требованиям резервов более чем достаточно.

Поэтому принято решение, что мы вернемся к этому вопросу позже, когда станет понятно, что снижение инфляции и закрепление ее на цели 4 процента стало устойчивым и именно так и воспринимается экономическими агентами.

Это точно не вопрос автоматического триггера”.

О ПОТЕНЦИАЛЬНОМ ЗАПРЕТЕ США НА ПОКУПКУ ГОСДОЛГА РФ:

“Мы смотрели на разные сценарии, даже стрессовые, включающие полный запрет на операции с бумагами. Но даже и в этом случае эффект на финансовую стабильность по расчетам был незначительный. Главной защитой России от такого рода запретов является сбалансированный государственный бюджет.

Если у нас государственный долг не растет, то риски от таких решений не очень велики. Некоторое снижение спроса при отсутствии роста предложения не создает значительных рисков. В проекте бюджета предполагается, что дефицит сократится примерно до 1 процента ВВП, что ниже потенциального роста, так что долг к ВВП наращиваться не будет.

При этом наши российские банки будут наращивать спрос на ОФЗ, потому что будут расти требования по ликвидным инструментам в рамках норматива краткосрочной ликвидности. К росту спроса приведет и тот факт, что по мере снижения краткосрочных ставок кривая доходности постепенно перестанет быть инвертированной. Это еще один фактор, стабилизирующий ситуацию на этом рынке”.

О ПОЛИТИКЕ ДЕДОЛЛАРИЗАЦИИ

“Если посмотреть на страны с развитыми рынками, то там валютизация – требования и обязательства в другой валюте — гораздо меньше. В развитых странах даже крупные компании обычно занимают в собственной валюте, они могут экспериментировать с иностранными, но в целом чаще занимают в своих собственных валютах. Долларизация — это в какой-то степени симптом недоразвитости рынка и симптом недооценки финансовыми игроками валютных рисков — как индивидуальных, так и макроэкономических.

Я все время слышу фразу – “да, но процентные ставки по валюте ниже”. Я сразу отвечаю, что разница между рублевой ставкой и валютной ставкой – это премия за валютный риск и, собственно, если вы берете кредит в валюте, желая сэкономить на процентных ставках, то вы берете на себя валютный риск, и, если он реализуется, то это очень сильно ухудшает вашу финансовую ситуацию.

И мы видим, что такой недоучет валютного риска был достаточно распространен во многих секторах экономики в период до 2014 года. Такое поведение имело для соответствующих экономических агентов значительные негативные экономические последствия, потому что у них в последние годы резко выросла долговая нагрузка, ухудшились возможности по ведению бизнеса. Поэтому, когда в прошлом году мы начали реализовывать программу мер по дедолларизации, то в первую очередь мы вводили меры, ориентированные на тех, кто не имеет валютной выручки от экспорта. Арендные платежи в валюте от рисков не защищают, поэтому исключение было сделано только для экспортеров.

В банках несбалансированная открытая валютная позиция проблематична, это стало очевидно в кризис 2008 года, и тогда же эта проблема и была решена введением норматива открытой валютной позиции. В отношении экспортеров, кстати, проблема тоже есть, но там скорее она состоит в недоучете не столько микроэффектов, сколько макроэффектов. Принято считать, что у экспортеров есть естественное хеджирование валютных рисков, они себя не видят работающими в рублевой зоне, так как цены на их продукцию валютные. Но нужно понимать, что в целом высокая доля валютного долга у экспортеров усиливает — особенно в нашем случае, когда экспортеры сырьевые — экономические колебания в рамках сырьевого цикла и колебания валютного курса.

То есть, когда цена на нефть растет, у экспортеров процентные ставки ниже, они занимают больше, наращивают внешний долг. Потом, когда цена начинает падать, процентные ставки у них вырастают, потому что увеличивается премия за риск, выручка падает, возможности для рефинансирования долгов ухудшаются, соответственно, платежи компаний по долгу растут и за счет этого идет давление на валютный курс, растут валютные риски для экономики в целом.

Таким образом, естественное валютное хеджирование приводит к тому, что валютный риск на экономику в целом становится выше, поэтому экономики, где валютизация меньше, более стабильны. Кстати, в конечном итоге рублевой финансирование выгодно и компаниям-экспортерам, так как рублевая цена нефти на среднесрочном горизонте менее волатильна, чем долларовая”.

О ВОЗМОЖНОЙ НЕХВАТКЕ ВАЛЮТНОЙ ЛИКВИДНОСТИ В КОНЦЕ 17Г

“В прошлом году были ежеквартальные проблемы с дефицитом валютной ликвидности. Это были проблемы в глобальном контексте, они возникали на европейском и на японском рынке и ретранслировались к нам. Не до конца понятно, с чем это было связано – то ли с реформой американских фондов денежного рынка, то ли с тем, что в Европе ввели для банков отчетность по надзорному показателю ликвидности и она была не ежедневной, а ежеквартальной, что спровоцировало повышенные операции в конце каждого квартала.

Как я понимаю, и то и другое уже не актуально — реформа закончилась, к банковским нормативам немного изменились требования, и в целом, в этом году ничего такого мы не наблюдаем — квартальные пики исчезли.

В сентябре на рынке были симптомы небольшого дефицита. Сейчас ситуация нормализовалась. В любом случае у Банка России есть валютный своп, который автоматически стабилизирует ситуацию, так что рисков для финансовой стабильности эта ситуация не представляет”.

О МЕРАХ ЦБ В СЛУЧАЕ ДЕФИЦИТА ВАЛЮТЫ

“В случае чего, мы всегда можем увеличить лимиты по валютному рефинансированию, несмотря на то, что задолженность по валютному репо мы решили свести к нулю до конца года. В конце прошлого года мы увеличили лимиты и можем снова так поступить. У нас продолжает действовать инструмент постоянного действия – валютный своп с лимитом $1-2 миллиарда, но если этого будет не хватать, мы можем повысить лимит или провести дополнительный аукцион валютного репо. По рублям время от времени мы проводим такие разовые аукционы, и по валюте можем”.

При участии Екатерины Голубковой, Андрея Остроуха, Антона Зверева, Киры Завьяловой, Елены Ореховой, Владимира Солдаткина. Редактор Дмитрий Антонов

Импорт инфляции увеличивает неравенство / Экономика / Независимая газета

Правительство готовит второй пакет на ограничение вывоза сельхозпродукции

В США надеются, что высокая инфляция не станет долгоиграющим явлением. Фото Reuters

Российское правительство готовит новые меры по сдерживанию импорта мировой инфляции, которая становится самым большим риском для мировых рынков. Российский Центробанк признал значительное замедление российской экономики. Пока российскую экономику поддерживают высокие цены на энергоносители. Но нарастание очередной волны пандемии и пауза в восстановлении мировой экономики могут привести к новым проблемам в РФ. Дополнительные сложности создаст остановка предприятий с низким уровнем вакцинации сотрудников.

Принятые правительством РФ меры по сдерживанию цен на продовольственные товары оказались эффективными, но в текущих условиях нужен новый комплекс мер, которые бы стабилизировали цены в долгосрочной перспективе, заявил в четверг премьер-министр Михаил Мишустин.

Он поручил первому вице-премьеру Андрею Белоусову координировать работу по разработке таких предложений.

В Минэкономразвития отмечают, что российская экономика – открытая, поэтому на нее оказывают такое влияние внешние процессы. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO), к сентябрю 2021 года индекс продовольственных цен вырос на 19,9% с начала года и на 32,8% в годовом выражении.

Потребительские цены в США в сентябре выросли на 5,4% по сравнению с тем же месяцем прошлого года, это максимальное значение с августа 2008 года, свидетельствуют данные Министерства труда страны. Цены на энергоносители подскочили на 24,8%, на продукты питания – на 4,6%.

Ежемесячный опрос Федерального резервного банка Нью-Йорка зафиксировал рост инфляционных ожиданий: на год вперед американцы ждут инфляцию в 5,31% (5,18% месяц назад), на три года вперед – 4,19%. В инвестбанке Goldman Sachs считают, что инфляция – самый большой риск для рынков на данный момент. В другом крупнейшем банке JPMorgan заявляют, что инфляция вряд ли снизится в следующие два квартала.

Элементом новой реальности стала производственная инфляция в Китае. Там рост производственных цен достиг в сентябре рекордных 10,7%. Цены выросли из-за сокращения объемов производства, вызванного нехваткой электроэнергии в стране и продолжающимся несколько месяцев ростом мировых цен на сырьевые товары.

«Инфляция превышает целевой показатель уже в 14 странах «двадцатки», и во многих развитых странах масштабы инфляционного давления беспрецедентны», – заявил в четверг глава Минфина РФ Антон Силуанов на встрече министров финансов и управляющих центральными банками G20. Причиной, по мнению министра, является «применение стимулов, несоразмерных возможностям восстановления экономик». Чиновник также призвал коллег последовать примеру России, которая придерживается «траектории нормализации бюджетной и денежно-кредитной политики». При этом он заявил о рисках развития стагфляционного сценария глобальной экономики (когда происходит одновременный рост инфляции и падение экономики).

Энергетический кризис может поставить под угрозу восстановление мировой экономики, заявили в четверг в Международном энергетическом агентстве (МЭА). Там отметили, что кризис увеличит спрос на нефть на 0,5 млн барр. в сутки и может спровоцировать инфляцию и замедлить восстановление мира после пандемии COVID-19.

В России замедление темпов роста экономики уже стало очевидным на фоне достигших антирекорда цифр заражения ковидом и заявления региональных властей о грядущих локдаунах. В четверг были установлены два антирекорда – 31,3 тыс. заразившихся и 986 умерших. Накануне самарский губернатор Дмитрий Азаров допустил локдаун из-за «крайне тревожной» ситуации в области.

Рост экономики в третьем квартале замедлился после окончания фазы активного восстановления, снижение темпов роста далее может оказаться более значительным, говорится в бюллетене департамента исследований и прогнозирования ЦБ «О чем говорят тренды». Рост замедлился из-за внешних и внутренних факторов на стороне предложения. Усиление международных логистических проблем, в том числе из-за ограничительных мер, связанных с коронавирусом, привело к новым задержкам в поставках. Это негативно сказалось не только на внешнеторговом секторе, но и на внутренних производителях (в частности, автомобилестроителях). Сельское хозяйство и переработчики сельхозпродукции пострадали от снижения урожая ряда культур из-за погодных условий. Кроме того, в условиях низкой безработицы нехватка работников из-за недостаточного количества трудовых мигрантов и межотраслевого перетока рабочей силы сдерживает рост в строительстве, сельском хозяйстве и ряде других отраслей, отмечает ведомство Эльвиры Набиуллиной.

Росстат оценил рост ВВП РФ за второй квартал в годовом выражении в 10,5%. Официальный прогноз Минэкономразвития в базовой версии предполагает рост экономики России на 4,2% в текущем году, и на уровне 3% в 2022–2023 годах.

ЦБ РФ еще в начале 2021 года стал работать на опережение инфляционных ожиданий и поднимать ключевую ставку для сдерживания роста цен. «К сожалению, сдерживание инфляции за счет повышения ключевой ставки снижает одновременно доступность банковского кредитования как для корпораций, так и для населения, что негативно влияет на рост экономики страны», – сказал «НГ» исполнительный директор департамента рынка капиталов «Универ Капитал» Артем Тузов.

Эту тенденцию, по словам эксперта, в третьем квартале заметили и в ЦБ РФ, но объясняют ее другими факторами, в том числе влиянием пандемии и нехваткой рабочих рук. «Внешние экономические силы, такие как рост глобальной инфляции, высоковероятное в ближайшее время сильное повышение ставок центральными банками США и ЕС или новая волна пандемии могут больно ударить по российской экономике. И тогда произойдет то, чего опасается Силуанов, когда одновременно с высокой инфляцией произойдет и падение экономики РФ. Этот негативный сценарий может реализоваться уже в 2022 году», – говорит Тузов.

Пауза в восстановлении мировой экономики снизит спрос на товары российского экспорта, что в сочетании с ужесточением денежно-кредитной политики ЦБ и бюджетной консолидацией может привести к существенному замедлению роста российской экономики в будущем году, сказала НГ руководитель отдела макроэкономического анализа «Финам» Ольга Беленькая.

Ускоряющийся рост мировых цен имеет для России как положительные, так и отрицательные стороны, отмечает шеф-аналитик TeleTrade Петр Пушкарев. «Очевидные плюсы – получение сверхдоходов от дорогой нефти, металла, зерна. Но уже до конца года мы успеем испытать на себе и многие минусы, так как явно не готовы противостоять импорту внешней инфляции», – считает он.

По итогам 2021 года в стране усилился экономический перекос: сжимающийся рынок внутреннего потребления и жиреющие сырьевые предприятия и экспортеры продуктов питания, продукция которых становится менее доступной внутри страны.

«Если в восстановлении мировой экономики действительно случится короткая пауза (что маловероятно), то это пошло бы российской экономике на пользу. В этом случае остановился бы рост пропасти между сверхдоходами экспортеров и страдающими от безденежья и антивирусных ограничений остальными секторами экономики», – рассуждает Пушкарев. 

Мировая экономика после активного восстановления в первом полугодии 2021, с третьего квартала внезапно столкнулась с явлениями стагфляции – ускорение инфляции становится все более устойчивым, а рост экономики тормозится из-за проблем предложения, вызванных нарушениями производственно-логистических цепочек (дефицит компонент, промежуточной продукции, рабочей силы, удлинение сроков перевозок и резкое повышение их стоимости), говорит Беленькая. «Сейчас к этому присоединился еще и энергокризис – резкий рост цен на газ и уголь в Европе и Китае может сделать многие промышленные предприятия неконкурентоспособными и привести к ограничению выпуска продукции и новому витку роста цен. Мы все же надеемся, что стагфляция окажется временной и по мере расшивки узких мест со стороны предложения мировая экономика продолжит рост», — отмечает она.

Россия, с одной стороны, пока выигрывает от мирового спроса на сырьевые товары – в третьем квартале сложился рекордный профицит счета текущих операций, продолжает эксперт. С другой стороны, замедление роста экономики происходит и в России. «В июле-августе промпроизводство перешло к стагнации (а с учетом календарного и сезонного фактора, снижалось по отношению к предыдущему месяцу), в значительной мере из-за дефицита поставок – прежде всего, это относится к производству автомобилей. Однако добывающие сектора может поддержать повышенный спрос на энергоресурсы», — говорит Беленькая.

Потребительский спрос оставался сильным, прежде всего, в непродовольственной рознице за счет роста зарплат, высоких темпов розничного кредитования и дополнительных соцвыплат в августе-сентябре, поясняет эксперт. «Однако до конца года ситуация может осложниться – в стране идет четвертая волна пандемии, а уровень вакцинации остается низким (полностью вакцинировано около 1/3 населения против более 70% в Европе), что уже приводит к усилению ограничений, которые могут замедлить экономическую активность, — продолжает Беленькая. — С другой стороны из-за рекордной за 5 лет инфляции ЦБ продолжает ужесточать денежно-кредитную политику, давая сигналы готовности к будущим повышениям ключевой ставки и усиливая макропруденциальные ограничения – исходя из этого, можно ожидать постепенного охлаждения кредитования, что может замедлить рост потребления. В то же время до конца года мы полагаем, что резкого снижения темпов роста экономики еще не произойдет (эффект будет проявляться скорее в будущем году), и рост ВВП в 2021 г. составит 3,9-4,3%».

