Инфляция в экономике: Вход в личный кабинет сотрудника НИУ ВШЭ : НИУ ВШЭ

что можно ждать от инфляции и экономики? — Финам.ру

Последние данные/комментарии указывают на замедление недельной инфляции (новые цифры завтра) и начавшийся спад деловой активности;

— Новые прогнозы МВФ на 2022 предполагают рост мировой инфляции и замедление ВВП, и риски, полагаем, смещены в сторону более «стагфляционного» сценария;

— В своих оценках, учитывающих глобальные и локальные факторы, в 2022 мы ждём инфляцию 21-23% г/г с последующим замедлением до 8-9% в 2023 и 4-6% в 2024;

— Влияние глобальных трендов, курса рубля, санкций и «сломанных» производственных цепочек будет ощущаться через удорожание продовольствия и рост цен производителей на 23-30% в 2022, что вместе с их повышением на 25% в 2021 будет определять инфляцию «товаров»;

— Но в условиях ожидаемого нами спада ВВП на 10-13% в 2022 и возможной стагнации в 2023 бизнесу придется абсорбировать этот рост издержек во многом через снижение прибыльности (в отличие от 2П20-2021), а сокращение населением спроса на услуги ограничит их итоговый вклад в общую инфляцию;

— Многое в этих прогнозах может измениться в зависимости от дальнейших санкций, действий ЦБ (более или менее агрессивное смягчение политики) и/или правительства (масштабы роста расходов и их структура, влияние на кредитную активность и денежное предложение) и скорости адаптации бизнеса;

— Почему это важно для инвесторов? Мы писали об отсутствии серьезных рисков для курса рубля (с начала недели он укрепляется). При таком взгляде на инфляцию ставка ЦБ может снизиться до 11-12% в 2022 и 7-9% в 2023. Средние/длинные ОФЗ в этом сценарии по-прежнему привлекательны, пусть доходности уже снизились. Для рынка акций все еще много неизвестных/рисков, спешить с покупкой «широкого рынка» пока не стоит и предпочтителен избирательный подход (которого придерживаются наши управляющие).

Ниже – подробные детали

Что случилось?

  • Недельная инфляция к 8 апреля составила 17.50% г/г против 16.70% в марте
  • Глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что регулятор не намерен бороться с инфляцией любой ценой, ее повышенные уровни будут связаны со структурной перестройкой экономики, которая начнется во 2-3К22. Но достижение 4% цели к 2024 остаётся приоритетом.
  • Вице-премьер Белоусов на прошлой неделе заявил о начавшемся снижении «…в промышленности и торговле на 11%, в других секторах на 9-10%…», добыча нефти за первые две недели апреля могла сократиться на 7.5%, сообщал Интерфакс.
  • По слова главы Минэкономики Решетникова, к 15 апреля недельные темпы инфляции продолжили замедляться (с 0.66% н/н), оборот розницы чуть ниже докризисного уровня, в непродовольственных товарах – ниже на четверть.
  • МВФ в обновленном прогнозе понизил ожидания по глобальному росту в 2022 с 4.4% до 3.6%, повысил по инфляции до 6.8% (по развитым странам с 3.9% до 4.4%, по развивающимся с 5.9% до 8.5%).

Какую инфляцию ждать в 2022 и 2023?

Её динамику в 2022-23 определят:

  • сырьевые цены и цены на экспортируемые/импортируемые товары в РФ
  • факторы со стороны предложения, вкл. возможный дефицит сырья и компонентов, влияющие на цены производителей
  • динамика совокупного спроса/кредитования

Какие прогнозы по мировым ценам и инфляции?

По прогнозам Bloomberg (на конец марта), цены на все сырьевые товары в 2022 могут быть выше на 10-60% уровней 2021, вкл. в среднем 30-35% по продовольствию. Снижение возможно лишь по стали (-30%). Оценки «импортной» потребительской инфляции с учетом доли в торговле с основными странами – 4.5-5% против менее 3% в последние годы. С учетом сегодняшнего повышения МВФ прогнозов по инфляции на 2022-23 риски здесь смещены вверх. При среднем курсе около 80-85/USD (73.7 в 2021) он будет на 9-15% слабее, что также важно для инфляции. При более крепком рубле курсовые эффекты будут ниже.

