Erp системе bonica: Bonica Blog — Страница 7 — Ещё один сайт на WordPress

Содержание

Услуга «Настройка серверов». — Bukreev.Pro

Где взять VDS?

Зачем мне VDS?

На VDS у ваших проектов будет гораздо больше гарантированных ресурсов для работы. VDS сам по себе не даёт никакого ускорения. Хотя бы потому, что хостинги для выжимания всех мощностей из имеющегося железа очень сильно оптимизируют работу операционной системы, включая неофициальные патчи ядра и прочие хитрости. Мы этого НЕ делаем. У вас будет нормальная, поддерживаемая, обновляемая операционная система.

Какой выбрать тариф?

Лучше посоветоваться с нами. Объём диска — смотрите сами. А вот количество ядер и памяти влияет на выдерживаемый объём трафика и объём кеша. Соответственно один сайт на 80к посетителей, это совсем не то же самое, что 10 сайтов по 8к посетителей. Ибо нагрузка на процессор почти одинаковая, а кеша надо в 10 раз больше. Мы обычно рекомендуем брать тарифы чисто на SSD + OpenVZ. Такой тариф легче и с меньшим временем простоя масштабируется при необходимости.

Какую ОС ставить?

В общем-то без разницы, но нам привычнее работать в последнем CentOS. Если вы лично предпочитаете что-то другое — велком. Настроим и её.

Что нужно подготовить и передать для начала работы?

 — доступ в панель VDS

 — root-доступ на саму виртуалку

 — бекап 1 сайта для разворачивания и настройки

 — доступ в админку сайта для установки плагина кеширования.

А что вы собственно сделаете?

Мы не делаем ничего особенного, с нашей точки зрения. 🙂

 — обновляем всё ПО до текущий актуальных стабильных версией,

 — устанавливаем php7.1,

 — настраиваем связку nginx + php-fpm,

 — настраиваем opcache для кеширования байткода,

 — устанавливаем плагин кеширования (w3 total cache или, если у вас есть лицензия, RocketCache).

 — настраиваем так, чтобы кеш работал вообще без вызова php — напрямую из nginx брался с диска.

Чего точно не произойдёт при нашей настройке VDS/Сервера?

У вас скорее всего не изменится показатель Google PageSpeed. Потому что из ВСЕХ анализируемых им параметров только ОДИН имеет отношение к тому что мы настраиваем. Это TTFB: Time to First Byte: время отдачи первого байта сервером. На всё остальное наша настройка НЕ влияет.

А есть конкретные примеры?

  •  Пример №1. Сайт сказать не можем, но история была такая: у клиента был куплен тариф VDS-улёт. 4 ядра, 4 гига. Трафика на сайте около 70-80 тыс. посетителей. Сервер ложился в пиках под нагрузкой на настроенной схеме ПО. После проведения нами работ по настройке и смене схемы ПО сайт переехал на VDS-разгон (с вдвое меньшим количеством ресурсов) и на данный момент нагрузка не превышает 40% мощности текущего сервера.
  • Пример №2. Сайт показать можем. http://medbooking.com/ Там правда НЕ vds, а выделенный сервер. НО работы тоже проводили мы. После старта новой версии время отдачи 1 страницы было 1.7 секунд. После оптимизации отдача страниц укладывалась в 200 мс. Схема применялась та же: смена схемы использованного ПО + кеширование. Никакого вмешательства в код проекта.

Спикеры — конференция по интернет — маркетингу Optimization 2020

Нажимая «Отправить», я даю ООО «Ашманов и партнеры Санкт-Петербург», а также его партнерам (включая ООО «Ашманов и партнеры») свое согласие на создание моего изображения посредством фотокамер (на которых мое изображение представлено полностью или фрагментарно), а также сьемки меня (или где я случайно попадаю в кадр) во время Мероприятия посредством видеокамеры или иного оборудования, а также мое согласие на размещения в ходе Мероприятия фотографий с моим изображением, в любой форме и любым способом, и демонстрацию видео с моим участием, а также размещения фотографий с моим изображением и демонстрацию видео с моим участием, сделанных в ходе проведения Мероприятия, в группах в соцсетях, принадлежащих ООО «Ашманов и партнеры Санкт-Петербург» и его партнерам (включая ООО «Ашманов и партнеры»), в открытом доступе, в любой форме и любыми способами. При этом, я также предоставляю право вышеуказанным лицам на обработку с целью улучшения качества материала указанных видеозаписей и фотографий с моим участием, включая, но не ограничиваясь, ретуширование, затемнение. Указанное согласование предоставляется не неограниченный срок.

Нажимая «Отправить», я даю ООО «Ашманов и партнеры Санкт-Петербург», а также его партнерам (включая ООО «Ашманов и партнеры») свое согласие на создание моего изображения посредством фотокамер (на которых мое изображение представлено полностью или фрагментарно), а также сьемки меня (или где я случайно попадаю в кадр) во время Мероприятия посредством видеокамеры или иного оборудования, а также мое согласие на размещения в ходе Мероприятия фотографий с моим изображением, в любой форме и любым способом, и демонстрацию видео с моим участием, а также размещения фотографий с моим изображением и демонстрацию видео с моим участием, сделанных в ходе проведения Мероприятия, в группах в соцсетях, принадлежащих ООО «Ашманов и партнеры Санкт-Петербург» и его партнерам (включая ООО «Ашманов и партнеры»), в открытом доступе, в любой форме и любыми способами. При этом, я также предоставляю право вышеуказанным лицам на обработку с целью улучшения качества материала указанных видеозаписей и фотографий с моим участием, включая, но не ограничиваясь, ретуширование, затемнение. Указанное согласование предоставляется не неограниченный срок.

Push монетизация! Бонус +10% на Ваш баланс. — CPA Mafia


Конференция WAS 2021
10 июня. Москва. Площадка Loft Hall.

World Affiliate Show 2021.
3000+ участников, выставка 70+ стендов, тематические воркшопы и незабываемое Afterparty.
Итак, ты уже довольно давно интересуешься темой партнерского маркетинга, вполне прилично зарабатываешь, но все равно хочется чего-то большего?

Среди участников WAS’21: топ-менеджеры самых известных компаний в СНГ, а также рекламодатели, специалисты по оптимизации трафика, инвесторы, предприниматели, владельцы, разработчики и все заинтересованные в развитии в одной из самых перспективных сфер современности – партнерского маркетинга.
Спикеры форума: Александр Риддик, Артем Прокофьев, Александр Слобоженко, Максим Маковецкий, Алексей Грызунов, Luca Montana, Алексей Хитров и многие другие лидеры рынка.
Участники выставки: Pin-Up Partners, ClickLead, Admitad, LeadReactor, PrimeXBT CPA, QIWI, 1win Partners, Targeleon, Aivix, CPA cash, M1-shop.ru и многие другие.

10 июня вас ждет:
1) Секция “Направления”, которое охватит всевозможные ниши по реализации действий с трафиком: беттинг, гемблинг, дейтинг, МФО, рынок форекс, адалт, нутра.
2) Секция “Источники”, где будет обзор всех источников трафика: Facebook, тизерные сети, Telegram, YouTube, Google Adwords, Tik-Tok.
В программу мероприятия также включены тематические воркшопы. Участники, на своих ноутбуках вместе с экспертами, смогут узнать секреты получения большого количества лидов и с 0 привлечь трафик различными способами. Мастер-классы будут вести профессионалы с большим стажем в сфере CPA и партнерского маркетинга.
Отличительная особенность форума WAS 21 — круглый стол. Такой формат на арбитражном форуме используется впервые. Эксперты определенных направлений выступают в форме диалога между собой. Любой участник форума сможет задать интересующий вопрос и услышать мнение от разных спикеров.

Завершающим этапом мероприятия станет Afterparty, которое пройдет в самом большом клубе Москвы «Arena Moscow». Цель шоу — нетворкинг в неформальной обстановке, где участники смогут обменяться опытом, найти команду единомышленников, выгодные партнерства и узнать секреты прибыльного использования трафика.

Генеральный партнер WAS’21 — партнерская программа с конверсионными Беттинг & Казино офферами Pin-Up Partners. Сеть, которая предлагает вебмастерам проекты с лучшими конверсиями на рынке, принимает любой вид трафика, обеспечивает высококонверсионные лендинги и ряд других преимуществ, которые выделяют Pin-Up Partners на рынке. Сотрудничая с данной программой, вы получите: выплаты 2 раза в месяц, детализированную статистику с обширным набором параметров и другие приятные бонусы.

Diamond партнеры – Adsterra, LEADS.SU, LEADREAKTOR
Adsterra — топовый источник качественного бурж трафика объемом более 30 миллиардов показов в месяц.
LEADREAKTOR — это прямой нутра рекламодатель в Латинской Америке и Европе.
LEADS.SU — лидирующая финансовая партнерская сеть в СНГ.

Для наших читателей действует промокод на скидку 10% rex10
Экспертные сессии, воркшопы, общение на afterparty — это уникальная возможность обрести новые идеи, схемы заработка, выгодные партнерства и выйти на уровень дохода.
Ссылка на наш чат в Telegram
Билеты можно забрать на официальном сайте

LockStockCPA — Конвертим гемблинг трафик в плюс — Безумный Арбитраж

Minsk iGaming Affiliate Conference 2020: афтерпати с CPA.BY и покерный турнир от Gagarin.Partners

5 марта состоится Minsk iGaming Affiliate Conference 2020, посвященная ключевым трендам CPA-маркетинга в гемблинг-нише. На ивенте ожидаются 11 индивидуальных докладов и две панельные дискуссии, эксперты из Грузии, Греции, Армении, Чехии, Израиля, Мальты и Болгарии, сессии speed dating, знакомства по картам. И это еще не все!

Афтерпати MiAC 2020 & CPA.BY

В этом году у Minsk iGaming Affiliate Conference крутая коллаборация с CPA.BY – самым большим белорусским сообществом арбитражников, которое организовывает встречи, образовательные митапы и тусовки с бесконечными разговорами про

трафик.

Совместная тусовка MiAC 2020 и CPA.BY стартует сразу после конференции – в 18:30. Афтерпати пройдет в минском коктейль-баре «Клумба» по адресу: ул. Зыбицкая 6. На вечеринке будет много кальянов, фуршет, вино, виски, ром, шоты и классические коктейли.

Вечеринка входит в опции VIP-билета, также приглашены спонсоры, спикеры и экспоненты MiAC 2020. Компанию им составят гости CPA.BY, что поможет участникам приобрести еще больше полезных знакомств.

Покерный турнир от Gagarin.Partners

Но и на самом ивенте еще будет, чем развлечься. СРА-сеть Gagarin.Partners проведет на MiAC 2020 покерный турнир с призовым фондом в $1000 на баланс в PokerDom.

Набор участников стартует в начале кофе-брейка, в 14:00, и будет проходить в порядке живой очереди. 10 финалистов поборются за три призовых места и следующие награды:

  • 1-е место – $500 на баланс в PokerDom и кубок чемпиона;
  • 2-е место – $300 на баланс в PokerDom;
  • 3-е место – $200 на баланс в PokerDom.
Организатор турнира – Gagarin.Partners – официальная партнерская программа от PokerDom. Главные достоинства партнерки: прямой офер, эксклюзивные ставки, внимательная служба поддержки, а также регулярные офлайн-события для лидеров СРА-рынка.

Ваша скидка на билет

Приятные сюрпризы еще не закончились! Держите промокод MIACPR, который дает 20%-ю скидку на билеты MiAC 2020 категории Business. Билеты еще в продаже, но лучше поторопиться, так как ивент уже совсем скоро – 5 марта.

Программа конференции и билеты – на официальном сайте igaming.affiliate.events

3Snet Arena 3-я ежегодная конференция для веб-мастеров пройдет осенью 2020 года • 3Snet

Как веб-мастерам адаптировать свой опыт к текущим реалиям рынка и увеличить доход? Ответы на эти и многие другие вопросы даст третья ежегодная конференция «Арена», которая пройдет в Москве осенью 2020 года.

Арена 2020 в цифрах:

  • 300+ участников;
  • 20+ динамиков;
  • 17 стран;
  • 1 день конференции и 3 дня выходных.

Вы должны участвовать, если вы:

Здесь встречаются лидеры разных сфер для обсуждения различных подходов в веб-разработке.
Что вы узнаете:

  • как приумножить заработок ваших сайтов;
  • как эффективно запускать новые сайты;
  • как восстановить рейтинг вашего сайта в поисковых системах;
  • какие смежные сферы деятельности могут выбрать веб-мастера, если сайты не подходят
  • приносят достаточный доход;
  • белых и черных перспектив SEO.

Колонки Arena 2020:

  • Вадим Корепов, основатель партнерского СМИ Partnerkin.com и соорганизатор конференций MAC. Он занимается SEO с 2006 года и имеет 10-летний опыт арбитража трафика.
  • Денис Модеско, основатель холдинга Modesco и руководитель крупнейших интернет-сервисов: Text.ru, Telderi, Unitpay. Совершил около 1000 покупок и продаж через сайт.
  • Александр Букреев, владелец программного обеспечения Bonica ERP.Он работает над различными проектами веб-разработки с 1995 года.
  • Алексей Сорокин, руководитель площадки обмена контентом WorkHard.Online.
  • Ирина Криница занимается информационными сайтами уже 10 лет. Специализируется на email- и push-маркетинге, генерации событийного трафика и запуске масштабных проектов.

Расписание конференций Arena 2020

День 1: Конференция

  • Место проведения: Технополис «Москва» (Волгоградский проспект, 42, корп.13).
  • 21 практическая презентация лидеров рынка и продуктивное общение.
  • Познакомьтесь с веб-мастерами, инвесторами и экспертами из различных областей веб-разработки.
  • Полезные бонусы и подарки от партнеров в выставочной зоне.
  • Официальная вечеринка: ужин, неформальное общение и расслабляющая атмосфера после насыщенного дня.

3-дневные рабочие выходные:

  • Место проведения: Парк-отель «Воздвиженское».
  • Мозговой штурм: обсуждаем и решаем самые наболевшие проблемы вебмастеров.
  • Деловая игра для развития ваших финансовых навыков.
  • Презентация главного спикера, за которой последовала сессия вопросов и ответов.
  • И многое другое: 3 дня в загородной резиденции, завтраки, обеды и ужины в приятной компании, обмен опытом и возможность обсудить презентации с другими веб-мастерами.

Чувствительность к отзывам сверстников у подростков с симптомами СДВГ: исследование нейрофизиологических показателей и показателей самоотчета

Abstract

Многие молодые люди с СДВГ испытывают трудности со сверстниками, но механизмы, лежащие в основе этой дисфункции, остаются неизвестными.В очень небольшом количестве работ изучались нейрофизиологические показатели обработки социальной обратной связи в связи с симптомами СДВГ. Цель этого исследования состояла в том, чтобы изучить ассоциации симптомов СДВГ с показателями чувствительности к социальной обратной связи в лабораторном задании и самоотчете о чувствительности к отвержению. В исследовании участвовала большая выборка подростков в возрасте от 10 до 15 лет ( N = 391; M возраст = 12,64, 48,6% девочек). Матери оценили симптомы СДВГ у молодежи. Юноша выполнил задание «Побег с острова», которое вызывает нейрофизиологические (т.э., потенциалы, связанные с событиями [ERP]), меры чувствительности к отвержению сверстников и обратной связи о принятии, а также заполненные самооценки чувствительности к отвержению. Более сильные симптомы СДВГ были связаны с усиленным компонентом N1 ERP, который коррелировал с более высокими уровнями чувствительности к отвержению, о которых сообщали сами пациенты. Кроме того, более сильные симптомы СДВГ были связаны со сниженной реактивностью к социальному принятию, что измерялось более поздним компонентом ERP-позитивности вознаграждения. Подростки с повышенными симптомами СДВГ демонстрировали повышенную чувствительность к неприятию сверстников на нейрофизиологическом уровне и уровне самоотчета, а также сниженную нейрофизиологическую реакцию на принятие сверстниками.Будущая работа, включая нейронные измерения социального функционирования, может помочь выяснить механизмы, лежащие в основе социальной дисфункции, характерной для СДВГ.

Ключевые слова: СДВГ, социальные процессы, потенциал, связанный с событиями (ERP), обратная связь со сверстниками, неприятие трудности в отношениях (McQuade & Hoza, 2014). По сравнению с молодежью без СДВГ, у молодежи с СДВГ меньше взаимной дружбы, и они чаще отвергаются своими сверстниками (т.г., Хоза, 2007; Wiener & Mak, 2009), даже через несколько минут после присоединения к новой группе сверстников (Pelham & Bender, 1982). Несмотря на то, что была проведена значительная работа по документированию трудностей со сверстниками у детей школьного возраста с СДВГ, очень мало исследований было посвящено изучению основных недостатков, лежащих в основе этих трудностей (Ray, Evans, & Langberg, 2017). Работа со сверстниками становится все более заметной по мере того, как молодежь переходит в подростковый возраст, и новые исследования показывают, что трудности со сверстниками у детей школьного возраста часто сохраняются или даже усугубляются в подростковом возрасте.Заметные когнитивные, аффективные и социальные изменения происходят при переходе к подростковому возрасту, что связано с повышенной чувствительностью к реакции сверстников на принятие и отвержение (Blakemore, 2008; Crone & Dahl, 2012), и, возможно, трудности со сверстниками у молодежи с СДВГ может быть особенно заметным в это время. Действительно, дисфункция сверстников среди подростков с СДВГ связана с широким спектром серьезных долгосрочных негативных последствий, включая депрессию, правонарушения и отсев из школы (например,г., Хамфрис и др., 2013; Мруг и др., 2012). Таким образом, внимание к выявлению механизмов, лежащих в основе трудностей со сверстниками у молодежи с СДВГ, имеет решающее значение.