Белорусская экономика вступает в период неопределенности

Фото: freepik

Последствия санкций ЕС и США могут частично нивелировать положительный эффект для белорусской экономики со стороны внешнего спроса в ближайшие месяцы. К такому выводу пришли аналитики Евразийского банка развития (ЕАБР) в своем новом макроэкономическом обзоре.

Рост экономики РБ в первой половине 2021 г. складывался выше ожиданий ЕАБР, однако стагнация внутреннего спроса вызывает у них опасения. Напомним, ВВП в январе-мае увеличился на 3,1% к аналогичному прошлогоднему периоду преимущественно за счет прироста в промышленности (см. статью «ВВП вырос. Как и запасы продукции», «ЭГ» № 49 за 02.07.2021).

Однако внутренняя потребительская активность за 6 месяцев этого года осталась слабой. Розничный товарооборот в апреле и мае перешел в область положительного годового роста (6,7 и 3,3% соответственно), но это, считают эксперты, объясняется исключительно эффектом низкой прошлогодней базы, связанной с негативным влиянием на потребление первой волны пандемии.

«Показатель, очищенный от сезонности, по расчету ЕАБР, сократился в апреле-мае по отношению к I кварталу. Это указывает на слабость потребительского спроса в условиях замедления роста доходов населения и снижения кредитования», – отмечается в документе.

Инфляция в годовом выражении повысилась с 8,6% в апреле до 9,4% в мае и с высокой вероятностью останется выше 9% в ближайшие месяцы, констатируют в ЕАБР. По данным Белстата, за январь-июнь к декабрю прошлого года потребительские цены уже увеличились на 5,8%.

Ускорение роста цен в Беларуси авторы исследования во многом объясняют глобальным усилением инфляционного давления: повышение стоимости энергоносителей, продовольствия, металлов, строительных материалов на мировом рынке увеличивает издержки белорусских организаций и транслируется в потребительские цены.

Сюда добавляются и вероятные затруднения в транспортно-логистических цепочках, а также максимальный с 2016 г. рост цен в РФ.

Несмотря на значимость внешних факторов, к сильному ценовому давлению ведет и сохранение с августа 2020 г. повышенных инфляционных ожиданий. Согласно майским данным Нацбанка, более 80% опрошенных предприятий в следующие 3 месяца ожидали сохранения интенсивности роста цен. По данным июньского опроса населения, которое обнародовал НБРБ, растут и инфляционные ожидания граждан: большинство респондентов (более 85%) считают, что цены будут увеличиваться также интенсивно, как сейчас, или быстрее; ожидаемый уровень инфляции превысил 14%.

Из-за повышенных ожиданий наблюдаемое с середины апреля укреп­ление белорусского рубля может иметь сильно ограниченное влияние на изменение потребительских цен, считают аналитики.

По их мнению, инфляция в 2021 г. в нашей стране сохранится высокой и прогнозируется в размере 8,7% на конец года при официальном прог­нозе не более 5%. И эта оценка увеличена в сравнении с мартовским анализом.

«Степень неопределенности развития белорусской экономики c марта возросла, – говорится в документе. – Кроме того, мы повысили прогноз по средней цене на нефть в этом году с 55 до 64 USD за баррель и допускаем дальнейшее удорожание топлива на внутреннем рынке. Повышен прогноз и по инфляции в России – с 3,8 до 5% по итогам года».

 

Экспорт превзошел ожидания

В базовом сценарии ЕАБР прогнозирует замедление роста белорусской экономики во второй половине 2021 г. до 1,3% по его итогам. По сравнению с предыдущим прогнозом, оценка повышена на 1,2 процентного пункта. Это связано с сильной динамикой первого полугодия – рост ВВП РБ сложится примерно на 1,5 п.п. выше мартовских ожиданий специалистов банка.

«Мы прогнозировали поддержку белорусской экономики со стороны внешнего спроса, однако его восстановление проходило более активно, и положительный эффект на промышленное производство и экспорт Беларуси оказался сильнее ожиданий», – отмечают они.

Однако аналитики считают, что «этот импульс будет затухать» по мере завершения активной фазы восстановления экономик стран – торговых партнеров, прежде всего России. В результате динамика рос­та промышленности и экспорта ослабнет во втором полугодии.

Потребительский и инвестиционный спрос согласно прогнозу во второй половине текущего года останется сдержанным, а на активности потребителей и инвесторов продолжат сказываться высокая неопределенность и повышенные риски, замедление роста доходов населения и увеличение стоимости кредитования.

Вклад сектора информации и связи в рост ВВП в этом году, как предполагают в ЕАБР, продолжит снижение до 0,3–0,4 п.п. после 0,4 п.п. в 2020 г. и 0,7 п.п. в 2019 г.

 

Санкционные «качели»

Говоря о последствиях санкций, авторы обзора отмечают, что неопределенность их количественных оценок крайне высока, но они, скорее всего, скажутся на экспортном потенциале страны, инвестиционном климате и впоследствии на потребительской и инвестиционной активности.

В базовом сценарии прогноза ЕАБР предполагает частичное сокращение поставок нефтехимической продукции, снижение притока прямых иностранных инвестиций и доходов от экспорта услуг воздушного транспорта. В результате этого потери роста ВВП оцениваются ими в диапазоне около 1–1,5 п.п. Отметим, что этот прогноз оптимистичнее озвученного в белорусском правительстве. Там негативный эффект от санкций оценивают в 3 п.п. основного показателя.

В то же время, считают в ЕАБР, санкционный эффект может быть гораздо более существенными и привести к экономическому спаду уже в этом году – до минус 2%.

Так, при неблагоприятном сценарии следует ожидать сильного давления на курс белорусского рубля из-за уменьшения экспорта, повышения девальвационных ожиданий и ухудшения инвестклимата. В случае усиления ограничительных мер со стороны западных стран и ответных ограничений со стороны белорусских властей возможны нарушения устоявшихся производственных цепочек, прогнозируют эксперты. Это не только повлияет на объемы выпуска товаров и услуг, но и может привести к значительному повышению издержек предприятий, в т.ч. связанных с поиском новых партнеров и рынков сбыта.

Затем возможна актуализация угроз долговой и финансовой стабильности, которая может повыситься при возникновении трудностей с рефинансированием внешнего государственного долга. В 2022–2023 гг. ожидается увеличение платежей по долговым обязательствам Беларуси до 3,3–4 млрд USD в год. Потребуется их рефинансирование из-за ограниченности золотовалютных резервов и слабого потенциала экономического роста, но в условиях фактического запрета на размещение еврооблигаций и другие заимствования едва ли не единственным потенциальным их источником остается Россия.

Напомним, на данный момент в отношении официального Минска в конце июня введен четвертый пакет санкций Евросоюза, касающийся персональных ограничений и мер в отношении 8 предприятий, а также первый в истории пакет секторальных санкций. Таким образом, все действующие со стороны ЕС ограничения распространяются в общей сложности на 166 физических и 15 юридических лиц. Также введен запрет на прямую или косвенную продажу, поставку, передачу или экспорт любому лицу в стране оборудования, технологий или программного обеспечения, предназначенных для использования в мониторинге или перехвате интернета и телефонной связи. Со стороны Евросоюза также запрещена  продажа товаров и технологий двойного назначения для использования в военных целях.

Евросанкции ограничивают торговлю нефтепродуктами, калийными удобрениями и товарами, используемыми для производства табачных изделий. Закрылся доступ на рынки капитала ЕС, запрещено страхование и перестрахование правительства Беларуси и государственных органов и учреждений. Усилены и санкции со стороны США.

Белорусская сторона в ответ на новые ограничения пока не принимала мер. Официально речь идет о возможном отказе от западных технологий и товаров, запрете на импорт и транзит по белорусской территории продукции, произведенной в Германии.

Своеобразным же ответом, на наш взгляд, можно считать усилившееся давление на общественные организации (известно об экстренных проверках Минюстом как минимум 14 из них) и негосударственные СМИ. Это отсылает к словам министра иностранных дел Владимира Макея, сказанным 10 апреля:

«Любое дальнейшее ужесточение санкций приведет к тому, что гражданское общество перестанет существовать».

 

Курс медленно поплывет?

В соответствии с прогнозом, средний курс белорусского рубля к USD в 2021 г. ожидается на уровне 2,6. В первом полугодии валютный курс был поддержан расширением экспорта и слабостью импорта. Базовый прогноз ЕАБР предполагает ослабление рубля до 2,65–2,70 за USD к концу года. Но опять-таки многое будет зависеть от степени влияния санкций.

Эксперты отмечают, что в Беларуси вероятность существенного наращивания нерыночного кредитования для стимулирования роста ВВП сохраняется. Реализация такого сценария приведет к ускорению инфляции и девальвации белорусского рубля.

Они убеждены, что стремление к устойчивому повышению темпов экономического роста требует структурных преобразований, направленных на увеличение производительности труда и конкурентоспособности экономики в целом. В крат­косрочном периоде стимулирование деловой активности возможно посредством наращивания эмиссионного кредитования, однако этот инструмент не способен увеличить потенциал роста в долгосрочной перспективе, резюмируют в ЕАБР.

Автор публикации:

Алексей АЛЕКСАНДРОВ

Заключительное заявление по завершении миссии сотрудников МВФ 2019 года в соответствии со статьей IV

Казахстан: Заключительное заявление по завершении миссии сотрудников МВФ 2019 года в соответствии со статьей IV

13 ноября 2019 г.

В заключительном заявлении излагаются предварительные выводы персонала МВФ по завершении официального визита сотрудников МВФ (или «миссии»), в большинстве случаев в страну-член МВФ. Миссии проводятся в рамках регулярных (обычно ежегодных) консультаций по Статье IV Статей соглашения МВФ, в связи с просьбой об использовании ресурсов МВФ (заимствовании у МВФ), в рамках обсуждений программ, осуществляемых при мониторинге персонала МВФ, или в рамках других видов мониторинга персоналом экономической ситуации.

Официальные органы дали согласие на публикацию настоящего заявления. Взгляды, выраженные в настоящем заявлении, принадлежат персоналу МВФ и не обязательно отражают точку зрения Исполнительного совета МВФ. На основе предварительных выводов проведенной миссии персонал подготовит доклад, который, после утверждения руководством, будет представлен Исполнительному совету для обсуждения и принятия решения.

Сохраняются высокие темпы экономического роста, что обусловлено соответствующей налогово-бюджетной политикой, инвестициями в нефтегазовый сектор, а также розничным кредитованием. Усилились риски роста инфляции, и в сентябре Национальный банк (НБК) обоснованно ужесточил политику. Дополнительные ассигнования из бюджета предусматривали использование средств Национального фонда и уточнение размера дефицита ненефтяного сектора. В среднесрочной перспективе планируется проведение бюджетной консолидации с опорой на совершенствование администрирования доходов; тем не менее, существуют веские основания для укрепления основ налогово-бюджетной политики, включая бюджетные правила и повышение прозрачности. Кроме того, имеются возможности для повышения эффективности денежно-кредитной и курсовой политики, в том числе для укрепления независимости НБК, совершенствование механизма передачи воздействия денежно-кредитной политики и коммуникации. Проводимая в настоящее время оценка качества активов предоставляет возможность решить давно назревшие проблемы в банковском секторе. Создание нового независимого органа финансового надзора должно быть тщательно проработано в целях ограничения рисков. Продолжение реализации реформ, направленных на совершенствование делового климата, системы управления и государственного администрирования играет ключевую роль в обеспечении высокого, устойчивого и инклюзивного роста.

Сложившаяся ситуация , перспективы и риски

1. Сохраняются высокие темпы экономического роста. За первые три квартала 2019 года ВВП вырос на 4,3 процента, в основном за счет ненефтяного сектора, прежде всего строительства и сферы услуг. Предварительные оценки указывают на ускорение в третьем квартале. Ключевыми факторами являются рост потребления и продолжающаяся инвестиционная деятельность. Это обусловлено бюджетной поддержкой, высоким ростом розничного кредитования, а также инвестиционными проектами в нефтегазовом секторе. Общий уровень инфляции в октябре повысился до 5,5 процента (в годовом исчислении), по-прежнему находясь в целевом коридоре 4–6 процентов. Снижение цен на нефть и рост импорта ослабили внешнее сальдо счета текущих операций в текущем году. Отток портфельных инвестиций и платежи по долгу привели к сокращению международных резервов. В начале текущего года НБК осуществил ограниченную интервенцию на валютном рынке., НБК, как доверительный управляющий активами Национального фонда (НФРК), также периодически проводил операции по конвертации при переводе средств НФРК в бюджет.

2. В предстоящий период ожидается сохранение высокого роста в ненефтяном секторе; при этом существуют риски его снижения. Бюджетная поддержка активизирует потребление и инвестиции, несмотря на то, что рост в ненефтяном секторе снизится до 4 процентов (оценка потенциала). Уровень инфляции в следующем году по-прежнему будет повышенным, в том числе, за счет прекращения воздействия снижения цен на коммунальные услуги в 2018 году. Ожидается ослабление внешнего сальдо счета текущих операций при сохранении высокого внутреннего спроса и умеренных цен на нефть. Баланс рисков отрицательный, что обусловлено ценами на сырьевые товары и напряженностью в торговой и геополитической сферах.

Денежно-кредитная и курсовая политика

3. С учетом давления со стороны спроса, ужесточение денежно-кредитной политики НБК в сентябре было обоснованным. Рост инфляционного давления послужил основанием для повышения базовой ставки на 25 базисных пунктов до 9, 25 процента. Риски имеются со стороны сохраняющегося высокого спроса, обусловленного резким повышением расходов на заработную плату и социальные выплаты, а также потребительским кредитованием. Могут потребоваться дальнейшие действия. Несмотря на сокращение накопленного объема нот НБК, в банковском секторе сохраняется высокий уровень избыточной ликвидности. Это объясняется структурными сложностями в реальном секторе, в частности, недостаточным спросом на кредит со стороны благополучных в финансовом отношении компаний.

4. Следует продолжить работу по укреплению доверия к основам денежно-кредитной и курсовой политики. Казахстан имеет положительный опыт внедрения таргетирования инфляции и гибкого обменного курса. Реализация денежно-кредитной политики сталкивается со структурными ограничениями, которые требуют действий со стороны Национального банка и Правительства. Ключевыми являются следующие вопросы:

· Укрепление независимости НБК, в том числе путем внесения изменений в законодательство и отказа от непрофильных видов деятельности и активов, чтобы продемонстрировать твердую приверженность обеспечению стабильности цен.

· Дальнейшее укрепление координации между Правительством и НБК в работе по обеспечению надлежащей сбалансированности политики для поддержки реализации таргетирования инфляции и повышения емкости финансового рынка.

· Улучшение трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики путем урегулирования нерешенных вопросов в банковском секторе, дальнейшего развития рынков капитала, снижения долларизации, а также поэтапного свертывания льготного кредитования.

· Повышение прозрачности, например, путем реализации намерения НБК публиковать данные по валютным операциям от имени НФРК после недавних коммуникаций по разъяснению факторов, влияющих на валютные операции и изменение объема резервов.