Что можно ждать от производителей в РФ?

В РФ действует система демпферов для нефтянки (разницу между мировой и индикативной оптовой ценой на нефтепродукты компенсирует бюджет) и зерновых (с июня 2021 — плавающая экспортная пошлина в 70% от разницы между экспортной ценой и US$200/т), квотирование или ограничения на экспорт отдельных товаров (например, зерна, удобрений), чтобы снизить влияние внешних цен. Есть и «договоренности» с металлургами помимо проблем с экспортом, что вынужденно увеличит поставки на внутренний рынок.

Еще один фактор – изменение регулируемых тарифов на электроэнергию, газ и ж/д перевозки для компаний. Для оптовых регулируемых цен официальный прогноз на 2022-24 предполагал индексацию на 3-5%, и последние заявление властей дают надежду, что эти ориентиры сильно повышаться не будут.

Мы обычно смотрим за ценами в обрабатывающем секторе без учета нефтепереработки – график выше показывает, что они влияют на потребительские цены товаров с некоторым лагом. Наш сценарный прогноз (те же предпосылки, что и в оценках по платежному балансу и бюджету) допускает рост в первом случае на 23-30% в 2022 и около 9-10% в 2023. Учитывая, что в 2021 цены здесь уже выросли на 25%, их общее увеличение будет существенным.

Последние ценовые индексы в опросах PMI оказались несколько выше отметок 2014, когда цены в обработке на пиках росли почти на 20%. Но опросы также указали на снижение спроса в ответ на резкий рост цен. Поэтому наши прогнозы не выглядят чрезмерно оптимистичными. В 2020-21 цены можно было повышать из-за высокого спроса, сейчас же он будет падать, и придется жертвовать прибыльностью.

А что может быть со спросом в экономике?

Как мы уже обсуждали в предыдущих комментариях, сырьевой/несырьевой экспорт (в постоянных ценах) из РФ, вероятно, будет падать (около -20%), несмотря на то, что из-за растущих цен выручка/прибыль экспортеров может снижаться меньше или даже расти. Понижение прогнозов по мировому ВВП от МВФ подсвечивает дополнительные риски. Но негативный вклад экспорта в ВВП будет компенсирован спадом импорта (на 30-40%), который является функцией санкций и внутреннего спроса.

Что касается спроса, то фокус традиционного на частном потреблении (50% ВВП), госпотреблении (18% ВВП) и инвестициях (20% ВВП). Уровень неопределенности остаётся высоким, но мы пока исходим из следующих оценок:

  • Частное потребление – с учетом роста в 1К22 мы допускаем снижения на 12-15% г/г из-за сокращения реальных доходов (-11-13%), увеличения доли сбережений и негативного «кредитного» импульса, несмотря на стимулирование ипотечного кредитования. Частный сектор будет оптимизировать расходы на труд (через занятость и зарплаты/премии), индексация соцвыплат лишь сократит их реальный спад. Прочие доходы в условиях рецессии будут падать, учитывая, что в 2014-21 они падали пять лет из восьми даже при растущем ВВП.
  • Инвестиции – сокращение на 15-20% г/г из-за высокой неопределенности, приостановки инвестиций/ухода иностранного бизнеса, проблем с финансированием и импортным оборудованием из-за санкций, негативного «кредитного» импульса (частично его смягчат госпрограммы).
  • Госпотребление – рост на 2-4% г/г вследствие неплохих прогнозов по доходам бюджета и увеличения госрасходов.
  • Негативным может быть вклад со стороны запасов (-2-3 п.п.), учитывая, что из-за нарушений в импортных поставках бизнес вынужден полагаться на запасы, а перестройка цепочек поставок займет время.

Таким образом, наши грубые оценки допускают сокращение ВВП в 2022 на 10-13% г/г и динамику, близкую к стагнации, в 2023.

В итоге, какие ожидания по инфляции?