Изучение того, как молодежь с СДВГ обрабатывает социальные сигналы, такие как отзывы сверстников, может помочь прояснить механизмы, лежащие в основе трудностей со сверстниками, и их долгосрочные последствия. Теория обработки социальной информации (Crick & Dodge, 1994; Dodge, 1986) обеспечивает полезную основу для изучения того, как молодежь обрабатывает отзывы сверстников.Ранние стадии социальной обработки включают кодирование и интерпретацию социальных сигналов, за которыми следует выбор и воспроизведение ответов на эти сигналы. Ряд исследований, использующих поведенческие и самоотчетные показатели, показывают, что молодые люди с СДВГ демонстрируют трудности как на ранних, так и на более поздних стадиях социальной обработки, хотя конкретные дефициты различаются в разных исследованиях. Например, некоторые исследования показывают, что подростки с СДВГ испытывают трудности с обнаружением и кодированием тонких социальных сигналов и вниманием к наиболее важной социальной информации (Andrade et al., 2012; Маттис, Куперус и Ван Энгеланд, 1999 г .; Миками, Ли, Хиншоу и Маллин, 2008 г .; Сибли, Эванс и Серпелл, 2010 г.). Другие исследования выявили склонность к враждебной атрибуции среди молодежи с СДВГ и других молодых людей с длительной историей неприятия сверстниками (Bondu & Esser, 2009; Crick & Dodge, 1994; Will, van Lier, Crone, & Güroğlu, 2016). То есть эти молодые люди могут предвидеть неприятие со стороны сверстников, реагируя защитными способами (например, гневом или беспокойством), что впоследствии может препятствовать попыткам развить позитивные отношения со сверстниками (Лондон, Дауни, Боника и Палтин, 2007).Несколько исследований показали, что некоторые молодые люди с СДВГ чрезмерно чувствительны к отвержению со стороны сверстников и с большей вероятностью приписывают более негативные и менее позитивные намерения сверстникам и, следовательно, реагируют более агрессивно, чем их сверстники без СДВГ (Mathys et al., 1999; Waschbusch и др., 2002). Вариативность результатов исследований социальной обработки среди молодежи с СДВГ может быть частично связана с неоднородностью среди молодежи с СДВГ, а также с ограничениями самоотчетов и поведенческих показателей при оценке немедленных реакций на социальные сигналы.

Кроме того, коморбидность может частично объяснять изменчивость эффектов СДВГ на обработку социальных сигналов. По крайней мере, некоторые исследования предполагают, что коморбидная психопатология, в том числе проблемы с поведением и интернализацией, которые часто возникают одновременно с СДВГ (Becker, Luebbe, & Langberg, 2012), а также высокий уровень отторжения сверстниками (London et al., 2007), объясняют изменения в социальной обработке. Например, было показано, что подростки с СДВГ и сопутствующими проблемами поведения воспринимают намерения сверстников как более враждебные и более агрессивно реагируют на сверстников, чем подростки с СДВГ, у которых нет сопутствующих проблем поведения (Matthys et al. ., 1999; Waschbusch и др., 2002). Точно так же молодые люди с тревогой и депрессией демонстрируют повышенную реакцию на отторжение и меньшую реакцию на принятие сверстников на нейрофизиологическом уровне (Kujawa, Arfer, Klein, & Proudfit, 2014), следовательно, некоторые из этих изменений могут не быть специфическими для СДВГ.

На сегодняшний день исследования в основном полагались на шкалы самоотчетов и прямые наблюдения за поведением сверстников для оценки социальной обработки, которые могут быть недостаточно чувствительными, чтобы выявить изменения в обработке социальной обратной связи, особенно на очень ранних стадиях.Действительно, самоотчеты особенно ограничены, так как известные теории утверждают, что большая часть обработки социальной обратной связи может быть автоматизирована (Crick & Dodge, 1994), и многие молодые люди с СДВГ могут иметь ограниченное представление об их функционировании (Owens, Goldfine, Evangelista, Hoza). и Кайзер, 2007). Исследование нейрофизиологии, особенно связанных с событиями потенциалов (ERP), полученных из электроэнцефалограммы (ЭЭГ), может предоставить важную информацию помимо самоотчетов и поведенческих наблюдений, которая важна для понимания чувствительности к социальной обратной связи у молодежи с СДВГ.ERP использовались в исследованиях СДВГ для выявления когнитивных и мотивационных дефицитов (для обзора, Johnstone, Barry, & Clarke, 2013). Однако они не применялись к обработке социальной обратной связи.

Поскольку ряд исследований показал, что подростки с СДВГ демонстрируют трудности с вниманием при социальном взаимодействии со сверстниками, такие как неспособность точно кодировать социальные сигналы, ранние индикаторы ERP обработки внимания, такие как N1, могут быть изменены в ответ на социальную обратную связь. среди молодежи с СДВГ.N1 представляет собой компонент ERP, который проявляется через кожу головы, достигает максимума примерно через 140–200 мс после предъявления стимула и отражает визуальную обработку и ориентацию внимания (Hillyard & Anllo-Vento, 1998). Хотя результаты варьируются в зависимости от дизайна задачи, есть некоторые свидетельства того, что у детей с СДВГ наблюдается снижение величины N1 во время выполнения когнитивных задач, таких как задача непрерывной производительности (Lawrence et al., 2005). Важно отметить, что в дополнение к когнитивным задачам N1 также наблюдается в исследованиях эмоциональной обработки и, по-видимому, чувствителен к обработке социальных стимулов у подростков (DiFilipo & Grose-Fifer, 2016; Olofsson, Nordin, Sequeira, & Polich, 2008). повышается вероятность того, что он может обеспечить меру ранней обработки внимания (т.д., кодирование) социальных сигналов у молодежи с СДВГ.

Наряду с N1 позитивное вознаграждение (RewP) также может быть полезным при изучении социальных процессов у молодежи с СДВГ. RewP представляет собой лобно-центральный компонент ERP, появляющийся примерно через 300 мс после начала стимула. Ранее RewP называли компонентом отрицательной обратной связи, но появляется все больше свидетельств того, что он на самом деле отражает сигнал, связанный с вознаграждением, и характеризуется относительной положительностью волны ERP в ответ на положительную обратную связь и вознаграждение по сравнению с отрицательной обратной связью и потерями. (Фоти, Вайнберг, Дин и Хайчак, 2011; Геринг и Уиллоуби, 2002).В то время как N1 отражает раннюю обработку внимания важными сигналами, RewP отражает активацию мозга, связанную с вознаграждением (Proudfit, 2015). RewP коррелирует с самооценкой и поведенческими показателями реакции на вознаграждение (Bress & Hajcak, 2013) и может отражать индивидуальные различия в мотивации подхода и чувствительности к вознаграждению. Имеются некоторые свидетельства того, что у детей с СДВГ отсутствует модуляция RewP денежными непредвиденными обстоятельствами, что предполагает дефицит обработки мотивационных сигналов при определенных условиях (van Meel, Heslenfeld, Oosterlaan, Luman, & Sergeant, 2011), но эта картина, по-видимому, меняется. когда значимость вознаграждения возрастает (Holroyd, Pakzad-Vaezi, & Krigolson, 2008).Например, Холройд и его коллеги (2008) сообщили, что молодежь с СДВГ показала притупленный RewP в задаче денежного вознаграждения по сравнению с молодежью без СДВГ до получения денежного вознаграждения. После получения денежного вознаграждения молодежь с СДВГ продемонстрировала повышенный RewP, в то время как величина RewP среди молодежи без СДВГ была снижена. Хотя RewP часто исследуется в ответ на обратную связь, указывающую на денежное вознаграждение и потерю, появляется все больше свидетельств того, что RewP также может быть надежно выявлен в ответ на социальную обратную связь (например,г., Этридж и др., 2017; Куява, Арфер и др., 2014 г.; ван дер Молен, Деккерс, Вестенберг, ван дер Вин и ван дер Молен, 2016 г.). То есть, в дополнение к денежному вознаграждению, социальное признание, вероятно, является еще одной важной областью вознаграждения, которая особенно заметна в подростковом возрасте (Crone & Dahl, 2012). Изучение RewP на социальную обратную связь может предоставить новый нейрофизиологический показатель чувствительности к социальному вознаграждению и дать представление о значимости положительной социальной обратной связи среди молодежи с СДВГ.

Чтобы выявить нейрофизиологическую реактивность (т. е. ERP) на реакцию социального принятия и отторжения, была разработана задача «Побег с острова» (авторы, 2014, 2017). Во время выполнения задания участники играют в игру с симулированными сверстниками, в которой они голосуют за отклонение и принятие соигроков, а также получают отзывы об отклонении и принятии от сверстников. Анализ основных компонентов (PCA) был проведен для дифференциации ERP, чувствительных к социальной обратной связи, от Island Getaway в раннем подростковом возрасте и обнаружил доказательства ранней негативности (т.т. е., N1) максимальна по центральным сайтам, которая была усилена (т. е. более негативна) для отказа по сравнению с обратной связью принятия. После N1 была определена относительная позитивность (т. е. RewP), также максимальная по сравнению с центральными сайтами, которая была повышена в отношении принятия по сравнению с отзывом об отказе. Эти результаты показывают, что N1 может обеспечивать меру очень раннего вовлечения внимания в сигналы отказа, тогда как RewP в задачах социальной обратной связи может обеспечивать меру чувствительности к социальному вознаграждению.

Важно изучить потенциальные половые различия в социальной обработке.Хотя СДВГ чаще диагностируют у мальчиков, чем у девочек, постоянно накапливаются данные о том, что по сравнению с мальчиками с СДВГ девочки с СДВГ испытывают более широкие и серьезные социально-эмоциональные проблемы (Becker et al., 2013), особенно в подростковом возрасте. Кроме того, десятилетия исследований показывают, что отношения со сверстниками различаются в зависимости от пола независимо от СДВГ (Rose & Rudolph, 2006). Например, есть некоторые свидетельства того, что девочки склонны к более просоциальному поведению в отношениях, сообщают о большей потребности в отношениях с другими и о большем страхе перед негативными оценками сверстников по сравнению с мальчиками.Это может указывать на то, что девочки с СДВГ демонстрируют большую чувствительность к отзывам сверстников и могут испытывать более серьезные нарушения социального функционирования, что может частично объяснить высокий уровень депрессивной симптоматики, возникающей в подростковом возрасте (Rose & Rudolph, 2006). Тем не менее, очень мало работ уделяло приоритетное внимание изучению социального функционирования девочек с СДВГ.

Цель настоящего исследования состояла в том, чтобы изучить ассоциации симптомов СДВГ с нейрофизиологическими (т. е. N1 и RewP) и самоотчетными показателями чувствительности к отзывам сверстников в большой выборке подростков, выполняющих задание «Побег с острова».Мы исследовали чувствительность к социальной обратной связи на разных уровнях анализа, поскольку нейрофизиологические измерения и самоотчет часто предоставляют различную, но дополняющую информацию. Мы проверили уникальное влияние симптомов СДВГ на обработку социальной обратной связи, контролирующую сопутствующие проблемы. В частности, мы контролировали коморбидные симптомы тревоги/депрессии, поскольку проблемы интернализации часто ассоциировались с измененным RewP (Kessel, Kujawa, Hajcak Proudfit, & Klein, 2015; Kujawa, Kessel, Carroll, Arfer, & Klein, 2017) и мы контролировали агрессивное поведение, которое, как было показано, вызывает некоторые ассоциации между СДВГ и социальной обработкой на поведенческом уровне (Waschbusch et al., 2002). Кроме того, мы контролировали социальные проблемы, которые, как было показано, также изменяют социальную обработку на нейронном уровне (Will et al., 2016). В первичном анализе использовалось непрерывное измерение симптомов СДВГ, чтобы максимизировать статистическую мощность. Более того, даже подпороговые симптомы СДВГ связаны с социальными проблемами (например, Diamantopoulou, Henricsson, & Rydell, 2005), и многие молодые люди, испытывающие клинически значимые симптомы СДВГ, не соответствуют полным диагностическим критериям СДВГ (Sibley et al., 2012; Васчбуш и Кинг, 2006). Тем не менее, мы также провели параллельный анализ, чтобы выяснить, возникают ли подобные эффекты у людей с диагнозом СДВГ и без него.

Наконец, пол был исследован как модератор связи между СДВГ и переменными обработки социальной обратной связи, включая вышеупомянутые ковариаты. Хотя СДВГ чаще диагностируют у мальчиков, чем у девочек, накапливаются данные о том, что по сравнению с мальчиками с СДВГ девочки с СДВГ испытывают более широкие и серьезные социально-эмоциональные проблемы (Becker, McBurnett, Hinshaw, & Pfiffner, 2013), особенно в подростковый возраст.Кроме того, десятилетия исследований показывают, что отношения со сверстниками различаются в зависимости от пола независимо от СДВГ (Rose & Rudolph, 2006). Например, девочки склонны к более просоциальному поведению в отношениях, сообщают о большей потребности в отношениях с другими и о большем страхе перед негативной оценкой сверстников по сравнению с мальчиками, что позволяет предположить, что девочки с СДВГ могут демонстрировать большую чувствительность к отзывам сверстников (Rose & Rudolph, 2006). Однако очень мало исследований сравнивали социальные процессы у девочек и мальчиков с СДВГ.

Основываясь на предыдущей работе, показывающей более высокую чувствительность к отторжению у детей с СДВГ по сравнению с детьми без СДВГ (например, Bondu & Esser, 2015), мы предположили, что связь между СДВГ и большей реактивностью к отторжению сверстников будет проявляться через нейрофизиологические показатели (т. е. N1 к сигналам отказа) и самоотчет. Учитывая предыдущие исследования, в которых сообщалось об изменениях в обработке денежного вознаграждения у молодежи с СДВГ (Holroyd et al., 2008; van Meel et al., 2011), мы также проверили связь между СДВГ и RewP с социальным признанием.На основании данных о том, что у молодежи с СДВГ RewP сводится к денежному вознаграждению, если только они не делаются особо заметными (Holroyd et al., 2008), и в соответствии с поведенческими наблюдениями, молодые люди с СДВГ менее чувствительны к некоторым социальным сигналам (McQuade & Hoza, 2014). , мы предположили, что СДВГ может быть связан с притуплением RewP к социальному принятию. Мы исследовали, были ли эти результаты специфичны для СДВГ или были сильнее для других сопутствующих проблем, включая тревогу/депрессию, агрессию и социальные проблемы, которые также были связаны с изменением реакции на обратную связь со сверстниками (т.г., Маттис и др., 1999; Уилл и др., 2016). Наконец, основываясь на данных о том, что девочки более чувствительны к социальной обратной связи (Rose & Rudolph, 2006) и что девочки с СДВГ испытывают большие трудности со сверстниками, чем мальчики с этим расстройством (например, Becker et al., 2013), мы предположили, что секс может умерить связь между СДВГ и социальной обратной связью, при этом наибольшую реакцию на обратную связь со сверстниками продемонстрировали девочки с высоким уровнем СДВГ.

Обсуждение

Это первое исследование, посвященное изучению связи между СДВГ и нейрофизиологическими показателями чувствительности к социальным сигналам.Наши первичные результаты показали, что симптомы СДВГ были связаны с повышенной нейрофизиологической реакцией на обратную связь сверстников на очень ранних стадиях обработки, измеряемой компонентом N1, а также со сниженной реакцией на социальное вознаграждение, измеряемой более поздним компонентом RewP, даже после поправки на пол. , использование лекарств от СДВГ, вовлеченность в работу, тревога/депрессия, агрессия, социальные проблемы и другие переменные социальной обработки. В соответствии с доказательствами большей чувствительности к отторжению на нейрофизиологическом уровне, молодые люди с повышенным СДВГ сообщали о большей склонности воспринимать социальное отторжение и чрезмерно реагировать на него.Важно отметить, что мы обнаружили, что усиленная реакция N1 на социальную реакцию отказа также коррелирует с большей самооценкой чувствительности к отказу в общей выборке, подтверждая достоверность N1 как меры ранней обработки внимания и реакции на обратную связь отказа. Взятые вместе, эти эффекты, хотя, как правило, невелики, указывают на то, что более выраженные симптомы СДВГ в раннем подростковом возрасте связаны с изменениями чувствительности к социальной обратной связи, включая повышенное внимание к сигналам социального отторжения и снижение чувствительности к положительной обратной связи.