Стабильность финансового сектора

5. Оказание Правительством и НБК финансовой поддержки банкам позволило стабилизировать ситуацию в банковском секторе, но высокой ценой. В течение двух последних лет несколько банков получили от государства значительный объем средств—либо путем выкупа проблемных активов Фондом проблемных кредитов, либо путем предоставления льготных кредитов через дочернюю организацию НБК. В результате улучшились показатели банковского капитала и ликвидности. Кредитование предприятий идет медленными темпами, при этом происходит быстрый рост потребительского кредитования, что требует тщательного мониторинга. Миссия поддерживает планы по ужесточению регулирования путем повышения весов риска по беззалоговым потребительским кредитам и внесение усовершенствований в методику расчета долговой нагрузки домохозяйств. В последние годы Правительство и НБК выступали с многочисленными инициативами по адресной поддержке кредитования секторов, видов приобретаемых товаров (например, транспортных средств), продуктов (например, ипотечные кредиты) и заемщиков (например, МСП). Как отмечалось в процессе Консультаций в прошлом году, широкая государственная поддержка сопряжена с риском упрочения культуры зависимости от субсидий. Роль ведущего фактора роста должна быть твердо закреплена за частным сектором. Миссия повторно призывает официальные органы воздерживаться от новых инициатив, предусматривающих кредитную поддержку.

6. Проводимая в настоящее время оценка качества активов ( AQR ) будет полезной для формирования целостной картины финансового благополучия банков и состояния их балансов, а также для определения необходимых действий. Работа по оценке качества активов была начата НБК в середине 2019 года; результаты ожидаются в начале следующего года. На основе результатов этой оценки официальные органы разработают планы дальнейших действий, которые могут включать рекапитализацию банков за счет средств действующих или новых акционеров. Государственная поддержка, в случае ее предоставления, должна направляться только крупным и жизнеспособным банкам при условии финансового участия акционеров и принятия комплексных планов реструктуризации. По мнению миссии, государственная поддержка не должна предоставляться из средств НБК.

7. Запланированное изменение архитектуры финансового надзора должно быть тщательно проработано. Перевод НБК в Нур-Султан и создание независимого Агентства по по регулированию и развитию финансовых рынков (АФР) в Алматы сопряжено с рисками ослабления надзорного потенциала, которые следует устранять. Новая архитектура должна соответствовать ключевым принципам и передовой практикпе эффективного надзора, прежде всего в отношении независимости, полномочий и межведомственного сотрудничества в макропруденциальной области и при устранении чрезвычайных ситуаций с участием Совета по финансовой стабильности. Назначение сильных руководителей, достаточные бюджетные ассигнования и, если необходимо, принятие убедительных планов реструктуризации после завершения оценки качества активов позволят новому агентству быстро утвердиться в закрепленной за ним роли. Принимая во внимание значительные изменения в основах денежно-кредитной и курсовой политики, в финансовом секторе и в надзоре, миссия рекомендует официальным органам направить запрос о проведении обновленного обзора в рамках Программы МВФ и Всемирного банка по оценке финансового сектора.

Налогово-бюджетная политика и основа

8. В 2019 году ожидается ослабление курса налогово-бюджетной политики в связи с увеличением расходов на меры социальной поддержки и региональное развитие, несмотря на высокие ненефтяные доходы. Планируется, что уровень ненефтяного дефицита в бюджете на 2020–2022 гг. вернется на путь консолидации, определенный в Указе Президента «О концепции формирования и использования средств НФРК» от 2016 года. Миссия МВФ приветствует возврат к консолидации и созданию буферных резервов в период устойчивых экономических показателей. Инициативы, отраженные в уточненном бюджете на 2019 год, включают повышение зарплат для низкооплачиваемых госслужащих, строительство жилья и иные меры финансовой поддержки для уязвимых категорий домохозяйств, облегчение долговой нагрузки для заемщиков с низким уровнем доходов, а также инвестиции в региональную и сельскую инфраструктуру. Совершенствования в администрировании доходов (например, введение электронных счетов-фактур для плательщиков НДС, усиление мониторинга со стороны таможенных органов) приносят положительные результаты. Официальные органы ожидают, что дальнейшее совершенствование администрирования доходов продолжит стимулировать ненефтяные доходы в 2020–2022 гг. Это поможет профинансировать новые расходы, включая второй этап программы «Нурлы Жол», и снизит ненефтяной дефицит с почти 8½ процента ВВП в 2019 году до менее чем 6 процентов в 2022 году (по прогнозу в соответствии с методологией официальных органов). Миссия МВФ приветствует усилия по совершенствованию налогового администрирования и созданию буферных резервов, но усматривает риски неполного достижения столь амбициозных целей. Потребуется усиление работы с крупными налогоплательщиками и дальнейшие действия, направленные на совершенствование риск-ориентированного подхода к обеспечению соблюдения налоговых обязательств. Введение трехлетнего моратория на проведение налоговых проверок МСП может высвободить ресурсы, которые будут перенаправлены на работу с более высокорисковыми налогоплательщиками, но эта мера также может оказать негативное воздействие на обеспечение соблюдения налоговых норм. Миссия МВФ видит потенциал для внесения изменений в налоговую политику, включая совершенствование НДС и более последовательный подход к налогообложению доходов физических лиц, полученных из различных источников (заработная плата, проценты, дивиденды, доход от прироста капитала). Что касается расходов, миссия МВФ приветствует усилия по пересмотру программ с целью повышения их эффективности и прекращения неэффективных программ для высвобождения ресурсов.

9. Официальные органы намерены усовершенствовать основу налогово-бюджетной политики, в том числе систему бюджетных правил. Несмотря на то, что настоящая основа помогала Казахстану в поддержании высокого уровня буферных резервов и принятии решений в области экономической политики, у неё есть свои сложности и недостатки. Например, определения и правила, включая трансферты из НФРК, менялись несколько раз, при этом следует увеличить институциональный охват и прозрачность.

10. Новая система должна создаваться в соответствии с ключевыми принципами простоты, широты охвата, гибкости и обеспечения исполнения. Принцип простоты означает небольшое количество четких и взаимосогласованных правил. Широкий охват подразумевает включение всех видов фискальной и квазифискальной деятельности и институтов, также необходимы дальнейшие усилия по совершенствованию классификации и отчетности. Гибкость подразумевает включение четких положений, допускающих приостановку действия правил (с пояснениями) и периодическую переоценку, чтобы основа была устойчивой к шокам и изменениям условий. Принцип обеспечения исполнения требует поддержания высокой степени прозрачности бюджета и наличия механизмов корректировок на случай неисполнения правил, а также усовершенствованных коммуникаций. Официальные органы должны принимать хорошо продуманные и взвешенные решения: изменение системы правил и совершенствование бюджетной основы – это сложный и многогранный процесс, требующий серьезной подготовительной работы для достижения Казахстаном соответствия передовой практике.

11. Совершенствование основы налогово-бюджетной политики должно включать в себя широкий спектр мер по повышению прозрачности бюджета. Например, НФРК следует публиковать регулярные комплексные отчеты, в том числе отчеты о механизмах управления и правилах, операционной деятельности, финансах, инвестиционных показателях и управлении рисками, а также финансовую отчетность, проверенную внешними аудиторами. Что касается прозрачности республиканского бюджета, миссия поддерживает продолжение практики предоставления консолидированной финансовой отчетности парламенту начиная с этого года. Также рекомендуется составлять регулярные отчеты, содержащие совокупные показатели деятельности госкорпораций и информацию по квазифискальной деятельности, наряду с комплексными статистическими отчетами по государственному долгу. Намерение составлять отчеты о бюджетных рисках также приветствуется и потребует дальнейшей подготовительной работы.

12. Усилия официальных органов по усовершенствованию основы налогово-бюджетной политики и прозрачности могут быть подкреплены Оценкой прозрачности бюджета (ОПБ), проводимой МВФ. В результате проведения ОПБ Казахстан сможет сопоставить свое положение с аналогичными странами и передовой практикой, за счет всесторонней оценки прозрачности в вопросах отчетности, прогнозирования и бюджетирования, анализа и управления рисками, управления ресурсами и доходами и выработки приоритетных рекомендаций.

Структурные реформы

13. Дальнейшее поддержание структурных реформ является крайне важным для развития частного сектора и обеспечения экономического роста . Миссия приветствует ведущую роль властей и их приверженность проведению программы реформ и поддерживает выбранные официальными органами приоритетные направления: развитие конкуренции и инвестиций, повышение производительности других секторов экономики помимо добывающей отрасли, дальнейшее улучшение деловой среды, а также укрепление управления и эффективности государственного администрирования. Значительная часть программы «100 конкретных шагов» уже выполнена, 58 из 100, и миссия приветствует усилия по выполнению оставшихся шагов, включая 33 шага в части индустриализации и роста. Также своевременно завершение первичного размещения акций (IPO) крупнейших государственных предприятий в сфере энергетики, телекоммуникаций и транспорта повысит доверие со стороны инвесторов и послужит сильным сигналом для них. Совершенствование защиты прав собственности и процедур банкротства также будет полезно.

14. Необходимы дальнейшие усилия для снятия структурных ограничений в сельском хозяйстве и переработке сельхоз продукции . Казахстан занимает второе место в мире по соотношению площади пригодных к сельскому хозяйству земель на душу населения, учитывая этот факт и близость к крупным рынкам Китая и России, можно утверждать, что сельское хозяйство способно внести важный вклад в диверсификацию экономики и обеспечение роста. Тем не менее, назревшие вопросы, связанные с инфраструктурными ограничениями, сложностями с ирригацией, доступом к финансированию и технологиям, и неэффективное использование ресурсов тормозят развитие этого сектора. Государственные программы улучшили ситуацию по некоторым из описанных вопросов, однако требуется дальнейшее повышение эффективности. Оптимизация механизмов поддержки, перенос акцентов в финансировании с субсидий на инвестиции и учет конкретных потребностей фермеров при оказании поддержки могут принести лучшие результаты. Реструктуризация «КазАгро» является шагом в правильном направлении. Необходим тщательный мониторинг исполнения государственных программ, включая программы «Агробизнес 2020» и «Развитие агропромышленного комплекса на 2017-2021 гг.», чтобы добиться поставленных целей по созданию благоприятной среды для инвестиций и роста.

Система управления

15. Эффективные и надежные механизмы управления играют ключевую роль в обеспечении высокого, устойчивого и инклюзивного роста. В этом направлении наблюдается прогресс, но требуются дальнейшие шаги. Казахстан взял на себя ряд обязательств высокого уровня по улучшению управления и сокращению коррупционных рисков, включая программу «100 конкретных шагов» и Национальную антикоррупционную стратегию на 2015-2025 гг. Миссия приветствует предпринятые шаги по переходу к электронным системам управления, включая налоговое администрирование и закупки. Недавние изменения в законодательстве повысили возможности выявления и изъятия коррупционных доходов. Дальнейшие направления работы для соответствия передовой международной практике и стандартам включают доступ к информации, защиту информаторов, криминализацию дополнительных коррупционных преступлений, пересмотр пределов иммунитета и использование механизмов ПОД/ФТ для поддержания мер по борьбе с коррупцией. Декларирование активов имеет место, но будет более эффективным при усиленной проверке и выборочных публикациях деклараций, при этом следует работать над укреплением независимости ключевых ведомств. Национальную антикоррупционную стратегию было бы полезно дополнить конкретными измеряемыми действиями и критериями сравнительной оценки. Наконец, в рамках программы «100 конкретных шагов» официальные органы инициировали амбициозные реформы, направленные на повышение эффективности судебной системы и контроля за исполнением договоров, включая новые механизмы разрешения споров в Международном финансовом центре «Астана». Внедрение этих мер окажет положительное влияние.

* * * * *

Миссия МВФ благодарит официальные органы Казахстана и всех задействованных лиц за оказанное гостеприимство и конструктивные дискуссии.


Казахстан: Выборочные экономические показатели, 2017-2021 гг.

2017

2018

2019

2020

2021

(пр.)

(пр.)

(пр.)

Выпуск

Рост реального ВВП (%)

4.1

4.1

4.1

3.6

3.8

Нефтяной сектор в реальном выражении

8.7

8.4

-0.3

0.0

1.4

Ненефтяной сектор в реальном выражении

2.7

2.7

5.6

4.8

4.5

Производство сырой нефти и газового конденсата (млн тонн)

86

90

90

90

91

Занятость

Уровень безработицы(%)

4.9

4.9

4.9

4.9

4.9

Цены

Инфляция (%)

7.3

5.3

5.6

5.5

5.0

Финансы сектора госуправления 1/

Доходы (% ВВП)

20.3

22.2

20.9

21.2

21.5

В т.ч.: нефтяные доходы

6.1

7.7

7.1

6.7

6.3

Расходы (% ВВП)

24.7

19.6

20.7

20.8

20.6

Сальдо бюджета (% ВВП)

-4.4

2.6

0.2

0.5

0.9

Сальдо ненефтяного бюджета (% ВВП)

-10.5

-5.1

-6.9

-6.2

-5.4

Валовой государственный долг (% ВВП)

20.3

21.0

21.1

21.1

20.5

Деньги и кредит

Широкий показатель денежной массы (изменения в %)

-1.7

7.0

1.0

4.8

5.7

Кредит частному сектору (%ВВП)

26.5

23.5

22.2

22.3

22.6

Базовая ставка НБК (%, конец периода)

10.3

9.3

Платежный баланс

Текущий счет (%ВВП)

-3.1

-0.2

-2.2

-2.3

-2.8

Чистые прямые иностр. инвестиции (% ВВП)

-2.3

-2.8

-3.7

-3.9

-3.9

Резервы НБК (в месяцах импорта товаров и услуг на следующий год)

8.0

7.6

7.1

7.0

7.0

Активы НФРК (в месяцах импорта товаров и услуг на следующий год)

15.1

14.3

14.8

15.0

15.1

Внешний долг (% ВВП)

102.7

91.8

94.2

90.5

85.7

Обменный курс

Обменный курс (процентное изменение в годовом выражении; тенге к долл. США; конец периода)

-0.3

15.6

Источники: официальные органы Казахстана, оценки и прогнозы персонала МВФ.

1/ Бюджетные счета за 2017 год включают государственную поддержку банковского сектора в размере 4 процентов ВВП.

Департамент общественных коммуникаций МВФ
ОТДЕЛ ПО СВЯЗЯМ С СМИ

СОТРУДНИК ПРЕСС-СЛУЖБЫ: Randa Elnagar

ТЕЛЕФОН:+1 202 623-7100АДРЕС ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЫ: [email protected]

Падение доллара вредно для экономики России


Пессимистический прогноз в пятницу сообщает британская газета Financial Times, опросившая западных аналитиков (перевод статьи читайте в допматериале). По их мнению, проблемы в экономике США неизбежно повлияют на состояние экономики развивающихся стран, в том числе России.

ФРС — новый источник нестабильности

Ожидается, что ФРС США в очередной раз снизит свою ключевую процентную ставку. На 75 пунктов с текущих 3%.

Это плохая новость для экономик развивающихся стран, национальные валюты которых привязаны к доллару США. Особенно в тот момент, когда цены на сырье подскочили до небес, говорит управляющий директор отдела международной стратегии Absolute Strategy Research Дэвид Боуэрс.

Снижение ставки ФРС США приведет к очередному падению гринбека, что вызовет новый виток роста цен в Китае, Саудовской Аравии и России, в особенности на продовольствие. В конечном итоге, это может привести к социальным волнениям и политической нестабильности в этих странах.

Инфляция в РФ с 1 по 11 марта 2008 года составила 0,4%. Таким образом, с начала года инфляция уже приближается к 4%. Официальный прогноз на 2008 год пока составляет 8,5%

Рецепты от инфляции

Один из возможных вариантов предотвратить пессимистический сценарий развития событий — привязать национальную валюту к корзине, содержащей несколько валют. Таким образом в прошлом году поступил Кувейт.