С учетом всего сказанного, в 2022 ждем инфляцию в диапазоне 21-23% г/г с последующим замедлением до 8-9% в 2023 и 4-6% в 2024. Инфляционные ожидания в настоящий момент, действительно, высоки. Но спад в экономике и негативный кредитный импульс будут сдерживающими для инфляции факторами.

Влияние монетарных факторов на инфляцию неплохо прослеживается по динамике денежных агрегатов (ниже – широкая денежная масса М2Х). Текущие темпы роста 13-15% г/г не так критичны. Если ЦБ/правительству удастся воздержаться от чрезмерного стимулирования, то инфляция будет замедляться (хотя годовой показатель будет еще долго двузначным), пусть и медленнее, чем в 2015-2016.

«инфляция» — главное слово уходящего года в экономике. Комментарий Семена Новопрудского

По данным опросов, инфляция существенно выше, чем в официальной статистике. Ее рост — проблема не российская, а мировая. Каковы факторы ее роста сейчас и как пережить «пандемию инфляции»?

Семен Новопрудский. Фото: Татьяна Фролова

Накануне рождественских и новогодних каникул разные почтенные научные институции или СМИ обычно определяют главное слово уходящего года. В мировой и российской экономике главным словом 2021 года однозначно стала «инфляция». По всем опросам она существенно выше, чем те цифры, что показывает официальная статистика.

По итогам ноября потребительская инфляция, рассчитанная по корзине товаров, которые реально ежедневно покупают люди, достигла 17%. Таковы данные исследования «Ромира». Почти каждый пятый россиянин (18%) считает, что страна находится на грани гиперинфляции с ростом цен на 30% и выше.

Росстат считает месячную инфляцию по условной корзине, включающей несколько сотен товаров и услуг — от памперсов до гробов. При этом гробы люди все-таки покупают не так часто. Да и памперсы нужны далеко не всем семьям. «Ромир» сформировал свой индекс на основе 15 миллионов покупок, реально совершенных российскими домохозяйствами с 2008 по 2020 годы.

По такому подсчету инфляция более чем вдвое превышает официальную цифру Росстата, он давал 8,4% на ноябрь. И сами россияне, которых ежемесячно опрашивает Банк России, замеряя ощущаемую инфляцию и инфляционные ожидания, оценивают масштабы роста цен примерно на уровне опроса «Ромира». По данным на декабрь, уровень наблюдаемого населением роста потребительских цен составил 17,7 против 12,8% в начале года и 8,3% накануне начала пандемии в январе-феврале 2020-го.

Даже официальная статистика показывает двузначную годовую инфляцию на продукты питания массового спроса. По данным Минэкономразвития, курятина в 2021 году подорожала на 29,3%, говядина — на 15,15%, гречка — на 24,8%, яйца — на 20,9%, морковь — на 35,6%, картофель — на 62,55%, капуста и вовсе на 124,21%. Неслучайно впервые в истории в уходящем году словосочетание «борщевой набор» можно было услышать из уст главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной на пресс-конференциях, посвященных очередному повышению ключевой ставки.

Непродовольственная инфляция не сильно отстает от продуктовой. Цены на бензин, по официальным данным, с начала года выросли на 8,5%, на стройматериалы — на 56,2%, на автомобили — на 14-19%.

Если в 2018-2019 годах казалось, что Россия практически победила инфляцию, которая опускалась даже существенно ниже таргета Банка России в 4% годовых, теперь перед нами опять маячит призрак гиперинфляции. Высокие темпы роста цен в российских условиях плохи еще и тем, что мы и до пандемии переживали затяжной период падения реальных доходов населения. Люди беднели даже при рекордно низкой инфляции, что уж говорить о высокой.

Только на сей раз это не российская, а общемировая проблема. Вместе с волнами пандемии COVID-19 и попытками центробанков разных государств резко снизить ключевую ставку, накачав зажатые в тисках локдаунов экономику и население дешевыми деньгами, мир захлестнуло настоящее цунами цен. Затем к этим проблемам добавились кризис логистики и грузоперевозок из-за пандемических ограничений и глобальный дефицит электроники для гаджетов и автомобилей. В результате на рекордных отметках с начала века рост цен не только в Венесуэле или Судане, но и в США и Германии.