Предыдущее исследование дефицита обработки социальной информации среди молодежи с СДВГ дало неоднозначные результаты, показав, что молодежь как недостаточно, так и чрезмерно реагирует на социальные сигналы на уровне самоотчета и поведения (например, Andrade et al., 2012; Matthys et al. ., 1999; Mikami et al., 2008; Sibley et al., 2010; Waschbusch et al., 2002). Внимание к ранним стадиям нейрофизиологической обработки сигналов в нашей работе позволяет предположить, что, хотя социальная обработка подростков с СДВГ может быть изменчивой, ранние подростки с СДВГ чрезмерно реагируют на сигналы отвержения сверстников, но могут упускать положительные социальные сигналы.

Усиленный N1 к отторжению среди молодежи с СДВГ в текущем исследовании с использованием социальной задачи контрастирует с предыдущими исследованиями, показавшими снижение компонента N1 у детей с СДВГ в когнитивных задачах (Lawrence et al., 2005). Индивидуальные различия в N1, вероятно, модулируются параметрами задачи, и текущие результаты показывают, что у молодежи с СДВГ может проявляться повышенная ранняя обработка внимания важных сигналов, таких как обратная связь отказа. С другой стороны, молодые люди с более выраженными симптомами СДВГ демонстрировали притупленный RewP к принятию с учетом сопутствующих проблем.Очевидные более низкие уровни реакции на социальное признание среди молодежи с СДВГ согласуются с предыдущими исследованиями, демонстрирующими изменения в обработке денежного вознаграждения среди молодежи с СДВГ на нейрофизиологическом уровне (van Meel et al., 2011), и расширяют эти результаты, чтобы предположить, что молодежь с СДВГ могут испытывать трудности с обработкой социальных непредвиденных обстоятельств. Нейровизуализационные исследования обработки денежного вознаграждения также продемонстрировали гипоактивацию вентрального полосатого тела, области, занимающей центральное место в обработке вознаграждения и коррелирующей с величиной RewP в задачах денежного вознаграждения, у людей с СДВГ (Becker, Nitsch, Miltner, & Straube, 2014; Plichta & Шерес, 2014).Вполне возможно, что притупленный RewP представляет собой общие изменения в цепях вознаграждения мозга, и необходимы дополнительные исследования, чтобы оценить, в какой степени реакция на социальное и денежное вознаграждение объясняет уникальные различия в симптомах СДВГ. В качестве альтернативы, молодежь с более выраженными симптомами СДВГ может быть менее восприимчивой к принятию сверстников, отчасти потому, что они больше обращают внимание на негативные сигналы (т. е. неприятие) в своем социальном окружении. В свою очередь, эта притупленная реакция на положительные социальные сигналы может привести к трудностям в эффективной модуляции социального поведения.Действительно, ряд исследований показывает, что подростки с СДВГ с трудом обращают внимание на наиболее важные социальные сигналы в социальных условиях и в результате часто ведут себя негативно и/или неуместно в обществе (Mathys et al., 1999; McQuade & Hoza, 2014; Mikami et al., 2008; Sibley et al., 2010). Дальнейшая работа необходима для изучения связи между N1 и RewP с социальной обратной связью и конкретным социальным поведением в повседневной жизни.

Ассоциации с нейрофизиологической обработкой были специфичны для симптомов СДВГ по сравнению с сопутствующими проблемами, и сила связи между СДВГ и N1 и RewP была выше, чем связь с сопутствующими проблемами.Напротив, связь между симптомами СДВГ и самооценкой чувствительности к отвержению больше не была статистически значимой при контроле агрессивного и тревожного/депрессивного поведения. Хотя симптомы СДВГ и RewP с принятием не были значимо коррелированы на двумерном уровне, в регрессионной модели мы обнаружили, что симптомы СДВГ однозначно связаны с RewP с принятием, контролируя другие ковариаты, включая социальные проблемы, тревогу/депрессию и проблемы с поведением. .Проблемы с вниманием тесно связаны с сопутствующими проблемами, такими как агрессивное поведение и тревога/депрессия. Таким образом, эффект, возникающий между симптомами СДВГ и RewP в регрессионной модели, с учетом дисперсии, объясняемой этими другими сопутствующими трудностями, предполагает, что другие сопутствующие симптомы могут маскировать влияние симптомов СДВГ на RewP. В частности, снижение RewP до денежного вознаграждения часто ассоциировалось с депрессивными симптомами у молодежи и взрослых (например, Proudfit, Bress, Foti, Kujawa, & Klein, 2015), и поэтому связь с симптомами СДВГ может только становиться очевидной. при учете депрессивных симптомов среди подростков с СДВГ и без него.

Умеренный эффект усиленного N1 на отвержение был также продемонстрирован среди молодежи с диагнозом СДВГ, предполагая, что СДВГ, измеренный как по размеру, так и по категориям, связан с изменениями в социальных процессах, особенно с ранним вниманием к отвержению сверстников. Напротив, статистически значимые эффекты на компонент RewP и самооценку чувствительности к отторжению, которые проявлялись при непрерывном изучении симптомов СДВГ, больше не оставались значимыми при сравнении молодых людей с диагнозом СДВГ и без него.Учитывая, что только у 15,3% нашей выборки был пожизненный диагноз СДВГ, это исследование может быть недостаточным для выявления значительных ассоциаций с диагностическим статусом.

Необходима дополнительная работа для выяснения причин развития повышенного внимания к сигналам отвержения сверстников. С одной стороны, ряд исследований показывает, что хронические трудности со сверстниками могут привести к повышенной чувствительности к сигналам отторжения. Эти пагубные последствия хронической дисфункции сверстников, по-видимому, не являются специфическими для СДВГ (т.г., Рудольф, Мирницки, Троуп-Гордон, Дэвис и Телзер, 2016 г .; Уилл и др., 2016). Однако социальная дисфункция, характерная для молодежи с СДВГ, может вызывать особенно негативные взаимодействия со сверстниками, что может изменить чувствительность к социальному отвержению в процессе развития. С другой стороны, также может быть так, что подростки с СДВГ чрезмерно реагируют на негативные социальные сигналы от сверстников (Bondu & Esser, 2015; Matthys et al., 1999), что может усложнять изменение социального поведения в соответствии с контекстом. , что может привести к дальнейшей социальной дисфункции и неприятию сверстников.Необходимы проспективные исследования, чтобы оценить, в какой степени социальный опыт влияет на N1 и RewP на социальную обратную связь в процессе развития. Эта работа может пролить свет на направление этих ассоциаций, что имеет решающее значение для информирования усилий по вмешательству (т. е. направленных на трудности сверстников или реакцию на социальные сигналы).

В нашем анализе пол не оказался значимой ковариантой, и только одна из шести исследовательских регрессионных моделей показала значительную взаимосвязь между СДВГ и полом.В частности, появилась тенденция, предполагающая, что диагноз СДВГ был связан с более притупленным RewP у мальчиков, но не у девочек. Хотя этот эффект контрастирует с новыми работами, показывающими, что социальные трудности у девочек с СДВГ выше, чем у мальчиков с этим расстройством (например, Becker et al., 2013), этот вывод следует интерпретировать с осторожностью, поскольку у очень небольшого числа девочек был диагностирован СДВГ. СДВГ и эффекты взаимодействия не проявлялись в размерном анализе. Необходима дополнительная работа, достаточно мощная для изучения половых различий в социальных процессах, связанных с СДВГ.Соответственно, также может быть важно изучить, как пол может смягчить эффекты других предикторов, таких как депрессия/тревога, в выборках молодежи с СДВГ.

Следует отметить некоторые дополнительные ограничения текущего исследования. Эффекты, хотя и были значительными, были скромными, что характерно для больших выборок, связывающих физиологические показатели и показатели самооценки, учитывая отсутствие общей дисперсии методов (Patrick et al., 2013). Большие эффекты в клинической неврологии могут быть связаны, по крайней мере частично, с переоценкой размеров эффектов в исследованиях с небольшими выборками (Button et al., 2013). Исследования, объединяющие множество показателей и уровней анализа интересующих эмоциональных и когнитивных конструктов, необходимы для определения клинической значимости результатов. Один показатель ERP может иметь ограниченное клиническое значение сам по себе, но мы обнаружили связь между СДВГ и несколькими аспектами социальной обработки, а интеграция информации на разных уровнях анализа может улучшить понимание основных изменений в социальной обработке при СДВГ, которые могут быть нацелены на вмешательство.Результаты в нашей нереферентной, преимущественно белой выборке могут не распространяться на другие выборки. Однако вполне вероятно, что более выраженные эффекты будут очевидны в образцах, направленных в клинику. Оценки СДВГ учителями не учитывались, хотя процент детей, отвечающих критериям диагноза, соответствовал показателям распространенности, зарегистрированным в эпидемиологических исследованиях (например, Rowland, Lesesne, & Abramowitz, 2002). Подшкала CBCL «Проблемы внимания», используемая в качестве основного показателя СДВГ, не охватывает все симптомы СДВГ DSM и включает некоторые элементы, которых нет в DSM.Тем не менее, некоторые из наших основных выводов также наблюдались с использованием диагнозов СДВГ, полученных из полуструктурированных интервью. Наконец, более детальный анализ ERP в «Побеге на остров», такой как ответы ERP на положительные и отрицательные отзывы в зависимости от голосов участников (например, более или менее желательные сверстники), мог бы дать дополнительную информацию для нашего понимания социальных процессов при СДВГ, но относительно небольшое количество попыток в задании ограничивает нашу способность исследовать эти возможности.

В целом эти результаты показывают, что у молодежи с СДВГ проявляются изменения в чувствительности к социальной обратной связи как на нейрофизиологическом уровне, так и на уровне самоотчетов.В то время как требуется дополнительная работа, чтобы воспроизвести и распространить эти результаты на клиническую выборку молодежи с СДВГ и на лонгитюдные исследования, текущее исследование предполагает, что N1 и RewP могут быть полезными показателями различных аспектов обработки социальной обратной связи у молодежи с СДВГ. Кроме того, измененная нейрофизиологическая обработка социальной обратной связи может быть потенциальным механизмом, объясняющим влияние СДВГ на социальную дисфункцию. Несмотря на значительную работу по преодолению трудностей со сверстниками у молодежи с СДВГ, достигнут очень незначительный прогресс в достижении клинически значимых улучшений (McQuade & Hoza, 2014).Наши результаты указывают на ценность нейрофизиологических показателей социальной обработки в качестве маркеров потенциально модифицируемых дефицитов и целей лечения у молодежи с СДВГ, которые могут дополнять существующую литературу по самоотчетам и поведенческим показателям.

Гипноз | Ключ к анестезии

История гипноза при боли и контроле симптомов

Слово «гипноз» происходит от греческого слова, означающего «сон». Довольно древняя практика использовалась друидами, кельтами и египтянами, которые часто посещали «спящие храмы» для расслабления и исцеления.В 1770-х годах австрийский врач Франц Фридрих Антон Месмер (1734-1815) интересовался влиянием физической энергии и магнетизма на тело и дух. Он помещал своих пациентов в ванну с железными опилками и широкими взмахами руки делал «проходы» вверх и вниз по телам пациентов. Успех практики, названной месмеризмом, был приписан животному магнетизму, тогда как преимущества, вероятно, были связаны с гипнотическим эффектом его ритуала размахивания руками. В 1830-х годах практическое использование месмеризма обсуждалось Оливером в Соединенных Штатах и ​​​​Французской медицинской академией.Джеймс Брейд (1795-1860) в Шотландии назвал это слово гипнозом в 1843 году, полагая, что это стадия сна, влияющая на нервную систему, и отличая ее от состояния умственной концентрации. Брейд пришел к выводу, что расслабляющие внушения отвлекали пациентов от критического мышления и вводили их в транс. Павлов в начале 1900-х также рассматривал гипноз как состояние неполного сна, которое позволяло пациентам мысленно отделяться от того, что происходило вокруг них.


Джон Эсдейл (1808-1859) 1 начал использовать наведение транса у хирургических пациентов в 1845 году в Индии, где не было доступных анестетиков; он обнаружил, что у загипнотизированных пациентов повышенная устойчивость к инфекциям, больший комфорт и более быстрое время выздоровления.В Европе школа гипнотических исследований формировалась в Нанси, Франция, где считалось, что внушение приводит к состояниям гипнотического транса, которые являются вполне нормальным явлением. Невролог Жан-Мартен Шарко (1825-1893) также отметил, что истерия эффективно лечится гипнозом; хотя он представил гипноз в выгодном свете, он рассматривал его как часть истерического процесса, а не как нормальное здоровое явление. Тем не менее, по-видимому, существует высокая доля пациентов с психопатологией, связанной с истерией, которые хорошо поддаются гипназу. 2

Пьер Жане (1849-1947) рассматривал гипноз как диссоциацию или отделение от когнитивного сознания, которое иногда было нормальным и здоровым, а иногда было связано с диссоциативными состояниями или множественными личностями. Фрейд в конце 1800-х годов заинтересовался доступом к подавленным воспоминаниям с помощью гипноза, распознав в нем путь к бессознательному. Однако он не был хорошим гипнотизером и поэтому отказался от него; при этом он уводил и других. Однако он продолжал интересоваться гипнотическими свойствами снов и свободных ассоциаций.


В середине 1840-х годов введение хлороформа и эфира в хирургическую практику стало еще одной причиной явного перерыва в использовании и изучении гипноза в медицине. В 1950-х годах его использование для понимания работы разума и его применение в психотерапии снова начали набирать обороты. В Соединенных Штатах психолог Кларк Халл 3 задокументировал его использование для анестезии, постгипнотической амнезии и обезболивания. Милтон Эриксон провел многие из этих экспериментов и продолжил изучение механизмов трансовых практик, принесенных ему Джеем Хейли и Маргарет Мид.Эриксон обладал тонким пониманием механизмов бессознательного, и его личное понимание его эффективности для уменьшения физической боли благодаря личному использованию самовнушения сделало его хорошо подготовленным к исследованиям, практике и обучению гипнозу для контроля симптомов. и управление болью. Американское общество клинического гипноза (ASCH) было основано в 1957 году как дочерняя компания Общества клинического и экспериментального гипноза (SCEH), основанного в 1949 году. Гипноз был одобрен как Американской психологической ассоциацией (APA), так и Американской медицинской ассоциацией ( АМА) в конце 1950-х гг.Британская медицинская ассоциация в 1958 году одобрила его использование в качестве анестетика в определенных хирургических ситуациях.
В некотором смысле существует большая разница между линейным и точным мышлением современной медицины и духовным и богатым воображением мозаичным мышлением гипнотерапевта; тем не менее, в этой главе они сходятся при обсуждении боли как психологического явления и роли ожидания и надежды в управлении болью и общем самочувствии. Ранние исследователи и практики определили, что духовный и магический элемент гипноза каким-то образом был связан с положительным ожиданием, как отмечалось в ранних практиках Месмера с его магнитами, Фрейда с его работой над сновидениями и Эриксона с его позитивным мышлением надежды и уважения. для пациентов.Все эти люди определили роль бессознательного в формировании психосоматических симптомов и тем самым разрушили картезианскую стену между разумом и телом. Они также признали, что у сильно гипнабельных людей может быть больше шансов на развитие психосоматических симптомов, но они также могут с большей вероятностью получить пользу от гипнотического лечения. В следующих разделах этой главы боль рассматривается как психологическое явление, которое умеренно пластично и открыто для внушения. Исследования показывают, что спровоцированная память о боли и ожидание боли в будущем могут быть такими же болезненными, как и боль, вызванная травмой.В 1970-х годах начался рост интереса к междисциплинарному лечению боли. Фордайс, 4 Боника, и многие другие были в авангарде врачей, ученых и исследователей, продвинувших эту область в 1980-х годах. Хотя в идеале пациенты должны лечиться всеми дисциплинами вместе, психологическое управление по-прежнему обычно проводится отдельно от медицинского лечения. Turk 5 проанализировали данные о результатах лечения пациентов, получающих помощь в рамках междисциплинарных программ лечения хронической боли и реабилитации (ICPRP), по сравнению с другими видами помощи.Он обнаружил, что уменьшение боли и уровень активности у пациентов в ICPRP были такими же или лучше, чем у пациентов, получающих стандартное лечение, и что ятрогенные осложнения, использование лекарств и обращение за медицинской помощью были меньше, и больше пациентов возвращалось на работу. Другие исследования показывают, что результаты психологического лечения хронической боли лучше, чем более инвазивные меры и использование наркотиков. Систематический Кокрановский обзор пришел к выводу, что когнитивные вмешательства в сочетании с физическими упражнениями рекомендуются при хронической боли в пояснице, 6 , и это подробно обсуждается в главе 73.Имеются также убедительные доказательства того, что интенсивная мультидисциплинарная биопсихосоциальная реабилитация улучшает функцию по сравнению с стационарным или амбулаторным немультидисциплинарным лечением, как описано в главе 90. 7 Исследование подтверждает экономическую эффективность периоперационного гипноза при использовании его для пациентов в их больницах. 8 Учитывая данные, мы можем ожидать, что менее инвазивные и менее дорогостоящие методы лечения могут стать предпочтительными вариантами для пациентов, их поставщиков и страховых компаний.Обширный обзор исследования 9 показал, что гипноз соответствует критериям АПА как эффективное средство от боли и превосходит лекарства.