Есть и другие «лекарства» против инфляции. Например, выдавать субсидии, повышать зарплаты в бюджетном секторе, контролировать рост цен и арендную плату с помощью административного ресурса.

Однако в любом случае цены не получится сдерживать бесконечно, говорит Боуэрс. Мировое сообщество беспокоит то, что развивающиеся страны перед угрозой внутренней инфляции, могут отказаться от валютных привязок. Тем самым позволить своей валюте расти по отношению к доллару на 20-30%.

У страха глаза велики

На рост инфляции в России больше влияет увеличение денежной массы в стране, нежели падение доллара. Так считает Станислав Гундар, начальник кредитного управления Банка проектного финансирования. «Не стоит винить дешевеющий доллар во всех наших бедах. Этот фактор не имеет такое уж огромное влияние на макроэкономические процессы», — заметил он в интервью RB.ru.

По его мнению, инфляция имеет и положительные стороны. Она ведет к снижению безработицы, а следовательно, как ни парадоксально это звучит, к улучшению уровня жизни населения.

Что касается сохранности сбережений, тут мало утешительного. На сегодняшний день действительно самый надежный способ не потерять свои деньги — сразу же их тратить, подтвердил Станислав Гундар.

Для тех же, кого не устроит такой радикальный подход, остается множество инструментов сохранения капитала. Как консервативных: депозиты, вложения в драгоценные металлы, так и более рискованных: игра на бирже, инвестиционные фонды с агрессивной стратегией.

Как показывает история, даже в моменты самых суровых финансовых кризисов, всегда находится тот, кто извлекал выгоду из ситуации. Конечно, человеку, далекому от мира финансов, вряд ли под силу заработать на инфляции, но при разумном подходе можно надеяться если не приумножить, то хотя бы сохранить свои средства, резюмирует Станислав Гуднар.

Еще один комментарий читайте в допматериале.

Являются ли отели защитой от инфляции в современную эпоху?

Резюме

  • Инфляция влияет на доходность отелей через ценообразование, эффекты замещения и процентные ставки.
  • Доходы большинства отелей не чувствительны к инфляции от низкой до умеренной.
  • Роскошные отели наиболее перспективны для защиты от инфляции.
  • Укрепление доллара, по-видимому, также способствует возвращению предметов роскоши.

В декабре 2021 г. индекс потребительских цен США (ИПЦ) превысил уровень 2020 г. более чем на 7%, т.е. самый высокий показатель с 1980-х годов, по данным St.Федеральный резерв Луи. Этот драматический подъем вновь разгорелись споры о последствиях высокой инфляции.

Из-за исключительно коротких сроков аренды, измеряемых днями, а не месяцами или годами, гостиницы рассматривался как защита от инфляции. Теоретически менеджеры отелей могут быстро корректировать цены в соответствии с учитывать любые краткосрочные колебания инфляции. Могут ли отели использовать этот подход, чтобы застраховаться от инфляция?

Рисунок 1 иллюстрирует грубую положительную зависимость между инфляцией и номинальной средней дневной ставкой. (ADR) и доход на доступный номер (RevPAR) с 2000 года.Различные масштабы серии преуменьшить степень колебаний ADR, которые намного больше, чем инфляция. В то время как дефляция является редкое и кратковременное явление, снижение ADR может быть значительным и длительным. В 2015 году инфляция замедлился до полной остановки, в то время как ADR и RevPAR значительно выросли. После этого инфляция увеличилась в то время как ADR и RevPAR сократились. Эта тенденция сохранялась до шока от пандемии COVID-19 в 2020.

Рисунок 1: ADR и инфляция в основном движутся вместе

Источник: BLS, Kalibri Labs, CBRE EA, первый квартал 2022 г.

Тесная связь между инфляцией и номинальными ставками указывает на хорошую способность ценообразования с учетом инфляции. Корреляция коэффициент ρ=0,54 между ADR и инфляцией и ρ=0,55 между RevPAR и инфляцией предполагает, что существует умеренно положительные отношения.

При рассмотрении реальной доходности, т. е. номинальной доходности за вычетом инфляции, наблюдается сильная связь с ростом реального ВВП. Рисунок 2 иллюстрирует эту взаимосвязь. Корреляция между этими переменными выше, чем между инфляцией и АДР, при ρ=0.70. В целом представляется, что отели в целом устойчивы к инфляции. Имитировать изменения ADR более широкие изменения цен, а структура доходов имитирует реальную экономику.

Рисунок 2: Реальная прибыль соответствует реальному ВВП

Источник: BEA, Kalibri Labs, CBRE EA, Q1 2022.

Что говорит нам история?

Историческая работа представила более сложную картину отелей, чем просто изменения тарифов, отражающие инфляцию. Авнер Арбель и Роберт Х.Woods (1991) 1 исследовал работу отелей в период с 1975 по 1989 год, в эпоху высокая инфляция. Они пришли к выводу, что корректировка цен, слишком близкая к уровню инфляции, снижает отдачу в течение длительного времени. в этот период, поскольку более высокие цены также приводят к снижению заполняемости в периоды высокой инфляции. Поскольку инфляция делает не влияет на все цены в равной степени, потребители часто уклоняются от поездок, когда сталкиваются с более высокой стоимостью жизни. В в последнее время влияние инфляции на доходность отелей подвергалось меньшему анализу.Три десятилетия относительно стабильная инфляция отодвинула опасения по поводу высоких ставок или стагфляции на задний план до недавнего скачок потребительских цен.

Вопрос, с которым сейчас сталкиваются инвесторы, заключается в том, будут ли сегодняшние условия отражать те, что были в прошлом веке, и каковы ответом будут современные отели перед лицом временной или постоянно высокой инфляции. Чтобы убедиться, что «гостиницы Поскольку теория хеджирования правдоподобна, учитывайте не только ADR, но и влияние на заполняемость и результирующий перенос к чистой операционной прибыли (NOI).

Арбель и Вудс также предлагают несколько переменных, которые следует контролировать, чтобы избежать смешанных эффектов, которые могут иметь место. одновременно с инфляцией и показателями работы отелей, включая ВВП и обменный курс. Арбель и Вудс также включить термин, учитывающий долгосрочный линейный тренд (временной тренд) в ADR, чтобы отделить прямое влияние инфляции помимо давних общих движений обеих переменных.

В анализе типов собственности, кроме отелей, экономисты EA Нил Блейк, Мэтт Моуэлл и Цзин Рен (2021) сообщили, что инфляция влияет на процентные ставки.Это, в свою очередь, может повлиять на ставки капитализации и, следовательно, на стоимость недвижимости. При оценке следует учитывать общую прибыль от отелей, включая увеличение или уменьшение стоимости. могут ли отели быть эффективной защитой от инфляции.

Экономическая модель реальной доходности и инфляции

Чтобы изолировать влияние инфляции на отели разного масштаба с учетом различных смешанных факторов, мы оценить эконометрическую модель для США и шести цепных шкал.Реальная норма доходности, включая реальную NOI и реальная оценка являются зависимой переменной. Эти данные взяты из EA Hotel Investment Performance. серия, в которой используются данные Trends® 3 для оценки NOI и объединенной транзакции CBRE и Real Capital Analytics (RCA) данные для отслеживания ставок капитализации. EA использует темпы роста ВВП, ИПЦ и обменный курс, а также временной тренд и отставание реальной доходности в качестве элементов управления. Данные предоставлены Бюро статистики труда (BLS) и Бюро экономической статистики. Анализ (БЭА) за период с 2000 по 2021 год.Результаты этой модели представлены в таблице на рисунке 3.

Рисунок 3: Результаты многомерной регрессии

**: Статистически значимо при уровне достоверности 95%; ***: Статистически значимо при доверительном уровне 99 %
Источник: CBRE EA Q1 2022.

Реальная доходность всех цепных шкал, кроме экономической, имеет сильную положительную связь с ВВП. Хотя по оценкам эффект для гостиниц эконом-класса положительный, эффект статистически недостоверен.Отели эконом-класса могут увидеть некоторые преимущества когда ВВП падает, поскольку все больше людей заменяют доступное жилье. Этот эффект замещения может возникнуть в за счет негибкости цен, так как отели эконом-класса также оказывают единственное негативное влияние на инфляцию. Это говорит о том, что отели эконом-класса могут не иметь возможности повышать цены в соответствии с инфляцией.

Однако эффект инфляции статистически значим только в роскошных отелях. На самом деле, роскошные отели, кажется, выигрывают напрямую от инфляции, возможно, как предлог для повышения цен для менее чувствительных к ценам клиентов.Верхняя средняя шкала и Высококлассные отели имеют большие положительные эффекты, но также слишком много статистического шума, чтобы придавать им большое значение. эффекты. По сути, реальная доходность этих цепных шкал нечувствительна к динамике инфляции. Если инвестор является пытаясь компенсировать или хеджировать убытки от активов, чувствительных к инфляции, только роскошные отели, по-видимому, имеют значительные обещание на этот счет.

Значительный положительный коэффициент обменного курса США для роскошных отелей также кажется несовместимым с конвенциональная теория.Арбель и Вудс (1991) ожидают отрицательного эффекта повышения обменного курса, поскольку более сильное доллар означает, что международные поездки становятся дешевле в относительном выражении. Во время пандемии COVID-19 международные поездки были ограничены одновременно с укреплением доллара, но эффект остается положительным и значительным, когда без учета этого периода. Объяснение коэффициента по обменным курсам — и, возможно, инфляции — состоит в том, что эти переменные могут быть положительно коррелированы с силой экономики, не учитываемой только ростом ВВП.В этом анализе рассматриваются общие национальные показатели США, в которых международные поездки составляют относительно небольшую часть всего гостиничного бизнеса, и эти агрегаты могут быть нечувствительны к международным поездкам. Есть несколько американских рынки, где международные поездки играют гораздо большую роль, такие как Сан-Франциско, Нью-Йорк и Майами. В на этих рынках эффект может быть уменьшен или обращен вспять.

Важно отметить, что эта модель рассматривает временные рамки после 2000 года, когда инфляция была относительно умеренной.С тех пор, как мы ожидать, что инфляция достигла пика и замедлилась, эта модель, вероятно, имеет объяснительную силу. С другой стороны, эти результаты могут не сохраниться, если инфляция продолжит расти в 2022 году до высоких уровней, наблюдавшихся в 1970-х годах и 80-е. Более того, во временном интервале, охватываемом моделью, отсутствует какой-либо значительный период одновременно высокой инфляции и низкий рост, или «стагфляция». Отношение реальных доходов к инфляции может выглядеть заметно иначе при условия стагфляции.

Заключение

CBRE EA ожидает, что инфляция достигнет пика в четвертом квартале 2021 года при росте индекса потребительских цен на уровне 6.8% в годовом исчислении (г-к-г). Ищу EA также ожидает, что инфляция останется высокой в ​​первой половине 2022 года. ИПЦ будет расти на уровне или выше 5% в годовом исчислении в 1 и 2 кварталах 2022 года, прежде чем к 2023 году установится на долгосрочном среднем уровне примерно 2%. EA также ожидает рост ВВП превысит 4% в течение всего 2022 года. Согласно модели, представленной в данной статье, этот одновременный высокий уровень инфляции и рост ВВП должны означать значительную доходность роскошных отелей, превышающую прогнозы модели, не учитывающей инфляцию.

Рост затрат на рабочую силу как основная часть инфляции может стать встречным ветром для наших ожиданий. Если стоимость гостиничного труда растет сравнительно быстрее, чем в предыдущие инфляционные периоды, сокращение NOI может уменьшить доход прибыли и стоимости отеля, что компенсирует некоторую дополнительную общую прибыль, которая обычно генерируется в инфляционный период с экономическим ростом.

Темпы инфляции, рассмотренные в рамках данного исследования, находятся в умеренном диапазоне от 0 до 7%.Эти ставки все еще малы по сравнению с двузначными показателями 1970-х и 80-х годов. Кроме того, рост ВВП обычно сопровождался Современная инфляция. Даже недавние высокие темпы роста инфляции из-за сбоев в глобальных цепочках поставок были вызвано отчасти быстрыми темпами восстановления ВВП. Гостиничная индустрия быстро восстанавливалась за это же время. период.

Хотя многое о современных отношениях между продолжительными периодами высокой инфляции и плохим ростом ВВП, или стагфляции, остается неизвестным, из этого анализа вытекают некоторые общие характеристики.В периоды низкой или средняя инфляция, большинство отелей не видят ни пользы, ни вреда от инфляции. Доходы следуют за реальной экономикой. Имеются слабые доказательства, свидетельствующие о том, что отели эконом-класса могут в меньшей степени соответствовать инфляции, но гораздо сильнее. свидетельство того, что роскошные отели могут извлечь выгоду из более высоких темпов инфляции. Таким образом, роскошные отели становятся наиболее вероятный кандидат в качестве страховки от инфляции. Кроме того, взаимосвязь между обменными курсами и этой вершиной эшелон спроса на отели также может измениться по сравнению с историческими ожиданиями, поскольку доходность увеличилась в реакция на укрепление доллара.


1 Арбель, Авнер и Роберт Х. Вудс. «Инфляция и отели. Цена следования ошибочной рутине». Cornell Hotel and Restaurant Administration Quarterly 31, no. 4 (февраль 1991 г.): 66–76.

2 Нил Блейк, Мэтт Моуэлл и Рен Цзин. «Оценка влияния инфляции на доходность коммерческой недвижимости». Точка зрения CBRE (июнь 2021 г.). https://www.cbre.com/insights/articles/estimating-the-impact-of-inflation-on-commercial-real-estate-returns

3 «Тенденции в гостиничном бизнесе» — это ежегодное исследование гостиничного бизнеса, проводимое CBRE. отчеты из тысяч отелей по всей территории США.S. Для получения дополнительной информации посетите страницу https://pip.cbrehotels.com/trends.

Инфляционная политика понятнее инфляционной экономики

С тех пор, как инфляция подняла свою уродливую голову, экономисты спорят о том, является ли она временной или структурной проблемой, причем некоторые экономисты заходят так далеко, что проводят различие между «хорошей» инфляцией и «плохой» инфляцией. Но политологи думают об инфляции, поскольку она влияет на американского избирателя, и в этом отношении проблема намного яснее.Даже если экономисты, считающие, что инфляция в этом году снизится, окажутся правы, влияние на избирателей из рабочего класса может быть катастрофическим для демократов на промежуточных выборах.

Поскольку инфляция продолжает расти, администрация Байдена не может игнорировать то, что люди испытывают в своей повседневной жизни. Подавляющее число американцев считают инфляцию серьезной проблемой. Однако по мере роста цен в наиболее заметных сферах экономики — например, на продукты питания, газ и электроэнергию — последствия для американцев с более низкими и более высокими доходами были разными.Недавний опрос AP-NORC показал, что «половина людей в домохозяйствах, зарабатывающих менее 50 000 долларов в год, говорят, что рост цен оказал серьезное влияние на их финансы. Только треть тех, кто живет в семьях с доходом более 50 000 долларов, говорят то же самое».

Опрос Gallup дал аналогичные результаты. Семьдесят один процент домохозяйств с доходом менее 40 000 долларов сообщили, что инфляция причиняет им серьезные (28%) или умеренные (42%) трудности. В то время как только 29% домохозяйств с доходом более 100 000 долларов сообщили о серьезных (2%) или умеренных (26%) трудностях.Наконец, 71% людей, зарабатывающих более 100 000 долларов, сообщили, что рост цен вызвал у них трудности.