Фактически единственным инструментом борьбы с ростом цен в России остается ключевая ставка ЦБ. На заседании 17 декабря она взлетела сразу на 1 процентный пункт, до 8,5%, максимума с 2017 года. Регулятор предупредил, что это еще не конец роста ставки. За один только 2021 год ключевая ставка в России, прямо влияющая в том числе на ставки по кредитам, выросла ровно вдвое, в самом начале года она была на отметке 4,25%.

В наступающем году резкого падения темпов инфляции не предвидится. Наоборот, даже высокопоставленные чиновники российского правительства прогнозируют третью волну роста цен во втором полугодии 2022 года.

Похоже, нам всем надо приспосабливаться жить с ковидом и с инфляцией неопределенно долгое время. Инфляцию легче пережить при высоком экономическом росте и росте доходов населения. А пандемия должна бы уже научить нас разумному потреблению. Так что борьба с инфляцией становится задачей не только монетарных властей государств, но и каждой конкретной семьи. Использовать по максимуму скидки и рекламные акции, формировать личные финансовые подушки безопасности, тщательнее планировать крупные покупки, не покупать лишнего — все это поможет нам пережить пандемию инфляции.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Годовая инфляция в Белгородской области в марте ускорилась до 16 %

Болезненным для жителей региона стал также рост цен на овощи и фрукты. Годовая инфляция по ним ускорилась с 17,38 до 28,56 %. Всё дело в том, что в 2022 году запасы урожая 2021 года закончились раньше обычного, и урожай был не самый большой. Освободившиеся на рынке ниши пришлось закрывать импортными товарами, из‑за чего существенно выросли цены на капусту, морковь, свёклу.

А вот сокращение импорта фруктов из‑за возникших проблем с логистикой повлияло на подорожание бананов, цитрусовых, груш и винограда.

Инфляция по куриным яйцам в марте, напротив, замедлилась: с 6,86 до 5,62 %. По мясным продуктам рост цен ускорился незначительно – с 13,85 до 15,03 %, по рыбным – с 11,49 % до 16,72 %. Молочные продукты дорожали тоже умеренно – с 12,71 до 14,89 %. Алкоголь за год вырос в цене на 8,58 %. Общий рост цен на продукты повлиял и на ценники в кафе и ресторанах Белгородской области – здесь годовая инфляция ускорилась до 14,92 %.

В кризис люди чаще обращают внимание на подорожание продуктов, но в непродовольственном секторе рост цен оказался ещё более заметным – с 9,14 в феврале до 20,05 % в марте в годовом выражении. Ощутимее всего подорожали легковые автомобили – годовой рост цен тут подскочил с 17,32 % в феврале до 46,24 % в марте.

 

Фото: Елена Коржова

Мнение | Inflation’s Impact on Housing in America

Одной из профессиональных опасностей моей профессии является то, что люди спрашивают меня, что произойдет с рынком. Я никогда не уверен, дать ли ответ, приписываемый различным известным финансовым титанам — он будет колебаться — или ответить точнее: «Бог его знает». Но некоторые предсказания кажутся безопасными. Очевидно, что в ближайшие месяцы Федеральная резервная система будет неоднократно повышать процентные ставки, продолжая этот процесс до тех пор, пока не появятся явные признаки того, что инфляция снизится до приемлемого уровня.

Но разве ФРС не сильно отстает от кривой? Инфляция находится на 40-летнем максимуме, но ФРС только начала повышать ее. Не следует ли сейчас сильно поднять ставки сейчас сейчас?

Нет. Нам нужно поговорить о том, как на самом деле работает денежно-кредитная политика. И когда мы это сделаем, мы увидим, что в нынешней политике есть тревожный парадокс. ФРС должна подняться: инфляция должна быть обуздана, и с практической точки зрения процентные ставки — единственная игра в городе. Тем не менее, более высокие ставки будут действовать в основном за счет удара по рынку жилья, и в долгосрочной перспективе одна из больших проблем с Америкой заключается в том, что мы не строим достаточно жилья.