В оставшейся части этой главы я объясню гипнотический транс как состояние ума и опишу его использование в поведенческой медицине в целом. Затем я расскажу о современном понимании того, как гипноз работает на бессознательном уровне в целом и для облегчения боли, цитируя литературу о мозговых механизмах боли. Я расскажу об исследованиях, предполагающих применение гипноза к определенным типам и местам боли, а также о некоторых широко используемых гипнотических методах для их лечения.Несмотря на то, что в некоторых исследованиях облегчение симптомов (напряжения, подергиваний, аллергии, беспокойства, сыпи) рассматривается отдельно от самой боли, обычно облегчение симптомов приводит к облегчению боли в будущем. В этой главе описываются как традиционные, так и новые методы болевого гипноза, а также предоставляется информация о сертификации и обучении. Я заканчиваю обсуждением хронической боли, где эмоциональное страдание, связанное с болью, является заметной динамикой.

Боль как пластический опыт


Почему гипноз особенно подходит для снятия острой и хронической боли? Как могло случиться, что Дженсен и Барбер 46 показали, что гипнотическое обезболивание более эффективно, чем другие анальгетики, включая морфин, для уменьшения боли? Мы можем начать отвечать на этот вопрос, рассматривая боль как восприятие или вывод, вытекающий из сложного переплетения реального физиологического сигнала и психологических реакций, основанных на ожиданиях и воспоминаниях о подобных прошлых переживаниях; само восприятие порождает обратную связь с телом.Физические травмы и болезни не могут полностью предсказать количество воспринимаемой боли, которую испытывает пациент; другими определяющими факторами являются тревога и травма, контекст травмы, депрессия, ожидания, социальная поддержка и множество других личностных факторов и когнитивных стилей. Интересно, что, как обсуждается в другом месте этой главы, те, кто в высокой степени гипнабельны, часто чаще всего испытывают психосоматические симптомы совпадения психологической интерпретации с ноцицепцией, но они также, скорее всего, получают пользу от гипноза и других хорошо применяемых психологических методов лечения. .
Chapman 47 описывает ноцицепцию как бессознательную передачу сообщений о повреждении тканей через нервную систему, которую нельзя отождествлять с болью, которая представляет собой сознательное осознание этой ноцицепции. Он определяет боль как «сложное, непреодолимое неприятное телесное ощущение, обычно связанное с травмой тканей». Одна из целей боли — вовлечь часть мозга, решающую когнитивные проблемы, в план устранения повреждения ткани. Биологически боль представляет собой каскад нейротрансмиттерных и биохимических реакций на ноцицепцию, вовлекающих гипоталамо-гипофизарно-адренокортикальную (ГГН) ось и лимбическую систему и вызывающих изменения артериального давления и уровня сахара в крови, уровней серотонина и норадреналина, влияющих на концентрацию, настроение, поведение, исцеление и сон.Боль может мешать психологическому и физическому благополучию. Когда ноцицепция не лечится и не прекращается с медицинской точки зрения, бессознательные реакции организма на нее могут продолжать вызывать необратимые изменения и повреждения в других физиологических и психологических системах. В то же время психологический стресс и страдание могут привести к тому же каскаду физиологических стрессовых реакций и даже привести к построению ощущения боли там, где нет повреждений, что помогает объяснить, почему некоторые события, физические или иные, вызывают боль некоторые люди больше, чем другие. 47
Гипнотерапия боли направлена ​​на отделение боли от страдания и снятие физического и эмоционального стресса. В случае острой боли во время хирургического вмешательства или процедур, а также после травмы внимание пациента может быть направлено в сторону от переживаемого или переформулировано переживание как благотворное и исцеляющее, и его не следует бояться. Направление внимания пациента от боли и обратно к себе также является способом облегчить страдание, поскольку тогда боль будет дифференцирована от самоощущения пациента.В то время как боль вызывает стресс, гипнотерапия — это расслабляющий и успокаивающий опыт, вызывающий мозговые волны и уровни вегетативной функции, которые успокаивают симпатическую нервную систему и улучшают заживление и устойчивость к болезням (см. реакции организма на ноцицепцию. Пациенты могут одновременно облегчать боль, способствовать заживлению и учиться лучше справляться с болью в будущем с помощью одних и тех же экономически эффективных приложений.Подробный обзор методов в зависимости от медицинской проблемы см. в Brown and Fromm 49 и Hammond. 50

Тестирование гипнабельности


Уровень гипнабельности действительно влияет на гипнотическое обезболивание и результат гипноза в целом, хотя опытный гипнотизер может успешно с ним работать. Исследователи могут с большей вероятностью, чем клиницисты
, использовать шкалы гипнабельности, прежде чем вступать во взаимодействие с субъектом или пациентом.Некоторые говорят, что тестирование на гипнабельность может на самом деле помешать исследованию, потому что тестирование само по себе является гипнотической тренировкой, и испытуемые становятся более гипнотизируемыми с практикой. 51 Тем не менее, когда гипнабельность очень важна, например, перед попыткой интраоперационной гипнотической анальгезии, может быть целесообразно использовать Стэнфордскую шкалу гипнотической чувствительности (SHSS), форма C, 52 , которая является довольно длинной (более часа). и строгий тест с широким выбором гипнотических внушений.Стэнфордская гипнотическая клиническая шкала (SHCS) 53 — это сокращенная версия, которая дает оценку для взрослых за 25 минут; есть также версии для детей. Профиль гипнотической индукции (HIP) 54 дает оценку для взрослых и детей за 5–15 минут; он основан на простой процедуре (закатывание глаз), которая выходит за рамки внушаемости и включает вегетативную функцию. Гарвардская групповая шкала гипнотической восприимчивости 55 может быть прочитана или введена с помощью магнитофонной записи, и ее следует использовать, когда есть необходимость поддерживать пул субъектов с различной внушаемостью.Шкала гипнотической восприимчивости Waterloo-Stanford Group C (WSGC) 56 представляет собой групповую версию SHSS, форма C, которую лучше всего использовать для измерения внушаемости. Опросник для оценки гипнотического состояния (HSAQ) 57 оценивает гипнотическое состояние пациента в определенный момент времени и может использоваться во время клинических или экспериментальных сеансов. Шкала гипнабельности Элкинса 58 занимает 25,8 минут, определяет четыре фактора и имеет хорошую клиническую и исследовательскую корреляцию со Стэнфордской шкалой гипнотической восприимчивости.Weitzenhoffer 59 отмечает, что внушаемость и гипнабельность различны и что некоторые исследования потерпели неудачу, потому что испытуемые на самом деле не были загипнотизированы, а просто следовали внушениям. Чтобы быть уверенным в гипнабельности, он рекомендует применять Стэнфордские профильные шкалы гипнотической восприимчивости, формы I и II, 52 , или по крайней мере одну из них, а следующей лучшей гарантией того, что пациент находится в гипнотическом состоянии, будет использование гипноза. 10 баллов по шкале SHSS, форма C.
Линн и др. 60 изложите различные взгляды гипнотерапевтов на оценку уровней гипнабельности. Многие (см. Yapko 51 ) возражают против использования таких тестов, заявляя, что они навязчивы, подрывают терапевтические отношения и неадекватно измеряют гипнотическую способность или учитывают изменение гипнабельности с течением времени. Другими вариантами использования тестов являются оценка успеха пациента при первой индукции 61 или использование разговорной оценки гипнабельности. 62 Серия вопросов может дать клиницисту хорошее представление о том, насколько легко будет ввести пациента в гипнотическое состояние (т. е. вопросы о прошлых гипнотических состояниях или травмах, диссоциативных тенденциях в различных сферах жизни и правильном/ характеристики левого полушария).
Шкала, которая может быть информативной для психолога, лечащего пациентов с болью, — это шкала поглощения Tellegen, 63 , тест из 34 пунктов верно-ложно, который хорошо коррелирует с гипнотической восприимчивостью. Wickramasekera 64 обнаружил, что пациенты с высокими баллами по шкалам абсорбции или тестам на восприимчивость к гипнозу, а также с высокими баллами по нейротизму по шкале социальной желательности Marlowe-Crowne 65 с большей вероятностью развивали психосоматические боли или симптомы, диссоциируя травматические или нежелательные переживания и преобразование их в соматические симптомы или боль, создавая то, что Дамасио назвал «психологическими маркерами».Викрамасекера разработал шкалу из 25 пунктов для выявления пациентов с большей вероятностью соматизации. Он указывает на нейронную гибкость и «беглость идей», которые, по предположению Gruzeleir 18 , были связаны со склонностью к диссоциации, которая может сделать человека уязвимым для шизотипии, аффективного дистресса, расстройств настроения и соматических маркеров или воспоминаний, которые остаются за пределами сознательного осознания. Проще говоря, сильно гипнабельные пациенты с большей вероятностью создают соматические маркеры психологического события и с большей вероятностью вызывают воспоминание о предыдущей боли, когда они испытывают новую боль (см. Chapman 47 ).Мета-анализ 66 показывает, что классические, современные и смешанные формы гипноза эффективны для лечения психосоматических расстройств (тех, которые соответствуют критериям соматоформного расстройства), которые включают как повышенную чувствительность к боли, гиперчувствительность к симптомам, так и к телесным процессам. в целом, а также преобразование или преобразование эмоций и воспоминаний в соматические маркеры. Это примечательно, учитывая ряд расстройств и симптомов: шум в ушах, язва двенадцатиперстной кишки, астма, синдром раздраженного кишечника (СРК), остеоартрит, хроническая боль и диспепсия.Кроме того, Дюамель и соавт. 67 обнаружили, что их сильно гипнабельные обожженные пациенты имели значительно более навязчивые симптомы избегания и возбуждения при травме, связанной с травмой. Рулофс и др. 68 показали, что они могут использовать гипноз, чтобы вызвать каталепсию и изменить восприятие каталептической конечности у сильно гипнабельных субъектов, предполагая формирование конверсионных расстройств или психосоматических заболеваний. Янгер и др. 69 показывают линейную корреляцию между гипнабельностью и соматическими жалобами, которые обычно считаются психосоматическими.

Текущие исследования и применение медицинского гипноза при боли


Применения гипноза в медицине многочисленны и выходят за рамки этой главы, поскольку не все они связаны с болью; В табл. 86.1 показаны общие применения гипноза в медицине. Информацию о влиянии гипноза на эмоциональную боль и физическую боль, связанную или не связанную с состоянием здоровья, несомненно, лучше всего можно найти не в медицинских исследованиях, а скорее в книгах, статьях и тренингах, предлагаемых клиницистами, которые регулярно используют его, но которые не исследователи.Частично это связано с тем, что каждый эффективный сеанс гипнотерапии, с точки зрения исследования, является N из 1. Однако исследования в области гипноза и его клинического использования в медицине увеличиваются из-за недавнего всплеска исследований мозга и лучшего понимания того, что такое боль и что такое боль. из-за повышенного внимания к количеству людей, страдающих хронической болью, а также к использованию и затратам на медицинскую помощь. Исследования гипноза важны, поскольку без опубликованных результатов больницам и страховым компаниям трудно обосновать возмещение и одобрение его использования в медицине.
Более ранние исследования психологического лечения заболеваний часто сравнивают такое лечение со стандартной практикой ухода с добавлением и без добавления когнитивно-поведенческой терапии (КПТ). КПТ часто состоит из стандартизированной программы, которая больше применима к исследованиям, чем к гипнозу. КПТ отличается от гипноза тем, что терапевт намеревается говорить непосредственно с когнитивным сознанием пациента, не посылая преднамеренно никаких прямых или косвенных сообщений в его или ее бессознательный разум.Сеанс гипноза, вероятно, может включать поведенческие внушения в трансе и вне его, а также сообщения в сознание и бессознательное одновременно. Оба могут включать домашнее задание. Кирш и др. 61 просмотрел 18 исследований когнитивно-поведенческой терапии с дополнительным гипнозом и без него. Добавление гипноза к когнитивно-поведенческой терапии значительно улучшило результаты лечения, так что пациенты, получавшие дополнительный гипноз, чувствовали себя лучше, чем 70% пациентов, получавших только когнитивно-поведенческую терапию. В большинстве случаев авторы имеют в виду КПТ, проводимую в среде гипноза.


90 254



Таблица 86.1 Общие Применение гипноза в медицине







Головные боли

Мышцы спазмы

болевых расстройств, таких как CRPS

хронических заболеваний

Burns

Незначительные процедуры-анальгетики или анестетические колоноскопии Рисунок крови

Стоматология

Хирургия-анестезия

Рак

Рак

Труд и доставку

Рост костей и исцеление


Оценка для курения

расстройства пищевого питания

Периоператив Подготовка

Послеоперационная боль и восстановление

Аллергия

Лечение ран

Гипертония

Лечение хронических заболеваний

Тревога и депрессия, связанные с раком

Тошнота и рвота

0002 Кожные высыпания и бородавки

Иммунные и аутоиммунные нарушения

КРБС, комплексный регионарный болевой синдром.


Продолжая обсуждать исследования медицинского гипноза, следует помнить о некоторых моментах. Во-первых, мы ожидаем, что будет большая разница между методами и преимуществами гипноза в клинической практике и процессом его изучения в исследованиях. Мы должны предположить, что клиницист в своем кабинете не будет точно следовать протоколу исследования и что он или она модифицирует даже гипнотический сценарий, чтобы он соответствовал ситуации его или ее пациента.Кроме того, гипноз боли используется в основном при хронической боли, реже при процедурной и в меньшей степени при хирургической боли, где гипноз обычно используется в качестве дополнения к медицине. В соответствии со строгими стандартами, чтобы гипноз считался зависимой переменной в исследованиях, он должен давать внушения, которые не могут быть так же хорошо переданы пациенту когнитивно-поведенчески (например, при указании пациенту, что делать). Однако некоторые хорошо поддающиеся гипназу или хорошо обученные пациенты имеют свободный доступ к бессознательному и впитывают даже сообщение КПТ достаточно глубоко или буквально; хорошим примером этого является пациент, который свидетельствует, что он всегда получает все побочные эффекты, указанные на вкладышах к его лекарствам.Наконец, большинство пациентов с сильной болью или в травматических состояниях уже находятся в трансе и, можно сказать, загипнотизированы, так что сравнение когнитивно-поведенческой терапии и гипноза в лучшем случае мутное. Недавнее исследование показало, что пациенты с рассеянным склерозом (РС), которые пробовали гипноз для облегчения боли, имели больший успех, чем те, кто пробовал опиоиды, бензодиазепины или блокаду нервов. 70 Но в общем и целом строгие стандарты исследования могут ослабить силу гипноза. К счастью, клинический успех гипноза не зависит полностью от результатов научных исследований.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ И РЕЗУЛЬТАТИВНОСТЬ