Подумай об этом так. Некоторые люди ходят по продуктовому магазину, складывая товары по мере того, как кладут их в корзину, чтобы убедиться, что у них достаточно денег, чтобы оплатить счет, когда они доберутся до кассы. Другие просто кладут нужные товары в корзину, не беспокоясь об общей сумме. Это две очень разные группы. Для первых инфляция является ежедневным источником беспокойства, особенно в двух местах, которых большинство американцев не может избежать — на заправочной станции и в продуктовом магазине.Для американцев с более высокими доходами инфляция является причиной для беспокойства, но ее влияние менее серьезно.

Корреляция между доходом и образованием очевидна: выпускники колледжей зарабатывают больше, чем выпускники средних школ (поскольку данные экзитпола о доходах избирателей в 2020 г. неполные, а об уровне образования — нет, мы используем образование в качестве косвенного показателя). Неудивительно, что среди людей без высшего образования 13% сообщают о серьезных лишениях, а 40% сообщают об умеренных лишениях из-за инфляции.Для людей с высшим образованием влияние гораздо менее драматично; только 4% сообщают о серьезных трудностях и 26% сообщают об умеренных трудностях.

Люди, которые больше всего ощущают влияние инфляции, также являются теми, кто отдал критические колебания голосов на двух последних президентских выборах, когда между двумя партиями образовался большой разрыв в образовании. Среди избирателей с B.A. или более, Байден получил 61% голосов по сравнению с 57% голосов Хиллари Клинтон в 2016 году. В это число вошли 57% белых избирателей с высшим образованием или выше, 69% латиноамериканцев и 92% афроамериканцев.Разрыв в поддержке Байдена среди белых с высшим образованием и без него составил 24 балла; среди латиноамериканцев с высшим образованием и без — 14 баллов. Напротив, среди чернокожих избирателей не было никакого разрыва в образовании. Избиратели с доходом менее 50 000 долларов США составляют большую группу. Они составили 38% голосов на промежуточных выборах 2018 года и 35% голосов в 2020 году.

Байден выиграл выборы 2020 года отчасти за счет улучшения своего голоса среди белых избирателей из рабочего класса в оспариваемых штатах. В Мичигане и Висконсине, например, белые избиратели, не являющиеся студентами колледжей, составляли более половины электората (52% и 56%), подавляя число чернокожих и латиноамериканских избирателей в этих штатах.Фактически, как показано в следующей таблице, белые избиратели, не являющиеся студентами колледжей, превосходят по численности чернокожих и латиноамериканских избирателей, вместе взятых, во всех, кроме двух оспариваемых штатах, Джорджии и Техасе, где они примерно равны. Учитывая, что не все избиратели из числа меньшинств, особенно выходцы из Латинской Америки, голосуют за демократов, можно видеть, что даже для того, чтобы надеяться сохранить Палату представителей и/или Сенат, демократы должны сократить число голосов белых, не входящих в колледжи, — как это сделал Байден на выборах 2020 года, — в то время как обращение вспять бегства латиноамериканцев из рабочего класса из рядов демократов.

Опросы на президентских выборах 2020 года, CNN

Это избиратели, которые нужны демократам.Слишком часто энтузиазм демократов по поводу расширения социальных программ не позволяет им увидеть заботы большого числа семей, которые не хотят (и могут не получать от них выгоды) социальных программ, но живут от зарплаты до зарплаты и беспокоятся об оплате своих счетов.

Как выяснил президент Джимми Картер, инфляция, будь то временная или структурная, является плохой политикой, особенно когда политическая маржа близка. Общественность будет неумолима по отношению к президенту, который, кажется, не знает или безразличен к их главным проблемам, и прямо сейчас инфляция является одной из них.Согласно недавнему опросу, 54% американцев считают темпы роста цен лучшим показателем состояния экономики, по сравнению с 19%, которые считают уровень безработицы показателем состояния экономики.

Президент Байден должен работать так же усердно, чтобы обуздать инфляцию, как и принять ключевое экономическое законодательство. Он не может контролировать Совет Федеральной резервной системы, действия которого могут повлиять на спрос на товары и услуги, но он может повлиять на их предложение, в частности, расчистив цепочку поставок.Хорошим началом было бы убедиться, что полки продуктовых магазинов полностью заполнены.

При этом политические надежды администрации должны быть скромными, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Общественные представления об экономических условиях, как правило, значительно отстают от изменений этих условий, и не позднее этой весны потребуется быстрое снижение уровня инфляции, чтобы изменить негативное общественное мнение о подходе администрации к этому вопросу. Кроме того, маловероятно, что нынешний инфляционный всплеск быстро утихнет; экономическая история говорит об обратном.

Снижение темпов инфляции окажет значительное политическое влияние на президентские выборы 2024 года, но администрации придется повезти, чтобы добиться этого результата к промежуточным срокам 2022 года.

границ | Цены на недвижимость, инфляция и последствия для здоровья: данные из развитых стран

Введение

За последние 20 лет многие экономисты в области здравоохранения активно обсуждали причинно-следственную связь между здоровьем и богатством.Установлено, что существует положительная связь между здоровьем и богатством, но направление причинно-следственной связи до сих пор не ясно (1). Исследования были проведены Apouey и Clark (2), Arellano и Bond (3) и Atalay et al. (4) рассматривать наследство и выигрыши в лотереях как источники вариации богатства, чтобы изучить связь между здоровьем и богатством. Другое направление литературы рассматривает цены на жилье как экзогенный источник для изучения влияния богатства на здоровье. Рэтклифф и др. (5) показывают, что рост цен на жилье положительно влияет на психическое здоровье в Великобритании.В исследовании также утверждается, что этот эффект также может быть связан с доступными экономическими возможностями и удобствами. Fichera и Gathergood (6) сообщили, что рост цен на жилье положительно влияет на нехронические и общие состояния здоровья владельцев домов в Великобритании. В недавних исследованиях также сообщалось о влиянии ипотечной задолженности и обращения взыскания на состояние здоровья домохозяйств (7–9).

Несмотря на широкое единодушие в отношении связи между богатством домохозяйств, ценами на жилье и здоровьем домохозяйств, существует ограниченный консенсус относительно ее причин.В литературе классифицируются три основных канала, по которым рост цен на жилье и благосостояние влияет на здоровье людей. Первый канал означает, что непредвиденный рост благосостояния имеет тенденцию увеличивать уровень потребления, сокращать рабочее время и увеличивать инвестиции домовладельцев в здравоохранение (10, 11). Ожидается, что эффект богатства больше для прямых владельцев по сравнению с владельцами ипотечных кредитов. В случае владельцев ипотечных кредитов эффект богатства компенсируется выплатами по ипотечным кредитам.Владелец ипотечного кредита должен идти на компромисс во многих отношениях в зависимости от величины погашения, например, сокращая потребление или досуг, увеличивая рабочее время или ставя под угрозу пригодность и качество жилья. Литература показывает, что домовладельцам с большими ипотечными долгами приходится работать дольше (4, 12, 13). Он выступает за то, чтобы ограничение ипотеки не позволяло транслировать влияние богатства на инвестиции в здравоохранение. Напротив, арендаторы ищут шок от повышения цен на жилье двумя способами. Во-первых, арендная плата получает повышенные арендные платежи, если существует высокая корреляция между арендной ставкой и ценами на жилье.Во-вторых, если арендаторы захотят получить право собственности, высокие цены на жилье создадут препятствия для такого перехода. Литература показывает, что жилищный стресс и доступность жилья пагубно сказываются на психическом здоровье и финансовом благополучии домовладельцев (14, 15).

Второй канал заключается в том, что экономические перспективы и местные удобства являются основными детерминантами взаимосвязи между здоровьем, ценами на жилье и благополучием. Цены на жилье определяют ценность удобств, таких как степень безопасности, близость к услугам/транспорту/школам и участие сообщества.Таким образом, цены на жилье положительно связаны с людьми, проживающими в этом районе, а люди, достигшие лучших удобств, более здоровы как психологически, так и физически. Между тем, процветающие районы обогащаются лучшими условиями на рынке труда, а рост бизнеса требует высоких цен на недвижимость. Кроме того, районы с хорошими макроэкономическими условиями обеспечивают меньшую неопределенность доходов и более высокие ожидания доходов. Индивидуумы местных сообществ имеют одинаковые экономические возможности и качество услуг, таким образом, имеют одинаковый уровень здоровья.Предлагается контролировать экономические условия и благоустройство местного района, чтобы определить истинное влияние богатства и изменений в арендной плате за жилье на результаты в отношении здоровья.

Третий канал утверждает, что существует обратная причинно-следственная связь между здоровьем и арендной платой за жилье, если бедные люди вынуждены переселяться в районы с более низкой арендной платой за жилье. Напротив, домохозяйства со здоровым психологическим и физическим состоянием достигают высоких доходов и с оптимизмом смотрят на цену продажи своей собственности и возможности трудоустройства в будущем.В результате они предпочитают селиться в тех районах, где больше возможностей для трудоустройства и цены на жилье относительно выше. Таким образом, двигательная активность создает высокую корреляцию между арендной платой за жилье и здоровьем.

Другим важным аспектом, влияющим на результаты в отношении здоровья, является постоянно растущая инфляция. В связи с ростом и высокой инфляцией дети и женщины подвергаются риску плохого здоровья и недоедания в развивающихся странах. По данным Организации Объединенных Наций, уровень смертности детей в возрасте до пяти лет составляет почти 5.4 миллиона в 2017 году (Организация Объединенных Наций, 2018). В нескольких исследованиях сообщается о влиянии инфляции на детскую смертность. Однако влияние инфляции на состояние здоровья еще не изучено (16). Из-за нехватки бюджета и растущей инфляции домохозяйства вынуждены идти на компромисс в отношении качества питания, что приводит к недоеданию, детской смертности и ухудшению состояния здоровья. Эмпирические исследования показывают, что инфляционные шоки могут повлиять на образование, социальное поведение, результаты на рынке труда, здоровье и формирование навыков (17, 18).Во время инфляции вызванное этим снижение доступности влияет на благополучие людей по нескольким каналам, таким как сокращение инвестиций в образование, снижение уровня потребления, недоедание и ухудшение состояния здоровья.

Связь между ценами на недвижимость и здоровьем все еще вызывает недоумение, но каналы передачи между инфляционным давлением и здоровьем человека не ясны. Мы используем структуру теории гедонистического ценообразования для интеграции медицинских и городских социологических школ.Факторы, влияющие на здоровье человека, такие как доступ к здоровой пище, употребление алкоголя и табака, преступность, сектор недвижимости, макроэкономические проблемы и социальный капитал (19). Предыдущие исследования обычно игнорировали связь между ценами на недвижимость и состоянием здоровья в развитых странах. Исследования влияния инфляционного давления на здоровье человека в развитых странах все еще ограничены и важны. Некоторые исследовательские работы предоставляют эмпирические данные по конкретным странам, которые нельзя обобщить для развитых стран.Это исследование является новым в своем роде и предлагает эмпирический анализ цен на недвижимость, инфляционного давления и состояния здоровья с использованием набора панельных данных по странам с развитой экономикой. Возможная проблема эндогенности также фиксируется с помощью инструментальных эконометрических подходов. Это исследование предлагает новые открытия в сфере недвижимости, а здравоохранение основано на качественных исследованиях.

Из приведенного выше обсуждения становится очевидным, что арендная плата за жилье и инфляция напрямую влияют на показатели здоровья населения. Для разработки программ и политики, направленных на благополучие людей, требуется тщательное исследование.Насколько известно авторам, в этом новаторском исследовании делается попытка изучить комбинированное влияние арендной платы за жилье и инфляции на показатели здоровья. Целью исследования является изучение влияния арендной платы за жилье и инфляции на показатели здоровья в развитых странах с использованием подходов, основанных на панельных данных. Это исследование переформулирует фрагментарные исследования по этой теме исследования и дает надежные выводы. Это исследование предлагает некоторые новые выводы для политики, которые могут помочь в улучшении здоровья в развитых странах.

Модель, методы и данные

Большая часть литературы по экономике здравоохранения включает эмпирические исследования, в которых пытались оценить влияние цен на жилье и инфляции на показатели здоровья. Поэтому, следуя стандартной литературе (4, 20), мы принимаем следующую эконометрическую модель:

Healthit= φ0+φ1HRit+φ2Inflationit+φ3GDPit+φ4HEit                                                                               +αi+φ5Unempit+αi

Где Health it — зависимая переменная для нации i в период t, φ 0 — постоянный член, α i — ненаблюдаемый специфический эффект, а ε — это ненаблюдаемый специфический эффект, а ε термин ошибки.Где Здравоохранение и — производство услуг здравоохранения, измеряемое арендной платой за жилье (HR), уровнем инфляции (инфляцией), ВВП на душу населения (ВВП), расходами на здравоохранение (HE) и безработицей (UNEMP)? Если цена на жилье должна улучшить здоровье владельцев, ожидается, что оценка φ 1 будет положительной, а если арендная плата за жилье негативно повлияет на здоровье арендаторов, оценка φ 1 будет отрицательной. Мы также отметили, что инфляция оказывает существенное вредное влияние на здоровье, оценка φ 2 должна быть отрицательной.ВВП на душу населения и расходы на здравоохранение также оказывают благоприятное воздействие на результаты в отношении здоровья. Таким образом, оценки φ 3 и φ 4 должны быть положительными. Ожидается также, что рост безработицы приведет к возникновению социальных и экономических проблем и ухудшению здоровья. Модель, описанная в спецификации (1), представляет собой модель панельных данных и оценивается методами фиксированных эффектов (FE) и случайных эффектов (RE). Дилемму между моделями FE или RE можно решить с помощью теста Хаусмана, одного из классических тестов панельной модели.

Из-за проблемы эндогенности базовая спецификация также оценивается с помощью двухэтапного метода наименьших квадратов (2SLS). Первые три метода оценки представляют собой статические панельные методы, но обобщенный метод моментов (GMM) представляет собой подход к динамическим панельным данным, который позволяет нам включать запаздывающий уровень результатов в отношении здоровья. В предыдущей литературе сообщалось, что уровень текущего состояния здоровья сильно зависит от уровня состояния здоровья в предыдущем году, поэтому наша расширенная модель записывается как:

Healthit= φ0+λ1Healthit−1+ φ1HRit+φ2Inflationit                         +φ3GDPit+φ4HEit+φ5Unempit+αi+εit

GMM использует набор инструментальных переменных для решения проблемы эндогенности.Оценщики GMM могут быть оценочными коэффициентами через разность и систему (3, 21). По крайней мере, основных причин для выбора GMM две. Первый заключается в контроле эффектов, специфичных для страны, а второй — в контроле эндогенных проблем. Еще одним преимуществом метода GMM является то, что он также фиксирует вариации временных рядов данных и позволяет добавлять зависимые переменные с запаздыванием в качестве репрессоров. Используя стандартные панельные методы оценки, мы оцениваем влияние цен на жилье и инфляции на результаты в отношении здоровья в следующем разделе.В предыдущей литературе использовались те же методы для результатов в отношении здоровья (22).