Одна из причин, по которой обсуждение денежно-кредитной политики может сбивать с толку, заключается в том, что процентные ставки, контролируемые ФРС, не имеют прямого значения для среднего потребителя. ФРС может эффективно определять очень краткосрочные процентные ставки — на самом деле, ее нормальная цель — это процентная ставка, по которой банки кредитуют друг друга овернайт. Но никакие важные, реальные решения не зависят от этой процентной ставки.

Вместо этого важны долгосрочные ставки, потому что денежно-кредитная политика в основном влияет на спрос на долгосрочные активы.Бизнес, раздумывающий над тем, стоит ли инвестировать в программное обеспечение, которое будет вытеснено через два года, или даже в машину, которая изнашивается или устареет через три-четыре года, не слишком заботится о процентной ставке, которую он должен платить. Но процентные ставки имеют решающее значение, когда вы решаете, покупать ли что-то, что прослужит десятилетия, например дом. На самом деле, самые важные процентные ставки для экономики — это, как вы уже догадались, ставки по ипотечным кредитам.

И вот в чем дело: хотя ФРС напрямую не определяет ставки по ипотечным кредитам, банки, решая, сколько брать за кредиты, обращают большое внимание на то, что, по их мнению, ФРС будет делать в будущем.Если они ожидают, что краткосрочные ставки вырастут, они сразу же начнут брать больше за жилищные кредиты, потому что не хотят связывать свои деньги, поскольку позже они смогут получить больше.

Конечно же, поскольку все ожидают, что ФРС продолжит повышать краткосрочные процентные ставки несколько раз в течение следующего года, ставки по ипотечным кредитам — и долгосрочные ставки для бизнес-заемщиков — уже подскочили более или менее до допандемического уровня, хотя ФРС только что начала поход:

Так что стесненные деньги уже здесь.Это почти наверняка охладит экономику; Достаточно ли это охладит ситуацию, чтобы сдержать инфляцию, или охладит слишком сильно, что приведет к рецессии, — нам придется подождать, чтобы увидеть.

В любом случае альтернативы ФРС я не вижу. Я не думаю, что инфляция укоренилась в экономике; рынки и потребители ожидают, что через год или около того он значительно снизится. Но мы не хотим рисковать тем, что может закрепиться . Так что поход ФРС должен.

Однако есть проблема.Усилия ФРС по контролю над инфляцией будут действовать в основном через рынок жилья, снижая продажи и строительство. Что было бы не так уж плохо, если бы не тот факт, что Америка не строит достаточно домов в долгосрочной перспективе.

Примерно с 2014 года стоимость жилья, по оценкам Бюро статистики труда, росла значительно быстрее, чем общая стоимость жизни. Я не говорю о ценах на жилье; Я говорю об арендных ставках на квартиры и «эквивалентной арендной плате владельца», оценке бюро того, за что будут арендовать дома.Вот картинка:

Что здесь происходит? Ответ заключается в том, что после пузыря на рынке жилья и краха 2000-х годов жилищное строительство резко упало и так и не восстановилось полностью:

Частично это можно отнести к нимбизму в таких местах, как Калифорния и Нью-Йорк, но жилищное строительство отстало, а стоимость жилья снизилась. вырос даже в таких местах, как Техас, где зонирование очень, гм, либерально. Так что нам действительно нужно строить больше жилья в этой стране.

Вы видите проблему. Нам нужны более высокие процентные ставки, хотя бы на время, чтобы снизить инфляцию.Но более высокие ставки будут работать во многом за счет угнетения жилищного строительства, которое и без того было слишком низким.

Пока альтернативы не вижу. Можно, в принципе, попытаться охладить экономику, скажем, подняв налоги (удачи в этом). Возможно, что более важно, постепенный отказ потребителей по мере ослабления последствий пандемической помощи, а также падение инфляции могут в конечном итоге позволить нам снова снизить процентные ставки.

На данный момент, однако, ФРС, похоже, настроена частично решить одну насущную проблему, усугубив другую, менее насущную, но все же реальную проблему.

Инфляция — это хорошо или плохо?