Чтобы продвинуть практику гипноза в медицине, исследование эффективности — как гипноз работает в реальном мире, в квазиэкспериментальном плане — должно быть столь же методичным, как и исследование эффективности — того, как метод работает в контролируемых условиях. исследовательская ситуация (см. Wild and Espie, 71 Nash, 72 Chaves and Dworkin, 73 и Gay et al. 74 ). В статье 1982 года 75 сообщалось о скептицизме по поводу влияния гипноза на боль из-за отсутствия контролируемых исследований, сравнивающих гипноз с заслуживающими доверия плацебо или другими методами лечения.Хокинс 76 дополнил эту статью обзором научных статей до 2000 года и смог сделать вывод, что гипноз эффективен при болях, связанных с раком, ожогами, желудочно-кишечными проблемами и инвазивными медицинскими процедурами. Он также отметил, что некачественные обзоры с меньшей вероятностью дадут положительные выводы об эффективности и что хороших исследований в области акушерства, головной и хронической боли недостаточно. Монтгомери и др. 9 провел метаанализ исследований обезболивания боли с использованием образцов здоровых субъектов и пациентов и с учетом уровней гипнабельности; они пришли к выводу, что гипноз эффективен в обеих областях для 75% их населения.Гипнотическая анальгезия выгодно отличалась по эффективности от стандартной помощи и внимания. 77 Гипноз выгодно отличается от эмпатического внимания 78 и аутогенной тренировки (АТ) при психосоматических и медицинских расстройствах. 79 Япко, 51 , однако, предполагает, что АТ сама по себе является гипнотической индукцией и что сравнение двух методов лечения представляет проблему.
Сам процесс исследования вызывает некоторые опасения. Во-первых, исследования сосредоточены на точном содержании вмешательства, а не на том, как его можно гибко адаптировать к реальной ситуации пациента.Другая проблема связана с самим показателем результата: мы хотим, чтобы пациенты меньше замечали боль, но затем мы просим их настроиться на нее и оценить ее в конце исследования. Кроме того, во многих исследованиях не учитывается гипнабельность, которая окрашивала бы результаты исследований и с которой мог бы справиться в клинической практике терапевт. Другой проблемой является ожидание — ожидание пациента, что гипноз избавит его от боли, что, по-видимому, предсказывает облегчение боли. Jensen и Patterson 80 предполагают, что в большинстве исследований гипноза отсутствует адекватный контроль ожидания и эффектов плацебо, даже несмотря на то, что исследования показывают, что гипнотическая анальгезия эффективна при лечении хронической боли.Ясно, что повышение ожиданий пациента — это хорошо, как и повышение его уровня самоэффективности и любопытства в поисках новых способов справиться с ситуацией и поощрение эффекта плацебо. Исследование, изучающее изменения различных психологических реакций на боль после операции и через 3 месяца, показало, что гипноз эффективен. Положительный эффект не был существенно связан с гипнотическими способностями, концентрацией лечения (например, ежедневное или еженедельное) или первоначальным характером реакции на лечение, но он был умеренно связан с оценками ожидаемого лечения участниками после первого сеанса. 81
При всем этом Amundson et al. 82 отмечают, что исследования, вероятно, недооценивают эффективность клинического гипноза. Многие обеспокоены подходом рандомизированных контролируемых испытаний (РКИ) к исследованиям гипноза, который так сильно отличается от характера клинической гипнотерапии, ориентированной на пациента и основанной на отношениях сотрудничества. 83 , 84 Клинические гипнотические сеансы один на один учитывают уникальные проблемы и личные особенности пациента, а сценарии или стандартизированные протоколы не могут решить психологические и эмоциональные проблемы, связанные с болью.Spiegel и Kahn 85 обсуждают трудности, связанные с использованием внешнего гипнотерапевта в качестве интервента в исследованиях или терапии, в которых отсутствуют важнейшие терапевтические отношения; они также отмечают важность взаимоотношений между гипнотерапевтом и лечащим врачом. Казалось бы, гипнотические протоколы будут наиболее эффективными, если они будут разработаны для каждого пациента терапевтом, который интерактивно реагирует на пациента, поскольку, согласно одному обширному исследованию, 30% результатов терапии основаны на терапевтических отношениях, даже когда лечение медикамент; еще 15% приходится на ожидание. 86 Тем не менее, исследования, показывающие эффективность гипноза, должны быть строгими, если мы хотим, чтобы он был широко доступен в медицине и адекватно возмещался страховыми компаниями. На самом деле, при сравнении доставки гипнотической анальгезии с помощью сеансов в присутствии гипнотизера, ручных протоколов, стандартизированных аудиозаписей или индивидуальных аудиозаписей (которые были бы подготовлены для пациентов в клинической практике), мета-анализ показывает, что любая доставка лучше, чем ничего. 87 ; однако, поскольку клиницисты понимают важность полного присутствия и гибкости во время гипнотического сеанса, необходимы дополнительные исследования в этой области.Интересные форматы доставки сейчас на горизонте. Паттерсон и др. 88 попытались улучшить поглощение, которое может отсутствовать в аудиокассетах, путем создания компьютерных презентаций виртуальной реальности (VR), которые погружают пациентов в трехмерную компьютерную среду, чтобы поглотить внимание пациентов и отвлечь его от ощущения боли. . VR вызывает и поддерживает гипнотическое состояние без терапевта. Возникают вопросы относительно того, удовлетворяет ли это вмешательство исследовательским определениям гипноза и может ли тот же эффект быть достигнут за счет естественного поглощения или только с аудиозаписями.
Вот пример клинического применения гипноза, который отличается от протокола исследования. Пациентка в возрасте 30 лет была тщательно обследована по поводу глубокой, острой боли в правом боку, которая продолжалась от 15 до 20 минут с частотой каждый час, даже ночью. У нее редко бывает боль, когда она принимает противозачаточные таблетки, кроме как после полового акта. Был небольшой участок эндометриоза, успешно удаленный, и одна киста, которая разорвалась, но в остальном никакие диагнозы не объясняли
боли.Она и ее муж очень хотели отказаться от противозачаточных таблеток, чтобы зачать ребенка. Она также проявляла общую высокую бдительность. Она попросила гипнотерапевта помочь найти любые бессознательные мотивы боли. Она была очень гипнотической и мотивированной, с большим ожиданием. Терапевт работал с ней в интерактивном режиме над широким спектром техник, чтобы найти то, что было уникальным для нее в управлении и принятии нервной боли, которую она практиковала в самогипнозе дома. Гипноз помог с бдительностью, а терапия помогла решить другие вопросы, связанные с доверием.Терапевтические отношения поддерживали работу с повышенной бдительностью и доверием, а также со специфическими страхами, связанными с беременностью. Только участники со статусом Gold могут продолжить чтение. Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить

Родственные

Науки о мозге | Бесплатный полнотекстовый | Зависимая от области мозга и клеточного компартмента регуляция компонентов электрон-транспортной системы у мышей с моделью болезни Гентингтона

1.Введение

Несмотря на свою гетерогенность, нейродегенеративные заболевания имеют несколько общих черт, включая избирательную уязвимость специфических нейронных цепей и митохондриальную дисфункцию. При болезни Хантингтона (БХ) наиболее уязвимы средние шипиковые нейроны полосатого тела, хотя нейродегенерация затрагивает и другие отделы мозга [1]. Прогрессирующие двигательные, когнитивные и психиатрические симптомы характеризуют аутосомно-доминантное заболевание HD, и оно также связано с дефицитом многочисленных периферических органов и тканей, таких как скелетные мышцы [2,3], сердце [4,5], желудочно-кишечный тракт, печень и жировая ткань. ткани, как недавно было рассмотрено [6].Болезнетворная мутация представляет собой экспансию тринуклеотидного CAG-повтора в гене Хантингтона [7,8]. Как и при других нейродегенеративных заболеваниях, митохондриальное повреждение, как структурное [9], так и функциональное [10], характеризует БГ головного мозга, обуславливая терапевтические стратегии. нацеливание на привлекательные митохондрии подходы при БХ [11]. Несмотря на сходные черты митохондриальной дисфункции [12] и других нарушений метаболизма при нейродегенеративных заболеваниях [13], митохондрии при БХ, по-видимому, поражаются по-разному.В частности, важными примерами являются центральная роль повреждения митохондриального комплекса II при БХ, нарушение митохондриального импорта и нарушение гомеостаза кальция. Ингибирование комплекса II вызывающим БХ мутантным белком гентингтина (Htt) [14], а также БХ-подобной патологией, индуцированной фармакологическим ингибированием комплекса II, например, 3-нитропропионовой кислотой (3-НП) [15] , поддерживают представление о том, что ухудшение функции комплекса II является центральным в патогенезе БХ. Интересно, что ранее мы сообщали об особенно заметной зависимости от митохондриального дыхания, опосредованного комплексом II, в стриатуме взрослых мышей дикого типа, что, как мы предположили, может дать объяснение специфической уязвимости стриатума при БХ [16].В отличие от других белковых комплексов системы транспорта электронов (ETS), все основные субъединицы комплекса II кодируются ядерной ДНК, что делает комплекс II особенно уязвимым для нарушения митохондриального импорта. Дефицит митохондриального импорта действительно является еще одним хорошо установленным признаком БХ и, как сообщается, основан на взаимодействии мутировавшего Htt с белками внутренних митохондриальных мембран, такими как TIM23 [17,18]. Дефекты гомеостаза кальция хорошо известны. в HD и напрямую связаны с мутировавшим Htt [19].Точные механизмы и последствия становятся все более понятными. Например, недавнее исследование демонстрирует нарушение регуляции гомеостаза кальция в стволовых клетках HD-модели, что указывает на нарушение нейрогенеза и дифференцировки нейронов [20]. Хотя как митохондриальная дисфункция, так и селективная уязвимость нейронов являются хорошо описанными признаками БГ головного мозга, вопрос о том, является ли повреждение митохондрий причиной или следствием нейродегенеративного процесса [21], и почему определенные нейроны более уязвимы, чем другие, а также какие аспекты отличают митохондриальный БГ дисфункции от дефицита, наблюдаемого при других нейродегенеративных заболеваниях, остаются открытыми вопросами.Последний пункт также включает потенциальные эффекты потери функции из-за мутации или агрегации Htt, которые, как предполагается, поддерживают митохондриальную функцию в норме [22,23]. Чтобы лучше понять эти особенности, требуется больше знаний об этиологии и прогрессировании БГ с учетом исходов в разных областях мозга. С этой целью мы недавно исследовали возможность того, что митохондриальное дыхание в мозге HD может быть изменено во время прогрессирования заболевания и что эти изменения могут отличаться от одной области мозга к другой.Мы изучили эти вопросы на широко используемой модели БХ на грызунах [24], на мышах R6/2 (сверхэкспрессия человеческого N-концевого Htt с примерно 160 глутаминовыми повторами). В соответствии с предыдущими результатами отсутствия [25], очень умеренного [26] или функционально незначительного [27] дефицита дыхания у этих мышей, мы также не наблюдали значительного нарушения митохондриального дыхания у мышей R6/2 с симптомами [28]. Однако были изменения в развитии митохондриального дыхания, зависящие от области мозга, которые немного отличались между мышами дикого типа и R6/2.Основываясь на этих выводах, мы предположили, что подходы in vitro и ex vivo для определения митохондриального дыхания могут неточно отражать дыхание in vivo в моделях HD [28,29] или что в патогенезе заболевания действуют компенсаторные механизмы, которые маскируют митохондриальное дыхание. аномалии, но, возможно, способствуют развитию или прогрессированию заболевания. Такая компенсация может осуществляться, например, за счет измененной экспрессии генов или уровня белков компонентов ETS.

Чтобы изучить эту возможность, в настоящем исследовании мы исследовали уровни мРНК и белков выбранных субъединиц комплексов ETS и АТФ-синтазы в двух связанных с HD областях мозга, коре и стриатуме у мышей R6/2 с симптомами.Мы предположили, что мыши R6/2 компенсируют основной метаболический дефицит изменениями количества мРНК и белков ETS в этих участках мозга, склонных к патологии HD. Чтобы получить более четкое представление о возможных механизмах нарушения транскрипции и трансляции как ядерных, так и митохондриальных белков, а также о митохондриальном импорте ядерных белков, мы проанализировали белки ядерного и митохондриального происхождения ДНК.

2. Материалы и методы

2.1. Животные

Мышей R6/2 HD (имеющих примерно 160 ± 5 экспансий CAG-повторов) помещали в помещение для животных IRCCS Neuromed.Исследования на животных были одобрены Комитетом институционального наблюдательного совета и Istituto Superiore di Sanità (номер разрешения ISS: 760/2020-PR) и проводились в соответствии с Директивой ЕС 2010/63/ЕС для экспериментов на животных. Все анализы были выполнены на симптоматических (11-недельных) мышах. Использовали как самцов, так и самок мышей.

2.2. Количественная ПЦР в реальном времени (кПЦР)
Тотальную РНК экстрагировали, как описано ранее [30]. КПЦР-анализ проводили на приборе CFX Connect Real-Time System (Bio-Rad Laboratories, Hercules, CA, USA).Использовали следующие праймеры (5’→3).

Ndufa2 Fw: GCACACATTTCCCCACACTG; Ndufa2 Rv: CCCAACCTGCCCATTCTGAT; Sdha Fw: GGAACACTCCAAAAACAGACCT; Sdha Rv: CCACCACTGGGTATTCAGTAGAA; Uqcrc Fw: ACGGTGGGAGTGTGGATTGAC; Uqcrc Rv: CATTGCCAGGCCGATTCTTTG; CoxIV Fw: CCAAGTGGGACTATGACAAGAA; CoxIV Rv: AGCATGGACCATTGGATACG; Atp5b Fw: AGTTGCTGAGGTCTTCACGG; Atp5b Rv: CTTTGCACGGCTTCTTC; Mt-nd1 Fw: AGGGTACATACAACTACGAAAAGGCC; Mt-nd1 Rv: AGTATTTGGAGTTTGAGGCTCATTC; Cyt-b Fw: TTATCGCGGCCCTAGCAA; Cyt-b Rv: TTTAATCCTGTTGGGTTGTTTGATC; CoxI Fw: CCTTTGCTTCAAAACGAGAA; CoxI Rv: ATAGGTTGGTTCCTCGAATG; Atp8 Fw: AGTCTCATCACAAAACATTCCC; Atp8 Rv: GTTAGTGATTTTGGTGAAGGTG; Cyc Fw: GAGCTGTTTGCAGACAAAAGTTC; Cyc Rv: CCCTGGCAXATGAATCCTGG.Экспрессию мРНК нормализовали над циклофилином (Cyc).

2.3. Получение лизата головного мозга и иммуноблотинг
Мышей умерщвляли путем смещения шейных позвонков, мозг удаляли из черепа, взвешивали и делили пополам. Мозг немедленно быстро замораживали в жидком N2 и измельчали ​​в ступке пестиком, как описано ранее [30]. Белки

(20 мкг) разделяли на 10% SDS-PAGE и подвергали иммуноблотингу со следующими антителами: анти-MT-ND1 (1:1000) (Abcam, Cambridge, UK, Cat.N. AB74257), анти-COX IV (1:1000) (Cell Signaling, Danvers, MA, USA, Cat. N. 4850), анти-SDHA (1:1000) (Abcam, Cat. N. AB14715), анти- — Цитохром С (1:1000) (BD Biosciences, Сан-Хосе, Калифорния, США, каталожный номер 556433).

Для нормализации белка анти-актин (1:5000) (Sigma Aldrich, Сент-Луис, Миссури, США, кат. N. A5441) и анти-циклофилин (1:2000) (Immunological Sciences, Rome, Italy, Cat. , N.AB-83838). Белковые полосы визуализировали с помощью ECL Plus (GE Healthcare, Чикаго, Иллинойс, США) и количественно определяли с помощью программного обеспечения Image Lab (Bio-Rad Laboratories).

2.4. Статистика

Все данные были выражены как среднее значение ± стандартное отклонение. Для сравнения использовались двусторонние непарные t-критерии.

4. Обсуждение

Несмотря на значительный прогресс в нашем понимании клеточно-биологических основ патогенеза БГ, молекулярные изменения, которые инициируют и способствуют нейродегенерации, все еще плохо изучены. Однако больше знаний о нейродегенеративных процессах является неотъемлемой частью разработки эффективных стратегий лечения. Многогранные механизмы, лежащие в основе патогенеза БГ, требуют детального изучения множественных клеточных компонентов различных областей мозга, типов клеток и временных изменений.С помощью технологий, специфичных для типа клеток/одноклеточных омиксов, сложных методов оценки функциональных изменений in vivo и постоянно совершенствующихся подходов к визуализации патогенеза БХ сегодня можно исследовать беспрецедентно подробно. Однако эти ресурсоемкие исследования требуют базового понимания процессов болезни для адекватного дизайна и надежных моделей животных. Основываясь на этих рассуждениях, мы провели настоящее предварительное исследование, чтобы определить краеугольные камни для более обширных будущих исследований.Мы использовали модель HD мыши R6/2, основываясь на ее высокой достоверности для человеческого HD [24,33,34]. Основываясь на сообщениях об основных протеомных изменениях в этой модели в стриатуме и коре [35], мы сосредоточились на этих двух областях мозга. Интересующие нас генные продукты были компонентами ETS и АТФ-синтазы из-за хорошо известного дефицита митохондриального энергетического метаболизма в моделях HD и HD [36]. Результаты настоящего исследовательского исследования предполагают наличие механизмов контроля транскрипции, специфичных для областей мозга. и трансляция митохондриальных компонентов ETS в коре HD и стриатуме.Наблюдение, что нарушения экспрессии РНК происходят не для всех генов и как в некоторых митохондриальных, так и в некоторых ядерных генах в стриатуме R6/2, свидетельствует против общего нарушения ядерной или митохондриальной транскрипции. В то время как только одна митохондриально кодируемая РНК подавлялась в коре R6/2, необходимы данные для большего количества РНК, чтобы определить, отражает ли это специфическое нарушение митохондриальной транскрипции. Мы не оценивали функциональное митохондриальное дыхание в настоящем исследовании.Однако наше предыдущее исследование [24] показало, что дыхательные способности митохондрий в мозге мышей модели R6/2 сохранены, что указывает либо на компенсаторные механизмы, либо на методологические ограничения [24].

Мы предполагаем, что повышенные уровни белка SDHA в стриатуме R6/2 являются компенсаторным эффектом нарушения дыхательной функции комплекса II (например, за счет ингибирования, опосредованного mHtt). Избыток белковых субъединиц комплекса II может индуцировать сигналы, снижающие его транскрипцию в ядре.