Исследование направлено на изучение влияния арендной платы за жилье и инфляции на показатели здоровья в странах с развитой экономикой (Канада, Франция, Япония, Нидерланды, Испания, Швейцария, Швеция, Соединенное Королевство, США) с 1996 по 2019 год. символы, определения и источники данных приведены в таблице 1. Результаты в отношении здоровья измеряются коэффициентом младенческой смертности (на 1000 живорождений) и ожидаемой продолжительностью жизни при рождении в общем количестве лет.Основными объясняющими переменными являются арендная плата за жилье и инфляция. Цены на аренду жилья взяты за базу 2015 года. При этом для измерения инфляции используются потребительские цены в процентах годовых. Помимо целевых переменных, в качестве контрольных переменных используются ВВП на душу населения (в долларах США 2015 г.), расходы на здравоохранение в процентах от ВВП и безработица (в процентах от общей численности рабочей силы). Данные по аренде жилья берутся из ОЭСР, а данные по остальным переменным берутся из Всемирного банка.В таблице 2 представлена ​​корреляционная матрица переменных. Из корреляционной матрицы очевидно, что все объясняющие переменные свободны от проблем мультиколлинеарности.

Таблица 1 . Описательная статистика.

Таблица 2 . Корреляционная матрица переменных.

Результаты и обсуждение

В исследовании используются методы модели с фиксированным эффектом (FEM) и модели случайного эффекта (REM) для извлечения эмпирических данных о результатах в отношении здоровья. В таблице 3 представлены результаты моделей FEM и REM.Чтобы охватить проблему эндогенности, в исследовании используются подходы к оценке GMM и 2SLS. В таблице 4 представлены эмпирические результаты моделей GMM и 2SLS. В табл. 3, 4 представлено четыре модели. В табл. 3 коэффициент младенческой смертности является зависимой переменной в модели 1 и модели 2, а ожидаемая продолжительность жизни является зависимой переменной в модели 3 и модели 4. В табл. 4 младенческая смертность ставка является зависимой переменной в модели 1 и модели 3, а ожидаемая продолжительность жизни является зависимой переменной в модели 2 и модели 4.

Таблица 3 . Аренда дома, инфляция и здоровье (FEM и REM).

Таблица 4 . Аренда дома, инфляция и здоровье (2SLS и GMM).

Выводы FEM показывают, что арендная плата за жилье оказывает значительное и негативное влияние на уровень младенческой смертности и значительное и положительное влияние на ожидаемую продолжительность жизни. Это означает, что рост арендной платы на 1 процент снижает уровень младенческой смертности на 0,020 процента и увеличивает ожидаемую продолжительность жизни на 0,040 процента в выборке выбранных стран.Однако результаты показывают, что инфляция не оказывает существенного влияния на показатели здоровья в развитых странах. ВВП сообщает о значительном и положительном влиянии на ожидаемую продолжительность жизни, показывая, что увеличение ВВП на 1 процент увеличивает продолжительность жизни на 6,815 процента. Установлено, что влияние расходов на здравоохранение является значительным и отрицательным на младенческую смертность и значительным и положительным на ожидаемую продолжительность жизни. В нем сообщается, что увеличение расходов на здравоохранение на 1 процент снижает уровень младенческой смертности на 0.214 процентов, а продолжительность жизни увеличивается на 0,328 процента. Результаты показывают, что увеличение безработицы на 1 процент снижает ожидаемую продолжительность жизни на 0,111 процента. Однако влияние безработицы на уровень младенческой смертности незначительно.

Результаты REM показывают, что арендная плата за жилье значительно и отрицательно связана с уровнем младенческой смертности, а также значимо и положительно связана с ожидаемой продолжительностью жизни. Эти результаты показывают, что увеличение арендной платы на 1 процент снижает уровень младенческой смертности на 0.027 процентов, увеличив ожидаемую продолжительность жизни на 0,089 процента. Рост ВВП на 1 процент оказывает значительное и положительное влияние на ожидаемую продолжительность жизни на 3,076 процента. Расходы на здравоохранение значительны и отрицательно влияют на уровень младенческой смертности, в то время как их влияние на ожидаемую продолжительность жизни является значительным и положительным. Расчеты коэффициентов показывают, что увеличение текущих расходов на здравоохранение на 1 процент снижает уровень младенческой смертности на 0,194 процента и увеличивает ожидаемую продолжительность жизни на 0,3030 процента. Ожидаемая продолжительность жизни уменьшается на 0.099 процентов из-за увеличения безработицы на 1 процент, как показывает отрицательная оценка коэффициента.

Результаты регрессионной модели 2SLS показывают, что арендная плата за жилье значительно и отрицательно связана с уровнем младенческой смертности. Однако эта ассоциация значима и положительна в случае ожидаемой продолжительности жизни. Эти результаты показывают, что из-за роста арендной платы на 1 процент детская смертность снижается на 0,056 процента, а ожидаемая продолжительность жизни увеличивается на 0,192 процента.Наши результаты показывают, что арендная плата за жилье положительно связана с результатами в отношении здоровья, поскольку она значительно снижает уровень детской смертности и увеличивает продолжительность жизни. Эти результаты подтверждаются исследованием Atalay et al. (4), в котором сообщается, что рост цен на жилье положительно влияет на физическое здоровье домовладельцев и отрицательно влияет на психическое и физическое здоровье арендаторов жилья. Другое исследование, проведенное Fichera и Gathergood (6) для Великобритании, подтверждает наши выводы, которые утверждали, что рост цен на жилье положительно связан с нехроническими и общими состояниями здоровья.Установлено, что цены на жилье положительно связаны с благоустройством района и состоянием здоровья проживающих в нем людей. Люди с лучшими условиями имеют хорошее психологическое и физическое здоровье. Наш вывод показывает, что рост цен на жилье напрямую влияет на решение домохозяйств о потреблении алкоголя, курения и расходов на продукты питания, что меняет результаты для здоровья. Воздействие изменений в состоянии здоровья и цен на жилье концентрируется между арендаторами с низким доходом и домовладельцами.Об аналогичном результате также сообщают Кэмпбелл и Кокко (23), которые показывают значительное и положительное влияние цен на жилье на потребление и здоровье домовладельцев (24), обнаружив, что рост цен на жилье значительно снижает уровень беспокойства у людей и улучшает их здоровье. условия.

Напротив, инфляция оказывает значительное положительное влияние на уровень младенческой смертности и значительное и отрицательное влияние на ожидаемую продолжительность жизни. Эти результаты показывают, что рост инфляции на 1 процент увеличивает уровень младенческой смертности на 0.058 процентов и сокращает ожидаемую продолжительность жизни на 0,241 процента. Наше исследование сообщает, что рост инфляции приводит к увеличению уровня детской смертности и снижению ожидаемой продолжительности жизни. Эти результаты согласуются с исследованиями, проведенными Lee et al. (20), которые отметили, что рост инфляции снижает покупательную способность населения и отрицательно влияет на структуру потребления, приводя к недоеданию и ухудшению состояния здоровья. Это означает, что инфляция также может вызвать безработицу. Таким образом, люди не могут удовлетворить потребности своих детей, такие как качественное питание, образование и здоровье.Воздействие инфляции на сектор здравоохранения может быть серьезным. Инфляция приводит к увеличению разрыва между частным и общественным украшением и нарушает качество жизни. Что касается контрольных переменных, ВВП и расходы на здравоохранение, как правило, снижают уровень младенческой смертности, в то время как безработица увеличивает уровень младенческой смертности. Напротив, ВВП увеличивает ожидаемую продолжительность жизни, в то время как расходы на здравоохранение и безработица оказывают незначительное влияние на ожидаемую продолжительность жизни.

Результаты моделей GMM показывают, что арендная плата за жилье снижает уровень детской смертности и увеличивает продолжительность жизни.Эти результаты показывают, что увеличение арендной платы на 1 процент снижает уровень младенческой смертности на 0,016 процента и увеличивает продолжительность жизни на 0,029 процента. Напротив, рост инфляции ухудшает показатели здоровья, о чем свидетельствует оценка коэффициента, которая показывает, что увеличение инфляции на 1 процент снижает ожидаемую продолжительность жизни на 0,033 процента. Однако инфляция оказывает незначительное влияние на уровень младенческой смертности. ВВП и расходы на здравоохранение снижают уровень младенческой смертности, но безработица увеличивает уровень младенческой смертности.Напротив, ВВП увеличивает ожидаемую продолжительность жизни, а безработица снижает ожидаемую продолжительность жизни в моделях GMM.

Заключение и выводы

Здоровье означает не только отсутствие болезней или недугов. Это ситуация, которая представляет собой совокупность физического, психического и социального благополучия человека. Здоровый человек может хорошо выполнять свои социальные и экономические обязанности и считается достоянием семьи, общества и нации. С другой стороны, человек с больным телом и разумом неэффективно выполняет свои экономические и социальные обязанности и становится обузой для общества.Богатство или изобилие является наиболее важным фактором, влияющим на состояние здоровья людей. Увеличение благосостояния позволяет людям позволить себе более качественные медицинские учреждения, что значительно улучшает состояние здоровья людей. Еще одним важным фактором, который может напрямую повлиять на состояние здоровья, являются цены на жилье. Более дорогие дома расположены в районах с лучшими удобствами, включая здравоохранение, образование и транспорт. Более того, растущая инфляция может увеличить стоимость медицинских учреждений, что может негативно сказаться на состоянии здоровья большинства людей.

В свете вышеизложенного уместно оценить влияние цен на жилье и инфляции на показатели здоровья. Таким образом, этот анализ сосредоточен на анализе ВВП, арендной платы за жилье и инфляции на ожидаемую продолжительность жизни и младенческую смертность в развитых странах. Переменные оцениваются с помощью FE, RE, 2SLS и GMM за 1996–2019 гг. Оценки арендной платы за жилье подтверждают негативное влияние на уровень младенческой смертности с использованием методов оценки как FE, так и RE. И наоборот, в модели ожидаемой продолжительности жизни оценки арендной платы за дом положительны и значимы при использовании методов оценки FE и RE.Однако расчетные коэффициенты инфляции незначимы в модели младенческой смертности и ожидаемой продолжительности жизни независимо от модели FE и RE. С другой стороны, оценки ВВП положительны и значимы в модели ожидаемой продолжительности жизни и незначимы в модели младенческой смертности.

Кроме того, мы также применили методы 2SLS и GMM для усиления нашего анализа. Оценки методов 2SLS и GMMS подтверждают положительное влияние арендной платы на продолжительность жизни и отрицательное влияние арендной платы на уровень младенческой смертности.Точно так же оценка инфляции с помощью метода оценки 2SLS подразумевает положительное влияние на ожидаемую продолжительность жизни и отрицательное влияние на уровень младенческой смертности. Тем не менее расчетный коэффициент инфляции значим только в модели ожидаемой продолжительности жизни с использованием метода GMM. Оценки ВВП положительно влияют на ожидаемую продолжительность жизни в развитых странах, независимо от того, используем ли мы метод 2SLS или GMM. Напротив, ВВП отрицательно влияет на уровень младенческой смертности при использовании методов 2SLS и GMM.

Последствия для политики, основанные на наших выводах, следующие. Общепризнано, что для улучшения инфраструктуры здравоохранения в странах с развитой экономикой требуются огромные финансовые ресурсы. Развитые экономики должны сосредоточиться на развитии недвижимости, что увеличило бы доход нации и обеспечило необходимые средства для развития инфраструктуры сектора здравоохранения. С одной стороны, политики в развитых странах должны попытаться увеличить темпы экономического роста; с другой стороны, директивным органам следует увеличить долю расходов на здравоохранение в общем объеме ВВП.Кроме того, правительство должно обеспечить медицинские учреждения ближе к жилым районам, особенно к районам проживания бедных людей, что улучшит состояние здоровья обездоленной части общества. Наконец, правительство должно попытаться удержать инфляцию под контролем, потому что необходимо обеспечить доступные медицинские услуги и качественное питание, особенно уязвимым бедным слоям населения.

Наше исследование игнорирует психическое здоровье, материнское здоровье, физическое здоровье и различные заболевания как меру здоровья человека.В этом исследовании не исследуется влияние цен на недвижимость и инфляции на качество жизни. Авторам также следует изучить влияние цен на недвижимость и инфляции на качество жизни в развивающихся и развитых странах. Кроме того, в будущих исследованиях могут использоваться другие показатели здоровья и благополучия человека.

Заявление о доступности данных

В этом исследовании были проанализированы общедоступные наборы данных. Эти данные можно найти по адресу: https://data.worldbank.org.

Вклад авторов

WB и RT: концептуализация, программное обеспечение, обработка данных и написание — подготовка первоначального проекта.АА: методология и написание — просмотр и редактирование. HD: визуализация и исследование. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Примечание издателя

Все претензии, выраженные в этой статье, принадлежат исключительно авторам и не обязательно представляют претензии их дочерних организаций или издателя, редакторов и рецензентов.Любой продукт, который может быть оценен в этой статье, или претензии, которые могут быть сделаны его производителем, не гарантируются и не поддерживаются издателем.

Каталожные номера

3. Арельяно М., Бонд С. Некоторые тесты спецификации панельных данных: данные Монте-Карло и приложение к уравнениям занятости. Rev Econ Stud. (1991) 58:277–97. дои: 10.2307/2297968

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

5. Рэтклифф Б., Вонг М., Доссетор Д., Хейс С.Связь между социальными навыками и психическим здоровьем у детей школьного возраста с расстройством аутистического спектра, с умственной отсталостью и без нее. J Расстройство, связанное с аутизмом. (2015) 45:2487–96. doi: 10.1007/s10803-015-2411-z

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

7. Клейтон М., Линьярес-Зегарра Дж., Уилсон Дж.О. Влияет ли долг на здоровье? Межстрановые данные о взаимосвязи между долгом и здоровьем. Социально-мед. (2015) 130:51–8. doi: 10.1016/j.социмед.2015.02.002

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

9. Йилмазер Т., Бабиарц П., Лю Ф. Влияние уменьшения благосостояния жилья на здоровье в Соединенных Штатах: свидетельство великой рецессии. Социально-мед. (2015) 130:234–41. doi: 10.1016/j.socscimed.2015.02.028

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

11. Чжао Л., Бердж Г. Жилищное благополучие, налоги на недвижимость и предложение рабочей силы среди пожилых людей. J Экономика труда. (2017) 35:227–63. дои: 10.1086/687534

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

12. Дель Бока Д., Лусарди А. Ограничения кредитного рынка и решения на рынке труда. Экономика труда. (2003) 10:681–703. doi: 10.1016/S0927-5371(03)00048-4

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

13. Фортин Н.М. Негибкость распределения, предложение женской рабочей силы и накопление жилищных активов: работают ли женщины, чтобы платить по ипотеке? J Экономика труда. (1995) 13:524–57. дои: 10.1086/298384

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

14. Bentley RJ, Pevalin D, Baker E, Mason K, Reeves A, Beer A. Доступность жилья, срок владения и психическое здоровье в Австралии и Соединенном Королевстве: сравнительный панельный анализ. Дом Стад. (2016) 31:208–22. дои: 10.1080/02673037.2015.1070796

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

15. Мейсон К.Е., Бейкер Э., Блейкли Т., Бентли Р.Дж. Доступность жилья и психическое здоровье: различаются ли отношения между арендаторами и покупателями жилья? Социально-мед. (2013) 94:91–7. doi: 10.1016/j.socscimed.2013.06.023

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

16. Волдемайкл А., Такиан А., Акбари Сари А., Оляиманеш А. Наличие и неравенство в доступности первичной медико-санитарной помощи в медицинских центрах в Эфиопии. ПЛОС ОДИН. (2019) 14:e0213896. doi: 10.1371/journal.pone.0213896

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

17. Алмонд Д., Карри Дж., Симеонова Е.Государственное или частное оказание благотворительной помощи? Доказательства истечения срока действия требований Хилла-Бертона во Флориде. J Health Econ. (2011) 30:189–99. doi: 10.1016/j.jhealeco.2010.11.004

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

20. Ли Х-Х, Ли С.А., Лим Дж.И., Парк С.И. Влияние инфляции цен на продукты питания на младенческую и детскую смертность в развивающихся странах. Евро J Health Econ. (2016) 17:535–51. doi: 10.1007/s10198-015-0697-6

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

21.Бланделл Р., Бонд С. Начальные условия и моментные ограничения в моделях динамических панельных данных. Дж Эконом. (1998) 87:115–43. doi: 10.1016/S0304-4076(98)00009-8

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

22. Маджид М.Т., Озтурк И. Деградация окружающей среды и последствия для здоровья населения: анализ глобальных панельных данных. Environ Sci Pollut Res Int. (2020) 27:15901–11. doi: 10.1007/s11356-020-08167-8

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

23.Кэмпбелл Дж. Ю., Кокко Дж. Ф. Как цены на жилье влияют на потребление? Доказательства микроданных. Дж Моне Экон. (2007) 54:591–621. doi: 10.1016/j.jmoneco.2005.10.016

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

24. Дауд Дж. Б., Хамуди А. Действительно ли ожидаемая продолжительность жизни падает для групп с низким социально-экономическим статусом? Запаздывающая систематическая ошибка отбора и артефактные тенденции смертности. Int J Эпидемиол. (2014) 43:983–8. doi: 10.1093/ije/dyu120

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Инфляция может ударить по вашему психическому здоровью не меньше, чем по кошельку, говорят психологи

Стоимость жизни растет, создавая новую экономическую неопределенность в конце очень неопределенных двух лет.Эксперты говорят, что результатом может стать усиление психического напряжения, стресса и беспокойства.