Автор: Ричард А. Андерсон, CFA

Инфляция стала популярной темой в последнее время.

На своей пресс-конференции, на которой было объявлено о решении ФРС снизить процентные ставки после июльского заседания, председатель ФРС Пауэлл сослался на «приглушенное инфляционное давление» как на оправдание своих действий.

Однако ответные тарифы между США и Китаем вызвали опасения, что это может вызвать инфляционное давление, поскольку потребители вынуждены платить более высокие цены.

Обычно инфляция скрывается на заднем плане, оставаясь незамеченной, поскольку медленно подрывает покупательную способность наших денег. По этой причине его часто называют тихим вором или тихим убийцей. Даже если вы этого не видите, оно есть.

Проще говоря, инфляция – это общее повышение уровня цен. Это означает, что на ваши текущие доллары в будущем можно будет купить меньше товаров и услуг.

Учитывая, как инфляция подрывает покупательную способность наших денег, вы можете подумать, что инфляция — это плохо.Однако многие экономисты считают, что умеренный уровень инфляции полезен для экономики. Умеренная инфляция необходима для стимулирования потребительских расходов, что имеет решающее значение для экономического роста. Вот почему ФРС нацелена на уровень инфляции 2% в рамках своего мандата по продвижению стабильных цен.

Стабильная, умеренная инфляция связана со здоровой экономикой. По мере роста экономики потребители и предприятия тратят больше денег на товары и услуги. Спрос превышает предложение, и производители поднимают цены. Это инфляция.Поэтому рост цен можно считать благом.

Но цены, которые слишком сильно растут, или цены, которые падают, — это плохо.

Когда цены растут быстро, потребители ожидают, что этот рост цен продолжится и в будущем. Более высокие цены означают, что потребители будут покупать больше товаров и услуг сейчас, чтобы не платить более высокую цену в будущем. В результате спрос растет еще быстрее, а производители постоянно повышают цены. Эту восходящую ценовую спираль иногда называют безудержной инфляцией или гиперинфляцией.

С другой стороны, падение цен может привести к отрицательной обратной связи. Если цены постоянно падают, потребители будут воздерживаться от совершения покупок сегодня в надежде, что эти товары и услуги будут дешевле в будущем. В результате спрос падает, и производители постоянно снижают цены, пытаясь привлечь покупателей. Эта нисходящая ценовая спираль называется дефляцией.

Стабильный умеренный рост цен стимулирует расходы и экономический рост. Потребители покупают больше товаров и услуг, что заставляет компании увеличивать производство.Компании нанимают больше рабочих для удовлетворения возросшего спроса, что приводит к снижению безработицы и повышению заработной платы рабочих.

И наоборот, периоды резкого изменения цен могут привести к подъему или спаду экономики. Например, безудержная инфляция может привести к перепроизводству и чрезмерному найму, поскольку спрос на товары и услуги может только увеличиваться в течение определенного времени. В конце концов, компании сокращают производство и увольняют работников, что приводит к увеличению уровня безработицы и снижению заработной платы.

Инфляция не только влияет на спрос и предложение, но и влияет на заемщиков.Инфляция выгодна тем, кто берет кредит по фиксированной ставке, потому что заемщики возвращают свои кредиты с меньшей покупательной способностью в течение срока кредита. И наоборот, дефляция лучше для кредитора, чем для заемщика.

На приведенной ниже диаграмме показана разрушительная сила инфляции в течение длительных периодов времени.

Тревожные экономические отчеты США свидетельствуют о росте опасений по поводу инфляции

Эрнест «Док» Верлин | docwerlin.com

Министерство труда опубликовало два тревожных отчета, касающихся инфляции.Индекс цен производителей (PPI), который измеряет цены, уплачиваемые оптовиками, вырос на 11,2% по сравнению с прошлым годом. Индекс потребительских цен (ИПЦ), который измеряет широкий спектр товаров и услуг, подскочил на 8,5% по сравнению с прошлым годом, что является самым высоким уровнем с 1981 года.