Ранее сообщалось, что модели HD характеризуются нарушением регуляции митохондриальных белков [36]. В некоторых исследованиях наблюдались изменения в компонентах ETS, в то время как в других этого не наблюдалось. Перлуиджи и др. [37] сообщили об аномальных изменениях уровня белка и окисления белка у 10-недельных мышей R6/2 в стриатуме. В частности, снижение уровней пируватдегидрогеназы по сравнению с 4-недельными мышами R6/2 и повышение дигидролипоамид-S-сукцинилтрансферазы (по сравнению с 4-недельными мышами R6/2) и аспартатаминотрансферазы (по сравнению с 4-недельными мышами R6/2).контрольная группа того же возраста) наблюдалась [37]. Эти авторы, однако, не сообщили о значительных изменениях компонентов ETS. В 12-недельной коре головного мозга R6/2 сообщалось о повышенной экспрессии белка CYT-b (митохондриально кодируемая субъединица комплекса III), что контрастирует со сниженными уровнями РНК этой субъединицы в нашем исследовании как в R6/2 кора и полосатое тело. Точно так же, хотя мы наблюдали снижение уровней РНК субъединиц АТФ-синтазы в стриатуме, но не в коре, Агравал и Фокс [38] наблюдали снижение уровней белков других субъединиц АТФ-синтазы (альфа и дельта) в коре.В исследовании Damiano et al. [14], железо-серная (но не FAD-содержащая каталитическая 70 кДа) субъединица комплекса II была сильно восстановлена ​​в стриатуме мышей модели R6/1 HD в возрасте 16 недель. Наоборот, сообщалось об усилении активности комплекса II как в коре головного мозга пациентов с БХ, так и в модели коры головного мозга мышей Q175 [39]. В нашем исследовании субъединица комплекса II SDHA подавлялась на уровне РНК и повышалась на уровне белка в стриатуме R6/2 без наблюдаемых различий в коре.Комплекс II (сукцинатдегидрогеназа) имеет несколько уникальных свойств в ETS. Как уже упоминалось, это единственный комплекс ETS, полностью кодируемый ядерной ДНК. Кроме того, это также единственный комплекс ETS, который параллельно участвует в цикле ТСА, катализируя окисление сукцината до фумарата, и вместе с провоспалительным потенциалом сукцината, возможно, должен регулироваться еще более жестко, чем другие компоненты митохондриального цикла. дыхательная цепь [40]. Подтверждая это представление, аберрантная активность комплекса II также связана с окислительным стрессом: обратный перенос электронов происходит, если электроны переносятся от кофермента Q к комплексу I, например, при повышенной активности комплекса II.Это стимулирует избыточную генерацию активных форм кислорода [41]. Как можно объяснить противоречивые данные о регуляции компонентов ETS? Патология HD может характеризоваться нелинейным, динамическим прогрессированием изменений экспрессии белка [42]. Забель и др. обнаружили заметную активацию белков, участвующих в гликолизе и глюконеогенезе, которая была обнаружена уже в 2-недельном мозге R6/2 и постоянно наблюдалась до 10-недельного возраста мышей, после чего произошло частичное изменение этой тенденции [42].Этот эффект был связан с ранней активацией ключевых ферментов цикла ТСА в молодом мозге R6/2.

Это указывает на то, что моментальных снимков — даже нескольких — конкретных моментов времени (например, уровней РНК, белка или метаболитов) во время патогенеза БХ может быть недостаточно, чтобы зафиксировать сложность прогрессирования заболевания.

Здесь мы также исследовали возможность расхождения уровней РНК и белков. Такие расхождения могут указывать на нарушение процессов транскрипции ядерной или митохондриальной ДНК или на изменения в митохондриальном импорте.Однако уровни РНК и белка не соответствовали хорошо для анализируемых генных продуктов. Фактически, мы наблюдали пониженные уровни белков ND1 и COX IV в коре головного мозга R6/2, тогда как соответствующие уровни РНК не отличались по сравнению с мышами дикого типа. Повышенные уровни белка SDHA в полосатом теле R6/2 даже контрастировали со сниженными уровнями РНК. Ранее сообщалось о потенциальной регуляции мРНК и белка в противоположном направлении во время патогенеза БХ [42] и снова может свидетельствовать о фазовой регуляции транскрипции и трансляции во время прогрессирования БХ.

Хотя в настоящем исследовании подчеркивается дифференциальная регуляция различных субъединиц всех комплексов ETS и АТФ-синтазы в зависимости от области мозга у мышей с моделью R6/2, необходимо признать несколько ограничений, связанных с исследовательским характером нашего подхода. может быть важным для будущих исследований.

Помимо обсуждаемого ограничения подходов к снимкам, здесь мы рассмотрели необработанные ткани из наблюдаемых областей мозга. Это не позволило нам исследовать изменения, специфичные для типа клеток, или получить прямую информацию о влиянии клеточного компартмента.Специфичность типов клеток при прогрессировании БХ получает все большее признание. Например, специфические протеомные изменения астроцитов указывают на заметную роль этого типа клеток в БХ [35]. В поддержку этого наблюдения недавно сообщалось о метаболическом сдвиге астроцитов в стриатуме HD от гликолиза к окислению жирных кислот, что может играть важную роль в патогенезе [43]. Эти результаты подчеркивают важность вклада различных типов клеток. Хотя большое внимание в исследованиях БХ уделялось патологическим эффектам усиления функции мутантного Htt, важно не игнорировать возможность эффектов потери функции. вследствие мутации и/или агрегации белка.Эта потеря функции также может быть связана с важной ролью белка Htt дикого типа в энергетическом обмене, на что недавно указывали исследования на кардиоцитах мыши [23]. SDHA в стриатуме снова поддерживает потенциальные волнообразные паттерны [42] транскрипционного (и трансляционного) контроля. Специфические для органелл нарушения и потенциальные дефициты межорганелльного взаимодействия следует принимать во внимание в будущих исследованиях.Взятые вместе, наши результаты в свете предыдущей литературы имеют важное значение для будущих исследований. Во-первых, омические подходы к отдельным клеткам или типам клеток помогут нам получить более полный обзор [44] молекулярных изменений во время патогенеза БХ. Для этих исследований будет очень важно рассмотреть конкретные временные закономерности молекулярных изменений; снимки отдельных моментов времени могут не точно отражать прогрессирование заболевания.

Во-вторых, возможность флуктуирующих, волнообразных моделей молекулярных изменений подчеркивает важность использования технологий in vivo для лучшего понимания временной эволюции патогенеза БХ.Например, подходы к электрофизиологии или визуализации in vivo дадут более четкое обоснование того, когда следует проводить соответствующие омические исследования.

В этом исследовании мы наблюдали проанализированные ткани как самцов, так и самок мышей R6/2 и контрольной группы. Хотя мы не заметили заметных различий в зависимости от пола, будущие исследования, специально предназначенные для изучения потенциальных различий в патологии HD в зависимости от пола, будут иметь большое значение.

OBM Интегративная и комплементарная медицина

Открытый доступ Рассмотрение

Джузеппе де Бенедиттис *

Кафедра нейрохирургии Миланского университета, Италия

Корреспонденция: Джузеппе Де Бенедитис

Академический редактор: Герхард Литшер

Специальный выпуск:  Гипноз: от нейронных механизмов к клинической практике

Получено:  18 февраля 2020 г. | Принято:  20 апреля 2020 г. | Опубликовано: 24 апреля 2020 г.

OBM Интегративная и комплементарная медицина 2020 , Том 5, Выпуск 2, doi:10.21926/обм.icm.2002023

Рекомендуемое цитирование: Де Бенедитис Г. Нейронные механизмы гипнотической анальгезии. OBM Интегративная и комплементарная медицина 2020 ;5(2):14; doi:10.21926/obm.icm.2002023.

© 2020 авторами. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons by Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе или в любом формате при условии правильного цитирования оригинальной работы.

Аннотация

Появляется все больше свидетельств того, что гипноз может быть эффективен для подавления болевых ощущений как при острой, так и при хронической боли. В нейрофизиологическом контексте последние данные в определенной степени расшифровали тайну облегчения боли под гипнозом. Вполне вероятно, что гипнотические внушения анальгезии способны модулировать обработку боли на нескольких уровнях и в различных участках центральной нервной системы (ЦНС).На периферическом уровне гипноз может модулировать ноцицептивный вход посредством подавления стимуляции А-дельта- и С-волокон и снижения симпатического возбуждения. Было продемонстрировано, что на спинальном уровне сенсорная анальгезия, возникающая во время гипноза, линейно связана со снижением рефлекса ноцицептивного сгибания (RIII), полисинаптического спинального рефлекса. На супраспинальном корковом уровне нейровизуализационные и электрофизиологические исследования показали, что гипнотические внушения анальгезии могут напрямую модулировать как сенсорные, так и аффективные измерения восприятия боли, причем аффективные измерения демонстрируют более значительное снижение по сравнению с сенсорными.Более того, сильно гипнабельные субъекты обладают более сильными способностями к фильтрации внимания по сравнению с слабогипнабельными субъектами; эта большая когнитивная гибкость первого может привести к лучшему сосредоточению и отвлечению внимания от ноцицептивного стимула, а также к лучшему игнорированию нерелевантных стимулов в окружающей среде. Процессы когнитивного контроля связаны с «контролирующей системой внимания», которая включает лобно-височную лимбическую кору.

Множественные иерархические системы контроля боли, функционирующие во время гипнотических внушений анальгезии, демонстрирующие специфические паттерны периферической и центральной активации, связанные с гипнотическим состоянием и обработкой гипнотических внушений, обеспечивают новое описание нейробиологической основы гипнотической анальгезии.

Ключевые слова

Гипноз; гипнотическая анальгезия; механизмы; обзор

1. Острая и хроническая боль: определение и масштабы проблемы

Боль определяется как «неприятное сенсорное и эмоциональное переживание, связанное с фактическим или потенциальным повреждением тканей или описываемое с точки зрения такого повреждения» Международной ассоциацией по изучению боли [ 1 ].

Боль является наиболее частой причиной обращения к врачу в большинстве развитых стран [ 2 ].Это основной симптом при некоторых заболеваниях, который может влиять на качество жизни и общее функционирование человека [ 3 ].

Боль, которая сохраняется в течение длительного времени, называется «хронической» или постоянной болью, а боль, которая проходит в течение короткого периода времени, называется «острой». Хроническая боль определяется как боль, которая сохраняется или рецидивирует в течение более трех месяцев или дольше ожидаемого периода заживления [ 4 ].

Боль является основной причиной обращения в отделение неотложной помощи более чем в 50% случаев [ 5 ].В 30% посещений семейной практики отмечается наличие боли [ 6 ]. Эпидемиологические исследования показали, что от 10,1% до 55,2% людей в разных странах испытывают хроническую боль [ 7 ].

Согласно глобальному эпидемиологическому отчету Tsang et al. [ 8 ], стандартизированная по возрасту распространенность хронических болевых состояний за предыдущие 12 месяцев составила 37,3% в развитых странах, 41,1% в развивающихся странах, а общая распространенность составила 38.4% в мире.

1.1 Патогенетические Болевые фенотипы

Боль можно разделить на ноцицептивную боль и невропатическую боль. Ноцицептивная боль вызывается стимуляцией чувствительных нервных волокон, которые реагируют на раздражители, приближающиеся или превышающие вредную интенсивность (ноцицепторы). Ноцицептивную боль можно классифицировать на основе способа болевой стимуляции (, например, , воспалительная или раковая боль).

Нейропатическая боль, с другой стороны, вызвана повреждением или заболеванием, поражающим любую часть нервной системы, связанную с телесными ощущениями (соматосенсорная система) [ 9 ]. Нейропатическая боль может возникать при заболеваниях ЦНС (таких как травмы спинного мозга, рассеянный склероз и некоторые инсульты) или периферических невропатиях (таких как опоясывающий герпес и диабетическая невропатия). Это также часто встречается при раке как прямое следствие рака периферических нервов (например, сдавление опухолью) или как побочный эффект химиотерапии (вызванная химиотерапией периферическая невропатия), радиационного поражения или хирургического вмешательства [-10-].

1.2 Экономическое бремя боли

Помимо ухудшения качества жизни тех, кто ее испытывает, боль также представляет собой экономическое бремя как для страдающих людей, так и для систем здравоохранения.

Индивидуальные затраты включают прямые затраты (например, оплату медицинского обслуживания) и косвенные затраты (например, оплату деятельности, которую эти люди больше не могут выполнять). Среди косвенных затрат потеря производительности труда составляет большую часть общих затрат, связанных с болью [ 11 ].Кроме того, в некоторых странах рабочая сила находится в постоянном процессе старения, что может привести к серьезным экономическим последствиям, когда этим людям потребуется досрочный выход на пенсию из-за их болезненного состояния здоровья.

1.3 Доступ к обезболиванию как право человека

В соответствии с международным законодательством о правах человека страны обязаны предоставлять обезболивающие препараты в рамках своих основных обязательств в рамках права на здоровье.Несмотря на важность и масштабы проблемы и наличие нескольких недорогих и эффективных методов обезболивания, неадекватное лечение боли, особенно хронической боли, широко распространено [ 12 ]. Десятки миллионов людей во всем мире продолжают ежегодно страдать от умеренной или сильной боли без облегчения. Непринятие разумных мер для обеспечения того, чтобы люди, страдающие от боли, имели доступ к адекватному обезболиванию, может представлять собой нарушение обязательства по защите от жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения.

Международная ассоциация по изучению боли [ 13 ] выступает за то, чтобы получение обезболивания было признано правом человека, хроническая боль должна рассматриваться как самостоятельное заболевание, а лекарства от боли должны получить полный статус специальность.

1.4 Лечение боли помимо лекарств

Прежде всего, хроническая боль не является биомедицинской проблемой, и поэтому ее нелегко решить с помощью одного простого биомедицинского подхода.Вместо этого хроническая боль является биопсихосоциальной проблемой, которая требует рассмотрения и лечения, направленного на устранение нескольких биологических, психологических и социальных факторов, которые могут способствовать ее тяжести и вызванному ею воздействию [ 14 ].

Из-за их ограниченной эффективности простые обезболивающие полезны только в 20–70% случаев [ 15 ]. Кроме того, часты значительные побочные эффекты лекарств, такие как недавняя опиоидная эпидемия в США [ 16 ], что является наиболее распространенной причиной перехода людей на использование комплементарной и альтернативной медицины [ 17 ].

Ощущение боли может сильно зависеть от когнитивной модуляции [ 18 ].

Среди всех когнитивных вмешательств для модуляции боли гипноз может быть наиболее эффективным при клинической и экспериментальной боли [ 19 , 20 , 21 ]. В нескольких исследованиях рассматривался важный вопрос о долгосрочных эффектах гипнотической анальгезии. Среди исследований результатов существует консенсус, который предполагает, что обезболивающие эффекты гипноза являются длительными и сохраняются с течением времени [, 22, , , 23, , , 24, , , 25, , , 26, ].

2. Что такое гипноз?

Термин «гипноз» относится к состоянию сознания, которое включает в себя сосредоточенное внимание и снижение периферического сознания, которое характеризуется повышенной способностью реагировать на внушение [ 27 ]. Этот термин также относится к процедуре, посредством которой индуцируется вышеупомянутое состояние. Во время гипнотического транса можно изменить физиологические, когнитивные и аффективные процессы, а также поведение. Гипнотическое состояние и гипнотические явления могут быть вызваны другим человеком (терапевтом) или самим собой (самовнушение).Субъективный опыт гипноза характеризуется сфокусированным вниманием, способностью к поглощению, высокой степенью достоверности (переживаемой как реальность), непроизвольностью («это происходит само собой») и когнитивной/перцептивной гибкостью [ 28 , 29 ].

Гипноз долгое время был неуловимой концепцией для науки из-за отсутствия объективных нейробиологических маркеров состояния транса. Однако постоянные успехи в области неврологии за последние несколько десятилетий (в основном благодаря внедрению и совершенствованию сложных электрофизиологических и нейровизуализационных методов) открыли «мост знаний», соединяющий классические нейрофизиологические исследования с психофизиологическими исследованиями. когнитивные, эмоциональные и сенсорные системы [ 28 , 30 ].Эти нейрофизиологические исследования дали новое понимание нейронной основы гипнотического опыта. Кроме того, недавно возникла амбициозная область исследований, направленная на сопоставление основных процессов психотерапии и лежащей в их основе нейробиологии. Исследования, связанные с гипнозом, предложили мощные методы изоляции психологических процессов таким образом, чтобы можно было нанести на карту их нейронные основы. Гипнотический мозг [ 31 ] может служить инструментом для решения нейрокогнитивных вопросов, а когнитивные тесты, в свою очередь, могут дать представление о нейронных основах гипноза.Эти перекрестные помехи улучшат соответствующие исследования и клинические применения.

В то время как недавние достижения в нейробиологии, несомненно, способствовали раскрытию природы гипнотической реальности [ 29 , 32 ], т. е. ее нейрокогнитивной структуры, гипноз также все больше признается международным научным сообществом в качестве действенного и гибкий физиологический инструмент для исследования центральной и периферической нервной системы. Это могло бы стать настоящей коперниканской революцией в этой области [ 28 ].

3. Нейронные корреляты гипноза

Текущие исследования гипноза включают две основные области [ 31 ]: (a) внутренние исследования , т. е. направление исследований, связанное с функциональной анатомией гипноза как такового, при отсутствии конкретных предложений, называемых «нейтральными». гипнозе» или «гипнозе по умолчанию», а также о нейрофизиологических механизмах, лежащих в основе гипнотического опыта в динамических условиях, и (b) инструментальных исследованиях (или внешних исследованиях), которые включают использование гипноза и внушения для изучения широкого спектра когнитивных и эмоциональных процессов, а также для создания «виртуальных аналогов» неврологических и психопатологических состояний, для выяснения их основы и, в конечном итоге, положительного изменения способа их лечения.

Множество новых электрофизиологических и нейровизуализационных методов способствовало значительному прогрессу в знаниях о гипнотических явлениях, включая функциональную нейроанатомию нейтрального гипноза. Эти методы включают электрофизиологические исследования (например, 90 502, 90 503, биспектральный анализ), нейровизуализацию (например, 90 502., 90 503, однофотонную эмиссионную компьютерную томографию (ОФЭКТ), функциональную магнитно-резонансную томографию (фМРТ) и позитронно-эмиссионную томографию (ПЭТ)), продвинутую нейровизуализацию. -визуализация ( e.g., фМРТ в реальном времени и интерфейс мозг-компьютер) и нейробиоуправление [ 31 ].