Инфляция в Великобритании в январе достигла 30-летнего максимума, при этом потребительские цены выросли на 5,5% по сравнению с предыдущим годом. В США потребительские цены выросли на 7,5% в годовом исчислении по состоянию на январь, что стало самым большим годовым приростом за 40 лет.

Сама по себе инфляция не обязательно связана с ухудшением психического здоровья. Воздействие на людей в значительной степени зависит от их финансового положения: например, кто-то, кто глубоко в долгах, может извлечь выгоду из инфляции, потому что каждый доллар, который они должны выплатить, стоит меньше, эффективно сокращая свой долг.Но если доход этого человека не растет вместе с инфляцией, он может оказаться в худшем финансовом положении. И люди, чьи доходы в основном идут на предметы первой необходимости, такие как еда и бензин, — низкооплачиваемые работники — как правило, страдают больше всего, когда инфляция высока.

Связанные: 10 простых способов облегчить тревогу и депрессию социолог из Университета Альберты, изучающий стресс, семейную динамику и здоровье, в том числе последствия финансового напряжения.

«Рост экономического неравенства был серьезной и долгосрочной проблемой», — сказал Строшейн в интервью Live Science. «И теперь мы живем в мире, где пандемия сделала некоторых людей более богатыми, чем они уже были, но для людей, которые находятся на дне, они никогда не были более незащищенными».

Влияние экономики

Экономические показатели не возникают в вакууме, поэтому не всегда возможно связать конкретный показатель с психическим здоровьем. Но есть вещи, которые хорошо известны исследователям.Во-первых, экономическое неравенство или большой разрыв между имущими и неимущими плохо сказывается на здоровье населения, в том числе на психическом здоровье.

В исследовании, опубликованном в журнале World Psychiatry (opens in new tab) в 2018 году, исследователи рассмотрели 26 исследований неравенства доходов по всему миру и обнаружили, что две трети из них заявили, что по мере роста неравенства доходов растет и депрессия . Статистический повторный анализ 12 из этих исследований показал, что люди в крайне несправедливых обществах были примерно 1.В 2 раза чаще испытывают депрессию по сравнению с людьми в более равных обществах. Неравные общества также имеют более высокие показатели шизофрении, 90 356 исследований выявили 90 359 (opens in new tab), возможно, потому, что неравенство снижает социальную сплоченность и вызывает хронический стресс у уязвимых людей.

Безработица также наносит огромный ущерб психическому здоровью людей. Holmes-Rahe Life Stress Inventory (открывается в новой вкладке), психологический инструмент, используемый для оценки того, насколько вероятно, что кто-то испытывает воздействие стресса на здоровье, оценивает потерю работы как восьмое наиболее стрессовое изменение жизни, которое может случиться с человеком. кто то.Многие различные исследования обнаружили негативные последствия безработицы, начиная от симптомов тревоги и депрессии и заканчивая низкой самооценкой и потерей благополучия. В одной статье 2009 года в журнале Journal of Vocational Behavior (opens in new tab) исследователи описывают, как они повторно проанализировали данные более чем 300 исследований по безработице и психическому здоровью; они обнаружили, что 34% безработных испытывали психологические симптомы по сравнению с 15% работающих. Больше всего пострадали рабочие.

Похожие: 10 энергосберегающих лайфхаков: как сэкономить на счетах за электричество и не только

Инфляция сложнее. Для домохозяйств с низким доходом растущая стоимость товаров является источником незащищенности. Недавнее расследование Washington Post (opens in new tab) показало, как инфляция бьет по американцам с низким доходом, и обнаружило, что люди изо всех сил пытаются позволить себе продукты первой необходимости и другие предметы первой необходимости. Напротив, самый богатый сегмент общества имеет большую финансовую подушку для покрытия растущих расходов, а также инвестиции, которые в долгосрочной перспективе имеют тенденцию опережать инфляцию.

Финансовое напряжение не было такой серьезной проблемой во время пандемии, как можно предположить из-за потрясений на рынке труда. Люди тратят меньше и, возможно, сберегают больше, считает Скотт Шиман, социолог из Университета Торонто. Но инфляция изменит эту картину.

«Из-за инфляции реальный уровень оплаты труда будет казаться менее адекватным», — сказал Шиман в интервью Live Science. «А для домохозяйств с более низким доходом это начинает вызывать беспокойство и напряжение».

Национальные акции протеста против роста цен на энергоносители и повышения стоимости жизни прошли в Манчестере, Англия, 20 февраля.12 ноября 2022 г. (Изображение предоставлено: Джейк Линдли/SOPA Images/LightRocket через Getty Images) (открывается в новой вкладке)

Исследование Шимана включает в себя долгосрочные общенациональные репрезентативные опросы американских и канадских рабочих. По его словам, в США в январе и феврале более половины рабочих заявили, что считают, что их работа не приносит им достаточно денег, чтобы сводить концы с концами. По его словам, это часть тенденции, насчитывающей не менее 20 лет. По его словам, чувство недоплаты связано с ухудшением удовлетворенности работой, что может объяснить, почему работники массово увольняются с работы.Для тех, кто остается или не может найти более высокооплачиваемую работу, финансовый кризис может иметь эмоциональные последствия.

«Чувство недоплаты и недостаточный доход от основной работы — это хронический источник стресса, связанный с гневом и негодованием», — сказал Шиман. «Это ослабляет положительное отношение к другим аспектам работы, которые в противном случае можно было бы рассматривать как хорошие вещи, например, к самостоятельности или вызову».

Чтобы предотвратить инфляцию, правительства могут повышать процентные ставки, что тормозит заимствования и расходы.Однако это может иметь негативные последствия для некоторых подгрупп. Например, исследование 2018 года, опубликованное в журнале Journal of Affective Disorders (opens in new tab), показало, что люди, которые по уши в долгах, могут испытывать психологические трудности, когда процентные ставки растут. Люди с большими долгами имеют более высокий уровень проблем с психическим здоровьем, чем население в целом. Исследование показало, что для этой группы увеличение процентных ставок на 1% может привести к увеличению риска психического расстройства на 2,6%.

Кумулятивный стресс

В прошлом инфляция росла, сказал Строшайн, и это не всегда приводило к серьезному финансовому и умственному напряжению. По ее словам, заработная плата часто растет вместе с инфляцией, что снижает стресс для потребителей. Но более высокая стоимость жизни — это лишь один из многих факторов стресса, с которыми люди столкнулись с начала пандемии COVID-19. Это означает, что многие люди уже на пределе своих возможностей.

«Люди могут справиться с одной стрессовой ситуацией, но когда [стрессы] начинают накапливаться, это доводит людей до предела.Это та соломинка, которая сломала хребет верблюду», — сказал Строшейн. ) сообщается.Работники на передовой находятся в числе тех, кто больше всего пострадал от эмоционального напряжения, связанного с работой вне дома и заботой о других во время пандемии.

Существует психологическое воздействие инфляции, помимо ее финансового воздействия, сказал Шиман.

«Вещи только хуже, есть чувство неуверенности и потери контроля, которые сопровождают это», сказал он. «И есть ощущение, что в будущем может быть еще хуже. Все эти вещи ослабляют наше чувство удовлетворения и подрывают эмоциональное благополучие».

Это чувство страха перед будущим может сильно бить молодых людей. Хотя пожилые люди подвергаются гораздо более высокому риску смерти от COVID-19, опросы показывают, что во время пандемии больше всего пострадали молодые люди.Исследование, проведенное в США психологом Джин Твенге из Университета штата Сан-Диего, показало, что в 2020 году взрослые в возрасте от 18 до 44 лет испытали наихудшие последствия для психического здоровья, в то время как взрослые старше 60 лет меньше всего пострадали психологически, Live Science ранее сообщала . Твенге предположил, что более молодые люди больше пострадали от закрытия предприятий и потери работы.

Кризис психического здоровья молодежи только продолжается. По словам Штрошайна, студенты университетов упустили возможности для общения и профессионального общения из-за мер предосторожности в связи с пандемией, и многие чувствуют себя неуверенно или даже безнадежно в отношении своих перспектив.

«Для молодых людей важно то, как они переходят во взрослую жизнь, и их страхи за свое будущее», — сказала она. Эти опасения, вероятно, вполне обоснованы, добавила она, поскольку Великая рецессия 2008 года действительно оказала долгосрочное влияние на миллениалов, поколение, которое вступало во взрослую жизнь, когда разразился финансовый кризис. Согласно Бюро трудовой статистики (opens in new tab), миллениалы откладывали вступление в брак и покупку жилья из-за высокого уровня студенческой задолженности и высокого уровня безработицы во время рецессии.По словам Штрошайна, аналогичная картина наблюдается и у сегодняшних молодых людей.

«То, как молодые люди сегодня проходят через эти действительно формирующие годы и принимают решения о том, что им делать со своей жизнью, я думаю, будет с нами очень, очень долго», — сказала она.

Первоначально опубликовано на Live Science.

Как инфляция влияет на ваше финансовое будущее

Если вы в последнее время ходили за продуктами, заправляли бензобак или покупали материалы для ремонта дома, вы, скорее всего, видели и испытали на себе последствия инфляции.Резкий рост последовал за беспрецедентным экономическим остановом в прошлом году, сбоями в цепочке поставок и более высокими затратами на сырье.

Индекс потребительских цен (ИПЦ) является одним из наиболее широко известных экономических показателей в Канаде. ИПЦ сравнивает с течением времени стоимость фиксированной корзины товаров и услуг, приобретаемых потребителями, таких как продукты питания, жилье и одежда, что дает прямое представление об инфляции потребительских цен и общих экономических условиях. По сути, процентное изменение цены корзины используется как оценка уровня инфляции в экономике в целом.

Наиболее частым следствием инфляции является снижение покупательной способности – другими словами, когда цены растут, на ваши деньги можно купить меньше. См. простую иллюстрацию ниже, которая показывает снижение покупательной способности 1000 долларов через 50 лет — с 1970 по 2020 год.

Негативное влияние инфляции на ваши сбережения с течением времени является постоянным, но часто упускаемым из виду риском при инвестировании. Хотя влияние инфляции на ваши инвестиции обычно не ощущается в краткосрочной перспективе, ее влияние может медленно подрывать покупательную способность ваших долгосрочных сбережений.Поскольку цены на товары и услуги со временем увеличиваются, требуется более высокая сумма сбережений для поддержания того же уровня покупательной способности в будущем (например, выход на пенсию).

Инвестиции в сбалансированный портфель, состоящий из акций и облигаций, имеют больший потенциал для опережения инфляции и со временем помогут увеличить благосостояние. Это в значительной степени связано с высокой доходностью акций, которые исторически значительно опережали инфляцию. Сочетание активов вашего портфеля, состоящее из акций и облигаций, является ключевым фактором, определяющим достижение ваших долгосрочных инвестиционных целей.Думайте об облигациях как о потенциальном доходе и как о амортизаторе для вашего портфеля во время спадов на фондовом рынке. Акции, напротив, являются двигателем роста вашего портфеля, при этом более высокое распределение обеспечивает более высокий потенциал долгосрочной доходности, но с соответствующим увеличением риска.

С другой стороны, если в вашем инвестиционном портфеле часть активов содержится в наличных деньгах в течение значительного периода времени, минимальная доходность, обеспечиваемая наличными, может снизить общую эффективность вашего инвестиционного портфеля (см. примеры портфелей ниже).

В следующем сценарии мы инвестировали 10 000 долларов тремя разными способами в течение 10 лет:

  • полностью инвестированы в сбалансированный портфель
  • 50% в сбалансированном портфеле и 50% наличными
  • 100% наличными

Никто не может полностью избежать последствий инфляции. Тем не менее, разумная инвестиционная стратегия как часть вашего финансового плана может помочь вам сохранить покупательную способность и уровень жизни после выхода на пенсию.

Scotiabank предлагает широкий спектр портфельных решений, которые постоянно корректируются для контроля различных рисков, включая инфляционный риск.

Как Scotia Portfolio Solution защищает от инфляции?

Джудит Чан , портфельный менеджер Scotia and Dynamic Portfolio Solutions, Scotiabank

Наши портфели с несколькими активами инвестируют в рыночные сегменты и классы активов (например, акции, облигации и денежные средства), которые нацелены на получение общей доходности выше и выше уровня инфляции в долгосрочной перспективе. Инфляция является важным фактором при выборе акций нашими портфельными менеджерами.Мы стремимся инвестировать в компании, обладающие ценовой способностью обеспечивать устойчивую операционную маржу, компании, являющиеся лидерами в своих отраслях, генерирующие положительный денежный поток и обеспечивающие высокий уровень прибыли на вложенный капитал.

Инвестируя в различные отрасли и классы активов, мы получаем выгоду от диверсификации их реакции на изменения темпов инфляции, что важно с точки зрения управления рисками. Инвестируя в хорошо диверсифицированный портфель, мы не только помогаем защитить покупательную способность инвестиций, но и ожидаем получить компенсацию в виде премии за риск.

Не слушайте, что говорят, смотрите, что делают: влияние инфляции на потребителей в США | США

Побочные эффекты COVID-19 могут включать высокую инфляцию

После первоначального спада из-за COVID-19 произошли серьезные перебои как со стороны предложения, так и со стороны спроса, что привело к резкому росту инфляции. Природа пандемии вынудила заводы по всему миру закрыться практически в одночасье, что привело к остановке глобального производства и торговли в 2020 году.Даже когда производственные предприятия вновь открылись, производство товаров лишь периодически увеличивалось из-за неустойчивой траектории распространения вируса и последующих ограничений для бизнеса, что делало цепочки поставок непредсказуемыми и разрозненными.