Эти высокие показатели инфляции отражают сильную экономику, которая оправилась от COVID -19. Повышению цен способствовали следующие факторы:

• война в Украине,

• пандемические ограничения в Китае,

• проблемы с цепочками поставок,

• низкие процентные ставки и

• правительственные стимулы для противодействия воздействию пандемии. .

Лаэль Брейнард, ожидающая одобрения Сената на должность вице-председателя Федеральной резервной системы, указала, что центральный банк может предпринять свои самые агрессивные усилия по повышению процентных ставок за последние десятилетия. Она сказала: «Главная цель ФРС — снизить инфляцию».

Брейнард надеется, что спрос снизится, потому что ФРС повысит процентные ставки и сократит свои облигации (количественное ужесточение).

Опрос Gallup: Инфляция доминирует в экономических опасениях американцев в марте

Количественное ужесточение: Упускают ли инвесторы из виду этот ключевой фактор?

Предписание доктора: Жизнь в условиях долгосрочной инфляции

Опрос Gallup показал, что каждый пятый американец считает инфляцию самой серьезной проблемой, стоящей перед США.С. сегодня. 17% американцев назвали высокую стоимость жизни или цены на топливо своей главной проблемой, а 4% американцев назвали цены на газ.

В то время как инфляция является самой серьезной проблемой страны, текущие цифры намного ниже высокого процента начала 1980-х годов, когда она достигала 15%.

Беспокойство по поводу инфляции появилось сравнительно недавно. В 2020 году только 2% американцев считали инфляцию проблемой. К октябрю 2021 года его цитировали 5%. К марту 2022 года она доминировала в экономических заботах американцев.

Пессимистический взгляд на экономику США

Экономисты ищут доказательства того, что всплеск инфляции близок к пику. Цены начали остывать в ресторанах и на подержанные автомобили. Напротив, цены на газ в марте выросли на 18,3% по сравнению с предыдущим месяцем, а цены на продукты выросли на 1,5% в прошлом месяце.

Наряду с инфляцией, американцы стали более пессимистично смотреть на экономику в последние месяцы. Около 75% сейчас говорят, что условия ухудшились. Для сравнения: в последний раз американцы были настолько негативны в первые дни пандемии в апреле 2020 года.

Столкнувшись с инфляцией на самом высоком уровне за 40 лет, политики США обсуждают, как лучше всего реагировать и сбалансировать необходимость укротить инфляцию, не подавляя наше восстановление после пандемии.

Стабильный спрос на рабочую силу сместил переговорную силу в пользу рабочих, оказывая повышательное давление на заработную плату, что может привести к более широкому росту цен. Годовой рост заработной платы в марте составил 6%, что является самым быстрым темпом с момента начала регистрации в 1997 году, согласно системе отслеживания заработной платы Федерального резервного банка Атланты.

Тем не менее, балансовая заработная плата растет слишком медленно, чтобы компенсировать инфляцию.Это может подтолкнуть рабочих к повышению заработной платы, что приведет к инфляции издержек. Инфляция подталкивания затрат (также известная как инфляция подталкивания к заработной плате) происходит, когда общие цены растут из-за стоимости заработной платы и сырья.

Цены, занятость и процентные ставки

Поддержание высокого уровня занятости и низкого уровня инфляции является деликатным балансированием. Управляющий Федеральной резервной системы Кристофер Уоллер сказал, что центральному банку США необходимо агрессивно повышать ставки для борьбы с инфляцией, но не так резко, чтобы вызвать стресс на рынках, уничтожить рабочие места и подтолкнуть экономику к рецессии.Когда речь заходит об инфляции, политиков обычно волнуют три вопроса: рост цен, занятость и процентные ставки.

Компромиссы вызвали много споров о том, как лучше реагировать. Если судить по истории, нам потребовалось почти десятилетие (1972-1982 гг.), чтобы сломать хребет инфляции. ФРС проводила то, что экономисты называют денежно-кредитной политикой «стоп-вперед», которая чередовалась между борьбой с высокой безработицей и высокой инфляцией. В периоды «ухода» ФРС снижала процентные ставки, чтобы увеличить денежную массу и снизить безработицу.

Отставить комментарий

Обязательные для заполнения поля отмечены*