Исследования ЭЭГ . Гипнотические состояния и гипнотические реакции (включая гипнотическую анальгезию) часто сопровождаются увеличением мощности тета-диапазона и изменениями гамма-активности [-14-, -33-]. Считается, что эти колебания играют решающую роль как в записи, так и в воспроизведении декларативной памяти и эмоциональных лимбических цепей и, возможно, являются механистической связью между тета (и, возможно, гамма) колебаниями и гипнозом.Тета-осцилляции, сопровождающие изменения гамма-активности, могут лежать в основе и облегчать определенные гипнотические реакции. Эти результаты, по-видимому, имеют важное значение для понимания эффектов гипноза, а также для усиления реакции на гипнотическое лечение [, 33, ].

В дополнение к своему вкладу в подтверждение и определение состояния транса нейробиология позволила провести различие между измененными состояниями сознания и обычными состояниями сознания.Биспектральный электроэнцефалографический анализ, сложная и сложная версия спектрального анализа, доказал свою эффективность в различении бодрствующих и находящихся в трансе субъектов на основе биспектрального (БИС) индекса [ 28 ].

Нейровизуализационные исследования . Несколько исследований, включающих нейровизуализацию (фМРТ и ПЭТ) [ 28 , 34 , 35 , 36 , 37 , 38 , 39, способствовали созданию карты регионов 6] (ROI) в мозгу во время «нейтрального» или «по умолчанию» гипноза (т.д., гипноз при отсутствии какого-либо конкретного внушения), включая затылочную кору (часть мозга, участвующая в обработке визуализации, которая имеет решающее значение для индукции и переживания гипноза), таламус, переднюю поясную кору (ППК), нижняя теменная кора, предклинье (часть мозга, которая обычно обеспечивает образы и самосознание) [ 36 ] и дорсолатеральная префронтальная кора. Возможно, вскоре исследователи смогут набросать «нейросигнатуру» (функциональную нейроанатомию) гипноза.Более того, результаты некоторых нейровизуализационных исследований указывают на потенциальную анатомическую (морфологическую и объемную) основу гипнабельности, связывающую изменения рострума мозолистого тела с различиями в процессах внимания и торможения [, 40, ].

4. Механизмы, лежащие в основе гипнотической аналгезии

Гипнотическая анальгезия представляет собой важную парадигму того, каким образом нейрофизиологические и нейропсихологические исследования внесли решающий вклад в лучшее понимание механизмов, лежащих в основе многомерного контроля боли в трансе.Учитывая сложную многомерную природу переживания боли, вполне вероятно, что гипнотическая анальгезия включает несколько механизмов модуляции боли.

Имеются убедительные доказательства, предполагающие более широкую концептуальную схему, постулирующую, что динамически распределенная обработка в крупномасштабных сетях, возможно, работающая параллельно, может интегрироваться и вызывать модуляцию на разных нейронных уровнях и в разных местах болевого ощущения.

Совокупность всех данных свидетельствует о том, что одновременная активация этой сети центральных и периферических нервных структур может составлять «нейросигнатуру» гипнотической модуляции боли.

Исследования нейрофизиологических механизмов, лежащих в основе гипнотической анальгезии, сосредоточены главным образом на периферических и спинальных механизмах ноцицепции. Однако активация этих механизмов не является ни необходимой, ни достаточной для возникновения ощущения боли [, 41, ]. Боль воспринимается, когда задействованы сложные интегрированные корковые и подкорковые (супраспинальные) системы, с наличием или отсутствием ноцицепции, и можно облегчить боль, отключив или прервав работу этих систем.Как следствие, основным механизмом, лежащим в основе облегчения боли с помощью гипноза, является механизм «сверху вниз», а не «снизу вверх» [, 34, ].

Хотя сообщалось, что ряд супраспинальных участков участвует в восприятии боли, наиболее устойчивыми областями, идентифицированными в различных визуализирующих исследованиях, являются таламус, первичная и вторичная соматосенсорная кора (S1 и S2), передняя поясная кора, островок и префронтальная кора [ 41 , 42 ].

4.1 Супраспинальный М механизмы
9

Исследования ЭЭГ-ВП . Доказательства того, что различия в уровнях внимания могут объяснять гипнотическую глубину и индивидуальные различия в гипнабельности, были получены с помощью традиционных ритмов ЭЭГ, потенциалов, связанных с событиями, а также 40 Гц и гамма-активности ЭЭГ [ 18 , 28 , 33 ]. .Изменение восприятия стимула может быть вторичным эффектом по отношению к распределению ресурсов внимания.

Растет число исследований, демонстрирующих, что величина различных паттернов мозговых колебаний связана с реакцией на гипнотические наведения и внушения [ 33 ]. Также было продемонстрировано, что гипноз больше связан с тета-колебаниями, в то время как гипнотическое реагирование связано с изменениями паттернов гамма-колебаний (с возможным увеличением, уменьшением или изменением времени гамма-колебаний) в зависимости от несколько факторов, включая предоставленные предложения [ 33 ].

Эксперименты с лазерным вызванным потенциалом (LEP) показали, что гипноз может значительно уменьшить боль и амплитуду комплекса LEP N2-P2 по сравнению с контрольным состоянием [ 43 ]. Эти данные подтверждают гипотезу о том, что гипноз ингибирует афферентную ноцицептивную передачу; физиологический механизм, лежащий в основе гипноза, может включать влияние подкорковых воротных процессов на корковую активацию, которая лежит в основе сниженного субъективного восприятия боли и модуляции LEP, о которой сообщают субъекты под гипнозом.

Valentini et al. [ 44 ] изучали, может ли гипнотическое внушение сенсорной и аффективной гипоалгезии (состояние упадка) или гипералгезии (состояние поднятия) по-разному влиять на субъективные оценки индуцированной лазером боли и связанной с ноцицепцией активности мозга в высоких дозах. и низкие гипнотически-внушаемые личности. Авторы наблюдали значительную гипнотическую модуляцию интенсивности боли и неприятных ощущений у пациентов с высокой внушаемостью и модуляцию P2 в состояниях вверх и вниз, предполагая модулирующий эффект сверху вниз как на вызванные, так и на индуцированные корковые реакции мозга, вызванные селективными ноцицептивными лазерными воздействиями.Эти исследования представили доказательства в пользу более высокой эффективности гипнотической анальгезии у сильно гипнабельных субъектов при экспериментальной боли, указывая на то, что «высокогипнабельные» могут обладать повышенной способностью к сосредоточенному вниманию (или невниманию) к информации и активности, контролируемой тем, о чем идет речь. как болевая матрица мозговых зон. Уменьшение комплекса N2-P2 при гипнотической индукции могло быть результатом модуляции активности матрицы боли, особенно активности АСС (области мозга, играющей основную роль в формировании вертексного комплекса).

В совокупности эти исследования показывают, что клинический гипноз может играть ключевую роль в максимизации как поведенческих, так и нейрофизиологических реакций, поскольку гипноз представляет собой когнитивный феномен, влияющий на центральную ноцицептивную обработку. Кроме того, эти исследования подтверждают большую когнитивную гибкость (90 502, т. е. 90 503, субъективную способность переходить из одного «состояния» в другое) высокогипнабельных по сравнению с низкогипнабельными [ 28 ].

Нейровизуализационные исследования .Методы нейровизуализации внесли решающий вклад в выявление предполагаемых механизмов когнитивной модуляции боли, включая гипнотическую анальгезию. В первом исследовании с использованием ОФЭКТ De Benedittis & Longostrevi [ 45 ] наблюдали значительное снижение регионального мозгового кровотока (rCBF) в первичной сенсомоторной коре (S1) во время внушения гипнотической анальгезии только у сильно гипнабельных субъектов, что было возможно, связано с избирательным нейронным торможением.

Поворотным моментом в области нейровизуализационных исследований гипнотической анальгезии стало основное исследование, проведенное с использованием ПЭТ канадской командой под руководством Пьера Рейнвилля. Первое из этих исследований [ 46 ] продемонстрировало, что гипнотическое манипулирование степенью негативного аффективного резонанса (неприятности), вызванного ноцицептивной стимуляцией в группе добровольцев, одновременно вызывало соответствующие изменения в активности структур головного мозга (такие как усиление /снижение активации передней поясной коры, ППК), участвующей в кодировании мотивационно-аффективного компонента боли.В активности первичной сенсомоторной коры (S1), которая участвует в обработке сенсорно-дискриминационного компонента ноцицептивного стимула, изменений не наблюдалось. Чрезвычайная избирательность гипнотического внушения для дифференцированного манипулирования двумя основными компонентами болезненного переживания была задокументирована в новаторском исследовании, в котором сообщалось о заметной линейной корреляции между интенсивностью негативного аффективного резонанса, предполагаемого в гипнозе, и уровнем активации ППК. .За исследованием последовали другие исследования той же группы, а также бельгийских исследователей [ 38 , 47 ], которые подтвердили и расширили результаты вышеупомянутого исследования, предполагая, что способность гипноза дифференцированно модулировать различные аспекты восприятия боли не являются ригидными, структурными и однонаправленными, а скорее динамичными и зависят от структуры и формулировки гипнотических внушений.

Визуализирующие исследования головного мозга также выявили повышенную активность в нескольких областях префронтальной коры и ствола головного мозга во время гипнотической анальгезии [, 38, , , 48, ].Кроме того, повышенная связь между ACC и мезэнцефалоном наблюдалась в периакведуктальной серой (PAG) области [ 49 ]. Эта активация согласовывалась с предполагаемой активацией нисходящих путей, участвующих в регуляции боли.

В исследовании фМРТ болевая стимуляция в нормальном состоянии тревоги приводила к активации головного мозга в сети, охватывающей корковые и подкорковые области мозга (т. полосатое тело и ствол мозга, а также так называемую матрицу боли), в то время как те же стимулы, воспринимаемые под гипнозом, не вызывали какой-либо церебральной активации [ 30 ].

Обзор функциональных нейровизуализационных исследований восприятия боли во время гипноза [, 35, , , 50, ] показал, что вызванные гипнозом изменения в восприятии боли связаны с функциональными изменениями в нескольких ROI, включая поясную извилину (в основном ACC), а также как префронтальная, островковая и прегенуальная кора, таламус и полосатое тело. ACC, по-видимому, является ключевой целью в процессе уменьшения восприятия боли, независимо от применяемого ноцицептивного стимула, подчеркивая критическую роль ACC в вызванных гипнозом модификациях сенсорных, аффективных, поведенческих и когнитивных аспектов ноцицепции.

Согласно теориям гипноза, одной из характеристик гипнотических процедур является торможение афферентной ноцицептивной передачи. Это торможение можно объяснить резким снижением активности таламуса под гипнозом [ 49 ]. Было также показано, что таламус коррелирует с порогом восприятия боли, в то время как активация средней линии (т. е. задней поясной коры) коррелирует с интенсивностью стимуляции, а ACC — с неприятностью стимуляции [-30].

Становится все более очевидным, что гипноз способен эффективно модулировать не только мотивационно-аффективный компонент боли, но и сенсорно-дискриминационный (который в дальнейшем напрямую связан с интенсивностью ноцицептивной стимуляции), хотя и в меньшей степени. . Эти результаты подтверждают большую когнитивно-перцептивную гибкость, опосредованную трансом, и, безусловно, окажут значительное влияние в клиническом контексте. Гипнотическая модуляция интенсивности боли вызывает изменения связанной с болью активности в основном в первичной соматосенсорной коре (S1), в то время как модуляция неприятности боли вызывает изменения в основном в передней поясной коре (ACC), причем, возможно, в передней (средней) поясной коре. модуляция как сенсорных, так и аффективных компонентов боли [ 38 , 51 ].

4.2 Спинной М механизмы

Гипнотическая анальгезия также может зависеть от активации нисходящей тормозной системы, которая специфически модулирует спинальную передачу ноцицептивного сигнала [ 52 ]. Участие этих систем во время гипнотических внушений об обезболивании было продемонстрировано в нескольких электрофизиологических исследованиях, в которых сообщалось, что гипноз приводит к значительному снижению амплитуды ноцицептивного сгибательного рефлекса (R-III), который, как полагают, линейно коррелирует с интенсивностью воспринимаемой боли [ 53 , 54 ], и эффект был пропорционален степени гипнотической внушаемости.Данные об этих механизмах ограничены, за исключением модификации синаптической передачи в спинномозговых рефлекторных путях нисходящими сигналами из головного мозга, что считается важным фактором [, 18, , , 41, , , 55]. ].

4.3 Вегетативные и периферические механизмы

Появляется все больше свидетельств того, что в дополнение к спинальным и супраспинальным механизмам гипноз также модулирует активность вегетативной нервной системы (ВНС) и, возможно, периферической нервной системы (ПНС).Симпато-вагальное взаимодействие ВНС во время транса было впервые исследовано De Benedittis et al. [ 56 ] посредством спектрального анализа сигнала вариабельности сердечного ритма (интервал RR). Авторы продемонстрировали, что гипноз модулирует интервал RR, сдвигая баланс симпатовагусного взаимодействия в сторону увеличения парасимпатического выброса, сопровождающегося снижением симпатического тонуса. Эффект положительно коррелировал с гипнотической восприимчивостью.

Также было продемонстрировано [ 57 ], что болевой порог тепла, оцениваемый с помощью тепловых раздражителей, значительно повышается во время гипноза, предполагая, что гипноз может подавлять приток нейронов от стимуляции А-дельта и С-волокон. В недавнем исследовании [ 58 ] оценивалось, может ли фокальная перчаточная гипнотическая анестезия рук вызывать температурные изменения в области гипнотической защиты. Наблюдалась статистически значимая разница в изменении температуры, вызванном обезболивающей перчаткой, в кисти, запястье и дистальном отделе предплечья на стороне перчаток по сравнению с проксимальным отделом предплечья и контрольной стороной.Анальгезия гипнотической перчаткой обеспечивала значительные изменения температуры кожи в пределах защищаемых зон.

Таким образом, текущие данные убедительно подтверждают существование множественных иерархических систем контроля боли во время гипнотических внушений об обезболивании на разных уровнях и участках нервной системы [ 18 , 23 ]. На периферическом уровне гипноз может модулировать ноцицептивный вход, подавляя стимуляцию дельта- и С-волокон и уменьшая симпатическое возбуждение, что имеет значение для индукции и поддержания определенных состояний хронической боли.На уровне позвоночника гипноз, вероятно, активирует нисходящие тормозные системы, уменьшая ноцицептивный рефлекс R-III, параллельно с уменьшением боли, о котором сообщают сами пациенты. На супраспинальном корковом уровне нейровизуализационные и электрофизиологические исследования продемонстрировали способность гипнотических внушений обезболивания прямо и избирательно модулировать как сенсорные, так и аффективные аспекты восприятия боли (последние демонстрируют более значительное снижение по сравнению с болью). Кроме того, сильно гипнабельные субъекты обладают более сильными способностями к фильтрации внимания по сравнению с слабогипнабельными субъектами, и эта большая когнитивная гибкость может привести к лучшему сосредоточению и отвлечению внимания от ноцицептивного стимула, а также к лучшему игнорированию нерелевантных стимулов в окружающей среде.

Нейропсихологические механизмы, лежащие в основе гипнотической анальгезии, возможно, разнообразны и включают факторы, связанные с реинтерпретацией значений, связанных с болью, а также факторы, связанные со снижением интенсивности боли; последнее может быть результатом либо диссоциативных механизмов, либо механизмов, связанных с фокусировкой на альтернативных или редуцированных ощущениях. Некоторые факторы, в свою очередь, сопровождаются модуляцией на корковых уровнях, как, например, в случае модуляции активности внутри АКК, а не в S1-коре при переинтерпретации значений.Другие факторы относятся к эндогенным схемам, которые нисходят на уровни ствола головного мозга и спинного мозга, ингибируя ноцицептивную передачу в клетках происхождения восходящих путей и модулируя двигательные и вегетативные реакции [, 59, ].

В совокупности эти данные подтверждают мнение о том, что когнитивная (гипнотическая) модуляция боли вызывает драматические изменения в кортикальной матрице боли [ 18 , 23 ]. Эта сложная сеть может представлять собой «нейросигнатуру» гипнотической модуляции боли (De Benedittis, 2003) [ 18 ].Однако гипноз не является панацеей и вряд ли может служить самостоятельной терапией при лечении различных хронических болевых синдромов, в том числе воспалительной и невропатической боли. Учитывая многофакторный характер хронической боли, мультимодальный подход, который включает гипноз, а также фармакотерапию (например, НПВП, трициклические антидепрессанты и противоэпилептические препараты), часто является предпочтительным и наиболее подходящим методом лечения боли [, 22, , ]. 23 ].

4.4 Гипноз модулирует эмпатию к боли

Реакция мозга на боль, испытываемую вами, по сравнению с болью, наблюдаемой у других людей, указывает на последовательное перекрытие в сети обработки боли, особенно в передней части островка, тем самым подтверждая мнение о том, что эмпатия к боли частично зависит от нейронных процессов, задействованных в самоноцицепции [ 60 ].