Что касается спроса, то фискальные стимулы и меры по поддержке доходов, введенные федеральным правительством, привели к буму доходов домохозяйств, несмотря на кратковременный спад. Несмотря на то, что исследования показывают, что большинство получателей стимулов сэкономили деньги или использовали их для погашения долга 2 , располагаемого дохода все еще было достаточно, чтобы поддержать мини-бум потребительских расходов весной 2021 года.Мало того, что домохозяйства увидели массовый приток наличных денег, они одновременно изменили структуру расходов, резко сократив поездки и развлечения и запасшись предметами первой необходимости и товарами для дома. Доля потребительских расходов в США на товары, в отличие от услуг, подскочила с 35% в конце 2019 года до 41% к середине 2021 года (см. диаграмму выше: Реальные расходы на потребительские товары). Совпадающий всплеск электронной коммерции еще больше усилил розничную логистику.

Вера в ФРС

По нашим оценкам, почти две трети наблюдаемой в настоящее время инфляции конкретно связаны с перебоями, вызванными пандемией, процессом возобновления работы и энергией.По этой логике инфляция должна постепенно снижаться вместе с влиянием вируса: консенсусная группа экономистов ожидает, что годовой рост ИПЦ замедлится с 6,7% в 2021 году до 3,6% к последнему кварталу этого года и до 2,4% в четвертом квартале 2023 года. 3  При этом многие экономисты также ожидали, что инфляция к настоящему времени будет снижаться, но, возможно, она еще даже не достигла своего пика (см. диаграмму ниже: Анализ инфляции ИПЦ). В последнее время риск более высокой инфляции в течение более длительного времени увеличился из-за вторжения России в Украину.По состоянию на 2 марта цена на нефть марки Brent впервые с 2014 года закрылась выше $114 за баррель, а это означает, что потребители вскоре могут увидеть еще более высокие цены на газ и коммунальные услуги, хотя риски этого наиболее остры в Европе. . Энергетические рынки по своей природе нестабильны и склонны к самокоррекции; нам не следует ожидать непрерывного роста цен на нефть и газ. Но до тех пор, пока цены на энергоносители не стабилизируются, потребители, скорее всего, увидят, что цены на заправке ухудшятся, прежде чем они улучшатся.

Далеко не факт, что инфляция полностью снизится сама по себе, поэтому ожидается, что Федеральный резервный комитет по открытым рынкам (FOMC) вмешается и подтолкнет ее в правильном направлении, подняв процентные ставки в ближайшее время.Идея состоит в том, что более высокие процентные ставки повышают стоимость заимствований во всей финансовой системе, замедляя экономический рост и давая возможность нормализоваться цепочкам поставок.

Это не означает, что спрос будет снижаться резко или равномерно. Согласно нашему базовому прогнозу, даже с учетом ожиданий более высоких процентных ставок и повышенной инфляции потребительские расходы вырастут на 3,9% в 2022 году. За исключением прошлогоднего роста на 7,9%, когда экономика выбиралась из тяжелого спада, этот рост будет самым сильным с 2000 года.Расходы в секторах, зависящих от финансирования, таких как автомобили, покупка жилья и бытовая техника, скорее всего, сократятся больше, чем в секторах услуг, которые уже были готовы к ускоренному восстановлению по мере ослабления последствий пандемии. Улучшение баланса в составе потребительских расходов будет способствовать дальнейшей нормализации инфляции.

Нет никаких гарантий, что этот план пройдет гладко, поскольку двойные мандаты ФРС по поддержанию экономики на уровне 2% инфляции и полной занятости иногда противоречат друг другу.У ФРС были трудности с этим балансированием в прошлом, иногда она отставала от инфляционной кривой и слишком резко нажимала на тормоза, что приводило к рецессии в экономике. Это маловероятный сценарий, и для его реализации потребуется более года; текущие шансы на рецессию в США в 2022 году составляют всего около 10%.

Потребители нервничают, но блефуют ли они?

Потребители категорически негативно отреагировали на повышение цен в ходе нескольких опросов потребительских настроений, однако фактические расходы ничуть не изменились.Розничные продажи в праздничные дни в 2021 году были самыми высокими за всю историю, а в январе розничные продажи подскочили еще выше, даже несмотря на то, что инфляция достигла 40-летнего максимума, а Omicron стремительно распространялся. Еще более убедительным является то, что расходы были высокими в дискреционных розничных категориях, таких как универмаги, одежда, мебель и электроника. Этого бы не произошло, если бы потребители были крайне обеспокоены тем, что инфляция подорвет их финансы в долгосрочной перспективе. Действительно, ожидания потребителей в отношении цен на следующие 5-10 лет гораздо более сдержанны, чем прогнозы на год вперед.Эти реакции на опросы могут в равной степени отражать политическую напряженность, цены на газ и усталость от COVID-19 (см. диаграмму выше: Настроения потребителей и цены на газ). Что касается перспектив расходов, важно следить за тем, что потребители делают со своими деньгами, а не только за тем, что они говорят. Сейчас их кошельки говорят, что сейчас хорошее время для розничной терапии.

Текущую инфляцию не следует сбрасывать со счетов: это реальная проблема. Но потребуется слияние нескольких других факторов риска, чтобы компенсировать множество благоприятных фундаментальных факторов, действующих в настоящее время.Благодаря растущим доходам, избыточным сбережениям, более высоким ценам на активы, преобладающим вакансиям и достаточной доступности кредитов, домохозяйства имеют достаточно уверенности и средств, чтобы поддерживать уровень расходов выше тренда в течение следующих нескольких лет.

Наиболее важным для прогноза является то, что рынок труда продолжает восстанавливаться. Рост рабочих мест и заработной платы являются наиболее устойчивыми факторами расходов, и сейчас они оба в ударе. В условиях нехватки рабочей силы во многих отраслях мы наблюдаем рекордное количество людей, увольняющихся с работы из-за общего оптимизма по поводу поиска более высокооплачиваемой работы с лучшими льготами.В результате годовой рост заработной платы на 4,5%, измеряемый индексом затрат на занятость (ECI), является самым высоким за более чем 20 лет. Хотя этого недостаточно, чтобы не отставать от текущего уровня инфляции, ожидается, что в конце этого года это соотношение изменится на противоположное, что позволит большинству американцев насладиться «реальным» ростом заработной платы. В настоящее время зарплаты в профессиях с низким доходом растут еще быстрее — это ключевой фактор, поскольку домохозяйства с более низким доходом более чувствительны к росту цен на товары первой необходимости, такие как продукты питания, газ и арендная плата.Домохозяйства могут стать немного более осторожными, пока рост цен не стабилизируется, но это должно было произойти, поскольку стимулирующие деньги больше не являются основной поддержкой. Одна вещь, которую мы извлекли из пандемии, заключается в том, что потребители в США устойчивы и сообразительны, как никогда.

Розничный лизинг: сейчас не останавливаться 

Учитывая в целом благоприятную потребительскую среду, можно сделать хорошую ставку на то, что спрос на розничный лизинг в 2022 году будет основываться на сильном завершении прошлого года. Ритейлеры ожидают этого, поскольку количество запланированных открытий магазинов в этом году превышает количество запланированных закрытий.Обнадеживает то, что открытие магазинов происходит в сегментах, более защищенных от инфляции. Долларовые магазины, дисконтная одежда и рестораны быстрого обслуживания входят в число ведущих категорий розничной торговли, расширяющих свое физическое присутствие, и именно эти розничные продавцы привлекают экономных покупателей в периоды роста цен.

На другом конце ценового спектра розничные торговцы предметами роскоши, наконец, готовы к прорывному году благодаря возвращению международных поездок и возрождению городов после пандемии.Клиенты класса люкс менее чувствительны к ценам, поэтому более высокая инфляция не является сдерживающим фактором, особенно с учетом того, что самые богатые домохозяйства накопили наибольшее количество избыточных сбережений за последние два года.

Если инфляция окажется устойчиво высокой в ​​течение длительного периода, это может сдерживать расходы на бренды одежды средней ценовой категории, универмаги и рестораны изысканной кухни, поскольку потребители вынуждены тратить больше на предметы первой необходимости и товары со скидкой. Тем не менее, нам еще предстоит увидеть материальные доказательства этого, и противодействующая сила отложенного спроса может быть достаточно сильной, чтобы перевесить ценовые опасения.Потребители стремятся вернуться в магазины и рестораны, которые так долго были закрыты.

Источник: Moody’s Analytics
2  https://www.dallasfed.org/research/economics/2022/0111
3  Источник: Национальная ассоциация бизнес-экономики (обследование перспектив развития бизнеса, февраль 2022 г.). Обратите внимание, что эти цифры представляют собой темпы роста за 4 квартал по сравнению с предыдущим годом. В 4 квартале 2021 г. рост по сравнению с аналогичным периодом прошлого года составил 6,7% за квартал (по сравнению с 7,5% за январь 2022 г.).

Готов ли ваш портфель к инфляции?

Например, при более высоких ставках дисконтирования акции быстрорастущих компаний, оцениваемых по доходам, ожидаемым через 7–10 лет, могут быть хуже, чем акции стоимостных компаний с текущей прибылью и более низкой оценкой.И все остальные равные, краткосрочные и высокодоходные облигации должны превосходить более долгосрочные и низкодоходные инструменты. Короче говоря, некоторые из инвестиций, приносивших большой доход в последние годы, могут исчезнуть в будущем, если инфляция вернется.

Соображения по фиксированному доходу в период инфляции

Для инвесторов Казначейства США отправная точка для инфляции сегодня непростая — доходность с поправкой на инфляцию недостаточна, чтобы смягчить боль. По пятилетним казначейским обязательствам США с доходностью 0.84%, реальная доходность при инфляции 2,00% составляет –1,16%. Отрицательная реальная доходность разрушает покупательную способность инвестора. Пришло время скорректировать портфели с фиксированным доходом, чтобы улучшить реакцию вашего портфеля на инфляцию. Мы рекомендуем внимательно изучить уязвимость текущих отчислений с фиксированным доходом к инфляции.

Для начала рассмотрите возможность небольшого сокращения дюрации портфеля или чувствительности к процентным ставкам. Цены на краткосрочные облигации падают меньше по мере роста рыночной доходности. Они также могут быть реинвестированы в более высокую доходность раньше.Но в нынешних условиях низкой доходности краткосрочные облигации не покроют последствия инфляции.

Связанные с инфляцией облигации защитят инвесторов?

Казначейские ценные бумаги с защитой от инфляции (TIPS) и аналогичные привязанные к инфляции облигации во всем мире будут иметь более высокую доходность, чем казначейские облигации с сопоставимым сроком погашения, если инфляция увеличится больше, чем ожидалось. Но они уже торгуются с отрицательной реальной доходностью. А если инфляция будет сопутствовать экономическому росту, облигации, привязанные к инфляции, пострадают из-за роста реальной доходности.

Рассмотрите возможность переориентации своего портфеля, чтобы он был более защищен от инфляции, сохраняя при этом доход и доходность. Для многих инвесторов это может быть достигнуто за счет перераспределения средств в пользу кредита. Это включает в себя увеличение подверженности портфеля высокодоходным корпорациям, а также диверсификацию в другие сектора с привлекательной относительной доходностью и низкой корреляцией с государственными облигациями. Например, американские ценные бумаги с передачей кредитного риска (CRT) представляют собой облигации с плавающей процентной ставкой, обеспеченные реальными активами — домами, которые часто выигрывают от инфляции.Выпущенные Fannie Mae и Freddie Mac CRT предлагают более высокую доходность в обмен на принятие риска дефолта по пулу ипотечных кредитов. Благодаря устойчивому рынку жилья в США фундаментальные показатели выглядят привлекательными для ЭЛТ.

Наконец, инфляция может помочь облигациям, привязанным к финансовому сектору. По мере роста процентных ставок растет и банковская маржа, что улучшает кредитоспособность банков. В Европе, например, держатели банковских облигаций извлекли выгоду из солидных балансов и благоприятных условий регулирования, а повышение ставок может принести дополнительную пользу как банкам, так и держателям облигаций.

Переосмысление портфеля акций

Как и в случае с фиксированным доходом, сейчас не время полностью перестраивать свой портфель акций. Но есть некоторые корректировки, которые стоит учитывать.

Более 10 лет более низкие и падающие ставки непропорционально благоприятствовали росту, а не стоимостным акциям. Акции роста, оцениваемые по доходам и денежным потокам, ожидаемым через много лет в будущем, показали, что их мультипликаторы цена/прибыль увеличиваются по мере падения ставок. Если ставки вырастут, эта тенденция может быстро измениться, особенно для быстрорастущих компаний, которые оцениваются по доходам, которых еще не было.Другими словами, быстрорастущие компании весьма восприимчивы к повышению доходности облигаций, даже если они обладают передовыми технологиями и сильным ростом продаж, потому что их будущие доходы затем дисконтируются более высокой процентной ставкой. Инвесторы в акции роста должны убедиться, что их вложения не слишком подвержены влиянию очень дорогих компаний со слабой текущей доходностью. Растущие компании с устойчивыми бизнес-моделями, неизменно высокой прибыльностью и относительно привлекательными ценами будут лучше защищены от вспышки инфляции.

С другой стороны, стоимостные акции могут выиграть от инфляции. По мере того, как вакцины против COVID-19 внедряются все чаще, а страны добиваются прогресса в борьбе с пандемией, мы считаем, что инвесторы обретут уверенность в траектории зарождающегося экономического восстановления. Это должно помочь поддержать восстановление более подверженных циклическим изменениям стоимостных акций. В связи с тем, что глобальные стоимостные акции торгуются с рекордным дисконтом 52% к акциям роста в конце февраля, мы считаем, что инвесторам следует рассмотреть возможность инициирования или увеличения стоимостной доли при размещении акций.

Секторы защитных акций и акции с низким коэффициентом бета в прошлом показали низкие результаты во время инфляционных циклов. Некоторые прокси-облигации, где инвесторы ищут доход и стабильность, такие как коммунальные услуги и товары первой необходимости, сегодня являются одними из самых дешевых акций, поэтому они могут быть менее чувствительны к инфляции, чем в прошлом.

Акции развивающихся рынков (EM) также заслуживают внимания, как и портфели с фиксированным доходом. Помимо более быстрого роста в большинстве стран с формирующимся рынком, многие из них производят сырьевые товары. Если глобальная экономика накаляется, цены на сырье тоже должны расти.

Реальные активы и товары

Инвесторы могут захотеть рассмотреть другие классы активов, которые хорошо работают в периоды инфляции, включая товары, недвижимость, иностранную валюту и инвестиции в акции, связанные с сырьевыми товарами. Реальные активы, стоимость которых привязана к базовым физическим активам, исторически хорошо себя зарекомендовали в условиях растущей инфляции. Реальные активы, как правило, тесно связаны с экономическими затратами — рабочей силой, капиталом и материалами, — и по мере роста их цен стоимость реальных активов также имеет тенденцию расти.

Последнее десятилетие мягкой денежно-кредитной политики привело к инфляции цен на финансовые активы, но не в экономике, поэтому пострадали цены реальных активов. Многие реальные активы в настоящее время находятся в недостаточном количестве в портфелях, но сочетание налогово-бюджетного стимулирования, которое будет поддерживать реальную экономическую активность, с адаптивной денежно-кредитной политикой указывает на более высокую инфляцию. Реальные активы не только должны выиграть от этого сдвига, но и получить привлекательную стоимость.

Инфляцию очень трудно прогнозировать. Мы считаем, что диверсифицированная корзина реальных активов обеспечит наилучшее соотношение риска и доходности и защиту от инфляции.

Отставить комментарий

Обязательные для заполнения поля отмечены*