Недавнее исследование показало, что индуцирование обезболивания с помощью гипноза приводит к снижению реакции как на собственное, так и на косвенное переживание боли [ 60 ].Активация правой передней доли и миндалевидного тела была заметно снижена, когда участники получали болезненные термические стимулы после гипнотической анальгезии на своей руке, а также когда они рассматривали изображения чужих рук, страдающих от боли. Гипнотическая модуляция болевых реакций была связана с дифференциальным включением правых префронтальных областей, участвующих в избирательном внимании и тормозном контроле. Эти результаты подтвердили идею о том, что самоноцицепция возникает во время эмпатии к боли, и продемонстрировали потенциал использования гипнотических процедур для модуляции эмоциональных и социальных процессов более высокого уровня [, 60, ].

5. Выводы

Одним из древнейших медицинских применений гипноза было обезболивание, эффективность которого хотя и известна уже довольно давно, но совсем недавно получила неоспоримое подтверждение на уровне доказательной медицины. Появляется все больше данных, свидетельствующих о том, что гипноз может быть эффективен для подавления болевых ощущений как при острой, так и при хронической боли. Гипнотическая анальгезия представляет собой важную парадигму того, каким образом нейрофизиологические и нейропсихологические исследования внесли решающий вклад в лучшее понимание механизмов, лежащих в основе многомерного контроля боли в состоянии транса.

Недавние исследования гипнотической анальгезии довольно конвергентны и решительно поддерживают множественные иерархические системы контроля боли во время гипнотических внушений анальгезии на разных уровнях и участках нервной системы, тем самым обеспечивая когнитивную модуляцию матрицы боли.

Вклад авторов

GDB написал рукопись и рассмотрел окончательный вариант рукописи.

Конкурирующие интересы

Автор заявил об отсутствии конкурирующих интересов.

 

Каталожные номера
  1. Богдук Н., Мерски Х. Классификация хронической боли: Описание синдромов хронической боли и определения терминов боли. 2-е изд. Сиэтл: IASP Press; 1994. с. 212.
  2. Де Боно ди-джей, Хоексема Л.Дж., Хоббс Р.Д.Уход за пациентами с хронической болью: жемчужины и ловушки. J Am остеопат доц. 2013; 113: 620-627. дои: 10.7556/jaoa.2013.023. PMID 23918913 [CrossRef]
  3. Breivik H, Borcgrevink PC, Allen SM, Rosseland LA, Romundstad L, Breivik Hals EK, et al. Оценка боли. Бр Джей Анаст. 2008 г.; 101: 17-24. doi:10.1093/bja/aen103. PMID 18487245. [Перекрестная ссылка]
  4. Триде Р.Д., Риф В., Барке А., Азиз К., Беннетт М.И., Бенолиэль Р. и соавт.Хроническая боль как симптом или заболевание: Классификация хронической боли IASP для Международной классификации болезней (МКБ-11). Боль. 2019; 160: 19-27. doi: 10.1097/j.pain.0000000000001384 [CrossRef]
  5. Корделл В.Х., Кин К.К., Джайлз Б.К., Джонс Дж.Б., Джонс Дж.Х., Бризендин Э.Дж. Высокая распространенность болевого синдрома при оказании неотложной медицинской помощи. Am J Emerg Med. 2002 г.; 20: 165-169.doi:10.1053/ajem.2002.32643 [CrossRef]
  6. Hasselström J, Liu-Palmgren J, Rasjö-Wråak G. Распространенность боли в общей практике. Евр Джей Пейн. 2002 г.; 6: 375-385. doi: 10.1016/S1090-3801(02)00025-3 [Перекрестная ссылка]
  7. Харстолл С., Оспина М. Насколько распространена хроническая боль? Клинические обновления боли.2003 г.; 11: 1-4.
  8. Цанг А., Фон Корф М., Ли С., Алонсо Дж., Карам Э., Ангермейер М.С. и др. Общие состояния хронической боли в развитых и развивающихся странах: гендерные и возрастные различия и коморбидность с депрессивно-тревожными расстройствами. Джей Пейн. 2008 г.; 9: 883-891. [Перекрестная ссылка]
  9. Jensen TS, Baron R, Haanpää M, Kalso E, Loeser JD, Rice AS, et al.Новое определение нейропатической боли. Боль. 2011 г.; 152: 2204-2205. doi: 10.1016/j. боль.2011.06.017. [Перекрестная ссылка]
  10. Де Бенедиттис Г. Il dolore neuropatico (невропатическая боль) в книге «Боника по лечению боли». 3-е изд. А. Дельфино Изд. Рим; Италия; 2002. С. 5-6.
  11. Хеншке Н., Кампер С.Дж., Махер К.Г.Эпидемиология и экономические последствия боли. Мэйо Клин Proc. 2015 г.; 90: 139-147. [Перекрестная ссылка]
  12. Долман Л.Э., Уорфилд, Калифорния. Лечение боли в развивающихся странах. Американское общество анестезиологов. 2012 г.; 76:6, 18-20.
  13. Международная ассоциация изучения боли (IASP).Делегаты Международного саммита по проблеме боли Международной ассоциации изучения боли. 2010.
  14. Дженсен М.П., ​​Адачи Т., Томе-Пирес С., Ли Дж., Джамиль Осман В., Миро Дж. Механизмы гипноза: на пути к развитию биопсихосоциальной модели. Int J Clin Exp Hypn. 2015 г.; 63: 34–75, http://dx.doi.org.pros.lib.unimi.it/10.1080/00207144.2014.961875. [Перекрестная ссылка]
  15. Мур Р.А., Виффен П.Дж., Дерри С., Магуайр Т., Рой Ю.М., Тиррелл Л.Безрецептурные (OTC) пероральные анальгетики при острой боли — обзор Кокрановских обзоров. Кокрановская система базы данных, ред. 2015 г.; 11: CD010794. doi: 10.1002/14651858.CD010794.pub2. [Перекрестная ссылка]
  16. Шиптон Э.А., Шиптон Э.Э., Шиптон А.Дж. Обзор опиоидной эпидемии: что нам с этим делать? Боль Тер. 2018; 7: 23-36. doi: 10.1007/s40122-018-0096-7. [Перекрестная ссылка]
  17. Айзенберг Д.М., Фавис Р.Б., Эттнер С.Л. и соавт.Тенденции альтернативной медицины в США, 1990-1997 гг. Результаты повторного национального исследования. ДЖАМА. 1998 год; 279: 1569-1575. [Перекрестная ссылка]
  18. Де Бенедиттис Г. Понимание многомерных механизмов гипнотической анальгезии. Контемп Гипн. 2003 г.; 20: 59-80. [Перекрестная ссылка]
  19. Хаузер В., Хагл М., Шмирер А., Хансен Э.Безопасность, эффективность и применение медицинского гипноза. Dtsch Arztebl Int. 2016; 113: 289-296.
  20. Дженсен М.П., ​​Паттерсон Д.Р. Гипнотические подходы к лечению хронической боли: Клинические последствия результатов недавних исследований. Я психол. 2014; 69: 167-177. [Перекрестная ссылка]
  21. Столб Б.Л., Молтон И.Р., Дженсен М.П., ​​Паттерсон Д.Р.Эффективность гипнотической анальгезии у взрослых. Обзор литературы. Контемп Гипн. 2009 г.; 26: 24-39. [Перекрестная ссылка]
  22. Де Бенедиттис Г., Маммини С., Раго Н. Синяя книга: La guida all’ipnosi, основанная на доказательствах. Монография, Ф. Анджели, Милан; 2018. С. 1-262.
  23. де Бенедитис Г.Гипноз и фибромиалгия, в «Справочнике по медицинскому и психологическому гипнозу». Издательская компания Springer, Нью-Йорк; 2016. С. 235-244. [Перекрестная ссылка]
  24. Палссон ОС. Лечение гипнозом желудочно-кишечных расстройств: всесторонний обзор эмпирических данных. Am J Clin Hypn. 2015 г.; 58: 134-58 [Перекрестная ссылка]
  25. Jensen MP, Barber J, Hanley MA, Engel JM, Romano JM, Cardenas DD, et al.Отдаленные результаты гипнотико-анальгетического лечения хронической боли у лиц с ограниченными возможностями. Int J Clin Exp Hypn. 2008 г.; 56: 156-169. дои: 10.1080/00207140701849486. [Перекрестная ссылка]
  26. Робертс Л., Уилсон С., Сингх С., Роалф А., Гринфилд С. Направленная на кишечник гипнотерапия при синдроме раздраженного кишечника: пилотное рандомизированное контролируемое исследование на основе первичной медико-санитарной помощи. Br J Gen Pract. 2006 г.; 56: 115-121.
  27. Элкинс Г. Р., Барабаш А. Ф., Совет Дж. Р., Шпигель Д. Продвижение исследований и практики: пересмотренное определение гипноза в разделе 30 APA. Int J Clin Exp Hypn. 2015 г.; 63: 1-9. [Перекрестная ссылка]
  28. Де Бенедиттис Г. Нейронные механизмы гипноза и медитации.J Физиология. 2015 г.; 109: 152-164. doi: http://dx.doi.org/10.1016/j.jphysparis.2015.11.001. [Перекрестная ссылка]
  29. Карденья Э., Йонссон П., Терхун Д.Б., Маркуссон-Клаверц Д. Нейрофеноменология нейтрального гипноза. кора. 2013; 49: 375-385. doi: 10.1016/j.cortex.2012.04.001. [Перекрестная ссылка]
  30. Vanhaudenhuyse A, Laureys S, Faymonville ME.Нейрофизиология гипноза. Нейрофизиол клин. 2014; 44: 343-353. doi: 10.1016/j.neucli.2013.09.006. [Перекрестная ссылка]
  31. Де Бенедиттис Г. Гипнотический мозг: связь нейронауки с психотерапией. Contemp Hypn Integr Ther. 2012 г.; 29: 103-115.
  32. Лифшиц М, Раз А.Нейрофизиология гипноза в «Справочнике по медицинскому и психологическому гипнозу». Издательская компания Springer, Нью-Йорк; 2016. С. 19-28.
  33. Дженсен М.П., ​​Адачи Т., Хакимян С. Мозговые колебания, гипноз и гипнабельность. Am J Clin Hypn. 2015 г.; 57: 230-253. дои: 10.1080/00029157.2015.985573. [Перекрестная ссылка]
  34. Ландри М., Лифшиц М., Раз А.Мозговые корреляты гипноза. Систематический обзор и метааналитическое исследование. Neurosci Biobehav Rev. 2017; 81: 75-98. doi: 10.1016/j.neubiorev.2017.02.020. [Перекрестная ссылка]
  35. Дель Казале А., Ферракути С., Рапинези С., Серата Д., Сани Г., Савоха В. и др. Нейропознание под гипнозом. Результаты недавних исследований функциональной нейровизуализации. Int J Clin Exp Гипноз. 2012 г.; 60: 286-317.[Перекрестная ссылка]
  36. Cojan Y, Waber L, Schwartz S, Rossier L, Forster A, Veuilleumier P. Мозг под самоконтролем: модуляция тормозных корковых сетей во время гипнотического паралича. Нейрон. 2009 г.; 62: 862-875. [Перекрестная ссылка]
  37. Рейнвилл П., Хофбауэр Р.К., Бушнелл М.С., Дункан Г.Х., Прайс ДД.Гипноз модулирует активность структур мозга, участвующих в регуляции сознания. J Cogn Neurosci. 2002 г.; 14: 887-901. [Перекрестная ссылка]
  38. Faymonville ME, Laureys S, Degueldre C, DelFiore G, Luxen A, Franck G, et al. Нейронные механизмы антиноцицептивного действия гипноза. Анестезиология. 2000 г.; 92: 1257-1267. [Перекрестная ссылка]
  39. Маке П.Функциональная нейроанатомия гипнотического состояния. Биол психиатрия. 1999 г.; 45: 327-333. [Перекрестная ссылка]
  40. Хортон Дж. Э., Кроуфорд Х. Дж., Харрингтон Дж., Даунс Дж. Х. III. Увеличение размера переднего мозолистого тела положительно связано с гипнабельностью и способностью контролировать боль. Мозг. 2004 г.; 127: 1741-1747. [Перекрестная ссылка]
  41. Дженсен депутат.Нейрофизиология восприятия боли и гипнотическая анальгезия: последствия для клинической практики. Am J Clin Hypn. 2008 г.; 51: 123-148. [Перекрестная ссылка]
  42. Апкарян А.В., Бушнелл М.С., Триде Р.Д., Зубиета Дж.К. Механизмы человеческого мозга восприятия и регуляции боли в норме и болезни. Евр Джей Пейн. 2005 г.; 9: 463-484. [Перекрестная ссылка]
  43. Squintani G, Brugnoli MP, Pasin E, Segatti A, Concon E, Polati E, et al.Изменения вызванных лазером потенциалов во время гипнотической анальгезии при хронической боли: экспериментальное исследование. Энн Паллиат Мед. 2017; 7: 7-16. doi: 10.21037/apm.2017.10.04. [Перекрестная ссылка]
  44. Валентини Э., Бетти В., Ху Л., Аглиоти С.М. Гипнотическая модуляция восприятия боли и активности мозга, вызванная ноцицептивными лазерными стимулами. кора. 2013; 49: 446-462. doi: 10.1016/j.cortex.2012.02.005.Epub 2012 Feb 22. [CrossRef]
  45. Де Бенедиттис Г., Лонгостреви Г.Р. Изменения мозгового кровотока в гипнозе: исследование однофотонной эмиссионной компьютерной томографии (ОФЭКТ). Документ представлен на Четвертом Международном Конгрессе Психофизиологии. Прага, Чехословакия; 1988. [Перекрестная ссылка]
  46. Рейнвилл П., Дункан Г.Х., Прайс Д.Д., Перевозчик Б., Бушнелл М.С.Болевой аффект закодирован в передней части поясной извилины человека, но не в соматосенсорной коре. Наука. 1997 год; 277: 968-971. [Перекрестная ссылка]
  47. Хофбауэр Р.К., Рейнвилл П., Дункан Г.Х., Бушнелл М.К. Корковое представление сенсорного измерения боли. J Нейрофизиол. 2001 г.; 86: 402-411. [Перекрестная ссылка]
  48. Рейнвилл П., Хофбауэр Р.К., Паус Т., Дункан Г.Х., Бушнелл М.К., Прайс ДД.Церебральные механизмы гипнотического наведения и внушения. J Cogn Neurosci. 1999 г.; 11: 110-125. [Перекрестная ссылка]
  49. Faymonville ME, Roediger L, Del Fiore G, Delgueldre C, Phillips C, Lamy M, et al. Повышение мозговой функциональной связи, лежащее в основе антиноцицептивных эффектов гипноза. Мозг Res Cogn Brain Res. 2003 г.; 17: 255-262. [Перекрестная ссылка]
  50. Дель Казале А., Ферракути С., Рапинези С., Де Росси П., Анджелетти Г., Сани Г. и др.Гипноз и восприятие боли: метаанализ оценки вероятности активации (ALE) исследований функциональной нейровизуализации. Физиол Париж. 2016; 109: 165-172. doi: 10.1016/j.jphysparis.2016.01.001. [Перекрестная ссылка]
  51. Пейрон Р., Рейнвилл П., Петрович П. Когнитивная модуляция корковых реакций на боль. Абстрактный. 10-й Всемирный конгресс по боли, Сан-Диего, Калифорния. Сиэтл, Вашингтон: IASP Press; 2002.
  52. Сандрини Г., Миланов И., Малагути С., Нигрелли М.П., ​​Молья А., Наппи Г. Влияние гипноза на диффузный вредный тормозной контроль. Физиол Бехави. 2000 г.; 69: 295-300. [Перекрестная ссылка]
  53. Данцигер Н., Фурнье Э., Буассира Д., Мишо Д., Де Брокер Т., Сантарканджело Э. и др.Во время гипнотической анальгезии могут действовать различные стратегии модуляции: нейрофизиологическое исследование. Боль. 1998 год; 75: 85-92. [Перекрестная ссылка]
  54. Кирнан Б.Д., Дейн Дж.Р., Филлипс Л.Х., Прайс Д.Д. Гипнотическая анальгезия снижает ноцицептивный рефлекс R-III: дополнительные доказательства многофакторной природы гипнотической анальгезии. Боль. 1995 год; 60: 39-47. [Перекрестная ссылка]
  55. Пирсон К.Г., Гордон Дж.Э.«35 — Спинномозговые рефлексы». Принципы нейронауки. 5-е изд. США: Макгроу-Хилл; 2013.
  56. De Benedittis G, Cigada M, Bianchi A, Signorini MG, Cerutti S. Вегетативные изменения во время гипноза: анализ спектра мощности вариабельности сердечного ритма как маркер симпато-вагального баланса. Стажер J Clin Experiment Hypn. 1994 год; 42: 141-153. [Перекрестная ссылка]
  57. Ланглад А., Жюссо С., Ламоньери Л., Маррет Э., Бонне Ф.Гипноз увеличивает обнаружение течки и болевые пороги у здоровых добровольцев. Reg Anesth Pain Med. 2002 г.; 27: 43-46. [Перекрестная ссылка]
  58. Paqueron X, Musellec H, Virot C, Boselli E. Анестезия с помощью гипнотических перчаток вызывает изменения температуры кожи у взрослых добровольцев: проспективное контролируемое пилотное исследование.

Отставить комментарий

Обязательные для заполнения поля отмечены*